Пушкин про москву стихи


Стихи Пушкина о Москве

Москва Пушкинская: белокаменная с крестами золотыми, не ставшая коленопреклоненной Наполеону, с тихими берегами Москвы-реки и столичным шумом, расеянная в толках виста и бостона, такая Москва предстаёт в стихотворениях Александра Сергеевича Пушкина.

Из "Евгений Онегин"...

             (Отрывок)

Но вот уж близко. Перед ними
Уж белокаменной Москвы,
Как жар, крестами золотыми
Горят старинные главы.
Ах, братцы! как я был доволен,
Когда церквей и колоколен,
Садов, чертогов полукруг
Открылся предо мною вдруг!
Как часто в горестной разлуке
В моей блуждающей судьбе,
Москва, я думал о тебе!
Москва... как много в этом звуке
Для сердца русского слилось!
Как много в нем отозвалось!
Вот, окружен своей дубравой,
Петровский замок. Мрачно он
Недавнею гордится славой.
Напрасно ждал Наполеон,
Последним счастьем упоенный,
Москвы коленопреклоненной
С ключами старого Кремля:
Нет, не пошла Москва моя
К нему с повинной головою.
Не праздник, не приемный дар,
Она готовила пожар
Нетерпеливому герою.
Отселе, в думу погружен,
Глядел на грозный пламень он.

На тихих берегах Москвы…

На тихих берегах Москвы
Церквей, венчанные крестами,
Сияют ветхие главы
Над монастырскими стенами.
Кругом простерлись по холмам
Вовек не рубленные рощи,
Издавна почивают там
Угодника святые мощи.

Ответ

Я вас узнал, о мой оракул!
Не по узорной пестроте
Сих неподписанных каракул,
Но по веселой остроте,
Но по приветствиям лукавым,
Но по насмешливости злой
И по упрекам… столь неправым,
И этой прелести живой.
С тоской невольной, с восхищеньем
Я перечитываю вас
И восклицаю с нетерпеньем:
Пора! в Москву, в Москву сейчас!
Здесь город чопорный, унылый,
Здесь речи — лед, сердца — гранит;
Здесь нет ни ветрености милой,
Ни муз, ни Пресни, ни харит.

(1830)

Княгине З. А. Волконской

Среди рассеянной Москвы,
При толках виста и бостона,
При бальном лепете молвы
Ты любишь игры Аполлона.
Царица муз и красоты,
Рукою нежной держишь ты
Волшебный скипетр вдохновений,
И над задумчивым челом,
Двойным увенчанным венком,
И вьется и пылает гений.
Певца, плененного тобой,
Не отвергай смиренной дани,
Внемли с улыбкой голос мой,
Как мимоездом Каталани
Цыганке внемлет кочевой.

(1827)

В альбом (Гонимый рока самовластьем...)

Гонимый рока самовластьем
От пышной далеко Москвы,
Я буду вспоминать с участьем
То место, где цветете вы.
Столичный шум меня тревожит;
Всегда в нем грустно я живу —
И ваша память только может
Одна напомнить мне Москву.

(1832)

moscowchronology.ru

Стихи Пушкина о Москве

Александр Сергеевич Пушкин посвятил Москве строки в нескольких своих произведениях:

1. На тихих берегах Москвы…

На тихих берегах Москвы
Церквей, венчанные крестами,
Сияют ветхие главы
Над монастырскими стенами.
Кругом простерлись по холмам
Вовек не рубленные рощи.
Издавна почивают там
Угодника святые мощи.

 

2. Борис Годунов


Не внемлет он ни слезным увещаньям,
Ни их мольбам, ни воплю всей Москвы,
Ни голосу Великого Собора…


И весь народ московский православный,
Мы все пойдем молить царицу вновь,
Да сжалится над сирою Москвою
И на венец благословит Бориса…


Мне виделась Москва, что муравейник;
Внизу народ на площади кипел…

 

3. Медный всадник


И перед младшею столицей
Померкла старая Москва,
Как перед новою царицей
Порфироносная вдова…

 

4. Плетневу


Ты говоришь: Онегин жив, и будет он
Еще нескоро схоронен.
О нем вестей ты много знаешь,
[И с Петербурга и Москвы]
[Возьмут оброк его главы]

 

5. В альбом

Гонимый рока самовластьем
От пышной далеко Москвы,
Я буду вспоминать с участьем
То место, где цветете вы.
Столичный шум меня тревожит;
Всегда в нем грустно я живу,
И ваша память только может
Одна напомнить мне Москву.

 

6. Клеветникам России


За что ж? ответствуйте: за то ли,
Что на развалинах пылающей Москвы
Мы не признали наглой воли
Того, под кем дрожали вы?..

 

7. Евгений Онегин


Имеет сельская свобода
Свои счастливые права,
Как и надменная Москва…


Старушка очень полюбила
Совет разумный и благой;
Сочлась — и тут же положила
В Москву отправиться зимой.
И Таня слышит новость эту.
На суд взыскательному свету
Представить ясные черты
Провинциальной простоты,
И запоздалые наряды,
И запоздалый склад речей;
Московских франтов и цирцей
Привлечь насмешливые взгляды!..
О страх! нет, лучше и верней
В глуши лесов остаться ей…


Но вот уж близко. Перед ними
Уж белокаменной Москвы
Как жар, крестами золотыми
Горят старинные главы.
Ах, братцы! как я был доволен,
Когда церквей и колоколен,
Садов, чертогов полукруг
Открылся предо мною вдруг!
Как часто в горестной разлуке,
В моей блуждающей судьбе,
Москва, я думал о тебе!
Москва… как много в этом звуке
Для сердца русского слилось!
Как много в нем отозвалось!..


Вот, окружен своей дубравой,
Петровский замок. Мрачно он
Недавнею гордится славой.
Напрасно ждал Наполеон,
Последним счастьем упоенный,
Москвы коленопреклоненной
С ключами старого Кремля:
Нет, не пошла Москва моя
К нему с повинной головою…

 

8. Ответ

…Пора! в Москву! в Москву сейчас!
Здесь город чопорный; унылый,
Здесь речи — лед, сердца — гранит;
Здесь нет пи ветрености милой,
Ни муз, ни Пресни ни харит.

 

9. Герой


Тогда ль, как рать героя плещет
Перед громадой пирамид,
Иль как Москва пустынно блещет,
Его приемля,— и молчит?..

 

10. Княгине З. А. Волконской при посылке поэмы «Цыганы»

Среди рассеянной Москвы,
При толках виста и бостона,
При бальном лепете молвы
Ты любишь игры Аполлона…

 

11. Какая ночь! Мороз трескучий…


И вся Москва покойно спит,
Забыв волнение боязни…

 

12. Послание цензору

Что нужно Лондону, то рано для Москвы.
У нас писатели, я знаю, каковы;

13. Наполеон


Россия, бранная царица,
Воспомни древние права!
Померкни, солнце Австерлица?
Пылай, великая Москва!
Настали времена другие:
Исчезни, краткий наш позор!
Благослови Москву, Россия!
Война: по гроб наш договор!..

 

14. Всеволожскому

Ты скачешь в мирную Москву,
Где наслажденьям знают цену,
Беспечно дремлют наяву
И в жизни любят перемену.
В сей азиатской стороне,
Нас уверяют, жизнь игрушка!
В почтенной кичке, в шушуне
Москва премилая старушка.
Разнообразной и живой
Она пленяет пестротой,
Старинной роскошью, пирами,
Невестами, колоколами,
Забавной, легкой суетой,
Невинной прозой и стихами.
Ты там на шумных вечерах
Увидишь важное безделье,
Жеманство в тонких кружевах
И глупость в золотых очках,
И тяжкой знатности веселье,
И скуку с картами в руках.

 

15. Принцу Оранскому


Узрел он в пламени Москву —
И был низвержен ужас мира,
Покрыла падшего главу
Благословенного порфира,..

 

16. Послание к Юдину

Вот кабинет уединенный,
Где я, Москвою утомленный,
Вдали обманчивых красот,
Вдали нахмуреных забот

Живу с природной простотой,
С философической забавой
И с музой резвой и младой…

 

17. Наполеон на Эльбе


Но туча грозная нависла над Москвою,
И грянул мести гром!..

 

18. На возвращения государя императора из Парижа в 1815 году


На гибель грозно шел, влек цепи за собою:
Меч огненный блеснул за дымною Москвою!
Звезда губителя потухла в вечной мгле,
И пламенный венец померкнул на челе!..

 

19. Воспоминания в Царском селе


Края Москвы, края родные,
Где на заре цветущих лет
Часы беспечности я тратил золотые,
Не зная горести и бед,..


Где ты, краса Москвы стоглавой,
Родимой прелесть стороны?
Где прежде взору град являлся величавый,
Развалины теперь одни;
Москва, сколь русскому твой зрак унылый страшен!
Исчезли здания вельможей и царей,
Все пламень истребил. Венды затмились башен,
Чертоги пали богачей…


Утешься, мать градов России,
Воззри на гибель пришлеца.
Отяготела днесь на их надменны выи
Десница мстящая творца…


Еще военный гром грохочет в отдаленье,
Москва в унынии, как степь в полнощной мгле,..

hronika.su

Стихи о москве Александра Пушкина

Мы ответили на самые популярные вопросы — проверьте, может быть, ответили и на ваш?

  • Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день
  • Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»
  • Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?
  • Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?
  • Как предложить событие в «Афишу» портала?
  • Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день

Мы используем на портале файлы cookie, чтобы помнить о ваших посещениях. Если файлы cookie удалены, предложение о подписке всплывает повторно. Откройте настройки браузера и убедитесь, что в пункте «Удаление файлов cookie» нет отметки «Удалять при каждом выходе из браузера».

Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»

Подпишитесь на нашу рассылку и каждую неделю получайте обзор самых интересных материалов, специальные проекты портала, культурную афишу на выходные, ответы на вопросы о культуре и искусстве и многое другое. Пуш-уведомления оперативно оповестят о новых публикациях на портале, чтобы вы могли прочитать их первыми.

Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?

Если вы планируете провести прямую трансляцию экскурсии, лекции или мастер-класса, заполните заявку по нашим рекомендациям. Мы включим ваше мероприятие в афишу раздела «Культурный стриминг», оповестим подписчиков и аудиторию в социальных сетях. Для того чтобы организовать качественную трансляцию, ознакомьтесь с нашими методическими рекомендациями. Подробнее о проекте «Культурный стриминг» можно прочитать в специальном разделе.

Электронная почта проекта: [email protected]

Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?

Вы можете добавить учреждение на портал с помощью системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши места и мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После проверки модератором информация об учреждении появится на портале «Культура.РФ».

Как предложить событие в «Афишу» портала?

В разделе «Афиша» новые события автоматически выгружаются из системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После подтверждения модераторами анонс события появится в разделе «Афиша» на портале «Культура.РФ».

Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Если вы нашли ошибку в публикации, выделите ее и воспользуйтесь комбинацией клавиш Ctrl+Enter. Также сообщить о неточности можно с помощью формы обратной связи в нижней части каждой страницы. Мы разберемся в ситуации, все исправим и ответим вам письмом.

Если вопросы остались — напишите нам.

www.culture.ru

На тихих берегах Москвы… — Пушкин. Полный текст стихотворения — На тихих берегах Москвы…

Мы ответили на самые популярные вопросы — проверьте, может быть, ответили и на ваш?

  • Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день
  • Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»
  • Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?
  • Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?
  • Как предложить событие в «Афишу» портала?
  • Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день

Мы используем на портале файлы cookie, чтобы помнить о ваших посещениях. Если файлы cookie удалены, предложение о подписке всплывает повторно. Откройте настройки браузера и убедитесь, что в пункте «Удаление файлов cookie» нет отметки «Удалять при каждом выходе из браузера».

Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»

Подпишитесь на нашу рассылку и каждую неделю получайте обзор самых интересных материалов, специальные проекты портала, культурную афишу на выходные, ответы на вопросы о культуре и искусстве и многое другое. Пуш-уведомления оперативно оповестят о новых публикациях на портале, чтобы вы могли прочитать их первыми.

Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?

Если вы планируете провести прямую трансляцию экскурсии, лекции или мастер-класса, заполните заявку по нашим рекомендациям. Мы включим ваше мероприятие в афишу раздела «Культурный стриминг», оповестим подписчиков и аудиторию в социальных сетях. Для того чтобы организовать качественную трансляцию, ознакомьтесь с нашими методическими рекомендациями. Подробнее о проекте «Культурный стриминг» можно прочитать в специальном разделе.

Электронная почта проекта: [email protected]

Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?

Вы можете добавить учреждение на портал с помощью системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши места и мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После проверки модератором информация об учреждении появится на портале «Культура.РФ».

Как предложить событие в «Афишу» портала?

В разделе «Афиша» новые события автоматически выгружаются из системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После подтверждения модераторами анонс события появится в разделе «Афиша» на портале «Культура.РФ».

Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Если вы нашли ошибку в публикации, выделите ее и воспользуйтесь комбинацией клавиш Ctrl+Enter. Также сообщить о неточности можно с помощью формы обратной связи в нижней части каждой страницы. Мы разберемся в ситуации, все исправим и ответим вам письмом.

Если вопросы остались — напишите нам.

www.culture.ru

"Въезд в Москву запрещен, я заперт в Болдине": как русские писатели переживали карантин

Александр Пушкин

Пожалуй, самый известный классик русской литературы, побывавший в вынужденной изоляции. В сентябре 1830 года Александр Сергеевич отправляется в родовое имение Пушкиных Болдино в Нижегородской губернии, чтобы вступить во владение деревней Кистенево, выделенной ему отцом по случаю предстоящей женитьбы на Наталье Гончаровой. Пушкин очень спешит, планирует закончить все дела за пару недель и вернуться к невесте в Москву, но карантин, введенный в столице из-за эпидемии холеры, вынуждает его остаться в Болдине на всю осень.  

Портрет Александра Пушкина, художник Василий Тропинин

© ТАСС

Поэт в отчаянии: он два года добивался Натальи Николаевны, однажды уже получил отказ, и вот теперь, когда родители наконец согласились на их брак, свадьбу приходится отложить. Он также волнуется за судьбу любимой, которая остается в эпицентре эпидемии. Пушкин даже подумывает о побеге в Москву и пишет об этом невесте: 

"Въезд в Москву запрещен, и вот я заперт в Болдине. Во имя неба, дорогая Наталья Николаевна, напишите мне, несмотря на то, что вам этого не хочется. Скажите мне, где вы? Уехали ли вы из Москвы? Нет ли окольного пути, который привел бы меня к вашим ногам? Я совершенно пал духом и, право, не знаю, что предпринять. Ясно, что в этом году (будь он проклят) нашей свадьбе не бывать".

Спецпроект на тему

В Болдине любящий веселые компании Пушкин проводит время в изоляции и одиночестве, но тут не заслуга его дисциплинированности, просто общаться в усадьбе не с кем. В том же письме невесте от 11 октября 1830 года он рассказывает о своей жизни в деревне:

"Что до нас, то мы оцеплены карантинами, но зараза к нам еще не проникла. Болдино имеет вид острова, окруженного скалами. Ни соседей, ни книг. Погода ужасная. Я провожу время в том, что мараю бумагу и злюсь. Не знаю, чего делается на белом свете и как поживает мой друг Полиньяк. Напишите мне о нем, потому что здесь я газет не читаю. Я так глупею, что это просто прелесть".

Мы, конечно, знаем, что про "бумагомарательство" Пушкин лукавит: в это время он пишет стихи и прозу, создает свои сказки, "Повести покойного Ивана Петровича Белкина", стихотворение "Бесы", цикл пьес "Маленькие трагедии", заканчивает роман в стихах "Евгений Онегин". 

Дорогу на Москву откроют только 27 ноября 1830 года, Пушкин вернется к своей невесте и обвенчается с ней 2 марта 1831 года, а три месяца, проведенные в Болдине, ставшие самой плодотворной порой в творчестве поэта, войдут в историю под названием Болдинская осень.

Василий Жуковский 

Тот же холерный карантин поэт, литературный наставник и старший друг Пушкина Василий Жуковский встретил в Петергофе в составе императорской свиты: Василий Андреевич был учителем царевича Александра Николаевича, будущего императора Александра II. В письмах он успокаивал близких и друзей, уверяя, что холера свирепствует в столице, а в Петергофе безопасно, рассказывал, что даже выходит с детьми на прогулку. 

Портрет Василия Жуковского, художник Теодор Гильдебрандт

© ТАСС

Следующим летом и осенью в Петербурге случилась новая вспышка холеры, и на сей раз соседями Жуковского оказались Пушкин с женой. Василий Андреевич в этот период много пишет, о чем Пушкин упоминает в письме Петру Вяземскому 3 сентября 1831 года:  

"Жуковский все еще пишет; завел 6 тетрадей и разом начал 6 стихотворений; так его и несет. Редкий день не прочтет мне чего нового; нынешний год он, верно, написал целый том. Я начал также подристывать; на днях испразнился сказкой в тысячу стихов (поэт имеет в виду "Сказку о царе Салтане" — прим. ТАСС), другая в брюхе бурчит. А все холера..."

Творческая интеллигенция, переживавшая карантин в пригороде столицы, не сидела в изоляции: из воспоминаний фрейлины императорского двора Александры Смирновой-Россет известно, что Пушкин, его жена, Жуковский, приближенные императора постоянно общались: 

"Часть лета 1830 года мы провели в Петергофе, а потом в Царском Селе до сентября. Тут уже мы часто видались с Жуковским; в 1831 году в Царском мы видались ежедневно. Пушкин с молодой женой поселился в доме Китаева, на Колпинской улице. Жуковский жил в Александровском дворце, а фрейлины помещались в Большом дворце. Тут они оба взяли привычку приходить ко мне по вечерам, то есть перед собранием у императрицы, назначенным к 9 часам. Днем Жуковский занимался с великим князем или работал у себя.

Пушкина кабинет был наверху, и он тотчас нас зазывал к себе. Кабинет поэта был в порядке. На большом круглом столе, перед диваном, находились бумаги и тетради, часто несшитые, простая чернильница и перья; на столике графин с водой, лед и банка с кружовниковым вареньем, его любимым. Волоса его обыкновенно еще были мокры после утренней ванны и вились на висках; книги лежали на полу и на всех полках. В этой простой комнате, без гардин, была невыносимая жара, но он это любил, сидел в сюртуке, без галстука

Тут он писал, ходил по комнате, пил воду, болтал с нами, выходил на балкон и привирал всякую чепуху насчет своей соседки графини Ламберт. Иногда читал нам отрывки своих сказок и очень серьезно спрашивал нашего мнения".

Николай Гоголь

Еще один классик, попавший в этот холерный карантин, — Николай Гоголь. Эпидемию он пережидал в Петербурге и жаловался своим друзьям на невыносимую скуку. Александру Пушкину он пишет:

"В Петербурге скучно до нестерпимости. Холера всех поразгоняла во все стороны, и знакомым нужен целый месяц антракта, чтобы встретиться между собою".

Портрет Николая Гоголя

© ullstein bild/ullstein bild via Getty Images

А в письме Жуковскому иронизирует: "Карантины превратили эти 24 версты (из столицы в Царское Село — прим. ТАСС) в дорогу из Петербурга на Камчатку". Впрочем, карантин не мешал Гоголю хлопотать об издании своих книг и ходить по типографиям. В том же письме Жуковскому от 10 сентября 1831 года он пишет: 

"Насилу я только мог управиться со своею книгою и теперь только получил экземпляры для оправления вам. Сколько хлопот наделала мне эта книга! Три дня я толкался из типографии в цензурный комитет, из цензурного комитета в типографию и, наконец, теперь только перевел дух". 

Федор Тютчев

Спустя семь лет большая вспышка холеры происходит в Германии. Ее застает поэт Федор Иванович Тютчев: он находится в Мюнхене на дипломатической службе в должности внештатного атташе Российской дипломатической миссии.

Портрет Федора Тютчева, С. Левицкий

© ТАСС

Говоря современным языком, Тютчев вел себя на карантине плохо: выходил в город, не слишком серьезно относился к болезни и жаловался в письме родителям на скучный Мюнхен:

"Холера, несмотря на частые случаи заболевания, не произвела на нас ни малейшего впечатления. За последние шесть лет разговоры о ней прожужжали мне уши, и ее присутствие в Мюнхене не прибавило ей в моих глазах ничего нового. Я более чувствителен к ее косвенным последствиям. В Мюнхене, где никогда не было слишком много развлечений, теперь так уныло и так скучно, что трудно себе представить. Как если бы человек, и так-то тупой и угрюмый, да еще стал бы страдать мигренью. Ожидали, что будут какие-либо празднества по случаю приезда короля Оттона и его молодой жены, но холера помешала им прибыть в Мюнхен". 

Во время карантина у Тютчева бурный роман с одной из самых блистательных дам мюнхенского света — баронессой Эрнестиной Дернберг. Она на десять лет младше его жены Элеоноры, красива и очень умна.

Узнав об этой связи, супруга Тютчева попытается покончить с собой и ударит себя в грудь ножом: она выживет, муж пообещает порвать с любовницей, и весной 1837 года они вернутся в Россию. После отпуска Тютчев оставит семью дома и отправится на службу в Турин, где возобновит общение с Эрнестиной. Весной 1838 года жена с детьми отправится к Тютчеву в Италию, но в пути пароход "Николай I", на котором они поплывут, загорится. Пассажиров спасут, но пережитое нервное потрясение серьезно подкосит здоровье Элеоноры. Она умрет спустя три месяца, Тютчев за одну ночь у гроба жены поседеет, но через год женится на Эрнестине.

Спустя 11 лет в жизни поэта появится еще одна женщина — Елена Денисьева, годящаяся по возрасту ему в дочери: связь с ней, несмотря на брак с Эрнестиной, будет продолжаться 14 лет, до смерти Елены от чахотки в 1864 году.

Антон Чехов

Русский писатель и драматург стал не только свидетелем одной из сильнейших вспышек холеры XIX века, но и активным борцом с болезнью. Летом 1892 года он добровольно вызывается работать с больными. На что председатель Серпуховской управы отвечает ему:

"М. Г. Антон Павлович! Кн. С. И. Шаховской довел до сведения Серпуховского Санитарного Совета письмо Ваше, выражающее готовность послужить земству в случае появления холерной эпидемии в Серпуховском уезде. Выслушав это желание Ваше прийти на помощь в трудную минуту борьбы со страшной угрожающей нам опасностью, Серпуховской Санитарный Совет просил меня выразить Вам за такое столь ценное для нас предложение искреннюю и глубокую благодарность".

Портрет Антона Чехова

© Public domain/Wikimedia Commons

Чехов оказывается не только хорошим врачом, но и отличным организатором: он открывает больницы и бараки для зараженных, хлопочет о медикаментах и просит денег у местных богачей на медный купорос, хлорку и "всякую пахучую дрянь" для обеззараживания, потому что у земства даже на это нет средств, проводит просветительскую работу среди полуграмотного населения. Чехов уже болен чахоткой и знает об этом, работа во время эпидемии выматывает его, но он не опускает руки. В письме своему издателю Суворину в августе 1892 года он пишет:

"В Москве и под Москвой холера, а в наших местах она будет на сих днях. Я одинок, ибо все холерное чуждо душе моей, а работа, требующая постоянных разъездов, разговоров и мелочных хлопот, утомительна для меня.

Писать некогда. Литература давно уже заброшена, и я нищ и убог, так как нашел удобным для себя и своей самостоятельности отказаться от вознаграждения, какое получают участковые врачи. Мне скучно, но в холере, если смотреть на нее с птичьего полета, очень много интересного.

Похоже, будто на холеру накинули аркан. Понизили не только число заболеваний, но и процент смертности. В громадной Москве холера не идет дальше 50 случаев в неделю, а на Дону она хватает по тысяче в день — разница внушительная. Мы, уездные лекаря, приготовились; программа действий у нас определенная, и есть основание думать, что в своих районах мы тоже понизим процент смертности от холеры. Помощников у нас нет, придется быть и врачом, и санитарным служителем в одно и то же время; мужики грубы, нечистоплотны, недоверчивы; но мысль, что наши труды не пропадут даром, делает все это почти незаметным".

Под опекой Чехова оказываются крестьяне 25 окрестных деревень, рабочие с четырех фабрик и насельники одного монастыря. Благодаря стараниям Чехова в уезде было мало заболевших и погибших от инфекции, в то время как в соседних уездах гибли тысячи людей.

К сожалению, в тот период работа врача не оставила Чехову времени на писательство. Как он сам говорил: "Медицина — моя законная жена, а литература — любовница".

Карина Салтыкова

tass.ru

"Я к вам пишу – чего же боле?" Пушкинская Москва

Пушкин любил Москву. Здесь он родился, неоднократно бывал, женился, в этом городе жили его друзья. О ней он вспоминал в своих стихах. Но, пожалуй, самые красочные описания Москвы поэт дал в своем произведении «Евгений Онегин».

Мы проследуем путем Татьяны Лариной, когда та прибыла в Москву в зимнее время. Как вы помните, привезли Татьяну сюда "на ярмарку невест" с целью найти ей мужа, что вызывало у нее глубокую грусть.

Вот, окружен своей дубравой,
Петровский замок. Мрачно он
Недавнею гордится славой.
Напрасно ждал Наполеон,
Последним счастьем упоенный,
Москвы коленопреклоненной
С ключами старого Кремля:
Нет, не пошла Москва моя
К нему с повинной головою.
Не праздник, не приемный дар,
Она готовила пожар
Нетерпеливому герою.
Отселе, в думу погружен,
Глядел на грозный пламень он.

Москва для героини начинается с Петровского дворца и одноименного парка, которым тот окружен. В то время дворец располагался на подъезде к Москве. Он был построен во времена царствования Екатерины II. В 1812 году, во время московского пожара, во дворец эвакуировался из Кремля император Наполеон с сопровождающими его штабом и гвардией. Французам с трудом удалось преодолеть пылающие улицы Москвы. Когда огонь в городе начал стихать, Наполеон вернулся в Кремль. А оставленный им Петровский дворец сгорел. После войны пострадавшее здание быстро подвели под крышу, но восстановительные работы продолжались до 1840-х годов.

Прощай, свидетель падшей славы,
Петровский замок. Ну! не стой,
Пошел! Уже столпы заставы
Белеют; вот уж по Тверской
Возок несется чрез ухабы.
Мелькают мимо будки, бабы,
Мальчишки, лавки, фонари,
Дворцы, сады, монастыри,
Бухарцы, сани, огороды,
Купцы, лачужки, мужики,
Бульвары, башни, казаки,
Аптеки, магазины моды,
Балконы, львы на воротах
И стаи галок на крестах.

От дворца мы следуем дальше. Ларины въезжали через Тверскую заставу, которая находилась в районе нынешнего Белорусского вокзала. Ранее на площади находился шлагбаум, а в 1829-1834 гг. году здесь были сооружены Триумфальные ворота в честь победы русского народа над Наполеоном, которые простояли до 1935 года. Ворота были разобраны и воссозданы в 1960-х гг. на Кутузовском проспекте.

От площади Ларины ехали вдоль Тверской улицы, подмечая мелькающие фрагменты Москвы. "Львы на воротах" - это здание Английского клуба. Сейчас здесь находится Музей Современной истории России, а ранее он представлял собой самое многочисленное джентльменское собрание Москвы, известное своими карточными играми, роскошными обедами и политическими дискуссиями. И, как ни странно, львы сохранились и по сей день.

Далее, их путь следовал до Пушкинской площади. До середины XVII столетия площади здесь не было, как и памятника поэту А.С. Пушкину, а был просто плацдарм перед воротами Белого города. 

Тут мы предлагаем вам отклониться от основного маршрута и проследовать немного вперед, на улицу Большая Дмитровка. Здесь вы увидите дом, где состоялась первая встреча Евгения Онегина и Татьяны Лариной. 

Ее привозят и в Собранье.
Там теснота, волненье, жар,
Музыки грохот, свеч блистанье,
Мельканье, вихорь быстрых пар.

Онегин приехал к Лариным по приглашению Ленского. Татьяна увидела Онегина и влюбилась. Тоскуя, мучаясь от любви и безумно скучая, Татьяна написала письмо, которое вам всем очень хорошо известно с этих первых строк:

Я к вам пишу – чего же боле?
Что я могу еще сказать?
Теперь, я знаю, в вашей воле
Меня презреньем наказать.

Вернемся к маршруту Лариных. От Пушкинской площади они поехали по кольцу бульваров, на месте которых ранее были стены Белого города, обращая внимание на виднеющиеся башни Кремля. Путь их проходил вдоль Кузнецкого моста, где в то время располагались магазины моды. В старину на левом крутом берегу реки Неглинки  находилась слобода кузнецов – Кузнецкая слобода. Через речку устроили мост, получивший соответственное название – Кузнецкий. Долгие годы был он деревянным. Ни раз смывало его половодьем, но восстанавливали его вновь и вновь. А в середине XVIII века по проекту известнейшего московского архитектора князя Д. В. Ухтомского построили мост белокаменный, трёхпролётный, шириной 12 м и длиной 120 м. Подъезды к мосту стали известной нам московской улицей, получившей название Кузнецкий Мост.

В сей утомительной прогулке
Проходит час-другой, и вот
У Харитонья в переулке
Возок пред домом у ворот
Остановился. К старой тетке,
Четвертый год больной в чахотке,
Они приехали теперь.
Им настежь отворяет дверь,
В очках, в изорванном кафтане,
С чулком в руке, седой калмык.
Встречает их в гостиной крик
Княжны, простертой на диване.
Старушки с плачем обнялись,
И восклицанья полились.

Продолжительное время катаясь по Москве, Ларины прибывают в переулок у Харитонья, известный нам в современности как Большой Харитоньевский переулок. Ранее, адреса в Москве обозначались по церковным приходам, и "у Харитонья в переулке" означало то, что остановились Ларины в приходе церкви Святого Харитония. К сожалению, церковь была безвозвратно утрачена, а на ее месте сейчас располагается школа.

Наш маршрут заканчивается тоже тут, но на воспоминании Александра Сергеевича Пушкина, которому знаком этот район с детства. В этом переулке, по адресу дом 21с4, находится дворец Волковых-Юсуповых, где Пушкины снимали деревянный флигель в 1801-1803 годах. 

Но те, которым в дружной встрече
Я строфы первые читал...
Иных уж нет, а те далече,
Как Сади некогда сказал.
Без них Онегин дорисован.
А та, с которой образован
Татьяны милый идеал...
О много, много рок отъял!
Блажен, кто праздник жизни рано
Оставил, не допив до дна
Бокала полного вина,
Кто не дочел ее романа
И вдруг умел расстаться с ним,
Как я с Онегиным моим.

Мы также рекомендуем вам посетить несколько достопримечательных мест:

  • Шефский дом. В произведении «Евгений Онегин» есть такие строки «Меланхолический Якушкин, казалось, молча обнажал цареубийственный кинжал». Именно в стенах Шефского дома Иван Якушкин во время тайного заседания вызвался совершить покушение на Александра I.
  • Главный дом усадьбы В.А. Хованского. С 1834 по 1835 годы в этом доме жила актриса Екатерина Семенова-Гагарина. Александр Сергеевич Пушкин описал её в «Евгении Онегине»:
    Там Озеров невольны дани 
    Народных слез, рукоплесканий 
    С младой Семеновой делил….
  • ГМИИ имени А.С. Пушкина.
  • Мемориальная квартира-музей Пушкина.
  • Дом Братьев Фонвизиных. Отсюда в 1828 г. уезжала в Сибирь, в Читу, к своему мужу, генералу Михаилу Александровичу Фонвизину, осужденному на каторгу, Наталия Дмитриевна Фонвизина (урожденная Апухтина). Именно ее считают основным прототипом пушкинской Татьяны из «Евгения Онегина». Она и сама была в этом уверена.
  • Церковь "Большое вознесенье". В трапезной еще недостроенной церкви Вознесения Господня 18 февраля 1831 г. проходит венчание А.С.Пушкина и Н.Н.Гончаровой.

um.mos.ru

«Комсомолка» нашла настоящего автора нашумевшего стихотворения Пушкина «Позвольте, жители страны!»

Вот эти духоподъемные строки, активно распространяющиеся в Сети:

«Александр Сергеевич Пушкин, находясь на карантине по поводу холеры в Болдино, обращается к нам сегодняшним!!!

Позвольте, жители страны,

В часы душевного мученья

Поздравить вас из заточенья

С великим праздником весны!

Всё утрясётся, всё пройдёт,

Уйдут печали и тревоги,

Вновь станут гладкими дороги

И сад, как прежде, зацветёт.

На помощь разум призовём,

Сметём болезнь силой знаний

И дни тяжёлых испытаний

Одной семьёй переживём.

Мы станем чище и мудрей,

Не сдавшись мраку и испугу,

Воспрянем духом и друг другу

Мы станем ближе и добрей.

И пусть за праздничным столом

Мы вновь порадуемся жизни,

Пусть в этот день пошлёт Всевышний

Кусочек счастья в каждый дом!

А. С. Пушкин, 1827 год.»

ЧЕЛОВЕК В МАСКЕ

Мне эти стихи прислал по Ватсапу приятель. Между прочим, учитель с высшим образованием. «Какая весна?- ответил я. –Какой 1827 год? Пушкин был в холерном карантине в Болдино в сентябре-ноябре 1830 года. Фейк!»

Однако друзья продолжали слать карантинные стихи. Замелькали они и в моей фейсбучной ленте. Зазвучали на радио, ТВ…

Тогда я решил отыскать настоящего автора. Благо, пару лет назад проводил подобное расследование по поводу стихотворений о вечных лакеях Европы с майдана, приписываемых Александру Сергеевичу.

Оказывается, наши поэты-современники публиковали их в Рунете под своими фамилиями. Но сетевой народ превратил в пушкинские.

Ему же приписали строки "Кто проповедь читать захочет людям - тот жрать не должен слаще, чем они." В Рунете даже провели опрос: «Вы согласны с этими словами?»

Многие согласны. «Респект Пушкину!» - «Ай, да Пушкин, ай, да сукин сын!» - «Чистая стопроцентная правда.»

На самом деле, выяснил я тогда, строки взяты из стихотворения «Еврей -священник». Оно написано в …1962 году. Посвящено начинавшему церковную службу в подмосковном селе Александру Меню. Будущему протоиерею Русской православной церкви, злодейски убитому в 1990-м.

Автор - сценарист, писатель, бард Евгений Агранович. Самые известные его песни - «От героев былых времен не осталось порой имен» из фильма «Офицеры», «Ах, Одесса, жемчужина у моря», «Я в весеннем лесу пил березовый сок.»

А народ уверен – Пушкин написал про проповедь.

Как уверен в авторстве «Позвольте, жители страны!»

И не только простой народ. Живущий ныне в Германии Альфред Кох, зампредседателя правительства РФ в 90-е годы, сам литератор, номинант премии «Большая книга», тоже купился, разместил стихи в Фейсбуке.

Оказалось, настоящий автор – сетевой поэт из Казахстана под псевдонимом Урри Грим. В профиле ФБ вместо собственного фото у него красуется Джим Керри в зеленой маске из знаменитого фильма.

Но в мистификации Грим ни капельки не виноват. Обычно он пишет иронические стихи. Но 21 марта в Фейсбуке разместил оду.

Снабдив таким предисловием:

21 марта в 07:05 ·

Салам алейкум, честной народ!

Как говорится, коронавирус - коронавирусом, а Наурыз по распорядку.

Это единственный праздник, к которому я отношусь трепетно, ибо только он олицетворяет собой пробуждение от сна и наступление новой жизни.

От души поздравляю вас, люди доброй воли!

P.S. Кстати, сегодня также отмечается Всемирный день поэзии. Я ни на что не намекаю, но...» И никаких подписей - Пушкин, 1827 год…

Теперь понятно, откуда у «затворника болдинской осени Александра Сергеевича» взялся праздник весны?

Навруз (Наурыз) - праздник прихода весны по астрономическому солнечному календарю у иранских и тюркских народов. Считается самым древним на планете. Символизирует обновление природы и человека, очищение душ и начало новой жизни. В 2010 г. Генеральная Ассамблея ООН объявила 21 марта "Международным днем Навруза".

Обратите внимание: стихи появились в Сети 21 марта. И всего за несколько дней обрели сверхпопулярность, разлетелись по миру. Это тоже понятно. В условиях вселенской паники, падения мировой экономики, цены барреля, жутких ежедневных новостей о все новых и новых жертвах коронавируса, карантинов, самоизоляций, чудовищных фейков людям нужен хоть какой-то лучик света, кусочек счастья, надежда на будущее.

Все это и дает нам оптимистичное стихотворение Урри Грима. Он ведь сам в карантине, как и другие жители Алматы. Старается не падать духом. На днях выставил в ФБ фото, как собирается в магазин за хлебом, сопроводив ироничной подписью.

Оказалось, настоящий автор – сетевой поэт из Казахстана под псевдонимом Урри Грим.Фото: Личная страничка героя публикации в соцсети

23 марта. «Выхожу, одинокий и неприкаянный, в этот жестокий, коварный и опасный мир, кишащий вирусами, ментами и сексуально озабоченными женщинами.

Не поминайте меня лихом, собратья и сосёстры!..»

ДОБРЫЙ ФЕЙК

Но, согласитесь, на стихи неведомого поэта мало кто обратил бы внимание. Чтобы они тронули души огромного количества людей, требовалась мистификация, громкое имя. Кто-то мудрый в Сети сотворил добрый фейк, приписав актуальнейшее сегодня стихотворение Александру Сергеевичу Пушкину. Благо, тот тоже был в «заточенье», в холерном карантине в Болдино.

Ну, а что же настоящий автор, скрывающийся под псевдонимом?

Урри откликнулся на чью-то мистификацию новыми стихами. На этот раз ироничными.

Какой такой, простите, Пушкин?

Что за пройдоха и нахал?

Не тот ли тип, что спирт из кружки

С какой-то нянею бухал?

Я зол, мне до смерти обидно,

Что нас так путает народ.

Как вам, товарищи, не стыдно?

Что за фантазии полёт?

Я потрясён сравненьем вздорным

И повторять уже устал,

Что дед мой вовсе не был чёрным

И звался он не Ганнибал.

Я помню каждое мгновенье

Отца казахские черты,

Своё в Актюбинске ученье

И переезд свой в Алматы.

Я житель этих территорий,

Душой и телом я казах

И у каких-то Лукоморий

Я не держал кота в цепях.

Вам подтвердят мои соседи

И побожится вся семья,

Что автор "Маленьких трагедий"

Или "Дубровского" не я.

Я с Гончаровой не встречался,

На танцах вместе с ней кружа,

И на дуэлях я не дрался

И не стрелял в меня бажа.

Да что там! Даже Ильичёва

Вам подтвердит, что я не лгал,

И про Бориса Годунова

Ни строчки в жизни не слагал.

Над "i" все точки я расставил

И хватит воду здесь толочь!

А то я, самых честных правил,

Могу не в шутку занемочь.

Здоровья Вам, Урри, добрый человек из Казахстана! Может, на волне успеха пора уже снять зеленую маску и назвать себя? «Комсомольская правда» предлагает Вам большое интервью.

www.ufa.kp.ru

Стихи Сергея Есенина о Москве

Та, настоящая Москва, первостольная, с изогнутыми улицами, трепетными и нежными воспоминаниями о беспокойном городе проскальзывает тенью строк в стихах Есенина о Москве.

Любовь Столица, Любовь Столица,

Любовь Столица, Любовь Столица,
О ком я думал, о ком гадал.
Она как демон, она как львица,—
Но лик невинен и зорьно ал.

Из цикла Москва Кабацкая

Ты прохладой меня не мучай
И не спрашивай, сколько мне лет,
Одержимый тяжёлой падучей,
Я душой стал, как жёлтый скелет.

Было время, когда из предместья
Я мечтал по-мальчишески - в дым,
Что я буду богат и известен
И что всеми я буду любим.

Да! Богат я, богат с излишком.
Был цилиндр, а теперь его нет.
Лишь осталась одна манишка
С модной парой избитых штиблет.

И известность моя не хуже, -
От Москвы по парижскую рвань
Моё имя наводит ужас,
Как заборная, громкая брань.

И любовь, не забавное ль дело?
Ты целуешь, а губы как жесть.
Знаю, чувство моё перезрело,
А твоё не сумеет расцвесть.

Мне пока горевать ещё рано,
Ну, а если есть грусть - не беда!
Золотей твоих кос по курганам
Молодая шумит лебеда.

Я хотел бы опять в ту местность,
Чтоб под шум молодой лебеды
Утонуть навсегда в неизвестность
И мечтать по-мальчишески - в дым.

Но мечтать о другом, о новом,
Непонятном земле и траве,
Что не выразить сердцу словом
И не знает назвать человек.

Да! Теперь — решено. Без возврата

Да! Теперь — решено. Без возврата
Я покинул родные края.
Уж не будут листвою крылатой
Надо мною звенеть тополя.

Низкий дом без меня ссутулится,
Старый пёс мой давно издох.
На московских изогнутых улицах
Умереть, знать, сулил мне Бог.

Я люблю этот город вязевый,
Пусть обрюзг он и пусть одрях.
Золотая дремотная Азия
Опочила на куполах.

А когда ночью светит месяц,
Когда светит… чёрт знает как!
Я иду, головою свесясь,
Переулком в знакомый кабак.

Шум и гам в этом логове жутком,
Но всю ночь напролёт, до зари,
Я читаю стихи проституткам
И с бандитами жарю спирт.

Сердце бьётся всё чаще и чаще,
И уж я говорю невпопад:
— Я такой же, как вы, пропащий,
Мне теперь не уйти назад.

Низкий дом без меня ссутулится,
Старый пёс мой давно издох.
На московских изогнутых улицах
Умереть, знать, сулил мне Бог.

moscowchronology.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.