Про обезьянку стих для детей


Стихи про Обезъян (1-2, 3-4, 5-6 лет). Новогодние стихи про Обезъян

Стихи про Обезъян для детей 1-2 года

Знают все, что обезьяны
Любят сладкие бананы,
По деревьям ловко скачут
И как малыши не плачут.
Непрерывно корча рожи
Всем зевакам и прохожим,
Потому что все мартышки,
Как девчонки и мальчишки,
Непоседливые слишком!

***
Слышен гомон спозаранок:
Стая диких обезьянок
Веселится и шалит,
Среди веток пальм парит.
Тут простор для шалунишек:
Пусть на ветках нету шишек,
Но бананы всегда есть,
Связок их не перечесть.
И летят от них кожурки,
Перепачканы их шкурки,
И хохочут и кричат,
Дразнятся и верещат.
Но не только лишь бананы,
Занимают их лианы,
Что везде, и там и тут,
Оплетая всё, растут.
Как на них не прокатиться,
Стоит только ухватиться
Ловкой лапкою одной…
Джунгли – дом для них родной!
О. Фомина

Стихи про Обезъян для детей 2-3 года

Обезьян во всей красе
В зоопарках видят все.
Их гримасы и ужимки,
Рожицы комичные
Веселят нас по-старинке
Аж до неприличия.
Драчуны и шалунишки,
Желтые, коричневые
Наши милые мартышки
Очень симпатичные.

***
То на пальму заберётся,
Хвать кокос и вниз несётся,
Носится, как заводная,
Или грустная такая
Сядет где-то в уголок
И на шкурке ищет блох,
Жить не может без банана
Вот такая обезьяна.

Стихи про Обезъян для детей 3-4 лет

Ну и чудо, только посмотрите!
Обезьяна – хулиганка еще та.
Поиграться озорницу пригласите –
Шутница наша вовсе не проста.
Хоть и будет вам дарить улыбки,
Смех и радость, ласку, доброту.
Станет непростительной ошибкой
Не отметить неземную красоту.

***
Приплыл по океану
Из Африки матрос,
Малютку обезьяну
В подарок нам привёз.

Сидит она, тоскуя,
Весь вечер напролёт
И песенку такую
По-своему поёт:

«На дальнем жарком юге,
На пальмах и кустах
Визжат мои подруги,
Качаясь на хвостах.

Чудесные бананы
На родине моей.
Живут там обезьяны
И нет совсем людей».

Стихи про Обезъян для детей 4-5 лет

Вот какие шалунишки
Эти шустрые мартышки –
На ветвях качаются,
Прыгают, кривляются.
Хулиганки обезьяны
Растащили все бананы,
И устроили погром –
В зоопарке всё вверх дном!
Веселятся, дразнятся –
Им проказы нравятся.
Надо это прекратить,
В клетку сторожа пустить.

***
Лучшие качели -
Гибкие лианы!
Это с колыбели
Знают обезьяны.

Кто весь век качается, -
(Да-да-да!) -
Тот не огорчается
Никогда!

Стихи про Обезъян для детей 5-6 лет

Слышен гомон спозаранок:
Стая диких обезьянок
Веселится и шалит,
Среди веток пальм парит.
Тут простор для шалунишек:
Пусть на ветках нету шишек,
Но бананы всегда есть,
Связок их не перечесть.
И летят от них кожурки,
Перепачканы их шкурки,
И хохочут и кричат,
Дразнятся и верещат.
Но не только лишь бананы,
Занимают их лианы,
Что везде, и там и тут,
Оплетая всё, растут.
Как на них не прокатиться,
Стоит только ухватиться
Ловкой лапкою одной…
Джунгли – дом для них родной!

***
Три учёные мартышки,
Сев на лавке у печи,
Прочитали в толстой книжке,
Как пекутся куличи.
В молоко добавив дрожжи,
Масло, сахар и муку,
Вбили яйца осторожно,
Чуть добавили медку.
Замесили тесто круто
И поставили «ходить».
И решили по минутам
Рецептуру повторить.
Говорит одна мартышка:
– Тесто мы без лишних слов
Накрываем сверху крышкой –
И в тепло на пять часов!
Две другие закричали:
– Будем время сокращать!
Битый час они решали:
Тесту где и как стоять.
А потом ещё ругались,
Даже чуточку дрались.
И очки их потерялись…
И мартышки разрыдались,
По углам все разбежались,
Дулись,
Дулись…
Обнялись!
Вновь за дело принялись!
Разложив по формам тесто,
В печку ставят формы в ряд.
Первое им будет место
В состязанье поварят!

Отзывы

Добавить

apeterburg.com

Борис Житков - Про обезьянку: читать сказку для детей, текст онлайн на РуСтих

Мне было двенадцать лет, и я учился в школе. Раз на перемене подходит ко мне товарищ мой Юхименко и говорит:

— Хочешь, я тебе обезьянку дам?

Я не поверил — думал, он мне сейчас штуку какую-нибудь устроит, так что искры из глаз посыплются, и скажет: вот это и есть «обезьянка». Не таковский я.

— Ладно, — говорю, — знаем.

— Нет, — говорит, — в самом деле. Живую обезьянку. Она хорошая. Её Яшкой зовут. А папа сердится.

— На кого?

— Да на нас с Яшкой. Убирай, говорит, куда знаешь. Я думаю, что к тебе всего лучше.

После уроков пошли мы к нему. Я всё ещё не верил. Неужели, думал, живая обезьянка у меня будет? И всё спрашивал, какая она. А Юхименко говорит:

— Вот увидишь, не бойся, она маленькая.

Действительно, оказалась маленькая. Если на лапки встанет, то не больше полуаршина. Мордочка сморщенная, старушечья, а глазки живые, блестящие. Шерсть на ней рыжая, а лапки чёрные. Как будто человечьи руки в перчатках чёрных. На ней был надет синий жилет.

Юхименко закричал:

— Яшка, Яшка, иди, что я дам!

И засунул руку в карман. Обезьянка закричала: «Ай! ай!» — и в два прыжка вскочила Юхименке на руки. Он сейчас же сунул её в шинель, за пазуху.

— Идём, — говорит.

Я глазам своим не верил. Идём по улице, несём такое чудо, и никто не знает, что у нас за пазухой.

Дорогой Юхименко мне говорил, чем кормить.

— Всё ест, всё давай. Сладкое любит. Конфеты — беда! Дорвётся непременно обожрётся. Чай любит жидкий и чтоб сладкий был. Ты ей внакладку. Два куска. Вприкуску не давай: сахар сожрёт, а чай пить не станет.

Я всё слушал и думал: я ей и трёх кусков не пожалею, миленькая такая, как игрушечный человек. Тут я вспомнил, что и хвоста у ней нет.

— Ты, — говорю, — хвост ей отрезал под самый корень?

— Она макака, — говорит Юхименко, — у них хвостов не растёт.

Пришли мы к нам домой. Мама и девочки сидели за обедом. Мы с Юхименкой вошли прямо в шинелях.

Я говорю:

— А кто у нас есть!

Все обернулись. Юхименко распахнул шинель. Никто ещё ничего разобрать не успел, а Яшка как прыгнет с Юхименки маме на голову; толкнулся ножками и на буфет. Всю причёску маме осадил.

Все вскочили, закричали:

— Ой, кто, кто это?

А Яшка уселся на буфет и строит морды, чавкает, зубки скалит.

Юхименко боялся, что сейчас ругать его будут, и скорей к двери. На него и не смотрели — все глядели на обезьянку. И вдруг девочки все в один голос затянули:

— Какая хорошенькая!

А мама всё прическу прилаживала.

— Откуда это?

Я оглянулся. Юхименки уже нет. Значит, я остался хозяином. И я захотел показать, что знаю, как с обезьянкой надо. Я засунул руку в карман и крикнул, как давеча Юхименко:

— Яшка, Яшка! Иди, я тебе что дам!

Все ждали. А Яшка и не глянул — стал чесаться меленько и часто чёрной лапочкой.

До самого вечера Яшка не спускался вниз, а прыгал по верхам: с буфета на дверь, с двери на шкаф, оттуда на печку.

Вечером отец сказал:

— Нельзя её на ночь так оставлять, она квартиру вверх дном переворотит.

И я начал ловить Яшку. Я к буфету — он на печь. Я его оттуда щёткой он прыг на часы. Качнулись часы и стали. А Яшка уже на занавесках качается. Оттуда — на картину — картина покосилась, — я боялся, что Яшка кинется на висячую лампу.

Но тут уже все собрались и стали гоняться за Яшкой. В него кидали мячиком, катушками, спичками и наконец загнали в угол.

Яшка прижался к стене, оскалился и защёлкал языком — пугать начал. Но его накрыли шерстяным платком и завернули, запутали.

Яшка барахтался, кричал, но его скоро укрутили так, что осталась торчать одна голова. Он вертел головой, хлопал глазами, и казалось, сейчас заплачет от обиды.

Не пеленать же обезьяну каждый раз на ночь! Отец сказал:

— Привязать. За жилет и к ножке, к столу.

Я принёс верёвку, нащупал у Яшки на спине пуговицу, продел верёвку в петлю и крепко завязал. Жилет у Яшки на спине застёгивался на три пуговки. Потом я поднёс Яшку, как он был, закутанного, к столу, привязал верёвку к ножке и только тогда размотал платок.

Ух, как он начал скакать! Но где ему порвать верёвку! Он покричал, позлился и сел печально на полу.

Я достал из буфета сахару и дал Яшке. Он схватил чёрной лапочкой кусок, заткнул за щёку. От этого вся мордочка у него скривилась.

Я попросил у Яшки лапу. Он протянул мне свою ручку.

Тут я рассмотрел, какие на ней хорошенькие чёрные ноготки. Игрушечная живая ручка! Я стал гладить лапку и думаю: совсем как ребёночек. И пощекотал ему ладошку. А ребёночек-то как дёрнет лапку — раз — и меня по щеке. Я и мигнуть не успел, а он надавал мне оплеух и прыг под стол. Сел и скалится. Вот и ребёночек!

Но тут меня погнали спать.

Я хотел Яшку привязать к своей кровати, но мне не позволили. Я всё прислушивался, что Яшка делает, и думал, что непременно ему надо устроить кроватку, чтоб он спал, как люди, и укрывался одеяльцем. Голову бы клал на подушечку. Думал, думал и заснул.

Утром вскочил — и, не одеваясь, к Яшке. Нет Яшки на верёвке. Верёвка есть, на верёвке жилет привязан, а обезьянки нет. Смотрю, все три пуговицы сзади расстёгнуты. Это он расстегнул жилет, оставил его на верёвке, а сам драла. Я искать по комнате. Шлёпаю босыми ногами. Нигде нет. Я перепугался. А ну как убежал? Дня не пробыл, и вот на тебе! Я на шкафы заглядывал, в печку — нигде. Убежал, значит, на улицу. А на улице мороз — замёрзнет, бедный! И самому стало холодно. Побежал одеваться. Вдруг вижу, в моей же кровати что-то возится. Одеяло шевелится. Я даже вздрогнул. Вот он где! Это ему холодно на полу стало, он удрал и ко мне на кровать. Забился под одеяло. А я спал и не знал. Яшка спросонья не дичился, дался в руки, и я напялил на него снова синий жилет.

Когда сели пить чай, Яшка вскочил на стол, огляделся, сейчас же нашёл сахарницу, запустил лапу и прыг на дверь. Он прыгал так легко, что, казалось, летает, не прыгает. На ногах у обезьяны пальцы, как на руках, и Яшка мог хватать ногами. Он так и делал. Сидит, как ребёнок, на руках у кого-нибудь и ручки сложил, а сам ногой со стола тянет что-нибудь.

Стащит ножик и ну с ножом скакать. Это чтобы у него отнимали, а он будет удирать. Чай Яшке дали в стакане. Он обнял стакан, как ведро, пил и чмокал. Я уж не пожалел сахару.

Когда я ушёл в школу, я привязал Яшку к дверям, к ручке. На этот раз обвязал его вокруг пояса веревкой, чтобы уж не мог сорваться. Когда я пришёл домой, то из прихожей увидал, чем Яшка занимается. Он висел на дверной ручке и катался на дверях, как на карусели. Оттолкнётся от косяка и едет до стены. Пихнёт ножкой в стену и едет назад.

Когда я сел готовить уроки, я посадил Яшку на стол. Ему очень нравилось греться около лампы. Он дремал, как старичок на солнышке, покачивался и, прищурясь, глядел, как я тыкаю пером в чернила. Учитель у нас был строгий, и я чистенько написал страницу. Промокать не хотелось, чтобы не испортить. Оставил сохнуть. Прихожу и вижу: сидит Яков на тетради, макает пальчик в чернильницу, ворчит и выводит чернильные вавилоны по моему писанию. Ах ты, дрянь! Я чуть не заплакал с горя. Бросился на Яшку. Да куда! Он на занавески — все занавески чернилами перепачкал. Вот оно почему Юхименкин папа на них с Яшкой сердился…

Но раз и мой папа рассердился на Яшку. Яшка обрывал цветы, что стояли у нас на окнах. Сорвёт лист и дразнит. Отец поймал и отдул Яшку. А потом привязал его в наказанье на лестнице, что вела на чердак. Узенькая лесенка. А широкая шла из квартиры вниз.

Вот отец идёт утром на службу. Почистился, надел шляпу, спускается по лестнице. Хлоп! Штукатурка падает. Отец остановился, стряхнул со шляпы. Глянул вверх — никого. Только пошёл — хлоп, опять кусок извёстки прямо на голову. Что такое?

А мне сбоку было видно, как орудовал Яшка. Он наломал от стенки извёстки, разложил по краям ступенек, а сам прилёг, притаился на лестнице, как раз у отца над головой. Только отец пошёл, а Яшка тихонечко толк ножкой штукатурку со ступеньки и так ловко примерил, что прямо отцу на шляпу, — это он ему мстил за то, что отец вздул его накануне.

Но когда началась настоящая зима, завыл ветер в трубах, завалило окна снегом, Яшка стал грустным. Я его всё грел, прижимал к себе. Мордочка у Яшки стала печальная, обвисшая, он подвизгивал и жался ко мне. Я попробовал сунуть его за пазуху, под куртку. Яшка сейчас же там устроился: он схватился всеми четырьмя лапками за рубаху и так повис, как приклеился. Он так и спал там, не разжимая лап. Забудешь другой раз, что у тебя живой набрюшник под курткой, и обопрёшься о стол. Яшка сейчас лапкой заскребёт мне бок: даёт мне знать, чтоб осторожней.

Вот раз в воскресенье пришли в гости девочки. Сели завтракать. Яшка смирно сидел у меня за пазухой, и его совсем не было заметно. Под конец раздали конфеты. Только я стал первую разворачивать, вдруг из-за пазухи, прямо из моего живота, вытянулась мохнатая ручка, ухватила конфету и назад. Девочки взвизгнули от страха. А это Яшка услышал, что бумагой шелестят, и догадался, что едят конфеты. А я девочкам говорю: «Это у меня третья рука; я этой рукой прямо в живот конфеты сую, чтоб долго не возиться». Но уж все догадались, что это обезьянка, и из-под куртки слышно было, как хрустит конфета: это Яшка грыз и чавкал, как будто я животом жую.

Яшка долго злился на отца. Примирился Яшка с ним из-за конфет. Отец мой как раз бросил курить и вместо папирос носил в портсигаре маленькие конфетки. И каждый раз после обеда отец открывал тугую крышку портсигара большим пальцем, ногтем, и доставал конфетки. Яшка тут как тут: сидит на коленях и ждёт — ёрзает, тянется. Вот отец раз и отдал весь портсигар Яшке; Яшка взял его в руку, а другой рукой, совершенно как мой отец, стал подковыривать большим пальцем крышку. Пальчик у него маленький, а крышка тугая и плотная, и ничего не выходит у Яшеньки. Он завыл с досады. А конфеты брякают. Тогда Яшка схватил отца за большой палец и его ногтем, как стамеской, стал отковыривать крышку. Отца это рассмешило, он открыл крышку и поднёс портсигар Яшке. Яшка сразу запустил лапу, награбастал полную горсть, скорей в рот и бегом прочь. Не каждый же день такое счастье!

Был у нас знакомый доктор. Болтать любил — беда. Особенно за обедом. Все уж кончили, у него на тарелке всё простыло, тогда он только хватится поковыряет, наспех глотнёт два куска:

— Благодарю вас, я сыт.

Вот раз обедает он у нас, ткнул вилку в картошку и вилкой этой размахивает — говорит. Разошёлся — не унять. А Яша, вижу, по спинке стула поднимается, тихонько подкрался и сел у доктора за плечом. Доктор говорит:

— И понимаете, тут как раз… — И остановил вилку с картошкой возле уха — на один момент всего. Яшенька лапочкой тихонько за картошку и снял её с вилки — осторожно, как вор.

А доктор дальше:

— И представьте себе… — И тык пустой вилкой себе в рот. Сконфузился думал, стряхнул картошку, когда руками махал, оглядывается. А Яшки уж нет сидит в углу и прожевать картошку не может, всю глотку забил.

Доктор сам смеялся, а всё-таки обиделся на Яшку.

Яшке устроили в корзинке постель: с простыней, одеяльцем, подушкой. Но Яшка не хотел спать по-человечьи: всё наматывал на себя клубком и таким чучелом сидел всю ночь. Ему сшили платьице, зелёненькое, с пелеринкой, и стал он похож на стриженую девочку из приюта.

Вот раз я слышу звон в соседней комнате. Что такое? Пробираюсь тихонько и вижу: стоит на подоконнике Яшка в зелёном платьице, в одной руке у него ламповое стекло, а в другой — ёжик, и он ёжиком с остервенением чистит стекло. В такую ярость пришёл, что не слыхал, как я вошёл. Это он видел, как стёкла чистили, и давай сам пробовать.

А то оставишь его вечером с лампой, он отвернёт огонь полным пламенем лампа коптит, сажа летает по комнате, а он сидит и рычит на лампу.

Беда стало с Яшкой, хоть в клетку сажай! Я его и ругал и бил, но долго не мог на него сердиться. Когда Яшка хотел понравиться, он становился очень ласковым, залезал на плечо и начинал в голове искать. Это значит, он вас уже очень любит.

Надо ему выпросить что-нибудь — конфет там или яблоко, — сейчас залезет на плечо и заботливо начинает лапками перебирать в волосах: ищет и ноготком поскрёбывает. Ничего не находит, а делает вид, что поймал зверя: выкусывает с пальчиков чего-то.

Вот раз пришла к нам в гости дама. Она считала, что она раскрасавица. Разряженная. Вся так шёлком и шуршит. На голове не причёска, а прямо целая беседка из волос накручена — в завитках, в локончиках. А на шее, на длинной цепочке, зеркальце в серебряной оправе.

Яшка осторожно к ней по полу подскочил.

— Ах, какая обезьянка миловидная! — говорит дама. И давай зеркальцем с Яшкой играть.

Яшка поймал зеркальце, повертел — прыг на колени к даме и стал зеркальце на зуб пробовать.

Дама отняла зеркальце, зажала в руке. А Яшке хочется зеркало получить. Дама погладила небрежно Яшку перчаткой и потихоньку спихивает с колен. Вот Яшка и решил понравиться, подольститься к даме. Прыг ей на плечо. Крепко ухватился за кружева задними лапками и взялся за причёску. Раскопал все завитки и стал искать.

Дама покраснела.

— Пошёл, пошёл! — говорит.

Не тут-то было! Яшка ещё больше старается: скребёт ноготками, зубками щёлкает.

Дама эта всегда против зеркала садилась, чтоб на себя полюбоваться, и видит в зеркале, что взлохматил её Яшка, — чуть не плачет. Я двинулся на выручку. Куда там! Яшка вцепился что было силы в волосы и на меня глядит дико. Дама дёрнула его за шиворот, и своротил ей Яшка причёску. Глянула на себя в зеркало — чучело чучелом. Я замахнулся, спугнул Яшку, а гостья наша схватилась за голову и — в дверь.

— Безобразие, — говорит, — безобразие! — И не попрощалась ни с кем.

«Ну, — думаю, — держу до весны и отдам кому-нибудь, если Юхименко не возьмёт. Уж столько мне попадало за эту обезьянку!»

И вот настала весна. Потеплело. Яшка ожил и ещё больше проказил. Очень ему хотелось на двор, на волю. А двор у нас был огромный, с десятину. Посреди двора был сложен горой казённый уголь, а вокруг склады с товаром. И от воров сторожа держали на дворе целую свору собак. Собаки большие, злые. А всеми собаками командовал рыжий пёс Каштан. На кого Каштан зарычит, на того все собаки бросаются. Кого Каштан пропустит, и собаки не тронут. А чужую собаку бил Каштан с разбегу грудью. Ударит, с ног собьёт и стоит над ней, рычит, а та уж и шелохнуться боится.

Я посмотрел в окно — вижу, нет собак во дворе. Дай, думаю, пойду, выведу Яшеньку погулять первый раз. Я надел на него зелёненькое платьице, чтобы он не простудился, посадил Яшку к себе на плечо и пошёл. Только я двери раскрыл, Яшка — прыг наземь и побежал по двору. И вдруг, откуда ни возьмись, вся стая собачья, и Каштан впереди, прямо на Яшку. А он, как зелёненькая куколка, стоит маленький. Я уж решил, что пропал Яшка, — сейчас разорвут. Каштан сунулся к Яшке, но Яшка повернулся к нему, присел, прицелился. Каштан стал за шаг от обезьянки, оскалился и ворчал, но не решался броситься на такое чудо. Собаки все ощетинились и ждали, что Каштан.

Я хотел броситься выручать. Но вдруг Яшка прыгнул и в один момент уселся Каштану на шею. И тут шерсть клочьями полетела с Каштана. По морде и глазам бил Яшка, так что лап не видно было. Взвыл Каштан, и таким ужасным голосом, что все собаки врассыпную бросились. Каштан сломя голову пустился бежать, а Яшка сидит, вцепился ногами в шерсть, крепко держится, а руками рвёт Каштана за уши, щиплет шерсть клочьями. Каштан с ума сошёл: носится вокруг угольной горы с диким воем. Раза три обежал Яшка верхом вокруг двора и на ходу спрыгнул на уголь. Взобрался не торопясь на самый верх. Там была деревянная будка; он влез на будку, уселся и стал чесать себе бок как ни в чём не бывало. Вот, мол, я — мне нипочём!

А Каштан — в ворота от страшного зверя.

С тех пор я смело стал выпускать Яшку во двор: только Яшка с крыльца все собаки в ворота. Яшка никого не боялся.

Приедут во двор подводы, весь двор забьют, пройти негде. А Яшка с воза на воз перелетает. Вскочит лошади на спину — лошадь топчется, гривой трясёт, фыркает, а Яшка не спеша на другую перепрыгивает. Извозчики только смеются и удивляются:

— Смотри, какая сатана прыгает. Ишь ты! У-ух!

А Яшка — на мешки. Ищет щёлочки. Просунет лапку и щупает, что там. Нащупает, где подсолнухи, сидит и тут же на возу щёлкает. Бывало, что и орехи нащупает Яшка. Набьёт за щёки и во все четыре руки старается нагрести.

Но вот нашёлся у Якова враг. Да какой! Во дворе был кот. Ничей. Он жил при конторе, и все его кормили объедками. Он разжирел, стал большой, как собака. Злой был и царапучий.

И вот раз под вечер гулял Яшка по двору. Я его никак не мог дозваться домой. Вижу, вышел на двор котище и прыг на скамью, что стояла под деревом. Яшка, как увидел кота, — прямо к нему. Присел и идёт не спеша на четырёх лапах. Прямо к скамье и глаз с кота не спускает. Кот подобрал лапы, спину нагорбил, приготовился. А Яшка всё ближе ползёт. Кот глаза вытаращил, пятится. Яшка на скамью. Кот всё задом на другой край, к дереву. У меня сердце замерло. А Яков по скамье ползёт на кота. Кот уж в комок сжался, подобрался весь. И вдруг — прыг, да не на Яшку, а на дерево. Уцепился за ствол и глядит сверху на обезьянку. А Яшка всё тем же ходом к дереву. Кот поцарапался выше — привык на деревьях спасаться. А Яшка на дерево, и всё не спеша, целится на кота чёрными глазками. Кот выше, выше, влез на ветку и сел с самого краю. Смотрит, что Яшка будет делать. А Яков по той же ветке ползёт, и так уверенно, будто он сроду ничего другого не делал, а только котов ловил. Кот уж на самом краю, на тоненькой веточке еле держится, качается. А Яков ползёт и ползёт, цепко перебирая всеми четырьмя ручками. Вдруг кот прыг с самого верху на мостовую, встряхнулся и во весь дух прочь без оглядки. А Яшка с дерева ему вдогонку: «Йау, йау», — каким-то страшным, звериным голосом — я у него никогда такого не слышал.

Теперь уж Яков стал совсем царём во дворе. Дома он уж есть ничего не хотел, только пил чай с сахаром. И раз так на дворе изюму наелся, что еле-еле его отходили. Яшка стонал, на глазах слезы, и на всех капризно смотрел. Всем было сначала очень жалко Яшку, но когда он увидел, что с ним возятся, стал ломаться и разбрасывать руки, закидывать голову и подвывать на разные голоса. Решили его укутать и дать касторки. Пусть знает!

А касторка ему так понравилась, что он стал орать, чтобы ему ещё дали. Его запеленали и три дня не пускали на двор.

Яшка скоро поправился и стал рваться на двор. Я за него не боялся: поймать его никто не мог, и Яшка целыми днями прыгал по двору. Дома стало спокойнее, и мне меньше влетало за Яшку. А как настала осень, все в доме в один голос:

— Куда хочешь убирай свою обезьянку или сажай в клетку, а чтоб по всей квартире эта сатана не носилась.

То говорили, какая хорошенькая, а теперь, думаю, сатана стала. И как только началось ученье, я стал искать в классе, кому бы сплавить Яшку. Подыскал наконец товарища, отозвал в сторону и сказал:

— Хочешь, я тебе обезьянку подарю? Живую.

Не знаю уж, кому он потом Яшку сплавил. Но первое время, как не стало Яшки в доме, я видел, что все немного скучали, хоть признаваться и не хотели.

skazki.rustih.ru

38 веселых загадок про обезьяну для детей и взрослых

Загадки про обезьяну — 38 веселых загадок про обезьян для детей и взрослых. Короткие и длинные, легкие и сложные загадки про обезьян. Смотрите также все загадки про животных для детей.

Загадки про обезьяну

Загадки про обезьяну отражают повадки и образ жизни обезъян в дикой природе и в зоопарке.

Загадка №1

В Африке она жила,
А теперь ко мне пришла.
По деревьям там скакала,
У меня тихоней стала.

(Ответ: Обезьяна)

***

Загадка №2

Взобралась на пальму ловко.

Ради вкусного банана.
И дразнится. Вот плутовка.
Хулиганка …

(Ответ: Обезьяна)

***

Загадка №3

В зоопарке, в синей клетке
Ловко прыгает по сетке,
Корчит рожи, ест бананы
Кто? Конечно …

(Ответ: Обезьяна)

***

Загадка №4

Видим в зоопарке мы,
Что за зверь любой мечты?
Руки длинные имеет.
Интеллектом ведь владеет.
Знаем любит фрукты очень,
И бананы, что есть мочи.
Поскорее называй,
Зверя снова отгадай.

(Ответ: Обезьяна)

***

Загадка №5

Вмиг на пальму заберется,
Хвать кокос, назад вернется.
Рожи корчит, смех берет,
Знает, как развлечь народ.
Скачет по деревьям ловко,
Хитрая, аж жуть, плутовка.
Все отдаст вам за бананы.
Любит есть их –…

(Ответ: Обезьяна)

***

Загадка №6

Всем известна нам она,
Весела, добра, умна.
Поддеревьям лезет снова,
Не собака, не корова.
Люди от нее произошли,
Хоть и далеко ушли.
Мудрая она мы знаем,
И ее, конечно, угадаем!

(Ответ: Обезьяна)

***

Загадка №7

В южных странах мы живём,
Любим все бананы.
И без них не проживём,
Мы же — …

(Ответ: Обезьяны)

ВНИМАНИЕ! КОНКУРС КОММЕНТАРИЕВ!
Напишите комментарии на сайте и выиграйте призы!
Подробнее на странице конкурса: https://multi-mama.ru/konkurs-kommentariev-izuchaem-vmeste-s-mamoj/

***

Загадка №8

Горилла, макака и шимпанзе,
Животные эти есть уж везде.
И пусть и наглые порой,
На них ты точно уж не злой.
Они умны и веселы,
Бананы очень им нужны.
Скорее, снова отвечай,
И зверя точно угадай.

(Ответ: Обезьяна)

***

Загадка №9

Длиннорукий сверь смешной,
Цепкий хвост торчит трубой,
Непоседа, шалунишка,
И порой, игрива слишком,
Ей по нраву те лишь страны,
Джунгли где, и где лианы.
Любит вкусные бананы,
Озорница – …

(Ответ: Обезьяна)

***

Загадка №10

Дом высокий у неё.
Развесёлое житьё.
Хвост — как пятая рука,
Волосатая слегка.
Ну, а может быть нога,
Чтоб спасаться от врага?
Кто проказницу узнает?
Кто загадку отгадает?

(Ответ: Обезьяна)

***


Вам нравятся загадки про обезьяну?

*

Хотите, чтобы загадки про всех животных были у вас под рукой?

*

Посмотрите нашу яркую Мини-книгу «Загадки про животных» в формате .pdf, в которой собраны картинки из этой и других статей нашего сайта в хорошем качестве.

Загадка №11

Зверь на дереве сидит,
И на нем она царит.
Умная и ловкая такая,
Но порой совсем смешная.
В зоопарке можем видеть,
Как ее нам можно ненавидеть?
Шерсть прекрасна, знаем мы,
Что за зверь нашей мечты?

(Ответ: Обезьяна)

***

Загадка №12

Зверь смешной в огромной клетке
С ветки прыгает на ветку.
Ест бананы, сладости
К общей детской радости.

(Ответ: Обезьяна)

***

Загадка №13

Ей на месте не сидится –
Всё кривляется, резвится.
Рассмешит нас без обмана
В зоопарке …

(Ответ: Обезьяна)

***

Загадка №14

Корчит рожи зверь-кривляка,
Передразнивает всех.
В цирке или зоопарке
Обеспечен ей успех!

(Ответ: Обезьяна)

***

Загадка №15

Кто на чёртиков похожи?
Строят всем смешные рожи!
Длинный хвост, большие уши,
На деревьях ждёт их ужин!
Очень любят есть бананы!
Кто же это?

(Ответ: Обезьяны)

Автор: А. Ясноокий

***

Загадка №16

Может на дерево быстро залезть,
Знает ее любой, кто есть здесь.
Мудрая она всегда такая,
Хоть порой озорная.
Любит очень уж бананы,
Съест хоть тонны, караваны.
И ее мы называем,
Зверя мигом отгадаем.

(Ответ: Обезьяна)

***

Загадка №17

Моя дорога — есть лианы,
Моя еда — так есть бананы!
Деревья — это дом сплошной,
Без них жизнь стала бы «пустой»!

(Ответ: Обезьяна)

***

Загадка №18

Не нужны другие страны:
Там, где джунгли, где лианы,
Где кокосы и бананы,
Дом родной для …

(Ответ: Обезьяны)

***

Загадка №19

Непоседы целый день
Скачут и резвятся.
Прыгать, бегать им не лень,
На ветвях качаться.
Громко, весело кричат,
Любят есть бананы,
На лианах в ряд висят.
Это …

(Ответ: Обезьяны)

Автор: И. Захарова

***

Загадка №20

Ноги цепкие, как руки,
Ей, конечно, не до скуки:
Все хватает без разбора,
Ест бананы до упора,
Дом родной ее – лиана,
Что за зверь-то?

(Ответ: Обезьяна)

***

Загадка №21

Очень любит есть бананы.
Это точно …

(Ответ: Обезьяна)

***

Смотрите также:

Загадки про животных для детей: 100 лучших загадок

Загадки про профессии: 100 интересных загадок

Загадки про транспорт для детей: 100 полезных загадок

Загадка №22

Очень любим всех дразнить,
Насмехаться и шалить.
Вызываем часто смех,
С пальмы достаём орех.
Часто кушаем бананы,
Мы – «кривляки» …

(Ответ: Обезьяны)

Автор: Е. Шушковская

***

Загадка №23

Очень шустрые, смешные
И такие озорные.
По деревьям и лианам,
Без опаски скачут рьяно.
Видов много, их не счесть
Всех размеров они есть.
Вместе семьями живут,
Фрукты весело жуют.

(Ответ: Обезьяна)

***

Загадка №24

По деревьям бойко скачут,
В зоопарке всех дурачат,
Видят лишь в других изъяны,
А зовут их – …

(Ответ: Обезьяны)

***

Загадка №25

По деревьям скачут ловко,
Корчат рожи, вот плутовки!
Очень любят есть бананы
Кто же это? …

(Ответ: Обезьяны)

Автор: В. Бычок

***

Загадка №26

По количеству гримас
Эти звери вроде нас.
Мы глядим на них, хохочем,
Потому что любим очень.

(Ответ: Обезьяна)

***

Загадка №27

Прибыла из жарких стран,
Там жила среди лиан
И, за хвост на них повиснув,
Уплетала я банан.

(Ответ: Обезьяна)

***

Загадка №28

Прирождённая артистка,
И к тому эквилибристка,
За канат сойдёт лиана.
Акробатка – …

(Ответ: Обезьяна)

***

Загадка №29

Проживает в теплых странах,
Обожает есть бананы.
Хвост, не хуже чем рука,
Смотрит гордо свысока.
Джунгли – ей, как дом родной,
В них живет со всей семьей.
Ей тарзанкою лианы,
А зовется – …

(Ответ: Обезьяна)

***

Загадка №30

Строит рожицы, играет,
На деревья залезает,
Чтоб потом на высоте
Покачаться на хвосте.
Длиннорукая, смешная
И проказница такая!
Жить не может без банана…
Кто же это? – …

(Ответ: Обезьяна)

Автор: Е. Груданов

***

Загадка №31

Рассмешит всех без обмана
Мастер в построение рож!
Уморителен! Но всё ж,
Сей циркач, на нас похож!

(Ответ: Обезьяна)

***

Загадка №32

Рыжая Деточка
Прыгает по веточкам.

(Ответ: Обезьяна)

Автор: В. Стручков

***

Загадка №33

То на пальму заберётся,
Хвать кокос и вниз несётся,
Носится, как заводная,
Или грустная такая
Сядет где-то в уголок
И на шкурке ищет блох,
Жить не может без банана
Вот такая …

(Ответ: Обезьяна)

***

Загадка №34

То сидит на задних лапах,
То на четырех идет.
А-то с веточки на ветку
Прыгает, как скороход.
Очень любит покататься
На большой лиане.
Вы, наверно угадали – это …

(Ответ: Обезьяна)

***

Загадка №35

Улыбается чуть слышно,
Добродушная мартышка.
Головою вниз свисает,
Хвост ей руки заменяет.
Говорит смешно: «У – а!»
Что-то вкусное нашла.
Лакомство её бананы.
Это, братцы – …

(Ответ: Обезьяна)

***

Загадка №36

Умница, красавица,
Мне бананы нравятся.
Так умею я дразниться,
Мало кто со мной сравнится.
Альпинист с хвостом – страховкой.
Им работаю я ловко.
Хороша я, без изъяна,
Хоть и дразнят – …

(Ответ: Обезьяна)

***

Загадка №37

Чьи ужимки без труда
Повторяет детвора?
Кто живёт среди лиан?
Стая диких…

(Ответ: Обезьян)

***

Загадка №38

Это что за озорница
На лиане веселится?
На хвосте качается,
Скачет и кривляется?

(Ответ: Обезьяна)

***

А вы знаете загадки про обезьяну?

multi-mama.ru

Про обезьянку

Про обезьянку Рассказ Бориса Житкова

Мне было двенадцать лет, и я учился в школе. Раз на перемене подходит ко мне товарищ мой Юхименко и говорит:

— Хочешь, я тебе обезьянку дам?

Я не поверил — думал, он мне сейчас штуку какую-нибудь устроит, так что искры из глаз посыплются, и скажет: вот это и есть «обезьянка». Не таковский я.

— Ладно, — говорю, — знаем.

— Нет, — говорит, — в самом деле. Живую обезьянку. Она хорошая. Её Яшкой зовут. А папа сердится.

— На кого?

— Да на нас с Яшкой. Убирай, говорит, куда знаешь. Я думаю, что к тебе всего лучше.

После уроков пошли мы к нему. Я всё ещё не верил. Неужели, думал, живая обезьянка у меня будет? И всё спрашивал, какая она. А Юхименко говорит:

— Вот увидишь, не бойся, она маленькая.

Действительно, оказалась маленькая. Если на лапки встанет, то не больше полуаршина. Мордочка сморщенная, старушечья, а глазки живые, блестящие. Шерсть на ней рыжая, а лапки чёрные. Как будто человечьи руки в перчатках чёрных. На ней был надет синий жилет.

Юхименко закричал:

— Яшка, Яшка, иди, что я дам!

И засунул руку в карман. Обезьянка закричала: «Ай! ай!» — и в два прыжка вскочила Юхименке на руки. Он сейчас же сунул её в шинель, за пазуху.

— Идём, — говорит.

Я глазам своим не верил. Идём по улице, несём такое чудо, и никто не знает, что у нас за пазухой.

Дорогой Юхименко мне говорил, чем кормить.

— Всё ест, всё давай. Сладкое любит. Конфеты — беда! Дорвётся — непременно обожрётся. Чай любит жидкий и чтоб сладкий был. Ты ей внакладку. Два куска. Вприкуску не давай: сахар сожрёт, а чай пить не станет.

Я всё слушал и думал: я ей и трёх кусков не пожалею, миленькая такая, как игрушечный человек. Тут я вспомнил, что и хвоста у ней нет.

— Ты, — говорю, — хвост ей отрезал под самый корень?

— Она макака, — говорит Юхименко, — у них хвостов не растёт.

Пришли мы к нам домой. Мама и девочки сидели за обедом. Мы с Юхименкой вошли прямо в шинелях.

Я говорю:

— А кто у нас есть!

Все обернулись. Юхименко распахнул шинель. Никто ещё ничего разобрать не успел, а Яшка как прыгнет с Юхименки маме на голову; толкнулся ножками — и на буфет. Всю причёску маме осадил.

Все вскочили, закричали:

— Ой, кто, кто это?

А Яшка уселся на буфет и строит морды, чавкает, зубки скалит.

Юхименко боялся, что сейчас ругать его будут, и скорей к двери. На него и не смотрели — все глядели на обезьянку. И вдруг девочки все в один голос затянули:

— Какая хорошенькая!

А мама всё прическу прилаживала.

— Откуда это?

Я оглянулся. Юхименки уже нет. Значит, я остался хозяином. И я захотел показать, что знаю, как с обезьянкой надо. Я засунул руку в карман и крикнул, как давеча Юхименко:

— Яшка, Яшка! Иди, я тебе что дам!

Все ждали. А Яшка и не глянул — стал чесаться меленько и часто чёрной лапочкой.

До самого вечера Яшка не спускался вниз, а прыгал по верхам: с буфета на дверь, с двери на шкаф, оттуда на печку.

Вечером отец сказал:

— Нельзя её на ночь так оставлять, она квартиру вверх дном переворотит.

И я начал ловить Яшку. Я к буфету — он на печь. Я его оттуда щёткой — он прыг на часы. Качнулись часы и стали. А Яшка уже на занавесках качается. Оттуда — на картину — картина покосилась, — я боялся, что Яшка кинется на висячую лампу.

Но тут уже все собрались и стали гоняться за Яшкой. В него кидали мячиком, катушками, спичками и наконец загнали в угол.

Яшка прижался к стене, оскалился и защёлкал языком — пугать начал. Но его накрыли шерстяным платком и завернули, запутали.

Яшка барахтался, кричал, но его скоро укрутили так, что осталась торчать одна голова. Он вертел головой, хлопал глазами, и казалось, сейчас заплачет от обиды.

Не пеленать же обезьяну каждый раз на ночь! Отец сказал:

— Привязать. За жилет и к ножке, к столу.

Я принёс верёвку, нащупал у Яшки на спине пуговицу, продел верёвку в петлю и крепко завязал. Жилет у Яшки на спине застёгивался на три пуговки. Потом я поднёс Яшку, как он был, закутанного, к столу, привязал верёвку к ножке и только тогда размотал платок.

Ух, как он начал скакать! Но где ему порвать верёвку! Он покричал, позлился и сел печально на полу.

Я достал из буфета сахару и дал Яшке. Он схватил чёрной лапочкой кусок, заткнул за щёку. От этого вся мордочка у него скривилась.

Я попросил у Яшки лапу. Он протянул мне свою ручку.

Тут я рассмотрел, какие на ней хорошенькие чёрные ноготки. Игрушечная живая ручка! Я стал гладить лапку и думаю: совсем как ребёночек. И пощекотал ему ладошку. А ребёночек-то как дёрнет лапку — раз — и меня по щеке. Я и мигнуть не успел, а он надавал мне оплеух и прыг под стол. Сел и скалится. Вот и ребёночек!

Но тут меня погнали спать.

Я хотел Яшку привязать к своей кровати, но мне не позволили. Я всё прислушивался, что Яшка делает, и думал, что непременно ему надо устроить кроватку, чтоб он спал, как люди, и укрывался одеяльцем. Голову бы клал на подушечку. Думал, думал и заснул.

Утром вскочил — и, не одеваясь, к Яшке. Нет Яшки на верёвке. Верёвка есть, на верёвке жилет привязан, а обезьянки нет. Смотрю, все три пуговицы сзади расстёгнуты. Это он расстегнул жилет, оставил его на верёвке, а сам драла. Я искать по комнате. Шлёпаю босыми ногами. Нигде нет. Я перепугался. А ну как убежал? Дня не пробыл, и вот на тебе! Я на шкафы заглядывал, в печку — нигде. Убежал, значит, на улицу. А на улице мороз — замёрзнет, бедный! И самому стало холодно. Побежал одеваться. Вдруг вижу, в моей же кровати что-то возится. Одеяло шевелится. Я даже вздрогнул. Вот он где! Это ему холодно на полу стало, он удрал и ко мне на кровать. Забился под одеяло. А я спал и не знал. Яшка спросонья не дичился, дался в руки, и я напялил на него снова синий жилет.

Когда сели пить чай, Яшка вскочил на стол, огляделся, сейчас же нашёл сахарницу, запустил лапу и прыг на дверь. Он прыгал так легко, что, казалось, летает, не прыгает. На ногах у обезьяны пальцы, как на руках, и Яшка мог хватать ногами. Он так и делал. Сидит, как ребёнок, на руках у кого-нибудь и ручки сложил, а сам ногой со стола тянет что-нибудь.

Стащит ножик и ну с ножом скакать. Это чтобы у него отнимали, а он будет удирать. Чай Яшке дали в стакане. Он обнял стакан, как ведро, пил и чмокал. Я уж не пожалел сахару.

Когда я ушёл в школу, я привязал Яшку к дверям, к ручке. На этот раз обвязал его вокруг пояса веревкой, чтобы уж не мог сорваться. Когда я пришёл домой, то из прихожей увидал, чем Яшка занимается. Он висел на дверной ручке и катался на дверях, как на карусели. Оттолкнётся от косяка и едет до стены. Пихнёт ножкой в стену и едет назад.

Когда я сел готовить уроки, я посадил Яшку на стол. Ему очень нравилось греться около лампы. Он дремал, как старичок на солнышке, покачивался и, прищурясь, глядел, как я тыкаю пером в чернила. Учитель у нас был строгий, и я чистенько написал страницу. Промокать не хотелось, чтобы не испортить. Оставил сохнуть. Прихожу и вижу: сидит Яков на тетради, макает пальчик в чернильницу, ворчит и выводит чернильные вавилоны по моему писанию. Ах ты, дрянь! Я чуть не заплакал с горя. Бросился на Яшку. Да куда! Он на занавески — все занавески чернилами перепачкал. Вот оно почему Юхименкин папа на них с Яшкой сердился…

Но раз и мой папа рассердился на Яшку. Яшка обрывал цветы, что стояли у нас на окнах. Сорвёт лист и дразнит. Отец поймал и отдул Яшку. А потом привязал его в наказанье на лестнице, что вела на чердак. Узенькая лесенка. А широкая шла из квартиры вниз.

Вот отец идёт утром на службу. Почистился, надел шляпу, спускается по лестнице. Хлоп! Штукатурка падает. Отец остановился, стряхнул со шляпы. Глянул вверх — никого. Только пошёл — хлоп, опять кусок извёстки прямо на голову. Что такое?

А мне сбоку было видно, как орудовал Яшка. Он наломал от стенки извёстки, разложил по краям ступенек, а сам прилёг, притаился на лестнице, как раз у отца над головой. Только отец пошёл, а Яшка тихонечко толк ножкой штукатурку со ступеньки и так ловко примерил, что прямо отцу на шляпу, — это он ему мстил за то, что отец вздул его накануне.

Но когда началась настоящая зима, завыл ветер в трубах, завалило окна снегом, Яшка стал грустным. Я его всё грел, прижимал к себе. Мордочка у Яшки стала печальная, обвисшая, он подвизгивал и жался ко мне. Я попробовал сунуть его за пазуху, под куртку. Яшка сейчас же там устроился: он схватился всеми четырьмя лапками за рубаху и так повис, как приклеился. Он так и спал там, не разжимая лап. Забудешь другой раз, что у тебя живой набрюшник под курткой, и обопрёшься о стол. Яшка сейчас лапкой заскребёт мне бок: даёт мне знать, чтоб осторожней.

Вот раз в воскресенье пришли в гости девочки. Сели завтракать. Яшка смирно сидел у меня за пазухой, и его совсем не было заметно. Под конец раздали конфеты. Только я стал первую разворачивать, вдруг из-за пазухи, прямо из моего живота, вытянулась мохнатая ручка, ухватила конфету и назад. Девочки взвизгнули от страха. А это Яшка услышал, что бумагой шелестят, и догадался, что едят конфеты. А я девочкам говорю: «Это у меня третья рука; я этой рукой прямо в живот конфеты сую, чтоб долго не возиться». Но уж все догадались, что это обезьянка, и из-под куртки слышно было, как хрустит конфета: это Яшка грыз и чавкал, как будто я животом жую.

Яшка долго злился на отца. Примирился Яшка с ним из-за конфет. Отец мой как раз бросил курить и вместо папирос носил в портсигаре маленькие конфетки. И каждый раз после обеда отец открывал тугую крышку портсигара большим пальцем, ногтем, и доставал конфетки. Яшка тут как тут: сидит на коленях и ждёт — ёрзает, тянется. Вот отец раз и отдал весь портсигар Яшке; Яшка взял его в руку, а другой рукой, совершенно как мой отец, стал подковыривать большим пальцем крышку. Пальчик у него маленький, а крышка тугая и плотная, и ничего не выходит у Яшеньки. Он завыл с досады. А конфеты брякают. Тогда Яшка схватил отца за большой палец и его ногтем, как стамеской, стал отковыривать крышку. Отца это рассмешило, он открыл крышку и поднёс портсигар Яшке. Яшка сразу запустил лапу, награбастал полную горсть, скорей в рот и бегом прочь. Не каждый же день такое счастье!

Был у нас знакомый доктор. Болтать любил — беда. Особенно за обедом. Все уж кончили, у него на тарелке всё простыло, тогда он только хватится — поковыряет, наспех глотнёт два куска:

— Благодарю вас, я сыт.

Вот раз обедает он у нас, ткнул вилку в картошку и вилкой этой размахивает — говорит. Разошёлся — не унять. А Яша, вижу, по спинке стула поднимается, тихонько подкрался и сел у доктора за плечом. Доктор говорит:

— И понимаете, тут как раз… — И остановил вилку с картошкой возле уха — на один момент всего. Яшенька лапочкой тихонько за картошку и снял её с вилки — осторожно, как вор.

А доктор дальше:

— И представьте себе… — И тык пустой вилкой себе в рот. Сконфузился — думал, стряхнул картошку, когда руками махал, оглядывается. А Яшки уж нет — сидит в углу и прожевать картошку не может, всю глотку забил.

Доктор сам смеялся, а всё-таки обиделся на Яшку.

Яшке устроили в корзинке постель: с простыней, одеяльцем, подушкой. Но Яшка не хотел спать по-человечьи: всё наматывал на себя клубком и таким чучелом сидел всю ночь. Ему сшили платьице, зелёненькое, с пелеринкой, и стал он похож на стриженую девочку из приюта.

Вот раз я слышу звон в соседней комнате. Что такое? Пробираюсь тихонько и вижу: стоит на подоконнике Яшка в зелёном платьице, в одной руке у него ламповое стекло, а в другой — ёжик, и он ёжиком с остервенением чистит стекло. В такую ярость пришёл, что не слыхал, как я вошёл. Это он видел, как стёкла чистили, и давай сам пробовать.

А то оставишь его вечером с лампой, он отвернёт огонь полным пламенем — лампа коптит, сажа летает по комнате, а он сидит и рычит на лампу.

Беда стало с Яшкой, хоть в клетку сажай! Я его и ругал и бил, но долго не мог на него сердиться. Когда Яшка хотел понравиться, он становился очень ласковым, залезал на плечо и начинал в голове искать. Это значит, он вас уже очень любит.

Надо ему выпросить что-нибудь — конфет там или яблоко, — сейчас залезет на плечо и заботливо начинает лапками перебирать в волосах: ищет и ноготком поскрёбывает. Ничего не находит, а делает вид, что поймал зверя: выкусывает с пальчиков чего-то.

Вот раз пришла к нам в гости дама. Она считала, что она раскрасавица. Разряженная. Вся так шёлком и шуршит. На голове не причёска, а прямо целая беседка из волос накручена — в завитках, в локончиках. А на шее, на длинной цепочке, зеркальце в серебряной оправе.

Яшка осторожно к ней по полу подскочил.

— Ах, какая обезьянка миловидная! — говорит дама. И давай зеркальцем с Яшкой играть.

Яшка поймал зеркальце, повертел — прыг на колени к даме и стал зеркальце на зуб пробовать.

Дама отняла зеркальце, зажала в руке. А Яшке хочется зеркало получить. Дама погладила небрежно Яшку перчаткой и потихоньку спихивает с колен. Вот Яшка и решил понравиться, подольститься к даме. Прыг ей на плечо. Крепко ухватился за кружева задними лапками и взялся за причёску. Раскопал все завитки и стал искать.

Дама покраснела.

— Пошёл, пошёл! — говорит.

Не тут-то было! Яшка ещё больше старается: скребёт ноготками, зубками щёлкает.

Дама эта всегда против зеркала садилась, чтоб на себя полюбоваться, и видит в зеркале, что взлохматил её Яшка, — чуть не плачет. Я двинулся на выручку. Куда там! Яшка вцепился что было силы в волосы и на меня глядит дико. Дама дёрнула его за шиворот, и своротил ей Яшка причёску. Глянула на себя в зеркало — чучело чучелом. Я замахнулся, спугнул Яшку, а гостья наша схватилась за голову и — в дверь.

— Безобразие, — говорит, — безобразие! — И не попрощалась ни с кем.

«Ну, — думаю, — держу до весны и отдам кому-нибудь, если Юхименко не возьмёт. Уж столько мне попадало за эту обезьянку!»

И вот настала весна. Потеплело. Яшка ожил и ещё больше проказил. Очень ему хотелось на двор, на волю. А двор у нас был огромный, с десятину. Посреди двора был сложен горой казённый уголь, а вокруг склады с товаром. И от воров сторожа держали на дворе целую свору собак. Собаки большие, злые. А всеми собаками командовал рыжий пёс Каштан. На кого Каштан зарычит, на того все собаки бросаются. Кого Каштан пропустит, и собаки не тронут. А чужую собаку бил Каштан с разбегу грудью. Ударит, с ног собьёт и стоит над ней, рычит, а та уж и шелохнуться боится.

Я посмотрел в окно — вижу, нет собак во дворе. Дай, думаю, пойду, выведу Яшеньку погулять первый раз. Я надел на него зелёненькое платьице, чтобы он не простудился, посадил Яшку к себе на плечо и пошёл. Только я двери раскрыл, Яшка — прыг наземь и побежал по двору. И вдруг, откуда ни возьмись, вся стая собачья, и Каштан впереди, прямо на Яшку. А он, как зелёненькая куколка, стоит маленький. Я уж решил, что пропал Яшка, — сейчас разорвут. Каштан сунулся к Яшке, но Яшка повернулся к нему, присел, прицелился. Каштан стал за шаг от обезьянки, оскалился и ворчал, но не решался броситься на такое чудо. Собаки все ощетинились и ждали, что Каштан.

Я хотел броситься выручать. Но вдруг Яшка прыгнул и в один момент уселся Каштану на шею. И тут шерсть клочьями полетела с Каштана. По морде и глазам бил Яшка, так что лап не видно было. Взвыл Каштан, и таким ужасным голосом, что все собаки врассыпную бросились. Каштан сломя голову пустился бежать, а Яшка сидит, вцепился ногами в шерсть, крепко держится, а руками рвёт Каштана за уши, щиплет шерсть клочьями. Каштан с ума сошёл: носится вокруг угольной горы с диким воем. Раза три обежал Яшка верхом вокруг двора и на ходу спрыгнул на уголь. Взобрался не торопясь на самый верх. Там была деревянная будка; он влез на будку, уселся и стал чесать себе бок как ни в чём не бывало. Вот, мол, я — мне нипочём!

А Каштан — в ворота от страшного зверя.

С тех пор я смело стал выпускать Яшку во двор: только Яшка с крыльца — все собаки в ворота. Яшка никого не боялся.

Приедут во двор подводы, весь двор забьют, пройти негде. А Яшка с воза на воз перелетает. Вскочит лошади на спину — лошадь топчется, гривой трясёт, фыркает, а Яшка не спеша на другую перепрыгивает. Извозчики только смеются и удивляются:

— Смотри, какая сатана прыгает. Ишь ты! У-ух!

А Яшка — на мешки. Ищет щёлочки. Просунет лапку и щупает, что там. Нащупает, где подсолнухи, сидит и тут же на возу щёлкает. Бывало, что и орехи нащупает Яшка. Набьёт за щёки и во все четыре руки старается нагрести.

Но вот нашёлся у Якова враг. Да какой! Во дворе был кот. Ничей. Он жил при конторе, и все его кормили объедками. Он разжирел, стал большой, как собака. Злой был и царапучий.

И вот раз под вечер гулял Яшка по двору. Я его никак не мог дозваться домой. Вижу, вышел на двор котище и прыг на скамью, что стояла под деревом. Яшка, как увидел кота, — прямо к нему. Присел и идёт не спеша на четырёх лапах. Прямо к скамье и глаз с кота не спускает. Кот подобрал лапы, спину нагорбил, приготовился. А Яшка всё ближе ползёт. Кот глаза вытаращил, пятится. Яшка на скамью. Кот всё задом на другой край, к дереву. У меня сердце замерло. А Яков по скамье ползёт на кота. Кот уж в комок сжался, подобрался весь. И вдруг — прыг, да не на Яшку, а на дерево. Уцепился за ствол и глядит сверху на обезьянку. А Яшка всё тем же ходом к дереву. Кот поцарапался выше — привык на деревьях спасаться. А Яшка на дерево, и всё не спеша, целится на кота чёрными глазками. Кот выше, выше, влез на ветку и сел с самого краю. Смотрит, что Яшка будет делать. А Яков по той же ветке ползёт, и так уверенно, будто он сроду ничего другого не делал, а только котов ловил. Кот уж на самом краю, на тоненькой веточке еле держится, качается. А Яков ползёт и ползёт, цепко перебирая всеми четырьмя ручками. Вдруг кот прыг с самого верху на мостовую, встряхнулся и во весь дух прочь без оглядки. А Яшка с дерева ему вдогонку: «Йау, йау», — каким-то страшным, звериным голосом — я у него никогда такого не слышал.

Теперь уж Яков стал совсем царём во дворе. Дома он уж есть ничего не хотел, только пил чай с сахаром. И раз так на дворе изюму наелся, что еле-еле его отходили. Яшка стонал, на глазах слезы, и на всех капризно смотрел. Всем было сначала очень жалко Яшку, но когда он увидел, что с ним возятся, стал ломаться и разбрасывать руки, закидывать голову и подвывать на разные голоса. Решили его укутать и дать касторки. Пусть знает!

А касторка ему так понравилась, что он стал орать, чтобы ему ещё дали. Его запеленали и три дня не пускали на двор.

Яшка скоро поправился и стал рваться на двор. Я за него не боялся: поймать его никто не мог, и Яшка целыми днями прыгал по двору. Дома стало спокойнее, и мне меньше влетало за Яшку. А как настала осень, все в доме в один голос:

— Куда хочешь убирай свою обезьянку или сажай в клетку, а чтоб по всей квартире эта сатана не носилась.

То говорили, какая хорошенькая, а теперь, думаю, сатана стала. И как только началось ученье, я стал искать в классе, кому бы сплавить Яшку. Подыскал наконец товарища, отозвал в сторону и сказал:

— Хочешь, я тебе обезьянку подарю? Живую.

Не знаю уж, кому он потом Яшку сплавил. Но первое время, как не стало Яшки в доме, я видел, что все немного скучали, хоть признаваться и не хотели.

 

www.miloliza.com

Борис Заходер - Мартышкин дом: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Тот, кто не был в Африке,
Пусть не забывает:
Иногда и в Африке
Холодно бывает!
Можно даже в Африке
Промокнуть под дождем,
Зверю даже в Африке
Нужен теплый дом…

Есть у всех животных
В Африке жилье.
Разное, конечно.
Каждому — свое.
У кого — домищи,
У кого — домишки,
Нету дома только
У одной Мартышки!

I

Наступила в Африке
Грустная пора:
Ливень так и хлещет,
Льет как из ведра.
Льет без остановки,
Льет без передышки.
Плохо в это время
Маленькой Мартышке!

Прячутся все звери
Дома в эту пору:
Кто сидит в пещере,
Кто забрался в нору,
Кто в гнездо забился,
Кто залез в дупло.
Хорошо им дома —
Сухо и тепло.

Плохо, очень плохо
Маленькой Мартышке!
Ручки посиневшие
Спрятала под мышки,
Съежилась на ветке,
Кашляет, чихает…
А свирепый ливень
Все не утихает!

Есть и у Мартышки
Кой-какой умишко.
«Что же я так мучаюсь?
Думает Мартышка. —
Виновата в этом
Только я сама!
Ведь у всех соседей
Есть свои дома!
Я одна бездомная.
Это даже странно!
Как-никак, а все же
Я ведь обезьяна,
Я же человеку
Близкая родня!
Будет непременно
Дом и у меня!

Я получше прочих
Дом себе построю,
Толстою корою
Я его покрою!
Будут в доме окна,
Будут в доме двери,
Будут мне завидовать
Все лесные звери!

До чего же хочется
Жить в своей квартире!
Руки так и чешутся,
Сразу все четыре.
Мне уже на месте
Больше не сидится!
Но, конечно, ночью
Строить не годится.
Вот настанет завтра
Светлая пора,
Я возьмусь за дело
С самого утра!»

Так всю ночь Мартышка
Думала, мечтала…
Наконец и утро
В Африке настало.

Встала и Мартышка,
Кое-как согрелась,
Кое-как умылась,
Напилась, наелась.
— А теперь, — сказала, —
Мы займемся домом!
Только я сначала
Забегу к знакомым.
Нанесу им краткий
Дружеский визит.
Дом — такое дело:
Он не убежит!

А знакомых в Африке
Мно-о-ого у Мартышки!
Всех не нарисуешь,
Не опишешь в книжке.
В десять мест Мартышка
Разом поспевает,
Всех, кого ни встретит,
В гости зазывает:

— Эй вы, звери, птицы!
Завтра дом построю!
Будем веселиться,
Будет пир горою!
Завтра новоселье
В доме у Мартышки!
Музыка и танцы,
Пироги и пышки!
Приходите в гости
Все, кому охота!

Позвала Тушканчика,
Жирафа, Бегемота,
Зебру, Антилопу,
Мышку и Слона —
Всех, кто не кусается,
Позвала она.
Даже Черепаху
В гости пригласила
И без опоздания
Приходить просила,
Чтобы не успел
Остыть пирог капустный,
Очень-очень-очень,
Очень-очень вкусный.
Та дала ей честное
Черепашье слово
Быть без опоздания
Ровно в полшестого.
И Мартышка с нею
Ласково простилась.

Смотрит — вот так штука! —
Солнце закатилось…
Обложили небо
Тучи грозовые,
И стучат по листьям
Капли дождевые…

И опять на ветке
Зябнет обезьяна,
Кое-как прикрывшись
Листьями банана;
Кашляет, чихает,
Тяжело вздыхает:
«Как же это вышло,
Ты скажи на милость?
И зачем я с ними
Так заговорилась?
В болтовне, известно,
Никакого проку!
Ну, да ладно!
Завтра дом поспеет к сроку».

II

Вновь настало утро.
Солнышко пригрело.
От жары Мартышка
Сразу разомлела…
Жмурится на солнце
И вставать не хочет.
Рядом птичка Ткачик
У гнезда хлопочет,
А внизу Мышата
Ловко ямку роют,
Малыши Термиты
Тоже что-то строят,
Палочки, былинки
Тащат деловито…
— Эй! — кричит Мартышка.
Эй вы там, Термиты!
Что вы суетитесь,
Бедные козявки?
Разве вам не хочется
Полежать на травке?
— Некогда, сестрица!
Надо торопиться!
Мы свой домик строим,
Нам нельзя лениться!

— Дом? В жару такую?
Да кому он нужен?
Надо бы бананов
Поискать на ужин,
Да и то успею
Как-нибудь потом, —
Ночь спала я плохо,
Отосплюсь-ка днем… —
Сон Мартышке снится,
Снится новоселье,
Будто бы в разгаре
Общее веселье,
Птичий хор выводит
Звучные рулады,
Весело играют
Скрипачи Цикады…

Хорошо играют!
Прямо как по нотам!
А она, Мартышка,
Пляшет с Бегемотом!

Между тем и гости
Собрались к Мартышке:
Прискакал Тушканчик,
Прибежали Мышки,
Бегемот притопал,
Прилетели Птахи, —
Словом, все явились,
Кроме Черепахи.

Где же дом Мартышкин?
Нету и в помине.
А сама хозяйка,
Словно на перине,
Спит на верхней ветке
Дерева Модуба
И храпит с присвистом —
Слушай, коли любо!

Гости удивились,
Не поймут, в чем дело.
— Может быть, хозяйка
Сильно заболела?
— Эй, Жираф, послушай,
Ты ведь всех длиннее,
Разбуди Мартышку,
Побеседуй с нею!
— Милая Мартышка,
Я прошу прощенья,
Вы не отменили
Ваше приглашенье?

Говорит Мартышка,
Не смутясь нимало:
— Что вы! Приглашенья
Я не отменяла.
Но ведь я сказала:
Завтра приходите,
А теперь — сегодня,
Так что погодите!
Приходите завтра!
Кажется, понятно!

Постояли гости
И пошли обратно.
Прозвучал сердитый
Голос Бегемота:
— По домам, ребята!
Ну ее в болото!
— Да, уж это слишком!
— Вот и верь Мартышкам!
— Видно, от Мартышки
Не дождешься пышки!

А она, бесстыдница,
Только веселится:
— Как бы мне от смеха
С ветки не свалиться!
До чего я ловко
Всех перехитрила!
При-и-ходите за-а-автра,
Я же говори-и-ла-а!

Ожила Мартышка!
Не узнать Мартышку —
Как она по Африке
Носится вприпрыжку!
С дерева на дерево —
Ей везде дорога…
То гримасы корчит,
Дразнит Носорога,
То хвостом зацепится,
Знай себе качается:
Гляньте, мол, как здорово
Это получается!
То опять несется
В новые места.
Весело живется!
Просто красота!
Как-то незаметно
Время пролетело,
Как-то незаметно
Небо почернело.
Молния сверкнула,
Прокатился гром…
Охнула Мартышка:
— Батюшки, а дом?

Дома так и нету!
Так и нету дома!
А кругом все страшно,
Дико, незнакомо.
Тьма все гуще, гуще,
Дождь все чаще, чаще,
Хищники ночные
Где-то бродят в чаще.
Лев рычит голодный,
Словно гром грохочет,
Злобная Гиена
Плачет и хохочет…

— Ой, — пищит Мартышка,
Мне сегодня крышка!
Надо добираться
До знакомых мест —
Тут меня, конечно,
Кто-нибудь да съест!

Вы бы поглядели,
Как она помчалась!
Так еще ей в жизни
Бегать не случалось!
С дерева на дерево
Дикими прыжками,
Так и гнутся ветки
Под ее руками,
Так ее и хлещут
По лицу лианы,
Так и рвут колючки
Шкуру обезьяны!
Сердце так и бьется,
Началась одышка…
Кто-то вдруг как крикнет:
— Эй, постой, Мартышка!

Бедная Мартышка,
Задрожав от страха,
Шлепнулась на землю
Со всего размаха!
Встала, отряхнулась…
Робко оглянулась…
Кто же перед нею?
Тетка Черепаха!

— Я не опоздала?
Где же дом?
Где гости?
Где пирог? —
Мартышка
Плюнула со злости:
— Ты еще смеяться
Надо мной,
Мартышкой?
Получай! —
И в гостью
Запустила шишкой…

— Что же было дальше? —
Спросят у меня.
— Так и ждет Мартышка
Завтрашнего дня.
Будет ли когда-нибудь
У Мартышки дом?
Говоря по совести,
Верится с трудом!

* * * * *

Посвящаю книжку
Своему сынишке,
Чтобы он поменьше,
Подражал Мартышке!

rustih.ru

Сказка на ночь «Про обезьянку». Читать и слушать

Когда приходит ночь — это значит, что пора ложиться спать. И детям и взрослым, и птицам, и зверятам.

Слушать сказку (2мин48сек)

Сказка на ночь «Про обезьянку»
Автор сказки: Ирис Ревю

Жила-была на свете обезьянка по имени Нечиташа. Обезьянка, как обезьянка, вот только не любила она читать книги. Даже картинки не хотелось ей рассматривать. Нечиташе казалось, что книга – это очень скучно.

Когда-то обезьянку звали Наташа. Но со временем, когда выяснилось, что Наташа не любит читать, её стали звать Нечиташа. Какие там книжки!? Куда интересней висеть вниз головой, забавляться и чудачествовать.

Не раз мама и папа пытались почитать обезьянке увлекательные сказки, стихи. Но она сразу начинала зевать, жаловалась, что у неё болит голова.

Но вот однажды мама и папа уехали по срочным делам, и Нечиташе стало скучно. Она повертелась у зеркала, повисела вниз головой – но скука не проходила. От нечего делать обезьянка взяла в руки книжку и начала читать:

«Привет, мой дорогой читатель! Сегодня мы вместе с тобой отправимся в путешествие в сказочную страну Книжанию. Ты никогда не догадаешься, кто в ней живёт. А живут в ней герои разных сказок. Вернее, живут-то они в своих сказках, а в Книжанию приезжают, чтобы встретиться друг с другом и обсудить свои сказочные дела. Здесь бывают Буратино и доктор Пилюлькин, Незнайка и сёстры Вишенки, Шпунтик и Карлсон…»

Нечиташе стало интересно, кто все эти герои? Она продолжила чтение. Настроение у неё стало улучшаться. «Как здорово, что я могу читать», — подумала обезьянка.

Когда мама и папа вернулись домой, Нечиташа крепко спала в кресле в обнимку с книгой.

Нечиташа уже уснула, засыпай и ты, дружок. Ярко мерцают звёздочки на синем, безоблачном небе, они скоро тоже лягут спать…

Вопросы к сказке на ночь «Про обезьянку»

Что не любила делать обезьяна Нечиташа?

О какой стране узнала Нечиташа?

Любишь ли ты читать?

Какая твоя любимая книжка?

detskiychas.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.