Серафим саровский стихи


Стихи о преп. Серафиме Саровском « Любинское благочиние

Икона преп. Серафима Саровского

УГОДНИК БОЖИЙ СЕРАФИМ

Старец Божий, старец кроткий,
В лаптях, с палкою простой,
На руке иссохшей чётки,
Взор, горящий добротой.

Сколько дивного смиренья
В страстотерпческих чертах,
Дивный дар богомоленья
Лёг улыбкой на устах.

Тяжким подвигом согбенный
Он идёт, гонец небес,
Прозорливый, вдохновенный
Полный благостных чудес.

Благодатной силой веет
На молящих от Него.
Гордый разум цепенеет
Перед святостью Его.

С. БЕХТЕЕВ

 ***

Благословение матери на монашеский путь. Фрагмент литографии нач. XX века.

В детстве, как голубь, слетел с колокольни,
И перед матерью, юный такой,
Встал невредимый, с улыбкой спокойной,
Явно хранимый для жизни святой.

Рано презрел он мирские соблазны
И монастырь полюбил потому;
Часто в видениях многообразных
Божия Матерь являлась ему.

Видел Христа он и Ангелов лики –
Келья тогда озарялась светло –
Видел их ясно, в восторге великом
Чувствуя Духа Святого тепло.

В белом подряснике, светлый, веселый,
Свежий, как утро Пасхального дня;
А за плечами-то камень тяжелый:
«Камнем томлю я томящего мя».

Хлебом покормит медведя лесного,
Деток попотчует сладким лучком…
Сколько людей вспоминали про Бога,
Каялись слезно при старце святом!

Так ордена разронял и – на диво –
В келье монаха рыдал генерал,
Видя, как старец, глядя прозорливо,
Язвы душевные в нем умягчал.

Проще дитяти, мудрее, чем книжник, —
Житель небесный и Ангел земной,
Тысячу суток молился подвижник,
Слезы роняя на камень лесной…

Литография Серафимо-Дивеевского монастыря, нач. XX века

И на грабителей в самозащиту
Крепкой рукой он не поднял топор…
Только, ворами жестоко избитый,
Кланялся им он, согбенный с тех пор.

Ярко духовной звездою сияя,
Людям смиренным, душою простым,
В Пустынь свою, наподобие Рая,
Всех созывает отец Серафим.

И потянулись отвсюду дороги
К Пустыни Саровской, полной чудес,
Где говорил он: «Ведь я-то – убогий,
Радость моя, но Христос-то воскрес!»

И у людей раскрываются крылья,
На сердце веет Любви Благодать,
И укрепляются воли усилья,
Духа Святаго всей жизнью стяжать.

Подвиг старца

Моление преп. Серафима на камне. Икона написана свщ. мч. митр. Серафимом Чичаговым. Начало XX в.

Ночь. Как безмолвные зрители
Звёздочки смотрят с небес;
Тихо вокруг: от обители
Тянется Саровский лес.

Келия там одинокая:
В ней Серафим обитал.
Знала пустыня широкая
Подвиг как он совершал.

Там при дорожке под соснами
Камень тяжелый лежал.
Старец ночами бессонными
Там на коленях стоял.

Лето и зиму холодную
Он, не смыкая очей,
Выстоял волей свободною
Тысячу дней и ночей.

Весь безучастный ко внешнему
В сердце молитву слагал:
«Боже, будь милостив мне грешному», —
Часто так старец взывал.

Он творил чудеса исцеления…
Счета им нету конца…
Пред иконой святой «Умиления»
Предал свой дух в небеса…

Славится Русь бесконечная
Угодником новым своим…
Заступник и радость нам вечная,
Батюшка наш Серафим!

Пустынник

Дальняя пустынька преп.Серафима. Фрагмент литографии 1903 г.

Вот он, блаженный пустынник, взыскующий
Века грядущего благ неземных!
Вот он, в скорбях, как мы в счастье, ликующий,
Душу готовый отдать за других!..

Тихо тропинкой лесной пробирается
В кожаной мантии, в лычных лаптях;
Крест на груди его медный качается,
Сумка с песком у него на плечах.

Вьется Саровка излучистой впадиной;
Сосен столетних красуется строй;
И, на ходу подпираясь рогатиной,
Движется старец неспешной стопой.

Телом согбенный, с душою смиренною,
В пустыньку он помолиться бредет;
Но, и молитву творя сокровенную,
Он для трудов свой топорик несет.

Белый на нем балахон; серебристые
Шапочкой ветхой прикрыв волоса,
Вглубь себя он устремляет лучистые,
Полные ласки душевной глаза…

Силою он одарен благодатную:
Чуткой душой прозревает он вдаль,
Видит он язвы людские, невнятные
Слышит он вопли, — и всех ему жаль…

Он и утешить готов безутешного,
Слабое детство от смерти спасти,
Или к сиянию света нездешнего
Грешную душу мольбой привести.

Всем изнемогшим в огне испытания
«Радость моя! – он твердит. – Не скорби,
Бури душевные, грозы страдания,
Господа ради, с улыбкой терпи!»

С плачущим плакать он рад; унывающих
Нежно ободрить, их дух подкрепить.
Всех же, Господень Завет забывающих,
Учит он – ближних, как братьев, любить.

Учит искать он богатство нетленное,
Чтоб не владела душой суета, —
Ибо все мира сокровище бренное
Нашей душе не заменит Христа.

Леонид Денисов, 1903 г.

Просмотров: 5529

l-blagochinie.cerkov.ru

Стихи о преподобном Серафиме Саровском

Преподобный Серафим Саровский один из самых ярких святых православного мира!

Особая народная любовь к этому дивному святому связана с тем, что преподобный Серафим был особенно близок к людям, так как нес послушание народного старца, народного помощника! И нес батюшка Серафим это тяжелое послушание с особенной жертвенной любовью, принимая каждого посетителя со словами: “Радость моя! Христос Воскресе”!

Ниже мы размещаем прекрасные стихи, посвященные преподобному Серафиму, его великому подвигу, через который спаслись многие и многие тысячи душ людских! Спасаются души и поныне!

ПУСТЫННИК
(автор – Леонид Денисов, 1903 г.)

Вот он, блаженный пустынник, взыскующий
Века грядущего благ неземных!
Вот он, в скорбях, как мы в счастье, ликующий,
Душу готовый отдать за других!..

Тихо тропинкой лесной пробирается
В кожаной мантии, в лычных лаптях;
Крест на груди его медный качается,
Сумка с песком у него на плечах.

Вьется Саровка излучистой впадиной;
Сосен столетних красуется строй;
И, на ходу подпираясь рогатиной,
Движется старец неспешной стопой.

Телом согбенный, с душою смиренною,
В пустыньку он помолиться бредет;
Но, и молитву творя сокровенную,
Он для трудов свой топорик несет.

Белый на нем балахон; серебристые
Шапочкой ветхой прикрыв волоса,
Вглубь себя он устремляет лучистые,
Полные ласки душевной глаза…

Силою он одарен благодатную:
Чуткой душой прозревает он вдаль,
Видит он язвы людские, невнятные
Слышит он вопли, – и всех ему жаль…

Он и утешить готов безутешного,
Слабое детство от смерти спасти,
Или к сиянию света нездешнего
Грешную душу мольбой привести.

Всем изнемогшим в огне испытания
«Радость моя! – он твердит. – Не скорби,
Бури душевные, грозы страдания,
Господа ради, с улыбкой терпи!»

С плачущим плакать он рад; унывающих
Нежно ободрить, их дух подкрепить.
Всех же, Господень Завет забывающих,
Учит он – ближних, как братьев, любить.

Учит искать он богатство нетленное,
Чтоб не владела душой суета, —
Ибо все мира сокровище бренное
Нашей душе не заменит Христа.

 

ПОДВИГ СТАРЦА
(автор – неизвестен)

Ночь: как небесные жители
Звездочки смотрят с небес;
Тихо вокруг: от Обители
Тянется Саровский лес.

Келья стоит одинокая:
В ней Серафим обитал.
Знала пустыня широкая
Подвиг, что он совершал.

Близ, по дороге, под соснами
Камень великий лежал.
Старец ночами безсонными
Там на коленях стоял.

Лето и зиму холодную
Он, не смыкая очей,
Выстоял волей свободную
Тысячу дней и ночей.

Все безутешно Всевышнему
В сердце молитву слагал:
«Боже, будь милостив мне грешному», —
Часто так старец взывал.

Он творил чудеса исцеления…
Счета им нету конца…
Пред иконой святой «Умиления»
Предал свой дух в небеса…

Славится Русь бесконечная
Угодником новым своим…
Заступник и радость нам вечная,
Батюшка наш Серафим!

 

СВЯТОЙ СЕРАФИМ
(автор – Алексей Масаинов 1916)

Закатный свет, молитвенные зори,
Моя Земля и мир, что так любим.
Любил его и ясный Чудотворец,
Светильник, преподобный Серафим.

Простой, он жил как птицы полевые.
Бедняк, не он богатства собирал.
Но Ангел в алтаре на литургии
Ему кадило тайно подавал.

О час утра и голос песен ранний!
Крик петухов, жужжание шмеля,
Роса на ржи и тихое сиянье,
Когда Господь нисходит на поля.

И монастырь. И в монастырском клире,
Как от кадила уплывает дым,
Ушел от нас безгрешно живший в мире
Премудрый и пресветлый Серафим…

 

УДИВИТЕЛЬНЫЙ СТАРЕЦ
(автор – Александр Красницкий, 1903 год)

Кто нам сиял звездой чудесной?
Кто солнцем был средь тьмы ночной?
Чей образ прелести небесной
Исполнен в юдоли земной?

Кто нас учил любви великой
И сам ее примером был?
Пред кем смирялся злобы дикой
В сердцах смиренных ярый пыл?

Кто жаждой вечного спасенья
С дней детства раннего палим,
Кто жил надеждой воскресенья? –
Он – Преподобный Серафим!

И ныне всюду вспоминая
Его великие дела,
Молитвам Старца Русь Святая
Себя навеки предала!

 

ПРЕПОДОБНЫЙ СЕРАФИМ
(автор – неизвестен)

В детстве, как голубь, слетел с колокольни,
И перед матерью, юной вдовой,
Встал невредимый, с улыбкой спокойной,
Явно хранимый для жизни святой.

Рано презрел он мирские соблазны
И монастырь полюбил потому;
Часто в видениях многообразных
Божия Матерь являлась ему.

Видел Христа он и Ангелов лики –
Келья тогда озарялась светло –
Видел их ясно, в восторге великом
Чувствуя Духа Святого тепло.

В белом подряснике, светлый, веселый,
Свежий, как утро Пасхального дня;
А за плечами-то камень тяжелый:
«Я-де томлю все томящего мя».

Хлебом покормит медведя лесного,
Деток попотчует сладким лучком»…
Сколько людей вспоминали про Бога,
Каялись слезно при старце святом!

Так ордена разронял и – на диво –
В келье монаха рыдал генерал,
Видя, как старец, глядя прозорливо,
Язвы душевные в нем умягчал.

Проще дитяти, мудрее, чем книжник, —
Житель небесный и Ангел земной,
Тысячу суток молился подвижник,
Слезы роняя на камень лесной…

И на грабителей в самозащиту
Крепкой рукой он не поднял топор…
Только, ворами жестоко избитый,
Клонится ивой, согбенный с тех пор.

Ярко духовной звездою сияя
Людям смиренным, душою простым,
В Пустынь свою, наподобие Рая,
Всех созывает отец Серафим.

И потянулись отвсюду дороги
К Пустыни Саровской, полной чудес,
Где говорил он: «Ведь я-то – убогий,
Радость моя, но Христос-то воскрес!»

И у людей раскрываются крылья,
На сердце веет Любви Благодать,
И укрепляются воли усилья,
Духа Святаго всей жизнью стяжать.

Источник: http://semyaivera.ru/2014/01/15/serafim-sarovskiy-v-poezii/

(1181)

georgievka.cerkov.ru

Серафим Саровский в поэзии! | СЕМЬЯ и ВЕРА

Серафим Саровский в поэзии!

Здравствуйте, дорогие посетители православного островка «Семья и Вера»!

Преподобный Серафим Саровский один из самых ярких святых православного мира!

Особая народная любовь к этому дивному святому связана с тем, что преподобный Серафим был особенно близок к людям, так как нес послушание народного старца, народного помощника! И нес батюшка Серафим это тяжелое послушание с особенной жертвенной любовью, принимая каждого посетителя со словами:

«Радость моя! Христос Воскресе»!

Ниже мы размещаем прекрасные стихи, посвященные преподобному Серафиму, его великому подвигу, через который спаслись многие и многие тысячи душ людских! Спасаются души и поныне!

ПУСТЫННИК

(автор — Леонид Денисов, 1903 г.)

Вот он, блаженный пустынник, взыскующий
Века грядущего благ неземных!
Вот он, в скорбях, как мы в счастье, ликующий,
Душу готовый отдать за других!..

Тихо тропинкой лесной пробирается
В кожаной мантии, в лычных лаптях;
Крест на груди его медный качается,
Сумка с песком у него на плечах.

Вьется Саровка излучистой впадиной;
Сосен столетних красуется строй;
И, на ходу подпираясь рогатиной,
Движется старец неспешной стопой.

Телом согбенный, с душою смиренною,
В пустыньку он помолиться бредет;
Но, и молитву творя сокровенную,
Он для трудов свой топорик несет.

Белый на нем балахон; серебристые
Шапочкой ветхой прикрыв волоса,
Вглубь себя он устремляет лучистые,
Полные ласки душевной глаза…

Силою он одарен благодатную:
Чуткой душой прозревает он вдаль,
Видит он язвы людские, невнятные
Слышит он вопли, — и всех ему жаль…

Он и утешить готов безутешного,
Слабое детство от смерти спасти,
Или к сиянию света нездешнего
Грешную душу мольбой привести.

Всем изнемогшим в огне испытания
«Радость моя! – он твердит. – Не скорби,
Бури душевные, грозы страдания,
Господа ради, с улыбкой терпи!»

С плачущим плакать он рад; унывающих
Нежно ободрить, их дух подкрепить.
Всех же, Господень Завет забывающих,
Учит он – ближних, как братьев, любить.

Учит искать он богатство нетленное,
Чтоб не владела душой суета, —
Ибо все мира сокровище бренное
Нашей душе не заменит Христа.

ПОДВИГ СТАРЦА

(автор — неизвестен)

Ночь: как небесные жители
Звездочки смотрят с небес;
Тихо вокруг: от Обители
Тянется Саровский лес.

Келья стоит одинокая:
В ней Серафим обитал.
Знала пустыня широкая
Подвиг, что он совершал.

Близ, по дороге, под соснами
Камень великий лежал.
Старец ночами безсонными
Там на коленях стоял.

Лето и зиму холодную
Он, не смыкая очей,
Выстоял волей свободную
Тысячу дней и ночей.

Все безутешно Всевышнему
В сердце молитву слагал:
«Боже, будь милостив мне грешному», —
Часто так старец взывал.

Он творил чудеса исцеления…
Счета им нету конца…
Пред иконой святой «Умиления»
Предал свой дух в небеса…

Славится Русь бесконечная
Угодником новым своим…
Заступник и радость нам вечная,
Батюшка наш Серафим!

СВЯТОЙ СЕРАФИМ

(автор — Алексей Масаинов 1916)

Закатный свет, молитвенные зори,
Моя Земля и мир, что так любим.
Любил его и ясный Чудотворец,
Светильник, преподобный Серафим.

Простой, он жил как птицы полевые.
Бедняк, не он богатства собирал.
Но Ангел в алтаре на литургии
Ему кадило тайно подавал.

О час утра и голос песен ранний!
Крик петухов, жужжание шмеля,
Роса на ржи и тихое сиянье,
Когда Господь нисходит на поля.

И монастырь. И в монастырском клире,
Как от кадила уплывает дым,
Ушел от нас безгрешно живший в мире
Премудрый и пресветлый Серафим…

Удивительный старец
(автор — Александр Красницкий, 1903 год)
Кто нам сиял звездой чудесной?
Кто солнцем был средь тьмы ночной?
Чей образ прелести небесной
Исполнен в юдоли земной?

Кто нас учил любви великой
И сам ее примером был?
Пред кем смирялся злобы дикой
В сердцах смиренных ярый пыл?

Кто жаждой вечного спасенья
С дней детства раннего палим,
Кто жил надеждой воскресенья? –
Он – Преподобный Серафим!

И ныне всюду вспоминая
Его великие дела,
Молитвам Старца Русь Святая
Себя навеки предала!


ПРЕПОДОБНЫЙ СЕРАФИМ

(автор — неизвестен)

В детстве, как голубь, слетел с колокольни,
И перед матерью, юной вдовой,
Встал невредимый, с улыбкой спокойной,
Явно хранимый для жизни святой.

Рано презрел он мирские соблазны
И монастырь полюбил потому;
Часто в видениях многообразных
Божия Матерь являлась ему.

Видел Христа он и Ангелов лики –
Келья тогда озарялась светло –
Видел их ясно, в восторге великом
Чувствуя Духа Святого тепло.

В белом подряснике, светлый, веселый,
Свежий, как утро Пасхального дня;
А за плечами-то камень тяжелый:
«Я-де томлю все томящего мя».

Хлебом покормит медведя лесного,
Деток попотчует сладким лучком»…
Сколько людей вспоминали про Бога,
Каялись слезно при старце святом!

Так ордена разронял и – на диво –
В келье монаха рыдал генерал,
Видя, как старец, глядя прозорливо,
Язвы душевные в нем умягчал.

Проще дитяти, мудрее, чем книжник, —
Житель небесный и Ангел земной,
Тысячу суток молился подвижник,
Слезы роняя на камень лесной…

И на грабителей в самозащиту
Крепкой рукой он не поднял топор…
Только, ворами жестоко избитый,
Клонится ивой, согбенный с тех пор.

Ярко духовной звездою сияя
Людям смиренным, душою простым,
В Пустынь свою, наподобие Рая,
Всех созывает отец Серафим.

И потянулись отвсюду дороги
К Пустыни Саровской, полной чудес,
Где говорил он: «Ведь я-то – убогий,
Радость моя, но Христос-то воскрес!»

И у людей раскрываются крылья,
На сердце веет Любви Благодать,
И укрепляются воли усилья,
Духа Святаго всей жизнью стяжать.

Житие преподобного Серафима Саровского >>

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Похожий материал:


 

semyaivera.ru

Серафим, Серафима, Сима. Стихи про Серафима и Серафиму | Материнство

Значение и происхождение имени Серафим: библейское имя, означающее "пламенный", "огненный".

Небесные покровители Серафима (муж):

  • Преподобный Серафим, Саровский чудотворец - 15 января, 1 августа
  • Святитель Серафим (Звездинский), епископ Дмитровский, сщмч. - 26 августа
  • Святитель Серафим (Остроумов), архиепископ Смоленский, сщмч. - 8 декабря
  • Святитель Серафим (Самойлович), архиепископ Угличский, сщмч. - 4 ноября
  • Священномученик митрополит Серафим (Чичагов) - 11 декабря
  • Серафим (Богословский), иеромонах, сщмч. - 11 августа
  • Серафим (Булашов), игумен, прмч. - 5 февраля
  • Серафим (Вавилов), архидиакон, сщмч. - 17 февраля
  • Серафим (Василенко), протодиакон, сщмч. - 13 октября
  • Серафим (Гущин), прмч. - 23 ноября
  • Серафим (Крестьянинов), иеромонах, прмч. - 10 декабря
  • Серафим (Кузьмин), иеромонах, сщмч. - 10 сентября
  • Серафим (Кулаков), иеромонах, прмч. - 30 сентября
  • Серафим (Соболев), архиеп. Богучарский - 26 февраля
  • Серафим (Тьевар), иеромонах, прмч. - 6 декабря
  • Серафим (Шахмуть), архимандрит Жировицкий, сщмч. - 6 сентября
  • Серафим (Щелоков), архимандрит, прмч. - 21 октября
  • Серафим Вырицкий, прп. - 3 апреля

Небесные покровители Серафимы (жен):

  • Мученица Серафима Римская - 11 августа
  • Серафима (Горшкова), инокиня, прмц. - 19 ноября
  • Серафима (Сулимова), игумения, прмц. - 15 сентября

***

Пророк

А. С. Пушкин

Духовной жаждою томим,
В пустыне мрачной я влачился,
И шестикрылый серафим
На перепутье мне явился.
Перстами легкими как сон
Моих зениц коснулся он:
Отверзлись вещие зеницы,
Как у испуганной орлицы.
Моих ушей коснулся он,
И их наполнил шум и звон:
И внял я неба содроганье,
И горний ангелов полет,
И гад морских подводный ход,
И дольней лозы прозябанье.
И он к устам моим приник,
И вырвал грешный мой язык,
И празднословный и лукавый,
И жало мудрыя змеи
В уста замершие мои
Вложил десницею кровавой.
И он мне грудь рассек мечом,
И сердце трепетное вынул,
И угль, пылающий огнем,
Во грудь отверстую водвинул.
Как труп в пустыне я лежал,
И бога глас ко мне воззвал:
"Востань, пророк, и виждь, и внемли,
Исполнись волею моей
И, обходя моря и земли,
Глаголом жги сердца людей."

***

Игорь Саруханов

Свечка на камине, дыма паутина
Мне тебя напомнит, Сима.
Мы давно расстались, наши дни умчались,
Время не воротишь, Сима.

Кто тебя околдовал, кто тебя очаровал,
Кто тебя с ума сводил, кто тебя как я любил?

Там где мы гуляли, где рассвет встречали,
Заросла тропинка, Сима,
Сколько ты рыдала и по мне скучала,
Я же не поверил, Сима.

Кто тебя околдовал, кто тебя очаровал,
Кто тебя с ума сводил, кто тебя как я любил?

Ты теперь другая и меня встречаешь
Как простого друга, Сима,
Но меня терзает, где же та родная,
Милая, простая Сима?

Кто тебя околдовал, кто тебя очаровал,
Кто тебя с ума сводил, кто тебя как я любил?

***

УГОДНИК БОЖИЙ СЕРАФИМ

С. БЕХТЕЕВ


Старец Божий, старец кроткий,
В лаптях, с палкою простой,
На руке иссохшей чётки,
Взор, горящий добротой.

Сколько дивного смиренья
В страстотерпческих чертах,
Дивный дар богомоленья
Лёг улыбкой на устах.

Тяжким подвигом согбенный
Он идёт, гонец небес,
Прозорливый, вдохновенный
Полный благостных чудес.

Благодатной силой веет
На молящих от Него.
Гордый разум цепенеет
Перед святостью Его.

***

В детстве, как голубь, слетел с колокольни,
И перед матерью, юный такой,
Встал невредимый, с улыбкой спокойной,
Явно хранимый для жизни святой.

Рано презрел он мирские соблазны
И монастырь полюбил потому;
Часто в видениях многообразных
Божия Матерь являлась ему.

Видел Христа он и Ангелов лики –
Келья тогда озарялась светло –
Видел их ясно, в восторге великом
Чувствуя Духа Святого тепло.

В белом подряснике, светлый, веселый,
Свежий, как утро Пасхального дня;
А за плечами-то камень тяжелый:
«Камнем томлю я томящего мя».

Хлебом покормит медведя лесного,
Деток попотчует сладким лучком…
Сколько людей вспоминали про Бога,
Каялись слезно при старце святом!

Так ордена разронял и – на диво –
В келье монаха рыдал генерал,
Видя, как старец, глядя прозорливо,
Язвы душевные в нем умягчал.

Проще дитяти, мудрее, чем книжник, —
Житель небесный и Ангел земной,
Тысячу суток молился подвижник,
Слезы роняя на камень лесной…

И на грабителей в самозащиту
Крепкой рукой он не поднял топор…
Только, ворами жестоко избитый,
Кланялся им он, согбенный с тех пор.

Ярко духовной звездою сияя,
Людям смиренным, душою простым,
В Пустынь свою, наподобие Рая,
Всех созывает отец Серафим.

И потянулись отвсюду дороги
К Пустыни Саровской, полной чудес,
Где говорил он: «Ведь я-то – убогий,
Радость моя, но Христос-то воскрес!»

И у людей раскрываются крылья,
На сердце веет Любви Благодать,
И укрепляются воли усилья,
Духа Святаго всей жизнью стяжать.

***

Подвиг старца

Ночь. Как безмолвные зрители
Звёздочки смотрят с небес;
Тихо вокруг: от обители
Тянется Саровский лес.

Келия там одинокая:
В ней Серафим обитал.
Знала пустыня широкая
Подвиг как он совершал.

Там при дорожке под соснами
Камень тяжелый лежал.
Старец ночами бессонными
Там на коленях стоял.

Лето и зиму холодную
Он, не смыкая очей,
Выстоял волей свободною
Тысячу дней и ночей.

Весь безучастный ко внешнему
В сердце молитву слагал:
«Боже, будь милостив мне грешному», —
Часто так старец взывал.

Он творил чудеса исцеления…
Счета им нету конца…
Пред иконой святой «Умиления»
Предал свой дух в небеса…

Славится Русь бесконечная
Угодником новым своим…
Заступник и радость нам вечная,
Батюшка наш Серафим!

***


Пустынник

Леонид Денисов, 1903 г.

Вот он, блаженный пустынник, взыскующий
Века грядущего благ неземных!
Вот он, в скорбях, как мы в счастье, ликующий,
Душу готовый отдать за других!..

Тихо тропинкой лесной пробирается
В кожаной мантии, в лычных лаптях;
Крест на груди его медный качается,
Сумка с песком у него на плечах.

Вьется Саровка излучистой впадиной;
Сосен столетних красуется строй;
И, на ходу подпираясь рогатиной,
Движется старец неспешной стопой.

Телом согбенный, с душою смиренною,
В пустыньку он помолиться бредет;
Но, и молитву творя сокровенную,
Он для трудов свой топорик несет.

Белый на нем балахон; серебристые
Шапочкой ветхой прикрыв волоса,
Вглубь себя он устремляет лучистые,
Полные ласки душевной глаза…

Силою он одарен благодатную:
Чуткой душой прозревает он вдаль,
Видит он язвы людские, невнятные
Слышит он вопли, — и всех ему жаль…

Он и утешить готов безутешного,
Слабое детство от смерти спасти,
Или к сиянию света нездешнего
Грешную душу мольбой привести.

Всем изнемогшим в огне испытания
«Радость моя! – он твердит. – Не скорби,
Бури душевные, грозы страдания,
Господа ради, с улыбкой терпи!»

С плачущим плакать он рад; унывающих
Нежно ободрить, их дух подкрепить.
Всех же, Господень Завет забывающих,
Учит он – ближних, как братьев, любить.

Учит искать он богатство нетленное,
Чтоб не владела душой суета, —
Ибо все мира сокровище бренное
Нашей душе не заменит Христа.

***

Сима, Сима, Серафима (шутл.)

Олег Кашкар-Волк 

Сима, Сима, Серафима,
Фантастическое имя,
Русых кос краса - из фильма,
Кадры меркнут - несравнима

Воробьиный гвалт с опушки
Стих озябшим летом - в сплине,
Сиротеет лес послушно,
Сырь и слякоть, спит осинник...

На морозе осень выла
О судьбе, о воробьиной,
Но вином манила с пивом
Кисло-сладкая рябина

Сима, Сима, Серафима,
Фантастическое имя,
Будь красива, как любима
На снегу огнём рябина 

В зиму снятся Серафиме:
Виды, тайны Аркаима,
Вечный Рим, под стать - Афины,
Лето - песней соловьиной

Воробьи с похмелья, мило,
Соловьям тем вторят ныне:
"Сима, Сима, Серафима
Фантастическое имя"...

materinstvo.ru

Серафим Саровский ~ Стихи (Поэмы и циклы стихов) ~ Юлия Марковская

Преподобный Серафим Саровский –
Самый почитаемый святой!
Жизнь связал с монастырём Саровским,
Где стяжал молитвенный покой.
Батюшкой в народе называли
Серафима ласково порой.
Отводил он беды и печали,
Видел корень бед людских святой.

Шёл народ к нему за исцеленьем.
Серафим творить мог чудеса,
Наставлял, даруя утешенье,
И светились радостью глаза.
Гражданин Отечества Святого
Всем «Христос воскресе!» говорил.
Не жалел он ласкового слова.
Всё, что Богом создано, любил.

        Под кровом матери

Мать его была благочестива,
Помогала мужу строить Храм.
Объясняла сыну терпеливо,
Что Господь великодушен к нам.
Но и мы должны в любви к молитве
В жизни преуспеть и в Храм ходить,
Ведь земная жизнь подобна битве,
И добро должно в ней победить.

Прохор, так назвали при крещении
Мальчика, ещё был слишком мал.
Забирался к маме на колени,
Если гром раскатами пугал.
- Ты, сынок, не бойся, - объясняла
Мать ему. – Святой Илья Пророк
Стрелы шлёт на землю, поражая
Духов злых, чтоб каждый в жизни мог
В Храм ходить, жить праведно, трудиться.
Быстро наведёт порядок он.
По небу несётся колесница,
Оттого и слышен страшный гром.

Прохор успокаивался, зная:
Руки мамы чудеса творят.
Как погладят, стихнет боль любая,
А обнимут – страхи усыпят.
Он отца не помнил, к сожаленью.
Рядом были мать, сестра и брат.
В жизни всё по Божьему веленью,
Хоть судьба строга на первый взгляд.

А отец был щедрым и богатым,
Умным и хозяйственным купцом.
Строил Храмы. Люди были рады.
Сын гордиться мог таким отцом.
Мать детьми, хозяйством занималась,
Но Исидор умер в сорок два,
И с тремя детьми одна осталась
Вековать красавица-вдова.

Мошнина Агафья продолжала
Строить Храм, как муж ей завещал.
Денег постоянно не хватало,
И к тому же Прохор был так мал.
Вместе с ней ходил на стройку Храма,
Знал рабочих всех по именам.
Занята была работой мама,
Да, и сын к труду стремился сам.

           Чудесное спасение

Но в семь лет с высокой колокольни
По неосторожности упал.
Как это случилось, он не помнил.
От испуга пару дней молчал.
- Чудо! – утверждали все в округе. –
Тридцать с лишним метров пролететь!
Кто ему в беде подставил руки?
Кто отвёл трагическую смерть?

Мальчик на вопросы улыбался,
Словно тайну вечную храня.
Смысл жизни он постичь старался,
Веру в Бога с детства обретя.
Прохор знал Священное писание,
Часослов, Псалтирь всегда читал.
Но пришли другие испытания,
Бог его на веру проверял.

В десять лет он заболел. В видении
Как-то Богородица пришла,
Обещала в скором исцеление.
И за то Всевышнему хвала!
Вскоре в Курске крестный ход случился.
Прохора к иконе поднесли.
Он, больной, к ней с верой приложился,
И его мучения прошли.

Отрок на глазах стал поправляться,
Вскоре совершенно был здоров.
Но он видел: люди не боятся
Бога и не ведают грехов.
У трактира как-то в пьяной драке
Человек зарезан был ножом.
Дети издевались над собакой,
Затянув ей шею ремешком.

Воровство, обман вокруг царили.
Каялись и все грешили вновь.
Далеки от веры люди были
И не знали к Господу любовь.

            Божья поляна

Параскева, старшая сестрёнка,
Братика любила больше всех,
Ведь водилась с мальчиком с пелёнок.
Прохор избегал мирских утех.

Старший брат торговлей занимался,
Алексей был опытным купцом.
Прохор помогать ему старался,
Умным был, ответственным мальцом.

Часто уходил по воскресениям
«Жития Святых» читать в лесок.
Он любил порой в уединении
Поразмыслить обо всём часок.

Там была любимая поляна,
Прохор её «Божья» называл.
Всё в природе было без изъяна.
Летом здесь цветов был карнавал.

Всюду колокольчики, ромашки,
Васильки. И в этой тишине
Ближе к Богу были все букашки.
Облака купались в синеве.

Прохору казалось: в бесконечность
Улетает вечная душа.
Знал он этой жизни скоротечность,
Жить ему хотелось, не греша.

                 Прощание

С группой богомольцев он однажды
В Киев собирался и сказал,
Что душа полна духовной жажды,
Жить в монастыре всегда мечтал.

Брат вздохнул, сестра слезу смахнула,
Мать сказала: «Так тому и быть!»
Свёрточек в дорогу протянула,
Сына поспешив благословить.

Медный крест большой ему надела,
Как святыню он его берёг.
Сына мать любила и хотела,
Чтоб его хранил по жизни Бог.

Соловьи высвистывали трели,
Яблони весной цвели в садах.
На прощанье молча посидели,
И ушёл он с посохом в руках.

                 На пути в Киев

В Древний Киев толпы богомольцев
Поклониться шли святым мощам.
Лица все обуглены от солнца.
Вера всех вела к святым местам.

Долог путь, но это не пугало
Тех, кто Богу в жизни дал обет.
Грамотных в то время было мало,
Но в душе горел их Божий свет.

Прохору тогда семнадцать было.
Ростом был высок, широкоплеч.
Вся фигура излучала силу.
На груди был крест – духовный меч.

Он мечтал: в Сарове будет Богу
Жизнь свою всецело посвящать.
Ведь в миру греха, соблазна много,
А в душе должна быть благодать.

Прохор в Киев шёл совет у старцев
И благословения просить.
Не было желания остаться
И в миру, как все другие, жить.

К Киево-Печерской лавре долго
Богомольцы шли. Сбылась мечта.
Человек в мирском стогу иголка,
Только вера к святости врата.

Колокольный звон – душе отрада,
Золотом сияют купола.
Много ли для счастья в жизни надо,
Если за спиною два крыла?

Прохор знал, чтоб стала жизнь иною,
Надо в сердце благодать стяжать.
Он был окрылён своей мечтою
Жить в монастыре, монахом стать.

            Старец Досифей

Юноша узнал о Досифее,
Прозорливцем старец этот слыл.
Прохору хотелось поскорее,
Чтобы тот его благословил.

Досифей своё благословенье
Парню дал, сказав: «В Саров иди!
Это место для тебя спасеньем
Станет. В благочестии живи!

Настоятель там отец Пахомий.
Скажешь: Досифей меня послал.
Он тебя и примет, и накормит».
Сумку сухарей в дорогу дал,

Снарядил, перекрестил, отправил
Да окликнул, выслушать велел.
Юноше хотелось жить по прави.
Что же Досифей сказать хотел?

Тот вздохнул: «Я стар и много знаю.
Думаешь, в монастыре покой?
Я, как пастырь, лишь предупреждаю:
Не найдёшь его там, милый мой!

Скука монастырская коварна,
Приводила к крайностям порой.
Силы зла воюют беспощадно,
Сатана на верующих злой.

Станут рожи мерзкие являться,
Всякие уроды по ночам.
Случай был: за иноком гонялся
Дьявол сам, а хвост по облакам

Так лупил, что их сшибало с неба.
О семье подумал ты своей?
Вот в миру бы вдоволь кушал хлеба,
Матери бы мог помочь своей.

А уйдёшь, детишки не обнимут,
И жены не будет никогда.
В послушаньях будешь гнуть ты спину,
Вспоминая близких иногда».

Прохор слушал молча прозорливца,
Сложный для себя решал вопрос.
Всей душой он к Господу стремился,
Удержать не мог невольных слёз.

Досифей сказал ему устало:
- Ты не плачь! Соблазна не страшись.
Должен знать, что зла вокруг немало.
В монастырь ступай и там молись!

              Возвращение

Только отрок изменил решение.
К осени вернулся он домой.
Хоть нежданным было возвращение,
В радость было матери родной.

Шли дожди косые постоянно,
Стали дни скучны и коротки.
А вернулся сын и, как ни странно,
Наступили ясные деньки.

Мастерил он мебель, и посуду,
Украшая тонкою резьбой.
Мать его порой дивилась чуду:
Почему вернулся он домой?

Только сердце чувствовало, зная:
Храм достроят, ждёт прощанье вновь.
Не прельщала сына жизнь такая,
К Богу у него была любовь.

Так прошло два года. Освятили
В Курске Храм, построенный семьёй.
И родные вновь благословили
Прохора, ведомого мечтой.

          Послушник Прохор

Он в Саров пришёл уже под вечер
Иноческий праздник в Храме был.
Служба шла, вокруг горели свечи.
Сам отец Пахомий там служил.

Монастырь жил строго по Уставу.
Радовалась Прохора душа.
Место он своё нашёл по праву,
В новый мир вступая, не спеша.

Пятьдесят четыре трудных года
Монастырской жизни впереди.
Сильный дух дала ему природа
И терпенье подвиги нести.

Молодой послушник отличался
Кротостью, усердием в делах.
Совершенно делать всё старался,
Жил в труде, молитве и постах.

Прохор был келейником сначала
И в просфорне послушанье нёс.
Всем казалось: он не знал усталость,
Хоть всегда работал на износ.

С лёгкостью трудился на пекарне,
С радостью в столярной мастерской.
Братья «Прохор-столяр» звали парня,
Был он кроткий, тихий и простой.

Праздности и лени избегая,
Благодать в душе своей стяжал.
Крестики с распятьем вырезая,
Он их прихожанам раздавал.

        Чудесное исцеление

Много приходило в Храм народа.
Но однажды Прохор занемог
И болел мучительно три года.
От водянки, полагали, слёг.

Ведь её в то время не лечили.
Плохи были Прохора дела,
На одре страдальца причастили.
Ночью Богородица пришла.

Не одна, с апостолами – чудо!
Келью освятил внезапно свет.
Прохору в то время было худо,
Встать с постели даже силы нет.

- Сей – от рода нашего! – сказала
Пресвятая, руку положив
Прохору на голову. Спасала,
От болезни разом исцелив.

Тут же на боку образовалась
Рана, стала жидкость вытекать.
Как рукой сняло тогда усталость.
От беды спасла Царица – Мать.

Исцеленью чудному дивились.
Прохор крепнуть стал день ото дня.
За него в монастыре молились,
И жалея парня, и любя.

          Пострижение в монахи

Восемь лет послушником был Прохор,
Стал для братьев уж давно своим.
Жизнь отныне посвящал он Богу,
Принял постриг с именем другим.

Серафим от греческого «пламень»,
Так его недаром нарекли.
Он свечой горит в молитвах с нами,
Чтоб мы веру в Бога обрели.

              Подвиги Серафима

Ангелов на службе созерцая,
Серафим от радости сиял.
Божий Дух в душе своей стяжая,
Иеродиаконом он стал.

Проявлял шесть лет к служеньям рвенье,
Но оставил вскоре монастырь,
Принял подвиг, взяв благословенье.
Удалился в Дальнюю пустынь.

На холме высоком он построил
Келью и устроил огород.
Пчёлки Божьи там летали роем,
Отвлекая от мирских забот.

Тысячу ночей и дней на камне
Столпником молился Серафим.
Искушали силы зла ночами,
Но святой был непоколебим.

Подвигами тело изнуряя,
Чистоту душевную стяжал.
Непрестанно Бога прославляя,
Серафим молчальником вдруг стал.

Позже подвиг старчества он примет,
Будет души словом врачевать.
И из уст в уста святое имя
Станут на Руси передавать.

         Страшное испытание

Как-то три крестьянина избили
Серафима до смерти почти.
Денег у него они просили.
Злые были. Господи, прости!

Били топором его, дубиной.
Старец им признался: «Денег нет».
Позже те придут к нему с повинной,
Ведь могли отправить на тот свет.

После избиения такого
Сгорбился смиренный Серафим,
Но простить крестьян молил он Бога,
Хоть от бед прибавилось седин.

        Гражданин Небесного Отечества

Долго Серафима убеждали,
Что в монастыре он должен жить.
Ведь его советов люди ждали,
Много пользы мог он приносить.

Тот вернулся. Отворились двери
Для богатых, бедных, добрых, злых.
Тех, кто в Бога верил и не верил,
Серафим встречал, как чад своих.

Одному нужна была беседа,
А другому жизненный совет.
Каждый ждал на свой вопрос ответа,
Каждый пережил немало бед.

Потеряла мать в лесу ребёнка.
К Серафиму горе привело.
Он помог найти её мальчонку.
Забрала, как только рассвело.

Парень молодой привёл с собою
Мать, что горькой пьяницей была.
Сладить Серафим помог с бедою:
Трижды дунул – больше не пила.

Болен был помещик. Гнили ноги.
Доктора не знали, как лечить.
Исцелял по вере старец многих
И болезнь смог эту победить.

Лошадь у крестьянина украли.
Серафим знал точно, где искать.
Все ему несли свои печали,
Всем он мог совет бесценный дать.

Наставления Серафима Саровского

Серафим советовал мирянам
Словом Божьим душу врачевать,
Шесть часов спать, просыпаться рано
И молитвы Господу читать.

Библию прочитывать разумно,
«Бдением» он это называл.
«Без духовной пищи в жизни трудно», -
Батюшка пришедших вразумлял.

Мир душевный надобно стараться
Всячески хранить: не унывать,
Не сердиться и не возмущаться.
Тишину на сердце сохранять.

Зная, что печаль убила многих,
Он грехом весёлость не считал.
Называл всегда себя «убогим»,
Но у Бога в служках пребывал.

«Цель всей нашей жизни христианской –
Дух Святой стяжать, - он говорил. –
Подвиг не по силам, так не браться.
Пост держать, но тоже в меру сил.

Серафим учил мирскую гордость
Послушаньем сразу сокрушать,
Проявлять терпение и твёрдость,
Все наказы строго исполнять.

Ведь и первородный грех Адама
От непослушания возник.
У Христа нам всем учиться надо.
Кроток Иисус был, но велик!

Мы же не разумные, как дети.
Мог Господь расправы избежать,
Но послушлив даже был до смерти.
Шёл на крест в мученьях мир спасать.

Слава о чудесных исцеленьях
Шла уже давно по всей Руси.
Серафим по Божьему веленью
Верой многих смог от бед спасти.

Смерть его откроется пожаром,
Но он будет жить в людских сердцах.
Плачут у икон его недаром,
Каясь в заблужденьях и грехах.

ДНИ ПАМЯТИ:
2.01 ст.ст./15.01 н.ст.
19.07 ст.ст./1.08 н.ст.

www.litprichal.ru

Добрый батюшка Серафим. (Житие преподобного Серафима Саровск — православная социальная сеть «Елицы»

Диковин много есть на свете,
И на Руси довольно их,
Но мы о том расскажем, дети,
Как дивен Бог в святых Своих.

В глухом лесу в уединенье
Смиренный старец пребывал.
В труде, молчанье и моленье
Он духом к Небу воспарял.

К нему тянулись птицы, звери,
Он всех любовью усмирял.

Радушно людям отворял.

Все приходили за советом,
Об исцелении моля,
И он сиял небесным светом,
Молитву кроткую творя.

Но кто тот образец смиренья?
И почему он стал святым?
Земли Российской украшенье -
Великий старец Серафим!

Давным-давно в сторонке русской,
Когда был в людях Божий страх,
В семье купца, во древнем Курске
Родился будущий монах.

Родителей благочестивых
Сыночек с детства утешал.
Он рос послушным, неленивым
И кротким сердцем Бога знал.

Один юродивый на людях
Его судьбу определил:
"Блаженна мать. Сын этот будет
Предстателем за целый мир".

Отец его недолго пожил,
Осталась матушка вдовой.
Строительница храмов Божьих
Всегда сынка брала с собой.

И тот однажды с колокольни,
Как птенчик из гнезда, упал.
Агафья - вниз!
- Да жив ли? Больно?
А он целехонький стоял.

И рассказал (душа святая!),
Что ангелы его спасли.
В опасности оберегая,
На легких крыльях донесли.

С тех пор с каким благодареньем
Счастливая молилась мать.
А Прохор рос и стал к ученью
Свое усердье проявлять.

Второе чудо было вскоре.
Наш отрок сильно заболел.
Для матери какое горе:
Ведь с каждым днем сынок слабел!

Но над страдальцем - Неба милость.
Он Божью Матерь стал молить!
Она ему во сне явилась
И обещала исцелить.

Вот чудотворную икону
Несут у дома Мошниных,
И просит матушка с поклоном
Молитв Пречистой и святых.

И Прохор с верой приложился
К иконе. Вскоре видит мать:
Он чудом Божьим исцелился
И стал ученье продолжать.

С какой любовью, умиленьем
Читал Псалтирь и Часослов!
Все - со вниманьем и терпеньем.
Цвела душа от Божьих слов!

Шли дни. Он брату Алексею
В торговой лавке помогал.
Но тосковал душой своею
И участи иной желал.

Он богомыслию предался.
Мирское для него - пустырь.
И матушке своей признался,
Что сердцем рвется в монастырь.

Она его перекрестила:
Благослови тебя Господь!
Пречистой Деве поручила
Отныне дух его и плоть.

И в мыслях о служенье Богу,
Без жажды почестей, наград,
Он отправляется в дорогу
К Печерской Лавре, в Киев град.

Молитву - внутрь, суму - за плечи.
Подвижник юный - у мощей.
Он с мудрым старцем ищет встречи.
И вот он старец - Досифей.

Ему он сердце открывает,
Что к жизни инока готов,
И тот его благословляет
В обитель добрую, в Саров.

Боголюбивый управитель
Его в обители встречал.
Был сам молитвенник, строитель,
Живым примером обучал.

Отец Пахомий терпеливо
Своих монахов наставлял.
Царил здесь дух благочестивый,
И Прохор наш всему внимал.

На многих братских послушаньях
Он в эти годы побывал,
С любовью крестики в столярне
Из кипариса вырезал.

Послушник из него проворный!
Он службы долгие любил,
Читать и петь, иль печь в просфорне -
Во всем он радость находил.

Всегда приветлив был и ласков,
Для всех в монастыре родной.
Глаза его, как в доброй сказке,
Сияли чудной синевой.

Господь дает всем испытанья.
Вот Прохор тяжко занемог.
Три года он лежал в страданьях,
С одра болезни встать не мог.

Распухло тело. Немощь, боли...
Какие слезы проливал!
Но весь, предавшись Божьей воле,
Не жаловался, не роптал.

И было чудо! Знайте, дети!
О, если б видеть вы могли!
Явилась в несказанном свете
Царица Неба и Земли.

Вблизи Апостолы стояли.
Их Прохор явно увидал.
Зрил воспаленными глазами -
На Божью Матерь уповал.

Своей Владычица рукою
Коснулась ран его тогда:
"Он рода нашего". И вскоре
Вся истекла из них вода.

Какое счастье! К жизни новой
Он сердцем пламенел своим.
Давно к монашеству готовый,
Теперь он инок - Серафим.

За восемь лет на послушанье
Он духом зрел и возмужал.
Он цену знал земным страданьям...
И вот на нем духовный сан.

За веру, кротость и терпенье
Он избран. Верить ли очам,
Когда однажды в откровенье
Ему Господь явился Сам?

Какое яркое свеченье!
А в храме молится народ.
Застыл наш батюшка в смущенье
И видит, как Христос идет.

А с Ним - все ангельские лики,
Благоуханье, трепет крыл.
И славит Бога хор великий -
Вот что Господь ему открыл.

Благодаря за все безмерно,
За дар бесценный, дар чудес,
Уходит дивный светоч веры
На подвиги в дремучий лес.

На берегу реки Саровки
Устроил он себе жилье.
По неутерянной сноровке
Обосновался на житье.

Вел огород, дрова готовил,
И пчелы мирно жили с ним.
Трудился, Бога славословил
Наш преподобный Серафим.

Лисицы, волки и медведи -
Все шли к нему. Он их кормил.
И каждый раз своим соседям
Корзинку с хлебом выносил.

Сам черствым хлебушком питался,
А чай варил из сныть-травы.
В уединении старался
Стяжать духовные дары.

Потом с медведем подружился.
Тот мишка мед ему таскал
И у крыльца к ногам ложился,
Чтоб батюшка его ласкал.

В бору сосновом та избушка
Всегда влекла к себе людей.
И от младенца до старушки
Сюда стекались сотни к ней.

Зимой и летом вся одежда
На старце ветхая была,
Но ни жары, ни вьюги снежной
Он не боялся никогда.

Носил в своей котомке камни,
Песок сыпучий за спиной
И обязательно - Евангелие.
Вот он подвижник был какой!

Святую радость Пасхи вечной
Он щедро ближнему дарил.
В любое время людям встречным
"Христос Воскресе!" говорил.

Ко всем, кто с ним в лесу встречался,
Чувств умиленных не тая,
С любовью: "Радость, - обращался
И добавлял всегда: - моя!"

И называл для многих странно
Себя "убогий Серафим".
Всегда молился неустанно,
И пели Ангелы над ним.

Нередко бесы нападали
На Преподобного в глуши.
И тем и этим искушали,
Ища погибели души.

Уже спина в трудах согнулась:
Он раз придавлен был бревном,
И вновь беда его коснулась.
Сейчас расскажем вам о том.

Однажды крадучися "гости"
К нему незваные пришли:
На старца кинулись со злостью,
Сокровищ в келье не нашли.

Избили тяжко, изувечив
На все оставшиеся дни.
Он брел в обитель искалечен.
А там пытают: "Кто они,

Такие ярые злодеи?
Их изловить и наказать!"
Но он, разбойников жалея,
Благословляет: "Не искать".

У тех крестьян сгорели избы -
Они покаялись пред ним.
В ответ - ни зла, ни укоризны:
Отец наш добрый Серафим.

Какие муки от побоев
Пришлось претерпевать тогда!
К кому свои он тянет руки?
Пред ним Пречистая Сама.

Ее опять сопровождают
Святые Иоанн и Петр.
В порфире Царской выступая,
К страдальцу Божья Мать идет.

Вновь исцеленный, перебрался
Отшельник в келию свою.
И новым подвигам предался
В пустынном сладостном раю.

На камне он тогда молился,
и в дождь, и в снег стоял столпом.
И день, и ночь сей подвиг длился,
Тех суток тысяча числом.

Потом молчанью обучался.
И кто к нему ни подойдет,
К земле припавшим оставался,
Пока прохожий не уйдет.

Так жил наш батюшка смиренный,
Его не перечислить дел.
Он всех жалел и вдохновенно
Любовью к Богу пламенел.

И потому к нему потоком
За утешеньем люди шли.
Он все предвидел мудрым оком,
Давал напутствия свои.

Он исцелял больных молитвой,
Спесивых, гордых наставлял.
Однажды генерал сердитый
В его избушке побывал.

Но после праведной беседы,
Когда согбенный Серафим
Разоблачил его "победы",
Всю жизнь его открыл пред ним,

Он отдышаться смог едва ли
И горько-горько зарыдал!
А старец все его медали,
С груди упавшие, собрал.

Сложил в фуражку генерала.
Иди, мол, больше не греши.
Так исправления желал он
Для каждой страждущей души.

А как любил он ребятишек!
Как мог их кротко вразумлять!
И позволял всем шалунишкам
Лучок на грядке пощипать.

Всех приходящих он радушно
Сухариками угощал.
И на дорожку простодушно
Опять сухариков давал.

Учил он заповеди Божьи
Строжайше в жизни выполнять.
И непременно каждый должен
Отца и матерь почитать.

Имел большое попеченье
Он за дивеевских сирот.
Их занимался устроеньем,
Принявши множество забот.

Где Матерь Божия ступала,
Канавку рыть благословил,
Чтобы она защитой стала
Всем, кто Пречистую любил.

А вы ходили по канавке
В Дивеевском монастыре?
А чай из батюшкиной травки
Вкушали на большом дворе?

Он все твердил: "Где умиленье, -
Там Бог! Стяжайте благодать".
Всю жизнь провел с большим терпеньем,
Всегда готовясь умирать.

Себе он гроб дубовый сделал.
И засыпал порою в нем.
Так он готовил душу, тело
Предстать пред Божиим Судом.

Все рядом с ним преображалось!
И всем хотелось лучше стать!
Двенадцать раз ему являлась
В святых виденьях Божья Мать.

В последний раз за Ней с цветами -
Святые, ангелы чредой.
Она сказала: "Будешь с нами,
Ты скоро здесь, любимче мой".

И вот - последнее моленье.
Из кельи показался дым.
Там пред иконой "Умиленье"
Почил отец наш Серафим.

От свеч случилось возгоранье.
И все узнали: в этот час
В святой молитве, в упованье
Светильник пламенный угас.

А на лице ни тени муки,
Как будто батюшка дремал.
Скрестив ослабленные руки,
С любовью медный крест прижал.

Тот крест, от матери врученный,
Он на себе всю жизнь носил.
Великий дар благословенный!
Как жил с ним, так с ним и почил.

Он был провидцем, чудотворцем.
Он и сейчас чудотворит.
К его источникам, колодцам
Народ с надеждою спешит.

Ты преклони пред ним головку,
Он на иконке как живой.
И добрый батюшка Саровский
За нас помолится с тобой.

Диковин много есть на свете,
И на Руси довольно их,
Но мы о том узнали, дети,
Как дивен Бог в святых Своих!

elitsy.ru

С.О.Никулина. Добрый батюшка Саровский - Стихи - Для души - Статьи

Диковин много есть на свете,
И на Руси довольно их,
Но мы о том расскажем, дети,
Как дивен Бог в святых Своих.

В глухом лесу в уединенье
Смиренный старец пребывал.
В труде, молчанье и моленье
Он духом к Небу воспарял.

К нему тянулись птицы, звери,
Он всех любовью усмирял.

Радушно людям отворял.

Все приходили за советом,
Об исцелении моля,
И он сиял небесным светом,
Молитву кроткую творя.

Но кто тот образец смиренья?
И почему он стал святым?
Земли Российской украшенье -
Великий старец Серафим!

Давным-давно в сторонке русской,
Когда был в людях Божий страх,
В семье купца, во древнем Курске
Родился будущий монах.

Родителей благочестивых
Сыночек с детства утешал.
Он рос послушным, неленивым
И кротким сердцем Бога знал.

Один юродивый на людях
Его судьбу определил:
"Блаженна мать. Сын этот будет
Предстателем за целый мир".

Отец его недолго пожил,
Осталась матушка вдовой.
Строительница храмов Божьих
Всегда сынка брала с собой.

И тот однажды с колокольни,
Как птенчик из гнезда, упал.
Агафья - вниз!
- Да жив ли? Больно?
А он целехонький стоял.

И рассказал (душа святая!),
Что ангелы его спасли.
В опасности оберегая,
На легких крыльях донесли.

С тех пор с каким благодареньем
Счастливая молилась мать.
А Прохор рос и стал к ученью
Свое усердье проявлять.

Второе чудо было вскоре.
Наш отрок сильно заболел.
Для матери какое горе:
Ведь с каждым днем сынок слабел!

Но над страдальцем - Неба милость.
Он Божью Матерь стал молить!
Она ему во сне явилась
И обещала исцелить.

Вот чудотворную икону
Несут у дома Мошниных,
И просит матушка с поклоном
Молитв Пречистой и святых.

И Прохор с верой приложился
К иконе. Вскоре видит мать:
Он чудом Божьим исцелился
И стал ученье продолжать.

С какой любовью, умиленьем
Читал Псалтирь и Часослов!
Все - со вниманьем и терпеньем.
Цвела душа от Божьих слов!

Шли дни. Он брату Алексею
В торговой лавке помогал.
Но тосковал душой своею
И участи иной желал.

Он богомыслию предался.
Мирское для него - пустырь.
И матушке своей признался,
Что сердцем рвется в монастырь.

Она его перекрестила:
Благослови тебя Господь!
Пречистой Деве поручила
Отныне дух его и плоть.

И в мыслях о служенье Богу,
Без жажды почестей, наград,
Он отправляется в дорогу
К Печерской Лавре, в Киев град.

Молитву - внутрь, суму - за плечи.
Подвижник юный - у мощей.
Он с мудрым старцем ищет встречи.
И вот он старец - Досифей.

Ему он сердце открывает,
Что к жизни инока готов,
И тот его благословляет
В обитель добрую, в Саров.

Боголюбивый управитель
Его в обители встречал.
Был сам молитвенник, строитель,
Живым примером обучал.

Отец Пахомий терпеливо
Своих монахов наставлял.
Царил здесь дух благочестивый,
И Прохор наш всему внимал.

На многих братских послушаньях
Он в эти годы побывал,
С любовью крестики в столярне
Из кипариса вырезал.

Послушник из него проворный!
Он службы долгие любил,
Читать и петь, иль печь в просфорне -
Во всем он радость находил.

Всегда приветлив был и ласков,
Для всех в монастыре родной.
Глаза его, как в доброй сказке,
Сияли чудной синевой.

Господь дает всем испытанья.
Вот Прохор тяжко занемог.
Три года он лежал в страданьях,
С одра болезни встать не мог.

Распухло тело. Немощь, боли...
Какие слезы проливал!
Но весь, предавшись Божьей воле,
Не жаловался, не роптал.

И было чудо! Знайте, дети!
О, если б видеть вы могли!
Явилась в несказанном свете
Царица Неба и Земли.

Вблизи Апостолы стояли.
Их Прохор явно увидал.
Зрил воспаленными глазами -
На Божью Матерь уповал.

Своей Владычица рукою
Коснулась ран его тогда:
"Он рода нашего". И вскоре
Вся истекла из них вода.

Какое счастье! К жизни новой
Он сердцем пламенел своим.
Давно к монашеству готовый,
Теперь он инок - Серафим.

За восемь лет на послушанье
Он духом зрел и возмужал.
Он цену знал земным страданьям...
И вот на нем духовный сан.

За веру, кротость и терпенье
Он избран. Верить ли очам,
Когда однажды в откровенье
Ему Господь явился Сам?

Какое яркое свеченье!
А в храме молится народ.
Застыл наш батюшка в смущенье
И видит, как Христос идет.

А с Ним - все ангельские лики,
Благоуханье, трепет крыл.
И славит Бога хор великий -
Вот что Господь ему открыл.

Благодаря за все безмерно,
За дар бесценный, дар чудес,
Уходит дивный светоч веры
На подвиги в дремучий лес.

На берегу реки Саровки
Устроил он себе жилье.
По неутерянной сноровке
Обосновался на житье.

Вел огород, дрова готовил,
И пчелы мирно жили с ним.
Трудился, Бога славословил
Наш преподобный Серафим.

Лисицы, волки и медведи -
Все шли к нему. Он их кормил.
И каждый раз своим соседям
Корзинку с хлебом выносил.

Сам черствым хлебушком питался,
А чай варил из сныть-травы.
В уединении старался
Стяжать духовные дары.

Потом с медведем подружился.
Тот мишка мед ему таскал
И у крыльца к ногам ложился,
Чтоб батюшка его ласкал.

В бору сосновом та избушка
Всегда влекла к себе людей.
И от младенца до старушки
Сюда стекались сотни к ней.

Зимой и летом вся одежда
На старце ветхая была,
Но ни жары, ни вьюги снежной
Он не боялся никогда.

Носил в своей котомке камни,
Песок сыпучий за спиной
И обязательно - Евангелие.
Вот он подвижник был какой!

Святую радость Пасхи вечной
Он щедро ближнему дарил.
В любое время людям встречным
"Христос Воскресе!" говорил.

Ко всем, кто с ним в лесу встречался,
Чувств умиленных не тая,
С любовью: "Радость, - обращался
И добавлял всегда: - моя!"

И называл для многих странно
Себя "убогий Серафим".
Всегда молился неустанно,
И пели Ангелы над ним.

Нередко бесы нападали
На Преподобного в глуши.
И тем и этим искушали,
Ища погибели души.

Уже спина в трудах согнулась:
Он раз придавлен был бревном,
И вновь беда его коснулась.
Сейчас расскажем вам о том.

Однажды крадучися "гости"
К нему незваные пришли:
На старца кинулись со злостью,
Сокровищ в келье не нашли.

Избили тяжко, изувечив
На все оставшиеся дни.
Он брел в обитель искалечен.
А там пытают: "Кто они,

Такие ярые злодеи?
Их изловить и наказать!"
Но он, разбойников жалея,
Благословляет: "Не искать".

У тех крестьян сгорели избы -
Они покаялись пред ним.
В ответ - ни зла, ни укоризны:
Отец наш добрый Серафим.

Какие муки от побоев
Пришлось претерпевать тогда!
К кому свои он тянет руки?
Пред ним Пречистая Сама.

Ее опять сопровождают
Святые Иоанн и Петр.
В порфире Царской выступая,
К страдальцу Божья Мать идет.

Вновь исцеленный, перебрался
Отшельник в келию свою.
И новым подвигам предался
В пустынном сладостном раю.

На камне он тогда молился,
и в дождь, и в снег стоял столпом.
И день, и ночь сей подвиг длился,
Тех суток тысяча числом.

Потом молчанью обучался.
И кто к нему ни подойдет,
К земле припавшим оставался,
Пока прохожий не уйдет.

Так жил наш батюшка смиренный,
Его не перечислить дел.
Он всех жалел и вдохновенно
Любовью к Богу пламенел.

И потому к нему потоком
За утешеньем люди шли.
Он все предвидел мудрым оком,
Давал напутствия свои.

Он исцелял больных молитвой,
Спесивых, гордых наставлял.
Однажды генерал сердитый
В его избушке побывал.

Но после праведной беседы,
Когда согбенный Серафим
Разоблачил его "победы",
Всю жизнь его открыл пред ним,

Он отдышаться смог едва ли
И горько-горько зарыдал!
А старец все его медали,
С груди упавшие, собрал.

Сложил в фуражку генерала.
Иди, мол, больше не греши.
Так исправления желал он
Для каждой страждущей души.

А как любил он ребятишек!
Как мог их кротко вразумлять!
И позволял всем шалунишкам
Лучок на грядке пощипать.

Всех приходящих он радушно
Сухариками угощал.
И на дорожку простодушно
Опять сухариков давал.

Учил он заповеди Божьи
Строжайше в жизни выполнять.
И непременно каждый должен
Отца и матерь почитать.

Имел большое попеченье
Он за дивеевских сирот.
Их занимался устроеньем,
Принявши множество забот.

Где Матерь Божия ступала,
Канавку рыть благословил,
Чтобы она защитой стала
Всем, кто Пречистую любил.

А вы ходили по канавке
В Дивеевском монастыре?
А чай из батюшкиной травки
Вкушали на большом дворе?

Он все твердил: "Где умиленье, -
Там Бог! Стяжайте благодать".
Всю жизнь провел с большим терпеньем,
Всегда готовясь умирать.

Себе он гроб дубовый сделал.
И засыпал порою в нем.
Так он готовил душу, тело
Предстать пред Божиим Судом.

Все рядом с ним преображалось!
И всем хотелось лучше стать!
Двенадцать раз ему являлась
В святых виденьях Божья Мать.

В последний раз за Ней с цветами -
Святые, ангелы чредой.
Она сказала: "Будешь с нами,
Ты скоро здесь, любимче мой".

И вот - последнее моленье.
Из кельи показался дым.
Там пред иконой "Умиленье"
Почил отец наш Серафим.

От свеч случилось возгоранье.
И все узнали: в этот час
В святой молитве, в упованье
Светильник пламенный угас.

А на лице ни тени муки,
Как будто батюшка дремал.
Скрестив ослабленные руки,
С любовью медный крест прижал.

Тот крест, от матери врученный,
Он на себе всю жизнь носил.
Великий дар благословенный!
Как жил с ним, так с ним и почил.

Он был провидцем, чудотворцем.
Он и сейчас чудотворит.
К его источникам, колодцам
Народ с надеждою спешит.

Ты преклони пред ним головку,
Он на иконке как живой.
И добрый батюшка Саровский
За нас помолится с тобой.

Диковин много есть на свете,
И на Руси довольно их,
Но мы о том узнали, дети,
Как дивен Бог в святых Своих!


Житие прп. Серафима Саровского - для детей

happy-school.ru

Серафим Саровский - Стихи о Серафиме Саровском | Per aspera ad astra

Красуйся, Курская земля!
Твой дар стране неоценим:
В твоих пределах воссиял
Великий старец Серафим!

Он был с пелёнок избран Богом:
Чтил с юных лет отца и мать,
Любил Творца, молился много,
Искал всем сердцем Благодать.

А та жила в нём сокровенно
И к Богу дух его звала.
Но до поры он неизменно
Решал житейские дела,

А жизнь мирская тяготила,
Был чужд ему устав земной.
Его душа Христа любила
И жизни жаждала иной.

И сына мать благословила
На жизнь в святом монастыре
И медный крест ему вручила,
Чтоб возносил свой ум горе.

Пешком в Печерскую обитель
Смиренный Прохор держит путь.
И там – главу его и грудь,
Приемля, крестит" небожитель".

Священный старец Досифей
В Саров к монахам посылает:
"Там твой удел всей жизни сей.
Сам Дух Святой того желает!"

И вот: в неведомый Саров
Наш дивный юноша стремится.
Туда, где царственный Покров
Дарит монахам Всецарица.

Саров его радушно встретил.
И стал послушником он здесь:
Трудился, жил во тьме и в свете,
В молитве был и в Боге весь.

Тут – непрестанная молитва
И непрестанный тяжкий труд,
И изнурительная битва
С бесовской силой – всюду тут.

Он проходил все послушанья:
Рубил дрова и хлебы пёк.
Трудом, молитвой, воздержаньем
Шёл к чистоте, что любит Бог.

Потом был постриг, первый сан
И нареченье Серафимом.
Он не стремился к чудесам
И не был сердцем в мире мнимом.

Смиреньем прелесть побеждал,
Молился Богу день и ночь,
Крестом Христовым вынуждал
Бесовский полк убраться прочь.

И вот – во время Литургии
Ему явился Сам Христос,
А с Ним – все Ангелы святые.
О, дивный миг! О, сладость слёз!

И Преподобный в то мгновенье,
В лице меняясь, просиял,
Безмолвно, трепетно стоял,
Святым охваченный виденьем.

Шёл от Христа Фаворский свет,
Переполняя дух и тело,
И оставляя вечный след,
Чтоб сердце знало и горело.

И долго после Преподобный
Святым видением дышал
И в час для отдыха удобный
Молитвы к Богу умножал.

Молился сильно со слезами,
Святою жаждою томим,
И мир страстей померк и замер,
Стоял покорно перед ним.

А непрерывная молитва
В беззвучном вопле к Богу шла.
И было сердце с Небом слито,
И радость душу сладко жгла.

И, нисходя, Огонь Небесный
Вливался в очи и в уста
И становился он чудесно
Святым подобием Христа.

И вот уж – иеромонахом
Он у Престола предстоит,
С любовью Божией и страхом
Святое Таинство творит.

Врачуя немощи собратьев,
Являя им тепло участья,
Он принимал их Бога ради,
Дарил Святейшее Причастье.

Затем – затвор в лесу дремучем,
Где он питался лишь травой
И где был адской силой мучим
Да так, что был едва живой.

Тут по бесовскому навету
Он был злодеями избит.
Простил он их. Но случай этот
Привёл его в согбенный вид.

Болел жестоко, так случилось.
Но Бог послал Святому милость:
К нему за кротость и смиренье
Сама Владычица явилась.

"Сей есть от рода Моего! –
Рекла пречистыми устами. –
Любимче Мой, с одра восстани!"
И боль оставила его.

И снова – келия лесная.
Шумит ночной, дремучий лес.
Молитва слышится честная.
И воет волк. И стонет бес.

Идёт война с Наполеоном.
А Преподобный, встав на камень,
И день, и ночь на месте оном
Стоит с воздетыми руками.

И дней он тысячу с ночами
Стоял на камне в дождь и зной –
В святой молитвенной печали
За Русь, народ, за край родной!

Стоял с воздетыми руками,
Рой комаров висел над ним.
Колени жёг холодный камень,
Страдал, но Богом был храним.

Затем – затвор в монастыре
И подвиг полного молчанья,
И взор молитвенный горе,
И Сил Небесных величанье.

Конец затвору полагает
Царица мира – Мать Христа
И новый подвиг предлагает:
Открыть всем душу и уста.

"Народ в Церковную ограду
Любовью Божьей собери:
Дари скорбящему Отраду
И Правду алчущим дари!

И вот – к Святому вереницей
Пошёл мятущийся народ.
А он встречал, учил трудиться
И провожал их до ворот.

А после сам о них ночами
Творца усердно умолял.
А днём их души жёг речами,
Святою верой окрылял.

Он говорил, что очень важно
Стяжать от Бога Благодать:
Она лишь может в сердце каждом
Христово Царство созидать!...

"Стоянье в Духе, что – такое?" –
Святого юноша спросил.
Тот сжал его плечо рукою:
"Теперь ты – в Духе!" – возгласил.

И, вздрогнув, юноша увидел,
Что преподобный Старец весь –
Светлее солнца, в дивном виде:
Весь неземной, но чудом – здесь.

Вдруг всё телесное сокрылось:
Лишь молний круг, а в нём – лицо.
Оно дышало, шевелилось,
Блистало царственным венцом.

"Не бойся! – Старец успокоил. –
И сам ты – в Духе, но со мной!"
И, сжав его плечо рукою,
Вернул из Рая в мир земной...

Блажен и дивен Преподобный!
Спасавший Русь в лихие дни:
Явивший подвиг бесподобный,
Лишь Силам Ангельским сродни!

 

www.per-aspera.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.