Шпаликов стихи лучшее никогда не возвращайтесь


Пронзительное стихотворение Геннадия Шпаликова

Экология сознания: Вдохновение. Геннадий Шпаликов - советский сценарист, кинорежиссер и поэт, принадлежал к поколению тех, кто в детстве пережил войну, остался без отца. Когда Шпаликову исполнилось 25, его имя прогремело на всю страну.

Истина проста

Геннадий Шпаликов - советский сценарист, кинорежиссер и поэт, принадлежал к поколению тех, кто в детстве пережил войну, остался без отца. Когда Шпаликову исполнилось 25, его имя прогремело на всю страну - тогдашний студент ВГИКа придумал и предложил Георгию Данелия сценарий будущей картины "Я шагаю по Москве". Дальнейшую известность он получил  благодаря созданию сценариев для драмы Марлена Хуциева «Застава Ильича»

Личную жизнь Геннадия Шпаликова счастливой нельзя назвать даже с натяжкой и 37-летний Геннадий Шпаликов - бездомный, сильно пивший, тяжелобольной человек - покончил с собой. 

По несчастью или к счастью,
Истина проста:
Никогда не возвращайся
В прежние места.

Даже если пепелище
Выглядит вполне,
Не найти того, что ищем,
Ни тебе, ни мне.

Путешествие в обратно
Я бы запретил,

Я прошу тебя, как брата,
Душу не мути.

А не то рвану по следу -
Кто меня вернёт? -
И на валенках уеду
В сорок пятый год.

В сорок пятом угадаю,
Там, где — боже мой! -
Будет мама молодая
И отец живой.
опубликовано econet.ru

@ Геннадий Шпаликов (6 сентября 1937 — 1 ноября 1974)

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! © econet

econet.ru

про стих Геннадия Шпаликова - bestatyana — LiveJournal

По несчастью или к счастью,
Истина проста:
Никогда не возвращайся
В прежние места.

Даже если пепелище
Выглядит вполне,
Не найти того, что ищем,
Ни тебе, ни мне.

Путешествие в обратно
Я бы запретил,
Я прошу тебя, как брата,
Душу не мути.

А не то рвану по следу -
Кто меня вернет? -
И на валенках уеду
В сорок пятый год.

В сорок пятом угадаю,
Там, где - боже мой! -
Будет мама молодая
И отец живой
Да,туда можно возвращаться, но место уже не будет таким, каким было в детстве или в то время, когда там жили много лет назад. Так что прав Шпаликов в своем стихотворении. Не получится вернуться именно туда, откуда уехал. Приедешь все равно в другое место, которое тебе чем-то напомнит то, которое ты покинул. (Простите, если неправильно вспомнила поэта. Он не столько был поэтом, сколько драматургом, сценаристом, а потом почти бездомным, и ушел из жизни, как все, кто очень быстро прожил-прогорел свою жизнь - в 37 -роковое для гениев число)
Да, проверила, это точно Геннадий Шпаликов. О нем на нашем русском радио Ландберг делал большую передачу, где я и услышала эти строчки "по несчастью или к счастью..." А длма нашла их и прочитала, что успела. О нем , его стихи "Я никогда не ездил на слоне,Имел в любви большие неудачи,Страна не пожалеет обо мне,Но обо мне товарищи заплачут. Очень тонкая натура, человек родившийся не в то время, с другим мышлением и восприятием мира, как в притче о воде, что я только что прочитала.
будет время, почитайте его тонко-философские весенние, добрые наблюдения за жизнью, которая его постоянно лупила наотмашь, чего он и не выдержал, имея такую ранимо-тонкую конституцию души.Валечка, спасибо за напоминание о нем, свободном поэте, ушедшем очень рано. Может в каком-то новом рожденном человеке красиво прорастет его душа и выдаст все, чем была богата.
Я к вам травою прорасту,
Попробую к вам дотянуться,
Как почка тянется к листу
Вся в ожидании проснуться.

Однажды утром зацвести,
Пока её никто не видит,
А уж на ней роса блестит
И сохнет, если солнце выйдет.

Оно восходит каждый раз
И согревает нашу землю,
И достигает ваших глаз,
А я ему уже не внемлю.

Не приоткроет мне оно
Опущенные тяжко веки,
И обо мне грустить смешно,
Как о реальном человеке.

А я - осенняя трава,
Летящие по ветру листья,
Но мысль об этом не нова,
Принадлежит к разряду истин.

Желанье вечное гнетёт,
Травой хотя бы сохраниться —
Она весною прорастёт
И к жизни присоединится.

"С меня при цифре 37 в момент слетает хмель.
Вот и сейчас - как холодом подуло:
Под эту цифру Пушкин подгадал себе дуэль
И Маяковский лег виском на дуло.
Задержимся на цифре 37! Коварен Бог -
Ребром вопрос поставил: или - или!
На этом рубеже легли и Байрон и Рембо,
А нынешние как-то проскочили", -
пел Владимир Высоцкий в 1971 году.

Не все проскочили - не все.
Шпаликов пробежал по жизни, как мальчишка по весенним лужам,
оставив после себя свои сценарии, стихи и песни, как чистый звон радужных капель, так и не перевалив за цифру 37. Замерев на века.
началось все с того, что я люблю слушать радио, когда еду куда-то. Тут никто никуда не ходит, тут только ездят. Была передача про Геннадия Шпаликова, ушедшего из жизни по своей воле в 37. Как все таланты. Или сердце не выдерживает и лопает как струна, или нервы не выдерживают и человека не стает.
На ходу нацарапала строчку его стихов и позже нашла - зачиталась. А тут можно и послушать .
http://www.youtube.com/watch?v=F0qH524NmNU
"Никогда ничего не вернуть,
Как на солнце не вытравить пятна.
И, в обратный отправившись путь,
Никогда не вернешься обратно.
Эта истина очень проста.
И она, точно смерть, непреложна.
Можно в те же вернуться места,
Но вернуться назад невозможно"
а это стихи Новикова, они у меня  тоже когда-то были статусом на "Одноклассниках". Разные, но тема одна -грусть по тому, что ушло.
Одно воемя Шпаликов писал песни к фильмам.
Песня из фильма "Коллеги" считается студенческой, об авторе все забыли. О Шпаликове.
«Ах ты, палуба, палуба, / Ты меня раскачай, / Ты тоску мою, палуба, / — Расколи о причал».
На всю страну прошумела песня из кинофильма «Я шагаю по Москве». «Бывает все на свете хорошо, / В чем дело, сразу не поймешь...» Услыхав песню, скорее представляется Никита Михалков, но не сочинитель, оставшийся в тени. Написавший солнечно-звонкую, брызжущую радостью песню, без возраста, ставшую легендарной, вошедшую в анталогию сов.песни!
Шпаликов был и жил так же,как и другие, ходил по тем же улицам, но он — видел то, чего другие не замечали, точнее, — чему не придавали значения. Своей поэтической душой он видел и чувствовал то, на что другие не обращали внимания. Прогулка по Москве рождает стихи:
«Здесь когда-то Пушкин жил,
Пушкин с Вяземским дружил,
Горевал, лежал в постели,
Говорил, что он простыл...».
Шпаликов искал выход из сложившегося тупика:
«... Все было празднично и тихо
И в небесах, и на воде,
Я днем искал похожий выход
И не нашел его нигде».
А ниже слова Тодоровского, который никак не воспринимал безголосого Шпаликова.
"Поначалу я не особенно прислушивался к его стихам. А мелодии были у него одни и те же, непритязательные... Так что поначалу его в нашей компании и не воспринимали как какого-то серьезного барда, как, допустим, Булата. Казалось, ну да, пишет какие-то песенки, пишет для себя, а потом, когда я вчитался, когда вслушался, то понял, какой это серьезный замечательный поэт.
Я должен сказать, что, когда я вдруг набрел у него на эти строки -- «Рио-Рита», «Рио-Рита», вертится фокстрот, на площадке танцевальной сорок первый год», -- я просто задрожал, я понял, что мой фильм (я снимал «Военно-полевой роман») без этих слов в чем-то очень сильно потеряет или чего-то не найдет... Удивительно, что эта песня, легкая такая стилизация, вроде бы, в итоге стала не просто песней, стала частью драматургии нашего фильма. Я ее сам и исполнил. Мне иногда говорят: это ваша песня, такое ощущение, что эту песню написал Тодоровский. Самое поразительное -- Генке Шпаликову в сорок первом году было четыре года!.. Я не знаю, как он спустя много лет вспомнил этот летний день -- я-то помню это сумасшедшее время, как мы бегали по этим скверикам, садикам, с гитарами, дергали девчонок за косы, совершенно не чувствуя, что на нас наступают эти страшные четыре года войны... И этот четырехлетний мальчик запомнил и в этих строфах -- «городок провинциальный, летняя жара» -- точно описал эту атмосферу, эту беззаботность, эту безответственность, это непонимание того, что сейчас случится...
Прощай, Садовое кольцо!
Я опускаюсь, опускаюсь...
И на высокое крыльцо
Чужого дома поднимаюсь.
Чужие люди отворят
Чужие двери с недоверьем,
И мы отмерим, мы отметим
И каждый вздох и каждый взгляд.
Прощай, Садовое кольцо!
Пришла последняя минута.
Уже я дернул за кольцо
От запасного парашюта.
... И ничего не опасаясь,
Плыву в прожекторном дыму.
Я опускаюсь, опускаюсь
И опуститься не могу...
Прощай, Садовое кольцо!
Платок, накинутый на плечи...
Я вижу скорбное лицо,
Я слышу пламенные речи.
А мы ни в чем не виноваты,
Мы просто заглянули к вам...
Как те бездомные солдаты,
Что ищут крова по дворам.
Вот так, давно попрощавшись в стихах, он ушел в петлю 1 ноября 1974 года, самостоятельно остановив жизнь на цифре 37.
Людей теряют только раз,
А потерявши -- не находят.
А человек гостит у вас,
Прощается -- и в ночь уходит.
А если он уходит днем,
Он все равно от вас уходит.
Давай назад его вернем,
Пока он площадь переходит!
Давай сейчас его вернем,
Поговорим и стол накроем,
Весь дом вверх дном перевернем
И праздник для него устроим.
Его же никто не вернул. Бездомного.
***
"Не верю ни в бога, ни в черта,
Ни в благо, ни в сатану,
А верю я безотчетно
В нелепую эту страну.

Она чем нелепей, тем ближе,
Она - то ли совесть, то ль бред,
Но вижу, я вижу, я вижу
Как будто бы автопортрет".
Поколение, что родилось в войну, знало и видело всех , на теперешнее время, легендарных поэтов, бардов, просто замечательных людей, оставивших след в культуре огромной и мощной по потенциалу страны. Их зажимали, а они пели, творили -горели. Как-то читала или слушала воспоминания Губермана об одном из его друзей, на лекции которого студент сказал
-Ну что Вы все! -шестидесятники- шестидесятники, что от них проку было?
-А того проку, что вы сейчас можете быть вот такими молодыми и наглыми, можете безнаказанно говорить все, что захотели сказать. (за точность фраз не ручаюсь, но смысл именно такой. Что они были первопроходцами -возмутителями, что не захотели подчиняться давящей партийно-правительственной махине, и заплатили жизнями, благополучием семьи, карьерой, чтобы следующему поколению жилось проще.
Валечка, это тебе спасибо, что ты вспомнила о нем строчкой "по несчастью или к счастью..." В памяти столько всего хранится, надо только вытащить это на свет божий и растряхнув, выбив пыль, рассмотреть хорошенько. И вспомнилось же тебе как раз перед его днем сентябрьского рождения... Может он постучался оттуда в нашу память, пророс, чтобы мы - не знавшие его люди вспомнили-помянули?
Памятник Геннадию Шпаликову стоит у входа во ВГИК. Даже отлитый в бронзе он такой обаятельный,с душой нараспашку...
Судя по фотографиям, у него было красивое лицо -открытое и немного незащищенное. И как я в твоем статусе написала, мне кажется, что его, как многих детей-сирот войны недолюбили, недоласкали, его душа скукуёвжилась, так и не окрепнув. Поэтому он не выдержал и посчитал петлю своим спасением. Он же был отдан в суворовское училище, где были собраны после войны такие же дети-подранки. Его отчислили из-за ранения в ногу, что он получил на учениях. Много причин, что привели его к такому исходу. Жаль

bestatyana.livejournal.com

Геннадий Шпаликов. ПУТЕШЕСТВИЕ В ОБРАТНО

ГЕНОЧКА

Москва, июль печет в разгаре,
Жар, как рубашка к зданиям прилип.
Я у фонтана, на Тверском бульваре
Сижу под жидковатой тенью лип.

Девчонки рядом с малышом крикливым,
Малыш ревет, затаскан по рукам,
А девочки довольны и счастливы
Столь благодатной ролью юных мам.

И, вытирая слезы с мокрой рожи,
Дают ему игрушки и мячи:
«Ну, Геночка, ну перестань, хороший,
Одну минутку, милый, помолчи».

Ты помолчи, девчонки будут рады,
Им не узнать, что, радостью залит,
Твой тезка на скамейке рядом
С тобою, мальчуган, сидит.

И пусть давным-давно он не ребенок,
Но так приятно, нечего скрывать,
Что хоть тебя устами тех девчонок
Сумели милым, Геночкой назвать...

 

* * *

Бывает все на свете хорошо,-
В чем дело, сразу не поймешь,-
А просто летний дождь прошел,
Нормальный летний дождь.

Мелькнет в толпе знакомое лицо,
Веселые глаза,
А в них бежит Садовое кольцо,
А в них блестит Садовое кольцо,
И летняя гроза.

А я иду, шагаю по Москве,
И я пройти еще смогу
Соленый Тихий океан,
И тундру, и тайгу.

Над лодкой белый парус распущу,
Пока не знаю, с кем,
Но если я по дому загрущу,
Под снегом я фиалку отыщу
И вспомню о Москве.

 

* * *

(Песня из пьесы)

Лают бешено собаки
В затухающую даль,
Я пришел к вам в черном фраке,
Элегантный, как рояль.
Было холодно и мокро,
Жались тени по углам,
Проливали слезы стекла,
Как герои мелодрам.
Вы сидели на диване,
Походили на портрет.
Молча я сжимал в кармане
Леденящий пистолет.
Расположен книзу дулом
Сквозь карман он мог стрелять,
Я все думал, думал, думал -
Убивать, не убивать?
И от сырости осенней
Дрожи я сдержать не мог,
Вы упали на колени
У моих красивых ног.
Выстрел, дым, сверкнуло пламя,
Ничего уже не жаль.
Я лежал к дверям ногами -
Элегантный, как рояль.

 

* * *

На меня надвигается
По реке битый лед.
На реке навигация,
На реке пароход.

Пароход белый-беленький,
Дым над красной трубой.
Мы по палубе бегали -
Целовались с тобой.

Пахнет палуба клевером,
Хорошо, как в лесу.
И бумажка наклеена
У тебя на носу.

Ах ты, палуба, палуба,
Ты меня раскачай,
Ты печаль мою, палуба,
Расколи о причал.

 

* * *

Ах, утону я в Западной Двине
Или погибну как-нибудь иначе,-
Страна не пожалеет обо мне,
Но обо мне товарищи заплачут.

Они меня на кладбище снесут,
Простят долги и старые обиды.
Я отменяю воинский салют,
Не надо мне гражданской панихиды.

Не будет утром траурных газет,
Подписчики по мне не зарыдают,
Прости-прощай, Центральный Комитет,
Ах, гимна надо мною не сыграют.

Я никогда не ездил на слоне,
Имел в любви большие неудачи,
Страна не пожалеет обо мне,
Но обо мне товарищи заплачут.

 

* * *

Людей теряют только раз,
И след, теряя, не находят,
А человек гостит у вас,
Прощается и в ночь уходит.

А если он уходит днем,
Он все равно от вас уходит.
Давай сейчас его вернем,
Пока он площадь переходит.

Немедленно его вернем,
Поговорим и стол накроем,
Весь дом вверх дном перевернем
И праздник для него устроим.

 

ПО НЕСЧАСТЬЮ ИЛИ К СЧАСТЬЮ, ИСТИНА ПРОСТА...

По несчастью или к счастью,
Истина проста:
Никогда не возвращайся
В прежние места.

Даже если пепелище
Выглядит вполне,
Не найти того, что ищем,
Ни тебе, ни мне.

Путешествие в обратно
Я бы запретил,
Я прошу тебя, как брата,
Душу не мути.

А не то рвану по следу -
Кто меня вернет? —
И на валенках уеду
В сорок пятый год.                    

В сорок пятом угадаю,
Там, где — боже мой! —
Будет мама молодая
И отец живой.

 

РИО-РИТА, РИО-РИТА

Городок провинциальный,
Летняя жара,
На площадке танцевальной
Музыка с утра.

Рио–рита, рио–рита,
Вертится фокстрот,
На площадке танцевальной
Сорок первый год.

Ничего, что немцы в Польше,
Но сильна страна,
Через месяц — и не больше —
Кончится война.

Рио–рита, рио–рита,
Вертится фокстрот,
На площадке танцевальной
Сорок первый год.

_________________________________________

Об авторе: ГЕННАДИЙ ШПАЛИКОВ

(1937 — 1974). Советский поэт, кинорежиссёр, киносценарист.

Родился в семье военного инженера. В 1955 году окончил Киевское суворовское военное училище. С 1956 по 1961 год[1] учился во ВГИКе на сценарном факультете.

Стихи Геннадий Шпаликов начал писать в конце 1940-х годов. Первые стихи были опубликованы в 1955 году: 26 июня газета «Сталинское племя» напечатала «Два стихотворения», 1 ноября — подборку стихотворений под общим названием «Лирические стихи».
Первый сборник стихов был опубликован посмертно: «Избранное» (1979). Позднее также вышли и другие сборники, в том числе: «Я жил как жил» (1998), «Прощай, Садовое кольцо» (2000), «Пароход белый-беленький».
В последние годы жизни Геннадий Шпаликов работал над романом, завершить который не успел, хотя по дошедшим фрагментам можно ощутить масштабность авторского замысла. Похоронен в Москве на Ваганьковском кладбище.скачать dle 12.1

literratura.org

Не возвращайтесь никогда: general_dreamer — LiveJournal

Тема возвращения в свой старый город совсем не нова.

Помните, как писал Геннадий Шпаликов:

По несчастью или к счастью,
Истина проста:
Никогда не возвращайся
В прежние места.

Даже если пепелище
Выглядит вполне,
Не найти того, что ищем,
Ни тебе, ни мне.

Остались старые улицы, и автобусная остановка на старом месте, и даже запах города…;

Он совершенно такой же ! Но, пусто и одиноко. И родные улицы стали чужими.

Вдруг становится холодно и тоскливо. Ты ищешь то, чего уже давно нет.

Нет тех людей — они уехали, пропали, просто изменились до неузнаваемости.

Но и это не главное. Ты ищешь на этих улицах себя, свою молодость, свои детские мечты и надежды.
Это старая истина – уезжая из города, ты уже никогда в него не вернешься.

Даже если выйдешь из поезда на станции с похожим названием – это совсем другой город.

Он похож на тот, который ты ищешь, но это не тот…;

"Эхо первой любви"

Роберт Рождественский

Я однажды вернулся туда,
В тихий город, — сквозь дни и года.

Показался мне город пустым.

Здесь когда-то я был молодым.

Здесь любовь моя прежде жила,

Помню я третий дом от угла.

Я нашел этот дом, я в окно постучал,

Я назвал её имя, почти прокричал!

И чужой человек мне ответил без зла.

Здесь, наверно, она никогда не жила.

— Ты ошибся! — мне город сказал.

— Ты забыл! — усмехнулся вокзал.

— Ты ошибся! — шептали дома.

Спелым снегом хрустела зима.

А над крышами вился дымок.

Но ведь я ошибиться не мог!

Ведь звучало вокруг среди белых снегов

Эхо первой любви, эхо давних шагов!

А над городом снег все летел и летел.

general-dreamer.livejournal.com


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.