Разбуди меня в 4 20 стих


​«​Разбуди меня в 4.20, я в игре»​

Непонятные хэштеги в соцсетях, такие же непонятные стихи – и следующие за этим суициды подростков. С ноября информация о так называемых «группах смерти» всплывает в заголовках СМИ. И вот после Всемирного дня безопасности в интернете татарстанское отделение Общероссийского народного фронта организовало круглый стол, на котором дали ответы на наиболее распространенные вопросы: как работают «группы смерти», кто ими руководит и как уберечь ребенка от связей с ними.

Синей дом, что стоит на волнах
Синей кит, что плывет в облаках
Забирайте меня кит к себе
Я жду инструкций. Я в игре.

Так выглядит один из запросов на участие в так называемой игре. Помимо подобных непонятных стихотворений, также часто в социальных сетях появляются хэштеги #синий_кит, #тихийдом, #я_в_игре, #млечный_путь_далеко, #кураторнапиши. Несмотря на то, что впервые об играх «групп смерти» заговорили еще в ноябре, резкий всплеск активности в соцсетях был зафиксирован только в январе этого года. Сейчас показатель вырос еще больше. Администрация «ВКонтакте», где изначально и развивались действия, заблокировала и удалила теги опасных групп и активно продолжила борьбу с подобным контентом. Но мало-помалу так называемое движение переместилось в Instagram. Сейчас там поиск по этим хэштегам предлагает тысячи публикаций. Эксперт рабочей группы татарстанского отделения Общероссийского народного фронта (ОНФ) Александр Верин сумел понять, как работают подобные сообщества и чем они привлекательны для подростков.

– Я зарегистрировался под чужим именем в соцсети. Представился маленьким мальчиком 13-ти лет. Люди активно выкладывают хэштеги и по ним их находят так называемые кураторы. Я же начал сам через эти хэштеги искать людей. Впоследствии завязалось общение с девушкой. Поначалу она не шла на контакт, негативно реагировала на просьбы связать меня с куратором. Потом начала всячески отговаривать, просила подумать, спрашивала, зачем мне это. То есть, они, те кто повелись на игру, сами уже осознают, что случилось, но назад не вернуться. Похоже, настолько сильно им промывают мозг, – рассказывает Александр Верин, – Но когда мы с ней закончили диалог, на меня вышел посредник куратора. Честно говоря, я до сих пор не понимаю его роли. Он спрашивал, действительно ли я готов играть. После положительного ответа, дал ссылку на самого куратора. Как ни странно, им оказалась девушка. А дальше началось общение, скажем так, с психологом-недоучкой.

По словам эксперта рабочей группы ОНФ, работа с подростками в этих случая строится по методу негативно-позитивного воздействия. То есть, сначала куратор отказывается работать с ребенком, но после, убедившись в его желании, узнает достаточно информации об отношениях в семье и с друзьями, а потом играет на доверии. Также были случаи, когда с подростков требовали деньги за новые задания. Они выполняли все, что требовали кураторы, так как в противном случае детям угрожали расправой над семьей. Администраторы групп вычисляли IP-адрес, высылая собеседнику вирусную ссылку.

Психолог Марина Филатова-Сафонова уверена, что организаторы подобных игр воздействуют на подростков в самый уязвимый период – с полуночи до пяти утра.

– В это время ребенок уже не способен адекватно мыслить и анализировать. Уставший мозг отключает инстинкты самосохранения. Кураторы пользуются этим, – говорит она.

По условиям игры, участники действительно должны выполнить так называемое задание в 4.20 утра и никак иначе.

– Все это, конечно, захватило большое число детей, но на самом деле проводится это для пиара. Допустим, те же самые хэштеги. Все их используют, но никто не знает, откуда они. Были движения готы, эмо. Также, когда «ВКонтакте» только начала появляться, было сообщество F57. Они выкладывали ужасные фотографии, набирали подписчиков, – говорит Александр Верин, – Организаторы всего этого гонятся за хайпом [ажиотажем – ред.]. Просят вступать в определенные группы и подписываться на определенные аккаунты. Позже просто удаляют из них всю информацию и предоставляют как площадку для рекламы. Так они зарабатывают на подписчиках, имитируя своеобразный квест в реальности.

То есть, даже если человек умирает, его подписка в соцсетях продолжает действовать. Интересно, таким «бизнесменам» в принципе все равно, каким способом зарабатывать?

Мы связались с одной из участниц «игры». 14-летняя девочка подписалась на это ради интереса, а когда поняла, что дело набирает обороты, рассказала родителям.

Почему ты на это решилась? Как?

– Просто так. Сейчас я уже не играю.

Как нашла куратора?

– Выложила фотографию с хэштегами. Потом он сам мне написал, а я сказала, что хочу играть.

А дальше?

– Он дал первое задание. Надо было лезвием выцарапать на руке «синий кит». Я сделала. Потом он сказал сделать так же картинку кита. Я сделала. Потом меня отговорили.

kazanreporter.ru

Возвращение «синего кита» | Статьи

История с группами самоубийц в соцсетях, всколыхнувшая страну год назад, казалось бы, утихла. В участии в смертельных виртуальных играх активисты подозревали 130 детей, погибших при разных обстоятельствах с ноября 2015 года по апрель 2016 года. Однако в понедельник утром в социальных сетях 850 детей — уникальных пользователей выстроились в очередь к своему виртуальному убийце, или, как они его зовут, — куратору. Стартовал своеобразный флешмоб под условным кодом «Я жду инструкций. Я в игре». Судя по всему, «синий кит» — символ самоубийства среди подростков — вернулся. 

Всё, что произошло в понедельник в российских соцсетях, на сленге пиарщиков называется удачный «посев». То есть потребитель «купился». «Посев» — это массовая рассылка для целевой аудитории информации о том или ином продукте. Если «посев» удачен — жди откликов. Несколько сотен детей откликнулись и уже ждут на своих страничках куратора со стихами, подобными этому (орфография и пунктуация сохранены):

Синей дом, что стоит на волнах

Синей кит, что плывет в облаках

Забирай меня кит к себе

Я жду инструкций. Я в игре

#синий_кит

Это одновременно согласие на игру, призыв куратора и сигнал тревоги для родителей. Куратор должен оценить аккаунт и выйти на связь. Дальше — игра со смертельным исходом.

Юля

Это рассказ школьницы активистам про общение с куратором, оказавшийся в распоряжении «Известий». Орфография и пунктуация автора сохранены.

«Ну я на фейковой странице написала на стене #синийкит #разбудив4.20 #явигре И через день мне написал человек, с непонятным именем, Типо какая проблема суицыда, Я написала, что тип меня не понимают, изгой в школе..., Он ответил ты точно хочешь начать игру, я ответила, Да, Первое задание было нацарапать на руке кита, я нашла в интернете картинку, и скинула, Потом он сказал порезать вторую руку, я опять взяла картинку и отправила, потом написал чтоб я кинула это все на стену, и я кинула ети картинки. Это все происходило в 4.20».

Не все дети выстроились в очередь для того, чтобы покончить жизнь самоубийством. Многими движет любопытство и тайна. По словам экспертов, над проектом «Синий кит» работают специалисты по подростковой психологии и они знают, как заманить детей в «увлекательное путешествие».

Активисты, противодействующие распространению в сети опасной для детей информации, хотят выйти на организаторов смертельной игры и пытаются разговорить Юлю: 

— Почему ты решила сыграть?

— Чтоб проверить, правда это или ложь! И если кто-то захочет поиграть чтоб я могла посоветовать что делать

— А как ты узнала об этой игре? Долго всё это длилось? Ты каждый раз просыпалась в 4.20?

— Через однакласников. Да, 50 дней, я всегда не сплю до 4.20 безсоница

— А что было дальше?

— Я дальше уже не помню. Он в конце заданий написал Типо убей себя, или мы убьем тебя и твоих родителей, Если переходить по ихним ссылкам, то они узнают Адрес .... вот это правда страшно. 

Как выяснили «Известия», почти все суицидальные группы социальных сетей имеют в своем названии аббревиатуры #f57, #f58, #f46, #няпока, #морекитов, #тихийдом, #ринапаленкова. Участники этих «групп смерти» ассоциируют себя с китами —высокоразвитыми животными, которые якобы осознанно совершают массовые самоубийства, выбрасываясь на берег. Способность на самоубийство привязывается к внутренней свободе. Картина издыхающих китов некрасива, и поэтому в сообществах эти «свободные» киты летают. Из групп смерти поклонники «моря китов» и «тихих домов» репостят видео и графику с летающими китами, под медитативные звуки.

«Центр исследований легитимности и политического протеста» регулярно проводит мониторинг содержания социальных сетей и выявляет террористические, экстремистские и суицидальные сообщества. Именно этот центр зафиксировал резкий всплеск активности за последние три дня по хэштегам суицидальных групп. В полдень понедельника число детей, которые в статусах в соцсетях написали: «Я жду инструкций. Я в игре», достигло 850 человек. 

— Обычно мы фиксировали хэштег #F57 3–5 раз, а вот на днях количество подобных хэштегов выросло в геометрической прогрессии, — рассказал «Известиям» директор «Центра исследований легитимности и политического протеста» Евгений Венедиктов. — Дети пишут с фейковых аккаунтов в социальных сетях, пробуя запросить себе куратора через специальные сообщения. И куратор начинает опрашивать их на предмет серьезности принятого решения. Начинается игра. В 4.20 каждое утро ребенок просыпается за очередным заданием для выполнения квестов по нарастающей. Где-то посередине начинают давать интимные задания, чтобы жертва не могла соскочить, боясь шантажа, — ведь к этому времени кураторы знают, где она живет и как ее найти.

Примерный список заданий

  1. На руке лезвием вырезать f57.
  2. Проснуться в 4.20 и смотреть страшные видео.
  3. Порезать вдоль вен руку (не глубоко). Только три пореза.
  4. Нарисовать кита на листочке.
  5. Если ты готов стать китом — пишешь на ноге лезвием «да». Если нет, то делаешь со своей рукой всё, что хочешь (много порезов и так далее).
  6. Задание с шифром, как квест.
  7. Выцарапать f40.
  8. Написать в статусе #я кит.
  9. Должен перебороть свой страх.
  10. Встать в 4.20 и пойти на крышу.
  11. Надо выцарапать на руке кита или нарисовать.
  12. Целый день смотреть страшные видео.
  13. Слушать музыку, которую они тебе присылают.
  14. Порезать губу.
  15. Тыкать руку иголкой.
  16. Сделать себе больно.
  17. Пойти на самую большую крышу и стоять на краю.
  18. Залезть на мост.
  19. Залезть на кран.
  20. Проверка на доверие.
  21. Надо по скайпу поговорить с китом.
  22. Сидеть вниз ногами на краю крыши.
  23. Снова задания с шифром.
  24. Секретное задание.
  25. Встретиться с китом.
  26. Тебе говорят дату смерти, и ты должен смириться.
  27. В 4.20 пойти на рельсы.
  28. Ни с кем не общаться.
  29. Дать клятву, что ты кит.

С 30-го по 49-й день игры каждый день просыпаешься, смотришь видео, слушаешь музыку и каждый день делаешь по новому порезу на руке, разговариваешь с китом.

На 50-й день поступает задание совершить самоубийство.

Сколько стоит синхронный запуск такого флешмоба? Как заставить детей в определенный момент выйти в сеть с запросом куратора? Специалисты уверены, что для этого нужна отличная организация и большие деньги. 

— Обработать такой массив данных и связаться с отобранными жертвами в 4.20, да еще убедившись в идентичности аккаунта, очень непросто. Представьте, сколько для этого нужно людей! Даже если это ботсеть, это очень непросто, — поясняет Евгений Венедиктов. — Посмотрите, как они это технологично устроили! К примеру, в один день организаторы мобилизуют 850 подростковых аккаунтов, из них отрабатывают, условно, 100. И эти 100 человек уже поточно, с кураторами, идут пошагово, день за днем к суициду. То есть сначала основная работа по информированию, а потом методическая обработка. А в конце остается лишь додавить на ребенка и заставить его сделать последний шаг.

По словам Евгения Венедиктова, эта игра — не случайность и есть люди, вкладывающие деньги в проект. 

— Случайным это не может быть! Это абсолютно точно откуда-то централизованно управляется. Здесь же задействован ряд инструментов и психологическая обработка. И обещания вознаграждения, и различные квесты, затем угрозы — всё это четко отработанная система. Я не думаю, что это могут быть просто некие отморозки. Видно, что это отработанный инструмент воздействия на подростков. И у меня однозначное мнение, что это кем-то инспирировано, — говорит Евгений Венедиктов.

Понять, где сидят организаторы игры, сложно. Но большая часть IP, по словам Евгения Венедиктова, зарегистрирована на Украине.

— Мне сложно сказать, но похоже на уровень спецслужб зарубежных стран. Вот кто еще может организовать такую работу? Вы понимаете, что у социальных сетей нет границ. Да, Украина может быть стартом, в Киеве очень много подростков попадает в эти сети. Но где всё это продолжается и куда ведет — непонятно. 

Как объясняют в «Центре исследований легитимности и политического протеста», срок игры 50 дней. Последняя волна длится уже три дня, поэтому до конца игры осталось 47 дней. 

При кажущейся простоте проблемы — лови и сажай преступников, по сути, убивающих детей, правоприменительная практика сложна.

— Уголовное законодательство нашей страны не предусматривает ответственности за подобное деяние, — рассказал Дмитрий Плоткин, отработавший 25 лет старшим следователем по особо важным делам. — При отводе 110-й статьи «Доведение до самоубийства» преступники ссылаются на то, что статья гласит: «Доведение до самоубийства путем угроз, жестокого обращения, унижения человеческого достоинства». При наличии трех этих позиций можно привлечь человека к ответственности. А кураторы в этих «группах смерти» подходят как бы с любовью, говорят, что страдают вместе с жертвой. Они начинают утверждать, что помогают жертве. К тому же они требуют удалять всю переписку, и только забывчивость детей оставляет следы. А если ребенок падает с крыши, то это часто подпадает под несчастный случай и т.д. и т.п. Тут есть поле для дискуссии большим ученым юридического права на предмет привлечения этих людей по 105-й статье «Умышленное убийство». Нужно признать, что дети не отдают отчета в своих действиях, когда хотят убить себя, а кураторы воплощают этот план руками самой жертвы. Или разрабатывать новые законы для подобных преступлений.

iz.ru

Другое «Разбуди меня в 4:20» – читать онлайн

ПЕРВЫЙ РАЗ.  

КИТ, ОКАЗАВШИЙСЯ НА МЕЛКОВОДЬЕ,  

ТЯНЕТ ЗА СОБОЙ ДРУГИХ КИТОВ.  

 

Все началось в сентябре 2015 года. Мои родители развелись, посчитав нужным разорвать уже как 20 лет сформировавшуюся ячейку общества из-за алкоголизма моего отца, и мы с матерью переехали из небольшого городка, название которого ни о чем вам не скажет в огромный мегаполис. Я очень болезненно переносил развод родителей. Я, конечно понимал, что алкоголь делает с людьми, но отец никогда не был зол по отношению ко мне, поэтому разлука была для меня тяжела.  

Мой отец когда-то был профессиональным плавцом, но на пике карьеры получил серьезную травму и ему пришлось покинуть большой спорт. Он устроился тренером в бассейне и ушел в депрессию. И единственным лучом света для него был я. Отец с раннего детства учил меня плавать и возлагал большие надежды. Но уже к восьмому классу я начал осознавать, что плавание — не мое, мне больше по душе суша. И тогда он начал пить. Мама долго воевала с ним, пыталась заставить отца взять себя в руки, предлагала отправить в лечебницу. Но отец был неисправим. Вскоре он и вовсе начал ударять маму в порывах злости…  

И вот в конце июля мама собрала наши вещи и мы уехали в ее родной город.  

Она постоянно твердила мне об учебе и о моем будущем. Она утверждала, что обучение в городе просто необходимо для того, чтобы я смог поступить в приличный вуз и не стал подобием отца. Именно поэтому она пристроила меня в самый хороший по ее мнению лицей и вплоть до первого сентября мы занимались подготовкой к произведению «хорошего впечатления» в школе.  

Она заботилась обо мне, но порой перегибала палку. Чрезмерная опека это не то, что нужно пятнадцатилетнему подростку. Мне казалось, что мама забывала, что тоже когда-то была молода, и иногда, можно было подумать, будто она родилась уже взрослой. После развода моих родителей, я стал ощущать себя ещё более отдаленным от реальности и от общества. Поэтому, когда мама меня увезла за собой, я не сопротивлялся, я знал, что где бы я ни оказался, я всегда буду лишним, эта мысль не давала мне покоя. Хотя в тот момент, я ещё надеялся все изменить, наверное, гормоны в моей крови не хотели мириться с моим будущим, а впрочем, я и до сих пор не хочу.  

В старом городе мне порой было стыдно перед друзьями, за то, что мне приходилось возвращаться домой в восемь, а не в десять как всем остальным. А однажды, одноклассники даже устроили травлю в мой адрес, обзывая «маменькиным сынком» и угрожали, что если я не приду на «стрелку» после уроков — меня подкараулят и изобьют некие «авторитеты». Если кто не знает, «стрелка» это та же драка за гаражами, просто название скомуниздили из тюремного сленга дабы придать столь глупому событию эдакой значимости. На стрелу я естественно не пошёл и как и подобает маменькиному сынку — нажаловался маме. Конечно же за это меня ударил какой-то «старшой» из 10-го класса, о чем я конечно же тоже доложил матери. В школу приходила инспектор, было много шума, но вскоре от меня все отстали.  

Как вы поняли любые проблемы я привык решать «гуманным и законным» путём. Хотя сейчас я понимаю, что решал их бегством. Но это было раньше. В новой школе я пришёл к четкому решению заработать хоть какой-то авторитет и вылезти наконец из-под маминого крылышка.  

Вот и настал тот день, который все школьники вместо праздника считают трауром — первое сентября.  

Торжественная линейка, состоящая из орущих детей и разодетых родителей, гремела музыкой аж за два двора от места события.  

 

На «бал сатаны» я шёл весь зализанный лаком а-ля ДиКаприо на званом ужине в «Титанике», в узком фирменном отутюженном костюме купленном на половину семейного бюджета и с букетом гладиолусов. Жалкое зрелище. Ненавижу эти характерные для наших широт традиции.  

 

Мы с моей мамой принялись прорываться сквозь толпу, ища моих новоиспеченных одноклассников из 9Б. Остановились мы возле низкого роста пухлой женщины, с окрашенными в красный цвет волосами и продолговатыми очками на округлом лице. Костюм, цвета морской волны заставил мой мозг выдать ассоциацию с Ариэль из «русалочки» и я едва подавил смешок.  

 

–Здравствуй, Филипп, меня зовут Алла Зарифовна, я буду твоей классной руководительницей, — приторно сладким голосом поприветствовала та.  

Я выдал самую обаятельную что только смог улыбку и жестом попросил учительницу протянуть мне руку. Та была немного удивлена и сначала оглянувшись на мою мать все же протянула свою обвешенную перстнями граблю.  

Я взял ее кисть и элегантно (как мне показалось) наклонился, чтобы поцеловать кончики ее пальцев.  

Конечно же, сделал я это не из любви к учителям, и даже не ради мамы, которая едва не пустила слезу. Я прекрасно видел, что за мной наблюдала стайка девушек, видимо учащихся в моем классе, а все девчонки, кем бы они не были, сходят с ума от парней с аристократическими манерами.  

Я повернул голову в их сторону. Они захихикали. Это хорошо или плохо? На всякий случай я улыбнулся, стараясь излучать уверенность. Теперь я выглядел или как мачо или как клоун.  

Линейка в большом городе ничем не отличалась от линейки в моей глубинке — те же песни из огромных чёрных колонок вынесенных на порог школы, те же выступления младшеклассников в пестрых костюмах и те же напутственные слова.  

Только пафоса больше.  

Это же как нужно извратиться, чтобы превратить обычный перенос ребёнка звонящего в колокольчик на плече мимо всей линейки в чертов театр постмодерн!  

В начале сея действа два качка, которые, видимо, учились в этой школе, причём лишних лет пять, вынесли на улицу внушительных размеров шкаф. Из толпы выбежала жутко переигрывающая девочка в платьице и начала гонять философские строки про то как сильно она мечтает учиться, но школ по какой-то нелепой случайности в ее городе нет. Вот ведь незадача. Внезапно (на 6-й минуте ее нахождения возле чертового шкафа) она его замечает. И ей в голову приходит мысль: «а что если это шкаф для путешествий в страну знаний?!». А как же иначе-то! И пока вокруг шкафа с актрисой погорелого театра бегали дети наряженные в костюмы УЧЕБНИКОВ, чем изрядно напомнили мне какой-то сатанинский обряд, девочка видимо отыскала в шкафу заначку и по окончанию бесовщины вылезла оттуда уже в школьной форме и с белыми бантами. Но дальше произошло следующее… Из шкафа, где только что ПЕРЕОДЕВАЛАСЬ малышка, вылезает дрыщавый старшеклассник (! ) с колокольчиком и предлагает девочке «посвятить первоклассников» в люди.  

Далее этот педофил несёт на плече радостную девчонку, и раздаются звуки ада, издаваемые колокольчиком.  

 

Линейка закончилась! По дороге я все ещё мысленно матерился, вспоминая этот извращённый аншлаг.  

 

Как же стремно быть новеньким! Прямо перед так называемым «уроком мира», меня поставили возле доски и начали представлять ученикам. Первым я делом я принялся разглядывать пялящихся на меня подростков. На первый взгляд они показались мне одинаковыми на лицо. Хорошо одетые, некоторые даже слишком. И глядя на них, я вынужден был признать что относился лишь ко второму сорту.  

Тут то и проявилась вся сущность «приличных лицеев».  

–Здравствуйте, ребята! Познакомьтесь, это ваш новый одноклассник Филипп Иваков! — торжественно воскликнула классная, не забыв упоминать «село» из которого я приехал.  

–Слышь, Леонардо, а ты не ЗОЖник часом? — с усмешкой донеслось из класса.  

Я потупил глаза.  

–Авдеев! — гаркнула Алла Зарифовна, да так, что я чуть не оглох. — Я тебя ещё в том году натерпелась! Ну, ничего, последний год штаны протираешь — скоро в ПТУ уйдёшь.  

–Я в армию пойду, мне 17 в Мае стукнет, — протянул парень, сидящий в самом углу класса возле окна, и закинул ногу на стол.  

–Авдеев, убери ногу с парты, ирод. Сейчас отца позову, как раз видела его сегодня на линейке.  

Парень, оторопев, поспешил вернуть ногу на законное место под партой.  

–Ну что вы сразу обязываетесь, Алла Зарифовна, — обиженно хмыкнул он. — Я тоже много кого видел сегодня. Например, Василия, соседа вашего, названного, — подмигнул тот.  

Конечно же, все вокруг меня поняли, что он имеет в виду любовника нашей классной руководительницы, а по совместительству завхоза нашей школы, но для меня на тот момент эта информация была неизвестна, и я просто стоял в недоумении.  

–Андрей, я тебя предупредила! — погрозила пальцем учительница. — Проходи, дорогой, — кивнула она мне.  

Краем уха я услышал, как Андрей с насмешкой в голосе шепнул: «как и я вас».  

Я приглядел единственное место возле рыжего лохматого парня и приземлился туда.  

–Вообще, тут обычно занято, но сегодня ты можешь здесь сидеть, — шепнул рыжий.  

–Спасибо, — зачем-то ответил я.  

–Я кстати Лёша, — представился сосед.  

–Приятно познакомиться, я протянул ему руку.  

–Ого, откуда эти манеры? — усмехнулся Леша, пожимая мне руку. — Ты из Питера?  

«Нет, просто не из быдло-семьи» — пронеслось у меня в голове.  

–Нет, место жительства не влияет на воспитание.  

–Я надеюсь, ты парням руки не целуешь, — подмигнул тот.  

Я лишь хмыкнул.  

–Пушкин, не отвлекай новенького! — крикнула классная.  

–Извините, — кинул Лёша.  

–Пушкин? Твоя фамилия Пушкин? — удивился я.  

–Ага, она очень популярная. В среднем в России около…  

–Пушкин!!!  

–Все, я заткнулся!  

 

Забирая учебники из школьной библиотеке, которые на вид были старше самой школы, я ненароком услышал приглушённый разговор двух моих одноклассниц.  

–Этот новенький какой-то странный. Пришёл как на вечеринку 30-х годов, поцеловал копыто А. З., — смеялась одна.  

–А сейчас складывает учебники с такой аккуратностью, будто это его семейная реликвия!  

От подслушивания меня отвлёк внезапный хлопок по плечу, от которого я едва устоял на ногах.  

Я испуганно обернулся. Медленно обведя оппонента с ног до потолка я увидел двухметрового обалдуя, крошившего своей роскошной шевелюрой известку с потолка.  

–Здорова, я Женек, — широко улыбнулся тот.  

–Филипп, — неуверенно произнёс я.  

–Филипп? А короче никак? — рассмеялся жираф.  

–Филипп, — зачем-то повторил я.  

–У-у, все ясно, — протянул Женек. — Чё, на долго к нам?  

–Хотелось бы навсегда.  

–Навсегда? Хм, да ты экстремал. В учителя метишь?  

–Эээ, — и тут я решил опуститься до уровня моего собеседника. — Да я это, парю как бабочка, жалю как пчела.  

–Чё? — не понял недалекий.  

–Ну как бы живу сегодняшним днём, — пояснил я.  

–Эх, братан, жизу глаголешь, — выдохнул Женёк. — Я гляжу ты чёткий пацан, вон у тебя Найки какие, небось, ориги*, а то у нас тут есть парочка клоунов, в паленых ходят. Но они ЗОЖники, им можно, их все равно от****ят.  

–От****ят? — удивился я.  

–Ну да, могут даже на бабки поставить, — хмыкнул тот.  

–Хуль так тихо? — гаркнула неизвестно откуда взявшаяся быдло-библиотекарша. — Вы всего лишь в библиотеке, можно и поорать!  

–Сори, Раиса Марковна, мы уже уходим, — невозмутимо отозвался Женек, словно матерящаяся библиотекарша была для него чем-то обыденным.  

 

Вдруг из-за косяка двери показалась темноволосая девушка. Первое что бросилось мне в глаза это ее взгляд. Я не мог отвезти взора от ее сияющих хитрых глаз, она словно смотрела мне прямо в душу.  

–Э, Женёк, ну ты там скоро? Заебалась уже ждать, — возмущалась та.  

–Ой, Марьян, да я вот, с новеньким заговорился. Думаю, может его на хату позвать? — предложил тот.  

–На вписку? — недоверчиво переспросила Марьяна. В момент, когда она произнесла последнее слово, мой взгляд упал на ее губы. Они обладали натуральным вишневым оттенком, отчего слово, произнесенное ей, было столь аппетитным, что мне захотелось туда попасть, даже не зная, что такое «вписка». — Да пусть идёт, — согласилась та.  

–Ну что, придешь? — обратился Женек ко мне.  

–Почему бы и нет, — согласился я.  

–О заебись, подваливай к школе где-нибудь к шести. Я пришлю человека — он тебя проводит, — с этими словами Женек взяв охапку учебников в одну руку, а Марьяну в другую, поспешил удалиться  

Решив добиваться авторитета, я предпочёл не останавливаться на полпути и пойти на эту «вписку». Да и эта девчонка… Что в ней, черт возьми, такое, что я все ещё о ней думаю?  

 

По приходу домой первым делом я принял душ, смыв это безобразие, творящееся у меня на голове. Я встал прямо на против зеркала. На меня смотрел атлетичный парень с выделяющимися на фоне общих черт глазами непонятного цвета морской волны. Я небрежно взъерошил свои русые волосы. Даже так я выглядел менее странно, чем с той прической смазливого дракулы.  

 

Из моих мыслей все никак не выходила эта девчонка. А точнее это мероприятие, на которое она меня пригласила. Я несколько раз слышал слово «вписка» ранее, от своих бывших однокашников, но никогда не интересовался, что это из себя представляет.  

Я упал на кожаное кресло возле стола и, включив компьютер, принялся набирать интересующее меня слово в гугле.  

 

На форумах я выяснил что вписка, эта та же ночёвка, только сопровождаемая распитием алкоголя, громкой музыкой и проходным двором. Из чего сделал вывод, что меня позвали на «алко-пати».  

 

Сказать, что я не умел пить — ничего не сказать. Единственный раз, когда я позволил себе выпить два бокала шампанского в первый раз — был прошлый новый год. Я сделал это тайком от родителей, быстро опустошив содержимое фужеров залпом. Шампанское ударило в голову, и вскоре я уже отплясывал вокруг елки под Софию Ротару. Родители, конечно же, поняли, что пил я не сок и мама провела со мной беседу о вреде алкоголя. С тех пор в рот я не брал ни капли. Но, в конце концов, я был уверен, что не стану алкоголиком из-за одной вечеринки.  

 

Настал вечер и я принялся упрашивать маму пустить меня на ночевку к новым друзьям-одноклассникам.  

Конечно же, та была против, но я пустил в ход аргумент — «мне нужно заводить друзей». И спустя полчаса уговоров и обещаний мама дала добро.  

 

***  

 

Я уже как семь минут стоял возле входа в лицей. На улице вечерело и дул лёгкий ветер. Где-то вдалеке слышался гул машин.  

Внезапно из-за угла появился парень в чёрной толстовке известного бренда. Он приближался ко мне. Своим видом этот модный чем-то напоминал гопника, что и заставило меня понервничать.  

–Слышь, новенький, это ты? — свистнул парень.  

–Да, — сглотнув, подтвердил я.  

–За мной, — кинул тот.  

Мы побрели в какой-то двор и оказались возле здоровой многоэтажки, на вид построенной недавно.  

Модный позвонил в домофон и вскоре мы оказались внутри. Мы поднялись на последний этаж и вот я уже стоял на пороге квартиры, из которой доносилась оглушительная музыка.  

Едва я зашёл внутрь, в нос сильным потоком ударил запах алкоголя.  

Мимо меня пролетел какой-то прибухнувший паренёк и скрылся за поворотом.  

Из комнаты донёсся крик:  

–Новичок пришёл!  

Как же мне это надоело, у меня вообще-то имя есть.  

Внезапно в коридор ворвалась та самая девушка Марьяна, с бутылкой водки наперевес.  

 

–О, принц Персии собственной персоной! — воскликнула та и поспешила заклиючить меня в свои объятия.  

От такого расклада событий я даже опешил.  

От ее волос пахло сладкой вишней и спиртным, и этот запах был самым приятным в этой комнате.  

–Так у нас принято, чувак, мы всегда обнимаемся при встрече, — пояснила та, отстранившись.  

–Я так и понял, — невозмутимо отозвался я.  

Девушка махнула рукой, что означало то, что мне следует пойти за ней.  

Мы очутились в гостиной полной подростков. Кто-то сидел на диване, потягивая вино, кто-то лежал на полу в полумертвом состоянии, кто-то курил, сидя на подоконнике, несколько человек столпилось вокруг колонок, видимо они были «ди-джеями».  

Кухня и гостиная были объединены баром, на котором стояла целая туча алкогольных напитков всех видов.  

Мы последовали туда.  

–Сегодня пьёшь на халяву, в следующий раз скидываешься. А следующий раз будет априори, иначе тебе придётся платить штраф за напрасные растраты бюджета, — прояснила девушка.  

Я оглядел обилие напитков и невольно поразился, сколько денег было на это убито.  

–Чего ты ждёшь, особого приглашения? — рассмеялась девушка.  

Я хитро ухмыльнулся.  

Я взял стакан и принялся хватать все что под руку попадалось и добавлять по чуть чуть в этот чудо коктейль.  

–И что же, ты выпьешь это? — удивилась девчонка.  

–Да, — хмыкнул я.  

–Залпом?  

–Залпом.  

Я беру бокал и принимаюсь это пить. Господи, это самое отвратительное, что я когда-либо пил. Но я не должен подавать вида. Слезы едва не хлынули из моих глаз. Градус алкоголя разразился пожаром в желудке.  

–Ты как? — поинтересовалась девушка.  

Все что я смог — это показать палец вверх.  

–Ну, тогда веселись, — сказала девушка и сделала около 4-х (! ) глотков чистой водки из горла.  

Внезапно к Марьяне подбежал какой-то парень, ловко заваливалил девушку на плечо и утащил в другую комнату.  

Интересно, это тоже у них принято? — думал я.  

Слегка освоившись и разговорившись с несколькими обителями вечеринки, я выяснил, что входная дверь была без замка. Как мне объяснили, это последствия предыдущей вписки.  

Многих, а точнее почти всех на этой хате я не знал, но я четко начал понимать, что держаться в этом «обществе» нужно за каждого человека, чтобы оставаться в нем, а не за его пределами. Хотя, хоть мне и казалось к этому времени, что для меня многое стало понятно, но, на самом-то деле, я лишь ещё больше запутался. Мои сомнения развеялись, после того, как я вновь увидел Марьяну, она была одна, без ухажеров, которые куда-то смылись.  

После пары минут, сидения на диване, я начал пользоваться популярностью у людей, которые едва не замечали меня в начале. Я был только этому рад.  

 

Через пару часов, пришёл паренёк, лет 17 на вид, в «трэшере», с большим чёрным рюкзаком, из которого доносился странный аромат какого-то растения. Все накинулись на парня, стали разбирать содержимое сумки, я тем временем, пытался собрать волю в кулак и подойти к Марьяне. Спустя пару минут раздумий, я все же подполз к ней, но не очень близко, хотя, мне этого хватило, мое сердце едва не выпрыгнуло из груди, я весь вспотел и покраснел, единственное, о чем я тогда думал, не заметил ли кто-нибудь этого. Я еще не знал что я к ней чувствовал, но раньше подобного я точно не испытывал и прекрасно понимал, что нельзя даже подавать виду — это было слишком рискованно. И чтобы хоть как-то успокоиться, дабы оставаться в тени серой массы, я решил переключиться на других персонажей. Я заметил, что к этому времени, все во всю уже активно употребляли алкоголь.  

Внезапно, Женек предложил сыграть в «лесенку». Как мне объяснили, правила были таковы: нужно было пить некое число рюмок с алкоголем, при том, что каждый следущий игрок пьёт на одну рюмку больше, и так по нарастающей, по кругу. Я долго размышлял над предложением ребят, в отличие от Марьяны, которая с первых же минут прыгнула в круг, предварительно выпив пару рюмок алкоголя с пониженным содержанием спирта. Как я позже узнал, это ее персональная техника, суть которой заключается в том, чтобы «разогреть» печень небольшим содержанием алкоголя, перед грандиозной алкогольной игрой.  

Поняв, что другого хода не имею, я подошёл наглыми шагами, упал на пол, сел в позу по-турецки, спустил резким движением головы капюшон с покрова волос, засучив рукава и глубоко вздохнув, я налил себе первую рюмку, и одним резким глотком выпил содержимое. Все зачем-то мне поаплодировали.  

После, в конце игры, я не мог уже владеть собой в полной мере, мои ноги хаотично передвигались по комнате. Стоял отвратный ком в горле, и ужасно все кружилось вокруг, но к этому времени, я начал считать каждую пробку от водки на хате своим другом.  

Я не помню, что и кому я говорил, но видимо, впервые в жизни, мы поменялись ролями, теперь уже никто меня не понимал. Единственно, что мне удалось запомнить, это ор о помощи, кричал какой-то парень, что-то вроде: «Кристина блюет! ». Я тут же побежал вперед паровоза, а точнее пополз, ведь после третьего шажка я сам упал и все ринулись меня поднимать. Когда все поняли, что я нахожусь в полу-комовом состоянии, Женек предложил въебать мне по лицу, дабы отрезвить мое сознание. Наверняка многие одобрили, потому как Женек, схватив пустую бутылку и с размаху треснул мне по башке, да видимо так сильно, что я впал в горячку. Как мне потом рассказали, я ревел как девчонка, и меня не возможно было заткнуть. После того, как эти маргиналы поняли, что насилие не выход, хотя бы в моем случае, они начали читать мне лекцию из гугла, о вреде алкоголизма. Поняв, что я не понимаю слов, они побежали за ремнями, чтобы связать меня, в то время, как я начал задыхаться и мне пришла идея, пойти погулять. Я рванул изо всех сил, выбежал на лестничный пролёт и со смачным шлепком упал наземь. Как оказалось позже, в это время выходила соседка, и проклинала нас ЖЭКом и другими инстанциями.  

Конечно, в словах бабки был смысл, но мне его было не понять — мои легкие требовали зелёных листочков и ветра в уши.  

Тем временем, меня затащили обратно в квартиру, не давая в обиду старой кляче. После, меня связали как в порнофильмах, и начали жестоко наказывать. Нет, никто меня больше не собирался бить, просто надо мной начали жестоко угарать. Меня раздели до трусов, привязали наручниками к батарее и начали снимать на телефон. Но им пришлось прервать своё увлекательное занятие, потому что мне позвонила моя мама. Я тогда этого не понимал и начал посылать ее в трубку всеми словами, что услыхал от моих новых одноклассников, но, по-моему, я выдал больше, чем знали они сами. Все были шокированы моим словарным запасом. Как я понял, после третий рюмки я перешёл на тюремный жаргон и стал авторитетом в глазах моих собутыльничков, но выпив ещё рюмку коктейля «остатки сладки» я стал бесоебить, как только позволила мне моя худо бедная фантазия. Уже потом, в процессе под названием «похмелье» я начал понимать, откуда во мне столько жаргонов, тюремных сленгов и странных порывов. Скорее всего, это все, запомнило мое подсознание за все года, когда я слышал от матери о приключениях своего несносного отца-алкоголика, реклам в интернете, а так же во дворе, о том, что не надо себя никогда вести как шлюха Надя. Но видимо, все эти рассказы мне пригодились только сейчас, когда я в период полового созревания попробовал вкус алкоголя вдоволь.  

А ещё я нашёл в холодильнике помидор и начал с ним страстно целоваться, как на тот момент желала моя душа, а может и ревность, ведь все забившись по углам трахались друг с другом, а я, как сирот казанский, жевал овощ.  

 

Из-за выпитого алкоголя многие воспоминания о том вечере были утеряны. Но одно осталось четким. В коридоре целовались двое. Это была та девушка Марьяна, или как там ее, и тот парень, который унёс ее на плече. Скорее всего, они мутили или как было объяснить то, с какой страстью он прижимал ее к стене и засовывал ей руку под юбку.  

Но почему это было для меня так важно? Я ведь не знал ее совсем. Я ведь не мог ревновать едва знакомого мне человека. Это было ненормально. Но это было правдой.  

Поняв, что мои чувства не обоснованы, я разочаровался в себе. Впервые за долгие годы, я допустил ошибку, я даже не мог попросить совета у матери, ибо она меня перестала понимать, после того как меня родила. Но, что-то мне до сих пор подсказывает, что-то, что я родился раньше срока, означает как минимум, что и пока я находился у неё в животе — она меня успела достать и там. Сведя тему размышлений к количеству зубочисток в упаковке и высчитыванию процентов спирта в своей собственной крови, я не заметил, как вырубился, причём у меня были ощущения, будто я спал на травушке, или мокрой земельке.  

Пока я спал в пьяном бреду где-то на полу, мне привиделось лицо Марьяны. Тушь стекала по щекам, а помада была размазана на бок. Волосы походили на воронье гнездо. Она плакала. Но даже в таком виде она была прекрасна.

yapishu.net

Синий кит, Тихий дом, f57, разбуди меня в 4 20 - наших детей убивают!

В последние два года на территории стран СНГ прокатилась волна детских самоубийств. Причиной тому стала игра под невинным названием Синий кит; исполненная в квестовом стиле. Что же заставляет детей лишать себя жизни и какие методы воздействия на психику используют маргинальные кукловоды об этом далее подробно.

Игры со смертью.

Синий кит, Тихий дом, f57 — все это условные названия жестокой игры которая толкает подростков к совершению суицида. Раньше никого особо не тревожило наличие в социальных сетях групп самоубийц.

Да, об этом многие знали, но особо об этом никто не говорил. Ажиотаж начался когда такие забавы стали приносить плачевные результате. В итоге за последние два года в России совершилось около 130 детских самоубийств.

 

Правила игры.

 

Суть игры заключается в том что так называемые кураторы предлагают участникам выполнять на протяжении 50-ти дней различные задания последним из которых будет самоубийство. При этом новоприбывшему дается порядковый номер которые будет закреплен за ним на протяжении всей игры.

 

Воздействие на психику.

 

Сама игра получила свое распространение в популярной среди российских подростков соцсети Вконтакте. Причем чтобы начать игру не нужно искать соответствующую группу в каталоге. Для этого желающему достаточно разместить в своем паблике один из хэштегов: #кит, #разбуди, #синий, #тихийдом, #жду, #хочу. По данным хэштегам организаторы сами находят новых участников и высылают им приглашения.

При вступлении в игру участнику предлагается выполнить ряд заданий. К примеру: нарисовать на руке синего кита, прислать фото с рисунками китов, иголками выбить на руке кита, проснуться в 4:20 утра и просмотреть присланное в задании видео, прослушать музыку и т. д. Причем музыка и видео содержат в себе элементы жестокости и насилия что безусловно отрицательно влияет на неокрепшую детскую психику. А время 4:20 выбрано не случайно, а чтобы никто из родителей не заподозрил что-нибудь неладное.

Жертвы игры.

 

После того как 12-ти летняя девочка Рина покончила с жизнью бросившись под поезд общество взбудоражилось, а власти заблокировали все группы и паблики которые были связанны с Cиним китом. Однако выйти на след организаторов не смогли. Почуяв опасность кураторы игры перешли в Instagram, а для переписки стали использовать анонимные мессенджеры типа Viber. Органами следствия было возбужденно уголовное дело об доведении до самоубийства и в декабре 2016 г. был арестован один из предполагаемых организаторов Филипп Будейкин под псевдонимом Филипп Лис.

 

Причины самоубийств.

 

Но что же все-таки толкает детей лишить себя жизни? Неужели причина какая то игра? И как сетевым маргиналам удается толкнуть ребенка в точку невозврата? На самом деле существуют две причины, по которым подростки вовлекаются в такую игру. Первая — это банальный интерес. После того как СМИ подхватили и раструбили новость о самоубийствах из-за игры Синий кит мало кто не поинтересовался о ней. Вторая — это проблемы в семье (из-за жестокости родителей) и личных отношений (нераздельная любовь).

Но все же как они умудряются довести до того чтобы человек совершил непоправимый шаг? Методика такова: когда участник подходит к завершающему этапу ему присылается дата и способ самоубийства. Если подросток отказывается выполнять смертельное задание организаторы сообщают ему полный адрес его проживания и имена и фамилии его близких родственников. Причем ставится условие: или он выполняет задание или всех его родственников убивают. Страх ребенка за свою семью и предварительная психологическая обработка делают свое дело и подросток решается на отчаянный шаг.

 

Точка невозврата.

 

Для того чтобы обнаружить не попал ли ваш ребенок в группу риска необходимо постоянно держать с ним эмоционально-положительный контакт. Вы должны быть в курсе с кем он общается, как дела в школе. Регулярно проверяйте его паблик в соцсети. Смотрите чтобы на руках не было различных рисунков и порезов. Если вы увидели на его страничке хэштеги #явигре, #кит, #тихийдом, #жду и прочие, то вам срочно нужно изолировать его от интернета и везти к психиатру. В данном случае подросток должен пройти полный курс реабилитации. И запомните в современном воспитании детей необходимо быть им не жандармом, а настоящим другом который всегда придет на выручку и обязательно поможет.

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

multi-lady.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.