Сборник стихов рецензия на


Рецензия на сборник стихов «Белый свет» Владимира Крюкова

Лауреатом Губернаторской  литературной премии  2016 года в номинации «Поэзия» стал  Владимир Крюков. Решение жюри  было единодушным.  А вердикт  вынесли   авторитетные  литераторы  сибирского региона – поэты  и прозаики  из Омска, Кемерова, Барнаула и Новосибирска.  

Вот что написал в обоснование своего выбора член Высшего творческого совета  Союза писателей России, поэт из Омска Юрий Перминов: «На мой взгляд, из всех, представленных на премию в этом году книг, именно в книге Владимира Крюкова  «Белый свет» более всего заметно «удесятеренное чувство жизни», о котором говорил ещё Александр Блок».

Книгу «Белый свет» можно приобрести в магазине «Букинист» и в областном Доме искусств (ул. Шишкова, 10).

Поднять с листа строку…

Рецензия на сборник стихов «Белый свет» Владимира Крюкова 2017 г.

Геннадий Анкудинов, Написал 14 пьес. В 2015 г. стал дипломантом международного драматургического конкурса Лито/Драма организованного Литературным Институтом им. М. Горького. В декабре 2015 года принят в Союз писателей России.

По привычке не стал читать книгу  сразу. Захотелось, не заглядывая внутрь, пофантазировать, что ожидает впереди. То, что это будут профессионально «сделанные» стихи, не сомневался. Но хотелось после прочтения поэтического сборника уважаемого мною поэта позаимствовать у него мудрости, с  его подачи испытать  щемящее чувство любви. Поностальгировать о прошлом. Словом,  окунуться вместе с ним в таинства настоящей поэзии! Неожиданно выстроился ассоциативный ряд с фотоальбомом. Что в нем? Наугад открыв сборник стихов, читаю первые строки стихотворения: «Фотографии в школьном альбоме…» Ну, не мистика ли?! Да и содержание его сразу же западает в душу. 

…Но однажды большая страна

Луговая, речная, лесная –

Встанет в раму родного окна…

Вроде ничего особенного, автор не сообщил. Да и слова незамысловатые, а какой глубины смысл в них! Целая философия о прожитой жизни.

Начав читать с первой страницы, но не дойдя и до середины, заметил, что лежащий передо мной лист оказался испещрен пометками. Так поступаю, чтобы не портить книгу. Помечаю для себя как сильные стороны, так и слабые. Не прочитал и половины, а уже надо брать новый лист. Столь радужных впечатлений от прочитанного, давно не доверял бумаге. Разве б смог не настоящий поэт, подметить такое?

…И струился жёлтым ручьём

Зверобой средь зелёного луга.

Или поэт «средней руки» сказал бы так выразительно об этом?

В паскудную хмурую рань

Под небом сырым и тяжелым

Уже не деревья, а рвань

В раздумье стоят невеселом…

Это строки из стихотворения «Офорт», оно о любви к России. Не пафосное, а глубоко искреннее, как впрочем, всё, о чем бы ни писал В. Крюков. О  Родине, о любви к родной природе, о человеческих взаимоотношениях.

Вот трогательное стихотворение о неожиданной встрече спустя много лет двух некогда любящих сердец, с великолепнейшей концовкой!

…Ну, конечно, конечно,

В этом-то всё и дело:

Ты прижималась к сердцу,

Я обнимал тело.

А вот совсем другое – ироничное, даже  пропитанное сарказмом к особам женского рода, обличенным властью:

Да, бессмертнее нет их

ни в каких шамбалах –

этих баб кабинетных

при столах и делах…

Везде свой подтекст. Причем такой, что поражаешься поэтическому дару! И лучшее подтверждение вышесказанному отрывок из стихотворения «Прощание славянки»: 

…И я хочу хотя бы раз суметь

Поднять с листа строку такой чеканки,

Какую знает полковая медь,

Когда звучит «Прощание славянки.

Разве это не напутственное слово, настоящего Мастера пера всей пишущей братии?! Лично мне кажется, каждому из нас,  причастных к литературной деятельности, надо стремиться к этому. Согласен: планка установлена очень высоко, но ниже –  нельзя!

Не могу удержаться, приведу целиком стихотворение, в котором есть всё: смысл, подтекст, образ…

***
Эти на солнце горящие льдины
В праздник нечаянный кто обратил?
Неповторимые все до единой,
Кто их так вырезал, позолотил?

Боже, спасибо, что мне удаётся
Всё, что Тобою даруемо, брать.
Пусть словно рамка в руках лозоходца,
Сердце в груди продолжает играть.

И, может быть, я один из немногих,
Кто увидал на крутом берегу
Не тополя, а разбитые ноги
Старых слонов, что увязли в снегу. 

В предпоследней строке, правда слово «разбитые» режет слух. Я бы в качестве эпитета, скорее всего,  взял «массивные» или «отёкшие», но не в этом суть. Главное то, что не каждому из нас дано увидеть необычное в обычном. Владимиру Крюкову с Божьей помощью это удаётся. Поэтому и поражают его зарисовки природы с перекликающейся темой любви. Разве можно остаться равнодушным к строкам:

Всё вокруг – красота и мечта. 

И чего нам ещё пожелать?..

Наверняка это чудесное стихотворение впоследствии станет романсом. Музыкальность – неотъемлемая часть его поэзии. Есть, у него строки, которые сразу ложатся на душу. А раз так, почему бы им не стать песнями?

В моём бревенчатом дому

трещат поленья… 

Привожу в качестве примера одно, а такого поэтического материала в сборнике не на один десяток песен найдётся.   

Приведу отрывок ещё одного прекрасного стихотворения:

…Там оснеженная Галатея
поразвесила тонкую вязь,  
что на солнце блестит золотея,  
осыпается серебрясь. 

Не правда ли, здорово!

И ещё вызывает мой восторг при чтении стихов В. Крюкова несомненно то, что читая некоторые из них, ловишь себя на мысли, что они твои, написаны про тебя. Что ты со всем, о чём поведано в стихотворение, соглашаешься на сто процентов. 

Ну давай же, память, разматывай

Свиток свой, покажи дары… 

Зацепить за живое своим творчеством – разве не в этом прелесть настоящего искусства? Такое мало кому удавалось и удаётся. Это удел избранных поэтов, и наш автор явно в их числе.

Хочется затронуть ещё одну замечательную сторону поэзии Владимира Крюкова, которую он сам и наметил. Так,  в одном из стихотворений я вычитал у него упоминание о хореях и ямбах. Тут же захотелось проверить Владимира Михайловича на разнообразие применяемых им поэтических форм. Ещё А. С. Пушкин говаривал, что ямб ему изрядно надоел. Хотя многие из современных поэтов другого стихотворного размера и не знают. Разбив первую строфу из этого стихотворения (про хореи и ямбы) на ударные слоги, получил амфибрахий!  Перечитываю стихотворение,  находящееся рядом: анапест. Нашёл и ямб, и  дактиль. А вот с хореем не повезло. Возможно, в сборнике и есть стихи,  написанные в этом размере, но не это главное! Главное, что в книге представлен весь спектр поэтической речи.

Разнообразен рисунок стиха, интересны и своеобразны рифмы: ночью – беспорочен, неминучей – случай, дребезжало — ни жалоб, святцы – распрямляться…

Сильная концовка – это несомненно, визитная карточка поэзии В. Крюкова. Она может быть неожиданной, как например,  в стихотворении «В промытом небе – хлопья пены, день свеж и юн…».  Настраиваешься на зарисовку родной природы. А дочитав, восхищаешься тонким поворотом темы. Говоря о чистом листе бумаги на столе, поведать такое: 

…Но лист уже в союзе с ветром –
Он сам не свой,
Ему так хочется на ветку
И – стать листвой!

Не зря автор сборника «Белый свет», состоящего из двух частей, первую так и озаглавил: «Стать листвой». Браво! Какой бы ни была концовка стихотворений Владимира Крюкова, пусть иногда вполне предсказуемой, всё равно она будет как бы «с третьим словом», не произнесённым вслух, но ощущаемым на подсознательном уровне. А это уже на простое мастерство по деланию стихов не спишешь. Здесь талант нужен! Кстати, можно поспорить с поэтом, утверждающим в одном из своих стихотворений:

Ничего от меня не останется.
Да и ладно. Довольно того:
Было жизни знобящее таинство,
Повседневное волшебство…

Останется, ещё как останется, дорогой Владимир Михайлович! Ибо сказано на странице 76 «Vita brevis, ars longa», что с латинского переводится, как: «Жизнь коротка, искусство вечно!» Да и шестью страницами ранее есть интересное заключение самого автора:

…Жизнь задумана как восхожденье,

а не так себе променад.

Лучше не скажешь! Так что остаётся только порадоваться за нашего современника, чья известность давно перешагнула границы не только области, но и России!

Также читайте

tomsk-novosti.ru

Моя рецензия на поэтический сборник


 Написала по просьбе автора- хорошего поэта. Книга эта  только что вышла в Москве.

Журналисты часто бывают писателями. Пишут гениальную прозу в свободное от работы время. Сюжетов из жизни много – по себе знаю: работа в СМИ засыплет ворохом проблем и непридуманных коллизий.

Журналистов поэтов, наоборот, в природе мало. Раз-два и обчелся. Анатолий Сидоров – заведующий отделом маститой газеты, ведущий автор полосы о сплошной прозе жизни проблемах в Жилижно- Коммунальном Хозяйстве Москвы – поэт. Уродился поэтом и живет им. Точнее, это Поэт в нем живет как самодостаточная параллельная личность: с наблюдательным острым умом, точным словом... Такого поэта не убьешь ни газетной прозой, ни перипетиями служебной лестницы. Зав отделом Анатолий Сидоров ходит на работу, пишет статьи, а поэт в нем в это время замирает :

« На улицах роскошные ковры –

Все устлано беспечным листопадом.

На Яузе хозяева бобры.

Березы шелестят Нескучным садом».

( Образ «Березы шелестят Нескучным садом» меня задел невероятно. Эта перевернутая метафора рождает множество ассоциаций – березы шелестят садом, а не сад березами... Что-то сдвинулось во вселенной, пошло назад в будушее, чтобы Нескучный сад ожил и стал добрее... Не в начало ли 20 века приглашает нас поэт из начала 21 века? Тем более что это стихотворение –плач о Москве:

«Повсюду жизнь. Никто ее не жжет.

Все дышит полной грудью и неспешно.

Лишь где-то ветер дырочкой поет

И над прошедшим плачет безутешно»)


Как любой уроженец южных просторов России, автор поэтического сборника « Мой молчачивый крик» может быть энергичен, напорист, остр на слово. Только грусть в нем не имеет акцента. Такой вселенской грустью болеют - томятся все наши русские поэты, которым и радость не в радость, если России плохо...

«Украшали вдову позолотой.

Подношенья несли и несли.

Окружали примерной заботой.

Все соринки с неё отрясли»

Россия в стихотворении « Россия» - вдова на поминках. Ее «ругали прескверно, поносили прилюдно при всех».

«А вдова неподвижно сидела

И, бесстрепетно глядя во тьму,

Все глядела, глядела,глядела

И молилась ему Одному»

Эта Россия образностью напоминает Блоковское стихотворение «Россия»:

Ну что ж? Одно заботой боле -

Одной слезой река шумней

А ты все та же - лес, да поле,

Да плат узорный до бровей...

Целомудренная, молчаливая, страдающая, сильная женщина - это Россия для поэтов. Блок писал свое стихотворение в 1908, напророчив России чародеев, которые «заманят и обманут»...

Поэты всегда пророки, если они честны. У Анатолия Сидорова Россия вдова, украшенная позолотой, но оскорбляемая на каждом углу. Она одинока и молчалива, обманываема, но не обманута. Как и у Блока, эта Россия сильнее своих обидчиков. Но в сегодняшних стихах-притче о России появляется радостная весть: Россия дождется Христа, она уже чувствует «Его дыханье», а значит и приближенье Его!

А это робкое, как будто невольно вырвавшееся доброе пророчество о России так необходимо, потому что судьба русских - неприкрытая боль автора этих и других стихов о России

«Русские в пустыне»

«Им сети плетут из идеи,

Что русские подлый народ»

И дальше:

«Над ними беснуются воры,

И солнце наживы встает.

Печальны их долгие взоры,

Когда их нужда застает».

Больно, потому что правда. Кстати, у нищих или голодных людей, действительно, «долгие взоры»...

Стихи Анатолия Сидорова скорее образны, чем предметны. Они настояны на долгих размышлениях о нашей жизни, поэтому их строфы часто сжаты до афористичности:

«Вчера свободу раздавали.

Легко и просто, по частям.

И дико бесы хохотали,

Незванным радуясь гостям.

Дарили воздух, волю. Речи

О брастве вольные лились.

Садились голуби на плечи.

...А в небе коршуны дрались»

Отважная искренность поэтов - специальный дар нашей эпохе, которая по определению другого современного поэта, монаха Романа Ветрова является «временем великой лжи,великого вырождения, великих открытий!» Благодаря этой искренности, без которой не может по определению быть поэзии, мы лучше понимаем свое время и себя в нем. Можно назвать это качество стихов публицистичностью, но мне кажется, что это рвущая душу отчаянная искренность, когда поэт понимает : если не выскажет, то лучше уж совсем не жить.

«И приоткроет двери

Истина,

И огласит рассвет петух...

Так жизнь божественная

Искренна,

Когда нисходит в душу

Дух!»

«Святому Духу»

Стихи о войне.

Откуда эта память у поэтов? Как им открывается, например, что горят ладони от саперной лопаты, когда роют окопы, «вгрызаясь в макушку земли», или как после многочасового рытья «тело гудело, на отдых хотело»?

Стихотворение « Короткий бой» - короткое и без идеи сентиметальности, хотя речь в нем идет о погибших. Тем сильнее хлещут простые фразы этого как-будто рассказа самих погибших:

« Кровью забрызгало небо и местность.

Даже в мороз закипала вода!

Только снежок, соблюдая секретность.

Свежую землю кропил иногда»

Вслед этому сильному эпизоду летят вопросы из поэтического размышления « У солдатской могилы в Духов день»:

«Зачем они в землю родную легли?

Почему не отступили?

Ведь, если бы струсили, отошли,

То, может быть, нынче бы жили?»

«Но все они в землю родную легли – отвечает поэт – чтоб нас «отвести от могилы». Ответ по сути банальный, он известен, но поэтическая форма и свежесть размышления заставляют почти вздрогнуть от болезненного открытия: мы же, действительно, их должники!

Родина.

Если определить главное впечатление от стихов Анатолия Сидорова то я бы сказала так: «Земная мудрость». Родная земля дает его стихам силу, питает образами, служит опорой. Стихи о малой родине переживают тончайшие интонации, они разноцветны и душисты, им под силу воссоздать иную реальность.

«В темноте кромешной

Над столицей

На шестнадцатом этаже,

Вдруг запахло былью – небылицей,

Вдруг пахнуло спелым полем,

Ржицей,

Сладкою травою медуницей,

Освещенной утренней зарницей,

Платье разметавшей на меже.

Зазвенел июль-макушка года

Трепетаньем стрекозиных крыл!..

Это я подарок, банку меда,

Братом привезенную открыл.»

Это чудесное импрессионистское стихотворение привела полностью, потому что не могла от него оторваться. Заразительность впечатления такова, что у меня в доме, в Парижском пригороде сразу запахло сладкими травами, отступила холодная сырая весенняя погода, и как обещание лета в воздухе замаячило ленивое июльское «трепетанье стрекозиных крыл»... Поэтам дано изменять пространство – попробуйте прочитать это стихотворение вслух, негромко, у себя в доме и увидите, что из этого получится.

Не все стихи о малой родине у Анатолия Сидорова так легки. Есть «береза в маминой косынке, что на кладбище живет», есть « милый бугорок, что на глаза отцову кепку надвинул»... Боль не прячется, но и не выставляется напоказ. Мудрый человек, крепкий мужик Анатолий Сидоров, каким он видится через его поэзию, сок от соков России, не сдастся, он несет свою судьбу мудро, как крест, и своим опытом учит нас стоять крепко на ногах. За эту небоязливую открытость, боль и радость, раздаваемые щедро в стихах, научиться бы благодарить поэтов.

В сокращении здесь - не поместился весь объем

Татьяна МАСС, журналистка, писательница, член Ассоциации русско- французских журналистов. Париж, апрель 2012 года.

tanya-mass.livejournal.com

Анализ стиха — как правильно писать рецензию на стихотворение

Как правильно писать рецензию на стихотворение, понимает далеко не каждый, кто думает что пишет хорошие рецензии на стихи. Этот человек даже не догадывается, что он "рисует" под стихом не критический разбор — а обычный комментарий. И тем самым показывает свой, в большинстве случаев, дурной вкус. Обычная вкусовщина: нравится, не нравится, надо хорошая оценка, или отзыв коллег о его работе, и куча других причин. Но только не объективная рецензия и не конструктивный анализ стиха. На примере "произведения" Валерия Брюсова "Мыши" я вам покажу, как писать правильные рецензии на поэтические произведения.

Отрывок из книги "В седлании Пегаса. Русская поэзия в свете современного восприятия" А.А. Протасов


Что такое анализ стиха?

Когда делаете анализ стиха, то есть, пишите рецензию на стихотворение. Вы должны в первую очередь помнить что ваше предпочтение: нравится или не нравится — такой подход здесь не уместен. Не показывайте свои предпочтения на всеобщее обозрение, этого никто не оценит. Анализ стиха, должен делаться только согласно написанного текста. Написал поэт, что «птицы перестали говно клевать» значит так и есть, так и оценивайте. Не ищите ничего возвышенного. Не выдумывайте, что якобы думал поэт, хотел этим сказать. Вы этого не знаете. Это все ваше «я» напоказ — ваше личное восприятие: не больше и не меньше, И, никак, не объективная оценка произведения. Не рецензия на стихотворение, а такой, обширный комментарий. Уловите эту разницу — комментарий и рецензия на стих, и личная точка зрения.

Возьмите до внимания, что анализ стиха, должен больше быть похож на полицейскую сводку, а не на ваши фантазии и яркое словоблудие которым вы будете разукрашивать стих как новогоднюю елку. Литературная сводка, где не уйдет от внимания даже малейшее, что можно раскритиковать — вот, что такое анализ стиха. Разложите все по полочкам и сделайте вывод.


Зачем делать анализ стиха и писать рецензию на стихотворение?

Вопрос самый актуальный, как бы не казался банальным и очевидным. Писать рецензию на стихотворение, делать литературный анализ стиха надо только с одной целью. Чтобы не расслаблялись. Чтобы графомания не имела шанса проскользнуть в русскую литературу. Особенно в детскую. Если «стих» графомана, вдруг, надумали объявить стихом века, а он получил на следующий день сто объективных рецензий, что шлак полный. То это называется, нормальный ход событий в здоровом обществе. Для этих целей надо писать, и объективную критику чтобы шиза наподобие Маяковского с Чуковским не имела даже малейшего шанса на жизнь.


Главная ошибка тех, кто пишет рецензию на стихотворение

Самая главная ошибка, когда вы решили написать правильную рецензию на стихотворение, и потом придали своей мысли «твердый вид». Что вы повторяете ошибки тех, кто писал до вас эту рецензию. Те ошибки, которые навязали нам филологи и учителя русского языка. А именно, когда вы пишите рецензию на стихотворение, вы говорите, как будто прочитали мысли поэта «Поэт хотел... Поэт думал..». Это — глупость, никогда так не пишите, вы не могли этого знать что думал автор стиха.

Многие надуманные анализы стихов, с точки зрения, этого, первого «исследователя» букв и запятых — кочуют по учебникам, и с рецензии в рецензию. Я могу, так преподнести, с высоко

poetryartblog.blogspot.com

Сазыкин А. С. Рецензия на сборники стихотворений Алексея Антонова

Рецензия на сборники стихотворений
новокузнецкого поэта Алексея Антонова
«Плачь, душа» и новый сборник (пока
без названия), готовящийся к печати.

На 21-м веку новой эры человеческого существования невоз-можно удивить кого-то небывалым поэтическим образом, рифмой, строкой, стихом. Казалось бы, само это занятие - поэтическое твор-чество - должно отмереть как анахронизм, тем более в век торжества информационных технологий. Но, как ещё на заре прошлого века сказал поэт, «поэзия – пресволочнейшая штуковина – существует - и ни в зуб ногой!»
К печати подготавливается сборник стихотворений ново-кузнецкого поэта Алексея Антонова, в который вошли как стихотворе-ния из предыдущего сборника «Плачь, душа», так и новые стихи. На него и хочется отозваться в настоящей рецензии по целому ряду причин. Прежде всего потому, что лирическая поэзия и - шире, вообще культура – сегодня главный проводник духовности, не дающий рас-пасться «связи времён». Стихи А. Антонова буквально пронизаны чувством причастности к коренным традициям великой русской лите-ратуры. В них отчётливо слышится и тютчевское осознание органи-ческого единства всех явлений живой природы и человеческой ду-ши от вселенских масштабов до самых бытовых интимных прояв-лений, и ахматовская высота и чистота творческих помыслов, и убеждение в сложной диалектике взаимоотношений человека и при-роды, музыки и цвета, души и мысли, что мы находим у Н. Заболоцко-го, и рыцарское отношение к женщине, и, наконец, глубокое внутрен-не прозрение Творца всего сущего. Предваряя возможное суждение о творческих заимствованиях и подражании, хочу только напомнить, что наследование и развитие традиций в литературе, не сводимое к этим самым заимствованиям, основывается боле всего на близости нравственной и эстетической позиции последователя и предшествен-ников, а уже она допускает единство и даже повторяемость тем, об-разов, художественных приёмов. Совершенно очевидно, что основа творческого дара автора сборника – это поиск истоков духовности, что более всего и роднит его с великими предшественниками.
Очень импонирует образ лирического «я» поэта, который в сборнике не декларируется, не утверждается, а как бы просвечивает в ряде стихотворных миниатюр. Внутренняя деликатность, доброта и терпение окрашивают стихотворение «Полутона, притушенные крас-ки», завершающееся словами:
Я - полусвет на грани пробужденья.
И вас найду, когда вам тяжело.
Хорошо выражает душевный строй лирического героя миниатюра «Я не отвечу недостойным». На постоянную напряженную работу души указывает стихотворение «А что есть правда?..»
«А что есть правда? Просто ложь.
Когда ты веришь, что не лжёшь.
Но не хочу собою лгать,
Преступно ложью измерять
Неизмеримость бытия.
Но как же быть? Не знаю я...»
И вызывают полное доверие строки стихотворения «Брату»:
«… ведь я умею слушать.
Не говорить, не направлять
А просто всматриваться в душу».
Пожалуй, основная «чувствуемая мысль» сборника – это глубокая убежденность в напряженной экспрессии, конфликтности и в то же время в гармонической слитности бытия земного и личного. Она пронизывает такие стихотворения, как «Порывистое, мощное дыханье земли коснулось», «Какая-то смутная жажда», «Солнце смыкает веж-ды», «На эскалаторе бесчисленных мгновений», «Октябрь красками живыми» и целый ряд других. Человеческое сознание, потрясенное громадностью и неизмеримостью бытия, напряженно ищет ответ на самые смутные, трудные не решаемые вопросы жизни и реализует себя в этом поиске, приходит не к однозначным плоским ответам, а к осознанию какой-то высшей гармонии, высшего смысла в явлениях природы, душевных бурях, событиях и встречах.
Совершенно закономерным представляется в контексте этого сбор-ника выход автора в стихотворениях, датированных 90-годами и года-ми нового столетия, к осознанию Творца, и идее Бога. И выход этот представляется совершенно закономерным и выстраданным:
Я не могу зажечь звезду,
Рассеять тьму и сердце вынуть.
Я не могу за детский смех
Без сожаленья мир покинуть.
Я не могу вернуть мечту,
Когда она уже сгорела.
Я не умею жизнь вдохнуть,
Когда душа покинет тело.
Я не могу... Но так хочу!
Сверши все это, Боже правый!
Сверши! Ведь я тебя ищу.
И жду тебя у Переправы...
около 14.09.1996
Знаменательно, что для А. Антонова понятие «Бог» абсолютно неот-рывно от его представления о мировой гармонии, о нерасторжимом единстве нравственного начала в человеке и какой-то высшей правды и красоты в природном бытии. Отсюда обычный ход его поэтической мысли – установление духовной параллели между жизнью души и жизнью природы.
Не рви цветы. Не прекращай звучанье
Небесных сфер. Десницею богов
Они нам посланы. Духовного исканья
Живой восторг в святилище миров.

Не собирай оторванные главы
В букет смертей казнящею рукой.
Люби живых! И, не желая славы,
Приди к Христу. И обрети покой.

Бог, в его художественной системе, - это высший критерий нравст-венности, это воплощение Истины, которой взыскует всякая подлин-но живая душа.

«…………………………….. Есть

Только два направленья дороги,
Только два направленья пути:
Или вниз, забывая о Боге,
Или вверх по ступеням идти.»

Творческая манера автора примечательна ещё тем, что в сборнике, составленном из стихотворений с глубоким духовным по-тенциалом, отсутствуют стихотворения назидательные, проповедни-ческие. В большинстве их – напряжённая работа мысли и чувства,
художественный позыв к труду души читателя. Многие, особенно по-священные любви, женщинам, друзьям, детям, трогательны своей жизненной полнотой, верностью чувства и опять же своим главным качеством – обнаружением внутренней связи между жизнью челове-ческой души и жизнью природы. Такая, например, лирическая мина-тюра:
Подсолнухи пахнут Солнечной свежестью. Ещё, обязательно, Утренней нежностью. И пахнут всегда,
Не смотря на погоду.
Взгляните на них
И забудьте невзгоды.
Пристального внимания заслуживают и стихотворения, отражающие сущность поэтического творчества ( «Мое проклятье - слово», «По-этам», «Суть»). В последнем из названных и выражен афористически чётко творческий принцип, которому стремится следовать автор:
«… суть рождает форму сути». Отталкиваясь от этой формулы, хочу в заключение своего обзора сборника заметить, что преобладающий размер стихотворного сборника – ямб, наиболее плодотворный в русской лирике. Но он варьируется от 2-3 стопного до пятистопного в зависимости от глубины и полноты мысли, поэт не чуждается и трёх-сложных размеров, если этого требует суть стиха. Сквозное для сти-хотворений А. Антонова чувство слитности и многообразия мира на-ходит формальное выражение и в том, в частности, что синтаксиче-ская форма его фраз в строке и строк в строфе очень свободна, теку-ча, естественна и позволяет выражать самые сложные душевные со-стояния просто и органично.
Коль скоро вопрос стоит о публикации этого сборника и его оценке, то я считаю необходимым подчеркнуть следующие факты:
1. Автор сборника, без всякого сомнения, - талантливый поэт,
2. Доминирующая черта всех стихотворений сборника – высокая духовность, духовный поиск, напряжённая работы мысли и чув-ства, что даёт право поэту претендовать на свое место в нашей литературе – «христианнейшей из литератур» (Н. Бердяев),
3. Стихотворения сборника написаны прекрасным русским языком, они абсолютно лишены всяких англицизмов, в которые так модно сегодня рядить всяческие ноу-хау, за которыми – пустота,
4. Автор не допускает даже намёка на внешние проявления так называемой злободневности, обличительства, причастности к так называемым тусовкам, твёрдо соблюдая пушкинский завет: «Служенье муз не терпит суеты…»

Кандидат филологических наук
Доцент кафедры
литературы КузГПА Сазыкин А. С.

www.plachdusha.ru

Рецензия на сборник стихотворений🔥 - Рубцов Н. М

За свою недолгую — в тридцать пять лет — жизнь Николай Рубцов успел оставить заметный след в душе читателя как поэт, влюбленный в свою Отчизну, и гражданин.
С появлением его первого сборника стихотворений «Звезда полей» читатель услышал свободную и сильную, истинно поэтическую речь, глубокую, как августовское небо, и печальную, как осенняя моросящая даль.
Писать свои чистые, грустные и светлые стихотворения поэту помогало самое глубокое чувство, выраженное Н. Рубцовым с такой емкостью и определенностью, — любовь к Родине.

Это была неистребимая, мучительная и всепоглощающая нежность к ее зеленым лугам и золотистым осенним лесам, ее медленным водам и терпким ягодам — всему, без чего не мыслил он ни своей жизни, ни своего творчества.
Выросший сиротой, он знал одну-единственную мать — Россию и ей посвятил свои лучшие песни, лучшие минуты подъема и вдохновения.
Повышенная ранимость, застенчивость и целомудрие уживались в нем с безоглядной русской удалью; доверчивость и открытость души соседствовали с тяжелой замкнутостью, а нередко и с болезненной подозрительностью. Но вот он становился ясным и добрым, как солнечное утро. Ходил по улицам, улыбаясь знакомым, наклонялся с каким-то разговором к детям, дарил конфеты или желтые листья. И дети, безошибочно чувствуя доброту, тянулись к нему и радовались.
Метут по вечерней земле январские метели, качаются из стороны в сторону зябкие березы, и сквозь холодную мглу светят зимние огни.
Шумит порывистый ветер и несет вдоль неровной дороги сухой перекатный снег, но сквозь весь этот неутихающий шум отчетливее и больнее проступает такой знакомый и близкий глуховатый, но внятный рубцовский голос:
Зачем же, как сторожевые,
На эти грозные леса
В упор глядят глаза живые,
Мои полночные глаза?
Нет, они смотрят не только «на грозные леса», они смотрят в твою душу. Словно ночная метель и вьюга — самое подходящее время для этого, потому что в такие часы душа отзывчива и обнажена, беззащитна и одинока.
Николай Рубцов родился с этим чувством родины, ему не надо было ее искать. Он много объехал земель и многое видел, но не было для него родней и ближе северной и скудной на урожаи, но щедрой на душевное тепло земли. Не зря он говорил в своей «Звезде полей»:
Звезда полей горит, не угасая,
Для всех тревожных жителей земли,
Своим лучом приветливым касаясь
Всех городов, поднявшихся вдали.
Но только здесь, во мгле заледенелой,
Она восходит ярчек Переполнявшее его чувство, его любовь и нежность к родной земле способствовали раннему повзрослению сердца и вызреванию собственного мировоззрения. Драматическое, а порой и трагическое восприятие окружающего мира придало его поэзии ту степень серьезности и подлинности, которая с полным правом позволяет говорить о близости Николая Рубцова к традициям поэтической классики.
Идет время и открывает нам истинную цену всего, что создано Николаем Михайловичем Рубцовым. И время, которое обычно отдаляет ушедших, на этот раз — напротив — словно бы приближает к нам личность этого незаурядного русского лирика.

.

studentguide.ru

Рецензия на поэтический сборник Нины Ваксман "Песни Диогена" ~ Стихи и проза (Публицистика) ~ Союз писателей


«Я ЗНАЮ - МОЕ СЛОВО ОТЗОВЕТСЯ!»

Пусть состарится медь под властью времени - все же

Переживет века слава твоя, Диоген:

Ты нас учил, как жить, довольствуясь тем, что имеешь,

Ты указал нам путь, легче которого нет.

Надпись на памятнике

Путь, легче которого нет - и которым почти никто не ходит... Довольствоваться малым, говорить то, что думаешь, ни от кого не зависеть. Простейшая инструкция по выживанию для тех, кто хочет всегда оставаться Человеком.

О том, как выжить, если ты, ко всему, еще и Поэт, отдельных инструкций не придумали. Вполне вероятно, Нина Ваксман тоже не ставила перед собой такой конкретной цели. Но, по-моему, у нее это получилось...

"Песни Диогена" - это своеобразный дневник взросления души, осмелившейся пройти испытание жизнью и сопричастностью Слову - при "включенной на максимум" восприимчивости. Вы не найдете здесь ни безмятежных пейзажных зарисовок, ни эмоциональных фейерверков, присущих любовной лирике, - лишь не ослабевающее ни на минуту, пульсирующее в ритме стихотворных строчек напряжение взаимодействия, взаимосозерцания: Человек - Мир. Один на один. Глаза в глаза.

"Капля в море" - не просто заглавие первой части сборника. Это - самоощущение того, кому есть что сказать, кто отчаянно жаждет быть услышанным, но оказывается на первых порах обескуражен окружающей жестокостью ("Сбивают душу влет ракеты, / А не любовь") и равнодушием: "Что поэтов расстреливать? - Некогда. / Сами вымрут. От нищеты".

Но, собравшись с силами, душа совершает прорыв сквозь инертность действительности ("Антиутопия. Не утонуть, / Но и не выбраться...") - от состояния, когда ты - "еще только мысль в собственной голове", до вдохновенно-радостного "И вот тогда я поняла - "СМОГУ!""...и дальше.

Впрочем, дальше будет сложнее.

Когда афиняне гото-вились к войне с Фи-липпом Македонским и в городе царили суета и волнение, Диоген стал катать по улицам свою бочку, в которой жил. На вопрос, для чего он так делает, Диоген отвечал: «Все заняты делом, я тоже».
Википедия

"Днем с фонарем" - жизнь продолжается.

Я принимаю чужую веру:

Носить сознанье

В белковой склянке -

а вместе с "чужой верой" принимаются правила игры, по которым существует общество: "Разложение плоти в пространстве / На молекулы женщин, мужчин"... Душа, прошедшая первую закалку, наработала "защитный слой", обрела стойкость и терпение... но за опыт приходится платить растущим чувством одиночества. "Призрак Гамельнского крысолова", мелькающий на городских улицах, оказывается, по существу, реальнее людей, завороженных гипнотическим зовом его дудочки. Диогеновское "ищу человека" звучит среди толпы без особой надежды, скорее риторически-иронично... Не найдется? Не поймут? Не услышат? Что ж, тот, кто готов - услышит. Не здесь, не сейчас - пусть. Выбор сделан, и жалеть о нем поздно. Надо просто жить. И творить.

Будильник точка

новая строчка...

- Я Александр, правитель Македонии, а скоро и всего мира. Что мне сделать для тебя?

- Отойди чуть в сторону, ты засло-няешь мне солнце!
В. Соковнин. «Бочка Диогена: аскетический эксперимент философа»

В "Междометьях" отразилось то странноватое между-временье, которое рано или поздно обязательно наступает для творческого человека. Внутреннее одиночество уже не в тягость, оно принимается как нормальное рабочее состояние - и, как ни парадоксально, именно теперь становится возможной встреча с родственными душами: "Так, взрослее /Мысли стали /И короче. / Кротче / Говорю с собой, с другими -/ Стала зорче".

Ощутив себя наравне с миром, душа может наконец-то испытать отдохновение и свободу: "...время от времени / Слово делает дело, / И становится тело / Легче легкого"...

Но безмятежность этого состояния обманчива. Внутри зреют новые силы... новые мысли... новое - Слово...

"Подайте философу, ведь он вас учит жить, дуралеи!"
В. Соковнин.

«Бочка Диогена: аскетический эксперимент философа»

...и вот оно готово быть сказанным.

Теперь - уверенно, в полный голос. Пусть, как прежде, "Мир, отвернувшись, заикается: / "Опять поэты - свят, свят, свят..."". Не к безликой толпе - к каждому конкретному читателю обращается тот, чье время пришло, и молчать теперь - немыслимо: "...И ты не посмеешь вздохнуть / Застынешь над этой страницей"...

Пронзительное стихотворение "Поэт - поэту", открывающее последнюю часть сборника, фактически вводит читателя в новую философию. На неком высоком уровне бытия мы все "перетекаем" друг в друга - вот открытие, которое только предстоит сделать официальной науке, в очередной раз подтвердив, что поэзия, по обыкновению, успела сделать его раньше! -

Чтоб не прервалась будущего нить

В одном поэте, вечность обходящем.

Под разными надгробьями лежит,

Не прекращая жить в происходящем...

Стоит задуматься: чего стоят все наши конфликты и разногласия, все войны, сотрясавшие планету, если в конечном счете мы все равно вернемся к Единству, из которого когда-то вышли?

Да, да. Об этом уже кто-то говорил... Примерно два тысячелетия назад.

Но - "Поэт умывает слова, возводя их в приметы", как пел Александр Башлачев. Умывает - чтобы их исконный смысл по-новому засиял для современников - для тех, кто, может быть, воспринимая речь как "сотрясение воздуха", забыл о том, что в начале было Слово...

* * *
Уже сейчас нескромна и горда.

Я знаю, - мое слово отзовется! -

самоуверенность? Скорее - трезвая самооценка Поэта, сознающего не только свой талант, но и меру ответственности за него. Чуткий читатель сразу же уловит здесь не только очевидную перекличку с Тютчевым, - но и - чуть глубже - с Мариной Цветаевой: "Моим стихам, как драгоценным винам, настанет свой черед". Что ж; эстафета передана достойному. И, кстати, все большее количество людей отмечает, что время на планете совершенно явственно ускоряется, - а посему, смею надеяться, черед стихам Нины Ваксман наступит быстрей... вернее, уже наступает.

Ответственный секретарь издательства "Союз писателей"

Анастасия Русских
Сборник можно приобрести в Интернет-магазине http://soyuz-pisatelei.ru/shop/42/desc/nina-vaksman-pesni-diogena

www.litprichal.ru

Рецензия на творческую работу (стихотворения) юного поэта творческого объединения - Рецензия на литературное произведение ученика - Рецензия на работу ученика

Материал предоставлен сайтом Pedsovet.su

У нас вы найдете множество образцов документов для учителей и педагогов

Рецензия на творческую работу юного поэта

литературного творческого объединения муниципального бюджетного учреждения дополнительного образования

«Центр детского и юношеского творчества»

В сборнике юного автора представлены стихотворения, имеющие разную тематическую направленность. Это стихотворения о природе, пейзажная лирика («Весна», «Лето»), стихотворения, имеющие философский подтекст («Осень», «Если в жизни все сложилось плохо», «Сон»), интимные лирические стихотворения («Ты напрасно за мной не ходи…», «Мне каждый день теперь как праздник…», «Маме»). В стихотворении «Капля Вселенной» учащаяся выражает свою гражданскую позицию.

Юный поэт пробует писать стихотворения в разных жанрах: в сборник включен сонет, лирические стихи, некоторые стихотворения имеют характер исповеди.

Стилистически тексты стихотворений выдержаны, ощущается богатство словарного запаса автора.

В стихотворениях присутствуют стилистические фигуры и тропы: анафора (стихотворение «Если в жизни все сложилось плохо»), бессоюзие («Мне каждый день теперь как праздник…»), инверсия(«Ты напрасно за мной не ходи…»), эпитеты («мантия снежно-хрустальная», «одинокий скрип», «песня прощальная», «колдовская красота» и др.), метафоры («седой старик», «седой палач», «грозы любви», «колдунья-весна», «выросла стена» и др.), сравнения («огнем мигает кисть рябины», «как смола, кисть бузины». «Запестреют коврами цветы» и др.), олицетворения («природа отдыхает». «зима уходит» и др.).

Автор использует разные синтаксические фигуры: риторические вопросы («Почему улетают аисты?), восклицания («Счастья добиваются трудом!», «Так невозможно жить!»), обращения («Дорогая, милая моя», «Люди Вселенной»), чтобы передать бурю пережитых эмоций в стихотворении «Ты напрасно за мной не ходи…», используется такой прием как аллитерация («сердце сжалось», «бессердечная»; «отгремели грозы», «рыдать»).

В представленных стихотворениях в основном используется смежная и перекрестная рифма, автор тяготеет к использованию глагольной рифмы.

Композиция стихотворений простая, с использованием точек высшего напряжения (по нарастающей к концовке), подчинена выражению авторской мысли. Повествование чаще всего ведется от лица лирического героя, отождествляемого с автором стихов.

Стихотворения пользуются популярностью среди сверстников.

Рекомендуется использование сборника для учителей-филологов и руководителей литературных и поэтических студий, кружков, творческих объединений.

Подпись

М.П.

pedsovet.su

Стихотворения. Рецензия на сборник Анны Ахматовой «Четки»

Автор: Каннегисер Леонид

Жанр: Поэзия: прочее

Из «Черной тетради» З. Гиппиус: «…произошло, наконец, убийство Урицкого (студ Каннегисер) и одновременно ранение — в шею и грудь — Ленина. Урицкий умер на месте, Ленин выжил и сейчас поправляется. Большевики на это ответили тем, что арестовали 10 000 человек… Арестовывали под рядовку, не разбирая. С первого разу расстреляли 512, с официальным объявлением и списком имен. Затем расстреляли еще 500 без объявления. Не претендуют брать и расстреливать виноватых, нет, они так и говорят, что берут „заложников“, с тем, чтобы, убивая их косяками, устрашить количеством убиваемых. Объявили уже имена очередных пятисот, кого убьют вскоре… Нет ни одной буквально семьи, где бы не было схваченных, увезенных, совсем пропавших…» (Гиппиус З. –2. С. 139–140).«Человеческому сердцу не нужно счастье, ему нужно сияние, — записывал перед казнью Леонид Каннегисер. — Если бы знали мои близкие, какое сияние наполняет сейчас душу мою, они бы блаженствовали, а не проливали слезы. В этой жизни, где так трудно к чему-нибудь привязаться по-настоящему, на всю глубину, — есть одно, к чему стоит стремиться, — слияние с божеством. Оно не дается даром никому, — но в каких страданиях мечется душа, возжаждавшая Бога, и на какие только муки не способна она, чтобы утолить эту жажду. И теперь всё — за мною, всё — позади, тоска, гнет, скитанья, неустроенность. Господь, как нежданный подарок, послал мне силы на подвиг; подвиг свершен — и в душе моей сияет неугасимая божественная лампада. Большего я от жизни не хотел, к большему я не стремился. Все мои прежние земные привязанности и мимолетные радости кажутся мне ребячеством, — и даже настоящее горе моих близких, их отчаянье, их безутешное страдание — тонет для меня в сиянии божественного света, разлитого во мне и вокруг меня».

Читать книгу онлайн бесплатно

 

 

Какой формат выбрать?

 

 

bookscafe.net

Стихотворения (сборник)

Василий Иванович Богданов
Автор: Н. Банников
стр. 3
СТИХОТВОРЕНИЯ
Беседа с музою — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 10
Доходный дом — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 13
Ливрея — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 15
Кулак — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 16
Сцены из "Фауста" — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 20
Проезжим — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 26
Наш пролетарий — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 28
Утопия — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 30
Старухе — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 32
В портерной — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 33
Портной — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 37
Ах, a propos, или Перевоспитание супруги — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 42
Проект наставлений моему старшему сыну до вступления его в гимназию — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 44
Объяснение в любви — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 47
Упражнения в русской грамматике в применении к обыденной жизни — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 47
Дорогая гостья — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 50
Недомолвки — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 53
Песня беспутного — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 54
Грёзы матери — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 56
История пары сапог — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 58
Подводный камень современного прогресса — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 60
Античные грёзы — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 61
На Невском — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 62
Дорога в люди — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 65
Закулисная сцена — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 67
Встреча — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 68
Дубинушка — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 71
Это ведь очень смешно — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 74
Курочка по зёрнышку клюёт — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 75
Химеры — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 76
В четверг после дождичка — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 78
Проповедники морали — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 80
"Когда же споры у народов..." — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 81
"Да, рутина всюду нам..." — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 81
"У русских бар дурным считалось..." — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 82
Знакомый незнакомец — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 83
Степенная постепенность — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 85
"Едва затронем мы вопрос..." — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 86
Всё будешь знать - скоро состаришься — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 86
Свой идеал — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 88
Мы - особь статья! — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 91
Ну что ж! (Из размышлений резонёра) — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 94
Полезные люди — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 96
Три сына — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 98
Из автобиографии щенка — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 99
Знакомая картина — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 104
Безмолвие финских болот — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 105
Обыватель и мечтатель — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 106
Уголок, каких много — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 107
Хан и дыня — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 108
ПЕРЕВОДЫ
Дитя — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 112
Хромой король — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 114
Ребята, в смертный бой! — В. И. Богданов, стихотворение
стр. 115
Примечания
стр. 118

www.livelib.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.