Рами гарипов стихи


Рами ГАРИПОВ. Возвращаюсь. | Русское поле

МАЯК НА СКАЛЕ

На скале высокой Каратау
Есть маяк. Он гордость этих мест.
На досуге время коротая,
На него взберись и глянь окрест.
Ты увидишь ленту Юрюзани.
Там деревни встали в караул.
А за ними - гордый, как сказанье,
Мой родной старинный Аркаул.
Там мы рубим лес, готовим сено,
Сеем хлеб - такая благодать!
Ну, конечно, не Париж, не Вена,
Но сторонка эта - наша мать.
Салават приходится ей сыном,
Дочерью прекрасной - Амина.
Расцвела она под небом синим,
Как сама красавица-весна.
Много стран красивых повидал я,
Тянется и к ним душа моя…
Но и там, за самой дальней далью,
Звал к себе земли моей маяк.

------------

* Перевод с башкирского А. Могучева.

* * *

Возвращаюсь, возвращаюсь…
Возвращаюсь к милым песням.
Со столицею прощаюсь -
Здесь душой мне стало тесно.
Ты, прекрасная столица,
Без меня пребудешь в славе.
А вот я?… Мне жизнь - темница
Без земли, что я оставил.
Без земли, что подарила
Вдохновенья свет чудесный.
Возвращаюсь в край мой милый,
А по сути - к сердца песням.
Беркуту - пространство неба,
Рыбе - свежесть водоема,
Человеку, где б он ни был,
Дорог путь к родному дому.
Без родной земли гнездится
Боль в душе его невольно.
Он - что раненая птица,
Рыба без стихии водной.
Но, ища дорогу к счастью,
Сделай на носу зарубку:
Не найдешь его в мещанстве,
В мелочном своем поступке.
Радости своей Отчизны
Умножай, им сердцем вторя,
Но не будешь счастлив в жизни,
Не деля с Отчизной горя.

РУКИ МОЕЙ МАТЕРИ

Был светлый день - светла о прошлом память, -
Траву косили мы с тобой вдвоем.
Ты помнишь ли тот день, родная мама?
А мне он стал счастливым самым днем.
Гадала где-то дальняя кукушка,
Ты, мама, подточила косу мне,
Рассветным солнцем залило опушку
Дубовой рощи, рядом, на холме.
Косил я поначалу очень робко,
Но ты хвалила, мой порыв ценя,
Учила и уменью, и сноровке,
Подбадривала искренне меня:
«Коси не торопясь, бери поуже,
Держи повыше острие косы».
И радостью светилась, если лучше
Я вел прокос зеленой полосы.
Как ручеек коса моя сверкала,
И луговые падали цветы.
В их чашечках - и голубых, и алых -
Росинки-слезы были так чисты!
Довольная, ты радовалась сыну,
Глядела на проложенный прокос:
Сынок подрос, в руках довольно силы,
А у самой в глазах - росинки слез:
«Отец твой тоже так косил, сыночек,
И не поставить никому в вину -
Не видит он твоих «зеленых строчек»,
Ушел с врагом сражаться на войну».
Вот с этих «строчек» и берет начало
Мой путь, которым шел я, жизнь любя.
И это, мама, верно означало,
Что руки золотые у тебя.

ЗАПОЗДАЛЫЙ ДОЖДЬ

Хлещет дождь как из ведра,
Днем и ночью льет и льет.
От него не жди добра -
Запоздал его приход.
Зной спалил поля, луга -
Не спешил на помощь дождь.
Мы глядели в облака,
Ждали: дождь, когда придешь?
Ждал и я: гроза, приди,
Влагой землю защити,
Ждал с надеждою большой -
Но отцвел, завял душой.
А теперь дождь льет и льет.
От его избытка - вред.
На душе - тоска и лед,
Помутился белый свет.
Человек, расти плоды,
Землю-матушку щадя,
И не будь подобьем ты
Запоздалого дождя.

НА ДЕМЕ-РЕКЕ

Как алый мак, рассветная заря,
Течет река в далекие моря,
А над водою стелется туман,
Разлит его молочный океан.
На горизонте рдеет красный шит,
И чайка в солнечных лучах летит.
Взгрустнула ива над моей рекой -
Я вынес лодку на берег крутой.
Спустил я лодку в светлый водоем,
Мы поплывем к заре с тобой вдвоем.
Тебя красивей всех признаю я,
Мы будем слушать трели соловья.
Большое солнце улыбнется нам,
Опустим руки к ласковым волнам
И вдруг поймем, мечте своей верны:
Мы друг для друга в мире рождены.

БАШКОРТОСТАН

Когда из дальних странствий возвращаюсь,
Поездку завершив или полет,
Я светом небывалым наполняюсь,
Моя душа ликует и поет.
Земля моя, зеленая, как бархат.
Как девичья рука, твой ветерок.
Ты мне дороже всякого подарка,
Ты цель моих всех жизненных дорог.
Я подбегаю к ласковым березам -
И горе, и страданья - с плеч долой.
Взгляну на солнце в небе бирюзовом -
От счастья слезы катятся рекой.
А по лугам, играя, скачут кони…
Я думаю о прожитых веках,
О предках, о батырах непокорных,
За Родину сражавшихся в боях.
Башкортостан - орлиная держава,
Твой гордый дух восславили орлы.
Я дорожу твоею вольной славой -
Тебе не впору вражьи кандалы.
Жить без тебя душа моя не сможет,
Рассудок мой немыслим без тебя…
Твой черный хлеб всех сладостей дороже,
Ведь выращен он в солнечных степях.
Мне без тебя чужих краев не надо -
Пусть много их на всех материках.
Башкортостан, души моей отрада,
Пускай в тебе покоится мой прах.

РОДНОЙ ЯЗЫК

И родной язык, и красивый язык,
Отца-матери язык!..
Тукай
Из цветочного сердца народа
Собираю слова, как нектар,
В золотые поэзии соты
Их кладу, как божественный дар.
Мой язык не бедней, чем другие,
Не устану я им дорожить.
Нежен он, как цветы полевые,
Он - богатство народной души.
Мой язык - это Родины голос.
Без него жить стране не дано.
В ком достоинство живо и совесть,
Тот язык не забудет родной.
Он - язык и певцов, и поэтов,
Он бессмертен, богат и велик,
Добродушный, красивый и светлый
Материнский исконный язык.

ЧЕРНОВИК

Когда мой черновик стихов случайно
Вам в руки попадет, то все равно
Зачем искать вам в нем сокрытой тайны -
Вам не найти в нем жемчуга зерно.
Как стих рождался, знать кому угодно?
Каким порывом был поэт влеком?
Мой черновик - ведь это черный пот мой.
Он пролит, чтобы стать беловиком.
Здесь мыслей карусель и страсти вьюга,
И шелковая лента слов и строк,
Гармония стиха - души подруга
И поиск неизведанных дорог.

* * *

Кукушечка, сколько же долгих лет
Мне жить на земле суждено?
Много ли радостей, много ли бед
Будет в грядущем дано?
Кукушечка, несправедлив твой отсчет -
Как мало даешь ты лет.
Ведь горя и радостей много еще:
Мне рано спешить на тот свет…
Кукушечка! Ты мне ответь, не таи,
Ты правду скажи, не хитри.
Вон голос твой слышен:
Раз, два… раз, два, три…
Пророчества верны ль твои?

ПРЕДТЕЧА

Заветных слов, высоких и прекрасных,
Еще я не сказал.
Дождусь ли дня,
Когда широкий выплеснется праздник,
На улицах ликуя и звеня?
И доживу ли до такого мига?
Не рухнет ли тулпар мой на скаку?
Прощусь с друзей толпою многоликой
И тех, кого не знал я на веку…
Но, если будут на родном наречье
Общаться люди - вспомнят и меня -
Того, кто был пророком и предтечей
Такого, мной приближенного, дня.

belsk.ruspole.info

Әсәм ҡулдары - стихи Рами Гарипова на башкирском языке

Аямағас донъя сабый саҡты,
Ун етелә мине тапҡанһың да,
Мин етелә — Шартау битендә —
Тәүге ҡабат бергә бесән саптыҡ…
Шул көн иҫеңдәме һинең, әсәй?
Шул көн минең һәр саҡ иҫемдә.

Моңланып бер кәкүк саҡырғанда,
Үҙең янып бирҙең салғымды.
Тыуып ҡына килгән ҡояш нуры
Үҙ салғымда уйнап сағылды.

Һин эргәмдә ҡарап торҙоң, әсәй,
Көлөмһөрәп минең һелтәүгә,
Тик маҡтаған булдың, дәртләндереп,
Юнле сапмаһам да мин тәүҙә.

Үҙ ҡулдарың менән күрһәттең һин:
«Тарыраҡ ал,— тинең,— алдыңды,
Ипләп кенә өйөрөп сап шулай,
Йөҙөн йәнсеп ҡуйма салғыңдың!..»

Һыуҙай алып китте кескәй салғым,
Сәскәләрҙең ғүмере ҡыйылды.
Ысыҡтары тамғас мөлдөрәшеп,
Улар илашҡандай тойолдо…

Һин һоҡланып ҡарап тора инең
Артта ҡалған йәшел эҙемә.
Йылмайһаң да үҙең, йәш тулғайны
Һинең дә бит, әсәй, күҙеңә:

«Атайың да шулай саба ине —
Был саҡлы ла оҡшар икәнһең!..»
Тик күрмәне атай был эҙҙәрҙе,
Юҡ ине ул, яуға киткәйне…

Шул эҙҙәрҙә ине башланыуы
Кескәй генә хеҙмәт юлымдың.
Ул саҡ, әсәй, белмәй инем әле
Алтын икәнлеген ҡулыңдың!

1953

Перевод на русский язык

Руки моей матери

Был светлый день — светла о прошлом память, —
Траву косили мы с тобой вдвоем.
Ты помнишь ли тот день, родная мама?
А мне он стал счастливым самым днем.

Гадала где-то дальняя кукушка,
Ты, мама, подточила косу мне,
Рассветным солнцем залило опушку
Дубовой рощи, рядом, на холме.

Косил я поначалу очень робко,
Но ты хвалила, мой порыв ценя,
Учила и уменью, и сноровке,
Подбадривала искренне меня:

«Коси не торопясь, бери поуже,
Держи повыше острие косы».
И радостью светилась, если лучше
Я вел прокос зеленой полосы.

Как ручеек коса моя сверкала,
И луговые падали цветы.
В их чашечках — и голубых, и алых —
Росинки-слезы были так чисты!

Довольная, ты радовалась сыну,
Глядела на проложенный прокос:
Сынок подрос, в руках довольно силы,
А у самой в глазах — росинки слез:

«Отец твой тоже так косил, сыночек,
И не поставить никому в вину —
Не видит он твоих «зеленых строчек»,
Ушел с врагом сражаться на войну».

Вот с этих «строчек» и берет начало
Мой путь, которым шел я, жизнь любя.
И это, мама, верно означало,
Что руки золотые у тебя.

Похожие стихи

nashi-stihi.ru

РАМИ ГАРИПОВ: husainov — LiveJournal



Сегодня день рожденья прекрасного поэта Рами Гарипова. Ему исполнилось бы 80 лет.

Переводы с башкирского языка Айдара Хусаинова

Каждые тридцать лет словно невидимая рука очищает нашу землю от мыслей, чувств, планов целого поколения. Кто вчера казался великаном, сегодня позабыт, от него не осталось и следа.
Но  Урал-батыр, Салават Юлаев, Акмулла, Мустай Карим, Рами Гарипов, Рашит Назаров...  Что в них было и есть такого, что имена их светятся в душе народа, словно звезды в небе? Зачем этот пафос, словно перед нами не живые люди с их слабостями и недостатками,  а звездные сущности? Но видимо, так и есть, каждый из них при жизни воплотил ту сторону души народной, прошел  очищение страданием, когда не жирное эго(выражение поэта Алексея Кривошеева), но чаяния народа  становятся во главу углу, когда поэт становится голосом Бога.
Рами Гарипов жил в то время, когда быть башкиром было непопулярно. Он ушел из жизни именно потому, что не хотел предавать в себе звездной сущности народа, за то, что хотел быть человеком чести, совести, морали.
Вот почему, представляя переводы стихов Рами Гарипова, хочется донести до читателей живой голос поэта, его живые, созвучные и нашему времени  мысли и чувства.

Леса Урала

Ахмату Лутфуллину,
в память первой встречи
в Ленинградском Русском музее

Волшебник Рембрандт! Если б ты
Вдруг увидал леса Урала,
То подивился бы немало
Величью гордой красоты!

Здесь вековой изгиб сосны
Твоей, веками данной славе
Не повредит. Заключены
В нем явь и сон в одном составе.

Как эти сосны, так же мы
Росли, шумели, поднимались,
И к вечным тайнам вековым
Самой природой причащались.

Природа-мать! Да есть ли где
Искусство вечное такое?
Мы поклоняемся тебе,
И все мы дети пред тобою. 

Не привечали нас дворцы,
Что с Эрмитажем этим схожи.
Нам тучи были - как отцы,
Мы в храм Природы были вхожи. 

В глубины самые души
Вошла история когда-то- 
Судьба и подвиг Батырши,
Дух негасимый Салавата!

Коль у души глаза слепы,
Как от сучков упавших дыры,
Взгляни на Древо Жизни ты,
О человек, глазами Мира!  

Там и ученый, и святой,
И Апкаляй, продавший землю,
Тевкелев, кровью налитой -
Все существует нераздельно. 
 

Приходят новые века,
Их виден след на Древе жизни:
Дурак рожден от дурака,
Батыр не знает укоризны... 

Урал батыр летит седой
Через века на Акбузате.
Он кропит мир живой водой,
Как Фауст, веры не утратив…

Шуми, шуми, великий лес.
В тебе  я вижу воздаянье!
То я велик, то жалок - весь
Окутан я твоим сияньем. 

Волшебник Рембрандт! Если б ты
Вдруг увидал леса Урала,
Из рук ты кисть не выпускал бы
От этой дивной красоты!

ПЕРВЫЙ СНЕГ

Светлой зимы возвещая приход,
Снег непорочный с неба идет.
Дымом густым завалил небеса.
В нем чистота, безмятежность, краса!

Так же на землю, вкривь или вкось,
Снега бросают первую горсть.
Он умирает еще на пути -
Первого снега нам не спасти.

Но вслед за ним полетят с вышины
Снежные вихри такой белизны,
Что вся земля станет белой, как снег…
Все начинается так, человек!
 

Язычество

От женских тел идет сиянье,
Волна ложится к их ногам.
От их недвижных изваяний
Все побережье словно храм.

Как древний грек  в глуши былого
Не отвожу я глаз своих. 
Должно быть, враг всего живого
Одежду выдумал для них.

Была бы вера словно ветер,
Я воротил бы годы те
И поклонялся бы на свете
Великой этой  Красоте.  

***

Если мне суждено дожить до весны,
Лежать на траве, в небо глядеть,
Не считай меня умершим, видящим сны,
Еще не со мною красная смерть.

И если трава покрылась росой
От горьких слез моего ручья,
Не думай, что горе мое всерьез,
Не думай, что горя не вытерпел я.

Я просто не знаю, на что весна
Моей душе, истомленной тобой,
Если она мне была суждена
Такой же, ни в чем не понятной судьбой.

***

Чтоб не думал, не гадал,
Есть ли день, есть ли ночь?
Чтоб тебя не вспоминал -
Есть ли день, есть ночь?

Миг, подаренный судьбой...
Помнишь день? помнишь ночь?
Были вместе мы с тобой...
Помнишь день? помнишь ночь?

***

Быть может, я в последний раз люблю,
Оставит нежность черные глаза...
Так потерпи, как это я терплю,
Не говори, что хочешь мне сказать,

Что я на старость лет сошел с ума,
Что жизнь осенняя дождлива и пуста...
Ты погляди, какая тишина!..
Какие краски, яркие цвета!..

Какое чувство в воздухе парит!..
И я прошу - не надо горьких слов.
Ты посмотри, как сказочно горит
В осенней жизни поздняя любовь.

***

Огонь бесстрашен, как беда,
Вода сметает все преграды.
Я - тот огонь,  я - та вода -
Немилосерден! Беспощаден!

Как безнадежно я люблю,
Какою страшною любовью!
Водой залью, огнем спалю…
Уйди, пока не стало больно!

Одну лишь искру оброню,
Сгоришь, сгоришь в одно мгновенье!
Одну лишь каплю зароню,
И поплывешь, как наводненье...

***

Все тянет к юным, кто горит  в огне.
Пусть годы сединою серебрятся,
Пусть жизнь проходит - это не по мне…
И мне всегда всего лишь восемнадцать.

Так что мне делать? На судьбу пенять?
Заплакать или рассмеяться -
Не признают ровесником меня
Все те, кому сейчас по восемнадцать.

Они не знают, что им суждено.
Они не испытали эту муку.
На сердце, на котором так темно,
Гася огонь, кладу устало руку.

Пожелание

Если всю беспокойную жизнь
Будешь другом ближайшим мне,
Если буду работать я,
Вдохновляясь  в твоем огне,

Если нежный ребенок наш
Скажет "мама"- тебе, скажет мне - "отец",
Кто сравнится с нами тогда,
С гулкой радостью наших сердец?

Вот о чем я все время хочу сказать,
Но никак не могу я тебе сказать.
Так пойми же, сердцем пойми меня!
Посмотри мне в глаза...

****

Не лисий воротник тебе на плечи,
Накину эту радугу на плечи,
И для волос, волос темнее ночи,
Прекрасней шали звездной я не встречу!

И если в уши вдруг захочешь небыль,
Луна тебе покажется неяркой,
Я отыщу, я обыщу все небо...
Прошу одно - не жди земных подарков!

Земной подарок для тебя - я сам,
Вот это сердце, эти небеса!

Февраль. Буран*

Не верь, не верь бурану-Февралю,
Пусть бесится без отдыха и сна.
В нем нет коварства, я же говорю, -
В его объятьях девушка-Весна.

Она придет, и будет, как всегда,
Земля полна весеннего огня,
И растворятся горе и беда,
Но это будет в мире без меня.

Но как тебя оставить, умереть?..
Но не снести мне жизни, не стерпеть...

* это последнее стихотворение, написанное поэтом.
Рами Гарипов

Человек

Человек
Да будет нужен людям,
Да не будет лишним человек!
В работе,
На отдыхе
Пускай
Смеется и плачет,
Поет,
Не вздыхает от бед
И несчастий судьбы,
Горе свое одолевает.

Пусть радуется,
Видя
Свой светлый след,
Что оставили
Ум его
И умелые руки. 

Пускай мечтает,
Горит,
Окрыляется вновь и вновь,
Вперед и вперед
Устремляется снова!

Пускай влюбляется,
Горит,
Живет
 Надеждами народа  своего!

Горе свое
Не раздувая,
Живет, ожидая
Праздника -
Таким я вижу
Человека
Будущего.
Он
Прекрасен!

husainov.livejournal.com

Рами Гарипов – человек и гражданин

12 февраля общественность Башкортостана добрым словом вспоминает имя и дела выдающегося поэта Рами Ягафаровича Гарипова, который на протяжении всей своей не очень длинной творческой биографии защищал родной язык и литературу, свои принципы, которым он никогда не изменял. 

Его жизнь является еще одним подтверждением неоспоримого факта – чем крупнее творческая личность, тем трагичнее его судьба. 

При жизни Рами Гарипов не имел ни званий, ни наград. Высокое звание «Народный поэт Башкортостана», имя лауреата Государственной премии имени Салвата Юлаева – все это пришло к нему уже после смерти и стало символом общенародной любви к поэту, который в непростые времена защищал право поэта творить на родном языке, обращаться к своему народу, говорить ему правду, пусть иногда и горькую. 

Рами Гарипов родился 12 февраля 1932 года в деревне Аркаул Салаватского района Башкортостана. Его отец, Ягафар Мухаметрахимович, возглавлял в Аркауле сельсовет, затем колхоз. 

С началом войны он уходит на фронт вместе с коммунистами-добровольцами Салаватского района и в феврале 1943 года погибает в тяжелых боях под Сталинградом. Мать, Гюльмарьям Хизбулловна, остается одна с четырьмя детьми, старшим из которых был Рами. В военные и послевоенные годы ему приходилось пасти овец, коров, лошадей, косить сено наравне со взрослыми, проливать пот на уборке урожая, работать на лесоповале, сплавлять по бурной Юрюзани плоты. 

Свободные от домашних и колхозных дел часы Рами посвящал чтению. Правда, не мог засиживаться с книгами допоздна приходилось экономить керосин. Он постоянно рылся в книгах, оставшихся от отца, который был передовым и образованным человеком, и вскоре в деревне не осталось ни одной книги, которую он бы не прочитал. 

Семилетнюю школу Рами окончил в Аркауле, затем учился в Уфимской средней школе №9 (ныне-Башкирская республиканская гимназия №1 им. Р.Гарипова). 

Каким был Рами в детские годы? Вот отрывок из воспоминаний его школьного друга, летчика с 30-летним стажем Махмута Шафикова: «Это был тихий, серьезный мальчишка. Очень любил гуманитарные предметы, а вот к математике не лежала его душа. Литературу очень любил, читал много и «запоем». Прозвище у него было «Бабай». Это от уважения к нему, за то, что много знал, всегда к нему за советом обращались. Вместе мы решили в аэроклуб поступать, тогда каждый мальчишка летчиком мечтал стать. Прошли медкомиссию, летом летать начали. У Гарипова в кармане летного комбинезона постоянно была записная книжка, в которой он часто делал какие-то заметки. Часто оставались ночевать на аэродроме, и тут, по ночам, читал он мне свои стихи…». 

Но не суждено было Рами Гарипову стать летчиком, подвело зрение, но человечество немного потеряло, оно получило замечательного поэта! В воспоминание об этих годах Рами написал стихотворение «Полет», в котором живут и его детская мечта о небе, и образное сравнение жизни человека с полетом, и страстное желание оставить светлый след в душе народа: 
Лечу, лечу 
Едва ль не от рожденья 
Лететь куда-то требуется мне 
Вся жизнь моя – то взлеты, то паденья, 
Сам – на земле, а взор мой – на луне… 

В 1950 году Союз писателей Башкирии послал Рами Гарипова в Москву в Литературный институт им. Горького, который он успешно закончил. Москва много дала поэту. «У меня здесь как будто появилось второе дыхание, - говорит Гарипов. – Как будто раздвинулись горизонты Вселенной, чувствую, как становлюсь богаче, как растет желание работать и работать…» Именно в Москве, заканчивая институт, встретил Рами Гарипов милую девушку по имени Надя, работницу швейной фабрики, которая подарила ему свою любовь, понимание и поддержку. Надежда Васильевна стала женой поэта, его верным другом и помощником, матерью троих его детей. Любовь вдохновила и окрыляла поэта, давала ему силы жить и переносить невзгоды. Многие его стихи о любви стали песнями. 

После окончания Литературного института Рами Гарипов вместе с женой возвращается в 1955 году в Уфу, работает в редакциях газеты «Совет Башкортостаны», журнала «Агидель», в отделе художественной литературы Башкирского книжного издательства. Все, казалось бы, складывается в его жизни хорошо… Выходит вторая книга «Каменный цветок», более зрелая, более совершенная в художественном отношении. Но в то же время «замечался в ней налет придуманного и представляемого, меньше было пережитого и выстраданного», - пишет Мустай Карим. 

И однажды он принимает решение. Будучи уже признанным поэтом и отцом семейства, он, погрузив свой нехитрый скарб и домочадцев в старую полуторку, уехал из Уфы в свои родные края. Больше трех лет Рами Гарипов работал секретарем комсомольской организации колхоза «Юрюзань» и совхоза «Саргамыш» Салаватского района, заведующим отделом районной газеты. Он прожил здесь насыщенный волнениями и размышлениями период жизни. Итогом этого периода стали новые стихи. Радость приносили читателям звонкие по звуку, ясные по мысли произведения, полные торжества жизни. «Возвращение», «Односельчане», «Земля моя, здравствуй!», «Жеребенок». Все эти стихи вошли в книгу «Возвращение», вышедшую уже после смерти поэта в Москве в 1981 году. 

В 1962 году, вернувшись в Уфу, Гарипов работает литсотрудником в газете «Совет Башкортостаны», затем в 1968-1972 годы - ответственным секретарем в журнале «Башкортостан кызы», пишет лучшие свои стихи. Один за другим выходят сборники его стихов на башкирском языке «Песня жаворонка», «Полет», «Аманат», «Рябинушка», сделавшие Рами Гарипова одной из центральных фигур башкирской поэзии. 

Рами Гарипов начал печататься в 1950 году. Его первое стихотворение было опубликовано в журнале «Эдэби Башкортостан». Первая книга стихов «Юрюзань» была дипломной работой как студента Литературного института. Сборники стихов «Каменный цветок», «Песни жаворонка» он посвятил родному краю, природе, своим землякам. В последующих сборниках «Полет», «Заветное слово», «Рябинушка» поэт много размышляет о смысле жизни, об исторической судьбе народа, духовной связи поколений, выказывает тревогу за будущее родного языка и культуры. Он часто обращается к башкирскому поэтическому творчеству, особенно к жанрам кубаира и к классическим народным песням. 

Рами Гарипов известен и как мастер художественного перевода поэзии Пушкина, Лермонтова, Есенина, Блока, Гейне, Рудаки, Гамзатова и других поэтов. Поэт плодотворно работал над переводами рубаи Омара Хайяма. Результатом его переводческой деятельности явилась книга «Моя антология». В 1960 году он вступил в Союз писателей БАССР. 

Из-за своей прямолинейности, принципиальности, смелых высказываний поэт постоянно подвергался преследованиям. Жаль, но иногда травили его и свои же коллеги-поэты, только более приспособившиеся и трусливые, на заседаниях Союза писателей. За стихотворение «Родной язык», в котором Рами Гарипов воспевает священные чувства, присущие каждому человеку, которые человек впитывает вместе с молоком матери, его в начале шестидесятых обвинили в национализме. 

Он первым из башкирских поэтов гневно осудил кровавые события 1937 года, когда в лагерях погибли сотни тысяч невинных людей. Написанная в 1964 году поэма «Поклонение (1937)» при жизни автора так и не увидела свет. 16 ноября 1971 года Рами Гарипов должен был выступить в прямом эфире по Башкирскому телевидению при одном обязательном условии: не зачитывать такие строки из стихотворения «Салават-батыр»: «Единство наше враг сломить не в силе – перед царями в самый трудный, горький час мы головы покорно не склоняли, кто голову склонить заставит нас сейчас?». 

Однако не таков был Рами, чтобы «наступать на горло» собственной песне. Конечно, он прочел их и после этого подвергся жестокой опале, перед ним закрылись двери всех изданий. Зарабатывал он на жизнь только переводами, жил он в те годы очень трудно. Многие стихи Рами Ягафаровича остались на долгие годы неизвестными для читателя. Даже поддержка таких литераторов как Мустай Карим, Ахияр Хакимов, Александр Филиппов, Рашит Султангареев, татарский поэт Хасан Туфан не смогли заглушить слаженный и дружный хор гонителей Рами Гарипова. 

Он был исключен из Союза писателей и умер от разрыва сердца. Но умер непобежденным и уверенным в своей правоте. Верной спутницей жизни ему была супруга Надежда Васильевна, русская женщина-москвичка, ныне покойная, которая много сделала для сохранения и публикаций творческого наследия поэта. 

Равиль Бикбаев так сказал о своем старшем коллеге: «…Рами Гарипов – не только историческая личность, это поэт дня сегодняшнего, находящийся в первых рядах борьбы. И он же, как никто другой, – поэт будущего, к которому грядущие поколения будут обращаться за советом. Человек, оставивший после себя такое богатое творческое наследие, фактически не ушел от нас, просто у него началась вторая жизнь – бессмертие... Истинный народный поэт – неотъемлемая часть своего народа. И пока на земле есть башкирский народ, будет и Рами Гарипов...». 

Ныне в селе Аркаулово ‑ родине Рами Гарипова ‑ открыт его дом-музей, установлен бюст поэта, одна их улиц названа в честь выдающегося земляка. Действует Башкирская республиканская гимназия №1 его имени. Улицы имени Рами Гарипова появились на карте Уфы ‑ в поселке Нагаево Октябрьского района, в городе Сибае, многих населенных пунктах республики. На доме, где поэт проживал в Уфе, установлена мемориальная доска. Создан фильм о его жизни и творчестве. В 1990 году утверждена премия имени Рами Гарипова. Издаются его книги. В издательстве «Китап» вышло собрание сочинений поэта в трех томах.

Хронологическая таблица жизни и творчества Рами Гарипова
12 февраля 1932 года – Родился в селе Аркаулово Салаватского района Башкортостана. 
1946-1950 гг. – Обучение в интернате № 9 г. Уфы. 
1950-1955 гг. – Очное обучение в Литературном институте им М. Горького в городе Москве. 
27 мая 1955 г.– Женился на Надежде Васильевне Друм. 
1955 г. – Возвращение в Уфу. Работа в редакции газеты «Совет Башкортостаны». 
1956 г. – Назначен в этой газете заведующим отделом литературы и искусства. 
1958 г. – Работа литсотрудником в журнале «Эдэби Башкортостан» 
1959-1962 гг. – Работа в Салаватском районе Башкирии в совхозе «Саргамыш», в редакции районной газеты «Путь Октября» 
Август 1962 г. – 1967 г. – Возвращение с семьей в Уфу. Работа в редакции газеты «Совет Башкортостаны» 
1967-1972 гг. – Работа ответственным секретарем журнала «Башкортостан кызы» 
16 ноября 1971 г. – Последнее выступление на Башкирском телевидении. 
1973-1974 гг. – Работа младшим научным сотрудником в Башкирском филиале Академии наук. 
1976 г. – Долгосрочная командировка в республики Средней Азии в связи в переводами произведений Омара Хайяма и других древних авторов. 
19 февраля 1977 г. – Скончался от сердечного приступа. Похоронен на мусульманском кладбище города Уфы. 
ИА «Башинформ».

askinskajanov-b.rbsmi.ru

Гарипов Рами (1932-1977)

    Рами Ягафарович Гарипов родился 12 февраля 1932 года в деревне Аркаулово Салаватского района Башкирской АССР в семье простых рабочих. С детства Рами был кормильцем семьи вместо отца, погибшего на войне. Это был тихий, серьёзный мальчик, который очень любил литературу, «запоем» читал книги, писал стихи в школьную стенгазету. Псевдоним у него был «Бабай», это от уважения, оттого, что много знал. Рами мечтал быть лётчиком, но мечта не сбылась, подвело здоровье. Не став лётчиком, он стал поэтом.

   Семилетнюю школу Рами Гарипов закончил в Аркаулово, затем учился в Уфимской средней школе №9, ныне это Башкирская республиканская гимназия-интернат №1 имени Рами Гарипова. Она по праву называется кузницей национальных кадров.

   В 1950-1955 годах – Рами Гарипов студент Литературного института им. А.М. Горького. По окончании института работал в редакциях газеты "Совет Башкортостана", журнала "Агидель" и редактором художественной литературы Башкирского книжного издательства.

В 1959-1964 годах Р.Гарипов жил в родных краях, работал секретарём комсомольской организации колхоза "Юрюзань" и совхоза "Саргамыш" Салаватского района, зав. отделом Салаватской районной газеты.

   В 1964-1966 годах - литературный сотрудник газеты "Совет Башкортостана", а в 1968-1972 - ответственный секретарь журнала "Башкортостан кызы".

   Рами Гарипов начал печататься в 1950 году. Первое стихотворение опубликовано в журнале "Эдэби Башкортостан" (1950). Первая книга стихов "Юрюзань" (1954) была дипломной работой студента Литературного института. Сборники стихов "Каменный цветок" (1958), "Песня жаворонка" (1964) он посвятил родному краю, природе и своим землякам. В последующих сборниках "Полёт" (1966), "Заветное слово" (1969), "Рябинушка" (1974) - чувствуется тяга к философской лирике. Размышления о смысле жизни, об исторической судьбе народа, о духовной связи поколений, тревога за будущее родного языка и культуры - определили суть поэзии Рами Гарипова. Он часто обращался к башкирскому поэтическому творчеству, особенно жанрам кубаира и классическим народным песням. Большая заслуга в возрождении и развитии этих жанров.

   Рами Гарипов - великолепный переводчик. Его переводы на башкирский язык произведений Омара Хайяма, Байрона, Гейне, Рудаки, Р.Гамзатова классиков русской литературы: Пушкина, Лермонтова, Есенина, Блока, составили книгу "Моя антология" (1991). Также им переведены на башкирский язык сборники рассказов И.Франко "К свету" (1959).

Стихи Гарипова отличает многообразие мыслей и чувств, образность и тонкий лиризм, любовь к родному краю и своему народу. Он смело выступал против лжи, лицемерия, равнодушия, разъедающего человеческую душу. Смелое гражданское слово поэта не всегда встречало понимание. За критическое отношение к советской национальной политике подвергался преследованиям. Многие стихи остались неопубликованными при его жизни. Написанная в 1964 году поэма "1937" увидела свет спустя 23 года (1987).

   С 1960 года был Членом Союза писателей СССР. За стихотворение о любви к родному языку замечательного поэта Рами Гарипова исключили из Союза писателей, и он, затравленный, умер от разрыва сердца 20 февраля 1977 года. Поэту было всего 45 лет.

   При жизни Рами Гарипов не имел ни званий, ни наград. Высокое звание "Народный поэт Башкортостана" (1992), имя лауреата Государственной премии имени Салавата Юлаева (1988) – всё это пришло к нему уже после смерти и стало символом общенародной любви к поэту, который в непростые времена защищал право творить на родном языке, обращаться к своему народу, говорить ему правду, пусть иногда и горькую.

mirbiblio.ru

Рами Гарипов – человек и гражданин - Литературные имена - 7 - Каталог файлов

12 февраля общественность Башкортостана добрым словом вспоминает имя и дела выдающегося поэта Рами Ягафаровича Гарипова, который на протяжении всей своей не очень длинной творческой биографии защищал родной язык и литературу, свои принципы, которым он никогда не изменял.

Его жизнь является еще одним подтверждением неоспоримого факта – чем крупнее творческая личность, тем трагичнее его судьба.

При жизни Рами Гарипов не имел ни званий, ни наград. Высокое звание «Народный поэт Башкортостана», имя лауреата Государственной премии имени Салвата Юлаева – все это пришло к нему уже после смерти и стало символом общенародной любви к поэту, который в непростые времена защищал право поэта творить на родном языке, обращаться к своему народу, говорить ему правду, пусть иногда и горькую.

Рами Гарипов родился 12 февраля 1932 года в деревне Аркаул Салаватского района Башкортостана. Его отец, Ягафар Мухаметрахимович, возглавлял в Аркауле сельсовет, затем колхоз.

С началом войны он уходит на фронт вместе с коммунистами-добровольцами Салаватского района и в феврале 1943 года погибает в тяжелых боях под Сталинградом. Мать, Гюльмарьям Хизбулловна, остается одна с четырьмя детьми, старшим из которых был Рами. В военные и послевоенные годы ему приходилось пасти овец, коров, лошадей, косить сено наравне со взрослыми, проливать пот на уборке урожая, работать на лесоповале, сплавлять по бурной Юрюзани плоты.

Свободные от домашних и колхозных дел часы Рами посвящал чтению. Правда, не мог засиживаться с книгами допоздна приходилось экономить керосин. Он постоянно рылся в книгах, оставшихся от отца, который был передовым и образованным человеком, и вскоре в деревне не осталось ни одной книги, которую он бы не прочитал.

Семилетнюю школу Рами окончил в Аркауле, затем учился в Уфимской средней школе №9 (ныне-Башкирская республиканская гимназия №1 им. Р.Гарипова).

Каким был Рами в детские годы? Вот отрывок из воспоминаний его школьного друга, летчика с 30-летним стажем Махмута Шафикова: «Это был тихий, серьезный мальчишка. Очень любил гуманитарные предметы, а вот к математике не лежала его душа. Литературу очень любил, читал много и «запоем». Прозвище у него было «Бабай». Это от уважения к нему, за то, что много знал, всегда к нему за советом обращались. Вместе мы решили в аэроклуб поступать, тогда каждый мальчишка летчиком мечтал стать. Прошли медкомиссию, летом летать начали. У Гарипова в кармане летного комбинезона постоянно была записная книжка, в которой он часто делал какие-то заметки. Часто оставались ночевать на аэродроме, и тут, по ночам, читал он мне свои стихи…».

Но не суждено было Рами Гарипову стать летчиком, подвело зрение, но человечество немного потеряло, оно получило замечательного поэта! В воспоминание об этих годах Рами написал стихотворение «Полет», в котором живут и его детская мечта о небе, и образное сравнение жизни человека с полетом, и страстное желание оставить светлый след в душе народа:
Лечу, лечу
Едва ль не от рожденья
Лететь куда-то требуется мне
Вся жизнь моя – то взлеты, то паденья,
Сам – на земле, а взор мой – на луне…

В 1950 году Союз писателей Башкирии послал Рами Гарипова в Москву в Литературный институт им. Горького, который он успешно закончил. Москва много дала поэту. «У меня здесь как будто появилось второе дыхание, - говорит Гарипов. – Как будто раздвинулись горизонты Вселенной, чувствую, как становлюсь богаче, как растет желание работать и работать…» Именно в Москве, заканчивая институт, встретил Рами Гарипов милую девушку по имени Надя, работницу швейной фабрики, которая подарила ему свою любовь, понимание и поддержку. Надежда Васильевна стала женой поэта, его верным другом и помощником, матерью троих его детей. Любовь вдохновила и окрыляла поэта, давала ему силы жить и переносить невзгоды. Многие его стихи о любви стали песнями.

После окончания Литературного института Рами Гарипов вместе с женой возвращается в 1955 году в Уфу, работает в редакциях газеты «Совет Башкортостаны», журнала «Агидель», в отделе художественной литературы Башкирского книжного издательства. Все, казалось бы, складывается в его жизни хорошо… Выходит вторая книга «Каменный цветок», более зрелая, более совершенная в художественном отношении. Но в то же время «замечался в ней налет придуманного и представляемого, меньше было пережитого и выстраданного», - пишет Мустай Карим.

И однажды он принимает решение. Будучи уже признанным поэтом и отцом семейства, он, погрузив свой нехитрый скарб и домочадцев в старую полуторку, уехал из Уфы в свои родные края. Больше трех лет Рами Гарипов работал секретарем комсомольской организации колхоза «Юрюзань» и совхоза «Саргамыш» Салаватского района, заведующим отделом районной газеты. Он прожил здесь насыщенный волнениями и размышлениями период жизни. Итогом этого периода стали новые стихи. Радость приносили читателям звонкие по звуку, ясные по мысли произведения, полные торжества жизни. «Возвращение», «Односельчане», «Земля моя, здравствуй!», «Жеребенок». Все эти стихи вошли в книгу «Возвращение», вышедшую уже после смерти поэта в Москве в 1981 году.

В 1962 году, вернувшись в Уфу, Гарипов работает литсотрудником в газете «Совет Башкортостаны», затем в 1968-1972 годы - ответственным секретарем в журнале «Башкортостан кызы», пишет лучшие свои стихи. Один за другим выходят сборники его стихов на башкирском языке «Песня жаворонка», «Полет», «Аманат», «Рябинушка», сделавшие Рами Гарипова одной из центральных фигур башкирской поэзии.

Рами Гарипов начал печататься в 1950 году. Его первое стихотворение было опубликовано в журнале «Эдэби Башкортостан». Первая книга стихов «Юрюзань» была дипломной работой как студента Литературного института. Сборники стихов «Каменный цветок», «Песни жаворонка» он посвятил родному краю, природе, своим землякам. В последующих сборниках «Полет», «Заветное слово», «Рябинушка» поэт много размышляет о смысле жизни, об исторической судьбе народа, духовной связи поколений, выказывает тревогу за будущее родного языка и культуры. Он часто обращается к башкирскому поэтическому творчеству, особенно к жанрам кубаира и к классическим народным песням.

Рами Гарипов известен и как мастер художественного перевода поэзии Пушкина, Лермонтова, Есенина, Блока, Гейне, Рудаки, Гамзатова и других поэтов. Поэт плодотворно работал над переводами рубаи Омара Хайяма. Результатом его переводческой деятельности явилась книга «Моя антология». В 1960 году он вступил в Союз писателей БАССР.

Из-за своей прямолинейности, принципиальности, смелых высказываний поэт постоянно подвергался преследованиям. Жаль, но иногда травили его и свои же коллеги-поэты, только более приспособившиеся и трусливые, на заседаниях Союза писателей. За стихотворение «Родной язык», в котором Рами Гарипов воспевает священные чувства, присущие каждому человеку, которые человек впитывает вместе с молоком матери, его в начале шестидесятых обвинили в национализме.

Он первым из башкирских поэтов гневно осудил кровавые события 1937 года, когда в лагерях погибли сотни тысяч невинных людей. Написанная в 1964 году поэма «Поклонение (1937)» при жизни автора так и не увидела свет. 16 ноября 1971 года Рами Гарипов должен был выступить в прямом эфире по Башкирскому телевидению при одном обязательном условии: не зачитывать такие строки из стихотворения «Салават-батыр»: «Единство наше враг сломить не в силе – перед царями в самый трудный, горький час мы головы покорно не склоняли, кто голову склонить заставит нас сейчас?».

Однако не таков был Рами, чтобы «наступать на горло» собственной песне. Конечно, он прочел их и после этого подвергся жестокой опале, перед ним закрылись двери всех изданий. Зарабатывал он на жизнь только переводами, жил он в те годы очень трудно. Многие стихи Рами Ягафаровича остались на долгие годы неизвестными для читателя. Даже поддержка таких литераторов как Мустай Карим, Ахияр Хакимов, Александр Филиппов, Рашит Султангареев, татарский поэт Хасан Туфан не смогли заглушить слаженный и дружный хор гонителей Рами Гарипова.

Он был исключен из Союза писателей и умер от разрыва сердца. Но умер непобежденным и уверенным в своей правоте. Верной спутницей жизни ему была супруга Надежда Васильевна, русская женщина-москвичка, ныне покойная, которая много сделала для сохранения и публикаций творческого наследия поэта.

Равиль Бикбаев так сказал о своем старшем коллеге: «…Рами Гарипов – не только историческая личность, это поэт дня сегодняшнего, находящийся в первых рядах борьбы. И он же, как никто другой, – поэт будущего, к которому грядущие поколения будут обращаться за советом. Человек, оставивший после себя такое богатое творческое наследие, фактически не ушел от нас, просто у него началась вторая жизнь – бессмертие... Истинный народный поэт – неотъемлемая часть своего народа. И пока на земле есть башкирский народ, будет и Рами Гарипов...».

Ныне в селе Аркаулово ‑ родине Рами Гарипова ‑ открыт его дом-музей, установлен бюст поэта, одна их улиц названа в честь выдающегося земляка. Действует Башкирская республиканская гимназия №1 его имени. Улицы имени Рами Гарипова появились на карте Уфы ‑ в поселке Нагаево Октябрьского района, в городе Сибае, многих населенных пунктах республики. На доме, где поэт проживал в Уфе, установлена мемориальная доска. Создан фильм о его жизни и творчестве. В 1990 году утверждена премия имени Рами Гарипова. Издаются его книги. В издательстве «Китап» вышло собрание сочинений поэта в трех томах.

Хронологическая таблица жизни и творчества Рами Гарипова
12 февраля 1932 года – Родился в селе Аркаулово Салаватского района Башкортостана.
1946-1950 гг. – Обучение в интернате № 9 г. Уфы.
1950-1955 гг. – Очное обучение в Литературном институте им М. Горького в городе Москве.
27 мая 1955 г.– Женился на Надежде Васильевне Друм.
1955 г. – Возвращение в Уфу. Работа в редакции газеты «Совет Башкортостаны».
1956 г. – Назначен в этой газете заведующим отделом литературы и искусства.
1958 г. – Работа литсотрудником в журнале «Эдэби Башкортостан»
1959-1962 гг. – Работа в Салаватском районе Башкирии в совхозе «Саргамыш», в редакции районной газеты «Путь Октября»
Август 1962 г. – 1967 г. – Возвращение с семьей в Уфу. Работа в редакции газеты «Совет Башкортостаны»
1967-1972 гг. – Работа ответственным секретарем журнала «Башкортостан кызы»
16 ноября 1971 г. – Последнее выступление на Башкирском телевидении.
1973-1974 гг. – Работа младшим научным сотрудником в Башкирском филиале Академии наук.
1976 г. – Долгосрочная командировка в республики Средней Азии в связи в переводами произведений Омара Хайяма и других древних авторов.
19 февраля 1977 г. – Скончался от сердечного приступа. Похоронен на мусульманском кладбище города Уфы.

По материалам - bashinform.ru и na-zemle-salavata.ru

Образ и символ Рами Гарипова в исторической памяти башкирского народа

ТУҒАН ТЕЛ
Мин халҡымдың сәскә күңеленән
Бал ҡортондай ынйы йыямын,
Йыямын да — йәнле ынйыларҙан
Хуш еҫле бер кәрәҙ ҡоямын.

Шуға ла мин беләм тел ҡәҙерен:
Бер телдән дә телем кәм түгел —
Көслө лә ул, бай ҙа, яғымлы ла,
Кәм күрер тик уны кәм күңел!..

Халҡым теле минең - хаҡлыҡ теле,
Унан башҡа минең илем юҡ;
Илен hөймәҫ кенә телен hөймәҫ,
Илe юҡтың ғына теле юҡ!

Әсәм теле минең — сәсән теле,
Унан башҡа минең халҡым юҡ,
Йөрәгендә халҡы булмағандың
Кеше булырға ла хаҡы юҡ!

kuglib.ru

Рами Гарипов-мастер перевода | Социальная сеть работников образования

li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_3-1}#doc17384001 ol.lst-kix_list_3-3{list-style-type:none}#doc17384001 ol.lst-kix_list_3-4.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_3-4 0}#doc17384001 ol.lst-kix_list_3-4{list-style-type:none}#doc17384001 .lst-kix_list_2-1>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_2-1}#doc17384001 ol.lst-kix_list_3-0{list-style-type:none}#doc17384001 .lst-kix_list_1-1>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_1-1}#doc17384001 ol.lst-kix_list_2-6.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_2-6 0}#doc17384001 .lst-kix_list_3-0>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_3-0,decimal) ". "}#doc17384001 ol.lst-kix_list_3-1.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_3-1 0}#doc17384001 ul.lst-kix_list_5-7{list-style-type:none}#doc17384001 ul.lst-kix_list_5-8{list-style-type:none}#doc17384001 .lst-kix_list_3-1>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_3-1,lower-latin) ". "}#doc17384001 .lst-kix_list_3-2>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_3-2,lower-roman) ". "}#doc17384001 ul.lst-kix_list_5-5{list-style-type:none}#doc17384001 ul.lst-kix_list_5-6{list-style-type:none}#doc17384001 ol.lst-kix_list_1-8.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_1-8 0}#doc17384001 ol.lst-kix_list_2-3.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_2-3 0}#doc17384001 .lst-kix_list_3-5>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_3-5,lower-roman) ". "}#doc17384001 ul.lst-kix_list_5-0{list-style-type:none}#doc17384001 .lst-kix_list_3-4>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_3-4,lower-latin) ". "}#doc17384001 ul.lst-kix_list_5-3{list-style-type:none}#doc17384001 ol.lst-kix_list_1-5.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_1-5 0}#doc17384001 .lst-kix_list_3-3>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_3-3,decimal) ". "}#doc17384001 ol.lst-kix_list_3-5{list-style-type:none}#doc17384001 ul.lst-kix_list_5-4{list-style-type:none}#doc17384001 ol.lst-kix_list_3-6{list-style-type:none}#doc17384001 ul.lst-kix_list_5-1{list-style-type:none}#doc17384001 ol.lst-kix_list_3-7{list-style-type:none}#doc17384001 ul.lst-kix_list_5-2{list-style-type:none}#doc17384001 ol.lst-kix_list_3-8{list-style-type:none}#doc17384001 .lst-kix_list_3-8>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_3-8,lower-roman) ". "}#doc17384001 .lst-kix_list_2-0>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_2-0}#doc17384001 .lst-kix_list_2-3>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_2-3}#doc17384001 .lst-kix_list_3-6>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_3-6,decimal) ". "}#doc17384001 .lst-kix_list_3-7>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_3-7,lower-latin) ". "}#doc17384001 .lst-kix_list_1-2>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_1-2}#doc17384001 ol.lst-kix_list_3-7.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_3-7 0}#doc17384001 .lst-kix_list_3-2>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_3-2}#doc17384001 ol.lst-kix_list_2-2{list-style-type:none}#doc17384001 ol.lst-kix_list_2-3{list-style-type:none}#doc17384001 .lst-kix_list_5-0>li:before{content:"\0026ab "}#doc17384001 ol.lst-kix_list_2-4{list-style-type:none}#doc17384001 ol.lst-kix_list_2-5{list-style-type:none}#doc17384001 .lst-kix_list_1-4>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_1-4}#doc17384001 ol.lst-kix_list_2-0{list-style-type:none}#doc17384001 ol.lst-kix_list_1-6.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_1-6 0}#doc17384001 ol.lst-kix_list_2-1{list-style-type:none}#doc17384001 .lst-kix_list_4-8>li:before{content:"\0025aa "}#doc17384001 .lst-kix_list_5-3>li:before{content:"\0026ab "}#doc17384001 .lst-kix_list_4-7>li:before{content:"o "}#doc17384001 .lst-kix_list_5-2>li:before{content:"\0026ab "}#doc17384001 .lst-kix_list_5-1>li:before{content:"\0026ab "}#doc17384001 ul.lst-kix_list_4-8{list-style-type:none}#doc17384001 .lst-kix_list_5-7>li:before{content:"\0026ab "}#doc17384001 ul.lst-kix_list_4-6{list-style-type:none}#doc17384001 .lst-kix_list_5-6>li:before{content:"\0026ab "}#doc17384001 .lst-kix_list_5-8>li:before{content:"\0026ab "}#doc17384001 ul.lst-kix_list_4-7{list-style-type:none}#doc17384001 ul.lst-kix_list_4-0{list-style-type:none}#doc17384001 ul.lst-kix_list_4-1{list-style-type:none}#doc17384001 ol.lst-kix_list_3-3.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_3-3 0}#doc17384001 .lst-kix_list_5-4>li:before{content:"\0026ab "}#doc17384001 ul.lst-kix_list_4-4{list-style-type:none}#doc17384001 .lst-kix_list_5-5>li:before{content:"\0026ab "}#doc17384001 ol.lst-kix_list_2-6{list-style-type:none}#doc17384001 ul.lst-kix_list_4-5{list-style-type:none}#doc17384001 ol.lst-kix_list_2-7{list-style-type:none}#doc17384001 ul.lst-kix_list_4-2{list-style-type:none}#doc17384001 ol.lst-kix_list_2-8{list-style-type:none}#doc17384001 ul.lst-kix_list_4-3{list-style-type:none}#doc17384001 ol.lst-kix_list_1-0.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_1-0 0}#doc17384001 .lst-kix_list_6-1>li:before{content:"\0026ab "}#doc17384001 .lst-kix_list_6-3>li:before{content:"\0026ab "}#doc17384001 .lst-kix_list_6-0>li:before{content:"\0026ab "}#doc17384001 .lst-kix_list_6-4>li:before{content:"\0026ab "}#doc17384001 .lst-kix_list_3-0>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_3-0}#doc17384001 .lst-kix_list_3-3>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_3-3}#doc17384001 .lst-kix_list_3-6>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_3-6}#doc17384001 .lst-kix_list_6-2>li:before{content:"\0026ab "}#doc17384001 .lst-kix_list_2-5>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_2-5}#doc17384001 .lst-kix_list_2-8>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_2-8}#doc17384001 ol.lst-kix_list_3-2.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_3-2 0}#doc17384001 .lst-kix_list_6-8>li:before{content:"\0026ab "}#doc17384001 .lst-kix_list_6-5>li:before{content:"\0026ab "}#doc17384001 .lst-kix_list_6-7>li:before{content:"\0026ab "}#doc17384001 .lst-kix_list_7-0>li:before{content:"\0026ab "}#doc17384001 .lst-kix_list_2-2>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_2-2}#doc17384001 ol.lst-kix_list_2-4.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_2-4 0}#doc17384001 .lst-kix_list_6-6>li:before{content:"\0026ab "}#doc17384001 ol.lst-kix_list_1-3{list-style-type:none}#doc17384001 ol.lst-kix_list_1-4{list-style-type:none}#doc17384001 .lst-kix_list_2-6>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_2-6,decimal) ". "}#doc17384001 .lst-kix_list_2-7>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_2-7,lower-latin) ". "}#doc17384001 .lst-kix_list_2-7>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_2-7}#doc17384001 .lst-kix_list_3-7>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_3-7}#doc17384001 ol.lst-kix_list_1-5{list-style-type:none}#doc17384001 .lst-kix_list_7-4>li:before{content:"\0026ab "}#doc17384001 .lst-kix_list_7-6>li:before{content:"\0026ab "}#doc17384001 ol.lst-kix_list_1-6{list-style-type:none}#doc17384001 ol.lst-kix_list_1-0{list-style-type:none}#doc17384001 .lst-kix_list_2-4>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_2-4,lower-latin) ". "}#doc17384001 .lst-kix_list_2-5>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_2-5,lower-roman) ". "}#doc17384001 .lst-kix_list_2-8>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_2-8,lower-roman) ". "}#doc17384001 ol.lst-kix_list_1-1{list-style-type:none}#doc17384001 .lst-kix_list_7-1>li:before{content:"\0026ab "}#doc17384001 .lst-kix_list_7-5>li:before{content:"\0026ab "}#doc17384001 ol.lst-kix_list_1-2{list-style-type:none}#doc17384001 .lst-kix_list_7-2>li:before{content:"\0026ab "}#doc17384001 .lst-kix_list_7-3>li:before{content:"\0026ab "}#doc17384001 ul.lst-kix_list_7-5{list-style-type:none}#doc17384001 ul.lst-kix_list_7-6{list-style-type:none}#doc17384001 ul.lst-kix_list_7-3{list-style-type:none}#doc17384001 ul.lst-kix_list_7-4{list-style-type:none}#doc17384001 ul.lst-kix_list_7-7{list-style-type:none}#doc17384001 ul.lst-kix_list_7-8{list-style-type:none}#doc17384001 ol.lst-kix_list_3-0.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_3-0 0}#doc17384001 .lst-kix_list_7-8>li:before{content:"\0026ab "}#doc17384001 ul.lst-kix_list_7-1{list-style-type:none}#doc17384001 ol.lst-kix_list_1-7{list-style-type:none}#doc17384001 ul.lst-kix_list_7-2{list-style-type:none}#doc17384001 .lst-kix_list_1-7>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_1-7}#doc17384001 ol.lst-kix_list_1-8{list-style-type:none}#doc17384001 ol.lst-kix_list_3-8.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_3-8 0}#doc17384001 ul.lst-kix_list_7-0{list-style-type:none}#doc17384001 .lst-kix_list_7-7>li:before{content:"\0026ab "}#doc17384001 ol.lst-kix_list_2-5.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_2-5 0}#doc17384001 .lst-kix_list_4-0>li:before{content:"\0025cf "}#doc17384001 .lst-kix_list_2-6>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_2-6}#doc17384001 .lst-kix_list_3-8>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_3-8}#doc17384001 .lst-kix_list_4-1>li:before{content:"o "}#doc17384001 ol.lst-kix_list_1-7.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_1-7 0}#doc17384001 .lst-kix_list_4-4>li:before{content:"o "}#doc17384001 ol.lst-kix_list_2-2.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_2-2 0}#doc17384001 .lst-kix_list_1-5>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_1-5}#doc17384001 .lst-kix_list_4-3>li:before{content:"\0025cf "}#doc17384001 .lst-kix_list_4-5>li:before{content:"\0025aa "}#doc17384001 .lst-kix_list_4-2>li:before{content:"\0025aa "}#doc17384001 .lst-kix_list_4-6>li:before{content:"\0025cf "}#doc17384001 .lst-kix_list_1-8>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_1-8}#doc17384001 ol.lst-kix_list_1-4.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_1-4 0}#doc17384001 .lst-kix_list_3-5>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_3-5}#doc17384001 ol.lst-kix_list_1-1.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_1-1 0}#doc17384001 .lst-kix_list_3-4>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_3-4}#doc17384001 .lst-kix_list_2-4>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_2-4}#doc17384001 ol.lst-kix_list_3-6.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_3-6 0}#doc17384001 ul.lst-kix_list_6-6{list-style-type:none}#doc17384001 ul.lst-kix_list_6-7{list-style-type:none}#doc17384001 ul.lst-kix_list_6-4{list-style-type:none}#doc17384001 ol.lst-kix_list_1-3.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_1-3 0}#doc17384001 ul.lst-kix_list_6-5{list-style-type:none}#doc17384001 ol.lst-kix_list_2-8.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_2-8 0}#doc17384001 ol.lst-kix_list_1-2.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_1-2 0}#doc17384001 ul.lst-kix_list_6-8{list-style-type:none}#doc17384001 .lst-kix_list_1-0>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_1-0,decimal) ". "}#doc17384001 ul.lst-kix_list_6-2{list-style-type:none}#doc17384001 ul.lst-kix_list_6-3{list-style-type:none}#doc17384001 .lst-kix_list_1-1>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_1-1,lower-latin) ". "}#doc17384001 .lst-kix_list_1-2>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_1-2,lower-roman) ". "}#doc17384001 ol.lst-kix_list_2-0.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_2-0 0}#doc17384001 ul.lst-kix_list_6-0{list-style-type:none}#doc17384001 ul.lst-kix_list_6-1{list-style-type:none}#doc17384001 .lst-kix_list_1-3>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_1-3,decimal) ". "}#doc17384001 .lst-kix_list_1-4>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_1-4,lower-latin) ". "}#doc17384001 ol.lst-kix_list_3-5.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_3-5 0}#doc17384001 .lst-kix_list_1-0>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_1-0}#doc17384001 .lst-kix_list_1-6>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_1-6}#doc17384001 .lst-kix_list_1-7>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_1-7,lower-latin) ". "}#doc17384001 ol.lst-kix_list_2-7.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_2-7 0}#doc17384001 .lst-kix_list_1-3>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_1-3}#doc17384001 .lst-kix_list_1-5>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_1-5,lower-roman) ". "}#doc17384001 .lst-kix_list_1-6>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_1-6,decimal) ". "}#doc17384001 .lst-kix_list_2-0>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_2-0,decimal) ". "}#doc17384001 .lst-kix_list_2-1>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_2-1,lower-latin) ". "}#doc17384001 ol.lst-kix_list_2-1.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_2-1 0}#doc17384001 .lst-kix_list_1-8>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_1-8,lower-roman) ". "}#doc17384001 .lst-kix_list_2-2>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_2-2,lower-roman) ". "}#doc17384001 .lst-kix_list_2-3>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_2-3,decimal) ". "}#doc17384001 ol{margin:0;padding:0}#doc17384001 table td,table th{padding:0}#doc17384001 .c0{background-color:#ffffff;color:#000000;font-weight:400;text-decoration:none;vertical-align:baseline;font-size:14pt;font-family:"Times New Roman";font-style:normal}#doc17384001 .c18{margin-left:-21.3pt;padding-top:0pt;text-indent:7.1pt;padding-bottom:0pt;line-height:1.5;orphans:2;widows:2;text-align:justify}#doc17384001 .c1{margin-left:-14.2pt;padding-top:0pt;padding-bottom:0pt;line-height:1.5;orphans:2;widows:2;text-align:justify;margin-right:-0.1pt}#doc17384001 .c12{margin-left:-14.2pt;padding-top:0pt;text-indent:14.2pt;padding-bottom:0pt;line-height:1.1500000000000001;orphans:2;widows:2;text-align:justify}#doc17384001 .c15{margin-left:-14.2pt;padding-top:0pt;padding-bottom:0pt;line-height:1.5;orphans:2;widows:2;text-align:center;margin-right:-0.1pt}#doc17384001 .c6{margin-left:-14.2pt;padding-top:0pt;text-indent:14.2pt;padding-bottom:0pt;line-height:1.5;orphans:2;widows:2;text-align:justify}#doc17384001 .c2{color:#000000;font-weight:700;text-decoration:none;vertical-align:baseline;font-size:14pt;font-family:"Times New Roman";font-style:normal}#doc17384001 .c14{color:#331f1b;font-weight:400;text-decoration:none;vertical-align:baseline;font-size:14pt;font-family:"Times New Roman";font-style:normal}#doc17384001 .c7{color:#331f1b;font-weight:700;text-decoration:none;vertical-align:baseline;font-size:14pt;font-family:"Times New Roman";font-style:normal}#doc17384001 .c17{color:#000000;font-weight:700;text-decoration:none;vertical-align:baseline;font-size:14pt;font-family:"Times New Roman";font-style:italic}#doc17384001 .c10{color:#000000;font-weight:400;text-decoration:none;vertical-align:baseline;font-size:9pt;font-family:"Times New Roman";font-style:normal}#doc17384001 .c4{color:#000000;font-weight:400;text-decoration:none;vertical-align:baseline;font-size:14pt;font-family:"Times New Roman";font-style:normal}#doc17384001 .c5{padding-top:0pt;padding-bottom:0pt;line-height:1.5;orphans:2;widows:2;text-align:left}#doc17384001 .c9{margin-left:-14.2pt;text-indent:14.2pt;margin-right:-0.1pt}#doc17384001 .c11{max-width:474.7pt;padding:42.5pt 42.5pt 56.7pt 78pt}#doc17384001 .c16{margin-right:5.8pt}#doc17384001 .c8{background-color:#ffffff}#doc17384001 .c3{height:10pt}#doc17384001 .c13{text-indent:14.2pt}#doc17384001 .title{padding-top:24pt;color:#000000;font-weight:700;font-size:36pt;padding-bottom:6pt;font-family:"Times New Roman";line-height:1.0;page-break-after:avoid;orphans:2;widows:2;text-align:left}#doc17384001 .subtitle{padding-top:18pt;color:#666666;font-size:24pt;padding-bottom:4pt;font-family:"Georgia";line-height:1.0;page-break-after:avoid;font-style:italic;orphans:2;widows:2;text-align:left}#doc17384001 li{color:#000000;font-size:10pt;font-family:"Times New Roman"}#doc17384001 p{margin:0;color:#000000;font-size:10pt;font-family:"Times New Roman"}#doc17384001 h2{padding-top:24pt;color:#000000;font-weight:700;font-size:24pt;padding-bottom:6pt;font-family:"Times New Roman";line-height:1.0;page-break-after:avoid;orphans:2;widows:2;text-align:left}#doc17384001 h3{padding-top:18pt;color:#000000;font-weight:700;font-size:18pt;padding-bottom:4pt;font-family:"Times New Roman";line-height:1.0;page-break-after:avoid;orphans:2;widows:2;text-align:left}#doc17384001 h4{padding-top:14pt;color:#000000;font-weight:700;font-size:14pt;padding-bottom:4pt;font-family:"Times New Roman";line-height:1.0;page-break-after:avoid;orphans:2;widows:2;text-align:left}#doc17384001 h5{padding-top:12pt;color:#000000;font-weight:700;font-size:12pt;padding-bottom:2pt;font-family:"Times New Roman";line-height:1.0;page-break-after:avoid;orphans:2;widows:2;text-align:left}#doc17384001 h5{padding-top:11pt;color:#000000;font-weight:700;font-size:11pt;padding-bottom:2pt;font-family:"Times New Roman";line-height:1.0;page-break-after:avoid;orphans:2;widows:2;text-align:left}#doc17384001 h6{padding-top:10pt;color:#000000;font-weight:700;font-size:10pt;padding-bottom:2pt;font-family:"Times New Roman";line-height:1.0;page-break-after:avoid;orphans:2;widows:2;text-align:left}#doc17384001 ]]>

Рами Гарипов – мастер перевода

        Перевод – великое дело, это одно из самых необходимейших условий прогресса. Для взаимопонимания, для постижения истины люди должны общаться. Общение же между народами зиждется на переводе, что не требует доказательств. Осознание этой непреложной истины нисколько не умаляет значения перехода духовных богатств от языка к языку. Чем крепче связь той или иной нации с духовным богатством, накопленным всем человечеством, тем она сильнее. Изучение чужого опыта способствует расширению кругозора каждого народа, открывает перед ним новые перспективы для роста. 
Вот какую важную функцию выполняет перевод. Свои задачи у перевода литературного. Это очень сложный процесс. Только тот, кто пробовал перевести с одного языка на другой хотя бы даже маленький рассказик, отлично знает, какой это тяжёлый, ответственный труд. И ему Рами Гарипов посвятил значительную часть своей жизни.

Цель моей работы:

1.Познакомить с переводческой деятельностью поэта

Задачи:

1.Изучить переводы некоторых произведений зарубежных авторов;

2.Проанализировать переводы.

3. Изучить оригиналы стихов поэтов.

4. Провести опрос среди обучающихся нашей гимназии.

Актуальность исследовательской  работы заключается в том, чтобы через переводы стихов познакомить с творчеством других поэтов, литературой других народов, расширить кругозор, интерес.

 Предмет исследования: стилистические особенности оригинала и его переводов на башкирский язык.

Новизна исследования заключается в собственном переводе стихотворений  с русского на башкирский язык.

Переводам Рами Гарипов посвятил значительную часть своей жизни. Первые опыты в этой области он начал делать в годы учёбы в Литературном институте. Как бы предчувствуя, сколько сил ему понадобится, чтобы дать возможность соплеменникам ознакомиться на башкирском языке с лучшими образцами мировой поэзии, молодой поэт написал в дневнике: «Я уже сейчас отчётливо вижу, какое невероятное богатство даст мне перевод! Удивительно полезный труд. Ищешь слова, какие и в голову тебе не приходили! Будто сам пишешь. Для самоусовершенствования, для обогащения языка и для привития себе поэтической культуры перевод – самое нужное, самое полезное дело, самое интересное и увлекательное! Отныне цель моя и мой девиз: «Учись, переводя, обогащайся, воспитывай себя» (18.03.52). 

Гарипов работал, ставя перед собой такие высокие цели, и с успехом их достигал. Он как бы состязался с поэтом, которого переводил, всю душу вкладывая в то, что делал. Рами стремился к совершенству, пробуя самые разные варианты. Поэтому ему и удавалось искусно передать на башкирском языке написанные на разных языках и в разную эпоху произведения, сохраняя их колорит, тепло и аромат.

Рами достиг высокой поэтической культуры и мастерства, стал одним из классиков башкирской литературы. Обозревая историю зарождения и развития поэтического перевода с русского языка на башкирский, оценивая его перспективы на будущее, нельзя не отметить огромную заслугу в данной сфере Рами Гарипова, чья активная деятельность подняла это искусство на большую высоту. В опубликованную в 1958 году книгу «Каменный цветок» вошли двадцать два переведённых им стихотворения тринадцати авторов – случай для башкирской литературы, можно сказать, небывалый. Однако дело, разумеется, не в количестве, а в качестве. Главное место в его книге отведено русской поэзии. Поэт намеренно начинает со стихов Пушкина и Лермонтова. Многие из них звучат так, будто слагались на башкирском языке.

Для того, чтобы выяснить насколько перевод стихотворений кропотливая работа и требует мастерства моими одноклассниками были выбраны стихи М.Лермонтова «Парус», А.Пушкина «Узник». Мы все активно переводили стихи в течение недели. Самые хорошие, на наш взгляд, переводы представлены вашему вниманию.

М

К некоторым стихам, например, Сергея Есенина, Рами Гарипов то и дело возвращался на протяжении многих лет. И ведь какие великолепные стихи подобрал он для перевода. Есенина ещё не ввели в школьные учебники, но Рами в первую очередь выбрал именно его стихи. Один только этот факт говорит о многом. Работа, начавшаяся с «Песни о собаке», не прекращалась. В общей сложности Рами перевёл на башкирский язык сорок пять стихотворений Есенина, то есть фактически целый сборник. Дошли до башкирского читателя и знаменитые «Персидские мотивы», способные состязаться с оригиналом по певучести и гармонии. Эта подборка претендует на право считаться вершиной башкирского поэтического перевода. Таких, как Сергей Есенин, обычно относят к категории непереводимых. Гарипов же, которому удалось проложить тропинку в творческий мир многих других поэтов, сумел подобрать волшебный ключик и к царству есенинских образов. Мало того,  русский поэт превратился в родного ему по духу, в единомышленника, становясь ему опорой в тяжёлые минуты.

Что касается переводов с русского языка, то возможностей для сравнения и компетентной оценки достаточно. Сопоставляя их с оригиналом, каждый раз поражаешься умению переводчика подбирать самые нужные башкирские слова, удачные словосочетания. Когда читаешь, например, поэму Александра Твардовского «Ленин и печник» по-башкирски, то русский текст уже забывается. Переводчик настолько проникся природой произведения, сумел сохранить его гармонию и лёгкий юмор, что возникает впечатление, будто это башкирский поэт повествует о событии, имевшем место на башкирской земле.

Собрав переведённые им на башкирский язык произведения более шестидесяти авторов, Рами Гарипов скомпоновал книгу, которую назвал «Моя антология». Как же он мечтал опубликовать её! «Моя антология», вышла в свет много лет спустя после его ухода — в 1990 году. Сюда вошли переводы с персидского, узбекского, китайского, японского, французского, немецкого, английского, латышского, украинского, азербайджанского, грузинского, армянского, киргизского, осетинского, аварского, чувашского и с других языков. В сборник «Моя антология» вошли переводы произведений двадцати пяти русских поэтов.  Ко всем нациям  Рами относился с одинаковым уважением. Во времена, когда почти ничего не говорилось о литературе переживших трагическую судьбу крымских татар, он общался с  поэтом Ризой Халидом и перевёл целую подборку его стихов.

Переводчик Рами Гарипов совершил ещё одно великое дело: в 1969 году он вернул своему народу эпос «Зухра и Алдар». Творческий путь Рами Гарипова всегда был тесно связан с фольклором. В отношении эпоса «Зухры и Алдара» он прав, говоря, что при его переводе требуется основательное знание истории и лингвистики. Данное произведение выполнено от начала до конца как раз с учётом этих требований на высоком качественном уровне. Поражают проявляющиеся в каждом предложении гибкость языка, его богатство, народность стиля. Именно благодаря знанию фольклора Рами удалось справиться с поставленной перед ним очень нелёгкой и непростой задачей — вернуть наследие народного творчества, возродить его на родном языке. Не знающий историю этого вопроса человек совершенно не почувствует, что это перевод.

Во время исследовательской работы большинством голосов было предложено перевод стихотворений А.Блока “Ночь.Улица.Фонарь.Аптека”,  К.Симонова “Жди меня”,К.Хетагурова “Мать сирот”, Генриха Гейне “Юноша девушку любит” и др. Нам такая работа показалась очень интересной и полезной в изучении башкирского языка .

Был проведен опрос среди 10,11 классов. На вопрос «Стихи каких поэтов, вы переводили бы на башкирский?», большинство ответило «Омара Хаяма!». И на вопрос «Стихи каких башкирских поэтов вы хотели бы перевести на русский язык?, ответ был, конечно, «Рами Гарипова!».

Как переводчик, больше всего сил и времени Рами Гарипов посвятил прославленному персидско-таджикскому поэту Омару Хайяму. Всего же им переведено на башкирский язык триста двадцать шесть строф. Рубаи Омара Хайяма были изданы отдельной книгой со вступительной статьей Гайсы Хусаинова в 1992 году.

Рами Гарипов вдохновил нас на перевод стихотворений  поэтов, в частности Омара Хаяма.

Благодаря своей требовательности, взыскательности и самокритичности Рами Гарипов создавал переводы, которые стали классикой и вошли в золотой фонд башкирской поэзии. В башкирскую поэзию Рами внёс ощутимый вклад не только как поэт, но и как переводчик, заставляя «говорить» по-башкирски великих стихотворцев других народов. Занимаясь этим, он выявлял скрытые до этого грани родного языка, открывал его безграничные возможности. Переводы Рами Гарипова стали для нашей литературы очень важным приобретением, существенно обогатили её.    Рами –это тот мастер перевода, который впитал в себя иноязычный стих и затем писал произведение на башкирском языке, с точностью соблюдая форму и содержание оригинала. Каждый национальный поэт в переводе Р. Гарипова интересен именно тем, что через подобранные переводчиком стихотворения передает менталитет своего народа.     

Проведенное исследование позволило сделать следующие выводы. Переводы Рами Гарипова  обогатили башкирскую поэзию, придав ей новое звучание и расширив возможности башкирского языка. Благодаря своему таланту он доказал, что созданные на русском языке великие строки можно с такой же силой передать и по-башкирски! Поэт пробуждает в душе читателя ещё большую любовь к родному языку и к поэзии. Перевод является не только средством знакомства с самыми выдающимися произведениями других литератур, но и своего рода богатой духовной подкормкой, дающей дополнительные импульсы развитию творческой мысли и совершенствованию эстетического вкуса нации. Исследование может быть полезно и интересно учащимся школ, которые интересуются переводом. Своей работой хотела привлечь внимание одноклассников к изучению башкирского языка. Результаты исследования могут быть использованы учителями при подготовке уроков, конкурсов, викторин.

nsportal.ru

Гарипов, Рами Ягафарович — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 11 июля 2017; проверки требуют 18 правок. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 11 июля 2017; проверки требуют 18 правок. В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Гарипов.
Рами Гарипов
Рәми Ғарипов

Фотография с сайта журнал Уфа
Имя при рождении Рамиль Ягафарович Гарипов
Дата рождения 12 февраля 1932(1932-02-12)
Место рождения село Аркаул, Салаватский район, Башкирская АССР, РСФСР, СССР
Дата смерти 20 февраля 1977(1977-02-20) (45 лет)
Место смерти Аркаулово, Башкирская АССР, СССР
Гражданство (подданство)
Род деятельности поэт, переводчик
Годы творчества 1950—1977
Жанр стихотворение, поэма
Язык произведений башкирский, русский
Премии Республиканская премия имени Салавата Юлаева (1988, посмертно)
Награды
 Медиафайлы на Викискладе

Рами́ Ягафа́рович Гари́пов (башк. Рәми Йәғәфәр улы Ғарипов; 12 февраля 1932 — 20 февраля 1977) — башкирский поэт.

Народный поэт Башкортостана Рами Ягафарович Гарипов родился 12 февраля 1932 года в селе Аркаул Салаватского района Башкирской АССР в семье колхозника.

Семилетнюю школу окончил в родной деревне, затем учился в Уфимской средней школе № 9[2][3].

В 1950—1955 годах — студент Литературного института им. А. М. Горького. По окончании института работал в редакциях газеты «Совет Башкортостаны», журнала «Агидель» и редактором художественной литературы Башкирского книжного издательства.

В 1959—1964 гг. Рами Гарипов жил в родных краях, работал секретарем комсомольской организации колхоза «Юрюзань» и совхоза «Саргамыш» Салаватского района, завотделом Салаватской районной газеты.

В 1964—1966 годах — литературный сотрудник газеты «Совет Башкортостаны», а в 1968—1972 гг. ответственный секретарь журнала «Башкортостан кызы».

Рами Гарипов начал печататься в 1950 г. Первое стихотворение опубликовано в журнале «Әҙәби Башкортостан» в 1950 г.

Первая книга стихов «Юрюзань» (1954) была дипломной работой студента Литературного института. Сборники стихов «Каменный цветок» (1958), «Песня жаворонка» (1964) он посвятил родному краю, природе, своим землякам. В последующих сборниках «Полет» (1966), «Заветное слово» (1969), «Рябинушка» (1974) — чувствуется тяготение к философской лирике. Размышления о смысле жизни, об исторической судьбе народа, о духовной связи поколений, тревога за будущее родного языка и культуры — определили суть поэзии Р.Гарипова. Он часто обращается к башкирскому поэтическому творчеству, особенно жанрам кубаира и классическим народным песням. Большая заслуга Р. Гарипова в возрождении и развитии этих жанров.

Р. Гарипов известен и как мастер художественного перевода, из поэзии Пушкина, Лермонтова, Есенина, Блока, Гейне, Рудаки, Р. Гамзатова и др. Им переведены так же на башкирский язык сборники рассказов И. Франко «К свету» (1959).

Поэт плодотворно работал над переводами рубаи О. Хаяма. Результатом его переводческой деятельности явилась книга «Моя антология» (1991).

За критическое отношение к советской национальной политике талантливый поэт Р. Гарипов подвергался преследованиям. Многие стихи остались неопубликованными при жизни поэта. Написанная в 1964 году поэма «1937» увидела свет лишь в 1987 году.

Член Союза писателей СССР с 1960 года, откуда исключен за стихотворение о любви к родному языку.

Умер от разрыва сердца 20 февраля 1977 года. Похоронен в Мусульманском кладбище г. Уфы[1].

Рами Гарипов посмертно удостоен звания Народный поэт Башкортостана (1992). Посмертно присуждена Республиканская премия имени Салавата Юлаева (1988) с формулировкой «За изданные в последние годы поэтические произведения»[4][5].

Самое известное стихотворение Рами Гарипова — «Туған тел» («Родной язык»).[6][7][8]

  • В музее Рами Гарипова

  • В музее Рами Гарипова

  • В музее Рами Гарипова

  • В музее Рами Гарипова

  • В музее Рами Гарипова

  • В музее Рами Гарипова

  • В музее Рами Гарипова

  • Сочинения. — В 3 тт. — Уфа, 1996—1998
  • Юрюзань. Стихи. — Уфа, 1954
  • Каменный цветок. Лирика. — Уфа, 1958,
  • Песни жаворонка. — Уфа, 1964
  • Полет. Стихи. — Уфа, 1966
  • Заветное слово. — Уфа, 1969
  • Рябинушка. Стихи. — Уфа, 1974
  • Звездные думы. Стихи. — Уфа, 1979
  • Песня подснежника. — Уфа, 1981
  • Моя антология. Переводы. — Уфа, 1990
  • Алырымкош менэн Бирмэмкош. Избранные произведения. — Уфа, 1992
  • Горицвет. Стихи. — Уфа, 1969.  (рус.)
  • Возвращение. Стихи и поэма. / Предисл. М. Карима. — М., 1981.

В деревне Аркаул Салаватского района открыт дом-музей, установлен бюст поэта. Создан документальный фильм о жизни и творчестве.

Имя Рами Гарипова носят:

  • Карим М. Письмо к Рами Гарипову. — Уфа, 1960.
  • Карим М. Лицом к восходящему солнцу. — Уфа, 1960.
  • Тимергалина Р. Рами Гарипов. Писатели Башкортостана. — Уфа, 1968.
  • Гайнуллин М., Хусаинов Г. Писатели Советской Башкирии. — Уфа, 1988.
  • Хусаинов Г. Слова завещания. О Рами Гарипове. Поэты. — Уфа, 1981.
  • История башкирской литературы. В 6 томах. — Т. 5. — Уфа, 1994.
  • Бикбаев Р. Слово поэта — совесть поэта. — Уфа, 1997.
  • Бикбаев Р. Рами. Книга о поэте. — Уфа, 2007-2008 (на русском и башкирском языках).
оцифрованные произведения в Национальной библиотеке имени Ахмет-Заки Валиди Республики Башкортостан
другие источники

ru.wikipedia.org

Внеклассное мероприятие посвященное народному поэту Р. Гарипову «Все доброе, что есть в моей груди…»

МОБУ СОШ с. Удельно-Дуваней

Благовещенского района Республики Башкортостан

Внеклассное мероприятие

посвященное народному поэту

Р. Гарипову

«Все доброе, что есть в моей груди…»

Выполнила и провела:

учитель башкирского языка

и литературы

Луговая Альфира Амировна

2016 – 2017 уч.г.

Рами Гарипов (1932 – 1977)

Цель: - знакомство с биографией и творчеством Рами Гарипова;

- способствовать воспитанию любви и уважения к творчеству поэта и к

башкирской литературе;

- расширить кругозор обучающихся, обогатить словарный состав.

Оборудование:

  1. Портрет Рами Гарипова;

  2. Стенная газета, посвященная народному поэту Р. Гарипову;

  3. Мультимедийный проектор;

  4. Магнитофон, аудиокассеты;

  5. Песни: «Сыңрау торна» - «Звенящие журавли», «Һау бул мөхәббәтем», «Салауат батыр».

  6. Книжная выставка «Все доброе, что есть в моей груди…».

Участники: Учитель, учащиеся 4 – 7 классов.

Учитель: Дорогие ребята, уважаемые гости, сегодня мы собрались на нашем литературном салоне, посвященном 80-летию со дня рождения народного поэта Башкортостана Рами Гарипова. Мы с вами поговорим о нем, прочитаем его стихи, послушаем песни. Песня, которая звучала в начале, называется «Сыңрау торна» - «Звенящие журавли» на слова народного поэта Рами Гарипова.

Наступит срок, друзья,

Все подытожит,

Уйду я в запредельные края.

И песни вам оставлю

И, быть, может,

В них тайна нам откроется моя.

Я небом был паря над облаками

Я был землей, когда ходил по ней

Я был огнем, когда пылало пламя,

Я был водой, когда журчал ручей.

И настоящим был я, и грядущим,

И прошлым был в стремительном пути

Так как же мне со всем расстаться сушим

Как от себя в небытие уйти?

Ведущий-1: Этими поэтическими строками мы начинаем Час поэзии, посвященный человеку с нежной романтической душой поэта и железной волей борца – Рами Гарипову.

Ведущий-2: «Все доброе, что есть в моей груди…» так назвали мы сегодняшнюю встречу.

Ведущий-1:. Все доброе, что есть в моей груди,

Все сколько ты сумеешь унести,

Всю одержимостью любовь мою.

Тебе навек я, песня, отдаю.

А все ненужное тебе – со мной исчезнет.

Обретясь во прах земной…

Ведущий-2: Так пело его сердце… И оно слишком рано, слишком неожиданно разорвалось. Всего 45 лет было Рами Гарипову, когда его не стало. Впоследствии о его смерти Мустай Карим скажет: «Разорвался в тишине огненный бубенец – сердце поэта».

1-ый ученик: И, еще при жизни, в 60-х – 70-х годах XX века Рами Гарипов сыграл исключительную роль в развитии башкирской поэзии, стал одной из центральных его фигур, но настоящее признание и любовь народа пришли к нему спустя годы после смерти.

2-ой ученик: В 1988 году посмертно он стал лауреатом Республиканской премии имени Салавата Юлаева в области литературы; в 1992 году удостоен звания «Народный поэт Башкортостана».

Учитель: Почему судьба его сложилось так нелегко и только сегодня творчество поэта получает признание у нового поколения? Полную биографию Гарипова и вдумчивый анализ его творчества еще предстоит сделать нашим ученым и критикам. А мы с вами сегодня лишь прикоснемся к личности настоящего Человека, Поэта и Гражданина.

Слайд 7.

3-ий ученик: Мустай Карим о Гарипове: «Он жил в звездном мире литературы. Что-то было в Рами Гарипове от дервиша-странника, скитальца. Для него вечностью была поэзия… Среди поэтов своего поколения Гарипов выделился очень рано. Первая же его книга стихов «Юрюзань» (1954 г.) оповестила о рождении нового яркого поэта и утвердила его. Я радовался приходу такого поэта, который способен прислуживаться не только к громкой песне листьев дерева, но и к шепоту его корней». Его первые стихи были полны лучезарной радости, оптимизма, любви к родной земле, к природе.

Слайд 8,9,10.

4-ый ученик: Детство Рами Гарипова прошло среди прекрасной природы Приуралья, на реке Юрюзани. Поэт родился 12 февраля 1932 года в деревне Аркаулово Салаватского района Башкортостана. Отец его Ягафар Мухаметрахимович с первых дней Великой Отечественной войны ушел на фронт и погиб в сражениях под Сталинградом. Осталось в семье четверо детей, из них Рами был старшим. Их воспитала мать Гульмарьям Хисбулловна. Слайд 11.

1-ый ученик: Слайд 12. Немало поэтических строк посвятил поэт своему детству, маме, отцу, любимой реке детства – Юрюзани. Образ этой реки неотделим у Рами Гарипова от образа родины, ее истории, а волны реки поэт сравнивает с волнами своего сердца – стихами. Слайд 13, 14, 15, 16

2-ой ученик:

… Вспыхивает радуга дугою,

И простор в цвету – куда ни глянь,

И, ни сна не зная, ни покоя,

По камням ты скачешь, Юрюзань.

То петляя, как напев курая,

То подковой выгнувшись, - для нас

На бегу ведешь ты про Юлая

И про Салавата свой рассказ.

На веку встречал я рек немало –

Жажду можно утолить везде.

Только мне чего-то не хватало

В их – прозрачной, как твоя, - воде.

…Я хочу, чтоб, прибавляя в силе,

Волны моего сердца бурили

И, смешавшись с солнцем пополам,

Как Нои, дорогу проложили

К звонким человеческим сердцам.

3-ий ученик: Слайд 17. Пятнадцатилетним юношей приехал Рами в Уфу и был принят в школу-интернат для осиротевших детей. Слайд 18. Сейчас это Башкирская республиканская гимназия имени Р.Гарипова. Годы учебы Рами Гарипова в Уфе … Каким он был тогда? Как запомнился он людям? Кто дружил и общался с ним? Слайд 19. Вспоминает школьный друг Гарипова, летчик 30-летним стажем Махмут Шафиков: «Это был тихий, серьезный мальчишка. Очень любил гуманитарные предметы, а вот к математике не лежала его душа. Литературу очень любил, читал много и «запоем». Псевдоним у него был «бабай». Слайд 20. Это от уважения к нему, за то, что много знал, всегда к нему за советом обращались. Вместе мы решили в аэроклуб поступать, тогда каждый мальчишка летчиком мечтал стать. Прошли медкомиссию, обоих зачислили, летом летать начали. У Гарипова в кармане летнего комбинезона постоянно была записная книжка, в которой он часто делал какие-то заметки. Слайд 21. Часто оставались ночевать на аэродроме, и тут, по ночам, читал он мне свои стихи…». Но не суждено было Рами Гарипову стать летчиком, подвело зрение.

4-ый ученик: Слайд 22. Есть у Гарипова стихотворение «Полет», в котором живут его детская мечта о небе, и образное сравнение жизни человека с полетом, и страстное желание оставить светлый след в душе народа… Слайд 23, 24, 25, 26, 27

1-ый ученик:

Лечу, лечу!

Едва ль не от рожденья

Лететь куда-то требуется мне.

Вся жизнь моя – то взлеты, по паденья,

Сам – на земле, а взор мой – на луне.

Я мог взлететь, взяв крылья у жар-птицы,

Я мог в полет пуститься и без крыл:

Летел я наземь с быстрой кобылицы

И со стогов – и вновь в полет спешил.

…И лишь в ракете над землей, пожалуй,

Не довелось мне подняться мне в зенит.

Но сердце, оставляя росчерк алый,

Дыша огнем, стремительно летит.

2-ой ученик: Слайд 28. В 1950 году Союз писателей Башкирии послал Рами Гарипова в Москву в Литературный институт имени Горького, который он успешно закончил. Слайд 29. Москва много дала поэту. «У меня здесь как будто появилось второе дыхание, - говорил Гарипов. – Как будто раздвинулись горизонты Вселенной, чувствую, как становлюсь богаче, как растет желание работать и работать…» Слайд 30, 31, 32. Именно в Москве, заканчивая институт, встретил рами Гарипов девушку, работницу швейной фабрики по имени Надя, которая подарила ему свою любовь, понимание и поддержку. Надежна Васильевна стала женой поэта, его верным другом и помощником, матерью троих его детей.

3-ий ученик: Слайд 33. Любовь вдохновляла и открыла поэта, давала ему силу жить и переносить невзгоды. Многие его стихи о любви стали песнями.

Учитель: А теперь послушаем песню «№ау бул, м0х2бб2тем» - «Прощай, моя любовь». (Включается песня на башкирском языке «№ау бул, м0х2бб2тем»). Слайд 34, 35, 36, 37.

4-ый ученик: Слайд 38. 1955 год. Окончен Литературный институт. Вместе с женой Рами Гарипов возвращается в Уфу, работает литературным сотрудником в республиканских газетах.

Слайды 39 – 48 показывать до стихотворения «Родной язык».

1-ый ученик: Все, казалось бы, складывается у него хорошо… Выходит вторая его книга «Каменный цветок», более зрелая, более совершенная в художественном отношении. Но, в то же время, «замечался в ней налет придуманного и представляемого, меньше было пережитого и выстраданного», - пишет Мустай Карим.

2-ой ученик: И однажды он принял решение. Будучи уже признанным поэтом и отцом семейства, он, погрузив свой нехитрый скарб и домочадцев в старую полуторку, уехал из Уфы в свои родные края. Больше пяти лет он был в родном совхозе секретарем комсомольской организации и заведующим отделом районной газеты. Он прожил там насыщенный волнениями и размышлениями период жизни.

3-ий ученик: Он вернулся в Уфу с новой книгой. Радость приносила его читателям звонкие по звуку, ясные по мысли стихотворения, полные торжества жизни. «Возвращение», «Односельчане», «Земля моя, здравствуй», «Жеребенок», это стихи поэта тех лет. Они вошли в его книгу «Возвращение», вышедшую уже после смерти поэта в Москве в 1981 году.

4-ый ученик: В 1964 году, после возвращения в Уфу, Гарипов работает в газете «Совет Башкортостана», затем в журнале «Башкортостан кызы», пишет лучшие свои стихи.

1-ый ученик: Один за другим выходят сборники его стихов на башкирском языке «Песня жаворонка», «Полет», «Аманат», «Рябинушка», сделавшие Рами Гарипова одной из центральных фигур башкирской поэзии. В стихах Рами Гарипова читатель видит философские размышления поэта о смысле человеческой жизни, о своем месте в этой жизни, о горячем желании много сделать, много успеть. Но жизнь не дает возможности возвратиться в прошлое…

2-ой ученик: Конец 60-х годов. 70-е годы… Тогда огромную силу набирала бюрократия. Существовал запрет на все, что выходило за рамки партийной идеологии в общественной жизни и особенно в искусстве. И в то время, которое мы сейчас называем временем застоя, он выступал против лжи, лицемерия и ханжества, боролся за то, чтобы эрозия равнодушия не разъедала человеческие души.

3-ий ученик: Смелое гражданское слово Гарипова не всегда в те годы встречало понимание. Его обвиняли в национальной ограниченности, своенравии. Эти обвинения усилились после появления стихотворения «Родной язык», в котором поэт поднимает вопросы сохранения и развитие родного языка.

Ведущий-1 Слайд 49. Ведущий-2 Слайд 50.

Я, как пчела в саду цветущем, в поле,
Как жемчуга искатель в глубине,
Тружусь, веду свой поиск, и все боле
Родной язык волнует душу мне.

Сэсэна сказ и матери напевы
Для жизни он вобрал, а не для лжи.
В нем колосятся про отцов посевы,
В нем жив мой предок, правнук будет жив.

К народам-братьям с ним прийти я вправе,
Чтоб он звучал средь языков других.
Кто низким вздумал бы язык наш ставить,
Сам не высок тот в помыслах своих.

Чьим сыном без него назваться мне бы,
Чтоб общий подвиг с братьями вершить?
Есть у меня с ним и земля, и небо,
Я без него — безвестный, без души.

4-ый ученик: Слайд 51. Тимер Юсупов, башкирский писатель: «Не все, далеко не все отважились открыто говорить о трагедии родного народа, выступать против тех, кто толкал его, народ, на край пропасти. А он говорил! Он выступал! И потому стал жертвой своей отваги и мужества!»

1-ый ученик: Слайд 52. Каким человеком был Гарипов в жизни, каким он запомнился тем, кто знал его, общался с ним? Многие запомнили его удивительную улыбку: подавая руку при встрече, он излучал свет, улыбаясь от своего сердца.

2-ой ученик: Слайд 53. Вспоминает Равиль Бикбаев: «Говоря о Рами, нельзя не вспомнить о его удивительном внимании к людям. Он был готов слушать и выслушивать каждого, кто к нему обращался, хотя со временем было трудно. Откладывал все насущные дела и слушал».

3-ий ученик: Слайд 54. Вспоминает Мустай Карим: «Рами был не из тех, кого называют «душа нараспашку», свои чувства выражал по-мужски скупо. А если дело касалось защиты справедливости, осуждения какой-нибудь напраслины, навета, говорил прямо, без околичностей. Когда он из видных прозаиков увлекся стихотворчеством, во время одной из творческих встреч сказал прямо и недвусмысленно: «Мы все были бы в выигрыш, если бы Вы бросили баловаться стихами и писали себе прозу». Выстрел был, что называется, снайперский».

Ведущий-1: Каким Гарипов был мужем, отцом, семьянином? Читайте дневники поэта, опубликованные во втором томе сочинений Рами Гарипова, читайте фрагменты личных писем поэта к жене, напечатанные в газете «Истоки» за 1992 год, №3, и вам откроется тонкая и впечатлительная, искренняя и ранимая душа поэта. В одной странице его дневника есть такие строки стихотворения «Салават Юлаев». Слайд 55.

С камчою руку над собой подняв,

В стремительном порыве, словно ветер,

Он осадил горячего коня –

Свои полки зовет вперед, в бессмертье!

Как не рассыплется песком седой Урал,

Как Агидель не потечет обратно,

Так вместе Пугачев и Салават

В веках всегда пребудут, словно братья…

Когда ж на зов страны вставал Урал,

От волжских вод до Эльбы мчались кони!

Перед царями головы не склонявший,
И перед другими башкир не склонит головы!..

А теперь послушайте песню на слова Рами Гарипова «Салауат батыр». Слайды 55,56,57,58.

Ведущий-2: Слайд 60. Последние годы жизни Гарипова были трудными… Стихи его не публиковались, взгляды не поддерживались, а преследовались.

Ведущий-1: Он первым из башкирских поэтов гневно осудил кровавые события 1937 года, когда в лагерях погибли сотни тысяч невинных людей. Его поэма «Поклонение», осуждающая этот трагический период в истории страны, была написана в 1964 году, а напечатана спустя 23 года, в 1987.

Ведущий-2: Все волновало поэта, много он хотел еще сказать людям, предостеречь от ошибок… «Скажи, кукушка, сколько мне жить осталось, чтобы успеть все сделать, но не успею…»

Совсем мало прожил рами Гарипов. В 45 лет, 20 февраля 1977 года разорвалась сердце мужественного поэта. Он похоронен на мусульманском кладбище г.Уфы, на могиле установлен памятник из мрамора.

Ведущий-1: Умер поэт. Но остались его стихи, его мысли и переживания, запечатленные в его поэтических строках…

Ведущий-2: Слайд 61. В деревне Аркаул Салаватского района открыт дом-музей, установлен бюст поэта. Создан фильм о жизни и творчестве.

Ведущий-1: Имя Рами Гарипова носят:

Ведущий-2: Значит, жива его душа! Жив поэт, пока его помнят, читают, любят!

infourok.ru

Рами Гарипов — фото, биография, личная жизнь, причина смерти, книги, стихи

Биография

При жизни поэт Рами Гарипов прославился как автор переводов, а также создатель философской лирики и трогательных пейзажных работ. Посмертно он получил премию имени Салавата Юлаева и стал человеком, стихи которого любит и ценит башкирский народ.

Детство и юность

Биография Рами Ягафаровича Гарипова началась в небольшом селении, расположенном в Салаватском районе Башкирской АССР. 12 февраля 1932 года стало праздником для родителей, которые были выходцами из рабоче-крестьянской сферы.

Отец Ягафар Мухаметрахимович был председателем сельсовета, заслужившим доверие руководства и вскоре возглавившим местный колхоз. Мать Гюльмарьям Хизбулловна воспитывала младшее поколение и успевала заниматься разведением овец и коз.

Детство Рами было безоблачным до лета 1941 года, а потом началась война с фашистами, и глава семьи ушел на фронт. Он погиб под Сталинградом вместе с коммунистами-добровольцами, и мальчик с тремя братьями и сестрами попал в число советских сирот.

Будущий поэт на правах старшего помогал матери по хозяйству, косил сено, пас животных, пилил деревья и сплавлял лес. А в редкие минуты отдыха он увлеченно читал книги и, не замечая времени, с головой уходил в этот процесс.

В трудные послевоенные годы мальчик учился в школе-семилетке, где, по воспоминаниям близких друзей, отдавал предпочтение гуманитарным предметам. Он не уважал математику и с трудом решал уравнения, заслуживая частые замечания от директора и учителей.

Вместе с одноклассниками в юношеском возрасте Гарипов присоединился к аэроклубу и, пройдя курс подготовки, получил право летать. Правда, мечтам стать авиатором было не суждено сбыться, потому что приходилось работать, чтобы обеспечить овдовевшую мать.

Рами Гарипов за работой

Женщина отказалась от заботы и отправила сына учиться дальше, чтобы он получил аттестат зрелости, а потом институтский диплом. К этому моменту Рами уже стал автором ряда стихотворений, в которых описывались романтические чувства, природа и любимый дом.

Было понятно, что будущее юноши окажется связанным с творчеством и по окончании литературного вуза он станет работать в газетах. И действительно, в 1950-х Гарипов сотрудничал с «Советом Башкыртостаны», а потом печатал там собственные произведения на протяжении десятков лет.

Личная жизнь

Судя по сохранившимся фотографиям, Рами обладал привлекательной внешностью, в его личной жизни было много подруг и друзей. Девушка по имени Надежда стала единственной избранницей, музой, помощницей в творчестве и матерью троих детей.

Молодые люди познакомились в литературном московском институте, и их отношения привели к браку, выдержавшему череду невзгод. Супруга, жительница столицы, переехала вслед за мужем в Башкирию и всем сердцем полюбила гостеприимный простой народ.

Поэзия

В 23-летнем возрасте Рами устроился на службу в книжное издательство, где была опубликована первая книга под названием «Юрюзань». В нее вошли школьная лирика, а также стихи, написанные в институте, и читатели почувствовали, что талантливый автор показал только первую грань.

Расцвет творчества башкирского поэта пришелся на 60-е годы, когда он стал ответственным секретарем журнала и комсомольской ячейки совхоза Саргамыш. Сборник произведений «Каменный цветок» был посвящен родному краю и по легкости напоминал лучик солнца, едва показавшийся из-за крыш.

ДЕТИ РАМИ ОБ ОТЦЕ Азамат Гарипов: Думаю, если атай не был поэтом, то из него получился бы очень хороший архивист. Как...

Опубликовано Рами: дневник поэта - фильм о Рами Гарипове Четверг, 19 марта 2020 г.
Рами Гарипов с семьей

Таким же настроением были проникнуты, стихи, вошедшие в «Песни жаворонка», опубликованные уфимским издательством в 1964 году. Там с энтузиазмом воспевались величие девственной природы родного края и характеры крестьян и рабочих, привыкших к тяготам и труду.

Благодаря этим сборникам Гарипова приняли в Республиканский союз башкирских писателей, членство в котором открыло перед мужчиной множество дверей. Журналы и газеты выстроились в очередь за новыми произведениями, которые восхищали критиков и пользовались успехом у простых людей.

В этот период, кроме собственных сочинений, Рами делал литературные переводы, познакомившие читателей с великими книгами Генриха Гейне и Ивана Франко. Изучая библиографию этих авторов, поэт погружался в философские размышления, поэтому адаптация иностранных строчек шла стремительно и легко.

Особым изяществом отличалось переложение касыд таджикского творца Рудаки, который был родоначальником персидской поэзии, сложившим тысячи рифмованных строк. Традиционное восточное мировосприятие оказало влияние на Гарипова и привело к появлению стихотворений, вызвавших всеобщий восторг.

Оно отразилось в поздних сборниках «Полет», «Рябинушка» и «Заветное слово», где слились современные тенденции и национальный башкирский фольклор. Автор выражал озабоченность судьбой собственного народа, поэтому вместо ранних мажорных тональностей перешел в мрачный минор.

"В этом году исполнилось 85 лет со дня рождения народного поэта Башкортостана Рами Гарипова. Размышления о судьбе...

Опубликовано Гали Хасановым Понедельник, 20 марта 2017 г.
Рами Гарипов на лошади

Скандальную славу получило стихотворение «Родной язык», прославлявшее священное чувство любви к родине, воспитанное с древнейших времен. Оно породило шквал критики со стороны коллег по профессии, среди которых были носители известных имен.

Кроме того, в 70-е годы стала известна поэма «Поклонение», в которой Гарипов осудил репрессии сотен ни в чем не повинных людей. Произведение не приняли к публикации из-за смелых, прямолинейных высказываний, вызвавших бурю негодования и гнева советских властей.

Автору запретили декламировать отрывки во время телевизионных и радиовыступлений, но, несмотря на это, в прямом эфире, он прочел несколько строк. Это привело к моментальному исключению из башкирского союза писателей и к тому, что редакторы издательств перестали пускать Рами на порог.

Пришлось отказаться от обнародования поздних поэтических произведений и вплоть до конца жизни остаться за пределами творческих и общественных кругов. Единственным источником дохода Гарипова оставались литературные переводы, вошедшие в книгу «Моя антология» в начале 1990-х годов.

Смерть

Переживания по поводу творчества повлияли на здоровье Рами Гарипова и стали причиной смерти в 1977 году. Врачи диагностировали разрыв сердца, и это стало официальной версией, но близкие знали, что поэт попросту не пережил гонение и нужду.

Спустя десятилетие после трагедии о Гарипове неожиданно вспомнили и присудили премию Салавата Юлаева и почетное звание «Народный поэт». Вышло собрание сочинений, включавшее множество произведений, которые запрещались к публикации на протяжении долгих лет.

Библиография

  • 1954 – «Юрузань»
  • 1958 – «Каменный цветок»
  • 1964 – «Песни жаворонка»
  • 1964 – «Поклонение»
  • 1966 – «Полет»
  • 1969 – «Заветное слово»
  • 1974 – «Рябинушка»

Память

  • Башкирская республиканская гимназия-интернат № 1 им. Рами Гарипова
  • Музей Рами Гарипова в селе Аркаулово
  • Улица Рами Гарипова в селе Аркаул
  • Улица Рами Гарипова в Уфе
  • Улица Рами Гарипова в Мелеузе
  • Литературная премия им. Рами Гарипова

24smi.org

Табыныу 1937 - стихи Рами Гарипова на башкирском языке

Алла ла, батша ла, батыр ҙа –
Азат итмәҫ бер кем беҙҙе.
Бары үҙ ҡулдарыбыҙ менән
Яуларбыҙ үҙ иркебеҙҙе.

«Интернационал»

I

Мең туғыҙ йөҙ утыҙ етенсе йыл!..
Мең туғыҙ йөҙ утыҙ етелә
Мең туғыҙ йөҙ Ун Етене ҙурлап,
Илем минең изге ителә.
Мең туғыҙ йөҙ утыҙ етенсе йыл!..
Мең туғыҙ йөҙ утыҙ етелә,
Мең туғыҙ йөҙ
Ун Етене хурлап
Илем минең етем ителә.

Мең туғыҙ йөҙ утыҙ етенсе йыл!
Әйт дөрөҫөн, заман үтенә:
Мең туғыҙ йөҙ утыҙ ете һуйыл
Мираҫ инеме Ун Етенән?..

Әкиәттәге серле ҡурай һымаҡ,
Әйт, был ниндәй ҡанлы тантана?
Бер осоңдан һинең балың тамһа,
Бер осоңдан ниңә ҡан тама?..

II

Бер ҡараһаң, утыҙ етелә
Ҡотоптарға осоп етелә;
Бер ҡараһаң, утыҙ етелә
Ҡоштар осоп етмәҫ ерҙәргә,
Башиар ҡайтып етмәҫ гүрҙәргә
Аҫыл ирҙәр алып кителә…
Бер ҡараһаң, утыҙ етелә
Оло байрам, һабан туйындай;
Бер ҡараһаң, утыҙ етелә
Урман йыҡҡан ҡара ҡойондай,
Аҙмы аҡыл харап ителә,
Күпме күңел нахаҡ кителә!..
Бер ҡараһаң, утыҙ етелә
Бөтә илем сәскә атҡандай,
Хөр емештәр өҙп ҡапҡандай;
Бер ҡараһаң, утыҙ етелә
Аяҙ көндә йәшен атҡандай,
Аҙмы өйҙән мәйет сыҡҡандай…
Бер ҡараһаң, утыҙ етелә
“Тымыҡ Дон”дар ижад ителә;
Бер ҡараһаң, утыҙ етелә
“Тәрән тамырҙар” юҡ ителә…
Әкиәттәге серле ҡурай һымаҡ,
Әйт, был ниндәй ҡанлы тантана?
Бер осоңдан һинең балың тамһа,
Бер осоңдан ниңә ҡан тама?..

III

Бала сағым – ҡолон сағым минең,
Был афәткә ниңә юлыҡтың?
“Халыҡ дошманы” тип ил улдарын
Иң ҡаһарман халҡым батырҙарын –
Тарихтан мин ниңә йолоҡтом?
Сабый күңелемде, йәйғор һымаҡ,
Биҙәп торған тәүге йондоҙҙар –
Илтеүселәр еңеү байраҡтарын –
Ниңә минең кескәй бармаҡтарым,
Күҙегеҙҙе соҡоп юйҙылар?
Кескәй йөрәгемә шик-шом һалып,
Ниңә аҡты ҡара тинеләр?
Тәү ятлаған шағир дуҫҡайҙарым –
Хөр халҡымдың тәүге Туҡайҙары –
Улармы һуң дошман инеләр?
Күҙҙе асҡан тәүге китаптарым,
Мең туғыҙ йҙ утыҙ етелә —
Ниңә һеҙҙе, ҡулдан тартып алып,
Урта быуат уттарына һалып,
Яндырҙылар, һәләк иттеләр?
Ниңә шул саҡ, бер әүлиә булып,
Дөрөҫлөктө илем белмәне?
Күрер ине тоғро улдарының
Ленинсылар булып үлгәнен,
Бирер ине илем үҙ йәнен!..

IV

Мең туғыҙ йөҙ утыҙ етенсе йыл!..
Мең туғыҙ йөҙ утыҙ етелә
Ҡан һуғарған, ут эсендә тыуған,
Саҡ-саҡ әле егрмеһе тулған
Ярты баҡсабыҙ юҡ ителә,
Балта менән ҡырып кителә…
Яңы ҡыуаҡ ҡалҡып, тын алмайса,
Егерменсе йыйын йыйылмайса,
Бикле ята беҙҙең күп эштәр, —
Әйтерһең дә, ут-ғәрәсәт үтеп,
Урау юлдан тура юлға етеп,
Балҡымаған ерҙә Бабичтар!..
Әйтерһең дә, Туфан ҡал(ы)ҡмаған.
Булмаған да Һәҙиә, Юлтыйҙар!..
Юҡ, булмаған, тиеп, егерме йыл,
Мең ялғанды беҙгә тылҡыйҙар…
Әкиәттәге серле ҡурай һымаҡ,
Әйт, был ниндәй ҡанлы тантана?
Бер осоңдан һинең балың тамһа,
Бер осоңдан ниңә ҡан тама?..

V

Шулай ине, тиҙәр, заманы…
Ә ҡайҙа һуң кеше иманы?
Ә бит күптәр, һатып иманын,
Ҡалҡан итте шул саҡ заманын.
Әкиәттәр хаҡты әйткеләй:
Күптән булған ерҙә Әпкәләй.
Салауатты һатҡан Ҡолойҙар
Һәр заманда сығып олойҙар.
Яңғыҙ ағас урман булалмай,
Һапһаҙ балта урман ҡыралмай;
Балтаһынан бигерәк урманды
Кем һуң белмәй һабы ҡырғанды?
Хәҙер мәғлүм юха ялғаны
Утыҙ етелә ни ҡылғаны…
Улар мең туғыҙ йөҙ Ун Етелә,
Яҡтылыҡтан ҡасты, өкөләй;
Ә мең туғыҙ йҙ илле етелә
Эҙен юйҙы күҙҙән, төлкөләй…
Тик ҡырын эш ҡырҡ йылдан һуң да –
Ҡырҡ төҫкә кермә – беленә:
Ил күҙенән эҙен юйғандың да
Ил ҡаны бит тама еңенән!
Юҡ, был һүҙҙәр ҡон юллауҙан түгел,
Ҡоно ҡайтырлыҡмы был ҡандың?..
Ете йәшәр ләкин күреп торһон,
Етмеш йәшәр ниҙәр ҡылғанды!
Бармаҡ төртөп уға күрһәтмәйек,
Тик ҡылғаны, бүлеп йоҡоһон,
Мең туғыҙ йөҙ утыҙ ете ҡабат
Ярты төндә ишек шаҡыһын!..

VI

Мең туғыҙ йөҙ утыҙ етенсе йыл!..
Ниңә хәҙер һинең яманат?
Юҡ, туйҙан һуң дөмбөр ҡағыу түгел,
Килер быуынға был – Аманат.
Биҙәмәйек беҙ ҙә үҙебеҙҙе,
Асылғас та алда бар томан, —
Ни мәғәнә хәҙер ул саҡтағы
Һуҡыр күҙгә һөрмә тартыуҙан?
Ул саҡта ла беҙ бит тере инек,
Тик күтәргән инек Алланы.
Ә алланың – ҡайһы алланың һуң –
Дөрөҫ булғаны бар ялғаны?
Эй табыныу, һуҡыр табыныу һин,
Ни әшәке һинең ишенән?
Һәр әҙәмдә зиһен йоҡламаһа,
Ни көслө һуң ерҙә кешенән?
Беҙ бит донъя ҡыл өҫтндә саҡта,
Ҡурсып уны ерҙә уттан-йоттан,
Еңеп сыҡтыҡ аҙмы дошманды?
Бит үлемдән ерҙе юлып алып,
Ерҙә тәүге Ирек Юлын һалып.
Атҡарҙыҡ беҙ Тарих ҡушҡанды!
Бөтә йыһан беҙгә табынғанда,
Ниңә һуң беҙ уға табындыҡ?
Гүйә беҙ юҡ инек!.. Ниң шулай,
Ер аҫтына һеңеп аҡҡан һыуҙай,
Хаҡлыҡ өсөн һуңлап табылдыҡ?..
Бер Аллаға барыһын япһармайыҡ,
Бейемәйек ҡәбер өҫтөндә,
Хурламайыҡ уға ышанғанды,
Тарих төҙәлмәй ул өс көндән.
Ышанғандын күҙен йылдар асыр,
Еңел түгел Юлдар үтеүе,
Еңел түгел хатта бер өйрәнгән
Таяҡты ла ташлап китеүе…
Ә ул маяҡ ине! Ул киткәндә,
Аҙмы күҙ йәшебеҙ ҡойолдо!
Күкрәктәрҙән йөрәктәрҙе үлем
Һурып алған һымаҡ тойолдо.
Ләкин Тормош үҙе килеп тапты
Тарих ижадсыһы – халыҡты.
Ҡулдан инде бер кем алмаҫ тартып
Ҡорбан биреп алған Хаҡлыҡты –
Ленин васыят иткән Хаҡлыҡты!

VII

Мең туғыҙ йөҙ утыҙ етенсе йыл!..
Онотма һис уны һин, кешем.
Мең туғыҙ йөҙ Утыҙ Етене һаҡла,
Мансылмаһын ҡанға емеше!
Ер күтәрмәҫ ауыр был вәхшәтте
Ил күтәрҙе, төшкәс башына.
Килер быуындарға ғибрәт итеп,
Яҙ һин уны тарих ташына.
Был вәхшәтте Тарих онотмаһын,
Онотмаһын тыуыр быуындар,
Ерҙә тағы берәй алла тыуһа,
Ул алланы ерҙән ҡыуһындар!
Был донъяла бер йыл оҡшамаһын
Утыҙ етенсе йыл ишегә,
Бер аллаға кеше табынмаһын,
Табынһын тик кеше кешегә:
Батшаларҙы йыҡҡан кешегә,
Аллаларҙы йыҡҡан кешегә,
Ай-йондоҙға баҡҡан кешегә,
Ураҡ-Сүкеш тотҡан кешегә!..

1964 йыл, сентябрь.
Дубулты – Өфө.

Перевод на русский язык

Поколение 1937

Отрывки из поэмы

I (строки 10-17)

Год тысяча девятьсот тридцать седьмой!
Время просит правду ему сказать:
Те тысяча девятьсот тридцать семь дубин
Наследство года семнадцатого?
Подобно волшебному кураю из сказки,
Скажи, кто кровавый сей пир затеял?
Если мёдом один конец обмазан,
То почему другой окровавлен?..

II (строки 1-6)

С одной стороны, в тридцать седьмом
До полюса наш человек долетел;
С другой стороны, в том же тридцать седьмом,
В безвестные дали, куда и птицы не долетали,
Навечно спроваживали лучших людей…

V (строки 1-4)

Такие уж были времена, говорят…
А где ж совесть была человеческая?
Многие, совесть свою продав,
Как щитом, эпохой той прикрываются.

VII (строки 5-12)

Тяжесть ту, что камень не снесет,
Гордо и достойно снес народ.
Ты про то на камне просверли,
Чтоб потомки прочитать смогли.
Не забудь, история, о том,
Как мы били божеству челом.
И коль бог объявится опять –
Торопи его с земли прогнать!

VII (строки 15-20)

Пусть же поклоняется навек
Только человеку человек –
Человеку, что прижал царей
На просторах суши и морей,
Силу духа над землей вознес
И вознесся сам до самых звезд.

Похожие стихи

nashi-stihi.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.