Рубальская новые стихи


Книга Новое. Любимое (сборник) читать онлайн бесплатно, автор Лариса Рубальская – Fictionbook

© Рубальская Л. А., 2015

© Оформление. ООО «Издательство «Э», 2015

Предисловие

Я завидую тем авторам, которые пишут книгу за книгой. У меня так не получается. Ведь стихи – это особенное состояние души. Оно зависит от многого. Например, я очень часто езжу с концертами. А в других городах мне не пишется. Только в Москве. Ни за границей, ни на даче, ни на природе, каким бы не был красивым окружающий пейзаж, как ни старайся, ничего в голову не приходит. А вот в Москве – пожалуйста! Что это за загадка такая? Сижу дома, за окном шум – дети кричат во дворе, машины ездят, за стенкой у соседки телевизор на всю мощь. А мне хорошо, и ничего не мешает, только успевай, записывай.

А вот недавно я решила прочитать все, что написала. Честно говоря, бывали моменты, когда я, читая, забывала, что это написано мной самой.

И кое-что мне определенно понравилось. Я очень надеюсь, что тот, кому попадет в руки эта книжка, найдет в ней какие-то важные для себя строчки. И может быть, кому-то станет легче на душе, кто-то вспомнит давно забытое, погрустит и порадуется вместе со мной. Я-то, конечно, желаю, чтоб побольше радовались, если это получится. Вернее, если у меня это получилось. По крайней мере, я старалась.

А потом все сначала

 
Ты обещал прийти
Около десяти.
Десять, двенадцать, час,
Так и не дождалась.
Я не спала всю ночь.
Я сочиняла речь —
Все, уходи ты прочь,
Больше не будет встреч.
 
 
А потом все сначала —
Я ждала и скучала,
Прогоняла, прощала
И назад возвращала.
А потом все сначала —
Что-то в трубку кричала,
И на стрелки смотрела,
И ревела, ревела…
 
 
Снег так похож на дождь,
С правдой похожа ложь,
Занят, долги, дела,
Сердце тоска свела.
Город ночной – мой враг,
Как же ты можешь так,
Ты же не изменял,
Ты предавал меня.
 
 
А потом все сначала —
Я ждала и скучала,
Прогоняла, прощала
И назад возвращала.
А потом все сначала —
Что-то в трубку кричала,
И на стрелки смотрела,
И ревела, ревела…
 

Я так давно существую публично…


Я так давно существую публично, что всем кажется: «Она такая безоблачная! Такая счастливая!» Ко мне часто подходят зрительницы и спрашивают: «А вы когда-нибудь плачете?» Плачу! Плачу, дорогие женщины! Ничего из того, что есть у каждого человека в жизни – депрессии, страдания, радость, счастье, – не обошло и меня…

Есть истории, о которых мне страшно вспоминать даже наедине с собой, есть истории, от которых мне неловко, а есть истории, которые мне очень хочется рассказать, но мои герои, известные люди, наверняка не помнят даже, как меня звали. Дело в том, что с именем известной поэтессы Ларисы Рубальской я живу последние двадцать лет. А тогда, можно сказать, я стояла в третьем ряду миманса, где-то с краю. Это теперь я перешла поближе к авансцене…

Мои сердечные истории начались очень рано. Я не знала, буду ли когда-нибудь заниматься поэзией, но в школе мои песенки распевали все: «Было мне тогда двенадцать лет всего, я случайно посмотрела на него». Песенка про мою неразделенную школьную любовь пелась с легким модным иностранным акцентом. Одноклассник Славик был моим героем много лет. А я его, увы, не интересовала. Ну не любят мальчишки девчонок, которые в них влюбляются без памяти. Бедному Славику было совсем не до этого, зато во мне бушевали страсти взрослого человека. Все свое время я тратила на то, чтобы придумать, как признаться в любви моему однокласснику. Повод скоро представился. Однажды мы пошли с учительницей в поход. Я потихоньку стащила у мамы китайскую кофту «Дружба», в ней я собиралась признаться в своих чувствах. Я специально подстроила, чтобы меня со Славиком назначили дневалить у костра. Заранее выучила любовный отрывок из «Мцыри», нарядилась в кофту, и мы заступили на вахту. Но отрывок зачитать я так и не успела, потому что сразу же предательски заснула. А проснулась оттого, что мне сильно жгло спину. Гляжу – на мне мамина выходная кофта полыхает! Пока я каталась на спине, чтобы потушить пламя, мой герой сидел в кустах с мальчишками и от души смеялся. Оказывается, когда я заснула, он тихонько подвинул меня ближе к костру. Но его коварный поступок не загасил огонь любви, и я стала придумывать, как же все-таки мне ему признаться. Прошло время. Мы учимся в восьмом, я продолжаю вздыхать по Славику.

Я стерегла его у школы и ходила за ним повсюду, позвякивая двухкопеечными монетами для телефона-автомата. Звонила ему без конца, меняя голос, а он швырял трубку. Я его совсем измучила – он меня просто возненавидел! Но я не теряла надежды. Для новогоднего школьного вечера я придумала аттракцион: обладатели одинаковых половинок разрезанной открытки танцуют вместе (как вы понимаете, надежды, что он меня пригласит, не было никакой!). У меня со Славиком, естественно, оказалась открытка с ландышем, и мы закружились в танце.

А в то время на экранах кинотеатров шел популярный фильм «Мистер Питкин в тылу врага». Там была очень смешная сцена со взрывающимися сигаретами. И мой любимый, разгадав секрет бомбы – смесь красного фосфора с бертолетовой солью, – подготовил мне сюрприз. Я в упоении танцую и не замечаю, что Славик потихоньку задвинул меня в угол и… вдруг раздался взрыв! Ужас был в том, что я тайком взяла у мамы колготки. Мало того что я шла по морозу домой с красными от ожога ногами, так еще и в рваных единственных маминых колготках… Но и на этом я не остановилась! Мы заканчивали школу. Славик уже так со мной не шутил, вроде бы перестал увиливать от встреч и даже однажды согласился покататься вместе на лодке на ВДНХ. На свидание я собиралась, как на свадьбу: накрахмалила нижние юбки так, что они у меня стояли, словно пачка у балерины! Мой кавалер забил веслами по воде, и только я приготовилась наконец прочитать «Мцыри», как оказалась под сильными струями фонтана, куда он специально направил лодку. Он от души смеялся, глядя, как моя прическа съехала набок, а крахмальные юбки обвисли. Тут моя любовь и закончилась!

Но я по-прежнему мечтала кому-нибудь когда-нибудь прочитать отрывок из «Мцыри», мечтала о большой любви и чтобы мой избранник умел складывать слова в прозу или стихи – не важно. Мне всегда мерещилось, что я выйду замуж за поэта или писателя, желательно известного! Но пути в этот недосягаемый мир у меня не было. А еще преследовал страх, что даже если встречу Его и у нас вспыхнет любовь, он… забудет спросить, как меня зовут! Я так долго об этом думала, что как только герой, о котором я столько мечтала, ненадолго возник в моей жизни, первое, о чем я ему сказала, было: «Не забудьте, меня зовут Лариса Рубальская!» Но это в моей жизни случилось позже, а пока я искала себе жениха.

После школы я училась заочно в педагогическом институте и работала машинисткой в Литературном институте. Мой оклад был сорок два рубля. Я долго думала: много это или мало? Пока меня кто-то не успокоил: «Ты что, старуха, это классно! Директор Ваганьковского кладбища столько не получает!» Я поняла, что поймала удачу за бороду. Так как в Литературном институте можно было встретить известного писателя! Да, можно было. Но мне он не успел встретиться. Проработала я там… целых двадцать два дня. Двенадцать из них провела на овощной базе. Там я успела проявить свой недюжинный ум, придумав новый способ разгрузки арбузов. Это очень ускорило процесс разгрузки, и мне написали на первой странице трудовой книжки благодарность за рацпредложение. Правда, я больше интересовалась окружающими писателями, а не скучными приказами, которые приходилось печатать. У меня ведь была светлая мечта, поэтому я пожирала глазами каждого нового посетителя. Но пожилая машинистка, сидевшая за соседним столом, о моей мечте не знала и однажды громко обозвала меня бранным словом. Меня, совершенно безгрешного ангела, это страшно оскорбило. Я схватила стоявший на окне приемник «Рекорд» и долбанула машинистку по голове. Ей повезло: приемник был старый и у него не было внутренностей, а иначе за свой поступок пришлось бы дорого ответить. На следующий день я на работу не вышла и отправилась искать мечту в редакции журнала «Смена». Там я продержалась много лет и, работая тоже машинисткой, ходила как сомнамбула, потому что любой, кто появлялся в нашем предбаннике, был «небожителем»! Я печатала известным писателям и поэтам командировочные удостоверения и с каждым из них представляла себя в фате. Но никто на меня, скромную машинистку, особенно не обращал внимания. И по воле судьбы не «небожитель» зацепил крылом мою жизнь, а телефонист, который пришел в редакцию починить телефон. Телефонист был моим опасным заблуждением, на которое я потратила несколько лет жизни… Он, как и писатели, умел «складывать слова» очень бойко, но… только матерные! А знаки препинания расставлял при помощи своих кулаков. Он так ловко выбивал из меня мои «улеты», что я только успевала уворачиваться. А пошла я на это дело из страха… остаться в старых девах, хотя мне было всего девятнадцать. Мои школьные подружки одна за другой повыскакивали замуж, кое-кто уже родил ребенка, а я все в поиске. В это время я попадаю в больницу. Мне сделали операцию на почке, располосовав мою талию. Однажды я услышала разговор двух теток, соседок по палате. «Бедная девка, – сказала одна. – Ну кто теперь ее замуж возьмет?» «Да-а, – подхватила другая. – С таким-то безобразным швом!» И в моей голове зародился страх: «Действительно! Ну какой теперь писатель такую уродину полюбит? Как только выйду из больницы, выскочу замуж за первого встречного!» А первый встречный тут как тут – сидит с авоськой витаминов и готов хоть завтра жениться. Вот я и пошла за телефониста. Как меня, умную и возвышенную барышню, угораздило так «вляпаться», не понимаю! Словом, сработал вечный принцип – любовь зла, полюбишь и козла. Мое замужество можно было определить словами одной известной песенки: «Повстречались как-то раз эскимос и папуас». Милый и наивный эскимос – это я, а кровожадный людоед-папуас – это он! На редкость неподходящая парочка, и тем не менее мы прожили вместе четыре года. Мне даже имя его не хочется вспоминать, и если я его когда-нибудь встречу, не узнаю. Меня ведь растили хорошей девочкой, а я связалась с нехорошим. Но я тщательно скрывала от родителей все трудности и хитро пресекала все попытки родителей прийти к нам в гости, иначе они меня сразу же забрали бы.

 

Я была девушка возвышенная и романтичная, а моя жизнь с папуасом оказалась страшной прозой. Он не только любил выпивать, но и устройства был подонистого. Мне приходилось очень трудно: я училась, денег постоянно не было, и голод костлявой рукой уже схватил меня за горло… Не знаю, как я выжила бы, не появись у меня в нашей коммуналке дружок. Рыжему соседскому коту в семье доставалось лучшее. Хотя его домочадцам приходилось туго, но они залезали в долг и кота кормили как на убой. Это меня и спасло! Коту томили на сковородке хамсу в ароматном подсолнечном масле, и она походила на шпроты. Возвращаюсь я однажды поздно вечером из института. Все спят, а кот сидит у миски и с аппетитом уплетает рыбу. Я его подвинула ногой, попробовала кошачьи деликатесы и с удовольствием все съела! С тех пор мы с ним стали делить трапезу. Я поправляюсь как на дрожжах, а кот, наоборот, тает на глазах. Перепуганная соседка понесла бедолагу к ветеринару. Тот его осмотрел, послушал и прописал витамины и уколы. Кот витамины ел, но все худел и худел. Тогда соседи срочно устроили собрание на общей кухне. На том собрании была и я, но признаться, что объедаю кота, не смогла. А остановиться не могу – выживать-то надо! Кота спасло только то, что я ушла из той дурацкой жизни.

А случилось это так. Папуас стал поздно возвращаться домой. Однажды его друг проговорился, что пьет он не у ребят, как я думала, а у особы женского пола. Меня это очень оскорбило, и я ушла к родителям. Он умолял вернуться, порезал себе вены и лежал в «Склифе», но я, если переворачиваю страницу своей жизни, никогда не перелистываю склеенные временем страницы…

Но если в истории с попыткой устроить личную жизнь точка была поставлена, история с котом имела продолжение. Однажды звонит мне соседка – она работала комендантом в женском общежитии: «Помнишь, как моего кота объедала? Пора отдавать долги». Кота, правда, уже давно на свете не было, но долг платежом красен. «Ты понимаешь, – говорит она. – Девки-то мои все лимитчицы. Денег нет, в любовь не верят, плачут по ночам, и одна даже грозится повеситься. Помоги! Твой портрет, Лариса, у них на стенке висит. Поговори по душам…»

Я пришла. Рассказала девчонкам о коварном Славике, о писателе, который оказался женатиком, о спасителе-коте и о том, как безуспешно искала жениха. Девчонки взбодрились и даже подарили с любовью вытканный своими руками коврик. Он у меня до сих пор на даче висит. Кстати, никто из них не повесился. Так я отдала свой долг за кота!

Когда я выпуталась из оков замужней жизни, вернулась к прежней мечте – полюбить писателя! Но как его найти? Я все время старалась вырваться из своего круга, тянулась к высокому. Ходила на выставки, концерты, запоем читала произведения одного писателя, который тогда мне казался эпицентром мироздания. И однажды мне снится странный сон. Иду я по Коктебелю, а навстречу Он! И стал этот сон повторяться. Тут приближаются майские праздники. Мы с подружками скопили денег и решили рвануть на юг, в Коктебель, женихов искать! Все мы (а нам исполнилось по двадцать шесть лет!) уже успели побывать замужем и решились на вторую попытку. В Коктебеле пошли в ресторан. И – о чудо! – в страшно задымленном переполненном зале я вижу своего «небожителя». За его столиком сидел подвыпивший критик. Он встал, покачиваясь подошел к нам, трем молодым красавицам, и произнес: «Умоляю! Составьте нам компанию!» Так я оказалась рядом со своим кумиром. Но его внимание привлекла моя подружка, пышнотелая блондинка, которая постоянно уводила у меня кавалеров. Писатель повернулся ко мне спиной, обнял подружку за плечи и зашептал ей на ухо: «Я мечтал о вас всю жизнь!» Та кокетливо засмеялась: «Да? Ну тогда можете мне бутерброд икоркой намазать…», и он бросился выполнять ее желание. А я, замарашка, сидела рядом и смотрела на его широкую спину. Потом постучала по ней пальчиком и тихо сказала: «А я мечтала о вас…» К моему удивлению, он это услышал, тут же повернулся ко мне и… забыл о подружке! И весь вечер проговорил только со мной. Я была на седьмом небе! Улучив момент, попросила у девчонок ключ от нашей комнаты. Тихонько положила ключ под его тарелку в надежде, что он найдет его и пойдет за мной. Но в этот момент официантка унесла тарелки со стола и… все увидели на скатерти ключ. От позора я стала алой, как роза!

И тем не менее ключ нам все же пригодился! Наша история продолжалась и в Москве несколько месяцев. Но поскольку ничего серьезного у нас получиться не могло (он был женат), я очень страдала. Как-то моя умная подруга посоветовала: «Ты отравишься этой любовью, он сделает тебя несчастной. Брось его!» И вы можете себе представить, я его бросила! Перестала подходить к телефону, плакала в подушку, страдала, но все-таки победила эту любовь! Рано или поздно он все равно исчез бы из моей жизни, потому что таких, как я, у него были тысячи! Это ему я потом сказала: «Запомните, меня зовут Лариса Рубальская».

Но в тот день, когда мы с ключом вошли в комнату, мне было не до этой фразы. Но наступило утро, и мои подружки вот-вот должны были вернуться, и вот тут-то я выпалила: «Не забудьте. Я Лариса Рубальская». Помню, он очень удивился: «Хорошо-хорошо! Я запомнил». Прошло около сорока лет с тех пор. Иногда я его вижу. Как ни странно, он не связывает меня с той восторженной девчушкой, которая очертя голову кинулась в этот роман… Но сон-то, где мы с ним гуляем по Коктебелю, сбылся. У меня часто бывали пророческие сны. Когда я засыпаю, то даже побаиваюсь или, наоборот, обнадеживаю себя: что мне сегодня приснится? В снах обязательно приходят ко мне какие-то знаки. Расскажу одну историю. Я очень любила отца, мы с ним были удивительно похожи. В то лето отцу исполнилось пятьдесят девять лет. У него пошаливало сердце, но родители решили поехать отдыхать на юг, а мы с мужем – в Прибалтику. В один солнечный день мы с друзьями отправились за грибами в лес. И вдруг какой-то необъяснимый запах ударил мне в лицо, и меня с невероятной силой швырнуло на землю. Ко мне подбежали: «Что с тобой? У тебя что-нибудь болит?» – «Не знаю. Что-то произошло…» Было двадцать минут первого. Мы пошли обратно к палаткам, пора было готовить обед. Гляжу – навстречу идет лесник. У него, единственного на всю округу, был телефон. Все удивились, а я сразу же все поняла: «Он хочет сказать, что у меня умер отец». Как оказалось, отец умер на пляже в Одессе именно в двадцать минут первого, именно тогда, когда меня какая-то страшная сила бросила на землю…

Не думаю, что я экстрасенс, хотя ко мне прилипают всякие металлические предметы, и не ясновидящая, я – ясночувствующая… Только дотрагиваюсь головой до подушки – и уже ясно вижу, каким будет следующий день.

А как-то мне приснился сон, что в меня влюблен Билл Клинтон! Мы с ним танцуем, и он так горячо дышит мне в ухо, что у меня даже челка раздувается. Я спрашиваю: «А вы скандала не боитесь?», а он: «Боюсь, но остановиться не могу!» Тогда все газеты писали о скандальной истории американского президента с Моникой Левински. Он как раз в моем вкусе – я светленьких люблю, а Моника, как и я, не худенькая. Я даже стихи написала: «Я смеялась, глаза закрывала, Билл мне в ухо шептал – ай лав ю…»

Рассказываю я на одной передаче придуманную байку, что, мол, когда Билл Клинтон давал интервью на «Эхо Москвы», увидел среди многочисленных фотографий мою и остановился. «Кто эта женщина?» – спрашивает, не скрывая интереса. Сотрудники редакции отвечают: «Лариса Рубальская, она стихи пишет». А Билл и говорит: «У меня такое чувство, будто мы с ней давно знакомы и у нас даже была лав стори». Повернулся и к лифту пошел. Я приготовилась к гомерическому хохоту, но почему-то никто в студии не засмеялся. Представляете, мне поверили!

К сожалению, неудавшийся роман не отбил у меня желания искать суженого среди писателей. После «Смены» я работала корректором в редакции одного толстого журнала, и там со мной тоже произошла интересная история. На одной из вечеринок я заметила, что на меня засматривается один из наших начальников, еще один «небожитель». Когда на следующей вечеринке я читала эпиграммы собственного сочинения (и ему в том числе), его взгляд задержался на мне еще дольше. Потом он подошел ко мне и сказал: «Я буду ждать вас завтра на платформе в Переделкине с девяти утра и до тех пор, пока вы не придете…» У меня земля поплыла из-под ног! Я сразу же бросилась в парикмахерскую и перекрасилась в блондинку. Почему? Я хотела быть достойной этого предложения! Моя умная подруга опять принялась меня отговаривать: «Ларис, не ходи к нему на свидание… Понимаешь, ты – садовница, а он – король. Ты нужна ему для мимолетных утех. Он тебя бросит, ты будешь страдать…» Но я не послушалась.

И хотя правила требуют, чтобы я опоздала на свидание хотя бы на полчаса, я была на платформе без пяти девять, примчавшись раньше его. Он тоже, как и предыдущий «небожитель», оказался семейным человеком. Но я никогда не была разрушительницей. Просто «зацепила» немножко своего счастья, и у нас была долгая история… Странный получился стереотип: меня не покидало ощущение, что я должна выйти из этой истории первой. Хотя мне совершенно этого не хотелось. А время-то шло! Двадцать шесть лет, двадцать семь… Замуж-то все равно пора!

А была у меня замечательная подруга, которая стала заниматься подбором «кадров». И однажды «кадра» привели. Он был режиссер-документалист. Ну конечно, не поэт и не писатель, но человек творческий. И я его полюбила. Он человек свободный, разведенный, и все шло к тому, что мы поженимся. Но через некоторое время оказалось, что развестись-то он развелся, но бывшую жену не разлюбил. Мало того, она в отсутствие второго мужа позволяла моему документалисту ее посещать. Для меня это известие было страшным ударом. Я устраивала истерики своему возлюбленному, он вяло отпирался. Однажды я узнала от подруги, что та женщина придет в гости к моему любимому. И я решила устроить разборку! Надела парик, положила в сумку нож и отправилась уничтожать свою соперницу. Звоню в дверь – мне не открывают. Стучу кулаком – ни звука! Тогда я достала нож, расковыряла замок, выбила дверь и влетела в квартиру. Странно, но он сидел один. «Ты идиотка! – покрутил он пальцем у виска, а потом добавил: – Чтобы я тебя больше не видел!» С тех пор он не подпускал меня к своей личности ни на шаг, зато у меня теперь есть о чем рассказывать!

А почему так получилось? Дело не в темпераменте, а… в той книжке, которую я на момент тех или иных событий читала. Я – жертва литературы. Из книжек учусь и хорошему и плохому. Я могла быть и Эммой Бовари, и Дженни Герхардт… Легко проживала высокие эмоции литературных героинь. В данном случае во мне явно проснулась Кармен! Одним словом, потеряла я кинематографиста навсегда!

В моей жизни большую роль играли советчицы-подруги… Но есть такое свойство у некоторых женщин: когда плохо, они тебе сострадают и всячески помогают, а когда тебе чуть лучше, чем им, тут начинает что-то скрести внутри. Мне попадались коварные подруги. Бывало, и кавалеров уводили. Моя лучшая школьная подружка всех моих кавалеров до одного отбивала. Я обижалась: «Ну ты же не хочешь с ним целоваться!», а она опять за свое. Но мы с ней до сих пор дружим… А потом… мои герои чаще всего сами меня бросали.

Помню, стою с одним человеком у «Детского мира» (боже, как он мне нравился, не «Детский мир», а тот человек – холостой, бравый, при погонах!) и говорю ему: «Ты моя настурция на закате августа, когда отцвели все цветы…» Военный посмотрел на меня подозрительно и сказал, как в ледяной омут бросил: «У тебя уже жопа не помещается за школьной партой! Ты что такое говоришь?» На такое недопонимание сильного пола я натыкалась не раз.

Для меня очень важно не быть одной. Но встречались все не те люди… Вот эта история случилась после моего первого неудавшегося брака. Как-то довелось мне поработать в пионерском лагере в Прибалтике. И однажды к одному из пионеров приехал папа. Очень интересный мужчина, просто красавец! Дети шли спать, а папаша долго сидел со мной, держал меня за руку и говорил приятные слова. Все вечера мы проводили вместе. Через четыре дня он уехал – его оркестр, в котором он работал музыкантом, отправлялся на гастроли за рубеж. В Москве он нашел меня и пригласил в ресторан «Метрополь». Одна девчонка на работе, видя, как я мучаюсь, посоветовала: «Пойди в комиссионку и выбери самое красивое платье… Что? Денег нет? Ничего, скинемся! Только ты ярлык не снимай, потом мы платье обратно сдадим». Я купила себе голубой кримпленовый костюм и, спрятав под воротничок ярлык, счастливая потопала в «Метрополь». За столом я очень боялась капнуть на костюм и отказалась от любимых котлет по-киевски. Мы весь вечер в упоении танцевали. В такси он целовал мои пальцы с обгрызенными ногтями машинистки и шептал: «Я никогда не был так счастлив!»

 

У него оказалась шикарная квартира. После кофе он предложил мне посмотреть ее. «Это я привез из Ливана, этот малахитовый слоник из Индии, эта вазочка из Китая, эта люстра из Таиланда…» – с увлечением вел он экскурсию. Заходим в спальню. Во всю стену зеркальная панель. «Хочешь, я покажу тебе вещи моей жены?» – спрашивает он и открывает одну из панелей. И начинает доставать необыкновенно красивые платья и называть какие-то фирмы, надеясь произвести особенное впечатление. Перья, блестки, боа, шелк! Чистая комиссионка! «А хочешь померить?» – милостиво предложил он и приложил платье к моей фигуре: «Тебе должно пойти». Я молчала, а сама боялась, что он услышит, как предательски громко бьется мое сердце. Неужели он не видит, что обижает меня? «А здесь в мешки зашиты ее шубы. Я не буду их распарывать. Жена их зашила, чтобы моль не съела…»

Будильник зазвонил в восемь. Мой возлюбленный разбудил меня: «Вставай! Пора уходить. Кофе стынет». Я потянулась и осталась лежать в постели: «Я его потом разогрею. У меня сегодня отгул, посплю еще немножко. Ты не волнуйся, дверь за собой захлопну». Он оторопел, попытался еще раз меня растолкать и ушел взбешенный. Хлопнул дверью так, что люстра из Таиланда чуть на пол не грохнулась. А во мне уже проснулось женское коварство, и ни капельки не было его жаль. Через час звонок. «Ты еще там?» – нервно поинтересовался он. «Ой, милый. Я тут платья твоей жены примеряю. Я в них и правда такая красавица! Слушай, ты меня не будешь ругать? Я каблуком подол зеленого платья случайно зацепила, чуть не упала. Подол порвался. Слушай, если отрезать и подол подшить, будет незаметно. Да, тут еще бусы рассыпались…» – «Ты что?! Ты что?» – «Да я их почти все собрала. Может, что-то и закатилось, будешь убирать – найдешь». В трубке раздался крик: «Плебейка! Негодяйка! Тварь подзаборная! Вон из моего дома!» «Слушай меня внимательно, – перебила я его. – Ничего в вашем доме я не трогала. Сидела на кухне и плакала. Так унижать людей нельзя! А вашего мне ничего не надо!» Я положила трубку и хлопнула дверью. Люстра из Таиланда жалобно звякнула. Потом он мне звонил, просил прощения. Но и эту страницу я перелистнула без сожаления…

Феллиниевской Кабирией я была не раз! Я уже училась на курсах японского языка. Однажды гуляю с подружкой в парке. К нам подходят два парня. Один из них сразу же стал ухаживать за подругой. Через два дня мы собрались у нее. Вдруг ее кавалер приглашает меня на танец, и я чувствую, что и у меня есть шанс. Я не подлая натура, но тогда все-таки совершила подлость и в тот вечер ушла с ним. Как я потом просила прощения у подружки! Но сделать ничего не могла. Я полюбила, и он полюбил… Как он признался, даже развелся из-за меня. Но однажды не встретил меня, как обычно, после курсов. Я удивилась: неделю не появляется, дай, думаю, позвоню. К телефону подошла какая-то девушка. Как оказалось, он встречал с курсов меня, а вышла эта девушка. Они познакомились… Так он развелся ради меня, а женился через неделю на другой…

Я плакала и страдала от многочисленных ударов судьбы. Потом все образовывалось, молодость брала свое. Но когда поняла, что моя жизнь безнадежно погружается в одиночество, решила спуститься с небес. Даже стихи у меня такие есть: «Мне тридцать лет, а я не замужем…» Да и папа однажды сказал: «Хватит летать выше облаков. Нужно найти надежного серьезного человека». Понятное дело, только где же его взять?! И опять обратилась за помощью к подругам. Как-то в Ялте отдыхала с друзьями и познакомилась с Галиной Борисовной Волчек. Я поведала ей о своей печали: хочу замуж, да не за кого! «Слушай, у меня в Москве есть классная подруга, а у нее брат. Вы подходите по возрасту. Считай, что устроена», – обнадежила Галина Борисовна. Я не могла дождаться конца отпуска. И вот в один из вечеров назначили смотрины. Едва подруга Волчек Тата переступила порог, я сразу же поняла – будем дружить. А брат… слава богу, я ему не понравилась. Но с тех пор мы с ним хорошие товарищи.

Тата с этого вечера стала активно искать мне жениха. Обзвонила всех подруг: «У нас тут есть Лариска. Ей нужен человек – свободный, положительный, да и еще чтобы интересовался поэзией!» Одна сразу же «просигналила»: «У моего мужа в клинике работает один. Только что развелся. Стоматолог. Приличный человек». И мне решили показать этого стоматолога. Я в ужасе: «Он хоть одну книжку прочитал? В театр ходил?» «Разведка» тут же донесла: «Не волнуйся, он занимался самодеятельностью. Его в институте называли даже стоматолог-Мейерхольд». Кандидат в женихи мне страшно не понравился! Высокий, большой, а я любила маленьких… Так что на свидания ходила без всякого удовольствия. А теперь я представляю слово моему мужу.

Давид, муж Ларисы Рубальской:

В то время, когда меня насильно познакомили с Ларисой, я был «вольный казак» и не хотел серьезных отношений. А наши общие друзья настаивали: «Она хороший человек, прекрасная женщина!», и отказывать им было неудобно. Я долго сопротивлялся, но меня заставили все-таки пойти на смотрины. Все уши прожужжали: «Это все ради тебя устроили!» Девятого мая вся компания должна была собраться в ресторане «Узбекистан». Но я не мог этот святой праздник провести не с родными. Подъехал с родней к ресторану и на минутку туда заскочил, чтобы не обижать отказом. Среди сотрудников сидела незнакомая женщина, которая, как я понял, очень серьезно подготовилась к встрече.

– Как же это ты успел заметить?

– На тебе висело штук двадцать разных цепочек. Я только одного не мог понять: она пришла на аукцион или на свидание? Как потом объяснила Лариса: чтобы сразу же меня ослепить, она надела все презенты от японцев. Я посчитал их количество и попрощался. Словом, отметился!

– А ты думал обо мне потом, какую красавицу встретил?

– Нет, честно говоря, не думал. Поскольку я работал стоматологом, никакой материальной заинтересованности в этих цепочках у меня не было. А ее таланты и женское обаяние при первой встрече не разглядел.

– А чем же я поразила при второй встрече?

– Тем, что ты могла так много выпить! Я видел, что тебя за это очень уважали японцы. И я решил на втором свидании тебя проверить. Друзья продолжали упорно нас сватать, деваться было некуда.

– А мне ты так не понравился, что я просто решила забыться и выпила как следует. Чтоб не видеть с кем, чтоб расплылось! А потом ты стал по мне скучать?

– Не скучал, я не люблю пьяных. Мне было уже тридцать семь, и мама мечтала сдать сына на руки женщине, которая будет не хуже ее обо мне заботиться.

– Да, а я, рискуя жизнью, просто купила ему в «Березке» японскую дубленку. Тут он и понял: куда ж деваться! И лыжи купила, чтобы мы встречались.

– Лыжи купил я! Кому вы верите: мне или ей? Когда я сказал, что будем ходить на лыжах, она тут же позвонила Галине Борисовне Волчек: «Какой ужас! Он зовет меня кататься на лыжах!» А когда собрались летом в поход, я долго объяснял Ларисе, как складывать вещи в рюкзак. Но она полюбила эти походы, полюбила и лыжи. Наверное, и меня…

Продолжаю рассказ. Друзья пригласили меня отдохнуть в Сухуми. Аркадий Хайт, Александр Левенбук и Лион Измайлов поехали с женами, а я одна. Жили в симпатичном домике у моря. По вечерам ходили в город прямо по железнодорожным шпалам. Впереди шли три парочки, а сзади плелась я. В какой-то день мне стало грустно, я взяла листочек бумаги и нарисовала картину: шпалы, рельсы, шесть человечков идут парами, а я, седьмой, сзади плетусь. И коротко приписала: «А я хожу сзади одна…» Запечатала конверт и отправила письмо этому жутко не понравившемуся типу. Он тут же приехал ко мне в Сухуми! В Москву мы вернулись абсолютно близкими людьми.

fictionbook.ru

Ты меня о возрасте не спрашивай… Лучшие стихи Ларисы Рубальской

У неё «легкое» перо, стихи просты и мелодичны, поэтому композиторы так любят с ней работать. «Я вообще живу ушами. У меня главный орган — это уши. Я прислушиваюсь к тому, что люди говорят, и это становится потом строками стихов и рассказов. Я прислушиваюсь к внутреннему голосу, который мне часто подсказывает.»

Она — необыкновенная. Объясняет, что стихи не пишутся, а случаются. Возникает импульс, два-три слова вдруг цепляют за собой другие и рождаются строчки.

Ее стихи правдивы и трогают до глубины души.

Не закажешь судьбу, не закажешь,

Что должно было сбыться, сбылось.

И словами всего не расскажешь,

Что мне в жизни прожить довелось.

Что мне в юности снилось ночами,

Что ночами мне снится сейчас,

Отчего весел я и печален, —

Это грустный и долгий рассказ.

Я листаю былого страницы,

Всё там — дружба, потери, любовь.

Не остаться тем дням, не забыться,

Не вернуться прошедшему вновь.

Пусть мне ветер волос не взъерошит,

И серьезён за здравье мой тост,

Жизнь до срока мне крылья не сложит,

А до срока ещё, как до звёзд.

А жизнь прожить, а жизнь прожить —

Не поле перейти.

Судьба шептала мне:

— Держись!

Кричала:

— Отойди!

Судьба меня бросала вверх

И сбрасывала вниз,

Но жить, боясь всего и всех, —

Какая ж это жизнь!!!

***

Может, я не умна, может, я не права,

Может, вы совершенно меня не поймёте…

Я живу, как цветы, я дышу, как трава,

Я звучу в бесконечной ликующей ноте.

Я умею читать между фраз, между строк,

Я могу быть спокойной, и мудрой, и нежной…

Посмотри на меня: я всего лишь цветок,

Для которого солнце важнее надежды.

Раскрывать лепестки, тёплый воздух вдыхать,

Каждый солнечный лучик впускать прямо в душу,

Как немыслимый дар новый день принимать…

Просто жить… Я не знаю, что может быть лучше.

***

Ты меня о возрасте не спрашивай,

Не совпал он с состоянием души.

Комплиментами меня не приукрашивай,

Подводить итоги не спеши.

Я ещё не все рассветы встретила

И не все закаты обрела,

Я на главные вопросы не ответила —

Как жила и счастлива ль была?

Ты меня о возрасте не спрашивай…

В прошлом все свои оставив миражи,

Оттолкнулась я от берега вчерашнего,

Чтобы в вихре вальса закружить.

Я ещё в мечтах летаю к звёздам,

Верую я в искренность друзей,

И надеюсь, что совсем не поздно

Мне любви довериться твоей…

***

Мне повезло: я вовсе не из тех,

Кто радости других не переносит,

Кому невыносим чужой успех,

Кто счастья лишь себе у Бога просит.

Мне не нужны ни яхты, ни дома,

Ни золото, ни шубы, ни брильянты.

Что захочу — всего добьюсь сама,

Насколько хватит сил, ума, таланта.

Я не завидую ни яркой красоте

(Не в этом счастье — постулат известный),

Ни славе, ни богемной суете.

Довольна я своей судьбой и местом.

И все-таки я лгу себе самой,

Мне это чувство подлое знакомо:

Завидую я женщине одной,

Что каждый день тебя встречает дома…

***

В этом мире крохотном и шатком,

Пока солнце будет нам сиять,

Женщина останется загадкой,

Что никто не в силах разгадать.

Что такое Женское созданье?

Можно еще многое сказать.

Только что за тост без пожеланий?

Надо все же что-то пожелать.

Я желаю, чтоб у Вас сбывались

Самые заветные мечты.

Чтобы Вы все время улыбались.

Ведь улыбка – признак красоты.

Я хочу, чтоб беды и печали

Никогда не посещали Вас.

Чтобы Вы друзей не забывали,

А друзья не забывали Вас.

Я желаю, чтобы Ваши дети

Только радость приносили в дом,

Чтобы день для Вас был вечно светел,

И успех сопутствовал во всем.

Пусть исчезнут горе и ненастье.

Пусть все беды будут позади.

И пусть море радости и счастья

Жизнь простую в сказку превратит.

Пусть у Ваших ног лежат мужчины,

Подставляя крепкое плечо!

Будьте счастливы, красивы и любимы!

Разве нужно что-нибудь еще?

***

Не хочу я стареть, не хочу!

Говорят, что отлично я выгляжу…

Мне такое еще по плечу,

Что не всякая юная выдержит!

Я такое придумать могу,

Что другие мне просто… завидуют!

Юность блеклая в вечном долгу-

Что я в ней, кроме скромности, видела?

Кроме комплексов — чтобы надеть??

Ну, какие у нас были платьица…

Не хочу и не буду стареть!

Так себе я в судьбе обозначила!

Погляжу на себя — хороша!

Три морщинки — подумаешь, трудности!

Голос юный, красотка-душа,

Ну, а в зеркале… вечные глупости!

Внучка — Лапочка рядом идет…

Незнакомые думают — мама — я!

…Неизбежен у времени ход!

Я не буду стареть! Я упрямая!

***

Люблю мечтать под шум дождя,

Смотреть на капли на стекле,

Люблю побыть внутри себя…

Чтоб чашка кофе на столе.

Я заберусь под теплый плед,

Свернусь калачиком и вот-

Я погашу на кухне свет

И спрячусь в сумрак от забот.

Мне мягко и тепло внутри,

Пушисто и совсем не сыро,

В субтропиках моей любви,

Вдали от тонущего мира.

Там за окошком рассвело,

И девять баллов по шкале ненастья,

А я внутри и мне тепло,

Я словно в раковине счастья

Уютен мой смешной мирок,

Его хочу я разделить с тобою

И если ты совсем промок,

Стучись! И я всегда открою!

Лариса Рубальская

Новое видео:

Источник

lifedeeper.ru

Лучшие стихи Ларисы Рубальской — КАКАО

У неё «легкое» перо, стихи просты и мелодичны, поэтому композиторы так любят с ней работать. «Я вообще живу ушами. У меня главный орган — это уши. Я прислушиваюсь к тому, что люди говорят, и это становится потом строками стихов и рассказов. Я прислушиваюсь к внутреннему голосу, который мне часто подсказывает.»

Она — необыкновенная. Объясняет, что стихи не пишутся, а случаются. Возникает импульс, два-три слова вдруг цепляют за собой другие и рождаются строчки.

Ее стихи правдивы и трогают до глубины души.

Не закажешь судьбу, не закажешь,

Что должно было сбыться, сбылось.

И словами всего не расскажешь,

Что мне в жизни прожить довелось.

Что мне в юности снилось ночами,

Что ночами мне снится сейчас,

Отчего весел я и печален, —

Это грустный и долгий рассказ.

Я листаю былого страницы,

Всё там — дружба, потери, любовь.

Не остаться тем дням, не забыться,

Не вернуться прошедшему вновь.

Пусть мне ветер волос не взъерошит,

И серьезён за здравье мой тост,

Жизнь до срока мне крылья не сложит,

А до срока ещё, как до звёзд.

А жизнь прожить, а жизнь прожить —

Не поле перейти.

Судьба шептала мне:

— Держись!

Кричала:

— Отойди!

Судьба меня бросала вверх

И сбрасывала вниз,

Но жить, боясь всего и всех, —

Какая ж это жизнь!!!

***

Может, я не умна, может, я не права,

Может, вы совершенно меня не поймёте…

Я живу, как цветы, я дышу, как трава,

Я звучу в бесконечной ликующей ноте.

Я умею читать между фраз, между строк,

Я могу быть спокойной, и мудрой, и нежной…

Посмотри на меня: я всего лишь цветок,

Для которого солнце важнее надежды.

Раскрывать лепестки, тёплый воздух вдыхать,

Каждый солнечный лучик впускать прямо в душу,

Как немыслимый дар новый день принимать…

Просто жить… Я не знаю, что может быть лучше.

***

Ты меня о возрасте не спрашивай,

Не совпал он с состоянием души.

Комплиментами меня не приукрашивай,

Подводить итоги не спеши.

Я ещё не все рассветы встретила

И не все закаты обрела,

Я на главные вопросы не ответила —

Как жила и счастлива ль была?

Ты меня о возрасте не спрашивай…

В прошлом все свои оставив миражи,

Оттолкнулась я от берега вчерашнего,

Чтобы в вихре вальса закружить.

Я ещё в мечтах летаю к звёздам,

Верую я в искренность друзей,

И надеюсь, что совсем не поздно

Мне любви довериться твоей…

***

Мне повезло: я вовсе не из тех,

Кто радости других не переносит,

Кому невыносим чужой успех,

Кто счастья лишь себе у Бога просит.

Мне не нужны ни яхты, ни дома,

Ни золото, ни шубы, ни брильянты.

Что захочу — всего добьюсь сама,

Насколько хватит сил, ума, таланта.

Я не завидую ни яркой красоте

(Не в этом счастье — постулат известный),

Ни славе, ни богемной суете.

Довольна я своей судьбой и местом.

И все-таки я лгу себе самой,

Мне это чувство подлое знакомо:

Завидую я женщине одной,

Что каждый день тебя встречает дома…

***

В этом мире крохотном и шатком,

Пока солнце будет нам сиять,

Женщина останется загадкой,

Что никто не в силах разгадать.

Что такое Женское созданье?

Можно еще многое сказать.

Только что за тост без пожеланий?

Надо все же что-то пожелать.

Я желаю, чтоб у Вас сбывались

Самые заветные мечты.

Чтобы Вы все время улыбались.

Ведь улыбка – признак красоты.

Я хочу, чтоб беды и печали

Никогда не посещали Вас.

Чтобы Вы друзей не забывали,

А друзья не забывали Вас.

Я желаю, чтобы Ваши дети

Только радость приносили в дом,

Чтобы день для Вас был вечно светел,

И успех сопутствовал во всем.

Пусть исчезнут горе и ненастье.

Пусть все беды будут позади.

И пусть море радости и счастья

Жизнь простую в сказку превратит.

Пусть у Ваших ног лежат мужчины,

Подставляя крепкое плечо!

Будьте счастливы, красивы и любимы!

Разве нужно что-нибудь еще?

***

Не хочу я стареть, не хочу!

Говорят, что отлично я выгляжу…

Мне такое еще по плечу,

Что не всякая юная выдержит!

Я такое придумать могу,

Что другие мне просто… завидуют!

Юность блеклая в вечном долгу-

Что я в ней, кроме скромности, видела?

Кроме комплексов — чтобы надеть??

Ну, какие у нас были платьица…

Не хочу и не буду стареть!

Так себе я в судьбе обозначила!

Погляжу на себя — хороша!

Три морщинки — подумаешь, трудности!

Голос юный, красотка-душа,

Ну, а в зеркале… вечные глупости!

Внучка — Лапочка рядом идет…

Незнакомые думают — мама — я!

…Неизбежен у времени ход!

Я не буду стареть! Я упрямая!

***

Люблю мечтать под шум дождя,

Смотреть на капли на стекле,

Люблю побыть внутри себя…

Чтоб чашка кофе на столе.

Я заберусь под теплый плед,

Свернусь калачиком и вот-

Я погашу на кухне свет

И спрячусь в сумрак от забот.

Мне мягко и тепло внутри,

Пушисто и совсем не сыро,

В субтропиках моей любви,

Вдали от тонущего мира.

Там за окошком рассвело,

И девять баллов по шкале ненастья,

А я внутри и мне тепло,

Я словно в раковине счастья

Уютен мой смешной мирок,

Его хочу я разделить с тобою

И если ты совсем промок,

Стучись! И я всегда открою!

Лариса Рубальская

Источник: lapti.info

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями на Facebook:

kakao.im

Андрей Малахов устроил вечер сюрпризов для Ларисы Рубальской / Новости кино и телевидения / Russia.tv

Андрей Малахов устроил вечер сюрпризов для Ларисы Рубальской

На канале "Россия" - большой праздник для поэтессы Ларисы Рубальской. В студии шоу "Привет, Андрей!" собрались ее друзья, коллеги и исполнители хитов, стихи к которым она написала. Первый сюрпризом – для зрителей – стало появление всех гостей в "самом дефицитном и востребованном сегодня", по определению ведущего, аксессуаре – медицинских масках. Но даже они не помешали Малахову и героине вечера расцеловаться...

А открыла программу группа "На-На" с песней "Эскимос и папуас". Но самую первую песню на слова Рубальской, "Воспоминание", спела в 1984 году Валентина Толкунова. "Это Лион Измайлов обнаружил, что я умею в рифму писать", – смеется Лариса Алексеевна. Писатель-сатирик рассказал одну из смешных историй, которые, по его словам, то и дело происходят с его приятельницей: как она в молодости, в походе, назначила свидание в кустах симпатичному мальчику, а утром выяснилось, что целовалась там в темноте с кривоногим и кривозубым мужиком.

Как-то один японец, с которым судьба свела Рубальскую, сделал ей комплимент, а когда та стала протестовать – "Я никогда не была красивой!", –  сказал: "Душа на лицо вышла". Скромничает поэтесса и насчет своих стихов: "Они живут только благодаря моим друзьям-композиторам". И с благодарностью перечисляет их всех, в том числе ушедших. Вдова Сергея Березина благодарна Ларисе, которая поддерживала ее супруга до самой его кончины. А ныне здравствующий Виктор Чайка оправдывался за то, что переделывал стихи Рубальской, не ложившиеся на его музыку.

Михаил Муромов спел "Странную женщину" и вспомнил, что, прочитав слова, написал эту песню за одну ночь. Между тем Ольга Молчанова, создатель и худрук программы "Шире круг", раскрыла тайну, которую хранила все эти годы: подруга передала ей салфетку со стихами с просьбой показать их Александру Серову, который ей безумно нравился. Ольга просьбы не исполнила – именно потому, что Серов имел обыкновение "калечить" тексты". А Андрей Малахов, зная еще одну женскую слабость Ларисы, сделал ей подарок: заставил слушать Рубальскую самого… Адриано Челентано!

Татьяна Овсиенко подарила Рубальской символ наступившего года – симпатичную игрушечную крысу – и хит "Капитан". Юморист Александр Морозов признался, что все важное в своей жизни, вплоть до исполнения супружеских обязанностей, он делает под песню "Морозов". Алсу исполнила "Свет в твоем окне": оказывается, эта песня была самой первой из записанных ею! Ядвига Поплавская рассказала, что песня Ларисы "Счастливый случай" как будто списана с истории начала их с Сашей Тихановичем отношений. Маша Распутина спела "Хожу от дома к дому" и сообщила, что это тоже "ее ситуация". В записи прозвучали песни в исполнении Ирины Аллегровой, "Пони" (Лариса очень хотела, чтобы она попала именно к Екатерине Семеновой) и многие другие.

Вспомнили гости и о других заслугах Рубальской: в один голос превозносили ее кулинарные способности, в частности, кабачки с чесноком. Лариса изучала японский и водила группы из Страны восходящего солнца по Москве. Говорили и об экстрасенсорных способностях поэтессы: она удерживает на себе металлические предметы, лечит людей руками и вообще "гений общения". Клара Новикова восхищается чувством юмора подруги, до сих пор не знает, кто из них придумал шутку "Возраст у женщины – это когда косметичка превращается в аптечку", и говорит, что Лариса Рубальская – это амплуа. А Лариса пригласила всех на свой грядущий праздник – трудно поверить, но 24 сентября ей исполнится 75 лет – и спела (с небольшой помощью Аллы Пугачевой) "Живи спокойно, страна. Я у тебя всего одна".

Какова судьба эффектных песцовых шуб, в которых впервые была исполнена песня "Эскимос и папуас"? Где Измайлов познакомился с Рубальской и как оказался с ней в одной постели? Как Лариса и ее муж-стоматолог вынудили Владимира Мигулю написать музыку на ее стихи? Чем Рубальская испугала сантехника? Какие прозвища дают Ларисе друзья и коллеги? Ответы на эти вопросы, а также кадры из домашнего архива звезды и поэтический "баттл" Рубальской с Солой Моновой – в передаче "Привет, Андрей!"

russia.tv


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.