Самеда вургуна стихи


Мой друг Самед Вургун, Баку Покинув, прибыл в Лондон. Бывает так — большевику Вдруг надо съездить к лордам, Увидеть двухпалатную Британскую систе...

РЕЧЬ МОЕГО ДРУГА САМЕДА ВУРГУНА НА ОБЕДЕ В ЛОНДОНЕ

Мой друг Самед Вургун, Баку
Покинув, прибыл в Лондон.
Бывает так — большевику
Вдруг надо съездить к лордам,
Увидеть двухпалатную
Британскую систему
И выслушать бесплатно там
Сто пять речей на тему
О том, как в тысяча… бог память дай, в каком
Здесь голову у короля срубили.
О том, как триста лет потом
Всё о свободе принимали билли
И стали до того свободными,
Какими видим их сегодня мы,
Свободными до умиления
И их самих, и населения.
Мы это ровно месяц слушали,
Три раза в день в антрактах кушали!
И терпеливо — делать нечего —
Вновь слушали с утра до вечера…
Когда же не хватило нам
Терпения двужильного,
Самеду на обеде там
Взять слово предложили мы:
— Скажи им пару слов, Самед,
Испорти им, чертям, обед!..
И вот поднялся сын Баку
Над хрусталем и фраками,
Над синими во всю щеку
Подагр фамильных знаками.
Над лордами, над гордыми
И Киплингом воспетыми,
В воротнички продетыми
Стареющими мордами.
Над старыми бутылками,
Над красными затылками,
Над белыми загривками
Полковников из Индии.
Не слыша слов обрывки их,
Самих почти не видя их,
Поднялся он и напролом
Сказал над замершим столом:
— Я представляю, сэры, здесь
Советскую державу.
Моя страна имеет честь
Входить в нее по праву
Союза истинных друзей,
Пожатья рук рабочих.
(Переведите поточней
Им, мистер переводчик.)
И хоть лежит моя страна
Над нефтью благодатною,
Из всех таких на мир одна
Она не подмандатная,
Вам под ноги не брошенная,
В ваш Сити не заложенная,
Из Дувра пароходами
Дотла не разворованная,
Индийскими свободами
В насмешку не дарованная,
Страна, действительно, моя
Давно вам бесполезная,
По долгу вежливости я В чем вам и соболезную.
Так говорил Самед, мой друг,
А я смотрел на лица их:
Сначала был на них испуг,
Безмолвный вопль: «В полицию!»
Потом они пошли густым
Румянцем, вздувшим жилы,
Как будто этой речью к ним
Горчичник приложило.
Им бы не слушать этот спич,
Им палец бы к курку!
Им свой индийский взвить бы бич
Над этим — из Баку!
Плясать бы на его спине,
Хрустеть его костями,
А не сидеть здесь наравне
Со мной и с ним, с гостями,
Сидеть и слушать его речь
В бессилье идиотском,
Сидеть и знать: уже не сжечь,
В петле не сжать, живьем не съесть,
Не расстрелять, как Двадцать шесть
В песках за Красноводском…
Стоит мой друг над стаей волчьей,
Союзом братских рук храним,
Не слыша, как сам Сталин молча
Во время речи встал за ним.
Встал, и стоит, и улыбается —
Речь, очевидно, ему нравится.

www.inpearls.ru

Самед Вургун - Вагиф » MYBRARY: Электронная библиотека деловой и учебной литературы. Читаем онлайн.

Во второй половине 1937 г. С. Вургун создает свою бессмертную драму «Вагиф». В произведении поэт с любовью и мастерством воспроизвел трагическую судьбу М. П. Вагифа, его поэтическую возвышенность, человеческое совершенство. За драму «Вагиф» С. Вургун в 1941 г. удостаивается звания «Лауреата Сталинской премии».

Самед Вургун

ВАГИФ

ДРАМАТИЧЕСКАЯ ХРОНИКА XVIII СТОЛЕТИЯ В трех действиях, одиннадцати картинах

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Вагиф (Молла Панах) — поэт.

Хураман — его жена.

Алибей — сын Вагифа от первого брака.

Гюльнар — жена Алибея.

Амина — мать Гюльнар.

Видади — поэт.

Тукезбан — его жена.

Ибрагим-хан — карабахский хан.

Шейх Али — придворный духовник карабахского хана.

Шут при дворе карабахского хана.

Магомед Каджар — шах Ирана.

Визирь шаха.

Телохранитель Каджара.

Страж.

Тамара — грузинка.

Шалико — грузин.

Брат Шалико.

Эльдар — предводитель повстанцев.

Аршак — гачаг (повстанец).

Теймур — гачаг (повстанец).

Муса, курд — гачаг (повстанец).

Ильяс.

Певец.

Сваха.

Ахмед киши — гачаг (повстанец).

Курбан киши — гачаг (повстанец).

Мешади киши — гачаг (повстанец).

Старая крестьянка.

Старик крестьянин.

Мурад — чабан.

Касум — чабан.

Крестьяне, воины Каджара, полководец, гачаги, ханская свита, шахская свита, духовные лица.

Место действия — Карабахское ханство в Азербайджане XVIII века.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

КАРТИНА ПЕРВАЯ

Домик и сад в зеленеющей горной долине.

Видади

О боже, тяжело живется людям!
Ты видишь, каково живется людям!
Вероучений много — в чем их смысл?
Где истина? Откройся, боже, людям!
Как различить добро и зло, о боже!
Слепые, зрячими когда мы будем?
Дай свет очам! Со злыми будь построже!
Когда мы наконец жить мирно будем?
Средь войн кровавых сердце жаждет мира, —
Но темное кругом бушует море…
Не человек ли драгоценность мира?
Венец творенья — он лежит в позоре!
Не позволяй ему в грязи влачиться!
О боже, помоги добру учиться,
Добро привычкой человека сделай,
Вселенная пусть в рай преобразится!..

Тукезбан

Опять за намазом[1] слагаешь стихи, Видади?

Видади

Зачем упрекаешь и ранишь меня?

Тукезбан

Видади!
Прости… не сердись! Я твой каждый поступок люблю,
Я каждое слово твое — без уступок — люблю!
Наш бедный очаг, о, пускай он и беден и хрупок,
Наш домик простой, где гостей не бывает, люблю, —
Приходишь домой — и весна для меня расцветает!
Здесь лет уже тридцать любовь обитает… Люблю!

Видади

Подруга… Старуха… Эх, юная вечно душа!
Присядем… Подышим… По-прежнему ты хороша…
Душа твоя — свежая вечно листва, Тукезбан!
Там сны моей юности свили гнездо, Тукезбан!
Печаль забываю, с тобой облегченно дыша!

Тукезбан

Творец да не взыщет за это сторицею с нас!
Должницей твоей да пребуду всегда и сейчас!

Видади

Душа Тукезбан! Меньше спутников стало у нас…
Я сердцем слабею, гнетут меня горе и страх,
С тех пор как Вагиф, собеседник мой, скрылся из глаз,
С тех пор как Вагиф из Казаха ушел в Карабах…
Не слышно о нем… Как пустынно и скучно вокруг!
Где мой собеседник, где сердца и разума друг?

Тукезбан

Старик, не грусти, разреши поговорку сказать:
«Кто узел завяжет, сумеет его развязать».

Стук в дверь.

Видади

Входят двое послов.

Первый посол

Скажите, не вы ли поэт Видади?

Видади

Да. Что вам угодно?

Первый посол

Мы прибыли к вам из Гянджи.

Тукезбан

О, милости просим!

Видади

Войдите! Ваш путь — позади:
Здесь будьте как дома. Пожалуйте в дружеский дом!
Посланником неба является гость…

Послы

Усаживаются. Тукезбан кипятит на очаге чай в чугунном кувшине.

Видади

Так… Откуда вы родом, позвольте узнать.
Как позволите вас называть?

Первый посол

Мы люди Джавад-хана, поэт!
Добрые вести есть.

ВидадиПервый посол

Нет.
В Карабахе Вагиф,—
Вам известно, как путь далек.

Видади

Путь далек… И печаль велика…
Все мне чудится дальнего друга призыв…
Слушаю, говорите пока.

Первый посол

Поэта, вам равного, наши не знают места, —
Стихи ваши передаются из уст в уста…
Молим творца, чтобы вас он не отнял у нас:
Слишком богатым подарком не счел бы для нас…

Видади

Нет, замолчи! Дар поэзии в нашей стране
Принадлежал дорогому Вагифу, не мне!
Как поживает он в той — за горами — стране?
Сгорбился я, вся душа от разлуки в огне!

Первый посол (перебивая)

Хан поручил нам приветствовать вас.
Он приглашает вас, просит приехать сейчас.
Будучи тонким стихов знатоком…

ВидадиПервый посол

Наказ:
Хан говорит: «Пусть приедет сюда Видади,
Пусть возвеличится здесь навсегда Видади, —
Тонет в листве изумрудной узорный айван
Дома того, где года проведет Видади!
Сладкая будет еда Видади,
Станет безмерно богат без труда Видади!
Пусть говорят, что у хана Джавада живя,
Пошлых забот не знавал никогда Видади.
В ханском дворце не коснется нужда Видади!»
Вас приглашает к себе хан Джавад, Видади!

Видади

Сын мой! Свободным рожден Видади.
Взорам приятна родная земля.
Скажут мне, старому: «Не уходи!»
Эти потоки, холмы и поля,
Милые горы сумею ль забыть?
Утренний воздух, вечерний туман?
Мне уж ни шахом, ни ханом не быть,
Если приеду — обманется хан.

Первый посол

Друг мой! Упустите счастье из рук,
Счастье, удачу упустите, друг!
Случай — крылатая птица, поэт!
Выпустишь райскую птичку — и нет.

Видади

Болен я, немощен стал, — передай,
Песни слагать я устал, — передай;
Плохо, скажи ты, родятся слова;
Музыка больше не та, — передай.
В путь караван собирается мой,
Стар я, пора каравану домой.

Первый посол

Итак, будет хану передан отказ.
Не ждали такого ответа от вас…
О друг мой, упустите счастье из рук!
Богатство зачем упускаете, друг?

Видади

Чужое гнездо холодней…

Второй посолВидади

Не мне предназначенных дней я не вор!
Отрадно в неведомой хижине мне,
Не надо чужого и лишнего мне!

Второй посол (первому послу, тихо)

Уйдем — с сумасшедшими знаться — беда!
Безумна его голова, хоть седа.

Первый посол

Действительно! Он смехотворен… Уйдем.

Видади

Ночуйте! Приветствует гостя мой дом!

Первый посол

Он тесен: боюсь, мы хозяев стесним.

Видади

Нет, в сердце просторно гостям дорогим!

Первый посол

Запомните доброжелателя речь:
Забудется все, что вы пишете здесь;
Вам славы дороже пустая мечта, —
Похоже, — и слава-то вам не чета!

Второй посол

Запомните эти слова навсегда.

Послы хотят уйти.

mybrary.ru

К 107-летию со дня рождения Самеда Вургуна

Кирилл Попов специально для «Вестника Кавказа»

21 марта исполнилось 107 лет со дня рождения азербайджанского поэта Самеда Вургуна. В сегодняшней России это имя не относится к числу широко известных, хотя одна из улиц Москвы, напротив кинотеатра "Баку", названа в его честь. А имя Самеда Вургуна стоит помнить - его стихи, гармонично сочетая личное новаторство автора с неизбывными традициями восточной поэзии, оставляют после себя незабываемое, совершенно особое впечатление.

Время меняет акценты в искусстве, и сегодняшнему читателю уже мало интересны будут произведения, созданные им в честь революционного движения (например, пьеса "Ханлар", посвященная профсоюзному активисту Ханлару Сафаралиеву, убитому в 1907 году), коммунистической партии или Ленина. Но автор, чья юность пришлась на 1920-е, не мог не писать о них. В то же время, достойных поэтов советского периода, как российских, так и азербайджанских (да и всех остальных), отличало умение посвятить свой стих не только актуальным событиям современности и темам, продиктованным политической конъюнктурой, но и вещам непреходящей ценности. Строки, написанные Самедом Вургуном, тончайшими, но прочными нитями связывают сегодняшний день с серединой минувшего века, русского читателя - с азербайджанским, и их обоих — с тем, на что даже поэт может лишь намекать, с тем, что составляет подлинное человеческое достоинство и силу, без чего человеческая жизнь не может быть полноценной.

Настоящее имя Самеда Вургуна - Самед Юсиф оглы Векилов. Родился он в селении Юхары Салахлы Казахского уезда (ныне Казахский район Азербайджана) в 1906 году. Через шесть лет будущий поэт и его старший брат Мехтихан лишились матери, а еще через 10 лет — совсем осиротели. Тем не менее родители сумели дать своим детям путевку в жизнь. Начав получать образование в сельской школе, оба мальчика поступили затем в учительскую семинарию города Казах. Окончив ее в 1924 году, Самед до 1929 года преподавал литературу в сельских школах Казаха, Гянджи и Кубы, став, таким образом, классическим представителем сельской интеллигенции. В те же годы начали публиковаться его стихи.

Уже имея творческий и рабочий опыт, Самед Вургун в 1929-1930 годах учится в Московском государственном университете, а завершает высшее образование уже в Азербайджанском педагогическом институте в Баку. В 1930-е складывается авторский стиль поэта. Он пробует себя в работе над разными темами и формами. Именно в этот период созданы многие из его поэм, основные драмы. Автора занимает тема людей труда, их жизни и чаяний. Создавая произведения о современности, Вургун не забывает и о богатой истории Азербайджана (достаточно вспомнить написанную в 1937 году драму "Вагиф", посвященную судьбе поэта XVIII века Моллы Панаха Вагифа, или создававшуюся с 1939-го по 1941 год драму "Фархад и Ширин", основанную на сюжете поэмы Низами "Хосров и Ширин"). Настоящим гимном страны может служить исполненное патриотизма стихотворение "Азербайджан". Невозможно забыть его потрясающий рефрен:

Можно ль песню из горла украсть? Никогда!
Ты дыханье мое, ты - мой хлеб и вода!
Предо мной распахнулись твои города...
Весь я твой. Навсегда в сыновья тебе дан!
Азербайджан, Азербайджан!

В 1930-е Вургун активно занимается переводческой деятельностью. Под его пером зазвучали на азербайджанском языке "Евгений Онегин" Пушкина, отрывки "Витязя в тигровой шкуре" Шота Руставели, "Лейли и Меджнун" Низами Гянджеви (этот прославленный азербайджанский поэт создавал свои произведения на персидском), стихи Тараса Шевченко, Ильи Чавчавадзе, "Девушка и смерть" Максима Горького.

На творчество поэта наложила отпечаток Великая отечественная война. Российскому читателю, привыкшему к знакомым с детства произведениям плеяды советских военных поэтов, стоит присоединить к ним еще одно имя, прочитав стихотворения "Медсестра", "Партизан Бабаш", "Знаменосец", "Рассказ старого бойца", "Смелый сокол", "Безымянный герой", "Мне рассказали", "Встреча с Москвой". Это последнее, переведенное Михаилом Светловым, хочется отметить особенно. Москве посвящено огромное количество стихов, однако можно сказать с уверенностью, что среди них едва ли найдется что-то подобное. Во-первых, в переводе удалось точно передать особую ритмику поэзии Вургуна, непривычную и одновременно завораживающую. Во-вторых, из привычной традиции выбивается символика, использованная азербайджанским поэтом. С одной стороны, она может показаться наивно-помпезной, с другой стороны, за ней чувствуется витиеватая роскошь восточного стиха, пышного и торжественного, как арабская вязь. Произведение говорит многое не столько даже о самой Москве военного времени, сколько об отношении к ней советского человека, причем выросшего далеко от нее и принадлежащего к культуре, отличной от русской, хотя и тесно с ней связанной. В этом смысле данное стихотворение обладает безусловной ценностью и представляет большой интерес для читающей аудитории.

После войны Самед Вургун становится и общественным деятелем. Он избирается в Академию наук Азербайджанской ССР (1945 год), становится депутатом Верховного совета СССР (1946-1956 годы.). В составе советских делегаций бывает за границей, что нашло отражение в его собственном творчестве и творчестве его друзей (Константин Симонов написал биографическое стихотворение "Речь моего друга Самеда Вургуна на обеде в Лондоне", к сожалению, чересчур официозное; сам Вургун пишет исполненное грусти четверостишье "На чужбине", находясь осенью 1955 года в столице КНР). Поэт еще не стар, ему нет и пятидесяти, однако в его творчестве уже сквозит тоска пожилого человека, холодок мудрой и светлой осени жизни ("Я не спешу", "Поэт, как рано постарел ты"). Было ли это предчувствием или нет, однако отпущенный ему срок уже подходил к концу. Самед Вургун успел отпраздновать свой 50-летний юбилей, получить заслуженное звание Народного поэта Азербайджанской ССР … и умер 27 мая 1956 году в Баку.
На территории большей части бывшего СССР его имя уже почти забыто, но в Азербайджане и поныне вспоминается с любовью и благодарностью.

Биографические данные взяты из открытых источников

vestikavkaza.ru

отповедь Черчиллю поэта Самеда Вургуна — Армянский музей Москвы и культуры наций

В те годы уже были известны его стихи, в которых прочитывалось влияние народных песен, баяты и творчества лирика XVIII века Вагифа, который всю жизнь оставался его любимым поэтом. И героем пьесы «Вагиф», за которую Самед Вургун получил первую Сталинскую премию (вторую – за драму «Фархад и Ширин»).

Сборник стихов «Клятва поэта» был выпущен в 1930 году, когда молодому поэту исполнилось всего 24 года. Но это была очень зрелая и мудрая поэзия. Уже пять лет он публиковался в тифлисской и азербайджанской периодике.

«Лирика не должна быть подобна перелетной птице, – любил повторять Самед. – Она должна западать в душу человека и вить гнездо в его сердце и, как Жар-птица, согревать его».

Спустя два года вышел второй поэтический сборник – «Фонарь». Друг Самеда Вургуна, много переводивший его, поэт Павел Григорьевич Антокольский в своем очерке вспомнил один эпизод, очень ярко показывающий пылкую натуру Самеда.

Однажды при нем заговорили об одном молодом композиторе. Кто-то сказал, что тот формировался под влиянием музыки Баха и Мусоргского Самед перебил говорящего:

– Ты неверно говоришь, дорогой, ай как неверно! Ты не там ищешь, да? Он учился и у наших ашугов, и у Гаджибекова, да? Антокольский повторяет: Вургун прежде всего сын своего народа. «Вот откуда легкий пламень его стихотворной интонации, его изменчивый и гибкий ритм, на редкость слаженная строфика, общая музыкальность, мягкая и в то же время упругая, как непрерывно ускоряющаяся мелодия народ- ной пляски».

И только потом гражданин мира.

Хрестоматийными стали строчки поэтической отповеди Вургуна Черчиллю, с которым он встречался в 1946 году, когда ездил в Лондон в качестве члена парламентской делегации.

«Баку! Баку!» – он процедил сквозь зубы,

И дрогнула слегка седая бровь.

А у меня по жилам, как сквозь трубы,

Бьёт огненная нефтяная кровь!

Да, я, бакинец, на твоём пути!

Да, я – наследник двадцати шести!

Ты помнишь всё, конечно, старый дьявол!

Так пристальней, пожалуйста, гляди!

Мы разошлись – налево и направо.

Клокочет ярость у меня в груди.

Он никогда не культивировал в себе национального поэта. Хотя родная история его интересовала, как, например, вышеупомянутая личность Моллы Панаха Вагифа, поэта ХVIII века, государственного деятеля и талантливого дипломата своего времени.

Но его всегда интересовали мировые культурные перекрестки.

Любовь моя!

Чтоб лет моих не выдать,

Не говори, что я устал и стар.

Я видел меньше, чем хотел бы видеть!

Встань, обойдем земной летящий шар!

И если парус дум моих летучих

Нас бросит в океаны и моря, Не бойся!

Я дорог не знаю лучших,

Чем те, где не встают на якоря.

( «Я не спешу»)

Как единое пространство рассматривал он духовно-культурную жизнь Закавказья. В 1939 году поэт принимал участие в пленуме, посвященном 1000- летию армянского народного эпоса «Давид Сасунский». Он с гордостью произнес с трибуны: «Бесспорное сходство наших эпосов объясняется тем, что наши народы жили в одних и тех же исторических условиях, имели одинаковые страдания, одних врагов и друзей, что и психологические и творческие способности армянского и азербайджанского народов складывались в одинаковых исторических условиях феодального Кавказа».

www.armmuseum.ru

Вургун, Самед - это... Что такое Вургун, Самед?

Саме́д Вургу́н (азерб. Səməd Vurğun; настоящее имя — Самед Юсиф оглы Веки́лов, 1906—1956) — азербайджанский советский поэт, драматург и общественный деятель.

Первый Народный поэт Азербайджанской ССР (1956), академик АН Азербайджанской ССР (1945). Лауреат двух Сталинских премий второй степени (1941, 1942). Член ВКП(б) с 1940 года.

Биография

Самед Вургун родился 8 (21) марта 1906 года, в селении Юхары Салахлы Казахского уезда ныне Казахский район Азербайджанской Республики. Когда Самеду было 6 лет, умирает его мать и он остаётся на попечении отца и бабушки по материнской линии — Айши-ханум[1]. По окончании земской школы, в 1918 году семья переезжает в Казах, где Самед вместе со своим единственным старшим братом Мехтиханом Векиловым (1902—1975) поступают в Казахскую учительскую семинарию. Спустя время в 1922 году умирает отец, а годом позже бабушка, после чего забота о будущем поэте и его брате переходит к их двоюродной сестре Хангызы Векиловой. Первое его произведение — стихотворение «Обращение к молодёжи» вышло в печать в 1925 году в Тифлисской газете «Ени Фикир» (Новая мысль)[1]. Преподавал литературу в сельских школах Казаха, в Гяндже и Кубе. 2 года учился в Московском университете (1929—1930), затем продолжил учебу в Азербайджанском педагогическом институте.

В 1945 году он был избран действительным членом Академии наук Азербайджанской ССР. Депутат ВС СССР 2—4 созывов (1946—1956).

Самед Вургун умер 27 мая 1956 года. Похоронен в Баку на Аллее почётного захоронения.

Творчество

«Я ставлю своей творческой задачей раскрыть поэзию нашей действительности», — Самед Вургун.

Первая публикация Самеда Вургуна — стихотворение «Обращение к молодежи» — вышло в 1925 году в Тифлисской газете «Новая мысль». Оно было написано по случаю окончания семинарии. Первая книга поэта вышла в 1930 году — «Клятва поэта».[2]

Особое значение в творчестве поэта занимает Великая Отечественная война. В военные годы поэт создает более 60 стихотворений, несколько поэм, в том числе поэму «Бакинский дастан». В эти годы ширится поэтическая слава С. Вургуна. Листовки со стихотворением «Партизанам Украины» были сброшены с самолета в украинские леса для поддержки партизан. В 1943 г. в Америке, на конкурсе за лучшие антивоенные произведения, стихотворение «Напутствие матери» С.Вургуна получило высокую оценку. И среди выделенных на конкурсе 20-ти лучших стихотворений мировой поэзии на военную тему, было опубликовано в Нью-Йорке и распространено среди военнослужащих[3]. В этом же году в Баку по его инициативе был открыт Дом Интеллигенции им. Физули для проведения военных мероприятий и для встреч с фронтовиками.

Барельеф на здании русского драматического театра в Баку

Поэмы

  • «Событие» (1932),
  • «Мурадхан» (1933),
  • «Хумар» (1933),
  • «Локбатан» (1933),
  • «Сельское утро» (1933),
  • «Место смерти» (1934),
  • «Горькие воспоминания» (1935),
  • «26» (1935),
  • «Виселица» (1935),
  • «Погибшая любовь» (1935),
  • «Бунт» (1936),
  • «Басти» (1936)

Драмы

  • «Вагиф» (1937),
  • «Восходит солнце (Ханлар)» (1938—1939),
  • «Фархад и Ширин» (1939—1941)

Пьесы

  • «Вагиф» (1937). В произведении С. Вургун воспроизвел трагическую судьбу Молла Панах Вагифа.
  • «Ханлар» (1939), посвященная жизни революционера Ханлара Сафаралиева.
  • «Фархад и Ширин» (1941) — стихотворная драма на мотивы поэмы Низами «Хосров и Ширин».
  • «Человек» (1945).

Переводы

Награды и премии

Семья

Был женат на Хавер ханум Мирзабековой. Имел троих детей:

  • Сыновья: Юсиф Самедоглу — народный писатель Азербайджана и Вагиф Самедоглу — народный поэт Азербайджана.
  • Дочь : Айвениз Векилова - Заслуженный работник культуры.

Стихи о Самеде Вургуне

Память

Именем Самеда Вургуна названы:

Примечания

Ссылки

dic.academic.ru

Вургун Википедия

Самед Вургун
азерб. Səməd Vurğun
Имя при рождении азерб. Səməd Yusif oğlu Vəkilov
Псевдонимы Vurğun
Дата рождения 21 марта 1906(1906-03-21)
Место рождения
  • Юхары Салахлы, Казахский уезд, Елизаветпольская губерния, Российская империя
Дата смерти 27 мая 1956(1956-05-27)[1](50 лет)
Место смерти
  • Баку, Азербайджанская ССР, СССР
Гражданство (подданство)
  •  Российская империя
  •  Азербайджанская Демократическая Республика
  •  СССР
Род деятельности поэт, драматург
Направление социалистический реализм
Жанр стихотворение, поэма, пьеса, драма
Язык произведений азербайджанский
Премии
Народный поэт Азерб

ru-wiki.ru

Вургун, Самед Википедия

Самед Вургун
азерб. Səməd Vurğun
Имя при рождении азерб. Səməd Yusif oğlu Vəkilov
Псевдонимы Vurğun
Дата рождения 21 марта 1906(1906-03-21)
Место рождения
  • Юхары Салахлы, Казахский уезд, Елизаветпольская губерния, Российская империя
Дата смерти 27 мая 1956(1956-05-27)[1](50 лет)
Место смерти
  • Баку, Азербайджанская ССР, СССР
Гражданство (подданство)
  •  Российская империя
  •  Азербайджанская Демократическая Республика
  •  СССР
Род деятельности поэт, драматург
Направление социалистический реализм
Жанр стихотворение, поэма, пьеса, драма
Язык произведений азербайджанский
Премии
Народн

ru-wiki.ru

Вургун Самед Википедия

Самед Вургун
азерб. Səməd Vurğun
Имя при рождении азерб. Səməd Yusif oğlu Vəkilov
Псевдонимы Vurğun
Дата рождения 21 марта 1906(1906-03-21)
Место рождения
  • Юхары Салахлы, Казахский уезд, Елизаветпольская губерния, Российская империя
Дата смерти 27 мая 1956(1956-05-27)[1](50 лет)
Место смерти
  • Баку, Азербайджанская ССР, СССР
Гражданство (подданство)
  •  Российская империя
  •  Азербайджанская Демократическая Республика
  •  СССР
Род деятельности поэт, драматург
Направление социалистический реализм
Жанр стихотворение, поэма, пьеса, драма
Язык произведений азербайджанский
Премии
Народны

ru-wiki.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.