Сергей таратута стихи


Сергей Таратута. Стихи.

Сергей Таратута

Стихи

 

 

Даже странно…

Даже странно, что что-то осталось:
Лес, в котором не пахнет дерьмом;
Георгин. вызывающий жалость,
Головою уткнувшийся в дом.
Словно знает, что будет он продан
За четыре никчемных рубля…
Даже странно, что редкой породы
До сих пор есть планета Земля.
Даже странно, что мысли о чуде
Нынче в голову могут прийти.
Даже странно, что честные люди
Попадаются вдруг на пути!..

 

Часто рубим с плеча

Часто рубим с плеча,
Говорим наотрез.
Ну, а дней саранча
Жизнь короткую ест.
И сбиваемся с круга.
И живем впопыхах.
И не носим друг друга на усталых руках.

 

Закон

Закон выживания в слове “убей!”
Того, кто съедобен. Того, кто слабей.
Акула. Орел. Муравей. Или рысь.
И это повсюду, во что ни вглядись.
Вот вдаль улетает чета голубей.
И снова послышалось слово “убей!”
Работают жвала, и клювы, и пасти,
Грызут и клюют, разрывают на части…
И этот закон среди нас, средь людей.
Не дай. Не пусти. Отними.И убей…

 

Секундная стрелка

Как тревожна секундная стрелка,
Как пуглив ее нервный забег.
Это с сердцем ее перестрелка
Намекает, что короток век.
Что бессмысленна с вечностью сделка,
Как бы не был велик человек.
Как тревожна секундная стрелка,
Как пуглив ее нервный забег!
А минутная и часовая
Словно вышли из этой борьбы…
И бежит эта стрелка живая
По спидометру нашей судьбы.

 

Был я в детстве проездом

Был я в детстве проездом,
Видел молодость мельком.
Все, как в музыке, престо,
Тает все карамелькой…
Час придет оказаться
На неведомом свете.
Русский смысл камикадзе
Есть – божественный ветер!
Мне б свалиться в “начало”
Самолетиком с неба…
Словно прожито мало,
Словно там еще не был.

 

“На кладбище” – указывает стрелка

“На кладбище” – указывает стрелка,
Но до сих пор лихачество в чести.
Душе моей страны нужна побелка,
Но известняк сумели извести…
Весь день грохочет автомагистраль,
Куда бы ни указывали стрелки,
Сквозь гарь и дым летят машины в даль
Со скоростью летающей тарелки.
И многое бессмысленно и мелко,
И не открыть от скорости глаза…
На кладбище указывает стрелка,
А мир забыл про жизнь и тормоза!

 

Вспоминать сегодня модно

Я сидел за первой партой,
Предпоследний ученик,
Педагогам путал карты,
Вызывая нервный тик…
Ну а дома слышал снова
После свежего кола:
“Почему-то Куликова
Это выучить смогла!?”

Изгонялся я из пионеров
И был “против” класс, но были “за”.
Мне казалось это высшей мерой,
И я прятал мокрые глаза.
Вспоминать сегодня модно, как ты
От советской власти пострадал…
Детство, юность… как спектакля акты,
Где никак не вычислишь финал.

 

Волки

Я никого не бил в лицо.
Не рвал наручников обиды.
И в окруженьи подлецов
Стоял, как бык в разгар корриды…
Я видел фильм: отстрел волков
Производился с вертолета.
(Теперь прошла пора флажков –
Прогресс с волками сводит счеты.)
Я был тогда на стороне
Зверей убитых сверху в спину,
И одного хотелось мне –
Того стрелка на землю скинуть…

 

 

kaleidoskopsniper.com

Таратута, Сергей Львович — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Таратута.
Таратута Сергей Львович

Сергей Таратута
Дата рождения 3 октября 1957(1957-10-03) (62 года)
Место рождения Москва, СССР
Гражданство Российская Федерация
Род деятельности Российский поэт, прозаик
Отец Засл. юрист России Таратута Лев Соломонович
Мать Засл. арт. РСФСР Людмила Михайловна Фетисова
Награды и премии

Обладатель премии профессионального признания «Лучшие перья России»
Обладатель Почётной серебряной медали И. А. Бунина «За вклад в российскую поэзию»

Сергей Львович Таратута (3 октября 1957, Москва) — советский и российский поэт, прозаик.

Сергей Львович Таратута родился в самом центре Москвы, на улице Качалова, в семье заслуженной артистки РСФСР Людмилы Михайловны Фетисовой и заслуженного юриста России Льва Соломоновича Таратуты.

После смерти матери, которая умерла в апреле 1962 года, Сергея воспитывал отец. В детстве мальчик бывал в доме Сергея Прокофьева у Миры Александровны Мендельсон, второй жены композитора, которая была дружна с семьей и опекала маленького Сережу.

В 1979 году С. Таратута окончил Театральное училище имени Б. Щукина[1]. Параллельно обучался в Литературном институте имени М. Горького, посещая семинары Е.М Винокурова. Его литературными наставниками были Маргарита Алигер и Евгений Винокуров.

С 1980 по 1998 год был актером Центрального Академического Театра Российской Армии.

Сергей Таратута является членом Союза писателей России с 1997 года, членом Союза журналистов, членом Союза театральных деятелей, а также действительным членом Академии российской словесности.

Первая подборка стихов была напечатана в газете «Советская Россия» в 1978 году. Редакция газеты, которая в то время была печатным органом ЦК КПСС, Верховного Совета и Совета Министров РСФСР, по достоинству оценила стихи молодого автора. Затем последовали публикации в ведущих литературных изданиях того времени: журналах «Юность», «Новый мир», «Москва»,"Октябрь", «Огонек», газетах «Известия», «Литературная Россия», «Литературная газета», «Вечерняя Москва», «Московский комсомолец».[2]

В 1990 году подборка стихов С. Таратуты была включена в литературно-художественный альманах «Чистые пруды» (выпуск 4-й — М: издательство Москосковский рабочий. Тираж 50 000 экз.), что уже в то время являлось официальным признанием молодого поэта.

Первая книга стихов вышла в 1992 году. Затем последовали двухтомник в мягком переплете (1994 г.), «Избранное» (1998 г.). В 2003 году вышел поэтический сборник «В чем мне в этой жизни повезло», а в 2006 году — собрание сочинений в двух томах.[3] В 2010 году в рамках Федеральной целевой программы «Культура России» была издана книга стихов С. Таратуты «Лирика»[4], а в 2016 году при поддержке «Союза психического здоровья» вышел в свет сборник стихов «Эпизоды»[5].

В 1993 году на стихотворение С. Таратуты «Марина» была написана песня для Филиппа Киркорова в соавторстве с композитором А. Лукьяновым. Песня «Марина» сразу же стала популярным хитом, исполняемым по настоящее время.

Известное детское стихотворение С. Таратуты «Гигиена» входит в программу обучения многих детских и дошкольных учреждений[6].

В июле 2009 года по приглашению Комитета Государственной Думы по культуре в рамках дня «Традиционной культуры» С. Таратута выступал со своими стихами перед делегатами молодежного образовательного форума «Селигер».

Осенью 2008 года, совместно с С. Лукьяненко, П. Дашковой, Б. Минаевым и другими известными литераторами был участником проекта «Литературный экспресс» по городам Сибири, организованном по инициативе Российского книжного союза при организационной поддержке Центра коммуникативных технологий, Фонда СЭИП и журнала «Октябрь».

В 2013 году стихи С. Таратуты вошли в сборник «Современные московские поэты» (выпуск 2-й). В своей статье Л. Аннинский, характеризуя каждого автора в отдельности, обозначил этот сборник, взяв за основу строку из стихотворения Сергея Таратуты, как «Выдох и вдох московской поэзии».

В 2014 году принимал участие в работе Международного форума «Непрерывное образование в XXI веке», проходившего в Санкт-Петербурге, где был членом президиума и так же приветствовал собравшихся своими стихами. С. Таратуту часто приглашают выступить со своими стихами и принять участие в работе на различные общественные форумы, мероприятия и конгрессы. Так, по приглашению Александра Айгистова он вошел в комиссию по развитию информационного общества в работе Третьего Федерального конгресса по электронной демократии при участии Госдумы ФС РФ, Совета Федерации ФС РФ и Аппарата Правительства РФ. В своем приветствии к делегатам конгресса С. Таратута читал свои стихи. Неоднократно выступает перед студентами различных ВУЗов (МГИМО, ГУУ, РУДН, МГУ)[7].

Творчество С. Таратуты высоко оценено известными деятелями литературы и искусства: В. Я. Вульфом (аннотация к двухтомнику 2006 г.), А. Дементьевым (аннотация к "Лирике") и др.

В своей авторской программе «Театр поэзии» стихи С. Таратуты читала слушателям Народная артистка РСФСР Алла Демидова.

С 2014 года является постоянным автором литературного журнала писателя, критика, издателя Ю. Кува́лдина «Наша улица»[8]. В 2017 году Ю. А. Кувалдиным был снят телефильм «Здесь» по стихотворению С. Таратуты.

Сергей Таратута многие годы плодотворно сотрудничает с газетой «Московский комсомолец». Он — автор многочисленных публикаций, участник различных мероприятий и устных выпусков, проводимых газетой[9][10][11].

В 2019 году "Издательский Дом Союз" выпустил аудиокнигу стихов в исполнении С. Таратуты "От Всего Сердца"[12]

Премия «Лучшие перья России» (2002 год)

Золотым Орденским крестом «За самоотверженный труд на благо Отечества» (2003 год)

Почетной серебряной медалью И. А. Бунина «За вклад в российскую поэзию» (2005 год)

Орденом Петра Великого (2005 год)

Орденом М. В. Ломоносова «За заслуги и большой личный вклад в развитие отечественной культуры и искусства» (2007 год)

Орденом Совета ветеранов ЦА МВД России «За благородство помыслов и дел» (2008 год)

Сборник стихов Лирика Сергея Таратуты издан в 2010 году при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям в рамках Федеральной целевой программы «Культура России».

"Сергею Таратуте определенно есть что сказать людям и он испытывает острую необходимость разговаривать с ними своими стихами. Надеюсь, что и людям слово его, голос его, мысль его, его поэтическое вмешательство в их напряженную и перегруженную жизнь окажется интересным и необходимым." Маргарита Алигер[13]; 
"Стихи у него рождаются разные: философские, радостно-легкомысленные, шалые, заумные и удивительно современные. Музыкальность - скрытая основа его умения, музыкален его внутренний ритм, музыкальна форма стиха." Виталий Вульф[14]; 
"Человек он талантливый и очень современный во всем - от метафоры до выбора темы.Пусть ему и дальше светит счастливая звезда удачи, которая добра лишь к избранным!" Андрей Дементьев[15]; 
 "Это миролюбие и цельность натуры, пожалуй, главные и драгоценные отличительные черты поэзии и личности Сергея Таратуты, которые выделяют его из ряда российских поэтов и заставляют более пристально посмотреть на его творчество..." Валерий Стрельцов "Поэт Сергей Таратута" Проза.ру http://www.proza.ru/2017/11/29/1593 

Источник информации — электронный каталог РНБ:

  1. Избранное : Стихотворения / Сергей Таратута; [Худож. М. Тихонов]. — М. : Соврем. писатель, 1998. — 446 с. 11000 экз. — ISBN 5-265-03427-7.
  2. В чём мне в этой жизни повезло… : Избранное: [Стихотворения и рассказы] / Сергей Таратута; [Ред.: И. Ю. Водопьянова]. — 2-е изд., испр. и доп. — М. : АСР, 2003. — 479 с. — ISBN 5-9900120-1-2.
  3. [Сочинения : в 2 т.] / Сергей Таратута; [худож. А. М. Сидорин]. — Москва : Архитектура и строительство России, 2006. — 3000 экз. — ISBN 5-9900120-3-9-1 (ошибоч.). Т. 2: — 3000 экз. — ISBN 5-9900120-3-9-1 (ошибоч.).
  4. Марина : Стихотворения, [рассказы] / Сергей Таратута. — М. : Фирма «Марина», 1992. — 1000 экз.
  5. Лирика: сборник стихов / — М., изд. «Тетралис», 2010. 319 с. ISBN 978-5-902492-14-6. — 3000 экз.
  6. Стихотворения: сборник в 2-х частях в мягком переплете / Сергей Таратута . — М. : Фирма «Марина Парусникова и К», 1994. — тираж 2000 экз.
  7. Эпизоды: Лирика : Стихотворения / Сергей Таратута .- М. ИД «Городец»,2016 — 272с. илл. ISBN 978-5-906815-30-9. Т19. тираж 3000 экз.

Участие в фильмах

ru.wikipedia.org

На судьбу и везенье роптать не изволь...

★★★

Что поделать, но здесь
не окажешься дважды,
На глазах в небесах растворилась родня.
И бушующий мир не исчезнет однажды,
Просто в нем, в этом мире,
не станет меня…

Не исчезнет весна — ей вытаскивать лето,
Или ночь — ей готовить рождение дня.
Ничего не уйдет, все останется это,
Просто в нем, в этом мире,
не станет меня…

Не исчезнут дожди или солнце июля,
Да и толпы в час пик, да и дней беготня,
Да и время, что мчится со скоростью пули,
Просто в нем, в этом мире,
не станет меня…

★★★

Россия — Рим времен упадка,
Надежд и веры ни шиша…
И для кого теперь загадка
Ее размытая душа?!

★★★

Годы взяли деревню в осаду,
Им подспорье — безлюдье и сушь.
Что печальней заросшего сада,
Не добраться до яблонь и груш…
А когда-то здесь лето звенело,
Освещали подсолнухи ночь!
Но бурьян, эталон беспредела,
И косою уже не помочь.
У соседки единственный кочет
Нарушает бездонную тишь,
А она лишь шуршит и стрекочет,
И кукушка за речкой пророчит,
И взлетает к луне среди ночи
Из подвала летучая мышь…

Первая любовь

Зима шагает по стране,
Еще полгода до загара.
И папа вслух читает мне
Рассказ «Снега Килиманджаро»…
Промчалось детство, как рассказ,
От первой до последней строчки…
Но много времени у нас —
Апрель, и распустились почки.
В моей руке ее запястье,
Браслета потеплела сталь.
И, Боже мой, какое счастье
Вот так идти куда-то вдаль!
И даль была необозрима,
Казалось, в мире мы одни.
И время не летело мимо,
Как в наши дни, как в наши дни!..

★★★

Как жить сегодня на Руси,
Чтоб к вене не приладить бритву?
И повторяешь, как молитву:
Не жди, не бойся, не проси.
И помогает? Вроде да —
Просвет какой-то впереди…
Фонарь? Костер? Пожар? Звезда?
Не бойся. Не проси. Не жди!

★★★

К грузу прирастают плечи,
Сбросить хоть бы грамм один…
Говорят, что время лечит.
Нет, оно — новокаин.
Обезболит и приглушит
Грусть накопленных утрат,
И тому, что не бездушен,
Ты и сам давно не рад.
Проще было бы и легче,
Плакать не было б причин,
Был бы весел и беспечен…
Говорят, что время лечит,
Нет, оно — новокаин…

Окуни над крестами

На дне Рыбинского моря покоятся
затопленные церкви и погосты

Окуни над крестами,
Словно когда-то птицы.
Чаек белеют стаи,
Море вокруг искрится.
Неба прозрачна кровля,
Штиль, и вокруг ни звука:
В Рыбинском море ловля,
Окунь клюет и щука.
Все поменять местами
Кто-то решил когда-то…
Окуни над крестами
Утром и в час заката!

★★★

Часто рубим сплеча,
Говорим наотрез.
Ну а дней саранча
Жизнь короткую ест.

И сбиваемся с круга,
И живем впопыхах.
И не носим друг друга
На усталых руках.

Семена

Посланцы мартовского леса —
В окно влетают семена.
Чего в них нет, так это веса,
Но есть обязанность одна.
Они во что бы то ни стало
Должны упасть и прорасти.
И мест для этого немало,
Но есть преграды на пути.
На свете нет существ покорней,
Они влетают в пасть окна.
Несостоявшиеся корни,
Стволы, листва… Но семена,
Освободившись из-под пресса
Вчера растаявших снегов,
Летят из мартовского леса
По воле солнца и ветров.
А значит, лето вновь на старте!
И не пугают времена,
Когда в окно влетают в марте
Посланцы леса — семена!

Секундная стрелка

Как тревожна секундная стрелка,
Как пуглив ее нервный забег.
Это с сердцем ее перестрелка
Намекает, что короток век.
Что бессмысленна с вечностью сделка,
Как бы ни был велик человек.
Как тревожна секундная стрелка,
Как пуглив ее нервный забег!
А минутная и часовая
Словно вышли из этой борьбы…
И бежит эта стрелка живая
По спидометру нашей судьбы.

★★★

От любви до ненависти шаг.
До любви от ненависти — мили.
Мы друг друга сразу полюбили,
Не заметив в чувствах скрытый брак.
Ну а память — друг она иль враг,
Но вернуть любовь она не в силе…
От любви до ненависти шаг,
До любви от ненависти — мили.
И стоишь средь мира: как же так,
На земле разлук не отменили?!
От любви до ненависти мили,
До любви от ненависти — шаг!

★★★

Что за время досталось,
где все по расчету,
Под созвездьем живешь золотого Тельца.
Если вдруг о тебе проявляют заботу,
Будь готов расплатиться и за два конца.
Как всегда безучастна небесная бездна,
Там, где солнце с луною да звездная рать.
Слава Богу, что светят они безвозмездно,
Научившись с рожденья не брать,
а давать!

Странный маршрут

Маленький принц или взрослый король,
Жизнь, словно ветер, несет их по свету.
Каждого Бог призывает к ответу,
Только земная кончается роль.
Детство и старость как сахар и соль,
Плохо, когда не хватает чего-то.
Необходимы родник и болото,
Маленький принц, да и взрослый король…
Странный маршрут от нуля до нуля,
Ни журавля не поймать, ни синицу.
Маленький принц превращен в короля,
Гадкий утенок в роскошную птицу!

Боксер

Нокаут. Корчится боксер.
Чего скрывать, его мне жалко.
Но всем известно с давних пор:
О двух концах бывает палка.

Он вышел бить. И вышел сам.
Чтоб встать потом на пьедестале.
Чтобы к опухшим кулакам
Металл прикладывать медали…
И, как в заброшенном гнезде,
На ярком ринге снова пусто.
Уходит он, держа в узде
Ударом взорванные чувства!

В начале июня

Не жалея голоса и сил,
Соловей поет, но рвется лента…
То ли он мелодию забыл,
То ли наших ждет аплодисментов.

То ли вдруг почудилось ему,
Что его талант в ночи не нужен,
То ли просто канули во тьму
Мир внутри него и мир снаружи.

То ли петь бесплатно стало лень,
То ли зло взяло, что все за плату…
И без пауз трудится сирень,
Заменяя песни ароматом!

★★★

Снег растает. Настанет распутица.
Но однажды просохнет земля.
Многоярусный ландыш распустится,
Встанет месяц июнь у руля.

А гроза — лета вечная спутница —
Опрокинет не раз небосвод.
Забелеет над грядкой капустница,
Садоводу прибавив хлопот.

Зажелтеет над клумбой лимонница
В предвкушении первых цветов…
И в душе обнаружится звонница
Из неведомых колоколов!

Скорый поезд

Как это так, как это так, как это так?
Мне скорый поезд задает вопросы.
На всех порах легко летит
в полночный мрак,
Оконный свет пуская под откосы.

Но что сейчас ответить я могу ему,
Он не услышит моего ответа.
Грохочет он, и вот летит назад во тьму
Звездой на счастье чья-то сигарета…

Все толще пленка на обветренном окне,
То ли туман, то ли иная морось.
Леса — поля, вагон и я, ему и мне
Лететь к рассвету, не сбавляя скорость!

www.mk.ru

Сергей Таратута поздравил читателей "МК" с Новым годом в стихах

Mk.ru публикует поздравительные стихотворения

Уходит год...

 

За пустырем открытость леса,

И птиц встревоженных пролет.

К концу, к концу подходит пьеса,

Названье этой пьесы - год.

Переизбыток декораций,

Героев, актов и картин.

Не перескажешь пьесу вкратце,

Как не вернешь летящий клин.

Полоска превратится в точку,

Придет под занавес мороз,

Чтобы собой продлить цепочку...

Чтоб милый грохот первых гроз

Однажды вскрыл за почкой почку!

 

Белка

 

Доверяет белка, не боится,

На людскую прыгает ладонь.

А потом взмывает, словно птица,

И бежит по веткам, как огонь.

 

Свежий снег летит с еловых веток,

Поднимай ладони и лови...

В этом мире, созданном из клеток,

Не хватает веры. И любви.

 

ххх

 

Январь. Тепло не по сезону.

 

Все выше в градуснике ртуть.

Оставить след. Прожить. Мелькнуть

Как метеор по небосклону.

 

И в эту оттепель упасть

Под грохот собственного слова.

Поняв, что ты всего лишь часть

Чего-то вечного, большого!

Январь 2006 г.

 

ххх

 

 

Первый снег светлее сделал ночь,

И спасают слабо занавески,

Белизну не в силах превозмочь.

И признать есть зиму повод веский.

Сказка продолжается с утра,

На природу стоит посмотреть:

Средь снежинок кружит мошкара.

Не успев уснуть иль помереть...

 

Снегири

Чего-то испугались и вспорхнули,

И быстро улетели снегири.

Заняв когда-то краски у зари,

Свой долг они поныне не вернули.

 

А может быть, костры у них внутри

Горят для красоты и обогрева?

Как украшали дворик снегири,

Как оживали сразу ветки древа!

 

Под окном

 

 Мальчик вытаптывал что-то у дома...

Вечер. И тихо. Не падает снег.

Долго еще до весеннего грома.

Ходит и ходит во тьме человек.

 

Быстро прошла запоздалая пара.

Скоро и мальчик куда-то исчез...

Утром открылось: "Матвеева Лара"

И не такое заметное "С".

 

 Ностальгия

 

В разгар зимы под снегопад

О прошлом вспоминаешь лете,

Куда вернуться был бы рад,

Но не дадут сугробы эти.

 

Тебя не выпустят они,

Да и назад дороги нету.

Но с каждой ночью дольше дни,

И ты живешь от лета к лету.

 

Корабль без носа и кормы,

Как из отсеков, из столетий -

Весь этот мир... И средь зимы

О прошлом вспоминаешь лете!

  

Падает снег...*

 

Все это закончилось как-то само.

В деревья давно превратились побеги.

Закончилось детство с певцом Адамо.

Его немудреную песню о снеге

Крутил сельский клуб, зазывая в кино.

С июня по август - каникулы ! Лето!

Что песня про снег, мы не ведали, но

Была по душе нам мелодия эта...

Летела она по сплошной тишине,

Далеких околиц легко достигая...

Все дальше то время, и кажется мне:

Жизнь эта была не моя, а чужая.

И сколько годов, как не в моде уже

И песенка та и ее исполнитель,

Но где-то в моей затерявшись душе,

Находят дорогу они, как по нити.

 

*Песня Сальваторе Адамо

 

 ххх

 

Туманно. туманно, туманно.

Не виден вблизи человек.

И, словно небесная манна,

На землю спускается снег.

Чуть легче становится небо.

Зато тяжелеет земля.

И, кажется, ты еще не был

И жить начинаешь с нуля.

 

 Пингвины

 

Стоят. не двигаясь пингвины.

И стая птиц, как местный люд.

В чем, перед кем они повинны,

Что в диком холоде живут?

Кто их сослал на этот полюс,

От нас подальше и тепла?

Но я напрасно беспокоюсь:

Метель какая б не мела,

Они свои подставят спины,

Детей подмяв под животы...

Переминаются пингвины,

Как часовые пустоты.

 

На реке

 

Река не подо льдом поныне,

Хотя начало января.

Вода наверно не застынет,

Зима пришла наверно зря.

И вроде не весна, не осень.

Поверить в них мешает снег.

Но теплых шуб никто не носит,

Печальны зверь и человек.

Во мраке протекают сутки.

Луны давно не виден круг.

И тихо радуются утки.

Не улетевшие на юг!

  

Фильм

  

В том фильме собаки играют волков.

И вроде неплохо вживаются в роли.

И кровь достоверно стекает с клыков.

И есть иногда ощущение воли...

 

То поле. то лес и снегов глубина,

Вожак с вечно поднятой вверх головою.

На белом экране восходит луна

В мурашках от записи волчьего воя.

 

В мир дикой природы окно не окно.

Не лучше бы взять Джека Лондона с полки?

И как бы смеялись наверное волки.

Когда бы увидели это кино!

 

2013 г.

 

 Время

 

Не мечится время, идет напрямик.

Спокойно, уверенно, без остановки

На век или год, или день, или миг,

Идет, не нуждаясь в локтях и сноровке.

И мы в нем куда-то спешим и снуем,

Другого подставить хотим зачастую...

А время идет, нет сочувствия в нем,

Когда понимаешь, что прожил впустую!

 

декабрь 2013 г.

 

Плевать

 

На все,на все, на все плевать,

На то, что завтра снег опять

И не кончается зима,

Плевать, не то сойдешь с ума.

Плевать на то, что дни летят,

Плевать на чей-то злобный взгляд

И на избыток тишины,

И на ворчание жены,

Которая вполне умна

И тоже всем раздражена...

Но что обидно, вашу мать,

Не получается плевать!

 

О зиме

 

Разлюбил я со временем зиму,

Не хочу холодов и снегов.

Да и часто опасно скользим мы.

Отрывается путь от шагов.

И ломаются ноги и руки.

Тормозной удлиняется путь.

И все чаще в душевные муки

Переходит душевная муть...

Изобилие белого цвета,

Или вот темнота поутру.

Вспоминаешь прошедшее лето.

Где мороза хотелось в жару!

 

ххх

 

Час на час, день на день, год на год...

Стопка стопок становится выше.

Это значит, что время идет,

И ход времени изредка слышен

В прорастании первой травы

И в стремительном взлете побега,

И в шуршании желтой листвы,

И в падении первого снега!

2013 г.

ххх

17

 

Окно. Семнадцатый этаж.

Мы с сыном смотрим из окна.

Урбанистический пейзаж.

Почти что вся Москва видна.

Обнявшись, смотрим на дома

И на движение машин,

И фарам их подвластна тьма,

С небесных сползшая вершин.

Стоять бы так, встречать рассвет,

Когда все окна заблестят,

И сын в свои семнадцать лет.

И я в свои за пятьдесят!

 

октябрь 2013 г.

ххх

 

 Вечер

 

На небе красные мазки,

Старается художник-вечер.

И грусть, предвестница тоски,

С небес спадает нам на плечи.

 

Уходит год. Как самолет,

Он скоро превратится в точку...

И снова следующий год

От старости не даст отсрочку.

А нам она и не нужна,

Подумаешь, какое дело.

Там, за зимой, видна весна,

Так что жить дальше можно смело!

 

декабрь 2013 г.

www.mk.ru

Сергей Таратута “Никитские ворота” стихотворения

Таратута Сергей Львович - поэт, прозаик. Родился в Москве в 1957 году. Автор многочисленных поэтических сборников. Член Союза писателей России, Союза журналистов, Союза театральных деятелей, также действительный член Академии Российской словесности. Публиковался в «Литературной газете», журналах «Юность», «Новый мир», «Москва» и др. Лауреат премии «Лучшие перья России» (2002). Награжден Золотым Орденским крестом «За самоотверженный труд на благо Отечества» (2003), Почетной серебряной медалью И.А.Бунина «За вклад в российскую поэзию» (2005), орденом Петра Великого (2005) и орденом М.В.Ломоносова (2007) «За заслуги и большой личный вклад в развитие отечественной культуры и искусства».

 

 

.

 

 

 

 

 

 

 

 

вернуться
на главную страницу

Сергей Таратута

НИКИТСКИЕ ВОРОТА

стихотворения

 

***
Что поделать, но здесь
не окажешься дважды,
На глазах в небесах растворилась родня.
И бушующий мир не исчезнет однажды,
Просто в нем, в этом мире,
не станет меня…
Не исчезнет весна - ей вытаскивать лето,
Или ночь - ей готовить рождение дня.
Ничего не уйдет, все останется это,
Просто в нем, в этом мире,
не станет меня…
Не исчезнут дожди или солнце июля,
Да и толпы в час пик, да и дней беготня,
Да и время, что мчится со скоростью пули,
Просто в нем, в этом мире,
не станет меня…

 

 

ОТЦА ЗАПИСКИ…

Руководили мной записки.
Когда из школы приходил,
Я в холодильнике на миске
Клочок бумаги находил.
Там говорилось что в кастрюле
И как мне что разогревать.
Года летели, словно пули,
Не собираясь убивать…
Прочтя, выбрасывал всегда я
Записки те и грел еду,
И ел, ни капли не страдая,
Что никогда их не найду…
Стою на кухне, как в пустыне,
Вскипает что-то на плите.
И превращаются в святыни
Записки те, записки те…

 

 

ЖУРАВЛИ НАД МОСКВОЙ

Люди шли и ехали машины,
Зажигались улиц фонари…
Журавли летели грустным клином,
Удаляясь в сторону зари.
Я и сам не верил поначалу,
На холодный выскочив балкон…
Ну а стая крыльями качала,
Что ей наш Гагаринский район!
Над Москвой, где улицы оглохли
От шумов, моторов и шагов -
Журавли! Я их собрал в бинокле,
Прихватив немного облаков.
Стая птиц летит степенно, гордо,
Клин от ветра распрямился вдруг,
В сторону летят аэропорта,
Из него летаем мы на юг…
Журавли на фоне самолета.
На посадку, кажется, идет.
Может быть, сейчас их видит кто-то,
Самолету ближе их полет.
Помешали уличные звуки
Журавлей услышать голоса…
Появились символом разлуки
И исчезли через полчаса.
Вот от них осталась только точка
И уже бинокль мне ни к чему.
Промелькнув, ворона-одиночка
Опустилась в парковую тьму.
Поредели люди и машины,
Ну а стая где-то держит путь.
Ты, вожак, крылами помаши нам,
Пролетая здесь когда-нибудь.
Я вам всем желаю возвратиться,
Чтобы делал ветры каждый взмах…
Лучше вы на небе, чем синица
Даже в самых праведных руках!

1985 г.

 

 

***
Татьяне Трембовельской

Летайте чаще над собой,
Пока душа в союзе с телом.
И жизнь тогда на свете белом
Не будет пасмурной такой.
Наверх, от илистого быта,
Не глядя в стороны и вниз,
Туда, где солнца диск завис,
Где вдохновение, как приз,
Где ночью дует лунный бриз,
И в детство трасса не закрыта.
Летайте чаще над собою,
Хотя, конечно, это трудно.
Не поплывет по суше судно,
Простор покинув голубой.

 

 

***
Горе, знаю, не раз еще сгорбит,
Не нарушить событий канву…
Слава Богу, не гибну от скорби,
Как-то все-таки дальше живу.
И крещу я родителей фото,
Непонятно: я с ними иль без?
И душа на правах эхолота
Измеряет глубины небес!

2015 г.

 

 

17

Окно. Семнадцатый этаж.
Мы с сыном смотрим из окна.
Урбанистический пейзаж,
Почти что вся Москва видна.
Обнявшись, смотрим на дома
И на движение машин,
И фарам их подвластна тьма,
С небесных сползшая вершин.
Стоять бы так, встречать рассвет,
Когда все окна заблестят,
И сын в свои семнадцать лет,
И я в свои за пятьдесят!

3 октября 2013 г.

 

 

***
Жизнь моя проходит штатно.
Жизнь как главное наследство.
И не хочется обратно -
В юность, отрочество, детство…

Взлет прошел без перегрузок,
Кроме главной той потери…
Быт Советского Союза
Подходил мне в полной мере.

Ни Союза нет, ни близких,
Все так ясно и понятно.
Высший Суд не примет иски,
Не лишив земной прописки…
Жизнь моя проходит штатно!

2014 г.

 

 

***
В тот год явился я на свет,
И спущен был буксир на воду.
И благодарны много лет
Мы пятьдесят седьмому году.
Мы с ним поныне на плаву:
Он пашет волжские истоки,
А я поэзией живу,
Вот и о нас возникли строки.
Куда-то вниз несется мир,
Народы мирно жить устали,
А где-то маленький буксир
И я, стоящий на причале…

2015 г.

 

 

Я ТЕХ ЛЮБЛЮ

Я тех люблю, кто небо видит в лужах,
Кто видит незаметное сперва,
Кому великой радостью послужат
Ромашки на зеленых склонах рва.
Я тех люблю, кто от народной песни,
Своих стесняясь слез, заплачет вдруг,
Кто не уходит от недоброй вести,
Небезразличный ко всему вокруг.
Я тех люблю, кто трудится до пота,
О сделанном повсюду не трубя,
И кто готов однажды за кого-то
Не пожалеть и самого себя.

 

 

НИКИТСКИЕ ВОРОТА

Пустяк, быть может, для кого-то,
А мне который год подряд
Слова: «Никитские ворота»
Об очень многом говорят…

Здесь на Тверском бульваре детство
Прошло небыстро и легко,
Хоть время ускоряло бег свой.
Пусть магазина «Молоко»
Уж больше нет на перекрестке,
Как и меня… Но все равно,
Другие бегают подростки,
Спешат в «Повторное кино».
Тепло от бубликов и булок,
Что покупал я в те года,
Хранят и двор, и переулок,
И эта талая вода…

Пустяк, быть может, для кого-то,
А мне который год подряд
Слова: «Никитские ворота»
Об очень многом говорят.
Тринадцать лет мы были вместе,
Тринадцать самых первых лет…
Давно живу на новом месте
И вас со мною рядом нет.

1979 г.

 

“Наша улица” №192 (11) ноябрь 2015

 

 

kuvaldn-nu.narod.ru

Сергей Таратута “Как всё в мире хрупко...” стихотворения

Таратута Сергей Львович - поэт, прозаик. Родился в Москве в 1957 году. Автор многочисленных поэтических сборников. Член Союза писателей России, Союза журналистов, Союза театральных деятелей, также действительный член Академии Российской словесности. Публиковался в «Литературной газете», журналах «Юность», «Новый мир», «Москва» и др. Лауреат премии «Лучшие перья России» (2002). Награжден Золотым Орденским крестом «За самоотверженный труд на благо Отечества» (2003), Почетной серебряной медалью И.А.Бунина «За вклад в российскую поэзию» (2005), орденом Петра Великого (2005) и орденом М.В.Ломоносова (2007) «За заслуги и большой личный вклад в развитие отечественной культуры и искусства». В "Нашей улице" публикуется с №192 (11) ноябрь 2015 года.

 

 

 

 

 

 

 

вернуться
на главную страницу

 

Сергей Таратута

КАК ВСЁ В МИРЕ ХРУПКО...

стихотворения

 

***
Облака летели над сторожкой,
Задевая брюхами сады.
Небеса пестрели звёздной крошкой.
И белели лунные следы
На траве, на яблоне, на вишне,
На реке, на лодке, на мосту,
На лягушках, что на берег вышли,
Чтоб их слышно было за версту.
На немой и заспанной улитке
С голубыми рожками на лбу.
И на мне, стоящем у калитки,
Как у входа в долгую судьбу.

 

 

ЗАЧЕМ

«Зачем, зачем, зачем все это?» -
Себя ты спрашиваешь сам.
И снег, и будущее лето,
Тоска по птичьим голосам,
И заграничные поездки,
И выходные под Москвой,
И память - луч сквозь занавески -
Путь освещающая твой…
Ты бросишь всё на поиск смысла,
Ты на земле оставишь след…
В две даты превратятся числа,
И ты поймёшь - ответа нет…

 

 

***
«И это пройдёт» - говорил Соломон.
Но он был неправ - не пройдет, а промчится.
Дорогу наверх сменит путь под уклон,
И не за что, не за что будет схватиться.

Тебя не удержит сыновья рука,
Не выдержит тяжести дерева ветка.
Падение вверх тормознут облака,
И ты очутишься в объятиях предка…

 

 

ГОВОРИЛА ВОЛЧОНКУ ВОЛЧИЦА

Говорила волчонку волчица,
Озирая глубокий овраг:
«Ты, по-моему, сын, не дурак.
И как будто годишься для драк.
В жизни всякое может случиться…
Но запомни, кто главный твой враг.

Он двуног, за спиною двустволка.
Помню я, как погиб твой отец
Из-за двух непутёвых овец…
Самый страшный, наверно, конец
Для матёрого серого волка
Получить этот серый свинец…

От меня, время быстро промчится,
Ты уйдёшь, уж заведено так,
Не дурак и готовый для драк…
Но подальше от лая собак!»
Говорила волчонку волчица,
Озирая глубокий овраг.

 

 

***
Уходить в листопад
Жёлто-красного цвета,
Оглянувшись назад,
На прошедшее лето,
На прошедшие дни,
На года и недели,
Облетели они,
Как листва, облетели.

Время тихо берёт
За преградой преграду,
И на смену идёт
Снегопад листопаду.
В жёлто-красном огне
Не сгорает надежда,
Что на всём по весне
Обновится одежда.

 

 

ДВА СЕРДЦА

За годом год, за эрой эра -
Безостановочный забег.
И наш отсчитывают век
Два сердца, два секундомера.
И мы вдвоём идём куда-то,
А чаще всё-таки бежим
Туда, где финишная дата
Два сердца превращает в дым…

2016 г.

 

 

***
Часто рубим сплеча,
Говорим наотрез.
Ну а дней саранча
Жизнь короткую ест.

И сбиваемся с круга,
И живём впопыхах.
И не носим друг друга
На усталых руках.

 

 

***
Набираешь номер.
Трубку не берут.
Только бы помер…
И тревога-спрут
Сдавливает душу,
День теряет прыть…
Почему-то трушу
Дальше в мире жить.
Опускаешь трубку,
Холодеет кровь.
Как всё в мире хрупко,
Понимаешь вновь.

 

 

***
На смерть. Сквозь любовь. Всё дальше и дальше
Летит то фыркая, то урча,
С точёным клювом сверхвкусный вальдшнеп
Туда, где ружьё растёт из плеча.
Уже приготовились две собаки
Найти в лесу подбитую дичь.
Весенняя Волга. Мерцает бакен.
И берега птица смогла достичь.
Вечернюю тишь разрывает дробью.
Поникший клюв проколол песок.
Встает луна всеземным надгробьем.
В порезы берёз вытекает сок.

 

 

С ПАСТУХАМИ

Гордился я знакомством с пастухами,
Гордился я стреляющим кнутом,
Гордился… и не знал, что вот потом,
Лет через десять вспомню все стихами.
Огромный луг пригрел большое стадо,
Коровы, словно льдины на траве.
Я слушаю рассказ о колдовстве.
И ничего-то больше мне не надо.
Пальнёшь кнутом, как будто из винтовки,
И понеслось, далёко понеслось,
В глухом лесу, быть может, вздрогнет лось,
Что тихо пьёт из речки Колотовки…

 

 

***
Плакал космонавт перед полётом,
Обнимал в последний раз коллег.
Чувствовал - случится в небе что-то,
Проиграет небу человек.
За поломкой следует поломка,
Замолчит растерянно Земля.
И она, Вселенной нашей кромка,
Не поможет всё начать с нуля…
Через миг запутаются стропы,
Упадёт земной метеорит…
И на миг деревьев стихнет ропот,
И звезда с звездой заговорит.

 

 

***
Истинно добрые долго живут…
Дольше, чем истинно злые.
Бог удлиняет земной их маршрут,
Держит их в списках «Живые».
Мол, украшайте планету собой,
Зло разбавляя густое.
Всё б хорошо, но случается сбой…
Выпьем, не чокаясь, стоя.
Видно способен и Бог на каприз,
Добрых не в срок забирая.
Смотрит апостол растерянно вниз,
Стоя в преддвериях рая.

 

 

РИФЫ

Я слышал, что теряют цвет кораллы,
Когда их вынимают из воды,
Когда их вынимают из среды,
Которая кораллы воспитала.

Глядит им вслед обиженное море,
Беспомощным бывает и оно.
Но ненадолго опустеет дно,
Молитесь все, накликавшие горе!

Мстят кораблям коралловые рифы,
Распарывая днища пополам.
И корабли лежат на дне, как хлам,
А рифы продолжают жить, как мифы.

Мелькают там диковинные рыбки,
Спешит куда-то одинокий краб…
Силён сегодня человек. И слаб.
И очень часто платит за ошибки.

1980 г.

 

 

***
Скорость света или скорость звука?
Скорость жизни - главная беда.
Если дело связано с разлукой,
Что страшнее слова «никогда».

Видишь, как случается на свете,
Есть у всех начал свои концы.
Самый долгий зной уносит ветер
Вместе с тонной пыли и пыльцы!

2016 г.

 

"Наша улица” №202 (9) сентябрь 2016

 

 

kuvaldn-nu.narod.ru

Сергей Таратута: "Как все в мире хрупко..."

В своих стихах поэт словно разговаривает с кем-то во время прогулки в парке. Он обращается к невидимому собеседнику с рассуждением или наставлением в форме уже забытого в Москве жанра - "беседа на прогулке". Неспешная беседа затягивает вас. И вот, вы уже с Сергеем Таратутой гуляете по бульвару и беседуете.

Сергей Таратута родился в Москве в 1957 году. Окончил Театральное училище имени Б. Щукина и Литературный институт имени М. Горького в семинаре Е.М. Винокурова. С 1980 по 1998 годы работал актером Центрального Академического Театра Советской Армии.

Автор стихотворных сборников "Стихотворения", "В чём мне в этой жизни повезло…" , "Марина", "Лирика", "Эпизоды". Стихи печатались в журналах «Новый мир», «Москва», "Октябрь", «Огонек», «Юность», газетах «Известия», «Литературная газета», «Вечерняя Москва», «Московский комсомолец» и др.

Творчество поэта отмечено премиями «Лучшие перья России», Золотым Орденским крестом «За самоотверженный труд на благо Отечества», Серебряной медалью И. А. Бунина - «За вклад в российскую поэзию», Орденами - "Петра Великого", М. В. Ломоносова «За заслуги и большой личный вклад в развитие отечественной культуры и искусства»,

Член Союза писателей России и Академии российской словесности.

Патриаршие пруды, которые выбрал Сергей Таратута для своего очередного Творческого вечера - сокровенное и очень значимое для москвичей и для русской литературы место. Еще Лев Николаевич Толстой зимой водил сюда на каток своих дочерей, а потом в романе «Анна Каренина» Левин ищет свою невесту Кити именно на катке Патриаршего пруда. Здесь же начинается самый читаемый роман ХХ века - «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова : "Однажды весною, в час небывало жаркого заката, в Москве, на Патриарших прудах, появились два гражданина."

У Патриарших прудов снимал эпизоды одного из своих фильмов Евгений Евтушенко.

И вот слайд-шоу Творческого вечера Сергея Таратуры "В Доме на Патриарших", которое - едва его выставил - посмотрели несколько сотен пользователей:

Одна из первых стихотворных подборок Сергея Таратуты вышла в 1979 году в журнале “Юность”, и её одобрил и по-державински “благословил” автора Александр Петрович Межиров, который был и моим учителем.

Приведу несколько бесценных советов-наставлений о поэтическим ремесле, которые Александр Петрович давал, как сейчас стало понятным, всем стихотворцам - на полях черновиков и в записках.

На Творческом вечере прозвучало и трогательное стихотворения Сергея Таратуты об отцовских записках...

"Надо со словами осторожней, святей, не так лихо, скупей", "Читайте "Рифма" Баратынского", "Ты овладел стихом, если слово "овладел" уместно применительно к поэзии.

Теперь - осторожней!!! Теперь старайся разучиться, пиши трудно, опасливо, только в исключительных случаях, по исключительной причине."

Этим советам, безусловно, следует Сергей Таратута.

Вот одно из моих любимых стихотворений поэта:

Им быть все время надо на виду,

Чтоб не забыли завтра, помня нынче

И потому не встретишь в их ряду

Ни Пушкина, на Баха, на да Винчи.

И в Гефсиманском схваченный саду,

Не суетясь, исчез в небесной сини.

А этим быть все время на виду,

Чтоб не забыли завтра, помня ныне.

Глубинная полифоничность смыслов присуща всему творчеству Сергея Таратуты. Написано с сокрушенной интонацией, сквозь которую просвечивает тысячелетняя глубина христианства. И в то же время поэтом дана очень жесткая и безапелляционная оценка примелькавшихся фигур столичной “тусовки”.

Беззаветно следующему всем пушкинскому мыслям, мне, признаться, не очень по душе фраза Александра Сергеевича:

“ Воспоминаниями о протекшей юности литература наша далеко вперед не продвинется”.

Литература может двигаться и назад, и куда угодно, и стоять на месте - главное - чтобы она была настоящей.

А слово “вперед” - особенно после ХХ века - попахивает каким-то поздним марксистским душком.

Все те, кто "беззаветно призывал", и "пролагал грудью" потом, по достижении "рубежа", оказывались совершенно профнепригодными к какой-либо общеполезной деятельности.

И может быть, чтобы отстоять свое мнение по поводу детства, отрочества и юности написал свою трилогию тот же Лев Николаевич.

Много стихотворений, посвященных своему трагическому детству, написал и Сергей Таратута, оставшийся без матери в четыре года, и воспитанный своим отцом.

Часто рубим с плеча,

Говорим наотрез.

Ну, а дней саранча

Жизнь короткую ест.

И сбиваемся с круга.

И живем впопыхах.

И не носим друг друга

на усталых руках.

Был я в детстве проездом

Был я в детстве проездом,

Видел молодость мельком.

Все, как в музыке, престо,

Тает все карамелькой…

Час придет оказаться

На неведомом свете.

Русский смысл камикадзе

Есть — божественный ветер!

Мне б свалиться в «начало»

Самолетиком с неба…

Словно прожито мало,

Словно там еще не был.

За годом год, за эрой эра -

Безостановочный забег.

И наш отсчитывают век

Два сердца, два секундомера.

И мы вдвоём идём куда-то,

А чаще всё-таки бежим

Туда, где финишная дата

Два сердца превращает в дым…

Гордился я знакомством с пастухами,

Гордился я стреляющим кнутом,

Гордился… и не знал, что вот потом,

Лет через десять вспомню все стихами.

Огромный луг пригрел большое стадо,

Коровы, словно льдины на траве.

Я слушаю рассказ о колдовстве.

И ничего-то больше мне не надо.

Пальнёшь кнутом, как будто из винтовки,

И понеслось, далёко понеслось,

В глухом лесу, быть может, вздрогнет лось,

Что тихо пьёт из речки Колотовки…

Плакал космонавт перед полётом,

Обнимал в последний раз коллег.

Чувствовал - случится в небе что-то,

Проиграет небу человек.

За поломкой следует поломка,

Замолчит растерянно Земля.

И она, Вселенной нашей кромка,

Не поможет всё начать с нуля…

Через миг запутаются стропы,

Упадёт земной метеорит…

И на миг деревьев стихнет ропот,

И звезда с звездой заговорит.

Я слышал, что теряют цвет кораллы,

Когда их вынимают из воды,

Когда их вынимают из среды,

Которая кораллы воспитала.

Глядит им вслед обиженное море,

Беспомощным бывает и оно.

Но ненадолго опустеет дно,

Молитесь все, накликавшие горе!

Мстят кораблям коралловые рифы,

Распарывая днища пополам.

И корабли лежат на дне, как хлам,

А рифы продолжают жить, как мифы.

Мелькают там диковинные рыбки,

Спешит куда-то одинокий краб…

Силён сегодня человек. И слаб.

И очень часто платит за ошибки.

Я никого не бил в лицо.

Не рвал наручников обиды.

И в окруженьи подлецов

Стоял, как бык в разгар корриды…

Я видел фильм: отстрел волков

Производился с вертолета.

(Теперь прошла пора флажков —

Прогресс с волками сводит счеты.)

Я был тогда на стороне

Зверей убитых сверху в спину,

И одного хотелось мне —

Того стрелка на землю скинуть…

Свою фамилию и имя

Цените выше всех наград.

Хотя наградам каждый рад,

И жить, конечно,легче с ними.

А если станете гонимей,

Чем сам Христос, то и тогда

Не продавайте никогда

Свои фамилию и имя!

И с этими двумя словами

Вам не страшны гроза и мрак,

И радуга, как добрый знак,

Украсит небеса над вами!

Как жить сегодня на Руси,

Чтоб к вене не приладить бритву?

И повторяешь, как молитву:

Не жди, не бойся, не проси.

И помогает? Вроде, да —

Просвет какой-то впереди…

Фонарь? Костер? Пожар? Звезда?

Не бойся. Не проси. Не жди!

К грузу прирастают плечи,

Сбросить хоть бы грамм один…

Говорят, что время лечит.

Нет, оно — новокаин…

Обезболит и приглушит

Грусть накопленных утрат,

И тому, что не бездушен,

Ты и сам давно не рад.

Проще было бы и легче,

Плакать не было б причин.

Был бы весел и беспечен…

Говорят, что время лечит,

Нет, оно — новокаин…

Руководили мной записки.

Когда из школы приходил.

Я в холодильнике на миске

Клочок бумаги находил.

Там говорилось, что в кастрюле,

И как мне что разогревать.

Года летели словно пули,

Не собираясь убивать…

Прочтя, выбраывал всегда я

Записки те, и грел еду,

И ел, ни капли не страдая,

Что никогда их не найду…

Стою на кухне, как в пустыне,

Вскипает что-то на плите,

И превращаются в святыни

Записки те, записки те…

Если б ожил сегодня Ван Гог,

Он бы многим, наверно, помог.

Мир, его многолетний задолжник,

Поделился б, наверное, с ним.

И, наверно великий художник

Эти деньги раздал молодым,

Начинающим, тем, кто в начале

Неширокой, короткой стези.

И пока их душа не отчалит,

Их шедеврам валяться в грязи.

Умер он и забытым, и нищим,

Зачастую живя на сантим…

Словно верил, что время отыщет

И поступит по совести с ним!

На судьбу и везенье роптать не изволь,

Появляясь на свет по закону природы.

Назначается каждый на главную роль,

А она разбивается на эпизоды.

Ненасытно-бесшумная времени моль

Проедает насквозь быстротечные годы…

Назначается каждый на главную роль.

А она разлетается на эпизоды.

Ни сюда,ни отсюда не нужен пароль,

Правда жизни ломает все шифры и коды…

Назначается каждый на главную роль,

А она разрывается на эпизоды.

Жизнь впереди уже не вся.

И старость где-то по соседству.

И по былому колеся,

Ты добираешься до детства.

Ты снова этой встрече рад,

Она и в запахах, и в цвете…

И так не хочется назад

Из тех краев, где все мы дети!..

Что поделать, но здесь не окажешься дважды,

На глазах в небесах растворилась родня.

И бушующий мир не исчезнет однажды,

Просто в нем, в этом мире, не станет меня…

Не исчезнет весна — ей вытаскивать лето,

Или ночь — ей готовить рождение дня.

Ничего не уйдет, все останется это,

Просто в нем, в этом мире, не станет меня…

Не исчезнут дожди или солнце июля,

Да и толпы в час пик, да и дней беготня,

Да и время, что мчится со скоростью пули,

Просто в нем, в этом мире, не станет меня…

Мама умещается в кассете.

Голос и тревожен, и глубок…

Будто знала, что не жить на свете,

Будто знала, что заждался Бог.

Голос цепко держится за пленку.

Прокручу все записи опять,

Чтобы сквозь «Фабричную девчонку»

И сквозь «Барабанщицу» узнать

Очень рано умершую мать…

Есть болезнь такая — одиночество.

От нее, конечно, не помрешь.

Нет лекарств, да и хирурга нож,

Чтоб спасти больного, не заточится.

Телефон не сломан. Просто мистика…

Ты один и летом, и зимой.

В каждой кроне место есть для листика

С необыкновенною каймой!

За пустырем открытость леса,

И птиц встревоженных пролет.

К концу, к концу подходит пьеса,

Названье этой пьесы — год.

Переизбыток декораций,

Героев, актов и картин.

Не перескажешь пьесу вкратце,

Как не вернешь летящий клин.

Полоска превратится в точку,

Придет под занавес мороз,

Чтобы собой продлить цепочку…

Чтоб милый грохот первых гроз

Однажды вскрыл за почкой почку!

Каждый день, на службу не спеша,

Буквы переделываешь в ноты.

Лист бумаги, ручка и душа —

Все, что нужно для твоей работы.

Повезло тебе, не повезло,

До сих пор не разобрался толком.

Но себя не чувствуешь осколком,

Если вдохновение пришло.

А оно то оттепель, то вьюга,

Если мир — подобие зимы…

Так идем вдвоем по миру мы,

Два случайно встретившихся друга!

И в той, и в этой - чувство долга,

Той надо петь, а этой - течь...

Два слова Иволга и Волга.

Как ты красива, наша речь!

Я появлялся там с грачами,

Низ Москвы, а птицы - с юга.

И с их развязными речами

вставала на ноги округа.

Они брели за тракторами,

Ныряя в борозды.Дымилась

Изнанка поля. Под парами

Другое рядом с ним томилось.

Потом птенцы из гнезд взлетали

И землю клювами колоди,

И оперение цвета стали

Переплавлялось в цвета смоли.

...Сентябрь кончался, Всё пустело

И неуютным становилось.

Листвы безжизненное тело

Давно сдалось ветрам на милость.

И наступает день разлуки...

Летят грачи с картавым играем.

Они мне - крылья, я им - руки

Вослед друг другу простираем.

newizv.ru

Сергей Таратута. Стихи. - Страница 5

Первая любовь

Зима шагает по стране
Еще полгода до загара!
И папа вслух читает мне
Рассказ “Снега Килиманджаро”…
Промчалось детство, как рассказ,
От первой до последней строчки…
Но много времени у нас –
Апрель и распустились почки.
В моей руке ее запястье,
Браслета потеплела сталь.
И, Боже мой, какое счастье
Вот так идти куда-то вдаль!
И даль была необозрима,
Казалось, в мире мы одни.
И время не летело мимо,
Как в наши дни, как в наши дни!..

 

Мы, конечно, народ великий…

Мы, конечно, народ великий,
Но никак не осядет муть.
Различимы святые лики,,
В тупике или на пике.
Слева стоны, а справа крики.
И под ноги ложатся блики,
Освещая великий путь.

 

Как всё в мире хрупко…

Как всё в мире хрупко
Набираешь номер.
Трубку не берут.
Только бы не помер.
И тревога – спрут –
Сдавливает душу.
День теряет прыть…
Почему-то трушу
Дальше в мире жить.
Опускаешь трубку,
Холодеет кровь.
Как все в мире хрупко.
Понимаешь вновь.

 

Семена

Посланцы мартовского леса –
В окно влетают семена.
Чего в них нет, так это веса,
Но есть обязанность одна.
Они во что бы то ни стало
Должны упасть и прорасти.
И мест для этого не мало,
Но есть преграды на пути.
На свете нет существ покорней,
Они влетают в пасть окна.
Несостоявшиеся корни,
Стволы, листва… Но семена,
Освободившись из-под пресса
Вчера растаявших снегов,
Летят из мартовского леса
По воле солнца и ветров.
А значит дето вновь на старте!
И не пугают времена,
Когда в окно влетают в марте
Посланцы леса – семена!

 

Проснешься утром – все опять впервые

Проснешься утром – все опять впервые,
Хотя вокруг один и тот же вид.
Все потому, что мы еще живые,
И многое, наверно, предстоит.
Отстреливаем годы, как ступени
Взлетающего в космос корабля.
И падают на собственные тени
Останки их, и морщится Земля.
Уходит мир огромный и родимый.
Полоска в небе тает не спеша.
И только остается невредимой,
Как хрупкий спутник, хрупкая душа!

 

Состояния – как это куце

Состояния – как это куце,
Если судьбы имеют концы.
На земле,на земле остаются
После нас и фарфор, и дворцы.
И никто даже мелкое блюдце
В мир иной унести не сумел.
И, наверное, души смеются,
Улетая подальше от тел…

 

Языки

Не любил я учить языки.
Своего языка мне хватало.
“Table” – стол, “river” вместо реки,
Слов в английском, как в русском , немало.
Было тяжко среди словарей,
Забывались слова и словечки.
Я ведь летом таскал пескарей
Не из “river” чужой, а из речки…
Не богат мой словесный улов,
И по-русски поймут, если надо.
“Языковый барьер” не преграда,
Очень многое ясно без слов!

 

Мне поведал наездник

Мне поведал наездник, что лошадь –
Это заяц, но очень большой.
С благодарно-пугливой душой,
И всегда с неподъемною ношей…
Лошадь мы приучили когда-то
От уздечек зависить и шпор.
И приходится ей до сих пор
От рассвета пахать до заката.
И не сбросить ей эти оковы,
Без нее мощь теряет мотор…
И о счастье едут разговор
На копытах четыре подковы!

 

Не создать вина прекрасного из браги

Не создать вина прекрасного из браги.
Как ни верь в успех и чудеса,
Не создать породистого пса
Из отмытой тщательно дворняги.
Но и бражка может быть напитком.
И дворняжки тоже хороши.
Только в творчестве никчемны все попытки,
Если нет таланта и души.

 

У памятника

Как будто только схоронили.
Стоит взволнованный народ.
И никаких других фамилий
Сегодня здесь не назовет.
А он один в цветах и в людях
Июньский мрамор разогрет.
И негодуют вновь и судят
Того, кем был убит поэт…
Настала ночь. В подлунном мире
Певец свободы и добра.
И я один сижу в квартире,
Боясь коснуться до пера.

 

Звездопад

Вторые сутки без жары,
И, ночью чувствуя прохладу,
Сквозь тучи дальние миры
Готовят землю к звездопаду.
Нам обещали звездопад,
Мечты исполнится готовы.
Но вот вторую ночь подряд
Нам не сорвать с небес покровы.
И тучи звезды ловят впрок,
Чтоб стать красивыми дождями,
Где свой у каждого мирок
И небо с дальними мирами!

 

Незаметно Земля постарела…

Незаметно Земля постарела…
За последние тысячи лет.
И несет свое грузное тело
В окружении звезд и планет.
Мы не чувствуем скорость полета,
Никого до сих пор не снесло.
Нас уносят тоска и работа,
Непризнание. зависть и зло…
Нас уносит, как осенью шляпы,
Неожиданный ветра порыв,
Эры, вехи, эпохи, этапы
Наползают, собою накрыв…
Где-то лает надрывно собака,
Собирается где-то гроза,
Кто-то учит в ночи Пастернака,
Кто-то крестится на образа…

 

kaleidoskopsniper.com

Сергей Таратута. Стихи. - Страница 6

Горе, знаю, не раз еще сгорбит…

Горе, знаю, не раз еще сгорбит,
Не нарушить событий канву…
Слава Богу, не гибну от скорби,
Как-то все-таки дальше живу.
И крещу я родителей фото,
Непонятно: я с ними иль без?
И душа на правах эхолота
Измеряет глубины небес!

 

Скорый поезд

Как это так. как это так. как это так?
Мне скорый поезд задает вопросы.
На всех порах легко летит в полночный мрак.
Оконный свет пуская под откосы.
Но что сейчас ответить я могу ему,
Он не услышит моего ответа.
Грохочет он и вот летит назад во тьму
Звездой на счастье чья-то сигарета…
Все толще пленка на обветренном окне.
То ли туман, то ли иная морось.
Леса-поля. вагон и я. ему и мне
Лететь к рассвету,не сбавляя скорость!

 

Звонит ли колокол по ком

Звонит ли колокол по ком
Или играет туш,
Потоп ли, вызванный дождем,
Или все лето сушь…
Себя ты чувствуешь ростком
В воде или в пыли…
Звонит ли колокол по ком
На том конце земли.

 

Мама умещается в кассете

Мама умещается в кассете.
Голос и тревожен, и глубок…
Будто знала, что не жить на свете,
Будто знала, что заждался Бог.
Голос цепко держится за пленку.
Прокручу все записи опять,
Чтобы сквозь “Фабричную девчонку”
И сквозь “Барабанщицу” узнать
Очень рано умершую мать…

 

Слово “вдруг”

Когда все валится из рук,
И ни во что уже нет веры,
Дни одинаковы и серы,
Тебя спасает слово “вдруг”.
Оно не только взрыв иль гром,
Или занос на повороте,
Или поломка в самолете,
Или грабитель за углом.
Оно еще свет маяка,
Замеченный издалека.
И вдохновения прилет
То ли с глубин, то ли с высот.
Надежда с верой в слове “вдруг”.
И тьму прокалывает лучик.
Удача и счастливый случай
Спасательный бросают круг!

 

Ах, эти белые вороны…

Ах, эти белые вороны…
Быть ими просто и не просто:
Ни перспектив. ни обороны
И в десять лет и в девяносто.
Они белей на сером фоне
Даже заснеженного быта,
И как звезда на небосклоне,
Их цель конечная размыта.
Им не дано собраться в стаю:
И не хотят, и их немного.
Страницы-крылья их листая,
Ты ощущаешь близость Бога!

 

Дорогой своей, а, вернее, тропой…

Дорогой своей, а, вернее, тропой
Идет не спеша вдоль проспекта слепой.
Не стар и не молод, одет не богато,
И кажется мне, что он смотрит куда-то.
В руке инструмент. Это скрипка. Нет – альт.
А трость постоянно стучит об асфальт…
Стучит, словно ищет неведомый клад.
Стучит, чтобы легче идти наугад.
Грохочущий город… Но странная штука,
Я глохну от этого слабого звука!..

 

Причудливы моды в Париже…

Причудливы моды в Париже,
Не нам с ними быть наравне.
Но уровень жизни чем ниже,
Тем лучше поэты в стране!..
Пускай мы планете обуза,
Пускай мы отстали во всем –
Согнувшись под грузом Союза,
Мы дух, как вериги, несем
Нас держат непрочные нити,
Мы все одноглазы, хромы,
Но вы нам спасибо скажите
За то, что на свете есть мы.
Когда наступает разруха,
И голод за горло берет,
Одно лишь величие духа
Спасает великий народ!

 

Неплохо, что ни говори…

Неплохо, что ни говори,
Когда дорога позовет,
Потратить час на дьюти фри
И сесть в огромный самолет.
Прильнув к стеклу, смотреть с небес
На то, как пролетает день,
И представлять, как дальний лес
Сбривает самолета тень.
И выпить сока и вина
За чистоту небес,
За вид из толстого окна,
За счастье стюардесс!

 

Строй

Я не умел ходить в строю.
И жаловались педагоги,
Отца просили о подмоге,
И в школу тот шагал мою.
Там узнавал он каждый раз,
Что сын – подобие изгоя.
Что. если строем ходит класс,
Сын выбивается из строя!
И двойкам не было конца.
И без конца десятилетка…
И жалко было мне отца,
Так мощный ствол жалеет ветка.
Забыв, что дерево едино.
Когда его клюет топор…
И я не знаю, в чем причина.
Что не в строю я до сих пор?!

 

kaleidoskopsniper.com

Сергей Таратута. Стихи. - Страница 7


Есть болезнь такая – одиночество

Есть болезнь такая – одиночество.
От нее, конечно, не помрешь.
Нет лекарств, да и хирурга нож,
Чтоб спасти больного, не заточится.
Телефон не сломан. Просто мистика…
Ты один и летом, и зимой.
В каждой кроне место есть для листика
С необыкновенною каймой!

 

Одиночества я не боюсь

Одиночества я не боюсь.
Не звонит телефон и не надо.
Старый глобус, на глобусе Русь.
Повернул – появилась Канада.
И еще столько стран, островов.
А таких же, как я – миллиарды!
Глобус, как и планета, не нов,
В магазинах поярче есть карты.
Там виднее названия стран
И на них голубей океаны.
Но не слышится в них ураган,
Плыть по ним не мешают туманы.
Все на глобусе я повстречал,
Это было назад лет пятнадцать.
И Италия, словно причал,
Помогала мне в путь отправляться.
К одиночеству я привыкал.
Находил без компаса дорогу,
Не боясь ни тайфунов, ни скал,
Закаляя себя понемногу…
Повидал я немало с тех пор,
Убедился – огромна планета.
Но любому скажу я в упор –
Одиночество кормит поэта.

 

Представь: коралловые рифы

Представь: коралловые рифы
В тепле невидимой воды.
Здесь забываешь грусть и рифмы.
Наверно, райские сады
Так выглядят. Сверкают рыбы,
Подводный праздничный салют.
Природа, милая, спасибо
За все, что сделала ты тут!
За тишину, тепло и краски,
За мир, где каждый одинок,
Где вдруг в стекло овальной маски
Упрется лбом морской конек,
Где не слышны земные страсти,
Где первозданность уцелела,
Где распадаюсь на две части:
На душу вечную и тело.

 

За пустырем открытость леса

За пустырем открытость леса,
И птиц встревоженных пролет.
К концу, к концу подходит пьеса,
Названье этой пьесы – год.
Переизбыток декораций,
Героев, актов и картин.
Не перескажешь пьесу вкратце,
Как не вернешь летящий клин.
Полоска превратится в точку,
Придет под занавес мороз,
Чтобы собой продлить цепочку…
Чтоб милый грохот первых гроз
Однажды вскрыл за почкой почку!

 

Печаль

Вот здесь мы сидели, а здесь мы прошли,
А там вот проплыли, а там пробежали…
Мосты сожжены. Сожжены корабли.
Но жить невозожно без светлой печали!
И ты убегать от нее не спеши,
На свете не худшее это ненастье.
Печаль – основная подпитка души
И с ней ощутимее радость и счастье!

 

Мы с немцем пьем коктейли в баре

Мы с немцем пьем коктейли в баре.
Он в русском безнадежно плох.
И мой немецкий не в ударе,
Лишь”Ахтунг”, “шнелле”, “хенде хох”…
Слова стреляющие эти
Когда-то въелись в нашу речь.
Мы с ним расстались на рассвете,
Чтобы до смерти мир беречь!

 

Окно. Семнадцатый этаж.

Окно. Семнадцатый этаж.
Мы с сыном смотрим из окна.
Урбанистический пейзаж,
Почти что вся Москва видна.
Обнявшись, смотрим на дома
И на движения машин,
И фарам их подвластна тьма,
С небесных сползшая вершин.
Стоять бы так, встречать рассвет,
Когда все окна заблестят,
И сын в свои семнадцать лет,
И я в свои за пятьдесят!

 

Верить в Бога хочу опять…

Эту жизнь проживая серую
( Всем прогнозам плохим назло),
В хеппи-энд по-российски верую,
Как вернувшийся грач – в тепло!
В слое “Бог” буква “б” вновь выросла,
Стали всюду с большой писать.
Надоело мне верить вымыслам,
Верить в Бога хочу опять…

 

Каждый день, на службу не спеша…

Каждый день, на службу не спеша,
Буквы переделываешь в ноты.
Лист бумаги, ручка и душа –
Все, что нужно для твоей работы.
Повезло тебе, не повезло,
До сих пор не разобрался толком.
Но себя не чувствуешь осколком,
Если вдохновение пришло.
А оно то оттепель, то вьюга,
Если мир – подобие зимы…
Так идем вдвоем по миру мы,
Два случайно встретившихся друга!

 

Город Лим

Если верить Данте, город Лим –
Город, где поэтов души вместе.
Час пробьет, и я прибуду к ним,
Удостоенный высокой чести.
Ни к чему здесь компас и секстант,
Этот город сумерек под боком.
В нем давно и сам суровый Дант,
Может быть, в одном районе с Блоком.
Новичка с душой встречают там.
Кто вот только будет первым встречным:
Маяковский? Пушкин? Мандельштам?
Или Хлебников с мешком заплечным?
Если здесь Парнас неодолим,
Если вдруг тебя оставят силы,
Знай, поэт, что встретишь город Лим
На пути от смерти до могилы…

 

kaleidoskopsniper.com

Сергей Таратута | Телеканал Театр. Официальный сайт

Актёр Театра Армии, поэт, прозаик, Сергей Таратута, читает свои стихи.

13 комментариев. Оставить новый

Потрясающий поэт современности Сергей Таратута очень редко радует соими выступлениями почитателей своего таланта. Почему?! Хотелось бы чаще слышать прекрасную русскую речь и гениальные строчки в великолепном исполнении!!!

Слушать и читать стихи Сергея Таратуты — всегда большая радость от встречи с настоящей поэзией, которой так не хватает в нашей современной жизни.

Побольше бы таких выступлений и стихов!

Мы обязательно ещё пригласим Сергея Львовича почитать свои стихи в эфире телеканала.

Интересный поэт, замечательные стихи, хочется услышать еще много новых, впечатляющих стихов. Пишите, творите, радуйте нас …

Дорогой Сергей, пишите много, читайте чаще и радуйе всех поклонников Вашего творчества и таланта!

Подскажите где и когда еще можно услышать стихи Сергея Таратуты?

Здравствуйте! Сегодня снимали Сергея Львовича Таратуту, В ближайшие дни в эфире телеканала ТЕАТР замечательный поэт и прозаик будет читать свои произведения. Следите за программой передач.

Огромное спасибо за великолепную передачу!

Посмотрел передачу и неожиданно понравилось. Но обязательно надо теперь вживую послушать

Замечательная передача!!!Спасибо за стихи!!!Удачи в творчестве!!!

Андрей Дементьев о Сергее Таратуте:
«Среди потока стихотворных сборников, которые как-то сразу уходят в небытие, иногда встречаются книги, озарённые истинной поэзией. И среди последних я с интересом перелистываю стихи Сергея Таратуты. Человек он талантливый и очень современный во всем – от метафоры до выбора темы. Пусть ему и дальше светит счастливая звезда удачи, которая добра лишь к избранным!»

Скажите, а когда можно будет увидеть в ютубе 2-ю часть передачи Сергея Львовича Лирика? Ведь не всегда есть возможность увидеть то, что хочешь по ТВ

telekanalteatr.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.