Проза и стихи отличия


Чем отличаются стихи от прозы

Часто можно запутаться в том, что является стихами, а что прозой. Сначала кажется все просто: у одного есть рифма, а у другого нет. Но тут-то собака и зарылась. Существует так называемый «белый стих» или же японская «хокку» или «танка», где нет никакой рифмы и все же это стихи. Так как отличить стихи от прозы в этом случае и почему это важно? Начнем с того, что в приличном обществе легко попасть впросак, если не к месту назвать одно другим. С другой стороны, если такой казус может быть просто поводом к занесению вас в категорию безграмотных людей, то на экзаменах подобная ошибка будет стоить положительной оценки.

Определение

Стих — это с одной стороны организованные равные отрезки в определенной ритмической тональности. А с другой — строка стихотворного текста по определенному образцу. Если рассмотреть школьные определения, то у обычного стиха должна быть рифма, но не обязательно, ведь есть упомянутые выше хокку и танка. В японской традиции рифма как таковая встречается не так часто, и вместе с тем, это тоже стихи. Что приводит нас к более широкому определению: стихотворная форма – это краткая запись той или иной темы (мысли), в которой есть определенная глубина, раскрывающаяся в своей полноте перед чутким читателем.

Проза — под этим понятием скрывается не только письменная, но и устная речь. При этом здесь нет деления на равные отрезки, что сделало бы такую запись или выражение стихом. Однако и в прозе имеется свой некоторый ритм, но в отличие от стиха, он является приблизительным и относится к синтаксическому построению текста. Если проще, то ритмическая составляющая прозы основана на периодах, предложениях, абзацах и колонках. Если прибегнуть к первоисточникам, то в древнегреческой литературе любая художественная речь или письменность считалась поэзией. В более поздний период произошло деление на прозу и стихи по принципу выраженности стихотворной формы.

к содержанию ↑

Сравнение

Начать сравнение стиха с прозой можно с ритма. В стихотворной форме ритмическая составляющая выражена более полно. Она ощущается даже неподготовленным читателем, задает определенную тональность и настроение при чтении. В прозе ритм выражен гораздо слабее, он не так навязчив и не столь сильно влияет на читателя.

В стихах обычно есть рифма, хотя и не всегда, но главное отличие прозы в том, что в ней никогда нет этой рифмованности. Если стихи могут иметь выражения «палка-галка», то в прозе подобные включения моментально делают предложение стихотворным.

В стихах в сжатой форме дается основная мысль, которая часто завуалирована символизмом, метафорами, сравнениями. Используются олицетворения, персонификация, оксюмороны и другие литературные приемы. В прозе тоже может быть подобное, но обычно в более пространной форме, она более описательная и информативная.

к содержанию ↑

Выводы TheDifference.ru

  1. В стихах обязательно есть выраженный ритм, а в прозе он не явный, скрытый, не всегда чувствуется.
  2. Рифма — отличительный признак стиха, не смотря на отдельные формы без нее, а в прозе рифма может использоваться только в качестве стихотворных вставок.
  3. Стихи дают более сжатую завуалированную главную мысль посредством образов и метафор, а проза более описательна.
  4. Равные отрезки. Сама форма записи стихов тяготеет к равным кратким отрезкам. Проза записывается последовательно, широко и не сосредоточена в кратких выражениях.

thedifference.ru

Проза и поэзия. В чём разница? / Справочник :: Бингоскул

Литература относится к письменному творчеству, две ее распространенные формы – проза и поэзия.

Проза – это обычный стиль письма в литературе, который включает в себя сюжет, среду, персонажей, тему, настроение, точку зрения и т. д. Проза написана с использованием предложений, образующих абзац. Она также может включать диалоги.

Поэзия – это то, что вызывает чувства и образы. Автор тщательно выбирает стиль и отдельные слова, упорядочивая их таким образом, чтобы создать ритм и рифму. Именно наличие последней определяет поэзию, помогает на слух уловить разницу между ней и прозой. Стихотворение чаще всего разделено на строфы, законченную синтаксическую и смысловую организацию.

 

Организация поэтического слова

В поэзии каждый из речевых отрезков относится к отдельной строке. Она измеряется словами, слогами или группой слогов, иначе говоря стихотворной стопой.

Отечественные литературоведы делят систему организации слова в поэзии на 3 основные системы:

  • Силлабическая предполагает, что количество слогов в стихотворной строке должно быть строго одинаковым (см. творчество А. Кантемира)
  • Тоническая основывается на размеренном проявлении ударного слога в строке, при этом количество безударных слогов не важно. Так слагается акцентный стих (см. произведения В. Маяковского).
  • Силлабо-тоническая система состоит в чередовании ударных и безударных слогов.

 

Ключевые различия между прозой и поэзией

Стихотворения

Прозаические произведения

Традиционное деление на строки, строфы.

Предложения образуют абзацы

Использование уникального стиля для выражения эмоции или чувства

Описание события со стороны, ясное выражение мыслей и чувств

Рифма и ритм

Отсутствие четкого ритма, нет рифмы

Поток сознания

Поток жизни

Субъективное отношение лирического героя к миру; сюжета практически нет

Отображение объективной действительности оценке писателя; тяга к сюжетному изображению событий, характеров, деталей

Композиция определяется спонтанным движением чувств

Композиция состоится за счет сюжетных ходов

Описания редки, лаконичны

Описания занимают существенное место

 

Виды и жанры поэзии

  1. Лирическая поэзия
  2. Эпическая поэзия
  3. Философская поэзия
  4. Сатирическая поэзия

К жанрам причисляют балладу, лирику, лимерик, поэму, роман в стихах, рубаи, хайку, элегию и др.

Жанры прозы

  • Роман
  • Повесть
  • Рассказ
  • Эссе
  • Биография
  • Сказка литературная
  • Притча

Смотри также:

bingoschool.ru

Разница между Прозой и Поэзией

Литературу можно разделить на два основных класса в зависимости от структуры языка. Эти две категории известны как проза и поэзия. Проза — это язык в его оригинальной и естественной форме, т.е. язык, встречающийся в газетах, учебниках и романах. Поэзия — это форма литературы, в которой для выражения смысла используются эстетические и ритмические качества языка.

Основное различие между прозой и поэзией заключается в том, что Проза пишется естественным образом, а Поэзия — в ритмической структуре.

Содержание
  1. Что такое Проза?
  2. Что такое Поэзия?
  3. В чем разница между Прозой и Поэзией
Что такое Проза

Проза является основной формой литературы, и проза и научная литература включены в прозу. Романы, повести, рассказы, биографии, автобиографии, мемуары, очерки, путевые книги, академические сочинения, тезаурусы и учебники — написаны в прозе.

Проза

Проза является одной из основных форм литературы, как художественная, так и научная литература являются прозой. Романы, повести, рассказы, биографии, автобиографии, мемуары, очерки, путевые заметки, академические очерки и учебники — все они написаны в прозе.

Язык имеет грамматическую природу и состоит из естественного потока речи, а не из ритмической структуры. Он состоит из полных грамматических предложений, и эти предложения затем группируются в абзацы. Язык, используемый в научной литературе, в газетах, учебниках и путевых заметках — лишен фигуры речи, а описания и идеи выражаются прямо. Разговорный язык также может быть классифицирован как проза.

Поскольку разговорный язык обладает характеристиками прозы, многим людям легче писать прозу, чем поэзию. Другим важным фактором, который способствует этому предпочтению, является ограниченное количество слов используемых в поэзии. Поэты часто используют ограниченное количество слов для выражения своих идей.

Что такое Поэзия

Поэзия — это форма литературы, которая использует эстетические и ритмические качества языка, чтобы вызвать смысл. Такие факторы, как рифма, ритм и ритмические слоги учитываются при создании поэзии. Поэзия обычно используется, чтобы выразить что-то художественным и эстетическим способом.

Поэзия

Однако язык поэзии не такой естественный или свободный, как проза. Поэтический язык имеет тенденцию быть более декоративным и творческим, чем язык, используемый в прозе. В поэзии особое внимание уделяется звуку и ритму.

Стихотворение состоит из строк, строка может быть очень длинной или короткой, как одно слово. Строфа состоит из нескольких строк. Стихи можно классифицировать на разные типы в зависимости от строения строфы. Свободный стих, пустой стих и стихи синквейн — являются некоторыми примерами этих структур.

Как уже упоминалось выше, поэты используют ограниченное количество слов, чтобы выразить свои идеи в поэзии. Вот почему одна строка может быть короткой, как одно слово. Иногда трудно понять смысл стихотворения, прочитав его только один или два раза. Глубокое чтение и анализ могут потребоваться для расшифровки полного значения.

Как упоминалось выше, поэты используют ограниченное количество слов для выражения своих идей в поэзии. Вот почему одна строка может быть такой же короткой, как одно слово. Иногда бывает трудно понять смысл стихотворения, прочитав его только один или два раза. Для расшифровки полного смысла может потребоваться углубленное чтение и анализ.

В чем разница между Прозой и Поэзией

Определение
Проза — это форма литературы, которая использует язык в его оригинальной и естественной форме.
Поэзия — это форма литературы, которая использует эстетические и ритмические качества языка, чтобы вызвать смысл.

Рифма и Ритм
Проза не обращает внимания на рифму и ритм.
Поэзия обращает внимание на на рифму и ритм, они является основными компонентами в поэзии.

Слова
Проза: у писателя обычно нет словесного предела.
Поэзия: поэты используют ограниченное количество слов.

Состав
Проза: идеи написаны в предложениях, предложения сгруппированы в абзацы.
Поэзия: идеи написаны в строках, строки сгруппированы в строфы.

Язык
Проза: язык более естественный и грамматический.
Поэзия: язык образный и ритмичный.

Понятность
Прозу обычно можно понять, прочитав один раз.
В поэзии, чтобы понять смысл стихотворения может потребоваться более одного чтения.

raznisa.ru

Что такое стих и проза

В обыденном представлении стих и проза различается так: все, что «записано в строчку», подряд – проза, что разбито на отрезки, «записано в столбик» – стихи. Но проблема на самом деле гораздо глубже. К примеру, что же делать со «стихотворениями в прозе»? По форме – это проза, но Ш. Бодлер и И.Тургенев утверждают – по жанру это «стихотворения». Почему Н. Гоголь назвал «Мертвые души» поэмой, хотя по форме это роман?

Л.М. Гаспаров в предисловии к книге «Русский стих начала XX века в комментариях» задает вопрос: «Чем отличается стих от прозы?» и отмечает: это «самый трудный из вопросов». Там же он отмечает, приводя одно из основных формальных различий стиха и прозы:

 «Слово «стих» по-гречески значит «ряд», его латинский синоним «versus» (отсюда «версификация») значит «поворот», возвращение к началу ряда, а «проза» по-латыни значит речь, «которая ведется прямо вперед», без всяких поворотов. Таким образом, стихи – это прежде всего речь, четко расчлененная на относительно короткие «ряды», отрезки, соотносимые и соизмеримые между собой. Каждый из таких отрезков тоже называется «стихом» и на письме обычно выделяется в отдельную строку».

Ко времени написания труда (1924 год) это утверждение было относительно верно и максимально приближено к реальности. В настоящее время граница между стихом и прозой интенсивно размывается, значит, нам нужен иной, не только формальный, но и содержательный подход к различению стиха и прозы.

Ю.Б. Орлицкий замечает:

«Любой исследователь литературного текста, сталкиваясь с проблемой написания… начинает с выяснения его ритмической природы, т.е. определяет, что перед ним – проза или стихи… стих и проза – это два принципиально различных способа организации речевого материала, два разных языка литературы».

Итак, есть два основных типа организации художественной речи – поэзия и проза. Лингвисты пришли к выводу, что нет языковой разницы между стихом и прозой, ведь стихотворная речь состоит из обычных фраз. С этой точки зрения нет ни одного признака, по которому можно было бы определить стихотворную речь.

Однако Э.Я. Фесенко категорически отрицает эту точку зрения. Он пишет:

«Стихотворная речь в принципе устроена иначе, чем прозаическая. <…> Прозаическая художественная речь разделяется на абзацы, предложения и периоды. В письменном словесном творчестве стихи и проза несхожи и по особенностям своего графического оформления. <…> Графическое оформление, выявляющее коренное свойство стиха (членение на строки), играет существенную роль в нашем восприятии стихотворных форм. Именно графическое оформление создает некую «установку на стих», сразу регистрируемую нашим восприятием и позволяющую нам отнести произведение так оформленное, к разряду стихотворных».

Мы опять пришли к тому, с чего начали – с формального различия между стихом и прозой. В психологии есть такое понятие – эффект ожидания. Т.е. когда мы видим что-то неизвестное, похоже на уже известный нам предмет, мы ожидаем от него того же, что и от знакомого предмета. Применимо к стиху и прозе, можно это выразить так: если мы видим что-то, записанное короткими строчками в столбик, то перед нами, скорее всего, стихотворение, если все записано подряд – перед нами проза. Срабатывает эффект ожидания.

Ни метр, ни ритм, ни рифма не являются определяющими признаками стихотворной речи, и вот почему. Существует метризованная проза («Петербург» А. Белого), рифмованная проза («Кола Брюньон» Р. Роллана), существует аллитеризованная проза. Выделяются особые жанры – «стихотворение в прозе», «верлибр». Э.Я. Фесенко со ссылкой на Е.В. Невзглядову и Томашевского пишет:

«…есть верлибр – свободный стих, в котором нет ни одного стихового признака, крое записи стиховыми строчками. Прав Томашевский, который говорил о наличии промежуточной пограничной полосы между стихами и прозой: «…стихи заходят на территорию прозы и наоборот, как наречие одной местности плавно перетекает в наречие соседней»».

Немалую роль в различении стиха и прозы играет ритмичность стиха. В стихах ритмичность достигается за счет равномерного чередования речевых элементов – стихотворных строк, пауз, ударных и безударных слогов и т. д. Конкретная ритмическая организация стиха во многом зависит от системы стихосложения, а та, в свою очередь – от особенностей национального языка. Итак, стих есть ритмически упорядоченная, ритмически организованная речь. Однако свой ритм, иногда более, иногда менее ощутимый, есть и в прозе, хотя там он не подчинен строгому ритмическому канону – метру. Достигается ритмичность в прозе прежде всего за счет приблизительной соразмерности колонов, что связано с интонационно-синтаксической структурой текста, а также различного рода ритмическими повторами. Следовательно, и ритм не является ведущим признаком различения стиха и прозы.

Многое в различии понятий прозы и поэзии сделали «практики искусства» – поэты и писатели. Интересна в этой связи точка зрения Н. Гумилева, приводившего в качестве разделения прозы и поэзии как формальные, так и содержательные признаки:

«Поэзия всегда желала отмежеваться от прозы. …начиная каждую строчку с большой буквы, …ясно слышимым ритмом, рифмой, аллитерацией, и стилистически, создавая особый «поэтический» язык, и композиционно, достигая особой краткости, и эйдологически в выборе образов».

Итак, мы можем утверждать, что проза и поэзия отличаются друг от друга рядом признаков (формальных и содержательных), и только совокупность нескольких признаков позволяет нам четко размежевать эти понятия. Наряду с прозой и поэзией существует несколько «пограничных» жанров (верлибр, стихотворения в прозе), вобравших в себя признаки как стиха, так и прозы.

nsaturnia.ru

Николаев А. И. Основы литературоведения

Говоря о различении стиха и прозы, специалисты часто с иронией вспоминают пьесу Ж. Б. Мольера «Мещанин во дворянстве», где учитель наивно объясняет господину Журдену, чем стихи отличаются от прозы: «Все, что не проза – то стихи, и все, что не стихи, то проза». Мольер, естественно, пародировал недалекость и малообразованность героев, но проблема в том, что и вполне квалифицированные профессионалы XXI века зачастую оказываются в сложном положении, когда нужно объяснить разницу между прозой и стихом. Кажущаяся самоочевидность ответа («Ахматова – стихи, а Толстой – проза») доказывает лишь то, что эта разница есть, но никак не дает нам надежного критерия разграничения. Существует несколько вопросов, которые определяют проблемное поле современного стиховедения:

  • ·   во-первых, зачем человечеству стихи, насколько они соответствуют логике развития языка и, наконец, какая речь более «правильная» для человеческой культуры: прозаическая или стихотворная?
  • ·   во-вторых, каковы более или менее надежные критерии отличия стиха и прозы и существуют ли вообще такие универсальные критерии?
  • ·   в-третьих, благодаря каким резервам языка происходит «превращение» прозы в стих?
  • ·   в-четвертых, сложнейшей проблемой является то, касается ли различение стиха и прозы лишь формы организации речи или же перед нами две принципиально разные системы мышления?

Именно постановка и решение этих проблем делает стиховедение не формальной наукой, просто классифицирующей виды размеров, строф и рифм, а самостоятельной и сложной частью филологии.

Представляется логичным начать разговор о стиховедении с короткого обзора этой проблематики.

 

Итак, почему людям нужны стихи, если в обычной речи современный человек, как правило, говорит иначе? Со стиха или с прозы начался «праязык» человека?

Известный польский литературовед и писатель Ян Парандовский заметил в «Алхимии слова»: «Если не принимать в расчет несколько наивных концепций Гердера, нет ни одной мало-мальски серьезной гипотезы о том, будто бы вначале человечество разговаривало стихами, и тем не менее история каждой литературы начинается не с прозы, а с поэзии. Ибо то, что первым возвысилось над обиходной речью, было стихом, и часто он уже достигал совершенства задолго до того, как были сложены первые несмелые фразы художественной прозы»[1].

Парандовский, правда, не совсем точен в фактах. Концепция «стихового» начала первоязыка людей высказывалась и до И. Г. Гердера, еще в начале XVIII века, в частности, на этом строилась концепция происхождения языка Дж. Вико, и – главное – она вполне всерьез рассматривается крупнейшими современными эстетиками и стиховедами. О ней в конце XX века размышлял знаменитый философ языка Г. Гадамер, а признанный специалист-стиховед М. Шапир замечал: «Нет ни малейшей возможности доказать генетическую, эволюционную или типологическую первичность нестихотворной речи»[2]. Но в одном Парандовский, несомненно, прав: любые развитые формы словесной художественной культуры сначала обнаруживают себя в стихе, а лишь затем – в прозе.[3]

Причины возникновения стихотворной речи ученые пытались увидеть в самых разных сторонах жизни человека: во всеобщей ритмизованности мира и человеческого организма, в эротических ритмических проекциях бессознательного, в изначальной ритмизации детской речи и т. д., однако по-настоящему убедительного ответа еще не дано.

Положение осложняется еще и тем, что не совсем понятно, как нам отличить стих от прозы. Крупнейший российский стиховед М. Л. Гаспаров предложил определение, которое сегодня зацитировано: «Стих — это текст, ощущаемый как речь повышенной важности, рассчитанная на запоминание и повторение. Стихотворный текст достигает этой цели тем, что делит речь на определенные, легко охватываемые сознанием части. Кроме общеязыкового членения на предложения, части предложений, группы предложений и пр., здесь присутствует еще и другое деление — на соотносимые и соизмеримые отрезки, каждый из которых тоже называется “стихом”».[4]

Это определение корректно, однако вопросы все равно остаются. Если подойти просто со стороны организованности и членения речи на отрезки, то останется вопрос о содержательной значимости такого членения. Само по себе указание на повышенную важность и запоминаемость проблемы не снимает. В этом смысле прав А. Г. Машевский, когда, комментируя гаспаровское определение, замечает: «Однако и проза бывает весьма важной. И ее запоминают и повторяют, например, анекдот».[5]

Формальные признаки сами по себе тоже недостаточны. Тот же А. Г. Машевский остроумно замечает: «В принципе, формально в стихи можно превратить любой текст, например, газетную передовицу:

Тревожные слухи ходили последнее время в поселке

Некрасовское: на грани

Банкротства оказалось старейшее

Предприятие района – машиностроительный завод,

Основной продукцией которого были

Винные насосы, а рынки

Их сбыта – в основном бывшие

Южные республики бывшего Союза.

Получается смешно. Почему? Да потому, что связи «по вертикали» устанавливаются в этом тексте случайно, превращая информацию, которую выдает автор, в нечто пародийное.

Кроме того, оказывается, что мы как бы перестаем понимать, о чем, собственно, сообщает нам участок только что прочитанного текста. Конечно, можно сослаться на то, что разбивка на строки <…> затрудняет восприятие информации. Но именно эта разбивка и сделала прозу стихами»[6].

Таким образом, важно понимать, что стих отличается от прозы не каким-то одним признаком (ритмическим или графическим), но представляет собой особую систему организации речи, где все элементы (слова, звуки, грамматика, синтаксис и др.) подчинены каким-то законам упорядоченности[7].

Слово в стихе функционирует совсем не так, как в прозе, оно теснее связано с другими словами и с логикой всей конструкции. Эту особенность стиха известный литературовед Ю. Н. Тынянов еще в 20-е годы XX века назвал «законом единства и тесноты стихового ряда»[8]. Именно нарушение этого тыняновского закона приводит к тому, что записанная в виде стиха проза становится плохой прозой, а не хорошим стихом. Стих представляет собой сложную и исторически подвижную систему законов и взаимодействий элементов.

Если эти законы не осмыслены обществом, не приняты в своей системности, говорить об оппозиции стиха и прозы вообще едва ли возможно. М. Л. Гаспаров замечает по этому поводу: «Когда начинают делать обзор истории русского литературного стиха, его начинают делать с XVII в. На первый взгляд это кажется странным: как будто до этого на Руси не существовало поэзии, не существовало стихотворных средств выражения, не существовало стиха. Нужно присмотреться ближе, чтобы уточнить это впечатление: поэзия существовала, стихотворные средства выражения — ритм и рифма – существовали, но стиха действительно не существовало.

Все средства стихотворной речи во главе с ритмом и рифмой были доступны уже древнерусской литературе. Однако, существуя порознь и даже в совокупности, все эти средства не складывались в понятие «стих». Противоположность «стих—проза», которая ныне кажется столь очевидной, для древнерусского человека не существовала».[9]

Стоит, впрочем, заметить, что ее не существовало в современном смысле слова и в письменной литературе. Однако на уровне восприятия текста слушателями ситуация, судя по всему, столь однозначной не была. Совершенно прав Н. А. Богомолов, когда замечает: «В культурном обиходе русского народа с древнейших времен существует одна из форм поэзии – устное народное поэтическое творчество. И именно это творчество дает нам первую систему русского стиха»[10]. Многие формы народного стиха разительно отличаются от прозаической речи, то же самое можно сказать о покаянных стихах, возникших в русской культуре не позднее середины XV века, о многих формах духовных стихов и т. д. Здесь масса сложностей, связанных с тем, что эти тексты либо вообще не записывались, либо это была запись, далекая от тех стандартов, которыми мы пользуемся сегодня, их трудно анализировать, «исходя из теории классического стиха, которая стоит в явном противоречии с технологией форм народного стиха» (А. П. Квятковский). Но то, что весь системный строй этих текстов имеет мало общего, например, с летописями или агиографической литературой (описанием деяний святых), бросается в глаза. Другое дело, что все это не приводило к той литературной оппозиции «проза – стихи», с которой мы сталкиваемся сегодня.

Вообще в современной науке отчетливо видны две тенденции в решении вопроса о разграничении стиха и прозы. Одни специалисты считают, что важнейшим критерием является характер звучания текста. Это фонетический подход. Характер записи менее принципиален, запись лишь фиксирует и подчеркивает особенности звучания. Классическое определение в рамках этой традиции дал В. М. Жирмунский: «Стихотворная речь отличается от прозаической закономерной упорядоченностью звуковой формы».[11] Этот подход хорошо описывает классические стихи, он дает инструментарий фонетического анализа, собственно, на нем построена вся классическая система размеров. Но по отношению ко многим произведениям он оказывается беспомощным. Дело в том, что не всегда фонетика является решающим фактором для организации текста в стихотворную форму. Часто решающее значение имеет графика, то есть зрительный образ стиха, который нельзя описать в терминах фонетики. Посмотрим на стихотворение С. Кирсанова «Ад»:

Иду

в аду.

Дороги –

в берлоги,

топи, ущелья

мзды, отмщенья.

Врыты в трясины

по шеи в терцинах,

губы резинно раздвинув,

одни умирают от жажды,

кровью опившись однажды.

Ужасны порезы, раны, увечья,

в трещинах жижица человечья.

Кричат, окалечась, увечные тени:

уймите, зажмите нам кровотеченье,

мы тонем, вопим, в ущельях теснимся,

к вам, на земле, мы приходим и снимся.

Выше, спирально тела их, стеная, несутся,

моля передышки, напрасно, нет, не спасутся.

Огненный ветер любовников кружит и вертит,

по двое слипшись, тщетно они просят о смерти.

За ними! Бросаюсь к их болью пронзенному кругу,

надеясь свою среди них дорогую заметить подругу.

Мелькнула. Она ли? Одна ли? Ее ли полузакрытые веки?

И с кем она, мучась, сплелась и, любя, слепилась навеки?

Франческа? Она? Да Римини? Теперь я узнал: обманула!

К другому, тоскуя, она поцелуем болящим прильнула.

Я вспомнил: он был моим другом, надежным слугою,

он шлейф с кружевами, как паж, носил за тобою.

Я вижу: мы двое в постели, а тайно он между.

Убить? Мы в аду. Оставьте у входа надежду!

О, пытки моей беспощадная ежедневность!

Слежу, осужденный на вечную ревность.

Ревную, лететь обреченный вплотную,

вдыхать их духи, внимать поцелую.

Безжалостный к грешнику ветер

за ними волчком меня вертит

и тащит к их темному ложу,

и трет меня об их кожу,

прикосновенья – ожоги!

Нет обратной дороги

в кружащемся рое.

Ревнуй! Эти двое

наказаны тоже.

Больно, боже!

Мука, мука!

Где ход

назад?

Вот

ад.

Фонетически передать эту ромбообразную форму построения невозможно, как невозможно передать «зеркальную» композицию, подчеркнутую пробелом в центре. Но для организации этого текста графический фактор принципиально важен – и ритмически, и содержательно. Графические «изыски» – вовсе не открытия поэзии новейшего времени. Ими активно пользовались уже поэты эпохи барокко (XVII век). Вот, например, стихотворение немецкого поэта Иоганна Гельвига «Песочные часы». Попробуйте, не видя текста, догадаться, почему оно так называется, а ведь именно мотив времени, песочных часов здесь принципиально важен:

www.listos.biz

Принципиальные различия между поэзией и прозой

Замечание 1

Проза и поэзия – это соотносительные понятия, которые употребляются для определения не стихотворных и стихотворных произведений художественной литературы соответственно.

Понятие поэзии и прозы

Слово «поэзия» в переводе с греческого означает «создавать», «творить», «созидать» и означает «творение», «создание», «произведение». В применении к литературным произведениям первоначальный смысл слова подчеркивает созидательный, творческий момент словесной искусности, обработанности. Отсюда в дальнейшем, когда слово «поэзия» получило более широкое значение художественной словесности, термином «поэзия» стали называть произведения искусства.

Широкое значение слова «поэзия» совпадает с этимологическим смыслом, поэтому первоначальное понимание поэзии в качестве стихотворных произведений следовало считать слишком узким. Но значение слов исторически изменчиво. Древнегреческие творцы под словом «поэзия» понимали главным образом стихотворные произведения, поэтому человека, который писал стихи, называли поэтом. Представление о произведении, которое обладает соразмерную длительность элементов, о ритмически организованной речи неразрывно было связано с понятием словесного художественного творчества. Затем греки предложили понятие стиха, которому противополагали ритмически неорганизованную речь. Такую речь в дальнейшем римляне, являясь наследниками и продолжателями греческой культуры, стали называть прозой.

Готовые работы на аналогичную тему

Таким образом, поэзия – это:

  • искусство слова;
  • ритмически построенная, стихотворная речь
  • совокупность стихотворных произведений определенного времени, народа, поэта, группы поэтов
  • обаяние, очарование.

Слова «проза» в переводе с латинского означает «свободный», «вольный», «движущийся прямо». Например, у Сенеки встречается выражение «prosa», у Квинтелиана «oratio prosa» для обозначения свободной, не связанной ритмическими повторениями, речи.

Речь, распадающуюся на соизмеримые интонационные ряды и возвращающуюся потом к исходному моменту, римляне называли стихами. Однако интонационная необратимость была характерна не только художественным произведениям, не распадающимся на стихи, но политическим, ораторским, а затем и научным произведениям. Тогда в сознании древних римлян только формировалось четкое разграничение публицистики, риторики и поэзии. Отсюда термин «проза» в дальнейшем получил более широкое значение и стал обозначать всякую ритмически неорганизованную литературу. В сопоставлении с «поэзией» в широком его смысле термин проза получил значение не входящей в состав искусства, нехудожественной литературы. При этом сохранилось первоначальное узкое значение этих понятий.

Замечание 2

Большинство современных литературоведов термину «проза» как способ организации художественной речи противопоставляют чаще не термин «поэзия», а термин «стихи».

Отличие поэзии от прозы

Отличие между поэзией и прозой является не только узко-формальным моментом, вместе с особенностями формы поэзия вносит своеобразие и выражение идейного содержания. Существенное свойство поэзии – эмоциональная насыщенность содержания: романтическая приподнятость, лирический подъем, гражданская патетика, моралистический пафос. А одним из самых существенных средств выразительности, которое воздействует на сознание слушателя, в поэзии является ритм. Ритмическая организованность – постоянное и существенное свойство поэзии. В связи с этим язык поэзии более отдален от обыденной речи, нежели язык художественной прозы.

При осмысленном чтении проза тоже делится на отрезки, однако это разделение задается только синтаксисом. В стихах стихотворная строка не всегда совпадает с синтаксическим делением фразы. Это явление называется синтаксическим переносом.

Внутри стиха слово воспринимается несколько иначе, нежели слово в тексте прозаическом.

В стихах слова влияют друг на друга, это влияние называется единством и теснотой стихотворного ряда, которое еще усиливается звуковой организацией стиха.

Звучание стихов важнее, чем звучание прозы. Таким образом, благодаря интонации, звучанию, перекличке звуков слово в стихе принимает множество неожиданных смысловых оттенков.

В прозе также имеется ритм, однако определить, чем он создается, сложно. Законы ритма прозы, в отличие от стихотворного ритма, выявлены в меньшей степени.

Еще одним признаком стихов является рифма, однако этот признак не обязателен. В античной поэзии, в русском народном поэтическом творчество, в частности, в былинах, рифмы не было. В современном англоязычном стихосложении тоже рифма употребляется крайне редко. В прозе наличие рифмы случайное явление.

Еще одно отличие стихов от прозы – это большая эмоциональность и лиричность.

Принципиальным отличием поэзии от прозы является то, что она выполняет задачу заставить читателя заново постигать реальность и открывать через слово бытийные смыслы. Проза изначально описательна и информативна. В поэзии форма несет смысл, как и содержание, они поддерживают и дополняют друг друга.

Проза определяется как художественная речь, которая выделяется на фоне поэзии.

Замечание 3

Как сказал Зенкин, «проза – это то, что не захотело быть стихами».

Отличие прозы от поэзии состоит в том, что изображает автор. В поэтическом произведении автор имеет большую свободу в том, что он изображает. В прозаическом произведении писатель рассказывает о том, что происходит или происходило. Поэт может давать своей фантазии неограниченную свободу.

Следующее отличие между поэзией и прозой заключается в разнице способа описания предмета. Писатель дает достаточно четкое, ясное понятие о предмете изображения, а поэт рисует перед читателем живой образ, некую картину, через которую читатель получает представление об изображаемом.

Отличается проза от поэзии и самим языком. Язык поэзии – образный, язык прозы – отвлеченный. Слово в поэзии несет большую эмоциональную нагрузку, слово в прозе более сдержанно.

spravochnick.ru

Стихосложение-1. Чем поэзия отличается от прозы? | Культура

Дело в том, что в XIX—XX вв. эта граница окончательно размылась. Достаточно привести в пример так называемые «стихотворения в прозе» Шарля Бодлера и Ивана Тургенева (помните «О, великий и могучий русский язык…»?) или «Песнь о соколе» и «Песнь о буревестнике» Максима Горького, записанные прозаической строчкой. С другой стороны, возникла такая форма, как верлибр, которая больше напоминала прозу, разбитую на отдельные строчки, нежели привычное стихотворение.

В результате большинство исследователей всё-таки сделали реверанс в сторону верлибра и стали определять стихотворение как просто «текст, записанный строчками в столбик».

Правда, хочется спросить: а если я читаю стихи не с листа, а вслух, они разве перестают быть стихами? А если стихотворение состоит из одной строки? По большому счету, сегодня стихотворением может оказаться всё, что сам автор решил определить как поэзию. Прямо как в одностишии Яна Сатуновского:

Главное, иметь нахальство знать, что это стихи.

Впрочем, до появления верлибра поэзия имела более четкие очертания. «Черный квадрат» Малевича тоже вряд ли бы посчитали живописью в эпоху Возрождения (не называл же живописью свои геометрические чертежи Евклид?).
К. С. Малевич, «Черный супрематический квадрат», 1915 г.
Фото: artchive.ru

В результате я решил провести небольшой блиц-опрос среди знакомых, далеких от изучения поэзии и стихосложения. Предлагаю и вам сделать паузу и подумать: так чем же стихи отличаются от прозы?

* * *

Итак, согласно моему опросу, первым признаком поэзии люди, не задумываясь, называли рифму. В этом нет ничего удивительного — рифмовка до сих пор господствует в арсенале русской поэзии. Но стоило мне прочесть отрывок из Гомера (пер. В. Жуковского):

…Плакала горько она о своем Одиссее, покуда
Сладкого сна не свела ей на очи богиня Афина.
Тою порой женихи в потемневшей палате шумели,
Споря о том, кто из них с Пенелопою ложе разделит…

или «Песни о Роланде» (пер. Ф. де ла Барта):

Державный Карл, наш славный император,
Семь долгих лет в Испании сражался,
И до моря вся горная страна
В его руках; сдалися Карлу замки,
Разбиты башни, грады покорились…

или монолога Гамлета (пер. Б. Пастернака):

Быть иль не быть, вот в чем вопрос. Достойно ль
Смиряться под ударами судьбы,
Иль надо оказать сопротивленье
И в смертной схватке с целым морем бед
Покончить с ними? Умереть. Забыться…,

…как им тотчас становилось понятно, что не в рифме дело.

Возьмем, например, текст «Мне снится последнее время одна и та же птица — жаворонок», — сказала Оля, озирая бескрайнее, залитое светом солнца, поле". Вряд ли это похоже на стих, хотя две пары здесь и рифмуются — «Снится — птица», «Оля — поле».

В итоге, поразмыслив, люди дали другой ответ на мой вопрос. Наиболее гениально и кратко сформулировал эту особенность поэзии маленький мальчик: «Стихи — это когда складно».

Чтобы развить и расширить этот лаконичный тезис, заглянем вглубь веков. На заре человечества поэзия не существовала в чистом виде. Произносимый текст был неотделим от музыки, ритма и даже танца. Слова скандировались, напевались, сопровождались стуком ног, хлопками и прочими ритмическими телодвижениями, как это и сейчас происходит у первобытных народов.

Да и позже греческие рапсоды, скандинавские скальды, ирландские филиды и другие устные сказители продолжали напевать свои произведения, сопровождая это игрой на музыкальном инструменте (взять хотя бы термин «лирика», произошедший от названия античного инструмента — лиры). Кроме того, четкая ритмика произношения и деление речи на равнозначные отрезки позволяла в дописьменную эпоху легче запоминать большие объемы текста. Жак-Луи Давид, «Гомер и Каллиопа», 1812 г.
Фото: artchive.ru

От внешнего музыкального сопровождения стихи стали отделяться лишь с возникновением письменности, но своих первоначальных качеств не утратили. Основным качеством поэзии доныне остается ясно ощутимый ритм.

Проза, конечно, тоже имеет свой ритм, но ритм этот скрытый, непостоянный. При чтении прозы читатель имеет большую свободу в том, как и где расставить ритмические акценты и с каким темпом читать написанное. При чтении стихов воля читателя более ограничена — она полностью подчинена ритмике, заданной автором. Даже в верлибре читатель обязан акцентировать паузы в конце каждой строки, а членение стихотворения на строки — опять-таки прерогатива поэта.

При этом паузы в поэзии совсем не обязаны совпадать с синтаксисом (точками, запятыми), как в прозе. Вот стихотворение М. Цветаевой «Диалог Гамлета с совестью»:

— На дне она, где ил
И водоросли… Спать в них
Ушла, — но сна и там нет!
— Но я её любил,
Как сорок тысяч братьев
Любить не могут!
 — Гамлет!

На дне она, где ил:
Ил!.. И последний венчик
Всплыл на приречных бревнах…
— Но я ее любил
Как сорок тысяч…
— Меньше,
Всё ж, чем один любовник…

Если записать этот текст прозой, то сразу исчезнет межстрочная пауза во фразах «где ил и водоросли», «И последний венчик всплыл на приречных брёвнах». Изменится и темп произносимых строчек. Плюс ко всему, записывая стих Цветаевой прозой, вы сразу же захотите поменять порядок слов. То, что прекрасно звучало в стихе, в прозе станет резать слух. Поэтому прозаик запишет эти слова приблизительно так: «Она ушла спать на дно, где ил и водоросли… Но и там нет ей сна…» «Но ведь я её любил, как не могут любить и сорок тысяч братьев!» — и т. д. Кстати, не характерную для обыденной речи перестановку слов специалисты называют инверсией. Эжен Делакруа, «Смерть Офелии», 1853 г.
Фото: artchive.ru

Звучание (фонетика) стихотворений также имеет свою особенность, заключающуюся в не обязательных, но крайне желательных, повторах и перекличках созвучий. Самым ярким частным случаем такой фонетической переклички и является пресловутая рифма.

В итоге из всех формальных определений поэзии лично мне наиболее адекватным кажется следующее:

«Поэзия — речь, подчиненная ощутимому ритму, элементы которой согласованы и связаны между собой фонетически и интонационно. Графически поэзия выражается в записи отдельными строками, не зависимыми напрямую от синтаксиса».

Надо отметить, что строки в поэзии не могут быть очень длинными, иначе стихотворение становится тяжеловесным и утомительным. Читатель с трудом воспринимает и запоминает строку, чтение которой занимает более 5 секунд. В прозе же строчка может бежать вперед сколь угодно долго, ибо таких жестких ритмических отрезков в ней нет.

* * *

Теперь перейдем от каркаса и оболочки стиха к его внутреннему содержанию. Ограниченное более жесткими, чем в прозе, рамками, содержимое поэзии вырывается наружу с большей силой — как пар из-под тяжелой крышки. Эмоциональность языка повышается, интонации становятся более экспрессивными, образы — более сжатыми, яркими и условными, а слова — более насыщенными и многомерными.
Никола Пуссен, «Вдохновение поэта»
Фото: artchive.ru

«Мысль, закованная в стихе, сразу же становится более острой и сверкающей. Это — железо, превращённое в сталь».
В. Гюго

«Слово в стихе имеет тысячу неожиданных смысловых оттенков, стих дает новое измерение слову».
Ю. Тынянов

Уже в античности поэзию (греч. «творить, создавать») резко отделяли от обыденной речи — от прозы (лат. «речь, которая идет прямо вперёд»). Это представление до сих пор сохранилось в нашем языке.

Слово «прозаическое» нередко означает «сухое», «рассудочное», «обыденное» (например, «проза жизни»), а «поэтическое» — «возвышенное», «эмоциональное» и «изящное». В поэзии всегда больший удельный вес метафор, красивых оборотов, восклицаний, обращений, повторений и перечислений. И то, что красиво звучит в стихотворении, в обыденной речи выглядит смешно и ненормально.

— Волчица ты, — продолжал Лоханкин в том же тягучем тоне. — Тебя я презираю. К любовнику уходишь от меня. К Птибурдукову от меня уходишь. К ничтожному Птибурдукову нынче ты, мерзкая, уходишь от меня. Так вот к кому ты от меня уходишь! Ты похоти предаться хочешь с ним. Волчица старая и мерзкая притом!
И. Ильф, Е. Петров «Двенадцать стульев»

Как бы это не было странно на первый взгляд, жанр художественной прозы сформировался намного позже поэзии. Прозаический язык до эпохи Возрождения почти не вторгался в сферу высокого искусства. Аристотель писал: «Стиль, лишенный ритма, имеет незаконченный вид».

Стихами писали сказания о богах («Старшая Эдда», «Калевала»), полумифическую историю («Илиада» Гомера, «Энеида» Вергилия, «Песнь о Роланде»), театральные драмы (Софокл, Аристофан). Иногда в поэтическую форму облекали даже сельскохозяйственные будни («Труды и дни» Гесиода) и научно-философские воззрения:

…Так что самой по себе средь вещей оказаться не может,
Вне пустоты и вне тел, какой-нибудь третьей природы,
Иль ощутимой когда-либо помощью нашего чувства,
Или такой, что она разуменью была бы доступна.
Ибо все то, что мы можем назвать, то окажется свойством
Этих обоих начал иль явлением, как ты увидишь.
Свойство есть то, что никак отделить иль отнять невозможно
Без разрушенья того, чему оно будет присуще…"
Лукреций Кар «О природе вещей», пер. Ф. Петровского

Прозой же долгое время считалось всё, записанное не стихами.

Ж. Б. Мольер «Мещанин во дворянстве»:
У ч и т е л ь ф и л о с о ф и и. …мы можем излагать свои мысли не иначе, как прозой или стихами. Все, что не проза, то стихи, а что не стихи, то проза.
Г-н Ж у р д е н. А когда мы разговариваем, это что же такое будет?
У ч и т е л ь ф и л о с о ф и и. Проза.
Г-н Ж у р д е н. Что? Когда я говорю: «Николь, принеси мне туфли и ночной колпак», это проза?
У ч и т е л ь ф и л о с о ф и и. Да, сударь.
Г-н Ж у р д е н. Честное слово, я и не подозревал, что вот уже более сорока лет говорю прозой…

Мольер
Фото: Никола Миньяр, ru.wikipedia.org

Мы давно уже живем в мире развитой художественной прозы. Поэтому рассмотрим, как один и тот же сюжет может быть выражен в обыденной речи, художественной прозе и поэзии.

ОБЫДЕННАЯ РЕЧЬ: «В конце лета… да! по-моему, 25 августа… Так вот, я шел домой из гостей. И такой дождище зарядил. Громыхало, дай Боже! Фонари кругом все потухли. Зато молнии сверкали чуть ли не каждые две секунды. И никакого фонаря не надо… Так светило, как фотовспышка!»

ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ПРОЗА: «Как бы прощаясь с летом, на высушенную землю наконец-то пролился долгожданный ливень. Я шел по ночному городу в полной темноте. Хотя нет, почему же в темноте? Фонари не горели, это правда. Но зато молнии сверкали с такой частотой, что я чувствовал себя то ли гостем дискотеки в мерцании стробоскопа, то ли кинозвездой под вспышками сотен фотокамер».

ПОЭЗИЯ:
«А затем прощалось лето
С полустанком. Снявши шапку,
Сто слепящих фотографий
Ночью снял на память гром.

Меркла кисть сирени. B это
Время он, нарвав охапку
Молний, с поля ими трафил
Озарить управский дом».
Б. Пастернак

Конечно, в языке и образности художественной прозы и поэзии можно найти немало общего, но всё-таки определенные черты больше превалируют в той или другой области. М. А. Врубель, «Сирень», 1900 г.
Фото: artchive.ru

Допустим, проза чаще всего апеллирует к разуму и логике, а поэзия — к чувствам и воображению. Для прозы важнее сюжет, для поэзии — язык; в первом случае, «Имей мысли, а слова придут», во втором — «Имей слова, а мысли придут». То есть форма в поэзии не менее, а порой и более, важна, чем ее содержание.

Еще Пушкин писал:

Точность и ясность — вот первые достоинства прозы. Она требует мыслей и мыслей — без них блестящие выражения ни к чему не служат. Стихи — другое дело.

И действительно — бессюжетная, чисто эмоциональная, проза зачастую скучна, непонятна и не интересна. Многие девушки в юности любят писать такие прочувствованные мини-рассказы о своих душевных переживаниях. Но прозаическая форма для подобных бессюжетных переживаний зачастую непригодна, лучше всё-таки передавать свои смутные чувства в виде поэзии.
К. С. Петров-Водкин, «Пушкин в Петербурге», 1930-е гг.
Фото: artchive.ru

Бывает и наоборот — у человека складывается, какая-то четкая мысль типа: «Не надо мусорить! Хватить коптить небо!» И вместо того, чтобы записать мысль прозой, он её безо всякого вдохновения зарифмовывает и выдает под видом стихов, наподобие:

Который век дымят заводы,
И небо всё темней… темней…
И задыхается природа,
И задыхаемся мы с ней.

Такую чепуху, как видите, легко выдавать на гора тоннами. Коль уж пишешь на прозаическую тему, то сделай ее поэзией, а не просто запиши в рифму строчками. И вообще:

  • Если можешь то же самое написать прозой, не пиши стихи!

С другой стороны, самая банальная по смыслу история и самые банальные слова, одухотворенные поэтическим звуком и ритмом, начинают производить волшебное впечатление. Например, содержание стихотворения Р. Бернса «Джеми» более чем стандартно: парень погулял с девушкой и бросил, а она собирается наложить на себя руки. Но посмотрите, как преображается эта банальная история в стихах, как очаровывает и затягивает нас кружащийся водоворот ритма и звуков: А. В. Маковский, «Надоела», 1897 г.
Фото: artchive.ru

Ты меня оставил, Джеми,
Ты меня оставил,
Навсегда оставил, Джеми,
Навсегда оставил.
Ты шутил со мною, милый,
Ты со мной лукавил —
Клялся помнить до могилы,
А потом оставил, Джеми,
А потом оставил!

Нам не быть с тобою, Джеми,
Нам не быть с тобою.
Никогда на свете, Джеми,
Нам не быть с тобою.
Пусть скорей настанет время
Вечного покоя.
Я глаза свои закрою,
Навсегда закрою, Джеми,
Навсегда закрою!
пер. С. Маршака

* * *

Ну и напоследок приведу подборку изречений знаменитых людей, которые тоже пытались ответить на вопрос: что такое поэзия?

Поэзия — лучшие слова в лучшем порядке.
С. Кольридж

Поэзия — это не «лучшие слова в лучшем порядке», это — высшая форма существования языка.
И. Бродский

Поэзия — музыка слов.
Т. Фуллер

Поэзия — это непереводимый элемент языка.
Р. Фрост

Говорить стихами, значит самой мерностью своей речи как бы высказывать: «я-де слишком страдаю или слишком счастлив, чтобы выразить то, что я чувствую, обыкновенным языком».
Жан Мари Гюйо

Поэзия — это исповедь водного животного, которое живёт на суше, а хотело бы в воздухе.
К. Стендберг

Поэт, если только он хочет быть настоящим поэтом, должен творить мифы, а не рассуждения.
Платон

Стихи делают не из мыслей, мой дорогой. Стихи делают из слов.
Стефан Малларме — Эдгару Дега

Что такое поэзия? А вот что: союз двух слов, о которых никто не подозревал, что они могут соединиться и что, соединившись, они будут выражать новую тайну всякий раз, когда их произнесут.
Федерико Гарсиа Лорка

Почему я пишу? У меня нет ясных идей и вообще нет никаких идей. Есть отдельные лоскута, порывы, блоки, и все это ищет формы, но вдруг в игру вступает РИТМ, я схватываю ритм и начинаю писать, повинуясь ритму, движимый этим ритмом, а вовсе не тем, что называют мыслью и что творит прозу, литературную или какую-либо другую.
Х. Кортасар

Истинная поэзия воспринимается прежде, чем понимается.
Т. Элиот

Стихотворение — растянутое колебание между звуком и смыслом.
Поль Валери

Помилуйте, разве это не сумасшествие — по целым дням ломать голову, чтобы живую, естественную человеческую речь втискивать, во что бы то ни стало, в размеренные, рифмованные строчки. Это все равно, что кто-нибудь вздумал бы вдруг ходить не иначе, как по разостланной веревочке, да непременно еще на каждом шагу приседая.
Л. Толстой

Проза занимает место в литературе только благодаря содержащейся в ней поэзии.
Акутагава Рюноскэ

Природе искусства чужда идея равенства, и мышление любого литератора иерархично. В этой иерархии поэзия стоит выше прозы и поэт — в принципе — выше прозаика. Это так не столько потому, что поэзия фактически старше прозы, сколько потому, что стесненный в средствах поэт может сесть и сочинить статью; в то время как прозаик в той же ситуации едва ли помыслит о стихотворении.
И. Бродский

Продолжение следует…

shkolazhizni.ru

Чем отличается стих от прозы?

На первый взгляд, ответ на вопрос: «Чем отличается стих от прозы», кажется очевидным. Большинство людей, при слове «стих», скорее всего, вспомнят графическое изображение стихотворения из учебника по литературе, поделенное на рифмованные строки. Поэтому, можно сказать, что рифма и запись «столбиком» являются основными отличительными чертами стихов. Однако, существование таких видов поэзии, как хокку и верлибр (свободное стихотворение), опровергает это утверждение.

Из истории возникновения прозы и поэзии

Само слово «поэзия», восходящее к греческому слову poieo (создавать, творить), указывает на созидательное, искусственное творческое происхождение. Позднее термин приобрел более широкое значение. Сегодня поэзией называют не только стихотворную литературную форму, но и всё, что, так или иначе, связано с творческой деятельностью, искусством.

Зарождавшееся ритмическое слово было изначально тесно связано с музыкальными и танцевальными обрядовыми действами первобытных племен. Первые возникающие поэтические произведения, вероятно, являлись откликами на различные события в жизни людей: удачную охоту, войну, урожайность и выпас скота. В единстве действия и движений, музыкального и словесного ритма возникало поэтическое искусство.

Понятие поэзии как словесного искусства, основанного на ритме, хорошо известно у древних греков. В героическом эпосе и поэмах Древней Греции зачастую исполнявшихся с музыкальным сопровождением, можно проследить истоки первобытных песенных обрядов и танцев. Именно тягой к ритму объясняется своеобразная графическая манера записи поэтических произведений – интонационными рядами, или стихами (от греч. «ряд, строй»). В более широком смысле, словом «стих», обозначают речь или художественное произведение, основанные на определенном образом заданной последовательности слогов и строф.

Расцвет поэтического искусства, пришедшийся на Древнее время и Средневековье можно объяснить также и слабым развитием письменности. Основанная на ритме стихотворная форма повествования позволяла употреблять более ёмкие и законченные метафоры, обладала более яркими и насыщенными образами, что позволяло лучше запоминать и, точнее, излагать мысли.

Слово «проза», образовано от латинского prosus (свободный, вольный) и его производными в Древнем Риме обозначали речь ораторскую, не связанную с ритмическим повторением.

Первые признаки заката поэзии как главенствующей литературной формы появляются в период Классического (11–14 вв.) и Позднего Средневековья (14–16 вв.). Это время характеризуется становлением и расцветом прозаических художественных произведений.
Процветание средневековых городов и образование в них нового класса общества – буржуазии, развитие торговли и коммерции подталкивают к необходимости книгопечатания и создания множества юридических, публицистических произведений, написанных прозой. В это время прозаические тексты воспринимаются всё еще как маргинальные, в отличие от поэтических, сохраняющих за собой право именоваться «художественными».

Появление и укрепление таких жанров, как повесть и новелла, а позднее и роман, приводят к тому, что с 19 века проза занимает ведущее место в художественной литературе.

Сравнение стиха и прозы

Самым явным различием стихотворной и прозаической речи является их графическое оформление. Проза, подразделяемая на абзацы и предложения, хоть и содержит в себе определенную ритмичность, но заметить её сложнее, чем в поэтическом произведении.

В последнем же разделение на строки играет непосредственно ритмообразовывающую роль и хорошо заметно как при чтении стиха, так и при его написании. Даже при отсутствии рифмы читающий будет отделять каждую прочитанную строку в стихотворении небольшой паузой.

Однако однозначного определяющего признака стихотворной речи не существует. Ритм и рифма могут содержаться как в поэтическом, так и в прозаическом тексте. Графическое оформление также не является показателем, ведь существуют такие композиционные примеры текстов, по которым сложно в точности определить являются они прозой или поэзией. Встречаются художественные произведения, в которых отсутствует рифма и присутствует лишь метрическое деление (белый стих). Бывают лишенные жестких ритмометрических композиций, но графически поделенные на строки стихотворения (верлибр, или свободный стих). Существует также мнимая проза – тексты с отчетливым метром и рифмой, но неразделенные на строки.

Основные различия между стихом и прозой

  1. Наличие ярко выраженного ритма в стихе и скрытого, не всегда заметного в прозе.
  2. Рифма является частым признаком стихотворения, тогда как в прозе использование рифмы зачастую ограничено стихотворными вставками.
  3. Благодаря форме стиха, мысль, выраженная в нём, является более сжатой и апеллирует компактными образами и метафорами, а для прозы свойственно описательное построение.
  4. Записать стихотворение удобнее с помощью равных и коротких отрезков, проза же графически тяготеет к широте и последовательности.

Получается, что точное определение по одному отдельно взятому признаку не позволяет утверждать, является текст стихотворным или прозаическим. Лишь принимая в расчет несколько отличительных свойств, можно будет четко отделить прозу от поэзии. Но необходимо не забывать, что существует большое количество не поддающихся точной классификации жанров, например, верлибр или мнимая проза.

vchemraznica.ru

то, чего никто за тебя не сделает

Чем стихи отличаются от прозы

Стихи — это речь, в которой, строки живут и своей жизнью, и общей

Прежде чем перейти от прозаических жанров к стихотворным, стоит как следует оглядеться на этой границе. Чем стихи отличаются от прозы? Что у них общего?

Нет, лучше сказать по-другому:

Прежде чем перейти

от прозаических жанров

к стихотворным,

стоит как следует оглядеться

на этой границе.

Чем

стихи отличаются

от прозы?

Что у них

общего?

Присмотримся: чем отличается первый абзац этой главы (будем называть его прозой) от того же текста, выстроенного в столбик (назовём его стихотворением)? Правильно, разбиением на короткие строки. Но это разбиение имеет свои последствия. После разбиения текст читается по-другому.

Во-первых, каждая строка имеет некоторое самостоятельное звучание. Теперь она сама по себе останавливает внимание. Из-за этого в ней становится заметно и самостоятельное значение. Каждое слово, перейдя из большого словесного коллектива (абзаца) в маленькую такую компанию (строку), приосанилось, расцвело и тоже зазвучало иначе, чем в прозаическом тексте.

Если мы разобьём абзац на строки по-другому, иначе будет читаться полученное стихотворение. Например, можно сделать его более деловым, ближе к прозаическому варианту:

Прежде чем перейти от прозаических жанров

к стихотворным,

стоит как следует оглядеться на этой границе.

Чем стихи отличаются от прозы?

Что у них общего?

Но и в таком виде это уже стихи, где каждая строка имеет свой смысл и свой ритм.

Можно сделать стихотворение боле авангардным:

Прежде чем перейти от

прозаических жанров к

стихотворным,

стоит как следует оглядеться на

этой границе.

Чем стихи отличаются

от про-

зы?

Что

У

них

общего?

Совершенно другая музыка, другие акценты. Не только по форме, но и в смысловом отношении это другое стихотворение. Экстравагантные разрывы строк, создающие неожиданные паузы, тормошат читателя, заставляют его всмотреться в каждую строку, опробовать её на вкус и признать в конце концов, что — да, эти стихи отличаются от прозы, состоящей из тех же слов!

Можно считать, что кроме точек, запятых и других знаков препинания в языке есть ещё один особый знак, очень сильный. Ведь именно он отличает стихи от прозы.

Этот знак — разделение текста на строки.

Греческое слово «стихос», как русское «стих», означает именно одну строку (хотя «стих» и применяют порою в смысле «стихотворение», да и в других смыслах тоже). Так что «стихи» — это просто «строки», то есть разбитый на них текст.

Пока мы не делим специально нашу речь на строки, не пользуемся этим особым знаком препинания, она остаётся прозаической. А если пишем (или произносим вслух) графически или интонационно определённые строки, это уже стихи.

Существуют и другие привычные признаки стихов. Например, рифмы. Но это не обязательный признак. Рифмы используются в поэзии не всегда (а когда используются, то часто подчёркивают именно разделение на строки). Нередко стихи подчиняются определённой схеме чередования ударных и безударных слогов (стихотворному размеру), но и это не обязательное условие. Стихи — это более образная речь, но образной может быть и проза. Есть и другие свойственные поэзии приёмы, но ни один из них не является обязательным её свойством.

Конечно, чтобы стихи стали настоящим поэтическим произведением, нужно позаботиться ещё кое о чём, кроме разбиения на строки. Можно отказаться от стихотворного размера, но не от ритма, не от внутренней музыки, наполняющей стихотворение и ведущей его от строки к строке. Здесь нет твёрдых правил, но необходимо постоянно прислушиваться к тому, что получается. Поэтической речи больше свойственно использование метафор, сравнений, живописных изображений. Чем необычнее картинка, чем неожиданнее сравнение, тем интереснее стихи.

Свой ритм, своё музыкальное звучание нужны и прозе. В прозаическом произведении тоже используются образы, метафоры и живописные сравнения. Но поэзия нуждается в этом острее.

Поэтический жанр, в котором наиболее заметным приёмом остаётся разбиение текста на строки, называется ВЕРЛИБР — или СВОБОДНЫЙ СТИХ. В некоторых случаях, особенно когда мы имеем дело с древними произведениями, и само разделение на строки является интонационным, а не физическим, но оно достаточно хорошо выражено. Тогда и здесь мы можем (с учётом других особенностей поэтической речи) говорить о свободном стихе.

Свободный стих — это замечательный поэтический жанр, вполне равноправный с другими. Некоторые знаменитые поэты всю жизнь писали только верлибры. У каждого народа поэзия начиналась обычно как раз со свободных стихов.

Переход от прозы к стихам — это прежде всего повышение внимания к тексту. В стихах происходит усиление ритмических и музыкальных особенностей, образности, выразительности на уровне слова. Но есть и другие различия. Проза лепится из жизни, реальной или фантазийной. Поэзия кристаллизуется из её восприятия, из переживаний, относящихся к реальным или фантастическим впечатлениям. Проза больше тяготеет к подробностям, поэзия — к их обобщению и символизации.

Прозе свойственна своя поэтичность — и музыкальная, и живописная, и духовная. Стихи порою бывают прозаичны — как стилистически, так и по мировосприятию. Да и общего между прозой и стихами гораздо больше, чем различий. И в том и в другом случае письменной речи свойственны вкус слова, метафоричность, внимание к внешнему и внутреннему миру, к детали, но вместе с тем обобщение и символичность, размышление и осмысление.

Чтобы как следует ощутить различие и общность прозы и поэзии, полезно не только попробовать себя в обеих областях, но поэкспериментировать с переходом от стихов к прозе и наоборот. Например, написать эссе по мотивам стихотворения или стихотворение по мотивам эссе. Попробовать одну и ту же тему раскрыть с помощью рассказа и с помощью верлибра. Сочинить сказку в прозе и переделать её в стихотворный вид.

Поэту надо чувствовать прозу. Прозаику надо чувствовать возможности стихотворной речи. Может быть, лучше всего и не замыкаться навсегда в одной из этих категорий.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

lit.wikireading.ru

Чем отличается проза от стихотворения — основные отличия

Творческий процесс понятие сумбурное и личное, поэтому точно и четко разграничить жанры стихотворения и прозы невозможно. Какой бы ни был параметр, это получается далеко не всегда. Существуют относительные правила, которые условно делят эти два текстовых выражения творчества.

Стихотворный прозаический текст

Первый вид текста представляют всевозможные жанры – песни, поэмы, стихи, баллады, частушки и многое другое. По сути, это авторское выражение оригинальной мысли с помощью построения ритмичных предложений. То есть слова, наделенные смыслом и обладающие рифмой.

Стихи – это крайне эмоциональное и очень личное творчество. Даже жесткие гражданские произведения или меланхоличные описания погоды часто содержат яркие переживания автора. Например, за простыми строками «лапы у елей дрожат на ветру» Высоцкого звучит некая внутренняя дрожь и беспокойство автора. Кроме того, творчество поэта часто символично и общается с читателями не прямыми формулировками, а намеками.

Прозаический текст считается более приземленным и обстоятельным. Он в большинстве своем описывает события, а на их фоне уже проваляются эмоции. Жанры прозы обычно больше и не подразумевают такой благозвучности, как стихотворный текст.

Прозаические тексты это описание эмоций, а не их символичное выражение, как в стихах. Однако все эти правила, особенно после эпохи модернизма и постмодернизма сильно расшатаны и некоторые авторы, например, Шарль Бодлер, называют свои явно прозаичные рассказы стихами. Спорить с автором бессмысленно, поэтому искусство слова принимает в себя все новшества нового времени.

Различия между прозой и стихотворением

Если не брать во внимание радикальных новаторов, можно утверждать следующие различия между данными видами творчества:

  1. Стихотворения в подавляющем большинстве более эмоциональны, чем прозаический текст, а значит, и вызывают более чувственную реакцию, чем умственную.
  2. Стихи это ритмичные предложения, оформленные по строгим правилам, даже тексты, не отличающиеся мелодичностью, обычно имеют ряд условий, без выполнения которых они не относятся к нужному жанру, например, японские хокку. Проза, особенно современная, свободна от таких условий и может проявляться в любом виде. Например, существует роман в виде кроссворда Павича Милорада «Пейзаж, нарисованный чаем» или книга рецептов с сюжетом от Лауры Эскивель «Чампуррадо для жены моего мужа». Конечно прозаические тексты имеют определенный ритм, однако он менее строг и не требует какой-либо мелодичности на слух. Безусловно, красоту прозы невозможно сравнивать со стихотворной – это абсолютно разные вещи.
  3. Проза зачастую подразумевает более общее и отстраненное описание событий. Даже если автор выражает нечто очень личное, как у Марселя Пруста, он описывает это несколько отстранено, через рассказ о внешнем мире. Стихи же выражают острую эмоцию почти в чистом виде, насколько это вообще возможно словами. Здесь нет обстоятельности в описании.
  4. Стихотворный текст гораздо плотнее наполнен символами и ассоциациями. Если автор стиха пишет об иве, это почти всегда не просто дерево, а обозначение девичьей чистоты или хрупкости, печальной судьбы страны или героя и так далее. У прозаика любое дерево, почти всегда просто растительность в почве и нужно для фона.
  5. Смысл стиха часто более узкий, но от этого не обязательно более плоский или простой. Скорее наоборот, возможности такого построения текста безграничны, потому что буквально парой предложений автор может вызвать бурю эмоций, впечатлений, мыслей. Суть здесь проявляется шире, а значит и каждый человек может понимать ее по своему, согласно своему убеждению, характеру и моральным принципам. Проза, наоборот, благодаря точному описанию может сузить смысл и привести читатель именно к тем мыслям, которые задумывал автор.
  6. Стихи сложнее однозначно расшифровать, точно сказать, что имел в виду автор. Проза часто более понятна, ее легче воспринять одинаково, хотя и вызывать она может различные эмоции.
  7. В стихотворении составляющие части часто примерно равного размера. Такая ситуация диктуется необходимостью в рифме и мелодичности. Проза же может быть в любой форме, главы, абзацы, могут быть любого размера, это не повлияет на их звучание.

Все эти различия действуют для подавляющего большинства текстов. Надо сказать, что есть стихи и проза, не вписывающиеся в то или иное правило. Например, существовали авторы, придумывающие для своих стихов новые, не понятные никому слова. В итоге произведении выглядели как ритмичный набор звуков и по сути, для аудитории не имели никакого смысла.

Отличить не всегда так уж просто

Письменные произведения художественного характера начали появляться еще во времена Античности. Суть в том, что любой такой текст считался поэзией, какую бы форму не имел. И проза и стихотворения имеют одни корни поэтому, даже приобретя солидное количество различий, они постоянно соприкасаются и смешиваются.

Поэтому, чтобы различить эти два вида текста стоит полагаться не только на правила, но и на интуицию, а также читать то, что именно говорят о своих произведениях авторы.

vchemraznica.ru

Поэзия и проза - это... Что такое Поэзия и проза?

ПОЭЗИЯ И ПРОЗА. Есть внешнее, формальное различие между поэзией и прозой, и есть между ними различие внутреннее, по существу. Первое состоит в том, что прозе противополагаются стихи; последнее — в том, что прозе, как мышлению и изложению рассудочному, противополагается поэзия, как мышление и изложение образное, рассчитанное не столько на ум и логику, сколько на чувство и воображение. Отсюда понятно, что не всякие стихи — поэзия и не всякая прозаическая форма речи — проза внутренняя. Когда-то в стихах излагались даже грамматические правила (напр., латинские исключения) или арифметические действия. С другой стороны, мы знаем «стихотворения в прозе» и вообще такие произведения, написанные прозой, которые являются чистейшей поэзией: достаточно назвать имена Гоголя, Тургенева, Толстого, Чехова. Если иметь в виду только что упомянутое внешнее различие, то интересно будет указать, что слово проза происходит от латинского prorsa, которое в свою очередь представляет собою сокращенное proversa: oratio (речь) proversa обозначало у римлян речь сплошную, заполняющую всю страницу и свободно устремляющуюся вперед, тогда как стих занимает на страницах лишь часть каждой строки и, кроме того, в кругообороте своего ритма постоянно возвращается вспять, обратно (по латыни — versus). Надо, впрочем, заметить, что о свободе прозаической речи можно говорить лишь условно: на самом деле проза тоже имеет свои законы и требования. Пусть в отличие от поэзии (в смысле стихов) художественная проза не знает рифмы и ритмической размеренности стоп, — все-таки и она должна быть музыкальна, и она должна угождать тому, что Ницше называл «совестью уха». Недаром тот же Ницше советовал над двумя строками прозы работать как над статуей; ваятелю уподоблял он писателя. Да, ваятелем и музыкантом должен быть творец художественной прозы: она в лучших образцах своих пластична, выпукла, скульптурна, и она же пленяет стройностью своего звучания; прозаик, если только он — поэт, слышит слово как проявление мирового ритма, как ноту «музыки божией» (по выражению Полонского). Когда проза слепо подражает стихам и становится тем, что непочтительно, но верно характеризуют как «рубленную прозу», то это эстетически нестерпимо, и этим она как бы наряжает себя в павлиньи перья; но какая-то особая гармоничность и симметричность, особая последовательность слов, несомненно, прозе свойственна, и тонкий слух это чувствует. Поэт прозы воспринимает слова, как особи, и он ощущает нервное и трепетное, горячее и гибкое тело слов; оттого и фраза у него имеет свою физиономию, свой рисунок и свою живую душу. Переходя к более важному — внутреннему отличию прозы от поэзии, обратим внимание на то, что проза служит науке и практике, тогда как поэзия удовлетворяет нашей эстетической потребности. Вот школьный пример, уясняющий эту разницу: описание Днепра в учебнике географии и описание Днепра у Гоголя («Чуден Днепр»...). Прозе нужны отвлеченности, схемы, формулы, и она движется по руслу логики; напротив, поэзия требует картинности, и в живые краски претворяет она содержание мира, и слова для нее — носители не понятий, а образов. Проза рассуждает, поэзия рисует. Проза суха, поэзия взволнована и волнует. Проза анализирует, поэзия синтезирует, т.-е. первая разнимает явление на его составные элементы, между тем, как вторая берет явление в его целостности и единстве. В связи с этим поэзия олицетворяет, одухотворяет, животворит; проза же, трезвая проза, родственна мировоззрению механистическому. Только поэт, Тютчев именно, мог почувствовать и сказать: «Не то, что мните вы, природа; не слепок, не бездушный лик: в ней есть душа, в ней есть свобода, в ней есть любовь, в ней есть язык». Прозаики — вот те, к кому обращается Тютчев, те, кто мнит, что природа бездушный механизм. И не только к Гете, но и ко всякому поэту можно отнести эти яркие и выразительные стихи Баратынского: «С природой одною он жизнью дышал, ручья разумел лепетанье, и говор древесных листов понимал, и чувствовал трав прозябанье; была ему звездная книга ясна, и с ним говорила морская волна». В высшей степени характерно для поэзии такое восприятие мира, как некоего живого существа, и соответственный способ изображения последнего. Вообще, очень важно усвоить себе, что поэзия это больше, чем стиль: это — миросозерцание; то же самое надо сказать и о прозе. Если поэзия делится — приблизительно и обще — на эпос, лирику и драму, то в прозе современные учебники теории словесности различают такие роды и виды: повествование (летопись, история, воспоминания, география, характеристика, некролог), описание (путешествие, например), рассуждение (литературная критика, например), ораторская речь; само собою разумеется, что эта классификация не может быть строго выдержана, не исчерпывает предмета, и перечисленные роды и виды разнообразно переплетаются между собою. В одном и том же произведении могут встречаться элементы как поэзии, так и прозы; и если проникновение в прозу поэзии, внутренней поэзии, всегда желанно, то противоположный случай действует на нас охлаждающе и вызывает в читателе эстетическую обиду и досаду; мы тогда уличаем автора в прозаизме. Конечно, если автор сознательно и намеренно в поэтическом творении отступает в область прозы, то это — другое дело, и здесь нет художественной ошибки: философские рассуждения или исторические экскурсы «Войны и мира» Толстого не могут быть поставлены великому писателю в эстетическую вину. А чисто-литературный факт взаимопроникновения прозы и поэзии свои более глубокие корни имеет в том, объясняется тем, что невозможно самую действительность делить на прозу и поэзию. Одно из двух: либо все на свете — проза, либо все на свете — поэзия. И лучшие художники принимают последнее. Для них — где жизнь, там и поэзия. Такие писатели-реалисты умеют в самом грубом и повседневном, в песках и пустынях житейской прозы, находить золотые блестки поэзии. Они прозу преображают, и она начинает светиться у них внутренним светом красоты. Известно, как Пушкин умел своим прикосновением, какой-то алхимией таланта, все превращать в золото поэзии. Не есть ли поэзия — оправдание прозы? Об этом не лишне задуматься, когда теория словесности предлагает свое различение между прозой и поэзией.
Поэзия и проза с точки зрения чисто ритмической не имеют принципиальных различий; ритм осуществляется в обоих случаях равновеликостью временных интервалов, на которые делится речь, как в стихе, так и прозе. Различие наблюдается в строении самых интервалов стиха; если любой правильный и точно ограниченный, в соответствии с общей ритмической тенденцией поэмы, ритмический интервал является интервалом именно метрическим, то надобно сказать, что разница между поэзией и прозой наблюдается именно в метре, а не ритме. Проза не имеет точного метра, ее изохронизм очень приблизителен и скорее относится к ритму, субъективному, чем к объективному явлению. Стих метричнее, чем проза, проза метричнее ораторской речи, ораторская речь метричнее разговорной, но в конце концов они идут от одного источника и Спенсер, разумеется был прав, говоря, что ритм есть эмоциональная идеализация обычной речи. Обследование словоразделов (см.) прозы и стиха (см. Ритм) показывает, что проза пользуется значительно большим количеством слоров, нежели стих, избирая приэтом в качестве довольно употребительных именно те, которых избегает стих, т.-е. слоры с очень большим количеством неударных между двумя ударными. Стих двудольный почти исключительно употребляет слоры с тремя неударными между ударениями и значительно реже с пятью, т.-е.:

— ⌣ ⌣ ⌣ —

— ⌣ ⌣ ⌣ ⌣ ⌣ —

и хориямбический слор, типа:

— ⌣ ⌣ —

употребляется двудольником почти исключительно в случае ударения на анакрусе со специальным типом, а именно со слором немедля после первого ударения, тогда как проза употребляет слоры всех мыслимых типов, и в особенности именно хориямбические, или с четырьмя слогами между ударениями (примерно то же дает трибрахоидная пауза в паузном трехдольнике). Вот цифры:

„МедныйВсадник“ Достоевский(„Бесы“)

Метрич. слоров 65,10 20,13

Пиррихич. ,, 33,83 20,21

Хориямбич. ,, 1,07 34,69

Проч. ,, 0,00 10,10

То-есть метрических слоров проза употребляет почти в два раза меньше, тогда как хориямбический в 30 с лишним раз больше. Чем вольнее метрическая основа стиха, как, например, в паузном трехдольнике («Песни западных славян», «Песня о купце Калашникове» и проч.), тем ближе такой стих к прозе, в случае же отсутствия рифмы такой вольно ритмизованный стих отличается от прозы иной раз всего лишь зарифменной паузой и слабо намеченной диподией. Но это крайний случай, вообще же, чем дальше отходит стих от метрической основы, тем сильней и резче обозначается в нем ритм, главным образом, диподический. Напр., у Асеева, в стихе, составленном из макросов (односложная стопа), находим:

Под копыта казака

Грянь, брань, гинь, вран,

Киньтесь, брови, на закат,

Ян, Ян, Ян, Ян.

Опущение в четных строках неударных слогов создает впечатление значительно более интенсивного ритма. Граница, где стиховое единство начинает разрушаться, т.-е., где метр начинает вовсе исчезать, нелегко уследима, однако это очень часто в белом стихе, особенно там, где часты переступы, — смысловой переброс фразы на другую строку (так назыв. enjambement), Веррье указывает, что если бы выпрямить переступы и уничтожить типографическое единство в первых сценах «Гамлета» или в начале «Потерянного Рая» Мильтона, то получилось бы нечто вроде свободного стиха У. Уитмэна. Кроме этих специально ритмических особенностей, в прозе отсутствует ритмическое объединение временных единиц (стоп), т.-е. нет ни диподии, ни колона. Объединения единиц прозы (слов) производится по смысловому признаку, избегая лишь неприятного повторения тех же выражений и сопоставления нескольких схожих грамматических единиц подряд (несколько существительных в одном и том же падеже и проч.). Язык поэзии всегда более архаичен, чем язык прозы, но старинные стихи читаются легче именно поэтому, т. к. в то время, как язык прозы со времени Жуковского уже совершенно изменился, язык стиха испытал сравнительно небольшие изменения. Прозу у Ломоносова почти трудно понимать, его стихи только отзывают стариной. Проза связана еще и сюжетом, т.-е., роман, рассказ, повесть объединяются в себе самих связным рассказом о происшествии или ряде происшествий, так или иначе объединенных общим смыслом. Стих, вообще говоря, избегает сюжета, и чем дальше стоит от него, тем яснее выражен его метр. Стих играет постоянно гомофонией, таковая в прозе имеет чрезвычайно ограниченное применение, и в случае, так сказать, внутренней необходимости в игре звуками многие прозаики предпочитают цитировать стихотворение или привести специально-сочиненное для этого случая. Интрига, т.-е. развитие действия, построенное так, чтобы читателю только в известной постепенности раскрывался истинный смысл описываемого, чтобы каждая следующая страница обещала что-то новое и будто бы окончательное, отсутствует почти нацело в стихе; даже в поэмах и стихотворных романах, как «Евгений Онегин», интриги нет; баллада иногда пользуется анекдотическим сопоставлением крайностей, но там идея сюжета так сжата и схематизована, что сюжет зачастую сводится просто к красному словцу. Стих вообще пользуется эмоциями, как материалом для своего содержания, в то время как проза берет эмоции, скорее, как форму изложения. Мысль стиха или эмоциональна, или философически-абстрактна, в то время как проза имеет дело с опытом и так называемой житейской мудростью окружающего. Стих даже в самых импрессионистических вещах сводится к утверждению типа «эс есть пэ», проза же диалектическим рядом происшествий развертывает рассуждение, которое обычно заканчивается, констатированием происшествия или постановкой вопроса. Идея трагизма, рока в высшей степени свойственна прозе, тогда как стих более идилличен и мечтателен. Стиху ближе патетика отдельного, тогда как прозе — трагедия коллектива. Это все сказывается и на формальных сторонах дела. Стих с большим старанием обнаруживает свое собственное отдельное наполнение (более явственные фонемы), крепко выделенный ритм захватывает читателя и заставляет его верить эмоциям и деталям настроений, которые нередко с точки зрения практического опыта почти неосуществимы или ложны, так как стих любит предаваться абсолютным чувствованиям типа «любовь навек» и т. п., стих всячески орнаментирует свое наполнение; проза оставляет все это в стороне и удовлетворяется, приблизительной и неопределенной ритмизацией, — как неопределенна судьба одного в судьбе массы. Есть, конечно, переходные формы, такая, так сказать, полупоэзия: «стихотворения в прозе» (редкая и трудная форма), прибаутки, сказки, прибакулочки и пр.; такие, разумеется, могут склоняться или больше к прозе, или больше к поэзии, смотря по настроению автора.

Ю. Айхенвальд., С. П. Бобров. Литературная энциклопедия: Словарь литературных терминов: В 2-х т. / Под редакцией Н. Бродского, А. Лаврецкого, Э. Лунина, В. Львова-Рогачевского, М. Розанова, В. Чешихина-Ветринского. — М.; Л.: Изд-во Л. Д. Френкель, 1925

dic.academic.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.