Сергея лаврова стихи


Сергей Лавров пишет пронзительные стихи о Родине

Журнал «Русский пионер» 4 февраля публикует три стихотворения министра иностранных дел России Сергея Лаврова, которые глава российского дипкорпуса сам и представил читателям.

«Предлагаю три стихотворения: одно — из 1995 года, когда казалось, что вся страна уплывет за границу, - пишет Сергей Лавров. - Два других посвящены моему товарищу. Первое, датированное 1989 годом, сложилось по случаю его проводов из Советского Союза в Нью-Йорк на работу в нашем Постпредстве при ООН, а второе — в связи с его же отъездом из Нью-Йорка уже в Россию в 1996 году, по завершении той самой загранкомандировки.

Правда, перечитал стихи и понял, что все это не совсем про заграницу… Ну а что делать? Перефразируя великого Виктора Степановича Черномырдина: у нас о чем ни пиши…»


Фото - с infotop.lv

ЭМИГРАНТЫ ПОСЛЕДНЕЙ ВОЛНЫ

Нет, ничто в этом мире не ново,
Лишь все слаще Отечества дым.
Эмигранты — не русское слово,
Но каким оно стало родным.
Две могучих волны в полстолетья
Уходили к чужим берегам.
Подгоняла их Родина плетью,
Чтоб чужим не молились богам.
Сколько судеб в своей круговерти
Две волны погубили, спасли.
Но уже поднимается третья
С неуемной российской земли.
Пересохли святые колодцы,
И обходят волхвы стороной,
А Россия — опять ей неймется —
Поднимает волну за волной.
И судьба улыбается ведьмой,
И утраты не чует страна.
Ну а что, если станет последней
Эта страшная третья волна?
Брызги гущи кофейной на блюдце.
Угадай, где мосты сожжены?
Угадай, где мосты, чтоб вернуться
Эмигрантам последней волны?
(январь 1995 года)

ПОСОШОК

Ну вот и подана карета,
И похмелились кучера.
И в дымке нового рассвета —
Огни вчерашнего костра.
Гнедых коней впрягли надежных,
И столбовой свободен тракт,
И шпага вынута из ножен,
Как будто нет пути назад.
Пришиты новые погоны,
И вылит на душу бальзам.
Святые отданы поклоны
Родным могилам и крестам.
Уж бьют копытами гнедые,
И пыль стряхнули с вензелей,
Долги погашены былые
Ценою новых векселей.
Со скрипом тронулась карета,
Просевши низко на осях.
И кучер правит на Манхэттен,
Кнут над гнедыми занося.
Вот, набирая обороты,
Колеса замесили грязь,
Но словно сзади держит кто-то,
Не отпускает, навалясь.
Все тяжелей ступая в глину,
На шаг гнедые перешли.
Не пересилить пуповину,
Что протянулась из земли.
Так и себя не пересилить,
Хоть кажется — почти сумел.
За нашу слабость. За Россию.
За наш удел и наш предел.
(март 1989 года)

КАК БУДТО ВЧЕРА (ПОСОШОК-2)

Как будто вчера, это было как будто вчера:
Такси во дворе и крутой посошок вспоминаю…
А шесть этих лет мимолетною искрой костра
Уже промелькнули — быстрее, чем та стременная.
Как будто вчера без рубля начиналась игра,
Взялись покорять город шумный, столичный, надменный.
Как будто вчера — за душой ни кола ни двора,
Как будто вчера — и любовь в первый раз, и измена.
Как будто вчера не чехлили гитар до утра,
Стараясь подняться на вечно высокие ноты.
Как будто вчера козырная поперла игра,
Втянула в другие дела и другие заботы.
Как будто вчера это было на первых плотах,
Когда обрели наконец понимание сути.
Как будто вчера отыскали дорогу впотьмах,
Как будто вчера очутились опять на распутье.
Как будто вчера от добра не искали добра,
Гордились страной, что всегда за спиною стояла.
Как будто вчера всю страну разметали ветра.
Уж нету страны, но вот гордость зачем-то осталась.
Как будто вчера, это было как будто вчера:
Такси у ворот, чемоданы в ремнях сыромятных…
Измерила срок мимолетная искра костра,
И вновь посошок — но уже на дорогу обратно.
Как будто вчера — то веселье, то горечь подряд,
То голод — не тетка, то пьяная сытость по горло.
Дорога вперед — лишь начало дороги назад,
А сколько уже посошков в тех дорогах истерлось.
Как будто вчера жизнь летела сплошной кутерьмой,
А вспомнишь сейчас — и ничто не покажется зряшным.
И нынешний миг — посошок на дорогу домой —
Назавтра останется в памяти нашей вчерашней.
(февраль 1996 года)

Остается добавить, что талантливый человек талантлив во многих ипостасях. А еще Сергей Лавров играет и поет под гитару. Он написал, в частности, гимн МГИМО, который в свое время закончил, как и большинство российских дипломатов.
информация независимого информационно-аналитического агентства InfoTOP

k-markarian.livejournal.com

Стихи Сергея Лаврова. Читать онлайн.

Сергей Лавров

Стихи

 

Посольский приказ

Был Посольский приказ, и послы выполняли приказы,
Чтоб удельных князей потеснее с Москвою сплотить.
Дело шло нелегко, создавалась Россия не сразу,
Дипломаты старались ей верой и правдой служить.
И служили стране, ее нерв сквозь себя пропуская,
И учились искусству, как ладить и как торговать,
И учились, как жить, по заслугам других уважая,
И учили других, как Россию всегда уважать.
Пробивали пути, шла за ними Россия по следу,
Расширяя влиянье и множа владенья свои.
И на этой стезе жизнь отдал не один Грибоедов,
Выполняя приказ вдалеке от российской земли.
В поле воин один — так бывает, и это не ново.
Дипломат должен сам дать единственно верный совет.
Должен он, как поэт, находить только верное слово,
Крепко помня при том, что пророков в отечестве нет.
И не ведал никто, путь какой для кого уготован —
Где слетит голова, где настигнет дурная молва,
Но искал дипломат то единственно верное слово,
И не мог отступать — за спиною стояла Москва.
Но пути у страны становились все круче и круче.
У иных вместо слов получалось нытьё и враньё.
Выручали страну Грибоедов, и Пушкин, и Тютчев —
В их словах обретала Россия сознанье своё.
А они от ума много мыкали всякого горя.
Ум от горя не спас, но и горе не стёрло ума.
Горе нам от ума — он всё требует истины в споре,
Но зато для ума не страшны ни сума, ни тюрьма.
Был Посольский приказ, и приказы послы выполняли,
И умеют с тех пор дипломаты страну защищать.
Своим словом они, своим делом стране помогали
И других научили Россию всегда уважать.

 

Год белой лошади

Бьют двенадцать куранты на площади,
И из Спасских священных ворот
На величественной белой лошади
Выгарцовывает Новый год.

Хоть навеян китайской традицией,
Образ этот прижился в умах —
На Руси завсегда царь с царицею
Выезжали на белых конях.

Белый конь — атрибут триумфатора.
Значит, снова триумф и салют.
Значит, снова «ура!» многократное
Иноземцы царю пропоют.

Благодарны, что их не угробили,
Триумфатора станут качать.
Значит, премию мирную Нобеля
Нам на белом коне получать.

Правда, после турне грандиозного
Царь — к себе во дворец на обед,
Ну, а конь — на конюшню навозную
Ждать грядущих царевых побед.

Судьбы белых коней не измерены —
То ль цыгане в ночи украдут,
То ли сделает царь сивым мерином,
То ли шею раздавит хомут.

В чем еще символ года проявится?
Может, дружно держава заржет?
Или будут встречаться красавицы
С лошадиною мордой весь год?

То ль одарят на счастье подковами,
То ли лязгом не конских подков,
То ли будут все кони раскованы,
То ль наладится ковка оков.

Заграничные «Белые лошади»
С этикеток глядят вискаря,
Как зека возвращаются в прошлое,
Опрокинувши соцлагеря.

А охрана не знает, не ведает,
Что прикажет ей год-чародей:
То ль телегу поставить, как следует,
То ль опять впереди лошадей.

Не смутить нашу душу контрастами —
Белый конь, доскакав до Баку,
Обернулся кониною красною,
Прохрипевши: merci, мол, beaucoup.

Громыхает кобыла по вечности,
Шоры сорваны, страшен аллюр,
А вокруг — до небес дым отечества
От обугленной кожи и шкур.

И повалятся в грязь перед клячею
Люди низших этнических форм.
Хоть сполна за Россию заплачено,
Не в коня исторический корм.

Лошадиной единственной силою,
Изрыгая то стоны, то плач,
Наша Родина тащится, милая,
На костях символических кляч.

Но какой бы китайской животною
Ни назвать этот год или век,
Лишь один будет избран народами
Года Лошади Сверхчеловек.

Твердо верю: символика модная
Не обманет в нахлынувший год —
Обязательно в царство свободное
Белый конь катафалк довезет.

 

Проводы года Обезьяны и встреча года Петуха

Может быть, я слегка уже пьяный,
И рука не тверда на струне.
Надо выпить за год Обезьяны
Поскорей, пока память при мне.

Прошлый год на расправу был скорым —
Погибали поэты, певцы,
Президенты, премьеры, вахтеры —
Все подряд отдавали концы.

Не щадил он ни рангов, ни званий —
Все равны, коль ногами вперед.
Говорили, что год обезьяний
Как зловещий в анналы войдет.

Вся страна затаилась с опаской,
Ожидая, что будут опять
Не победы, а крах и фиаско,
Не прогресс, а движение вспять.

В этот год не родился картофель,
Ели брюкву — и то хорошо.
На червонцах поморщился профиль
И разменной монетой пошел.

Хлеба нет — повалило ненастье,
Задолжали мы за рубежом…
Долг огромный, и долг этот красен
Кровью с потом, а не платежом.

Нет просвета — сплошные изъяны,
Обложил непроглядный туман.
Виноваты во всем обезьяны,
Только спрос небольшой с обезьян.

Если логике следовать этой,
То придется смиренно признать:
Обезьяньей была пятилетка…
Только как же столетье назвать?

Ну а мы? Если спросят — нормально.
Жизнь идет, вот и кончился год.
И веселым он был, и печальным —
Как любое движенье вперед.

В среднем поровну слез и улыбок.
Год как год — ничего не отнять.
Разве только чуть больше ошибок
Довелось в этот год совершать.

Почему-то китайским аршином
Стало модно года измерять.
Говорят, новый год — петушиный.
Это что же, опять куковать?

Будем в новом году петушиться,
Будем в песнях пускать петухов.
Может, красный петух порезвится
Всласть над крышами наших домов.

Видно, будет значительно проще
Петухам в этот год кур топтать,
Но при этом, наверное, в ощип
Им придется самим попадать.

Петушиная грудь вся в наградах.
Кукареканья, перья да пух…
Дай-то бог, в этот год кого надо
Клюнет жареный в спину петух.

Ну а мы за родную державу
Постоим, как всегда, не за страх.
Завоюем желанную славу
Мы в лихих петушиных боях.

В общем, будет, видать, не подарком
Этот год. Только нам все равно.
Никаким петухам и цесаркам
Не удастся пустить нас на дно.

Будем жить. Год не может быть лишним.
И признаемся как на духу:
Надо выпить. За нас. С наступившим.
Не забудьте налить петуху.

 

kaleidoskopsniper.com

"А Россия — опять ей неймется": опубликованы стихи главы МИД РФ Сергея Лаврова

Министр решил обратиться к поэзии, чтобы нестандартно взглянуть на вещи

«Карьерный дипломат про заграницу может рассказывать долго, даже не вторгаясь в секреты дипломатической кухни. Но это будет проза дипломатических будней», — написал министр в своей колонке, предваряя публикацию стихов. 

Он добавил, что в связи с этим решил обратиться к поэзии, «чтобы показать, как тема заграницы воспринималась моим поколением на разных этапах формирования его гражданской позиции».

Первое из опубликованных стихотворений называется "Эмигранты последней волны", оно датировано 1995 годом. Министр пишет, что тогда казалось, что вся страна уплывет за границу. 

Нет, ничто в этом мире не ново,

Лишь все слаще Отечества дым.

Эмигранты — не русское слово,

Но каким оно стало родным.

Две могучих волны в полстолетья

Уходили к чужим берегам.

Подгоняла их Родина плетью,

Чтоб чужим не молились богам.

Сколько судеб в своей круговерти

Две волны погубили, спасли.

Но уже поднимается третья

С неуемной российской земли.

Пересохли святые колодцы,

И обходят волхвы стороной,

А Россия — опять ей неймется —

Поднимает волну за волной.

 

Два других стихотворения посвящены товарищу Сергея Лаврова. Первое "Посошок" - написано в 1989 году, когда министр провожал друга из СССР на работу в Нью-Йорк в Постпредство при ООН.

Ну вот и подана карета,

И похмелились кучера.

И в дымке нового рассвета —

Огни вчерашнего костра.

Гнедых коней впрягли надежных,

И столбовой свободен тракт,

И шпага вынута из ножен,

Как будто нет пути назад.

Пришиты новые погоны,

И вылит на душу бальзам.

Святые отданы поклоны

Родным могилам и крестам.

Уж бьют копытами гнедые,

И пыль стряхнули с вензелей,

Долги погашены былые

Ценою новых векселей.

Со скрипом тронулась карета,

Просевши низко на осях.

И кучер правит на Манхэттен,

Кнут над гнедыми занося.

 

Второе "Посошок-2" написано уже в 1996 году, когда товарища провожали наоборот из Нью-Йорка уже в Россию по завершении той самой загранкомандировки», — отмечает Лавров.

Как будто вчера, это было как будто вчера:

Такси во дворе и крутой посошок вспоминаю…

А шесть этих лет мимолетною искрой костра

Уже промелькнули — быстрее, чем та стременная.

Как будто вчера без рубля начиналась игра,

Взялись покорять город шумный, столичный, надменный.

Как будто вчера — за душой ни кола ни двора,

Как будто вчера — и любовь в первый раз, и измена. 

Поэзия — давнее увлечение российского министра. Кроме прочего, он написал гимн МГИМО, выпускником которого является, отмечает в свою очередь РИА "Новости".

Напомним, что ранее MKRU сообщал о том, что глава Минэкономразвития РФ Алексей Улюкаев также увлекается поэзией.

Внимание к новой публикации Улюкаева привлек бывший первый вице-спикер Совета Федерации, а ныне - зампред Центробанка Александр Торшин. Он и процитировал стихи министра в своем микроблоге.

* * *

Поживи в глухой провинции у моря,

Отдохни от цареградских интриганов,

Где ни войн... лишь только волны волнам вторят,

И пиши хоть запорожцам, хоть султану.

 

Всяко место крепко связано с предместьем,

Голос царский перебьёт прибоя грохот.

Мне теперь доподлинно известно:

От Империи не отдохнуть, но лишь отдохнуть.

www.mk.ru

Стихи Сергея Лаврова про год Обезьяны и Петуха

Сергей Лавров, который является главой российского МИД, нередко пишет стихи. Одно из творений Лаврова попало в Сеть. Стихотворение посвящено прошедшему году Обезьяны и наступившему году Петуха. Стоит отметить, что стихотворение написано не на рубеже 2016-17 годов, а гораздо раньше — на рубеже 1980-81 годов, когда год Обезьяны также сменился годом Петуха. В публикации уточняется, что стих был написан 31 декабря 1980 года. Однако более чем 35-летний временной разрыв вовсе не мешает актуальности данного стихотворения, и вполне может показаться, что Сергей Лавров, которому тогда было 30 лет, написал стихотворение про наше время.

Во время написания стихотворения Сергей Викторович Лавров работал в отделе международных экономических организаций МИДа. По прошествии многих лет, стих появился в сети. Его опубликовал журнал «Русский пионер» 1 февраля. Далее вы можете прочитать творение Сергея Лаврова и оценить его талант, как поэта.

 

Стих министра иностранных дел Сергея Лаврова

 

Может быть, я слегка уже пьяный,

И рука не тверда на струне.

Надо выпить за год Обезьяны

Поскорей, пока память при мне.

 

Прошлый год на расправу был скорым —

Погибали поэты, певцы,

Президенты, премьеры, вахтеры —

Все подряд отдавали концы.

 

Не щадил он ни рангов, ни званий —

Все равны, коль ногами вперед.

Говорили, что год обезьяний

Как зловещий в анналы войдет.

 

Вся страна затаилась с опаской,

Ожидая, что будут опять

Не победы, а крах и фиаско,

Не прогресс, а движение вспять.

 

В этот год не родился картофель,

Ели брюкву – и то хорошо.

На червонцах поморщился профиль

И разменной монетой пошел.

 

Хлеба нет – повалило ненастье,

Задолжали мы за рубежом…

Долг огромный, и долг этот красен

Кровью с потом, а не платежом.

 

Нет просвета – сплошные изъяны,

Обложил непроглядный туман.

Виноваты во всем обезьяны,

Только спрос небольшой с обезьян.

 

Если логике следовать этой,

То придется смиренно признать:

Обезьяньей была пятилетка…

Только как же столетье назвать?

 

Ну а мы? Если спросят – нормально.

Жизнь идет, вот и кончился год.

И веселым он был, и печальным —

Как любое движенье вперед.

 

В среднем поровну слез и улыбок.

Год как год – ничего не отнять.

Разве только чуть больше ошибок

Довелось в этот год совершать.

 

Почему-то китайским аршином

Стало модно года измерять.

Говорят, новый год – петушиный.

Это что же, опять куковать?

 

Будем в новом году петушиться,

Будем в песнях пускать петухов.

Может, красный петух порезвится

Всласть над крышами наших домов.

 

Видно, будет значительно проще

Петухам в этот год кур топтать,

Но при этом, наверное, в ощип

Им придется самим попадать.

 

Петушиная грудь вся в наградах.

Кукареканья, перья да пух…

Дай-то бог, в этот год кого надо

Клюнет жареный в спину петух.

 

Ну а мы за родную державу

Постоим, как всегда, не за страх.

Завоюем желанную славу

Мы в лихих петушиных боях.

 

В общем, будет, видать, не подарком

Этот год. Только нам все равно.

Никаким петухам и цесаркам

Не удастся пустить нас на дно.

 

Будем жить. Год не может быть лишним.

И признаемся как на духу:

Надо выпить. За нас. С наступившим.

Не забудьте налить петуху.

31 декабря 1980 года

 

Сергей Лавров опубликовал свои старые стихи видео:

art-assorty.ru

Дипломатичная поэзия. Какие стихи пишет Лавров

Сатирическое творение министра иностранных дел России опубликовал журнал «Русский пионер». В нем просматриваются параллели с общественно-политическими событиями

Журнал «Русский пионер» опубликовал сатирическое стихотворение главы МИД Сергея Лаврова. Произведение написано в конце 1980-го, когда заканчивался год Обезьяны и наступал 1981-й — год Петуха.

Стихотворение, которое ранее не публиковалось, напечатали в аналогичное время: наступивший 2017 — стал годом Красного Петуха. Министр делится своими впечатлениями от уходящего года и ожиданиями от наступающего. Наблюдатели увидели яркие параллели с нынешними общественно-политическими событиями.

Прошлый год на расправу был скорым —
Погибали поэты, певцы,
Президенты, премьеры, вахтеры —
Все подряд отдавали концы.

Не щадил он ни рангов, ни званий —
Все равны, коль ногами вперед.
Говорили, что год обезьяний
Как зловещий в анналы войдет.

Вся страна затаилась с опаской,
Ожидая, что будут опять
Не победы, а крах и фиаско,
Не прогресс, а движение вспять.

***

Хлеба нет — повалило ненастье,
Задолжали мы за рубежом…
Долг огромный, и долг этот красен
Кровью с потом, а не платежом.

Нет просвета — сплошные изъяны,
Обложил непроглядный туман.
Виноваты во всем обезьяны,
Только спрос небольшой с обезьян.

***

Видно, будет значительно проще
Петухам в этот год кур топтать,
Но при этом, наверное, в ощип
Им придется самим попадать.

Петушиная грудь вся в наградах.
Кукареканья, перья да пух…
Дай-то Бог, в этот год кого надо
Клюнет жареный в спину петух.

Ну а мы за родную державу
Постоим, как всегда, не за страх.
Завоюем желанную славу
Мы в лихих петушиных боях.

В общем, будет, видать, не подарком
Этот год. Только нам все равно.
Никаким петухам и цесаркам
Не удастся пустить нас на дно.

Публикацию стихотворения Лаврова 31 января анонсировала официальный представитель МИД России Мария Захарова. Дипломат назвала произведение бомбой и добавила, что министр «предвидел петуха и обезьяну много лет назад».

Стихи Лаврова уже публиковались в «Русском пионере» в 2015 году. Тогда были напечатаны три произведения, конца 80-х и середины 90-х годов. Все они посвящены теме эмиграции и загранице.

www.bfm.ru

Сергей Лавров. Стихи :: впечатления


Трудно представить сегодня человека в России (и не только), который не знает Сергея Лаврова - министра иностранных дел России. И по отзывам очень многих - одного из лучших министров в правительстве.


Сергей Лавров возглавляет МИД с 2004 года. До этого он на протяжении десяти лет был постоянным представителем Российской Федерации при ООН.

Однако не все знают, что Сергей Викторович пишет стихи. Это - давнее увлечение российского министра. Он, например, автор слов гимна МГИМО, выпускником которого является:

Мы родились под сенью великого МГИМО -
Прекраснейшей из всех земных династий.
Здесь столько поколений навеки сплетено,
Дай Бог ему бессмертия и счастья.
Он нам открыл дорогу к заморским берегам,
И он нас научил любить Отчизну,
И гордость, как и стыд, делить с ней пополам,
Делить с ней все, что выпадает в жизни.

Припев:
Это наш Институт, это наше клеймо,
И другого вовеки не нужно.
Оставайся всегда, несравненный МГИМО,
Бастионом студенческой дружбы.

Впервые здесь у нас пробились голоса,
Впервые здесь задумались о главном.
Менял МГИМО названья, менял и адреса,
Но не менял своих традиций славных:
Учиться — так взахлеб, дружить — так до конца,
Не падать и идти упрямо к цели.
Рассыпаны по миру горячие сердца,
Надежные и в деле, и в веселье.
Припев.

Он нам помог себя на прочность испытать
И славой, и бедою, и богатством.
Он научил нас, как от жизни не устать
И сохранить студенческое братство.
Куда бы нас ни бросило по миру — мы всегда
В любой стране и на любых маршрутах
Уверены — нам светит путеводная звезда
Над сводами родного Института
Припев.
А сегодня в журнале "Русский пионер"
впервые опубликованы три стихотворения дипломата номер один, написанные 20 лет назад.

В стихотворении "Эмигранты последней волны" автор размышляет о том, как в начале 1990-х казалось, что "вся страна уплывает за границу":


Нет, ничто в этом мире не ново,
Лишь все слаще Отечества дым.
Эмигранты - не русское слово,
Но каким оно стало родным.
Две могучих волны в полстолетья
Уходили к чужим берегам.
Подгоняла их Родина плетью,
Чтоб чужим не молились богам.
Сколько судеб в своей круговерти
Две волны погубили, спасли.
Но уже поднимается третья
С неуемной российской земли.
Пересохли святые колодцы,
И обходят волхвы стороной,
А Россия - опять ей неймется -
Поднимает волну за волной.
И судьба улыбается ведьмой,
И утраты не чует страна.
Ну а что, если станет последней
Эта страшная третья волна?
Брызги гущи кофейной на блюдце.
Угадай, где мосты сожжены?
Угадай, где мосты, чтоб вернуться
Эмигрантам последней волны?
                         

 "Посошок"(1989 год) - посвящено другу Лаврова, которого провожали в командировку из Советского Союза в Нью-Йорк на работу в Постпредстве при ООН:

Ну вот и подана карета,
И похмелились кучера.
И в дымке нового рассвета -
Огни вчерашнего костра.
Гнедых коней впрягли надежных,
И столбовой свободен тракт,
И шпага вынута из ножен,
Как будто нет пути назад.
Пришиты новые погоны,
И вылит на душу бальзам.
Святые отданы поклоны
Родным могилам и крестам.
Уж бьют копытами гнедые,
И пыль стряхнули с вензелей,
Долги погашены былые
Ценою новых векселей.
Со скрипом тронулась карета,
Просевши низко на осях.
И кучер правит на Манхэттен,
Кнут над гнедыми занося.
Вот, набирая обороты,
Колеса замесили грязь,
Но словно сзади держит кто-то,
Не отпускает, навалясь.
Все тяжелей ступая в глину,
На шаг гнедые перешли.
Не пересилить пуповину,
Что протянулась из земли.
Так и себя не пересилить,
Хоть кажется - почти сумел.
За нашу слабость. За Россию.
За наш удел и наш предел.
А другое "Как будто вчера", написанное в 1996 году, посвящено тому же товарищу, возвращавшемуся из Нью-Йорка в Россию:

Как будто вчера, это было как будто вчера:
Такси во дворе и крутой посошок вспоминаю…
А шесть этих лет мимолетною искрой костра
Уже промелькнули - быстрее, чем та стременная.
Как будто вчера без рубля начиналась игра,
Взялись покорять город шумный, столичный, надменный….


Вообще, заметим, увлечение поэзией
характерно для нашего правительства.
Мы уже наслаждались стихами главы Минэкономразвития РФ Алексея Улюкаева,

А в Администрации президента есть свои звёзды -например, помощник президента Российской Федерации
Владислав Сурков.


vera-veritas.blogspot.com

Эмигранты — не русское слово / Классный журнал / Русский пионер

04 февраля 2015 09:50

С одной стороны, трудно представить себе номер «Русского пионера», посвященный теме «Заграница», без колонки министра иностранных дел России Сергея Лаврова. С другой стороны, Сергей Лавров, может быть, и не догадывался, почему он пишет стихи. А все оказалось просто: для того, чтобы из них в конце концов сложилась колонка для «Русского пионера».

КАРЬЕРНЫЙ ДИПЛОМАТ про заграницу может рассказывать долго, даже не вторгаясь в секреты дипломатическоой кухни. Но это будет проза дипломатических будней. А «Русский пионер» настраивает на нестандартный взгляд на вещи. Поэтому хочется обратиться к жанру поэзии, чтобы показать, как тема заграницы воспринималась моим поколением на разных этапах формирования его гражданской позиции.
 
Предлагаю три стихотворения: одно — из 1995 года, когда казалось, что вся страна уплывет за границу. Два других посвящены моему товарищу. Первое, датированное 1989 годом, сложилось по случаю его проводов из Советского Союза в Нью-Йорк на работу в нашем Постпредстве при ООН, а второе — в связи с его же отъездом из Нью-Йорка уже в Россию в 1996 году, по завершении той самой загранкомандировки.
 
Правда, перечитал стихи и понял, что все это не совсем про заграницу… Ну а что делать? Перефразируя великого Виктора Степановича Черномырдина: у нас о чем ни пиши…
 
 
ЭМИГРАНТЫ ПОСЛЕДНЕЙ ВОЛНЫ
 
Нет, ничто в этом мире не ново,
Лишь все слаще Отечества дым.
Эмигранты — не русское слово,
Но каким оно стало родным.
Две могучих волны в полстолетья
Уходили к чужим берегам.
Подгоняла их Родина плетью,
Чтоб чужим не молились богам.
Сколько судеб в своей круговерти
Две волны погубили, спасли.
Но уже поднимается третья
С неуемной российской земли.
Пересохли святые колодцы,
И обходят волхвы стороной,
А Россия — опять ей неймется —
Поднимает волну за волной.
И судьба улыбается ведьмой,
И утраты не чует страна.
Ну а что, если станет последней
Эта страшная третья волна?
Брызги гущи кофейной на блюдце.
Угадай, где мосты сожжены?
Угадай, где мосты, чтоб вернуться
Эмигрантам последней волны?
 
Январь 1995 года
 
 

ПОСОШОК
 
Ну вот и подана карета,
И похмелились кучера.
И в дымке нового рассвета —
Огни вчерашнего костра.
Гнедых коней впрягли надежных,
И столбовой свободен тракт,
И шпага вынута из ножен,
Как будто нет пути назад.
Пришиты новые погоны,
И вылит на душу бальзам.
Святые отданы поклоны
Родным могилам и крестам.
Уж бьют копытами гнедые,
И пыль стряхнули с вензелей,
Долги погашены былые
Ценою новых векселей.
Со скрипом тронулась карета,
Просевши низко на осях.
И кучер правит на Манхэттен,
Кнут над гнедыми занося.
Вот, набирая обороты,
Колеса замесили грязь,
Но словно сзади держит кто-то,
Не отпускает, навалясь.
Все тяжелей ступая в глину,
На шаг гнедые перешли.
Не пересилить пуповину,
Что протянулась из земли.
Так и себя не пересилить,
Хоть кажется — почти сумел.
За нашу слабость. За Россию.
За наш удел и наш предел.
 
Март 1989 года
 
 
 
КАК БУДТО ВЧЕРА (ПОСОШОК-2)
 
Как будто вчера, это было как будто вчера:
Такси во дворе и крутой посошок вспоминаю…
А шесть этих лет мимолетною искрой костра
Уже промелькнули — быстрее, чем та стременная.
Как будто вчера без рубля начиналась игра,
Взялись покорять город шумный, столичный, надменный.
Как будто вчера — за душой ни кола ни двора,
Как будто вчера — и любовь в первый раз, и измена.
Как будто вчера не чехлили гитар до утра,
Стараясь подняться на вечно высокие ноты.
Как будто вчера козырная поперла игра,
Втянула в другие дела и другие заботы.
Как будто вчера это было на первых плотах,
Когда обрели наконец понимание сути.
Как будто вчера отыскали дорогу впотьмах,
Как будто вчера очутились опять на распутье.
Как будто вчера от добра не искали добра,
Гордились страной, что всегда за спиною стояла.
Как будто вчера всю страну разметали ветра.
Уж нету страны, но вот гордость зачем-то осталась.
Как будто вчера, это было как будто вчера:
Такси у ворот, чемоданы в ремнях сыромятных…
Измерила срок мимолетная искра костра,
И вновь посошок — но уже на дорогу обратно.
Как будто вчера — то веселье, то горечь подряд,
То голод — не тетка, то пьяная сытость по горло.
Дорога вперед — лишь начало дороги назад,
А сколько уже посошков в тех дорогах истерлось.
Как будто вчера жизнь летела сплошной кутерьмой,
А вспомнишь сейчас — и ничто не покажется зряшным.
И нынешний миг — посошок на дорогу домой —
Назавтра останется в памяти нашей вчерашней.
 
Февраль 1996 года

ruspioner.ru

Сергей Лавров написал пророческие стихи о годе Петуха

В конце января по восточному календарю год Обезьяны сменился на год Петуха — и в печати вышли стихи министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова, написанные ещё на рубеже 1980/81 годов, прошедших под знаками тех же представителей китайской мифологии. Сам тридцатилетний автор тогда работал в отделе международных экономических организаций МИД СССР.

Конечно, его стихотворный опыт сложно мерить той же меркой, что творчество профессиональных поэтов, — однако очевидно: Лавров явно стремился продолжить традицию одного из них, Николая Некрасова, чья простоватость глагольных рифм была почти незаметна на фоне напряжённого гражданского пафоса и сложной метрики стихотворной строки (в данном случае — трёхстопного анапеста, весьма редкого и в Золотой, и в Серебряный век русской поэзии).

И вот сегодня произведение Сергея Викторовича опубликовал журнал «Русский пионер». «РП» любезно разрешил «КП» перепечатать пророческие строки, что мы и делаем, сопроводив историческим комментарием самые примечательные места. Впрочем, самый главный вопрос — кто же имелся в виду под злобной Обезьяной и что это за яростный Петух сменил её (или его?) — оставляем на размышления читателям.

Сергей Лавров. Проводы года Обезьяны и встреча года Петуха

Может быть, я слегка уже пьяный,

И рука не тверда на струне.

Надо выпить за год Обезьяны

Поскорей, пока память при мне.

---

Прошлый год на расправу был скорым —

Погибали поэты, певцы,

Президенты, премьеры, вахтеры —

Все подряд отдавали концы. [1]

---

Не щадил он ни рангов, ни званий —

Все равны, коль ногами вперед.

Говорили, что год обезьяний

Как зловещий в анналы войдет.

---

Вся страна затаилась с опаской,

Ожидая, что будут опять

Не победы, а крах и фиаско,

Не прогресс, а движение вспять.

---

В этот год не родился картофель,

Ели брюкву — и то хорошо.

На червонцах поморщился профиль

И разменной монетой пошел.

---

Хлеба нет — повалило ненастье, [2]

Задолжали мы за рубежом…

Долг огромный, и долг этот красен

Кровью с потом, а не платежом.

---

Нет просвета — сплошные изъяны,

Обложил непроглядный туман.

Виноваты во всем обезьяны,

Только спрос небольшой с обезьян.

---

Если логике следовать этой,

То придется смиренно признать:

Обезьяньей была пятилетка… [3]

Только как же столетье назвать?

---

Ну а мы? Если спросят — нормально.

Жизнь идет, вот и кончился год.

И веселым он был, и печальным —

Как любое движенье вперед.

---

В среднем поровну слез и улыбок.

Год как год — ничего не отнять.

Разве только чуть больше ошибок

Довелось в этот год совершать.

---

Почему-то китайским аршином

Стало модно года измерять.

Говорят, новый год — петушиный. [4]

Это что же, опять куковать?

---

Будем в новом году петушиться,

Будем в песнях пускать петухов.

Может, красный петух порезвится

Всласть над крышами наших домов. [5]

---

Видно, будет значительно проще

Петухам в этот год кур топтать,

Но при этом, наверное, в ощип

Им придется самим попадать.

---

Петушиная грудь вся в наградах.

Кукареканья, перья да пух…

Дай-то бог, в этот год кого надо

Клюнет жареный в спину петух.

---

Ну а мы за родную державу

Постоим, как всегда, не за страх.

Завоюем желанную славу

Мы в лихих петушиных боях.

---

В общем, будет, видать, не подарком

Этот год. Только нам все равно.

Никаким петухам и цесаркам

Не удастся пустить нас на дно.

---

Будем жить. Год не может быть лишним.

И признаемся как на духу:

Надо выпить. За нас. С наступившим.

Не забудьте налить петуху.

31 декабря 1980 года

ПРИМЕЧАНИЯ «КП»

[1]. «Погибали поэты, певцы, президенты, премьеры…» — 14 марта 1980 г. в авиакатастрофе в возрасте 29 лет разбилась польская певица Анна Янтар; 13 июня умер президент Ботсваны Серетсе Кхама; 25 июля скончался поэт, бард и актёр Владимир Высоцкий; 8 декабря убит певец Джон Леннон; 18 декабря ушёл из жизни экс-премьер СССР Алексей Косыгин. «Погибали вахтёры…» — возможный первоисточник этой строки — теракт на вокзале в итальянской Болонье 2 августа 1980 г., унесший жизни 85 человек, в том числе работников вокзала («вахтёров»).

[2]. «На червонцах поморщился профиль…» — на тогдашних 10-рублёвых купюрах (как и на ряде других банкнот) изображался профиль Ленина; данную строку можно интерпретировать как негативную реакцию лирического героя на отказ элиты от «ленинских заветов» (напомним, стихотворение написано в 1980 году). Причина столь резких эмоций объясняется далее: «Хлеба нет…» — к началу 1980-х СССР стал одним из крупнейших мировых импортёров зерна.

[3] «Обезьяньей была пятилетка…» — эти строки можно истолковать буквально: в 1980 г. завершился X пятилетний план развития народного хозяйства СССР; несмотря на успехи в развитии промышленности, продолжали нарастать негативные тенденции в сельском хозяйстве («мартышкин труд»).

[4]. «Почему-то китайским аршином стало модно года измерять…» — строго говоря, по восточному календарю год Обезьяны сменился годом Петуха в ночь с 4 на 5 февраля 1981 года, однако, как сам же иронизирует автор, всеобщее увлечение альтернативным исчислением — дань легковесной моде, которая может быть невнимательна к мелочам.

[5] «Может, красный петух порезвится…» — 14 февраля следующего, 1981 года после пожара в дублинском ночном клубе погибло 48 и ранено свыше 200 человек (в основном молодёжи). Летом того же года в Лос-Анджелесе были клинически зафиксированы первые случаи болезни, впоследствии получившей название СПИД.

www.kp.ru

Глава МИД РФ Сергей Лавров опубликовал стихи о загранице — Российская газета

К поэтическому жанру обратился глава МИД России Сергей Лавров, чтобы рассказать о загранице. Три стихотворения российского дипломата номер один, написанные 20 лет назад, впервые опубликованы в СМИ.

Как пояснил сам Сергей Лавров, к жанру поэзии он обратился, "чтобы показать, как тема заграницы воспринималась моим поколением на разных этапах формирования его гражданской позиции".

Три стихотворения министра опубликованы в последнем номере журнала "Русский пионер". Одно из них, "Эмигранты последней волны" посвящено размышлениям автора о том, как в начале 1990-х казалось, что "вся страна уплывает за границу":

Нет, ничто в этом мире не ново,
Лишь все слаще Отечества дым.
Эмигранты - не русское слово,
Но каким оно стало родным.
Две могучих волны в полстолетья
Уходили к чужим берегам.
Подгоняла их Родина плетью,
Чтоб чужим не молились богам.
Сколько судеб в своей круговерти
Две волны погубили, спасли.
Но уже поднимается третья
С неуемной российской земли.
Пересохли святые колодцы,
И обходят волхвы стороной,
А Россия - опять ей неймется -
Поднимает волну за волной.
И судьба улыбается ведьмой,
И утраты не чует страна.
Ну а что, если станет последней
Эта страшная третья волна?
Брызги гущи кофейной на блюдце.
Угадай, где мосты сожжены?
Угадай, где мосты, чтоб вернуться
Эмигрантам последней волны?

Еще два стихотворения, по словам министра, посвящены его товарищу. Одно из них - "Посошок" -  было написано в 1989 году, когда друга Лаврова провожали в командировку из Советского  Союза  в Нью-Йорк на работу в Постпредстве при ООН:

Ну вот и подана карета,
И похмелились кучера.
И в дымке нового рассвета -
Огни вчерашнего костра.
Гнедых коней впрягли надежных,
И столбовой свободен тракт,
И шпага вынута из ножен,
Как будто нет пути назад.
Пришиты новые погоны,
И вылит на душу бальзам.
Святые отданы поклоны
Родным могилам и крестам.
Уж бьют копытами гнедые,
И пыль стряхнули с вензелей,
Долги погашены былые
Ценою новых векселей.
Со скрипом тронулась карета,
Просевши низко на осях.
И кучер правит на Манхэттен,
Кнут над гнедыми занося.
Вот, набирая обороты,
Колеса замесили грязь,
Но словно сзади держит кто-то,
Не отпускает, навалясь.
Все тяжелей ступая в глину,
На шаг гнедые перешли.
Не пересилить пуповину,
Что протянулась из земли.
Так и себя не пересилить,
Хоть кажется - почти сумел.
За нашу слабость. За Россию.
За наш удел и наш предел.

А третье стихотворение "Как будто вчера" было написано в 1996 году, когда все тот же товарищ уезжал из Нью-Йорка в Россию:

Как будто вчера, это было как будто вчера:
Такси во дворе и крутой посошок вспоминаю…
А шесть этих лет мимолетною искрой костра
Уже промелькнули - быстрее, чем та стременная.
Как будто вчера без рубля начиналась игра,
Взялись покорять город шумный, столичный, надменный….

Сам министр отметил, что любой карьерный дипломат может часами рассказывать о загранице. Но поэзия позволяет показать дипломатические будни с новой стороны.

rg.ru

Новогоднее стихотворение Сергея Лаврова, написанное в 1980 году (2 фото + текст)

1 февраля 2017 года в журнале «Русский пионер» появилось стихотворение нынешнего министра иностранных дел России Сергея Лаврова. Данное стихотворение политик написал 31 декабря 1980 года, в нем он проиллюстрировал политическую ситуацию в стране, а также поделился своим видением будущего. По восточному календарю 1980-й был годом Обезьяны, а 1981- годом Петуха, точно также чередуются и 2016 с 2017.

Может быть, я слегка уже пьяный,
И рука не тверда на струне.
Надо выпить за год Обезьяны
Поскорей, пока память при мне.
Прошлый год на расправу был скорым —
Погибали поэты, певцы,
Президенты, премьеры, вахтеры —
Все подряд отдавали концы.

Здесь, скорее всего, говорится о смерти Владимира Высоцкого, поэта Леонида Мартынова и президента Югославии Иосипа Брозовича.

Не щадил он ни рангов, ни званий —
Все равны, коль ногами вперед.
Говорили, что год обезьяний
Как зловещий в анналы войдет.
Вся страна затаилась с опаской,
Ожидая, что будут опять
Не победы, а крах и фиаско,
Не прогресс, а движение вспять.

Речь идет о «застое», при котором активные социальные и экономические реформы сопровождались стагнацией в экономике и замедлением темпов роста народного хозяйства.

В этот год не родился картофель,
Ели брюкву — и то хорошо.
На червонцах поморщился профиль
И разменной монетой пошел.
Хлеба нет — повалило ненастье,
Задолжали мы за рубежом…
Долг огромный, и долг этот красен
Кровью с потом, а не платежом.
Нет просвета — сплошные изъяны,
Обложил непроглядный туман.
Виноваты во всём обезьяны,
Только спрос небольшой с обезьян.

Увеличением экспорта нефти совпадает с началом товарного дефицита. Также этот период характеризуется «кадровым застоем» — многие политики занимали свои должности более 10 лет.

Если логике следовать этой,
То придется смиренно признать:
Обезьяньей была пятилетка…
Только как же столетье назвать?
Ну а мы? Если спросят — нормально.
Жизнь идёт, вот и кончился год.
И веселым он был, и печальным —
Как любое движенье вперед.
В среднем поровну слез и улыбок.
Год как год — ничего не отнять.
Разве только чуть больше ошибок
Довелось в этот год совершать.

"Ошибкой" можно считать начало войны в Афганистане или Олимпиаду, которая привела к огромным тратам и прошла не в полном составе из-за бойкота некоторых стран Запада.

Почему-то китайским аршином
Стало модно года измерять.
Говорят, новый год — петушиный.
Это что же, опять куковать?
Будем в новом году петушиться,
Будем в песнях пускать петухов.
Может, красный петух порезвится
Всласть над крышами наших домов.
Видно, будет значительно проще
Петухам в этот год кур топтать,
Но при этом, наверное, в ощип
Им придется самим попадать.
Петушиная грудь вся в наградах.
Кукареканья, перья да пух…
Дай-то бог, в этот год кого надо
Клюнет жареный в спину петух.

Не обошлось и без нападок на Брежнева. Автор надеется, что в 1981 году глава страны уйдёт со своего поста, хотя тогда это так и не случилось.

Ну а мы за родную державу
Постоим, как всегда, не за страх.
Завоюем желанную славу
Мы в лихих петушиных боях.
В общем, будет, видать, не подарком
Этот год. Только нам все равно.
Никаким петухам и цесаркам
Не удастся пустить нас на дно.
Будем жить. Год не может быть лишним.
И признаемся как на духу:
Надо выпить. За нас. С наступившим.
Не забудьте налить петуху.

В конце Лавров обещает не сдаваться и продолжать заниматься государственными делами. В 1980-1981 годах он занимал должности третьего и второго секретаря отдела международных экономических организаций МИД СССР, после чего уехал в Нью-Йорк на должность первого секретаря Постоянного Представительства СССР при ООН.

Сергей Лавров в студенческие годы

trinixy.ru

Стихи дипломата России Сергея Лаврова

С одной стороны, трудно представить себе номер «Русского пионера», посвященный теме «Заграница», без колонки министра иностранных дел России Сергея Лаврова. С другой стороны, Сергей Лавров, может быть, и не догадывался, почему он пишет стихи. А все оказалось просто: для того, чтобы из них в конце концов сложилась колонка для «Русского пионера».

ЭМИГРАНТЫ ПОСЛЕДНЕЙ ВОЛНЫ

Нет, ничто в этом мире не ново,
Лишь все слаще Отечества дым.
Эмигранты — не русское слово,
Но каким оно стало родным.
Две могучих волны в полстолетья
Уходили к чужим берегам.
Подгоняла их Родина плетью,
Чтоб чужим не молились богам.
Сколько судеб в своей круговерти
Две волны погубили, спасли.
Но уже поднимается третья
С неуемной российской земли.
Пересохли святые колодцы,
И обходят волхвы стороной,
А Россия — опять ей неймется —
Поднимает волну за волной.
И судьба улыбается ведьмой,
И утраты не чует страна.
Ну, а что, если станет последней
Эта страшная третья волна?
Брызги гущи кофейной на блюдце.
Угадай, где мосты сожжены?
Угадай, где мосты, чтоб вернуться
Эмигрантам последней волны?

Январь 1995 года

ПОСОШОК

Ну вот и подана карета,
И похмелились кучера.
И в дымке нового рассвета —
Огни вчерашнего костра.
Гнедых коней впрягли надежных,
И столбовой свободен тракт,
И шпага вынута из ножен,
Как будто нет пути назад.
Пришиты новые погоны,
И вылит на душу бальзам.
Святые отданы поклоны
Родным могилам и крестам.
Уж бьют копытами гнедые,
И пыль стряхнули с вензелей,
Долги погашены былые
Ценою новых векселей.
Со скрипом тронулась карета,
Просевши низко на осях.
И кучер правит на Манхэттен,
Кнут над гнедыми занося.
Вот, набирая обороты,
Колеса замесили грязь,
Но словно сзади держит кто-то,
Не отпускает, навалясь.
Все тяжелей ступая в глину,
На шаг гнедые перешли.
Не пересилить пуповину,
Что протянулась из земли.
Так и себя не пересилить,
Хоть кажется — почти сумел.
За нашу слабость. За Россию.
За наш удел и наш предел.

Март 1989 года

КАК БУДТО ВЧЕРА (ПОСОШОК-2)

Как будто вчера, это было как будто вчера:
Такси во дворе и крутой посошок вспоминаю…
А шесть этих лет мимолетною искрой костра
Уже промелькнули — быстрее, чем та стременная.
Как будто вчера без рубля начиналась игра,
Взялись покорять город шумный, столичный, надменный.
Как будто вчера — за душой ни кола ни двора,
Как будто вчера — и любовь в первый раз, и измена.
Как будто вчера не чехлили гитар до утра,
Стараясь подняться на вечно высокие ноты.
Как будто вчера козырная поперла игра,
Втянула в другие дела и другие заботы.
Как будто вчера это было на первых плотах,
Когда обрели наконец понимание сути.
Как будто вчера отыскали дорогу впотьмах,
Как будто вчера очутились опять на распутье.
Как будто вчера от добра не искали добра,
Гордились страной, что всегда за спиною стояла.
Как будто вчера всю страну разметали ветра.
Уж нету страны, но вот гордость зачем-то осталась.
Как будто вчера, это было как будто вчера:
Такси у ворот, чемоданы в ремнях сыромятных…
Измерила срок мимолетная искра костра,
И вновь посошок — но уже на дорогу обратно.
Как будто вчера — то веселье, то горечь подряд,
То голод — не тетка, то пьяная сытость по горло.
Дорога вперед — лишь начало дороги назад,
А сколько уже посошков в тех дорогах истерлось.
Как будто вчера жизнь летела сплошной кутерьмой,
А вспомнишь сейчас — и ничто не покажется зряшным.
И нынешний миг — посошок на дорогу домой —
Назавтра останется в памяти нашей вчерашней.

Февраль 1996 года

www.inpearls.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.