Ромео и джульетта в стихах


РОМЕО И ДЖУЛЬЕТТА ~ Поэзия (Поэмы и циклы стихов)



(По мотивам В. Шекспира)

В Вероне с незапамятных времён
Два знатных рода жили жаждой мести.
Они дуэли вражеских сторон
Считали делом доблести и чести.

Устраивали жуткую резню,
Не думая о княжеском запрете.
Монтекки – звали первую семью,
Вторая называлась Капулетти.

И чтобы кровных приструнить врагов,
Издал приказ Князь города Вероны:
Того, кто вновь прольёт людскую кровь,
Казнить за нарушение закона!

Однажды пышный праздник-карнавал
Устроило семейство Капулетти.
К ним сын Монтекки поспешил на бал,
Пришел побыть в веронском высшем свете.

Ромео незаметно в сад проник,
В дом Капулетти, будто приглашённый.
Незваный гость, сняв маску, без интриг
Присел тихонько с краю у колонны.

Смельчак смутил веронских гордецов:
Как мог Ромео, поступившись честью,
Непрошенным явиться в дом врагов
И позабыть о лютой кровной мести?

Тибальт к родному дяде подлетел,
Мгновенно обнажив свою рапиру:
– Ромео к нам на бал прийти посмел!
Но Капулетти остудил задиру:

– Оставь его, племянник дорогой!
Учтив и благороден он, я вижу.
Поэтому забудь сейчас про бой,
В моем дворце я гостя не обижу.

Вдруг взгляд Ромео на балкон упал,
На девушке случайно задержался.
Ромео, ослеплённый, весь пылал
И синьориной в мыслях восхищался:

«Сиянью звёзд равна её краса.
Алмазами глаза её сверкают,
Ночные освещая небеса,
У зорь рассветных зависть вызывают.

Красавица толпой окружена.
Среди ворон голубкой сизокрылой
Когда с балкона спустится она,
Я подойду руки коснуться милой».

Ромео тоже был лицом хорош.
Украдкой дева глянула невинно,
И, видя, до чего он был пригож,
Возликовало сердце синьорины.

Звучаньем танца нового влеком,
Немедля к незнакомке подбежал он.
– Я рада, что танцуем мы вдвоем, –
И дева руку юноше пожала.

– Мадонна! Коль рука моя сейчас
Как сталь уже успела раскалиться,
То вскоре от сиянья Ваших глаз
Живое сердце, вспыхнув, возгорится!

Позвольте же губами мне прильнуть,
Притронуться к божественной иконе.
– Прикосновенье – к поцелую путь!
И руку он поцеловал мадонне.

Когда все гости стали уезжать,
Ромео ждал, чтоб к няне обратиться.
Ему хотелось поскорей узнать,
Как величать красавиц всех царицу.

Кормилицу незваный гость спросил:
– А кто родитель вашей синьорины?
Кормилица в ответ: «Ну, удивил!
Её отец – важнейший член общины».

Одно сразило парня из того,
Что рассказала няня о Джульетте:
Она из рода недругов его,
Единственная дочка Капулетти!

Легла на сердце чёрная печать,
И пошатнулась в радостное вера.
Джульетта тоже жаждала узнать
Фамилию и имя кавалера.

Кормилицу чуть слышно позвала,
О молодом спросила человеке.
И няня его тут же назвала:
– Ромео, по фамилии Монтекки.

«Ромео? Cын заклятейших врагов?
Так вот в кого влюбилась, это надо ж!
Ко смерти приведет меня любовь.
Как за него смогу я выйти замуж?»

В ту ночь Джульетта не сомкнула глаз,
Не в силах от Ромеоотказаться,
И спрашивала сердце много раз:
«Зачем вражде должны мы покоряться?

Всё может быть совсем наоборот.
И счастье в дом к нам всё же постучится.
Ведь прочный мир родство нам принесёт,
Коль с кровными врагами породниться».

Затем Джульетта вышла на балкон:
– Ромео, что ты делаешь с собою?
Ведь если стража бросится вдогон,
Расстанешься ты c жизнью молодою!

– Богиня! Ты – прекрасна как заря!
Любовь заставила забыть о риске.
Джульетта, юной страстию горя,
Ответила с балкона: «Счастье близко!

Ко мне своё ты чувство cбереги –
И я не буду больше Капулетти!
Ведь это только имена – враги.
Ведь может быть иначе всё на свете.

В чем разница, какой нам звук любим?
Как розу ни зови – ведь пахнет розой.
Так и любовь: под именем любым
Останется в душе сладчайшей грёзой».

– Меня своим любимым назови
Наперекор семье и пересуду,
И, как залог моей к тебе любви,
Фамилию свою я позабуду!

– Хочу, чтоб брак, жених мой дорогой,
Лоренцо нашим закрепил обетом.
Монах Лоренцо ведь – духовник мой, –
Сказала всё решившая Джульетта.

Назавтра их венчал святой отец,
Стремясь пресечь раздоры браком этим.
Мир утвердить в Вероне наконец
И примирить Монтекки с Капулетти.

А днём в Вероне праздник был кругом,
И драчуны из рода Капулетти
Ершились на бульваре городском,
Забыв о строгом княжеском запрете.

Меркуцио – Ромео близкий друг
(Он был и смельчаком, и балагуром),
Приятелей собрал в весёлый круг,
Все шутки завершая каламбуром.

Тибальт – двоюродный Джульетты брат,
Коварства символ в юном человеке,
Призвал друзей устроить день расплат,
С любым подраться из семьи Монтекки.

Ромео, помня, что расклад другой
(Теперь они ведь родственники, «братцы»),
Держал себя в руках. Тибальт же злой
С Ромео не на шутку вздумал драться:

– Скажу тебе, Ромео, ты – подлец,
И я тебя ничуть не уважаю.
– А я всем говорю, ты – молодец!
Тебя любя, я брань твою прощаю.

– Монтекки оскорбленье мне нанёс!
– Ошибся ты, мой милый Капулетти.
– За шпагу, поживей, молокосоc!
– Милее нет фамилии на свете!

Меркуцио, услышав разговор,
Не смог стерпеть такого оскорбленья.
Желая за Ромео смыть позор,
Обидчику сказал он в ослепленьи:

– Бесчестить я приятеля не дам,
За друга обнажу я свою шпагу.
И ею отомщу за этот срам,
Но друга оскорблять не дам чертяге.

Тибальт же только этого и ждал,
Но был Ромео очень осторожен,
Пытался всячески замять скандал.
Просил: «Вложите шпаги в ножны!

Расстаться фехтовальщики должны.
Уймись, Тибальт, прошу, не надо боя!
Дуэли все теперь запрещены.
Меркуцио, оставь его в покое!»

Но незаметно вдруг из-под руки
Тибальт успел свершить лихое дело:
Нанёс удар, дуэли вопреки,
Из-за спины Ромео выпад сделав.

Меркуцио от боли закричал:
– Я ранен! Я попался смерти в когти!
Какого чёрта ты меж нами встал?
Я ранен из-под дружеского локтя.

– Конец мне! Я иду кормить червей! –
Меркуцио воскликнул, умирая.
Ромео, самый близкий из друзей,
Шептал, из рук его не выпуская:

– Не только князю нашему родня,
Ты – лучший друг мой на всём белом свете.
Смертельно ранена и честь моя,
Поругана Тибальтом Капулетти.

Меркуцио в агонии дрожал,
И на руках у друга он скончался.
Ромео слёзы горькие глотал,
Кипел весь, а убийца возвращался.

«Как мне теперь Тибальту отомстить?
Он – брат двоюродный моей Джульетте.
И я сейчас не знаю, как мне быть.
Ведь нет конца кровавой сей вендетте!»

Сказал Ромео: «Ты, Тибальт, – подлец!
Убив Меркуцио, ещё лютуешь!
Гореть тебе в аду, тебе – конец.
И зря ты, кровожадный пёс, ликуешь!»

– Сопляк такой ты, как твой верный шут.
А ну похвастайся своей отвагой!
Но не прошло и нескольких минут,
Как их судьба решилась острой шпагой.

Ромео метко выполнил удар,
И наземь замертво Тибальт свалился.
И в тот же миг, услышав звук фанфар,
От стражи княжеской Ромео скрылся.

Ни с кем не говорив, он понял сам,
Что смерть Тибальта – это только искра.
И поспешил к монаху в Божий храм,
Чтобы укрыться в келье монастырской.

Услышав о трагедии, монах
Был в ужасе, в сердцах ему ответил:
– Мои старанья потерпели крах
Пресечь вражду Монтекки с Капулетти.

Тогда Веронский Князь издал декрет:
«Навек изгнать убийцу из Вероны.
А если юношу застигнет здесь рассвет,
Казнить его по новому закону!»

Лишь поздней ночью встретиться смогли
Влюблённые Ромео и Джульетта.
И слёзы горемычные текли,
И звёзды в них играли с лунным светом.

В час расставанья с просьбой не простой
Джульетта вдруг к Ромео обратилась:
– Останься иль возьми меня с собой!
И речь его вся в горечь превратилась:

– Светает! Песни начинают петь
Проснувшиеся птицы утром рано.
Но мне остаться, значит – умереть.
Восходит зорька в мантии багряной.

Когда Ромео всё же ускакал,
За помощью отправилась Джульетта
К духовнику, чтоб выход указал
Из тупика обдуманным советом.

Лоренцо сердцем всем жалел её:
– О, дочь моя, не рви больное сердце.
Есть зелье – средство верное, питьё.
Коль выпьешь, ты – два дня в объятьях смерти.

Потрогав твой холодный мёртвый лоб,
Скорбеть веронцы будут по Джульетте.
И родственники в склеп снесут твой гроб,
На кладбище в гробницу Капулетти.

Я извещу Ромео обо всем,
И ночью мы прибудем за тобою.
Ромео увезёт тебя тайком
Отсель до воцарения покоя.

Решилось: склянку забрала она,
В отцовский дом тихонечко вернулась,
Снотворное всё выпила до дна
И крепко-крепко на два дня заснула.

Монах письмо тотчас же сел писать,
Ромео известить о чудном зелье.
О том, что ночью следует забрать
Джульетту из гробницы, спрятав в келье.

Но тут пришёл большой беде черёд:
При въезде в город стража всех встречала.
Гонца арестовала у ворот,
Из-за чумы, и в карантин послала.

Джульетту утром в церковь отвезли,
Где отслужили траурную мессу,
И на руках на кладбище несли
В фамильную гробницу как принцессу.

Услышав ужасающую весть,
Ромео онемел, но понемногу
Поверил в молодой супруги смерть.
Придя в себя, он ринулся в дорогу.

К аптекарю Ромео поскакал,
Просил он яда долго, иступлённо.
Флакон смертельный твёрдо в руки взял
И тотчас же направился в Верону.

И стал Ромео в склепе целовать
Мертвенно-бледное лицо Джульетты.
Чтоб жизнь свою немедленно прервать,
Он смело выпил яд смертельный этот.

Ромео всё Джульетту целовал,
Бледнея в ожиданье смерти скорой,
А сон в Джульетте, тая, исчезал.
Ромео своему не верил взору.

Она воскликнула, открыв глаза:
– Любовь моя? А где монах Лоренцо?
Бежим, пока не грянула гроза.
Погоню смерти чует моё сердце!

Муж юный знал, что нет пути назад.
Слабело парня молодое тело.
Ромео ей сказал, что выпил яд.
– О, горе мне! – Джульетта обомлела.

И вскоре стал Ромео угасать
В стальных когтях безжалостного яда.
И даже камни начали кричать.
Он умер на глазах своей отрады.

И наступил трагедии финал:
Джульетта, не боясь всесильной смерти,
КлинокРомео – роковой кинжал,
Вонзила в свое любящее сердце.

Рыдания и слёзы, плач и крик,
Каких не знал сей город от рожденья,
Верону в траур погрузили вмиг.
В великой скорби шло всё погребенье.

Веронский Князь, нахмурясь, пожелал,
Чтобы влюблённых схоронили вместе.
«Нет повести печальней, – он сказал, –
Чем повесть о Ромео и Джульетте».

А Капулетти после всех утрат
Отцу Ромео протянул вдруг руку:
– Монтекки, ты теперь мне – кровный брат!
Мы оба породили эту муку!

Отец Ромео клятве верен был:
Из золота он изваял Джульетту.
Века влюблённых подвиг пережил
И продолжает восхищать планету.

Любовь соединила их сердца,
Но алой кровью розы обагрились.
И только после страшного конца
Два рода наконец-то помирились.

www.chitalnya.ru

Читать книгу Ромео и Джульетта

Уильям Шекспир Ромео и Джульетта

Действующие лица

Эскал, герцог Веронский.1

Парис, молодой дворянин, родственник герцога.

Монтекки, Капулетти, главы двух враждебных домов.

Старик, родственник Капулетти.

Ромео, сын Монтекки.

Меркуцио, родственник герцога и друг Ромео.

Бенволио, племянник Монтекки и друг Ромео.

Тибальт, племянник синьоры Капулетти,

Брат Лоренцо, Брат Джованни, францисканские монахи.

Бальтазар, слуга Ромео.

Самсон, Грегори, cлуги Капулетти.

Пьетро, слуга кормилицы Джульетты.

Абрам, слуга Монтекки.

Аптекарь.

Три музыканта.

Паж Меркуцио.

Паж Париса.

Пристав.

Синьора Монтекки, жена Монтекки.

Синьора Капулетти, жена Капулетти.

Джульетта, дочь Капулетти.

Кормилица Джульетты.

Горожане Вероны, родственники обоих домов, мужчины и женщины, маски, стража, часовые и слуги.

Хор.

Место действия — Верона и Мантуя.

ПРОЛОГ

2

Входит Хор.

Хор

В двух семьях, равных знатностью и славой,

В Вероне пышной разгорелся вновь

Вражды минувших дней раздор кровавый,

Заставил литься мирных граждан кровь.

Из чресл враждебных, под звездой злосчастной,

Любовников чета произошла.

По совершенье их судьбы ужасной

Вражда отцов с их смертью умерла.

Весь ход любви их, смерти обреченной,

И ярый гнев их близких, что угас

Лишь после гибели четы влюбленной, —

Часа на два займут, быть может, вас.

Коль подарите нас своим вниманьем,

Изъяны все загладим мы стараньем.

(Уходит.)

АКТ I

СЦЕНА 1

Площадь в Вероне.

Входят Самсон и Грегори, вооруженные мечами и щитами.

Самсон

Уж поверь моему слову, Грегори, мы бобов разводить не станем.

Грегори

Конечно, нет, а то мы были бы огородниками.

Самсон

Я хочу сказать: чуть что — я огород городить не намерен, сразу схвачусь за меч!

Грегори

Смотри, хватишься, а уж попал в беду.

Самсон

Стоит меня затронуть — я сейчас в драку.

Грегори

Да затронуть-то тебя трудно так, чтобы ты раскачался.

Самсон

Любая собака из дома Монтекки уже затрагивает меня.

Грегори

Кто затронут, тот трогается с места; смелый — стоит на месте. Значит, если тебя затронут, ты удерешь?

Самсон

Нет уж, ни от одной собаки из этого дома не побегу! На стену полезу и возьму верх над любым мужчиной, над любой девкой из дома Монтекки.

Грегори

Вот и значит, что ты слабый трус: только слабому стена служит защитой.

Самсон

Верно! Оттого-то женщин, сосуд скудельный, всегда и припирают к стенке. Так вот: всех мужчин из дома Монтекки я сброшу со стены, а всех девок — припру к стене.

Грегори

Да ведь ссорятся-то наши хозяева, а мы — только их слуги.

Самсон

Это все равно. Я покажу свое злодейство. Когда справлюсь с мужчинами, жестоко примусь за девок; всем головы долой!

Грегори

Головы долой?

Самсон

Ну да, головы или что другое, понимай сам как знаешь.

Грегори

Это уж им придется понимать, смотря по тому, что они почувствуют.

Самсон

Меня-то они почувствуют, пока я в силах держаться. А я ведь, известно, не плохой кус мяса!

Грегори

Хорошо, что ты не рыба, а то был бы ты вяленой треской. Вытаскивай свой меч: сюда идут двое из дома Монтекки!

Входят Абрам и Бальтазар.

Самсон

Мой меч наготове! Начинай ссору, я — за тобой.

Грегори

Как, спрячешься за мной — и наутек?

Самсон

За меня не бойся!

Грегори

Боюсь, что улепетнешь.

Самсон

Надо, чтоб закон был на нашей стороне: пусть они начнут ссору.

Грегори

Я нахмурюсь, проходя мимо них; пусть они это примут, как хотят.

Самсон

Нет, как посмеют! Я им кукиш покажу. Такого оскорбления они не стерпят.

Абрам

Это вы нам показываете кукиш, синьор?

Самсон

Я просто показываю кукиш, синьор.

Абрам

Вы нам показываете кукиш, синьор?

Самсон

(тихо, к Грегори)

Будет на нашей стороне закон, если я отвечу да?

Грегори

Нет.

Самсон

Нет, синьор! Я не вам показываю кукиш, синьор! Я его просто показываю, синьор!

Грегори

Вы желаете завести ссору, синьор?

Абрам

Ссору, синьор? О нет, синьор!

Самсон

Но если вы желаете, синьор, то я к вашим услугам. Я служу такому же хорошему хозяину, как вы.

Абрам

Да уж не лучшему!

Самсон

Так, синьор!

Входит Бенволио.

Грегори

(тихо, Самсону)

Скажи — лучшему: сюда идет племянник нашего хозяина.

Самсон

Нет — лучшему, синьор!

Абрам

Вы лжете!

Самсон

Мечи наголо, если вы мужчины! Грегори, вспомни свой хваленый удар.

Дерутся.

Бенволио

Стой, дурачье! Мечи в ножны вложите!

Не знаете, что делаете вы!

(Ударом меча вышибает у них из рук оружие.)

Входит Тибальт.

Тибальт

Как, бьешься ты средь челяди трусливой?

Сюда, Бенволио, смерть свою встречай!

Бенволио

Я их мирил. Вложи свой меч в ножны

Иль в ход его пусти, чтоб их разнять.

Тибальт

С мечом в руках — о мире говорить?

Мне даже слово это ненавистно.

Как ад, как все Монтекки, как ты сам!

Трус, начинай!

Сражаются.

Входят приверженцы обоих домов, которые присоединяются к драке; затем горожане и пристава с дубинками.

Первый пристав

Эй, топоры, дубины, алебарды!

Бей их! Бей Капулетти! Бей Монтекки!

Входит Капулетти в халате, за ним синьора Капулетти.

Капулетти

Что здесь за шум? Подать мой длинный меч!3

Синьора Капулетти

Костыль, костыль! К чему тебе твой меч?

Капулетти

Меч, говорят! Гляди, старик Монтекки

Мне будто назло так мечом и машет.

Входят Монтекки и синьора Монтекки.

Монтекки

Ты, подлый Капулетти!

(Жене.)

Не держи!

Синьора Монтекки

Не дам тебе приблизиться к врагу.

Входит герцог Эскал со свитой.

Герцог

Бунтовщики! Кто нарушает мир?

Кто оскверняет меч свой кровью ближних?

Не слушают! Эй, эй, вы, люди! Звери!

Вы гасите огонь преступной злобы

Потоком пурпурным из жил своих.

Под страхом пытки, из кровавых рук

Оружье бросьте наземь и внимайте,

Что герцог ваш разгневанный решил.

Три раза уж при мне междоусобья,

Нашедшие начало и рожденье

В словах, тобою, старый Капулетти,

Тобой, Монтекки, брошенных на ветер,

Смущали мир на улицах Вероны

И заставляли престарелых граждан,

Уборы сняв пристойные, хватать

Рукою дряхлой дряхлое оружье,

Изгрызанное ржавчиною мира,

Чтоб унимать грызущую вас злобу.

Но, если вы хоть раз еще дерзнете

Покой нарушить наших мирных улиц, —

Заплатите за это жизнью вы.

Теперь же все немедля разойдитесь.

За мною, Капулетти… Вы ж, Монтекки,

Явитесь днем — узнать решенье наше —

К нам в Виллафранку4, где вершим мы суд.

Итак, под страхом смерти — разойдитесь!

Все, кроме Монтекки, синьоры Монтекки и Бенволио, уходят.

Монтекки

Кто снова начал этот давний спор?

Скажи, племянник, был ли ты при этом?

Бенволио

Я здесь застал в ожесточенной драке

Двух ваших слуг и двух от Капулетти

И вынул меч, чтоб их разнять; но тут

Явился вспыльчивый Тибальт с мечом.

Мне, бросив вызов, стал над головою

Мечом он ветер разрезать, а ветер,

Не поврежден, освистывал его.

Пока меж нами схватка продолжалась,

Народ сбегаться начал отовсюду,

И драка тут пошла со всех сторон.

Явился герцог — спор был прекращен.

Синьора Монтекки

Но где Ромео — ты не знаешь? Счастье,

Что в ссоре он не принимал участья!

Бенволио

За час до той поры, как солнца луч

Взглянул в окно востока золотое,

Пошел пройтись я, чтоб развеять грусть, —

И вот, в тенистой роще сикомор5,

Что тянется от города на запад,

Увидел сына вашего, синьора.

Пошел к нему я. Он меня заметил

И скрылся от меня в лесной глуши.

Но об его желаниях судил

Я по своим, прекрасно понимая,

Что чувствам в одиночестве вольней.

Так я, не следуя за ним, пошел

Своим путем, и рад был избежать я

Того, кто от меня был рад бежать.

Монтекки

Его там часто по утрам встречают:

Слезами множит утра он росу

И к тучам тучи вздохов прибавляет.

Но стоит оживляющему солнцу

Далеко на востоке приподнять

Тенистый полог над Авроры ложем —

От света прочь бежит мой сын печальный

И замыкается в своих покоях;

Завесит окна, свет дневной прогонит

И сделает искусственную ночь.

Ждать можно бедствий от такой кручины,

Коль что-нибудь не устранит причины.

Бенволио

Известна ль вам она, мой добрый дядя?

Монтекки

Нет! И ее дознаться не могу.

Бенволио

Пытались вы расспрашивать его?

Монтекки

И я и наши многие друзья;

Но он один — советчик чувств своих.

Он — не скажу, что сам себе не верен,

Но так он необщителен и скрытен,

Так недоступен никаким расспросам,

Как почка, где червяк завелся раньше,

Чем нежные листки она раскрыла,

Чтоб солнцу красоту свою отдать.

Узнать бы нам, что значит это горе, —

Его б мы, верно, вылечили вскоре.

Бенволио

Вот он идет. Побудьте в стороне.

Надеюсь, что откроется он мне!

Монтекки

Хотел бы я, чтоб ты услышал скоро

Всю исповедь его! — Идем, синьора!

Монтекки и синьора Монтекки уходят.

Входит Ромео.

Бенволио

Брат, с добрым утром.

Ромео

Утром? Неужели

Так рано?

Бенволио

Било девять.

Ромео

В самом деле?

Как медленно часы тоски ползут!

Скажи, отец мой только что был тут?

Бенволио

Да. Что ж за горе длит часы Ромео?

Ромео

Отсутствие того, что бы могло

Их сделать краткими.

Бенволио

Виной — любовь?

Ромео

Нет!

Бенволио

Не любовь?

Ромео

Да. Нелюбовь ко мне

Возлюбленной.

Бенволио

Увы! Зачем любовь,

Что так красива и нежна на вид,

На деле так жестока и сурова?

Ромео

Увы, любовь желанные пути

Умеет и без глаз себе найти! —

Где нам обедать? Что здесь был за шум?

Не стоит отвечать — я сам все слышал.

Страшна здесь ненависть; любовь страшнее!

О гнев любви! О ненависти нежность!

Из ничего рожденная безбрежность!

О тягость легкости, смысл пустоты!

Бесформенный хаос прекрасных форм,

Свинцовый пух и ледяное пламя,

Недуг целебный, дым, блестящий ярко,

Бессонный сон, как будто и не сон!

Такой любовью дух мой поражен.

Смеешься ты?

Бенволио

Нет, брат, — скорее плачу.

Ромео

Сердечный друг, о чем?

Бенволио

О сердце друга.

Ромео

Да, злее нет любви недуга.

Печаль, как тяжесть, грудь мою гнетет.

Прибавь свою — ты увеличишь гнет:

Своей тоской — сильней меня придавишь,

Своей любовью — горя мне прибавишь.

Любовь летит от вздохов ввысь, как дым.

Влюбленный счастлив — и огнем живым

Сияет взор его; влюбленный в горе —

Слезами может переполнить море.

Любовь — безумье мудрое: оно

И горечи и сладости полно.

Прощай, однако, брат мой дорогой.

Бенволио

Ромео, подожди, и я с тобой.

Расставшись так со мной, меня обидишь.

Ромео

Тсс… нет меня! Где ты Ромео видишь?

Я потерял себя. Ромео нет.

Бенволио

Скажи серьезно мне: кого ты любишь?

Ромео

Сказать со стоном?

Бенволио

Но к чему тут стон?

Скажи, в кого влюблен?

Ромео

Вели больному сделать завещанье —

Как будет больно это пожеланье!

Серьезно, брат, я в женщину влюблен.

Бенволио

Я так и думал: в цель попал я верно.

Ромео

Стрелок ты славный. И она прекрасна.

Бенволио

Чем лучше цель, тем попадешь верней.

Ромео

О, ты неправ по отношенью к ней.

Неуязвима для любовных стрел,

Она Дианы предпочла удел,

Закована в невинность, точно в латы,

И ей не страшен Купидон крылатый.

Не поддается нежных слов осаде,

Не допускает поединка взоров

И даже золоту — святых соблазну —

Объятий не откроет никогда.

Богата красотой. Бедна лишь тем,

Что вместе с ней умрет ее богатство.

Бенволио

Иль целомудрия обет дала?

Ромео

Да, в этом нерасчетлива была:

Ведь красота от чистоты увянет

И жить в потомстве красотой не станет.

О, слишком уж прекрасна и умна,

Умно-прекрасна чересчур она!

Но заслужить ли ей блаженство рая,

Меня так незаслуженно терзая?

Я заживо убит ее обетом!

Я мертв — хоть жив и говорю об этом.

Бенволио

Послушайся меня: забудь о ней.

Ромео

О, научи, как разучиться думать!

Бенволио

Глазам дай волю: на других красавиц

Внимательно гляди.

Ромео

Вот лучший способ

Назвать ее прелестной лишний раз.

Под черной маской милых дам всегда

Мы ожидаем красоту увидеть.

Ослепший никогда не позабудет

Сокровища утраченного — зренья.

Мне покажи красавицу любую —

В ее красе я лишь прочту о том,

Что милой красота — гораздо выше.

Так не учи; забыть я не могу.

Бенволио

Свой долг исполню иль умру в долгу.

Уходят.

СЦЕНА 2

Улица.

Входят Капулетти, Парис и слуга.

Капулетти

Мы оба одинаково с Монтекки

Наказаны; и, думаю, не трудно

Нам, старым людям, было б в мире жить.

Парис

Достоинствами вы равны друг другу;

И жаль, что ваш раздор так долго длится.

Но что вы мне ответите, синьор?

Капулетти

Я повторю, что говорил и раньше:

Мое дитя еще не знает жизни;

Ей нет еще четырнадцати лет6;

Пускай умрут еще два пышных лета —

Тогда женою сможет стать Джульетта.

Парис

Я матерей счастливых знал моложе.

Капулетти

Созрев так рано, раньше увядают.

Земля мои надежды поглотила,

И дочь — одна наследница моя.

Но попытайтесь, граф мой благородный, —

Пусть вам любовь отдаст она свободно;

В ее согласии мое — лишь часть;

Я ей решенье отдаю во власть.

Сегодня праздник в доме у меня:

Друзья мои сойдутся и родня;

Кого люблю, тот зван на торжество:

Вы к их числу прибавьте одного.

Земные звезды озарят мой дом,

Заставив ночь казаться ярким днем.

Ту радость, что апрель несет нам милый,

Явившись следом за зимою хилой,

Вам приготовит мой смиренный кров

Средь девушек, среди живых цветов.

Смотрите, слушайте и наблюдайте,

И лучшей предпочтение отдайте.

Одной из многих будет и она,

Хоть, может быть, ценой им неравна.

Войдем со мною, граф. — А ты, любезный,

Верону всю обегай, всех найди,

Кто здесь записан

(дает слуге бумагу)

и проси потом

Мне сделать честь — пожаловать в мой дом.

Капулетти и Парис уходят.

Слуга

«Всех найди, кто здесь записан!» А может, здесь записано: знай сапожник свой аршин, а портной свою колодку, рыбак — свою кисть, а маляр — свой невод. Меня посылают найти всех тех, чьи имена здесь написаны. А как же я разберу, какие имена здесь написаны? Надо разыскать какого-нибудь ученого человека.

Входят Бенволио и Ромео.

А, вот это кстати!

Бенволио

Коль чувствуешь ты головокруженье,

Кружись в другую сторону — поможет!

Один огонь другого выжжет жженье,

Любую боль прогнать другая может.

Пусть новую заразу встретит взгляд —

Вмиг пропадет болезни старой яд.

Ромео

Да, это вылечит твой подорожник7.

Бенволио

Что — это?

Ромео

Поврежденную коленку.

Бенволио

Ромео, право, ты сошел с ума!

Ромео

Нет, но несчастней я, чем сумасшедший:

В темницу заперт, голодом измучен,

Избит, истерзан… — Добрый день, приятель.

Слуга

Синьор, умеете ли вы читать?

Ромео

О да, — мою судьбу в моих несчастьях.

Слуга

Этому вы, может, и не по книгам научились; но будьте добры, скажите, умеете ли вы читать по писаному?

Ромео

Да, если знаю буквы и язык.

Слуга

Шутить угодно? Бог с вами!

(Хочет уйти.)

Ромео

Стой, стой, я умею читать.

(Читает.)

«Синьор Мартино с супругой и дочерью. Граф Ансельмо и его прекрасная сестрица. Вдовствующая синьора Витрувио. Синьор Плаченцио с его прелестными племянницами. Меркуцио и его брат Валентин. Мой дядя Капулетти с супругой и дочерьми. Моя прекрасная племянница Розалина. Ливия. Синьор Валенцио и его двоюродный брат Тибальт. Люцио и резвушка Елена».

(Отдает список.)

На славу общество! Куда же их приглашают?

Слуга

Туда.

Ромео

Куда?

Слуга

На ужин, к нам в дом.

Ромео

В чей дом?

Слуга

Хозяина моего.

Ромео

Да, мне следовало спросить об этом раньше.

Слуга

А я и без спросу вам скажу: мой хозяин — известный богач, синьор Капулетти, и если только вы не из дома Монтекки, так милости просим к нам — опрокинуть стаканчик винца. Будьте здоровы.

(Уходит.)

Бенволио

На празднике обычном Капулетти

Среди веронских признанных красавиц

За ужином и Розалина будет —

Красавица, любимая тобою.

Ступай туда, пусть беспристрастный взгляд

Сравнит ее кой с кем из жен Вероны —

И станет лебедь твой черней вороны.

Ромео

Коль святотатством погрешу таким,

Пусть слезы жгут мои глаза, как пламя;

Смерть от огня пусть карой будет им

За то, что сделались еретиками.

Прекраснее ее под солнцем нет

И не было с тех пор, как создан свет.

Бенволио

Брось! Ты другой не видел красоты,

И сравнивать не мог, конечно, ты.

Глаза твои, хрустальные весы,

Пусть взвесят прелесть и другой красы.

На празднике — красавиц целый ряд

Я укажу, что блеск твоей затмят.

Ромео

Пойду не с тем, чтоб ими любоваться,

Но чтоб красой любимой наслаждаться.

(Уходит.)

СЦЕНА 3

Комната в доме Капулетти.

Входят синьора Капулетт

www.bookol.ru

Белла Ахмадулина. "Ромео и Джульетта" ~ Поэзия (Мир души)

Белла Ахмадулина. Ромео и Джульетта (фрагменты)
Цикл к  Драматической Симфонии Гектора Берлиолза "Ромео и Юлия"

Звучит Симфония Г. Берлиоза


Вступление

Итак, в Вероне, столько лет назад,
Сколь звезд полнощных над тобой, Верона,
Случилось саду ненавидеть сад
И брату брата. Два старинных рода
Забыли, в чем причина их вражды,
Не забывая враждовать извечно.
Но коли вы под этот свод вошли,
Вам без сомненья все это известно.
Вдруг спросите: а не с ума ль сошед,
Затеял некто излагать сюжет,
Что и невежде с малолетства ведом?
Как белый свет, твои слова, поэт:
Чем дольше мы глядим на белый свет,
Тем меньше сил расстаться с белым светом.
И лишь затем мой неумелый стих
Осмелился средь стен священных сих
Вотще дерзить безмолвию органа,
Чтоб возвестить: нас миг врасплох застиг,
За краткость наших горестей земных
Нам музыка – награда и отрада.
Ее озноб скользит вдоль наших спин,
И, словно мало музыки для слуха,
Лишь рождены – уже нас ждет Шекспир.
Заранее вознаграждена заслуга
Возвысить дух и преклонить чело.
Я больше не скажу вам ничего,
Однако не послушать ли Эскала!
Вы помните, что он – Вероны князь
И говорит: - Вы обрекли на казнь
Ту тишину, что музыки искала.
Забыли вы средь попранных олив,
Что род людей – один, и он делим
Не на Монтекки и на Капулетти,
На тех, кто был убит и кто убил,
А лишь на тех, кто любит и любим
Вослед Ромео и вослед Джульетте.
О тишины и жизни палачи!
Пролитье крови вашу кровь накажет.
Умолкла я. И ты, Эскал, молчи.
Все остальное музыка доскажет.

***************************************************

Еще Ромео слов не произнес,
Два нераздельных сердца бьются розно.
Здесь пауза. Так хочет Берлиоз.
А я хочу восславить Берлиоза
И ту, что Генриеттою звалась.
Как мучила! А ныне – тень, загадка,
Но чудный звук ее живая власть
Диктует неподвластью музыканта…
***********************************************************

Бал впархивает в чопорный дворец.
Джульетта, с днем рожденья! С днем свиданья!
С избранником твоим! Уже венец
Всех звезд над вами держит мирозданье!
Есть лишь любовь! Нет смерти на земле!
Джульетта, вот подарки посвящений.
Живи всегда! При утренней заре
Не время думать о заре вечерней.
Жалела бы, что пауза мала.
Глагол любви мои уста неволит.
Но музыка сама себе хвала,
Сама любовь и о любви глаголет.

********************************************************

Еще луна светла меж облаков
И вещих звезд сияет божья милость.
Но лишь Джульетта выйдет на балкон,
Погаснет все, что некогда светилось.
Пред ней луна – завистливый урод,
Подслеповаты звезды рядом с нею.
Джульетта, света твоего урок
Не выучить вовек свече и снегу.
*****************************************************************************
Джульетта, чем играешь ты, дитя?
Так чем играешь? Кружевом, атласом,
Стеклом венецианского дутья
Иль вечностью светил? Я быть согласен
Любой твоей забавой, быть ничем,
Быть сургучом для перстенька-печатки,
Перчаткой быть! О нет, большая честь!
Быть пуговицей от твоей перчатки!

  • *************************************************************

  • Луной, как снегом, землю замело.
    Луна и снег равно черны для взора.
    Ромео, имя рода моего –
    Безделицы названье, кличка вздора.
    Не жаль мне сотни, тысячу отдам
    Усопших и грядущих Капулетти,
    Чтоб вымолвить: Монтекки. Высший дар
    Небес – устам лелеять звуки эти.
    Ромео, я боялась водяных,
    Покойников, лягушек, вурдалаков.
    Коль скажут: жди Ромео среди них,
    Их поцелуй мне будет мил и лаком.
    Вся нечисть мира чище и добрей,
    Чем жаворонок, что сулит разлуку.
    Коль в смерть войдешь, не закрывай дверей
    За бытием, пока не дашь мне руку.
    Смешны мне те, кто говорит: не тронь!
    Не надо! Я страшусь твоей любови!
    Ромео, только протяни ладонь –
    Все то, что я, падет в твои ладони.

    Эпилог.

    Не умерли еще. Ужель умрут,
    Оставив нам безвыходность подсчета:
    А сколько лет им ныне? – вечный труд
    Поэзии и музыки, и что-то,
    То ли намек на то, то ли указ
    О том, что смерть еще не знает средства,
    Нас умертвив, избавить мир от нас.
    Любовь – есть гений и спасенье сердца.

    И нет тому счастливее примера,
    Чем повесть о Джульетте и Ромео.

www.chitalnya.ru

Читать книгу Ромео и Джульетта

Уильям Шекспир Ромео и Джульетта

Действующие лица

Эскал, герцог Веронский.1

Парис, молодой дворянин, родственник герцога.

Монтекки, Капулетти, главы двух враждебных домов.

Старик, родственник Капулетти.

Ромео, сын Монтекки.

Меркуцио, родственник герцога и друг Ромео.

Бенволио, племянник Монтекки и друг Ромео.

Тибальт, племянник синьоры Капулетти,

Брат Лоренцо, Брат Джованни, францисканские монахи.

Бальтазар, слуга Ромео.

Самсон, Грегори, cлуги Капулетти.

Пьетро, слуга кормилицы Джульетты.

Абрам, слуга Монтекки.

Аптекарь.

Три музыканта.

Паж Меркуцио.

Паж Париса.

Пристав.

Синьора Монтекки, жена Монтекки.

Синьора Капулетти, жена Капулетти.

Джульетта, дочь Капулетти.

Кормилица Джульетты.

Горожане Вероны, родственники обоих домов, мужчины и женщины, маски, стража, часовые и слуги.

Хор.

Место действия — Верона и Мантуя.

ПРОЛОГ

2

Входит Хор.

Хор

В двух семьях, равных знатностью и славой,

В Вероне пышной разгорелся вновь

Вражды минувших дней раздор кровавый,

Заставил литься мирных граждан кровь.

Из чресл враждебных, под звездой злосчастной,

Любовников чета произошла.

По совершенье их судьбы ужасной

Вражда отцов с их смертью умерла.

Весь ход любви их, смерти обреченной,

И ярый гнев их близких, что угас

Лишь после гибели четы влюбленной, —

Часа на два займут, быть может, вас.

Коль подарите нас своим вниманьем,

Изъяны все загладим мы стараньем.

(Уходит.)

АКТ I

СЦЕНА 1

Площадь в Вероне.

Входят Самсон и Грегори, вооруженные мечами и щитами.

Самсон

Уж поверь моему слову, Грегори, мы бобов разводить не станем.

Грегори

Конечно, нет, а то мы были бы огородниками.

Самсон

Я хочу сказать: чуть что — я огород городить не намерен, сразу схвачусь за меч!

Грегори

Смотри, хватишься, а уж попал в беду.

Самсон

Стоит меня затронуть — я сейчас в драку.

Грегори

Да затронуть-то тебя трудно так, чтобы ты раскачался.

Самсон

Любая собака из дома Монтекки уже затрагивает меня.

Грегори

Кто затронут, тот трогается с места; смелый — стоит на месте. Значит, если тебя затронут, ты удерешь?

Самсон

Нет уж, ни от одной собаки из этого дома не побегу! На стену полезу и возьму верх над любым мужчиной, над любой девкой из дома Монтекки.

Грегори

Вот и значит, что ты слабый трус: только слабому стена служит защитой.

Самсон

Верно! Оттого-то женщин, сосуд скудельный, всегда и припирают к стенке. Так вот: всех мужчин из дома Монтекки я сброшу со стены, а всех девок — припру к стене.

Грегори

Да ведь ссорятся-то наши хозяева, а мы — только их слуги.

Самсон

Это все равно. Я покажу свое злодейство. Когда справлюсь с мужчинами, жестоко примусь за девок; всем головы долой!

Грегори

Головы долой?

Самсон

Ну да, головы или что другое, понимай сам как знаешь.

Грегори

Это уж им придется понимать, смотря по тому, что они почувствуют.

Самсон

Меня-то они почувствуют, пока я в силах держаться. А я ведь, известно, не плохой кус мяса!

Грегори

Хорошо, что ты не рыба, а то был бы ты вяленой треской. Вытаскивай свой меч: сюда идут двое из дома Монтекки!

Входят Абрам и Бальтазар.

Самсон

Мой меч наготове! Начинай ссору, я — за тобой.

Грегори

Как, спрячешься за мной — и наутек?

Самсон

За меня не бойся!

Грегори

Боюсь, что улепетнешь.

Самсон

Надо, чтоб закон был на нашей стороне: пусть они начнут ссору.

Грегори

Я нахмурюсь, проходя мимо них; пусть они это примут, как хотят.

Самсон

Нет, как посмеют! Я им кукиш покажу. Такого оскорбления они не стерпят.

Абрам

Это вы нам показываете кукиш, синьор?

Самсон

Я просто показываю кукиш, синьор.

Абрам

Вы нам показываете кукиш, синьор?

Самсон

(тихо, к Грегори)

Будет на нашей стороне закон, если я отвечу да?

Грегори

Нет.

Самсон

Нет, синьор! Я не вам показываю кукиш, синьор! Я его просто показываю, синьор!

Грегори

Вы желаете завести ссору, синьор?

Абрам

Ссору, синьор? О нет, синьор!

Самсон

Но если вы желаете, синьор, то я к вашим услугам. Я служу такому же хорошему хозяину, как вы.

Абрам

Да уж не лучшему!

Самсон

Так, синьор!

Входит Бенволио.

Грегори

(тихо, Самсону)

Скажи — лучшему: сюда идет племянник нашего хозяина.

Самсон

Нет — лучшему, синьор!

Абрам

Вы лжете!

Самсон

Мечи наголо, если вы мужчины! Грегори, вспомни свой хваленый удар.

Дерутся.

Бенволио

Стой, дурачье! Мечи в ножны вложите!

Не знаете, что делаете вы!

(Ударом меча вышибает у них из рук оружие.)

Входит Тибальт.

Тибальт

Как, бьешься ты средь челяди трусливой?

Сюда, Бенволио, смерть свою встречай!

Бенволио

Я их мирил. Вложи свой меч в ножны

Иль в ход его пусти, чтоб их разнять.

Тибальт

С мечом в руках — о мире говорить?

Мне даже слово это ненавистно.

Как ад, как все Монтекки, как ты сам!

Трус, начинай!

Сражаются.

Входят приверженцы обоих домов, которые присоединяются к драке; затем горожане и пристава с дубинками.

Первый пристав

Эй, топоры, дубины, алебарды!

Бей их! Бей Капулетти! Бей Монтекки!

Входит Капулетти в халате, за ним синьора Капулетти.

Капулетти

Что здесь за шум? Подать мой длинный меч!3

Синьора Капулетти

Костыль, костыль! К чему тебе твой меч?

Капулетти

Меч, говорят! Гляди, старик Монтекки

Мне будто назло так мечом и машет.

Входят Монтекки и синьора Монтекки.

Монтекки

Ты, подлый Капулетти!

(Жене.)

Не держи!

Синьора Монтекки

Не дам тебе приблизиться к врагу.

Входит герцог Эскал со свитой.

Герцог

Бунтовщики! Кто нарушает мир?

Кто оскверняет меч свой кровью ближних?

Не слушают! Эй, эй, вы, люди! Звери!

Вы гасите огонь преступной злобы

Потоком пурпурным из жил своих.

Под страхом пытки, из кровавых рук

Оружье бросьте наземь и внимайте,

Что герцог ваш разгневанный решил.

Три раза уж при мне междоусобья,

Нашедшие начало и рожденье

В словах, тобою, старый Капулетти,

Тобой, Монтекки, брошенных на ветер,

Смущали мир на улицах Вероны

И заставляли престарелых граждан,

Уборы сняв пристойные, хватать

Рукою дряхлой дряхлое оружье,

Изгрызанное ржавчиною мира,

Чтоб унимать грызущую вас злобу.

Но, если вы хоть раз еще дерзнете

Покой нарушить наших мирных улиц, —

Заплатите за это жизнью вы.

Теперь же все немедля разойдитесь.

За мною, Капулетти… Вы ж, Монтекки,

Явитесь днем — узнать решенье наше —

К нам в Виллафранку4, где вершим мы суд.

Итак, под страхом смерти — разойдитесь!

Все, кроме Монтекки, синьоры Монтекки и Бенволио, уходят.

Монтекки

Кто снова начал этот давний спор?

Скажи, племянник, был ли ты при этом?

Бенволио

Я здесь застал в ожесточенной драке

Двух ваших слуг и двух от Капулетти

И вынул меч, чтоб их разнять; но тут

Явился вспыльчивый Тибальт с мечом.

Мне, бросив вызов, стал над головою

Мечом он ветер разрезать, а ветер,

Не поврежден, освистывал его.

Пока меж нами схватка продолжалась,

Народ сбегаться начал отовсюду,

И драка тут пошла со всех сторон.

Явился герцог — спор был прекращен.

Синьора Монтекки

Но где Ромео — ты не знаешь? Счастье,

Что в ссоре он не принимал участья!

Бенволио

За час до той поры, как солнца луч

Взглянул в окно востока золотое,

Пошел пройтись я, чтоб развеять грусть, —

И вот, в тенистой роще сикомор5,

Что тянется от города на запад,

Увидел сына вашего, синьора.

Пошел к нему я. Он меня заметил

И скрылся от меня в лесной глуши.

Но об его желаниях судил

Я по своим, прекрасно понимая,

Что чувствам в одиночестве вольней.

Так я, не следуя за ним, пошел

Своим путем, и рад был избежать я

Того, кто от меня был рад бежать.

Монтекки

Его там часто по утрам встречают:

Слезами множит утра он росу

И к тучам тучи вздохов прибавляет.

Но стоит оживляющему солнцу

Далеко на востоке приподнять

Тенистый полог над Авроры ложем —

От света прочь бежит мой сын печальный

И замыкается в своих покоях;

Завесит окна, свет дневной прогонит

И сделает искусственную ночь.

Ждать можно бедствий от такой кручины,

Коль что-нибудь не устранит причины.

Бенволио

Известна ль вам она, мой добрый дядя?

Монтекки

Нет! И ее дознаться не могу.

Бенволио

Пытались вы расспрашивать его?

Монтекки

И я и наши многие друзья;

Но он один — советчик чувств своих.

Он — не скажу, что сам себе не верен,

Но так он необщителен и скрытен,

Так недоступен никаким расспросам,

Как почка, где червяк завелся раньше,

Чем нежные листки она раскрыла,

Чтоб солнцу красоту свою отдать.

Узнать бы нам, что значит это горе, —

Его б мы, верно, вылечили вскоре.

Бенволио

Вот он идет. Побудьте в стороне.

Надеюсь, что откроется он мне!

Монтекки

Хотел бы я, чтоб ты услышал скоро

Всю исповедь его! — Идем, синьора!

Монтекки и синьора Монтекки уходят.

Входит Ромео.

Бенволио

Брат, с добрым утром.

Ромео

Утром? Неужели

Так рано?

Бенволио

Било девять.

Ромео

В самом деле?

Как медленно часы тоски ползут!

Скажи, отец мой только что был тут?

Бенволио

Да. Что ж за горе длит часы Ромео?

Ромео

Отсутствие того, что бы могло

Их сделать краткими.

Бенволио

Виной — любовь?

Ромео

Нет!

Бенволио

Не любовь?

Ромео

Да. Нелюбовь ко мне

Возлюбленной.

Бенволио

Увы! Зачем любовь,

Что так красива и нежна на вид,

На деле так жестока и сурова?

Ромео

Увы, любовь желанные пути

Умеет и без глаз себе найти! —

Где нам обедать? Что здесь был за шум?

Не стоит отвечать — я сам все слышал.

Страшна здесь ненависть; любовь страшнее!

О гнев любви! О ненависти нежность!

Из ничего рожденная безбрежность!

О тягость легкости, смысл пустоты!

Бесформенный хаос прекрасных форм,

Свинцовый пух и ледяное пламя,

Недуг целебный, дым, блестящий ярко,

Бессонный сон, как будто и не сон!

Такой любовью дух мой поражен.

Смеешься ты?

Бенволио

Нет, брат, — скорее плачу.

Ромео

Сердечный друг, о чем?

Бенволио

О сердце друга.

Ромео

Да, злее нет любви недуга.

Печаль, как тяжесть, грудь мою гнетет.

Прибавь свою — ты увеличишь гнет:

Своей тоской — сильней меня придавишь,

Своей любовью — горя мне прибавишь.

Любовь летит от вздохов ввысь, как дым.

Влюбленный счастлив — и огнем живым

Сияет взор его; влюбленный в горе —

Слезами может переполнить море.

Любовь — безумье мудрое: оно

И горечи и сладости полно.

Прощай, однако, брат мой дорогой.

Бенволио

Ромео, подожди, и я с тобой.

Расставшись так со мной, меня обидишь.

Ромео

Тсс… нет меня! Где ты Ромео видишь?

Я потерял себя. Ромео нет.

Бенволио

Скажи серьезно мне: кого ты любишь?

Ромео

Сказать со стоном?

Бенволио

Но к чему тут стон?

Скажи, в кого влюблен?

Ромео

Вели больному сделать завещанье —

Как будет больно это пожеланье!

Серьезно, брат, я в женщину влюблен.

Бенволио

Я так и думал: в цель попал я верно.

Ромео

Стрелок ты славный. И она прекрасна.

Бенволио

Чем лучше цель, тем попадешь верней.

Ромео

О, ты неправ по отношенью к ней.

Неуязвима для любовных стрел,

Она Дианы предпочла удел,

Закована в невинность, точно в латы,

И ей не страшен Купидон крылатый.

Не поддается нежных слов осаде,

Не допускает поединка взоров

И даже золоту — святых соблазну —

Объятий не откроет никогда.

Богата красотой. Бедна лишь тем,

Что вместе с ней умрет ее богатство.

Бенволио

Иль целомудрия обет дала?

Ромео

Да, в этом нерасчетлива была:

Ведь красота от чистоты увянет

И жить в потомстве красотой не станет.

О, слишком уж прекрасна и умна,

Умно-прекрасна чересчур она!

Но заслужить ли ей блаженство рая,

Меня так незаслуженно терзая?

Я заживо убит ее обетом!

Я мертв — хоть жив и говорю об этом.

Бенволио

Послушайся меня: забудь о ней.

Ромео

О, научи, как разучиться думать!

Бенволио

Глазам дай волю: на других красавиц

Внимательно гляди.

Ромео

Вот лучший способ

Назвать ее прелестной лишний раз.

Под черной маской милых дам всегда

Мы ожидаем красоту увидеть.

Ослепший никогда не позабудет

Сокровища утраченного — зренья.

Мне покажи красавицу любую —

В ее красе я лишь прочту о том,

Что милой красота — гораздо выше.

Так не учи; забыть я не могу.

Бенволио

Свой долг исполню иль умру в долгу.

Уходят.

СЦЕНА 2

Улица.

Входят Капулетти, Парис и слуга.

Капулетти

Мы оба одинаково с Монтекки

Наказаны; и, думаю, не трудно

Нам, старым людям, было б в мире жить.

Парис

Достоинствами вы равны друг другу;

И жаль, что ваш раздор так долго длится.

Но что вы мне ответите, синьор?

Капулетти

Я повторю, что говорил и раньше:

Мое дитя еще не знает жизни;

Ей нет еще четырнадцати лет6;

Пускай умрут еще два пышных лета —

Тогда женою сможет стать Джульетта.

Парис

Я матерей счастливых знал моложе.

Капулетти

Созрев так рано, раньше увядают.

Земля мои надежды поглотила,

И дочь — одна наследница моя.

Но попытайтесь, граф мой благородный, —

Пусть вам любовь отдаст она свободно;

В ее согласии мое — лишь часть;

Я ей решенье отдаю во власть.

Сегодня праздник в доме у меня:

Друзья мои сойдутся и родня;

Кого люблю, тот зван на торжество:

Вы к их числу прибавьте одного.

Земные звезды озарят мой дом,

Заставив ночь казаться ярким днем.

Ту радость, что апрель несет нам милый,

Явившись следом за зимою хилой,

Вам приготовит мой смиренный кров

Средь девушек, среди живых цветов.

Смотрите, слушайте и наблюдайте,

И лучшей предпочтение отдайте.

Одной из многих будет и она,

Хоть, может быть, ценой им неравна.

Войдем со мною, граф. — А ты, любезный,

Верону всю обегай, всех найди,

Кто здесь записан

(дает слуге бумагу)

и проси потом

Мне сделать честь — пожаловать в мой дом.

Капулетти и Парис уходят.

Слуга

«Всех найди, кто здесь записан!» А может, здесь записано: знай сапожник свой аршин, а портной свою колодку, рыбак — свою кисть, а маляр — свой невод. Меня посылают найти всех тех, чьи имена здесь написаны. А как же я разберу, какие имена здесь написаны? Надо разыскать какого-нибудь ученого человека.

Входят Бенволио и Ромео.

А, вот это кстати!

Бенволио

Коль чувствуешь ты головокруженье,

Кружись в другую сторону — поможет!

Один огонь другого выжжет жженье,

Любую боль прогнать другая может.

Пусть новую заразу встретит взгляд —

Вмиг пропадет болезни старой яд.

Ромео

Да, это вылечит твой подорожник7.

Бенволио

Что — это?

Ромео

Поврежденную коленку.

Бенволио

Ромео, право, ты сошел с ума!

Ромео

Нет, но несчастней я, чем сумасшедший:

В темницу заперт, голодом измучен,

Избит, истерзан… — Добрый день, приятель.

Слуга

Синьор, умеете ли вы читать?

Ромео

О да, — мою судьбу в моих несчастьях.

Слуга

Этому вы, может, и не по книгам научились; но будьте добры, скажите, умеете ли вы читать по писаному?

Ромео

Да, если знаю буквы и язык.

Слуга

Шутить угодно? Бог с вами!

(Хочет уйти.)

Ромео

Стой, стой, я умею читать.

(Читает.)

«Синьор Мартино с супругой и дочерью. Граф Ансельмо и его прекрасная сестрица. Вдовствующая синьора Витрувио. Синьор Плаченцио с его прелестными племянницами. Меркуцио и его брат Валентин. Мой дядя Капулетти с супругой и дочерьми. Моя прекрасная племянница Розалина. Ливия. Синьор Валенцио и его двоюродный брат Тибальт. Люцио и резвушка Елена».

(Отдает список.)

На славу общество! Куда же их приглашают?

Слуга

Туда.

Ромео

Куда?

Слуга

На ужин, к нам в дом.

Ромео

В чей дом?

Слуга

Хозяина моего.

Ромео

Да, мне следовало спросить об этом раньше.

Слуга

А я и без спросу вам скажу: мой хозяин — известный богач, синьор Капулетти, и если только вы не из дома Монтекки, так милости просим к нам — опрокинуть стаканчик винца. Будьте здоровы.

(Уходит.)

Бенволио

На празднике обычном Капулетти

Среди веронских признанных красавиц

За ужином и Розалина будет —

Красавица, любимая тобою.

Ступай туда, пусть беспристрастный взгляд

Сравнит ее кой с кем из жен Вероны —

И станет лебедь твой черней вороны.

Ромео

Коль святотатством погрешу таким,

Пусть слезы жгут мои глаза, как пламя;

Смерть от огня пусть карой будет им

За то, что сделались еретиками.

Прекраснее ее под солнцем нет

И не было с тех пор, как создан свет.

Бенволио

Брось! Ты другой не видел красоты,

И сравнивать не мог, конечно, ты.

Глаза твои, хрустальные весы,

Пусть взвесят прелесть и другой красы.

На празднике — красавиц целый ряд

Я укажу, что блеск твоей затмят.

Ромео

Пойду не с тем, чтоб ими любоваться,

Но чтоб красой любимой наслаждаться.

(Уходит.)

СЦЕНА 3

Комната в доме Капулетти.

Вхо

www.bookol.ru

Читать книгу «Ромео и Джульетта» онлайн полностью — Уильям Шекспир — MyBook.

Действующие лица

Эскал, князь веронский.

Граф Парис, молодой человек, родственник князя.

Монтекки, Капулетти, главы двух враждующих домов.

Дядя Капулетти.

Ромео, сын Монтекки.

Меркуцио, родственник князя, друг Ромео.

Бенволио, племянник Монтекки, друг Ромео.

Тибальт, племянник леди Капулетти.

Брат Лоренцо, Брат Джованни, францисканские монахи.

Балтазар, слуга Ромео.

Самсон, Грегорио, слуги Капулетти.

Петр, слуга Джульеттиной кормилицы.

Абрам, слуга Монтекки.

Аптекарь.

Три музыканта.

Паж Париса.

Первый горожанин.

Леди Монтекки, жена Монтекки.

Леди Капулетти, жена Капулетти.

Джульетта, дочь Капулетти.

Кормилица Джульетты.

Горожане Вероны, мужская и женская родня обоих домов, ряженые, стража, слуги.

Хор.

Место действия – Верона и Мантуя.

Пролог

Входит хор.

Хор

 
Две равно уважаемых семьи
В Вероне, где встречают нас событья,
Ведут междоусобные бои
И не хотят унять кровопролитья.
Друг друга любят дети главарей,
Но им судьба подстраивает козни,
И гибель их у гробовых дверей
Кладет конец, непримиримой розни.
Их жизнь, любовь и смерть и, сверх того,
Мир их родителей на их могиле
На два часа составят существо
Разыгрываемой пред вами были.
Помилостивей к слабостям пера —
Их сгладить постарается игра.
 

Акт первый

Сцена первая

Верона. Торговая площадь.

Входят Самсон и Грегорио, слуги Капулетти, с мечами и щитами.

Самсон

Грегорио, уговор: перед ними не срамиться.

Грегорио

Что ты! Наоборот. Кого ни встречу, сам осрамлю.

Самсон

Зададим им баню!

Грегорио

Самим бы выйти сухими из воды.

Самсон

Я скор на руку, как раскипячусь.

Грегорио

Раскипятить-то тебя – не скорое дело.

Самсон

При виде монтекковских шавок я вскипаю, как кипяток.

Грегорио

Кипеть – уйдешь. Вскипишь – и наутек, как молоко. А смелый упрется – не сдвинуть.

Самсон

Перед шавками из дома Монтекки я упрусь – не сдвинуть. Всех сотру в порошок: и молодцов и девок.

Грегорио

Подумаешь, какой ураган!

Самсон

Всех до одного. Молодцов в сторону, а девок по углам и в щель.

Грегорио

Ссора-то ведь господская и между мужской прислугой.

Самсон

Все равно. Слажу с мужской, примусь за женскую. Всем покажу свою силу.

Грегорио

И бедным девочкам?

Самсон

Пока хватит мочи, и девочкам. Я, слава Богу, кусок мяса не малый.

Грегорио

Хорошо, что ты не рыба, а то был бы ты соленой трескою. Скорей, где твой меч? Вон двое монтекковских.

Самсон

Готово, меч вынут. Задери их, я тебя не оставлю.

Грегорио

Это еще что за разговор? Как! Струсить и показать пятки?

Самсон

Обо мне не беспокойся.

Грегорио

Есть о ком беспокоиться!

Самсон

Выведем их из себя. Если они начнут драку первыми, закон будет на нашей стороне.

Грегорио

Я скорчу злое лицо, когда пройду мимо. Посмотрим, что они сделают.

Самсон

Я буду грызть ноготь по их адресу. Они будут опозорены, если пропустят это мимо.

Входят Абрам и Балтазар.

Абрам

Не на наш ли счет вы грызете ноготь, сэр?

Самсон

Грызу ноготь, сэр.

Абрам

Не на наш ли счет вы грызете ноготь, сэр?

Самсон
(вполголоса Грегорио)

Если это подтвердить, закон на нашей стороне?

Грегорио
(вполголоса Самсону)

Ни в коем случае.

Самсон

Нет, я грызу ноготь не на ваш счет, сэр. А грызу, говорю, ноготь, сэр.

Грегорио

Вы набиваетесь на драку, сэр?

Абрам

Я, сэр? Нет, сэр.

Самсон

Если набиваетесь, я к вашим услугам. Я проживаю у господ ничуть не хуже ваших.

Абрам

Но и не у лучших.

Грегорио
(в сторону, Самсону, заметив вдали Тибальта)

Говори – у лучших. Вон один из хозяйской родни.

Самсон

У лучших, сэр.

Абрам

Вы лжете!

Входит Бенволио.

Самсон

Деритесь, если вы мужчины. Грегорио, покажи-ка им свой молодецкий удар.

Дерутся.

Бенволио

 
Оружье прочь – и мигом по местам!
Не знаете, что делаете, дурни.
 

(Выбивает у них мечи из рук.)

Входит Тибальт.

Тибальт

 
Как, ты сцепился с этим мужичьем?
Вот смерть твоя – оборотись, Бенвольо!
 

Бенволио

 
Хочу их помирить. Вложи свой меч,
Или давай их сообща разнимем.
 

Тибальт

 
Мне ненавистен мир и слово «мир»,
Как ненавистен ты и все Монтекки.
Постой же, трус!
 

Дерутся.

Входят приверженцы обоих домов и присоединяются к дерущимся; затем горожане с дубинами и алебардами.

Первый горожанин

 
Сюда с дубьем и кольями! Лупи!
Долой Монтекки вместе с Капулетти!
 

Входят Капулетти в халате и леди Капулетти.

Капулетти

 
Что тут за шум? Где меч мой боевой?
 

Леди Капулетти

 
Костыль ему! Меча недоставало!
 

Капулетти

 
Подать мне меч! Монтекки – на дворе
И на меня свое оружье поднял.
 

Входят Монтекки и леди Монтекки.

Монтекки

 
Ты, Капулетти, плут! Пусти, жена!
 

Леди Монтекки

 
К дерущимся не дам ступить ни шагу!
 

Входит князь со свитой.

Князь

 
Изменники, убийцы тишины,
Грязнящие железо братской кровью!
Не люди, а подобия зверей,
Гасящие пожар смертельной розни
Струями красной жидкости из жил!
Кому я говорю? Под страхом пыток
Бросайте шпаги из бесславных рук
И выслушайте княжескую волю.
Три раза под влияньем вздорных слов
Вы оба, Капулетти и Монтекки,
Резней смущали уличный покой.
Сняв мантии, советники Вероны
Сжимали трижды в старческих руках
От ветхости тупые алебарды,
Решая тяжбу дряхлой старины.
И если вы хоть раз столкнетесь снова,
Вы жизнью мне заплатите за все.
На этот раз пусть люди разойдутся.
Вы, Капулетти, следуйте за мной,
А вас я жду, Монтекки, в Виллафранке
По делу этому в теченье дня.
Итак, под страхом смерти – разойдитесь!
 

Все уходят, кроме Монтекки, леди Монтекки и Бенволио.

Монтекки

 
Кто сызнова затеял этот спор?
Скажи, племянник, ты ведь был при этом?
 

Бенволио

 
Я вашу дворню с челядью врага
Уже застал в разгаре рукопашной.
Едва я стал их разнимать, как вдруг
Неистовый Тибальт вбежал со шпагой
И ею стал махать над головой.
Он вызывал меня на бой, а ветер
Насмешливо свистел ему в ответ.
Пока чередовали мы удары,
С толпой людей, сбежавшихся на зов,
Явился князь и рознял драчунов.
 

Леди Монтекки

 
А где Ромео? Виделись вы с ним?
Он не был тут? Он правда невредим?
 

Бенволио

 
Сударыня, за час пред тем, как солнце
Окно востока золотом зажгло,
Я в беспокойстве вышел на прогулку.
Пересекая рощу сикомор,
У западных ворот я натолкнулся
На сына вашего. Он там гулял
В такую рань. Я зашагал вдогонку.
Узнав меня, он скрылся в глубине,
И так как он искал уединенья,
То я его оставил одного.
 

Монтекки

 
Его там часто по утрам видали.
Он бродит и росистый пар лугов
Парами слез и дымкой вздохов множит.
Однако, только солнце распахнет
Постельный полог в спальне у Авроры,
Мой сын угрюмо тащится домой,
Кидается в свой потаенный угол
И занавесками средь бела дня
Заводит в нем искусственную полночь.
Откуда этот неотступный мрак?
Хочу понять и не пойму никак.
 

Бенволио

 
Вы знаете причину, милый дядя?
 

Монтекки

 
Не ведаю и не могу узнать.
 

Бенволио

 
С расспросами к нему вы обращались?
 

Монтекки

 
А как же! Я и лучшие друзья.
Но он непроницаем для расспросов
И отовсюду так же защищен,
Как червяком прокушенная почка,
Которая не выгонит листа
И солнцу не откроет сердцевины.
Ты спрашиваешь, знаю ль я причину?
Когда б я знал печали этой суть,
Я б излечил больного чем-нибудь.
 

Входит Ромео.

Бенволио

 
А вот и он. Вы здесь как бы случайно.
Увидите, я доберусь до тайны.
 

Монтекки

 
Пойдем, жена. Оставим их вдвоем,
Как исповедника с духовником.
 

Монтекки и леди Монтекки уходят.

Бенволио

 
Ромео, с добрым утром!
 

Ромео

 
Разве утро?
 

Бенволио

 
Десятый час.
 

Ромео

 
Как долог час тоски!
Что это, не отец мой удалился?
 

Бенволио

 
Да, твой отец. Какая же тоска
Тебе часы, Ромео, удлиняет?
 

Ромео

 
Тоска о том, кто б мог их сократить.
 

Бенволио

 
Ты по любви тоскуешь?
 

Ромео

 
Нет.
 

Бенволио

 
Ты любишь?
 

Ромео

 
Да, и томлюсь тоскою по любви.
 

Бенволио

 
О, эта кроткая на вид любовь
Как на поверку зла, неумолима!
 

Ромео

 
Как сразу, несмотря на слепоту,
Находит уязвимую пяту! —
Где мы обедать будем? – Сколько крови!
Не говори о свалке. Я слыхал.
И ненависть мучительна и нежность.
И ненависть и нежность – тот же пыл
Слепых, из ничего возникших сил,
Пустая тягость, тяжкая забава,
Нестройное собранье стройных форм,
Холодный жар, смертельное здоровье,
Бессонный сон, который глубже сна.
Вот какова и хуже льда и камня,
Моя любовь, которая тяжка мне.
Ты не смеешься?
 

Бенволио

 
Нет, скорее плачу.
 

Ромео

 
О чем, дружок?
 

Бенволио

 
В ответ слезам твоим.
 

Ромео

 
Какое зло мы добротой творим!
С меня и собственной тоски довольно,
А ты участьем делаешь мне больно.
Заботами своими обо мне
Мою печаль ты растравил вдвойне.
Что есть любовь? Безумье от угара,
Игра огнем, ведущая к пожару.
Воспламенившееся море слез,
Раздумье – необдуманности ради,
Смешенье яда и противоядья.
Прощай, дружок.
 

Бенволио

 
Постой, ты слишком скор.
Пойду и я, но кончим разговор.
 

Ромео

 
Я потерял себя, и я не тут.
Ромео нет, Ромео не найдут.
 

Бенволио

 
Нет, не шутя, скажи: кого ты любишь?
 

Ромео

 
А разве шутки были до сих пор?
 

Бенволио

 
Конечно, нет. Но кто она, без шуток?
 

Ромео

 
Скажи больному у его одра,
Что не на шутку умирать пора.
Она не в шутку женщина, приятель.
 

Бенволио

 
Я так и знал, и бью не в бровь, а в глаз.
 

Ромео

 
Лихой стрелок, но дева не про нас.
 

Бенволио

 
Чем лучше цель, тем целимся мы метче.
 

Ромео

 
Сюда неприложимы эти речи.
У ней душа Дианы. Купидон
Не страшен девственнице и смешон.
Она не сдастся на умильность взора
Ни за какие золотые горы.
Красавица, она свой мир красот
Нетронутым в могилу унесет.
 

Бенволио

 
А что, она дала обет безбрачья?
 

Ромео

 
Увы, дала и справится с задачей.
От этой девы и ее поста
Останется в потомстве пустота.
Она такая строгая святая,
Что я надежд на счастье не питаю.
Ей в праведности жить, а мне конец:
Я не жилец на свете, я мертвец.
 

Бенволио

 
Советую, брось помыслы о ней.
 

Ромео

 
Так посоветуй, как мне бросить думать.
 

Бенволио

 
Дай волю и простор своим глазам —
Другими полюбуйся.
 

Ромео

 
Это способ
Признать за ней тем больше совершенств.
В разрезах черных масок с большей силой
Сверкают лица женщин белизной.
Ослепший вечно помнит драгоценность
Утраченного зренья. А в чертах
Красавиц я прочту напоминанье
О той, кто без сравненья лучше всех.
Забвенью все же я не научился.
 

Бенволио

 
Я научу, как ты бы ни крепился.
 

Уходят.

mybook.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.