Пушкин стих про дядю


Мой дядя самых честных правил ("Евгений Онегин") // Пушкин, Александр

отправитьотменить

»

неназвавшийся

но боже мой какая сука

— Скука, а не сука!!

распахнуть ответы - 1

»

но боже мой какая сука

но боже мой какая сука

— Скука а не сука!!

распахнуть ответы - 1

»

неназвавшийся

хорошее стихотворение я его за 2 минуты выучил

— я тоже слишком легкое

распахнуть ответы - 1

»

неназвавшийся

за минуту выучил

прикольный стих***

»

неназвавшийся

Вы знаете,учить это стихотворение очень легко.У меня ушло минут 10.Пушкин очень хороший поэт!

»

Каспийский Груз

Легкий очень!!!

»

неназвавшийся

Ахуенный стих!!)

конечно,если бы это было бы по-желанию ,для себя прочитать раза 3 - норм,а вот учить,увы,только время тратить(...

— 5 минут потраченного времени что то решит в твоей жизни?

распахнуть ответы - 1

»

неназвавшийся

МНЕ НРАВИТСЯ ЛЕГКОЕ ТОЛЬКО ТЕРПЕНИЕ НУЖНО

»

неназвавшийся

говно

— Придурок

распахнуть ответы - 1

»

неназвавшийся

Люблю Пушкина!!!!

— Я тоже

распахнуть ответы - 1

оригинальное стихотворение!))))

»

неназвавшийся

Стих гавно ебаное еле выучил

— учить нефиг делать

— Ой лол, было бы что учить...

— дебил)

распахнуть ответы - 3

»

неназвавшийся

Гавно сих

— Псих

распахнуть ответы - 1

»

неназвавшийся

быстро учится!!!!

»

неназвавшийся

норм

»

неназвавшийся

Мой дядя самых честных грабил
Когда не в шутку прихворал
Он всю мусарню раком ставил Любой в ментуре отсосал
И эта маза под конвоем
Пример шпане малой на воле
Что беспантовая делема
Быть клоуном, такая тема
Для полудохлого вора
Ему давно наверх пора
Печально принимать маляву
Давать все вору на халяву
Мечтать,когда же тебя срубит
Когда тебя менты погубят

мой дядя честный вор в законе
когда зависнул на крестах
не встать ,не спать уже не взмочь
какойже бльн дешевый зихер
мне с бабаем играть жмурка
ему смандячил кисляка
колеса гнать, да делать не хер
шептать и бормотать под нос когда ж ты здохниш подлый пес

»

неназвавшийся

Стих-Легенда. Автор-Гений!

»

неназвавшийся

!

»

неназвавшийся

Но, боже мой, какая скука

— Сидеть с больным и день и ночь

— Когда же чёрт возьмет тебя!

распахнуть ответы - 2

»

неназвавшийся

Хорошие стихотворение!!!

»

неназвавшийся

Хороший ,жизненный стих!!!

»

неназвавшийся

так себе

— Черт подери, я не шучу!

распахнуть ответы - 1

»

неназвавшийся

хороший поет но думаю его переоценивают

»

неназвавшийся

ничего пушкин не гений

»

неназвавшийся

Гений

»

неназвавшийся

Специально засекла время и выучила стих за 3 минуты. :)

— и что, похлопать?

распахнуть ответы - 1

»

неназвавшийся

Отличное стихотворение я его выучил за 5 минут

— ну молодец, но хвастаться зачем?

распахнуть ответы - 1

»

неназвавшийся

Очень хороший стих я его выучила за 6 мин.

»

неназвавшийся

стих очень хороший складный я его быстро выучела за 8 минут
самый хороший песатиль Пушкин

— кек

— Не верится, что за 8 минут, это уместилось в твоем крошечном мозгу...)))

— Браво за грамотность!

распахнуть ответы - 3

»

неназвавшийся

и за это ставят автомат..

— Ага, пулемет!

распахнуть ответы - 1

межу прочим это из евгения онегина. почитали бы сперва

Пушкин мыслил намного свободнее и раскованней, чем народ, пишущий "это бред" в XXI веке! Вообщем, он уже сам вправе выбирать, кому нравится, а кому - нет)

»

неназвавшийся

Не люблю мужской род.

— феминистки, что сказать

— а мужской род-то тут чем виноват?

распахнуть ответы - 2

»

неназвавшийся

ПРЕВОСХОДНО ЖИ! АЖ ДУХ ЗАХВАТЫВАЕТ!!! Вот так?

— и что же там дух захватывает?

распахнуть ответы - 1

Стихотворение просто великолепно.

— я не согласен

— А как иначе можно о Пушкине?

распахнуть ответы - 2

»

неназвавшийся

а я люблю читать)

— и что, тебе похлопать?

— и?

распахнуть ответы - 2

»

неназвавшийся

Да я вообще ненавижу читать......

— а тебя никто и не заставляет

— Дурень

— Зря

распахнуть ответы - 3

Шикарно...

— Ещё бы :)

распахнуть ответы - 1

что?

— что, что?

распахнуть ответы - 1

Какие эмоции:D

— экспрессия! мм... я в восторге!

распахнуть ответы - 1

как четко подмечено!! Ай да Пушкин!!!

— Ай да молодец!

распахнуть ответы - 1

бред

— я с вовой согласен

— От чего же, уважаемый Вова?

распахнуть ответы - 2

ja 6 let poduski popravljaju-uvazenie proslo davno

— А что поделаешь?

распахнуть ответы - 1

Абсолютно согласна с этими словами. Точнее не скажешь. Цинично, но это так.

— При обыкновенном стечении обстоятельств подобное должен пережить каждый человек.

распахнуть ответы - 1

в конце бред

— Это в конце отношений твоих родителей, бред, в виде тебя :)

— А кому ещё то?

— Это ты Пушкину?

распахнуть ответы - 3

Мой дядя самых честных - правил!

— Мой дядя самых честных - грабил!

— мой дядя самых честных правил- полное дерьмо!!!

распахнуть ответы - 2

aforism.ru

Стих Мой дядя самых честных правил

Стихи » Александр Пушкин » Стих Мой дядя самых честных правил

В PDF форматеРаспечатать

Отрывок из романа в стихах Евгений Онегин Александра Пушкина.

Мой дядя самых честных правил,
Когда не в шутку занемог,
Он уважать себя заставил
И лучше выдумать не мог.
Его пример другим наука;
Но, боже мой, какая скука
С больным сидеть и день и ночь,
Не отходя ни шагу прочь!
Какое низкое коварство
Полуживого забавлять,
Ему подушки поправлять,
Печально подносить лекарство,
Вздыхать и думать про себя:
Когда же черт возьмет тебя!

Анализ «Мой дядя самых честных правил» — первой строфы Евгения Онегина

В первых строках романа Пушкин описывает дядю Онегина. Фраза «самых честных правил» взята им из басни Крылова «Осел и мужик». Сравнивая дядю с персонажем из басни, поэт намекает, что его «честность» была лишь прикрытием хитрости и изворотливости. Дядя умел искусно подстраиваться под общественное мнение и, не вызывая никаких подозрений, проворачивать свои темные делишки. Таким образом он заслужил доброе имя и уважение.

Серьезная болезнь дяди стала очередным поводом привлечь к себе внимание. Строка «и лучше выдумать не мог» раскрывает мысль, что даже из недуга, который может стать причиной смерти, дядя Онегина пытается (и это ему удается) извлечь практическую пользу. Окружающие уверены, что он заболел из-за пренебрежительного отношения к своему здоровью ради блага ближних. Это кажущееся бескорыстное служение людям становится причиной еще большего уважения. Но он не в силах обмануть племянника, которому известна вся подноготная. Поэтому в словах Евгения Онегина о болезни присутствует ирония.

В строке «его пример другим наука» Пушкин снова использует иронию. Представители высшего общества в России всегда делали из своей болезни сенсацию. Главным образом это было связано с вопросами наследства. Вокруг умирающих родственников собиралась толпа наследников. Они всячески старались добиться благосклонности больного в надежде на вознаграждение. Громко провозглашались заслуги умирающего и его мнимая добродетель. Вот такую ситуацию и ставит в пример автор.

Онегин является наследником своего дяди. По праву близкого родства он обязан проводить «и день, и ночь» у изголовья больного и оказывать ему любую помощь. Молодой человек понимает, что должен этим заниматься, если не хочет лишиться наследства. Не стоит забывать, что Онегин – всего лишь «молодой повеса». В своих искренних размышлениях он выражает настоящие чувства, которые метко обозначены фразой «низкое коварство». И ему, и дяде, и всем окружающим понятно, почему племянник не отходит он постели умирающего. Но реальный смысл покрыт фальшивым налетом добродетели. Онегину невероятно скучно и противно. На его языке постоянно вертится единственная фраза: «Когда же черт возьмет тебя!».

Упоминание черта, а не Бога, еще больше подчеркивает ненатуральность переживаний Онегина. В действительности «честные правила» дяди не заслуживают райской жизни. Все окружающие во главе с Онегиным с нетерпением ждут его смерти. Только этим он окажет обществу настоящую неоценимую заслугу.

Загрузка...

Поделиться

Поделиться

Отправить

Класснуть

Вотсапнуть

funreadi.ru

Евгений Онегин (роман в стихах) - неизвестный автор

«Это лучшее мое произведение…»
А. С. Пушкин  

глава первая


Мой дядя самых честных правил,
Когда не в шутку занемог,
Кобыле так с утра заправил,
Что дворник вытащить не мог.

Его пример другим наука:
Коль есть меж ног такая штука —
Не тычь её кобыле в зад,
Как дядя — сам не будешь рад.

С утра, как дядя Зорьке вправил —
И тут инфаркт его хватил.
Он состояние оставил:
Всего лишь четверть прокутил.

И сей пример другим наука:
Что жизнь? Не жизнь — сплошная мука,
Всю жизнь работаешь, копишь
И недоешь, и недоспишь,

Уж кажется, достиг всего ты,
Пора оставить все заботы,
Жить в удовольствие начать,
И прибалдеть, и приторчать…
Ан нет. Готовит снова рок
Последний жесткий свой урок.

Итак, пиздец приходит дяде.
Навек прощайте, водка, бляди…
И, в мысли мрачны погружён,
Лежит на смертном одре он.

А в этот столь печальный час,
В деревню вихрем к дяде мчась,
Ртом жадным к горлышку приник
Наследник всех его сберкниг,

Племянник. Звать его Евгений.
Он, не имея сбережений,
В какой-то должности служил
И милостями дяди жил.


Евгения почтенный папа
Каким-то важным чином был.
Хоть осторожно, в меру хапал,
И много тратить не любил,

Но всё же как-то раз увлекся,
Всплыло, что было и что — нет…
Как говорится, папа спёкся
И загремел на десять лет.

А, будучи в годах преклонных,
Не вынеся волнений оных,
В одну неделю захирел,
Пошел посрать — и околел.

Мамаша долго не страдала —
Такой уж женщины народ.
«Я не стара ещё,— сказала,—
Я жить хочу! Ебись всё в рот!»
И с тем дала от сына ходу.
Уж он один живет два года.

Евгений был практичен с детства.
Свое мизерное наследство
Не тратил он по пустякам.
Пятак слагая к пятакам,

Он был глубокий эконом —
То есть умел судить о том,
Зачем все пьют и там, и тут,
Хоть цены все у нас растут.

Любил он тулиться. И в этом
Не знал ни меры, ни числа.
Друзья к нему взывали — где там!
А член имел, как у осла.

Бывало, на балу, танцуя,
В смущенье должен был бежать:
Его трико давленье хуя
Не в силах было удержать.

И ладно, если б всё сходило
Без шума, драки, без беды,
А то ведь получал, мудило,
За баб не раз уже пизды.

Да только всё без проку было.
Лишь оклемается едва —
И ну пихать свой мотовило
Всем — будь то девка иль вдова.

Мы все ебёмся понемногу
И где-нибудь, и как-нибудь,
Так что поёбкой, слава богу,
У нас не запросто блеснуть.

Но поберечь невредно семя —
Член к нам одним концом прирос!
Тем паче, что и в наше время
Так на него повышен спрос.

Но ша. Я, кажется, зарвался.
Прощения у вас прошу
И к дяде, что один остался,
Вернуться с вами поспешу.

Ах, опоздали мы немного —
Старик уже в бозе почил.
Так мир ему! И слава богу,
Что завещанье настрочил.

Вот и наследник мчится лихо,
Как за блондинкою грузин…
Давайте же мы выйдем тихо,
Пускай останется один.

Ну, а пока у нас есть время,
Поговорим на злобу дня.
Так что я там пиздил про семя?
Забыл. Но это всё хуйня,

Не в этом зла и бед причина.
От баб страдаем мы, мужчины.
Что в бабах прок? Одна пизда,
Да и пизда не без вреда.

И так не только на Руси:
В любой стране о том спроси —
Где бабы, скажут, быть беде.
Cherchez la femme — ищи в пизде.

Где баба — ругань, пьянка, драка.
Но лишь её поставишь раком,
Концом её перекрестишь —
И всё забудешь, всё простишь,
Да только член прижмёшь к ноге —
И то уже tout le monde est gai.

А ежели ещё минет,
А ежели ещё… Но нет,
Черёд и этому придёт,
А нас теперь Евгений ждёт.

Но тут насмешливый читатель
Возможно, мне вопрос задаст:
«Ты с бабой сам лежал в кровати?
Иль, может быть, ты педераст?
Иль, может, в бабах не везло,
Коль говоришь, что в них всё зло?»

Его без гнева и без страха
Пошлю интеллигентно на хуй.
Коль он умён — меня поймет,
А коли глуп — так пусть идёт.

Я сам люблю, к чему скрывать,
С хорошей бабою — в кровать…
Но баба бабой остаётся,
Пускай как бог она ебётся!

глава вторая

Деревня, где скучал Евгений,
Была прелестный уголок.
Он в первый день без рассуждений
В кусты крестьянку поволок,

И, преуспев там в деле скором,
Покойно вылез из куста,
Обвел своё именье взором,
Поссал и молвил: «Красота!»

Один среди своих владений,
Чтоб время с пользой проводить,
Решил в то время мой Евгений
Такой порядок учредить:

Велел он бабам всем собраться,
Пересчитал их лично сам,
Чтоб легче было разобраться,
Переписал их по часам…

Бывало, он ещё в постеле
Спросонок чешет два яйца,
А под окном уж баба в теле
Ждёт с нетерпеньем у крыльца,

В обед — ещё, и в ужин тоже!
Да кто ж такое стерпит, боже!
А мой герой, хоть и ослаб,
Ебёт и днем и ночью баб.

В соседстве с ним и в ту же пору
Другой помещик проживал.
Но тот такого бабам дёру,
Как мой приятель, не давал.

Звался сосед Владимир Ленский.
Столичный был, не деревенский,
Красавец в полном цвете лет,
Но тоже свой имел привет.

Похуже баб, похуже водки,
Не дай вам бог такой находки,
Какую сей лихой орёл
В блатной Москве себе обрёл.

Он, избежав разврата света,
Затянут был в разврат иной.
Его душа была согрета
Наркотика струёй шальной.

Ширялся Вова понемногу,
Но парнем славным был, ей-богу,
И на природы тихий лон
Явился очень кстати он.

Ведь мой Онегин в эту пору
От ебли частой изнемог.
Лежал один, задёрнув шторы,
И уж смотреть на баб не мог.

Привычки с детства не имея
Без дел подолгу пребывать,
Нашел другую он затею
И начал крепко выпивать.

Что ж, выпить в меру — худа нету,
Но мой герой был пьян до света,
Из пистолета в туз лупил
И, как верблюд в пустыне, пил.

О, вина, вина! Вы давно ли
Служили идолом и мне?..
Я пил подряд — нектар, говно ли
И думал — истина в вине.

Её там не нашел покуда,
И сколько не пил — всё вотще.
Но пусть не прячется, паскуда!
Найду, коль есть она вообще.

Онегин с Ленским стали други…
В часы свирепой зимней вьюги
Подолгу у огня сидят,
Ликёры пьют, за жизнь пиздят.

Вот раз Онегин замечает,
Что Ленский как-то отвечает
На все вопросы невпопад,
И уж давно смотаться рад,
И пьёт уже едва-едва…
Послушаем-ка их слова:

«Куда, Владимир, ты уходишь?» —
«О да, Евгений, мне пора!» —
«Постой, с кем время ты проводишь?
Скажи, ужель нашлась дыра?» —

«Ты угадал. Но только… только…» —
«Ну, шаровые! Ну народ!
Как звать чувиху эту? Ольга?
Что? Не даёт? Как, не даёт?!

Ты, знать, неверно, братец, просишь.
Постой, ведь ты меня не бросишь
На целый вечер одного?
Не ссы! Добьёмся своего!

Скажи, там есть ещё дыра?
Родная Ольгина сестра?!
Сведи меня».— «Ты шутишь».— «Нету!
Ты будешь тулить ту, я — эту!
Так что ж, мне можно собираться?»
И вот друзья уж рядом мчатся.

Но в этот день мои друзья
Не получили ни хуя,
За исключеньем угощенья.
И, рано испросив прощенья,
Летят домой дорогой краткой.
Мы их послушаем украдкой:

«Ну, что у Лариных?» — «Хуйня.
Напрасно поднял ты меня.
Ебать там никого не стану,
Тебе ж советую Татьяну».—

«Татьяну? Что так?» — «Друг мой Вова,
Баб понимаешь ты хуёво!
Когда-то, в прежние года,
И я драл всех — была б пизда.

С годами гаснет жар в крови,
Теперь ебу лишь по любви».
Владимир сухо отвечал,
И после во весь путь молчал.

Домой приехал, принял дозу,
Ширнулся, сел и загрустил.
Одной рукой стихи строчил,
Другой — хуй яростно дрочил.

Меж тем двух ёбарей явленье
У Лариных произвело
На баб такое впечатленье,
Что у сестёр пизду свело.

глава третья

Итак, она звалась Татьяна…
Грудь, ноги, жопа — без изъяна,
И этих ног счастливый плен
Мужской ещё не ведал член.

А думаете, не хотела
Она попробовать конца?
Хотела так, что аж потела
И изменялася с лица.

И всё же, несмотря на это,
Благовоспитанна была,
Романы про любовь искала,
Читала их, во сне спускала
И целку строго берегла.

…Не спится Тане: враг не дремлет,
Любовный жар её объемлет.
«Ах, няня, няня, не могу я,
Открой окно, зажги свечу…» —
«Ты что, дитя?» — «Хочу я хуя,
Онегина скорей хочу!»

Татьяна утром рано встала,
Пизду об лавку почесала,
И села у окошка сечь,
Как Бобик Жучку будет влечь.

А Бобик Жучку шпарит раком!
Чего бояться им, собакам —
Лишь ветерок в листве шуршит!
А то, глядишь, и он спешит,

И думает в волненье Таня,
Как это Бобик не устанет
Работать в этих скоростях?
Так нам приходится в гостях
Или на лестничной площадке
Кого-то тулить без оглядки.

Вот Бобик кончил, с Жучки слез
И вместе с ней умчался в лес.
Татьяна ж у окна одна
Осталась, горьких дум полна.

А что ж Онегин? С похмелюги
Рассолу выпил целый жбан —
Нет средства лучшего, о други!
И курит топтаный долбан.

О, долбаны, бычки, окурки!
Порой вы слаще сигарет!
Мы же не ценим вас, придурки,
Иль ценим вас, когда вас нет.

…Во рту говно, курить охота
А денег — только пятачок,
И вдруг в углу находит кто-то
Полураздавленный бычок.

И крики радости по праву
Из глоток страждущих слышны!
Я честь пою, пою вам славу,
Бычки, окурки, долбаны!

Ещё кувшин рассолу просит,
И тут письмо служанка вносит.
Он распечатал, прочитал —
Конец в штанах мгновенно встал

Себя недолго Женя мучил
Раздумьем тягостным. И вновь,
Так как покой ему наскучил,
Вином в нём заиграла кровь.

В мечтах Татьяну он представил,
И так, и сяк её поставил…
Решил: «Сегодня ввечеру
Сию Татьяну отдеру!»

День пролетел, как миг единый.
И вот Онегин уж идёт,
Как и условлено, в старинный
Тенистый парк. Татьяна ждёт.

Минуты две они молчали…
Подумал Женя: «Ну, держись!..»
Он молвил: «Вы ко мне писали».
И гаркнул вдруг: «А ну, ложись!»

Орех, могучий и суровый,
Стыдливо ветви отводил,
Когда Онегин член багровый
Из плена брюк освободил.

От ласк Онегина небрежных
Татьяна как в бреду была.
В шуршанье платьев белоснежных
И после стонов неизбежных
Свою невинность пролила.

Ну, а невинность — это, братцы,
Воистину — и смех, и грех.
Ведь, если глубже разобраться,
Надо разгрызть, чтоб съесть орех.

Но тут меня вы извините —
Изгрыз, поверьте, сколько мог.
Теперь увольте и простите —
Я целок больше не ломок.

Ну вот, пока мы здесь пиздили,
Онегин Таню отдолбал,
И нам придётся вместе с ними
Скорее поспешить на бал.

О, бал давно уже в разгаре!
В гостиной жмутся пара к паре,
И член мужчин всё напряжён
На баб всех, кроме личных жён.

Да и примерные супруги
В отместку брачному кольцу,
Кружась с партнёром в бальном круге,
К чужому т

nikolaitsch.livejournal.com

Правильно ли читатель XXI века понимает смысл первых строк романа А.С. Пушкина «Евгений Онегин»? | Культура

И хотя читатель XXI века понимает язык Пушкина, в некоторых случаях уже нужны комментарии и разъяснения.

Вспомните, как начинается роман «Евгений Онегин»:

«Мой дядя самых честных правил,
Когда не в шутку занемог,
Он уважать себя заставил
И лучше выдумать не мог…»

Как современный читатель поймёт эти строки?

Дядя главного героя романа Евгения, во-первых, честный человек. Когда он серьёзно заболел, то заставил себя уважать. Вот только одно странно: почему дядя это не сделал раньше, ещё до своей болезни? И как это ему удалось заставить себя уважать во время болезни?

Слова Онегина современный читатель может воспринять как благонамеренную похвалу своему дядюшке. Однако это не так. Скорее всего, это ироническая и даже отчасти циничная его характеристика в устах племянника.

Первую главу своего романа в стихах Пушкин писал в 1823 году. Некоторые исследователи его творчества предполагают, что первая строка «Мой дядя самых честных правил…» была написана поэтом по следам известной в то время басни И. А. Крылова «Осёл и мужик», которую известный баснописец написал в 1819 году.

Эта басня начиналась словами: «Осел был самых честных правил…». Вот эту фразу, наверное, и вспоминал тогдашний читатель. А так как со временем острота совпадения с крыловской басней потускнела, ввиду того, что выражение Крылова про осла не стало крылатым, то современный читатель воспринимает ироническую похвалу Онегина своему дяде всерьёз.

Ю. М. Лотман думает по этому поводу следующее:

«Встречающееся в комментариях к ЕО ["Евгению Онегину"] утверждение, что выражение „самых честных правил…“ — цитата из басни Крылова „Осел и мужик“ („Осел был самых честных правил…“), не представляется убедительным. Крылов использует не какое-либо редкое речение, а живой фразеологизм устной речи той поры (ср.: „…он набожных был правил.“ в басне „Кот и повар“). Крылов мог быть для П [Пушкина] в данном случае лишь образцом обращения к устной, живой речи. Современники вряд ли воспринимали это как литературную цитату».

Перейдём к следующим строкам. По мнению некоторых исследователей, слово «когда» в строке «Когда не в шутку занемог…», использовано в значении «если».

Сейчас это значение союза «когда» тоже известно, но уже малоупотребительно. Например, «Когда б я знал, что это всё произойдёт так, а не иначе, я бы …». Или: «Когда бы да кабы во рту росли грибы».

Если согласиться с условным значением союза «когда» в данном предложении романа, то оно предстаёт перед современным читателем в таком «переводе»: «Если дядя действительно серьёзно заболел, то, пожалуй, нужно показывать, что уважаешь его». Ведь такое понимание находится в согласии со следующими строками:

«Вздыхать и думать про себя:
Когда же черт возьмет тебя…»

Хотя эти строки могут привести современного читателя и к другому выводу: «Когда дядя серьёзно заболел, он заставил своего племянника ухаживать за собой и уважать себя только потому, что обещал ему большое наследство в виде деревенского имения. И никакого любовно-патриархального чувства к своему дяде Евгений Онегин не испытывал, так как они не были духовно близки».

Вот так, размышляя о русском языке разных эпох, о понимании, казалось бы, знакомых слов русского языка, можно прийти к очень интересным умозаключениям.

shkolazhizni.ru

Все стихи Василия Пушкина

Вечер

 

Нет боле сил терпеть! Куда ни сунься: споры,

И сплетни, и обман, и глупость, и раздоры!

Вчера, не знаю как, попал в один я дом;

Я проклял жизнь мою. Какой вралей содом!

Хозяин об одной лишь музыке толкует;

Хозяйка хвалится, что славно дочь танцует;

А дочка, поясок под шею подвязав,

Кричит, что прискакал в коляске модной - граф.

Граф входит. Все его с восторгом принимают.

Как мил он, как богат, как знатен, повторяют.

Хозяйка на ушко мне шепчет в тот же час:

«Он в Грушеньку влюблен: он всякий день у нас».

Но граф, о Грушеньке никак не помышляя,

Ветране говорит, ей руку пожимая:

«Какая скука здесь! Какой несносный дом!

Я с этими людьми, божусь, для вас знаком;

Я с вами быть хочу, я видеть вас желаю.

Для вас я всё терплю и глупостям прощаю».

Ветрана счастлива, что граф покорен ей.

Вдруг растворяют дверь и входит Стукодей.

Несносный говорун. О всем уже он знает:

Тот женится, другой супругу оставляет;

Тот проигрался весь, тот по уши в долгах.

Потом судить он стал, к несчастью, о стихах.

По мнению его, Надутов всех пленяет,

А Дмитрев... Карамзин безделки сочиняет;

Державин, например, изрядно бы писал,

Но также, кроме од, не сюит он похвал.

Пропали трагики, исчезла россов слава!

И начал, наконец, твердить нам роль Синава;

Коверкался, кричал - все восхищались им;

Один лишь старичок, смеясь со мной над ним:

«Невежду, - мне сказал, - я вечно извиняю;

Молчу и слушаю, а в спор с ним не вступаю;

Напротив, кажется забавен часто он:

Соврет и думает, что вздор его - закон.

Что наш питает ум, что сердце восхищает.

Безделкою пустой невежда называет.

Нет нужды! Верьте мне: нелепая хула

Писателю венец, поэту похвала».

Я отдохнул. Увы, недолго быть в покое!

Хозяйка подошла. «Теперь нас только трое;

Не можете ли вы четвертым с нами быть

И сесть играть в бостон. Без карт не можно жить.

Кто ими в обществе себя не занимает,

Воспитан дурно тот и скучен всем бывает».

Итак, мы за бостон. А там оркестр шумит;

Гут граф жеманятся, и Стукодей кричит;

Змеяда всех бранит, ругает за игрою.

Играю и дрожу, и жду беды с собою.

Хозяйка милая не помнит ничего.

«Где Грушенька? Где граф? Не вижу я его!»

Бостон наш кончился, а в зале уж танцуют.

Как Грушенька, как граф прекрасно вальсируют!

Хозяйка с радости всех обнимает нас.

Змеяда ей твердит: «Ну, матка, в добрый час!

Граф, право, молодец: к концу скорее дело!

На бога положись и по рукам бей смело;

Он знатен и хорош, и с лучшими знаком;

Твой муженек с тобой согласен будет в том».

Ветрана слышит то, смеется и вертится.

К беде моей, тогда идет ко мне, садится

Белиза толстая, рассказчица, швея.1

«Ей-богу, - говорит, - вот чудная семья!

Хозяин с флейтою всё время провождает,

Жена преглупая и всем надоедает,

А в Грушеньке, поверь, пути не будет ввек.

Но дело не о том: ты умный человек;

У Скопидомова ты всякий день бываешь;

Проказы все его и всё о нем ты знаешь:

Не правда ль, что в жене находит он врага

И что она ему поставила рога?

Нахалов часто с ней в театре и воксале;

Вчера он танцевал два польских с ней на бале,

А после он ее в карету посадил;

Несчастный Скопидом беду себе купил;

Бог наградил его прекрасною женою!

Да, полно, сам дурак всем шалостям виною.

Не он один таков: в Москве им счета нет!

Буянов и не глуп, но вздумал в сорок лет

Жениться и франтить, и тем себя прославить,

Чтоб женушку свою тотчас другим оставить;

И подлинно, успел в том модный господин:

С французом барыня уехала в Берлин».

Я слушал и молчал. Текли слова рекою;

Я мог ей отвечать лишь только головою.

Хотел уйти, ушел. Что ж вышло из того?

Дивлюся силе я терпенья моего.

Попал в беседу я, достойную почтенья:

Тут был великий шум, различны были мненья;

Однако из всего понять я спора мог,

Что то произвели котлеты и пирог;

И кончилось всё тем, что у одной Лизеты,

И вафли лучшие, и лучшие котлеты.

Но, кстати, стол готов; все кинулись туда,

Покойно думал есть - и тут со мной беда!

Несчастного меня с Вралевым посадили

И милым подлинно соседом наградили!

Не медля, начал он вопросы мне творить:

Кто я таков? Что я? Где я изволю жить?

Потом, о молодых и старых рассуждая:

«Нет, нынче жизнь плоха, - твердил он, воздыхая. -

Всё стало мудрено, нет доброго ни в чем;

Вот я-таки скажу и о сынке моем:

Уж малый в двадцать лет, а книги лишь читает»

Не ищет ни чинов, ни счастья не желает;

Я дочь Рубинова посватал за него;

Любезный мой сынок не хочет и того:

На деньгах, батюшка, никак-де не женюся,

А я жену возьму, когда в нее влюблюся.

Как быть, не знаю, с ним, - и чувствую я то,

Что будет он бедняк, а более ничто.

Вот что произвели проклятые науки!

Не нужно золото - давай Жан-Жака в руки!

Да полно, старые не лучше молодых;

Не много разницы найдешь ты ныне в них.

Нередко и старик, что делает, не знает:

Он хулит молодых и им же потакает.

Князь Милов в пятьдесят и с лишком уже лет

Спроказил так теперь, что весь дивится свет.

Он, будучи богат и дочь одну имея,

Воспитывать ее, как должно, не жалея,

Решился наконец бедняжку погубить:

Майора одного изволь на ней женить!

И что ж он говорит себе во оправданье -

Ты со смеху умрешь - вот всё его желанье:

«Мой зять любезен мне, и скромен, и умен;

Он света пустотой никак не ослеплен;

Советов-де моих он вечно не забудет;

В глубокой старости меня покоить будет.

Не знатен, беден он - я для него богат;

Д честность знатности дороже мне стократ!»

рот, друг сердечный мой, как нынче рассуждают!

И умниками их иные называют!»

Сосед мой тут умолк; в отраду я ему

Сказал, что редкие последуют тому;

Что Миловых князей у нас, конечно, мало;

Что золото копить желанье не пропало;

Что любим мы чины и ленты получать,

Не любим только их заслугой доставать;

Что также здесь не все охотники до чтенья;

Что редкие у нас желают просвещенья;

Не всякий знаниям честь должну воздает

И часто враль, глупец разумником слывет;

Достоинств лаврами у нас не украшают;

Здесь любят плясунов - ученых презирают.

Тут ужин кончился - и я домой тотчас.

О хижина моя, приятней ты сто раз

Всех модных ужинов, концертов всех и балов,

Где часто видим мы безумцев и нахалов!

В тебе насмешек злых, в тебе злословья нет:

В тебе спокойствие и тишина живет;

В тебе и разум мой, и дух всегда свободен.

Утехи мне дарить свет модный не способен,

И для того теперь навек прощаюсь с ним:

Фортуны не найду я с сердцем в нем моим.

 

1798

 

1 Сплетница, commere.

45ll.net

Солнце русской поэзии тоже работал на удаленке и времени зря не терял

Речь идет о знаменитой Болдинской осени 1830 года, когда Пушкин, оказавшись на карантине из-за эпидемии холеры, написал несколько десятков новых стихов, элегий, рассказов, эпиграмм, повестей, предисловий, комментариев, поэм, переводов, статей. Поэт в ту пору как с цепи сорвался. И к тому же пребывал в окрыленном состоянии, ибо накануне Наташа Гончарова, наконец, сказала ему «да» и согласилась выйти замуж. Александр ликовал от счастья. И готов был хоть «Войну и мир» срифмовать, если бы, конечно, этот роман был уже написан.

В итоге затворничество в Большом Болдино растянулось на три месяца. Уехать не было никакой возможности. Вспышка холеры унесла почти двести тысяч жизней. Торговлю в городах свернули. Банки закрыли. Император Николай Первый прибыл в Москву и, чтобы предотвратить панику и бунты, долгое время не покидал ее. За что получил респект и уважуху со стороны населения. А сам Пушкин, уже находясь на карантине, даже посвятил ему стихотворение «Герой», в котором говорится, что «он (император, - прим. авт) / не бранной смертью окружен, / нахмурясь ходит меж одрами / и хладно руку жмет чуме / и в погибающем уме / рождает бодрость…».

Но это лишь малое зернышко из того, что написал Пушкин в Нижегородской губернии. Раскочегарившись, поэт стал меньше спать и почти не выходил на улицу. Слуги судорожно затачивали гусиные перья, подносили бумагу и чернила. И даже волновались за здоровье хозяина.

По одной из версий, до приезда в Болдино 31-летний Александр сильно проигрался в карты и потому так много сочинял (чтобы расплатиться). Так или иначе, вдохновение не покидало поэта в течение всей осени.

Поделиться видео </>

Звезды учат правильно мыть руки.

Стихотворения и эпиграммы

«Бесы («Мчатся тучи, вьются тучи»)

Элегия («Безумных лет угасшее веселье»)

Труд («Миг вожделенный настал: окончен мой труд многолетний...»)

Ответ анониму

Царскосельская статуя

К переводу «Илиады»

«Румяный критик мой, насмешник толстопузый»

«Глухой глухого звал...»

Дорожные жалобы

Прощание

Паж, или Пятнадцатый год

«Я здесь, Инезилья»

«Пред испанкой благородной»

Рифма

Отрок

Моя родословная

«Два чувства дивно близки нам...»

«Когда порой воспоминанье...»

«Стамбул гяуры нынче славят...»

Заклинание

Стихи, сочиненные ночью во время бессонницы

«В начале жизни школу помню я...»

Отрывок

«Мы рождены, мой брат названный...»

Герой

На перевод «Илиады»

«Для берегов отчизны дальной...»

Из Barry Cornwall

«Не то беда, Авдей Флюгарин...»

Повести

«Гробовщик»

«Станционный смотритель»

«Барышня-крестьянка»

«Выстрел»

«Метель»

История села Горюхина (неоконченная)

Сказки

О попе и о работнике его Балде

О Медведихе

Роман в стихах «Евгений Онегин»

Путешествие Онегина Последняя глава

Сожжена X песнь Онегина

Поэмы

Домик в Коломне

Цыганы

«Маленькие трагедии»

«Скупой рыцарь»

«Моцарт и Сальери»

«Каменный гость»

«Пир во время чумы»

Статьи, наброски и предисловия

О критике

«Об Альфреде Мюссе»

«Опыт отражения некоторых нелитературных обвинений»

Опровержения на критики и замечания на собственные сочинения

Заметка о поэме «Граф Нулин»

«О втором томе «Истории русского народа «Полевого»

«Возражения критикам «Полтавы»

Предисловие к Повестям Белкина «От издателя»

«Баратынский»

«О народной драме и о «Марфе Посаднице» М.П.Полевого

Предисловие к «Евгению Онегину»

Итого - 57 произведений.

www.kp.ru

Тень Баркова матерная поэма Пушкина


 1 Однажды зимним вечерком В бордели на Мещанской Сошлись с расстриженным попом Поэт, корнет уланский, Московский модный молодец. Подьячий из Сената Да третьей гильдии купец, Да пьяных два солдата. Всяк, пуншу осушив бокал, Лег с блядью молодою И на постели откатал Горячею елдою. 2 Кто всех задорнее ебет? Чей хуй средь битвы рьяной Пизду кудрявую дерет Горя как столб багряный? О землемер и пизд и жоп, Блядун трудолюбивый, Хвала тебе, расстрига поп, Приапа жрец ретивый В четвертый раз ты плешь впустил, И снова щель раздвинул, В четвертый принял, вколотил И хуй повисший вынул! 3 Повис! Вотще своей рукой Ему милашка дрочит И плешь сжимает пятерней, И волосы клокочет. Вотще! Под бешеным попом Лежит она, тоскует И ездит по брюху верхом, И в ус его целует. Вотще! Елдак лишился сил, Как воин в тяжей брани, Он пал, главу свою склонил И плачет в нежной длани. 4 Как иногда поэт Хвостов, Обиженный природой, Во тьме полуночных часов Корпит над хладной одой, Пред ним несчастное дитя — И вкривь, и вкось, и прямо Он слово звучное, кряхтя, Ломает в стих упрямо, — Так блядь трудилась над попом, Но не было успеха, Не становился хуй столбом, Как будто бы для смеха. 5 Зарделись щеки, бледный лоб Стыдом воспламенился, Готов с постели прянуть поп. Но вдруг остановился. Он видит — в ветхом сюртуке С спущенными штанами, С хуиной толстою в руке, С отвисшими мудами Явилась тень — идет к нему Дрожащими стопами, Сияя сквозь ночную тьму Огнистыми очами. 6 Что сделалось с детиной тут?» Вещало привиденье. — «Лишился пылкости я муд, елдак в изнеможеньи, Лихой предатель изменил, Не хочет хуй яриться». «Почто ж, ебена мать, забыл Ты мне в беде молиться?» — «Но кто ты?» — вскрикнул Ебаков, Вздрогнув от удивленья. «Твой друг, твой гений я — Барков!» Сказало привиденье. 7 И страхом пораженный поп Не мог сказать ни слова, Свалился на пол будто сноп К портищам он Баркова, «Восстань, любезный Ебаков, Восстань, повелеваю, Всю ярость праведных хуёв Тебе я возвращаю. Поди, еби милашку вновь!» О чудо! хуй ядреный Встает, краснеет плешь, как кровь, Торчит как кол вонзенный. 8 «Ты видишь, — продолжал Барков, Я вмиг тебя избавил, Но слушай: изо всех певцов Никто меня не славил; Никто! Так мать же их в пизду Хвалы мне их не нужны, Лишь от тебя услуги жду — Пиши в часы досужны! Возьми задорный мой гудок, Играй им как попало! Вот звонки струны, вот смычок, Ума в тебе не мало. 9 Не пой лишь так, как пел Бобров, Ни Шелехова тоном. Шихматов, Палицын, Хвостов Прокляты Аполлоном. И что за нужда подражать Бессмысленным поэтам? Последуй ты, ебена мать, Моим благим советам, И будешь из певцов певец, Клянусь я в том елдою, — Ни черт, ни девка, ни чернец Не вздремлют под тобою». 10 — «Барков! доволен будешь мной!» Провозгласил детина, И вмиг исчез призрак ночной, И мягкая перина Под милой жопой красоты Не раз попом измялась, И блядь во блеске наготы Насилу с ним рассталась. Но вот яснеет свет дневной, И будто плешь Баркова, Явилось солнце за горой Средь неба голубого. 11 И стал трудиться Ебаков: Ебет и припевает Гласит везде: «Велик Барков!» Попа сам Феб венчает; Пером владеет как елдой, Певцов он всех славнее; В трактирах, кабаках герой, На бирже всех сильнее, И стал ходить из края в край С гудком, смычком, мудами. И на Руси воззвал он рай Бумагой и пиздами. 12 И там, где вывеской елдак Над низкой ветхой кровлей, И там, где с блядью спит монах, И в скопищах торговли, Везде затейливый пиит Поет свои куплеты. И всякий день в уме твердит Баркова все советы. И бабы, и хуястый пол Дрожа ему внимали, И только перед ним подол Девчонки подымали. 13 И стал расстрига-богатырь Как в масле сыр кататься. Однажды в женский монастырь Как начало смеркаться, Приходит тайно Ебаков И звонкими струнами Воспел победу елдаков Над юными пиздами. У стариц нежный секелек Зардел и зашатался. Как вдруг ворота на замок И пленным поп остался. 14 Вот в келью девы повели Поэта Ебакова. Кровать там мягкая в пыли Является дубова. И поп в постелю нагишом Ложиться поневоле. И вот игуменья с попом В обширном ебли поле. Отвисли титьки до пупа, И щель идет вдоль брюха. Тиран для бедного попа, Проклятая старуха! 15 Честную матерь откатал, Пришлец благочестивый И в думе страждущей сказал Он с робостью стыдливой — «Какую плату восприму?» «А вот, мой сын, какую: Послушай, скоро твоему Не будет силы хую! Тогда ты будешь каплуном, А мы прелюбодея Закинем в нужник вечерком Как жертву Асмодея». 16 О ужас! бедный мой певец, Что станется с тобою? Уж близок дней твоих конец, Уж ножик над елдою! Напрасно еть усердно мнишь Девицу престарелу, Ты блядь усердьем не смягчишь, Под хуем поседелу. Кляни заебины отца И матерну прореху. Восплачьте, нежные сердца, Здесь дело не до смеху! 17 Проходит день, за ним другой, Неделя протекает, А поп в обители святой Под стражей пребывает. О вид, угодный небесам? Игуменью честную Ебет по целым он часам В пизду её кривую, Ебёт... но пламенный елдак Слабеет боле, боле, Он вянет, как весенний злак, Скошенный в чистом поле. 18 Увы, настал ужасный день. Уж утро пробудилось, И солнце в сумрачную тень Лучами водрузилось, Но хуй детинин не встает. Несчастный устрашился, Вотще муде свои трясет, Напрасно лишь трудился; Надулся хуй, растет, растет, Вздымается лениво... Он снова пал и не встает, Смутился горделиво. 19 Ах, вот скрипя шатнулась дверь, Игуменья подходит, Гласит: «Еще пизду измерь» И взорами поводит, И в руки хуй... но он лежит, Лежит и не ярится, Она щекочет, но он спит, Дыбом не становится... «Добро», игуменья рекла И вмиг из глаз сокрылась. Душа в детине замерла, И кровь остановилась. 20 Расстригу мучила печаль, И сердце сильно билось, Но время быстро мчится вдаль, И темно становилось. Уж ночь с ебливою луной На небо наступала, Уж блядь в постели пуховой С монахом засыпала. Купец уж лавку запирал, Поэты лишь не спали И, водкою налив бокал, Баллады сочиняли. 21 И в келье тишина была. Вдруг стены покачнулись, Упали святцы со стола, Листы перевернулись, И ветер хладный пробежал Во тьме угрюмой ночи, Баркова призрак вдруг предстал Священнику пред очи. В зеленном ветхом сюртуке С спущенными штанами, С хуиной толстою в руке, С отвисшими мудами. 22 - «Скажи, что дьявол повелел», - «Надейся, не страшися», - «Увы, что мне дано в удел? Что делать мне?» — «Дрочися!» И грешный стал муде трясти Тряс, тряс, и вдруг проворно Стал хуй все вверх и вверх расти, Торчит елдак задорно. И жарко плешь огнем горит, Муде клубятся сжаты, В могучих жилах кровь кипит, И пышет хуй мохнатый. 23 Вдруг начал щелкать ключ в замке, Дверь громко отворилась, И с острым ножиком в руке Игуменья явилась. Являют гнев черты лица, Пылает взор собачий, Но вдруг на грозного певца, На хуй попа стоячий Она взглянула, пала в прах, Со страху обосралась, Трепещет бедная в слезах И с духом тут рассталась. 24 — «Ты днесь свободен, Ебаков!» Сказала тень расстриге. Мой друг, успел найти Барков Развязку сей интриге — «Поди! Отверзты ворота, Тебе не помешают, И знай, что добрые дела Святые награждают. Усердно ты воспел меня, И вот за то награда» — Сказал, исчез — и здесь, друзья, Кончается баллада. 1814-1815 



pushkin-live.ru

Городок. (К * * *)


 ГОРОДОК. (К * * *). Прости мне, милый друг, Двухлетнее молчанье: Писать тебе посланье Мне было недосуг. На тройке пренесенный Из родины смиренной В великий град Петра, От утра до утра Два года все кружился Без дела в хлопотах, Зевая, веселился В театре, на пирах; Не ведал я покоя, Увы! ни на часок, Как будто у налоя В великой четверток Измученный дьячок. Но слава, слава богу! На ровную дорогу Я выехал теперь; Уж вытолкал за дверь Заботы и печали, Которые играли, Стыжусь, столь долго мной; И в тишине святой Философом ленивым, От шума вдалеке, Живу я в городке, Безвестностью счастливом. Я нанял светлый дом С диваном, с камельком; Три комнатки простые — В них злата, бронзы нет, И ткани выписные Не кроют их паркет. Окошки в сад веселый, Где липы престарелы С черемухой цветут; Где мне в часы полдневны Березок своды темны Прохладну сень дают; Где ландыш белоснежный Сплелся с фиалкой нежной И быстрый ручеек, В струях неся цветок, Невидимый для взора, Лепечет у забора. Здесь добрый твой поэт Живет благополучно; Не ходит в модный свет; На улице карет Не слышит стук докучный; Здесь грома вовсе нет; Лишь изредка телега Скрыпит по мостовой, Иль путник, в домик мой Пришед искать ночлега, Дорожною клюкой В калитку постучится... Блажен, кто веселится В покое, без забот, С кем втайне Феб дружится И маленький Эрот; Блажен, кто на просторе В укромном уголке Не думает о горе, Гуляет в колпаке, Пьет, ест, когда захочет, О госте не хлопочет! Никто, никто ему Лениться одному В постеле не мешает; Захочет — аонид Толпу к себе сзывает; Захочет — сладко спит, На Рифмова склоняясь И тихо забываясь. Так я, мой милый друг, Теперь расположился; С толпой бесстыдных слуг Навеки распростился; Укрывшись в кабинет, Один я не скучаю И часто целый свет С восторгом забываю. Друзья мне — мертвецы, Парнасские жрецы; Над полкою простою Под тонкою тафтою Со мной они живут. Певцы красноречивы, Прозаики шутливы В порядке стали тут. Сын Мома и Минервы, Фернейский злой крикун, Поэт в поэтах первый, Ты здесь, седой шалун! Он Фебом был воспитан, Издетства стал пиит; Всех больше перечитан, Всех менее томит; Соперник Эврипида, Эраты нежный друг, Арьоста, Тасса внук — Скажу ль?.. отец Кандида — Он все: везде велик Единственный старик! На полке за Вольтером Виргилий, Тасс с Гомером Все вместе предстоят. В час утренний досуга Я часто друг от друга Люблю их отрывать. Питомцы юных граций — С Державиным потом Чувствительный Гораций Является вдвоем. И ты, певец любезный, Поэзией прелестной Сердца привлекший в плен, Ты здесь, лентяй беспечный, Мудрец простосердечный, Ванюша Лафонтен! Ты здесь — и Дмитрев нежный, Твой вымысел любя, Нашел приют надежный С Крыловым близ тебя. Но вот наперсник милый Психеи златокрылой! О добрый Лафонтен, С тобой он смел сразиться... Коль можешь ты дивиться, Дивись: ты побежден! Воспитанны Амуром, Вержье, Парни с Грекуром Укрылись в уголок. (Не раз они выходят И сон от глаз отводят Под зимний вечерок.) Здесь Озеров с Расином, Руссо и Карамзин, С Мольером-исполином Фонвизин и Княжнин. За ними, хмурясь важно, Их грозный Аристарх Является отважно В шестнадцати томах. Хоть страшно стихоткачу Лагарпа видеть вкус, Но часто, признаюсь, Над ним я время трачу. Кладбище обрели Ha самой нижней полке Все школьнически толки, Лежащие в пыли, Визгова сочиненья, Глупона псалмопенья, Известные творенья Увы! одним мышам. Мир вечный и забвенье И прозе и стихам! Ho ими огражденну (Ты должен это знать) Я спрятал потаенну Сафьянную тетрадь. Сей свиток драгоценный, Веками сбереженный, От члена русских сил, Двоюродного брата, Драгунского солдата Я даром получил. Ты, кажется, в сомненье... Нетрудно отгадать; Так, это сочиненья, Презревшие печать. Хвала вам, чады славы, Враги парнасских уз! О князь, наперсник муз, Люблю твои забавы; Люблю твой колкий стих В посланиях твоих, В сатире — знанье света И слога чистоту, И в резвости куплета Игриву остроту. И ты, насмешник смелый, В ней место получил, Чей в аде свист веселый Поэтов раздражил, Как в юношески леты В волнах туманной Леты Их гуртом потопил; И ты, замысловатый Буянова певец, В картинах толь богатый И вкуса образец; И ты, шутник бесценный, Который Мельпомены Котурны и кинжал Игривой Талье дал! Чья кисть мне нарисует, Чья кисть скомпанирует Такой оригинал! Тут вижу я — с Чернавкой Подщипа слезы льет; Здесь князь дрожит под лавкой, Там дремлет весь совет; В трагическом смятенье Плененные цари, Забыв войну, сраженья, Играют в кубари... Но назову ль детину, Что доброю порой Тетради половину Наполнил лишь собой! О ты, высот Парнаса Боярин небольшой, Но пылкого Пегаса Наездник удалой! Намаранные оды, Убранство чердаков, Гласят из рода в роды: Велик, велик Барков! Твой дар ценить умею, Хоть, право, не знаток; Но здесь тебе не смею Хвалы сплетать венок: Барковским должно слогом Баркова воспевать; Но, убирайся с богом, Как ты, ебена мать, Не стану я писать. О вы, в моей пустыне Любимые творцы! Займите же отныне Беспечности часы. Мой друг! весь день я с ними, То в думу углублен, То мыслями своими В Элизий пренесен. Когда же на закате Последний луч зари Потонет в ярком злате, И светлые цари Смеркающейся ночи Плывут по небесам, И тихо дремлют рощи, И шорох по лесам, Мой гений невидимкой Летает надо мной; И я в тиши ночной Сливаю голос свой С пастушьею волынкой. Ах! счастлив, счастлив тот, Кто лиру в дар от Феба Во цвете дней возьмет! Как смелый житель неба, Он к солнцу воспарит, Превыше смертных станет, И слава громко грянет: «Бессмертен ввек пиит!» Но ею мне ль гордиться, Но мне ль бессмертьем льститься?.. До слез я спорить рад, Не бьюсь лишь об заклад, Как знать, и мне, быть может, Печать свою наложит Небесный Аполлон; Сияя горним светом, Бестрепетным полетом Взлечу на Геликон. Не весь я предан тленью; С моей, быть может, тенью Полунощной порой Сын Феба молодой, Мой правнук просвещенный, Беседовать придет И мною вдохновенный На лире воздохнет. Покамест, друг бесценный, Камином освещенный, Сижу я под окном С бумагой и с пером, Не слава предо мною, Но дружбою одною Я ныне вдохновен. Мой друг, я счастлив ею. Почто ж ее сестрой, Любовию младой Напрасно пламенею? Иль юности златой Вотще даны мне розы, И лить навеки слезы В юдоле, где расцвел Мой горестный удел?.. Певца сопутник милый, Мечтанье легкокрыло! О, будь же ты со мной, Дай руку сладострастью И с чашей круговой Веди меня ко счастью Забвения тропой; И в час безмолвной ночи, Когда ленивый мак Покроет томны очи, На ветреных крылах Примчись в мой домик тесный, Тихонько постучись И в тишине прелестной C любимцем обнимись! Мечта! в волшебной сени Мне милую яви, Мой свет, мой добрый гений, Предмет моей любви, И блеск очей небесный, Лиющих огнь в сердца, И граций стан прелестный, И снег ее лица; Представь, что, на коленях Покоясь у меня, В порывистых томленьях Склонилася она Ко груди грудью страстной, Устами на устах, Горит лицо прекрасной, И слезы на глазах!.. Почто стрелой незримой Уже летишь ты вдаль? Обманет — и пропал Беглец невозвратимый! Не слышит плач и стон, И где крылатый сон? Исчезнет обольститель, И в сердце грусть-мучитель. Но все ли, милый друг, Быть счастья в упоенье? И в грусти томный дух Находит наслажденье: Люблю я в летний день Бродить один с тоскою, Встречать вечерню тень Над тихою рекою И с сладостной слезою В даль сумрачну смотреть; Люблю с моим Мароном Под ясным небосклоном Близ озера сидеть, Где лебедь белоснежный, Оставя злак прибрежный, Любви и неги полн, С подругою своею, Закинув гордо шею, Плывет во злате волн. Или, для развлеченья, Оставя книг ученье, В досужный мне часок У добренькой старушки Душистый пью чаек; Не подхожу я к ручке, Не шаркаю пред ней; Она не приседает, Но тотчас и вестей Мне пропасть наболтает. Газеты собирает Со всех она сторон, Все сведает, узнает: Кто умер, кто влюблен, Кого жена по моде Рогами убрала, В котором огороде Капуста цвет дала, Фома свою хозяйку Не за что наказал, Антошка балалайку, Играя, разломал, — Старушка все расскажет; Меж тем как юбку вяжет, Болтает все свое; А я сижу смиренно В мечтаньях углубленный, Не слушая ее. На рифмы удалого Так некогда Свистова В столице я внимал, Когда свои творенья Он с жаром мне читал, Ах! видно, бог пытал Тогда мое терпенье! Иль добрый мой сосед, Семидесяти лет, Уволенный от службы Майором отставным, Зовет меня из дружбы Хлеб-соль откушать с ним. Вечернею пирушкой Старик, развеселясь, За дедовскою кружкой В прошедшем углубясь, С очаковской медалью На раненой груди, Воспомнит ту баталью, Где роты впереди Летел на встречу славы, Но встретился с ядром И пал на дол кровавый С булатным палашом. Всегда я рад душою С ним время провождать, Но, боже, виноват! Я каюсь пред тобою, Служителей твоих, Попов я городских Боюсь, боюсь беседы, И свадебны обеды Затем лишь не терплю, Что сельских иереев, Как папа иудеев, Я вовсе не люблю, А с ними крючковатый Подьяческий народ, Лишь взятками богатый И ябеды оплот. Но, друг мой, если вскоре Увижусь я с тобой, То мы уходим горе За чашей круговой; Тогда, клянусь богами, (И слово уж сдержу) Я с сельскими попами Молебен отслужу. 
1815


pushkin-live.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.