Построение стиха


Основы стихосложения (шпаргалка) - Сообщество стихоплетов ЖЖ — ЖЖ

Стопа - повторяющееся сочетание сильного и слабого места в стихотворном метре, служащее единицей длины стиха.

Поэзию от прозы отличает упорядоченное, ритмичное звучание, которое достигается путем многократного повтора выбранной последовательности ударных и безударных слогов. Один цикл такого повтора называется стопой. Обычно в одной строке стихотворения повторяется не более 6 стоп. Часть стопы, на которую приходится ударение, называется тесисом, слабые, безударные слоги в стопе принято обозначать как арсисы. Это деление, как и сам термин «стопа» пришло из античности, и используется в стихосложении до сих пор.

Стихотворный размер – это определенный порядок, в котором размещаются в стопе ударные и безударные слоги в стихотворениях. Этот порядок задает звучание и ритм стиха. Определенное чередование ударных и безударных слогов может повторяться в строке несколько раз, и это также отражается при обозначении размера. Например, 3-стопный ямб или 4 стопный хорей, где ямб и хорей — способы чередования сильных и слабых слогов, а количество стоп указывает на число повторов этого чередования в одной строке.

Стихосложение в его акцентных речевых формах всегда соответствовало трём основным группам или системам стихосложения: силлабической, силлабо-тонической и тонической. Различия в этих группах определяются ритмической основой и соразмерностью, а также повторением ритмических слогов с определённым их расположением внутри строки.

МЕТР в стихе - упорядоченное чередование в стихе сильных мест (иктов) и слабых мест, по-разному заполняемых . Так, в силлабо-тоническом анапесте сильные места приходятся на каждый 3-й слог и заполняются исключительно ударными слогами (ударение здесь является "константой"), а слабые на промежуточные слоги и заполняются преимущественно безударными слогами (безударность здесь является "доминантой"). Метр в таком значении слова имеется в метрическом, силлабо-тоническом, мелодическом стихосложении и отсутствует в силлабическом и тоническом.

Силлабическая система стихосложения

От греч. Syllabe - слог.

Система построения стиха, в основе которой лежит равносложие, т.е. - одинаковое количество слогов в каждой стихотворной строке. Как правило, это число было равно одиннадцати и тринадцати. В середине строки присутствовала цезура – внутристиховая пауза. Эмоциональное движение в стихе почти не наблюдалось, ибо в основной своей массе произведения были религиозно-моральной направленности и имели поучающий характер, яркий пример чему - творчество белорусского поэта Симеона Полоцкого.

Монаху подобает в келии седети,
Во посте молитися, нищету терпети,
Искушения врагов силно побеждати
И похоти плотския труды умерщвляти…
…Не толико миряне чреву работают,
Елико то монаси поят, насыщают.
Постное избравши житие водити,
На то устремишася, дабы ясти, пити...

Из примера понятно, что главное правило силлабического стиха – равное количество слогов, даже невзирая на привычные ударения, применяется неукоснительно. Для сочетаний применяется разноударная рифма, то есть само ударение смещается: ве-лит – сте-лит, са-ма – ма-ма. Если не оперировать смещением ударения, то стихотворение постепенно арифмуется, превращаясь в белый стих и далее в прозу.

Тоническая система стиха

От греч. Tonos - напряжение, ударение.

Система стихосложения, в которой ритмичность создается упорядоченностью расположения ударных слогов среди безударных. Внутри тонического стихосложения различается чисто тоническое стихосложение, в котором учитывается только количество ударений в стихе (акцентный стих), и силлабо-тоническое, где учитывается также расположение ударений в стихе. В русской терминологии 18-го века под тоническим стихосложением подразумевали силлабо-тонику, как систему, отличную от силлабического стиха.

Тоническое стихосложение, родившись из скоморошьего хохота и пения, из тактовых частушек и народных сказочных стихов, переосмысленных великими русскими поэтами, не утратило своей значимости и сегодня. А в век прошлый – революционный – чисто-тоническое стихосложение долгое время служило своими грохочущими рифмами политической конъюнктуре пролетариата.

Эй!
Господа!
Любители
святотатств,
преступлений,
боен,—
а самое страшное
видели —
лицо мое,
когда
я
абсолютно спокоен?

В. Маяковский.

Силлабо-тоническая система стихосложения

От греч. Syllabe - слог и греч. Tonos - напряжение, ударение.

Заслуга преобразования русского стиха принадлежит В.К. Тредиаковскому и особенно М.В. Ломоносову. Тредиаковский еще в 30-е годы 18-го века выступил со стихами, основанными на отличных от силлабической системы принципах стихосложения. Изучив строение русского народного стиха, он первый пришел к выводу, что для русского стихосложения закономерен тонический принцип.

Начатое Тредиаковским продолжил, развил и блестяще применил в своей поэтической практике Ломоносов. Созданная его трудами система стихосложения получила позднее название силлабо-тонической, то есть, слого-ударной. Силлабо-тоническая система основана на равномерном чередовании ударных и безударных слогов. Учтен при этом опыт метрической системы. В основе силлабо-тоники лежит принцип строения русского народного стиха: соизмеримость соотносимых стихов по количеству и расположению ударных слогов. Ритмическими единицами в силлабо-тоническом стихе, как и во всяком другом, являются соотносимые между собой стихотворные строки - стихи. Соизмеримость же их друг с другом определяется повторяющимися в них сочетаниями ударных и безударных слогов. Единицами измерения этих повторяющихся сочетаний выступают стопы. Деление на стопы в русском силлабо-тоническом стихе (стопа здесь - сочетание ударного слога с примыкающими к нему безударными) в известной степени условно. Особенности русского языка не позволяют строго выдержать это деление, так как слова русского языка весьма неоднородны как по количеству слогов, так и по месту ударений. Многие из слов столь многосложны, что могут вместить в себя по две стопы и тем самым требовать не одного, а двух ударений в слове. С другой стороны, в живом произнесении ударения в служебных словах, а иногда и в местоимениях, пропадают, и ударение в стихе переносится с одного слова на другое (перенесение ударения с данного слова на последующее называется проклитикой, а на предшествующее - энклитикой).

Сущность силлабо-тонической системы состоит в том, что в стихотворной строке ударные и безударные слоги чередуются по определенной схеме и образуют так называемые двусложные и трехсложные размеры. В двусложных размерах различают хорей - с ударением на первом слоге и ямб - с ударением на втором слоге. Расстановка в строке всех возможных ударений осуществима лишь в том случае, когда строка состоит из коротких одно-, дву- и трехсложных слов.

Но уже Ломоносов признал, что так писать стихи "трудновато", потому что в языке очень много слов длинных, и в полноударной стихотворной строке они не поместятся. Поэтому расстановка ударений строго не соблюдается - они не должны падать на "чужие" места, зато пропускать их можно - от этого ритмическое звучание не страдает, наоборот, стих звучит более разнообразно. В этом случае могут возникать два безударных слога подряд - они образуют группу из безударных слогов, которую называют по аналогии с античным стихом пиррихием. Иногда слова стекаются таким образом, что возникают два подряд ударных слога (спондей). В русских двусложных размерах особенно часты различные сочетания стоп ямба и хорея с пиррихиями.
В трехсложных размерах в зависимости от местоположения ударного слога различают: дактиль - с ударением на первом слоге стопы, амфибрахий - с ударением на среднем слоге и анапест - на последнем, третьем слоге стопы.

Последовательность таких групп ударных и безударных слогов (стоп) в строке и создает стихотворный размер. Теоретически количество стоп в стихотворной строке может быть любым - от одной и больше, на практике же протяженность строки бывает в двусложных размерах (хорей, ямб) от 2 до 6 стоп, а в трехсложных (дактиль, амфибрахий, анапест) - от 2 до 4.

Итак, основных размеров русского классического стиха пять: хорей, ямб, дактиль, амфибрахий, анапест.

СТИХОТВОРНЫЕ РАЗМЕРЫ

Хорей

По разным версиям название этого стихотворного метра произошло от греческих слов, переводящихся как «плясовой» или «бегущий». Действительно, звучание стихотворений, написанных с использованием хорея быстрое, звонкое. Хорей характеризуется использованием в стопе двух слогов, слабого и сильного, таким образом, чтобы в строке стихотворения ударение всегда приходилось на нечетные слоги. В русской поэзии чаще всего использовался 4- и 6-стопый хорей, однако с середины 19-го в. их вытеснил пятистопный хорей, который употребляется до сих пор.

Пример схемы:

! - ! - ! - ! - ! -
! - ! - ! - ! - !

В небе тают облака,
И, лучистая на зное,
В искрах катится река,
Словно зеркало стальное.

! - ! - ! - !
! - ! - ! - ! -
! - ! - ! - !
! - ! - ! - ! -

Ночевала тучка золотая
На груди утеса-великана;
Утром в путь она умчалась рано,
По лазури весело играя...

! - ! - ! - ! - ! -
! - ! - ! - ! - ! -
! - ! - ! - ! - ! -
! - ! - ! - ! - ! -

Ямб

Этот стихотворный метр получил свое название от имени Ямбы, прислужницы богини Деметры. Изначально этим термином назывались сатиры, высмеивающие все порочное. Они складывались путем чередования слабых и сильных слогов таким образом, чтобы в строке сатиры ударение приходилось на каждый ее четный слог. Этот стихотворный метр используется в поэзии до сих пор, чаще всего стопы, содержащие два слога, из которых второй является ударным, повторяются в каждой строке 5 или 6 раз.
Пример схемы:

- ! - ! - ! - ! - ! -
- ! - ! - ! - ! - !

Опять стою я над Невой,
И снова, как в былые годы,
Смотрю и я, как бы живой,
На эти дремлющие воды

- ! - ! - ! - !
- ! - ! - ! - ! -
- ! - ! - ! - !
- ! - ! - ! - ! -

Вот холм лесистый, над которым часто
Я сиживал недвижим - и глядел
На озеро, воспоминая с грустью
Иные берега, иные волны...

- ! - ! - ! - ! - ! -
- ! - ! - ! - ! - !
- ! - ! - ! - ! - ! -
- ! - ! - ! - ! - ! -

Дактиль

Дактиль — способ чередования сильных и слабых слогов в стопе, содержащей всего три слога, таким образом, чтобы ударным всегда был первый из них. Этот стихотворный метр пришел к нам из античной поэзии, где сильные и слабые слоги распределялись в стопе также, но выделялись не ударением, а протяжным произношением. В 18 в. русские поэты предпочитали использовать 2-стопый дактиль, однако позже он был вытеснен 3- и 4-стопным дактилем. Эти метры используются в русской поэзии до сих пор.

Пример схемы:

! - - ! - - ! - - ! -
! - - ! - - ! - - !

Как хорошо ты, о море ночное,-
Здесь лучезарно, там сизо-темно...
В лунном сиянии, словно живое,
Ходит и дышит, и блещет оно.

! - - ! - - ! - - ! -
! - - ! - - ! - - !
! - - ! - - ! - - ! -
! - - ! - - ! - - !
Ранними летними росами
Выйдем мы в поле гулять.
Будем звенящими косами
Сочные травы срезать!
! - - ! - - ! - -
! - - ! - - !
! - - ! - - ! - -
! - - ! - - !

Амфибрахий

Принцип организации сильных и слабых слогов в этом метре раскрывается уже в его названии. Слово «амфибрахий» (греч. amphibrachys) переводится как «краткий с обеих сторон. При использовании этого метра в стопе формируются три слога, а ударение делается на тот, что стоит в центре этой группы. Наиболее распространенным является 4- и 3-стопный амфибрахий, хотя нельзя сказать, что этот стихотворный метр часто употребляется в русской поэзии.
Пример схемы:

- ! - - ! - - ! - - !
- ! - - ! - - ! -

В песчаных степях аравийской земли
Три гордые пальмы высоко росли

- ! - - ! - - ! - - !
- ! - - ! - - ! - - !

Есть женщины в русских селеньях
С спокойною важностью лиц,
С красивою силой в движеньях,
С походкой, со взглядом цариц.

- ! - - ! - - ! -
- ! - - ! - - !
- ! - - ! - - ! -
- ! - - ! - - !

Анапест

Анапест переводится с греческого языка как «отраженный назад» или «имеющий обратный смысл» по некоторым источникам. Этот стихотворный метр является противоположностью дактилю. Срока стихотворения, написанного анапестом, формируется из 3-сложных стоп, ударение в которых ставится на последний слог. Довольно часто, при написании стиха с использованием анапесте, на первый слог строки ставится дополнительное ударение, позволяющее сделать ее звучание более ярким. В русской поэзии наиболее распространен 3- и 4-стопный анапест.

Пример схемы:

- - ! - - ! - - ! -
- - ! - - ! - - !

Прозвучало над ясной рекою,
Прозвенело в померкшем лугу,
Прокатилось над рощей немою,
Засветилось на том берегу.

- - ! - - ! - - ! -
- - ! - - ! - - !
- - ! - - ! - - ! -
- - ! - - ! - - !

Ночь холодная мутно глядит
Под рогожу кибитки моей,
Под полозьями поле скрипит,
Под дугой колокольчик звенит,
А ямщик погоняет коней.

- - ! - - ! - - !
- - ! - - ! - - !
- - ! - - ! - - !
- - ! - - ! - - !
- - ! - - ! - - !

РИФМА

Рифма — последовательное употребление слогов, имеющих сходное звучание, в конце строк стихотворения. По своей сути рифма, является сильным выразительным средством, с помощью которого делается акцент на ритмическом рисунке стиха. Этот термин имеет греческое происхождение. В поэзии разных народов к употреблению рифмы предъявлялись различные требования, например, во Франции рифмованные окончания строк должны были иметь не только сходное звучание, но и похожее написание. В русской поэзии употребление рифмы характерно использованием слов, имеющих созвучные ударные слоги. Часто это достигается употреблением в конце рифмованных строк одних и тех же частей речи (существительное, прилагательное, глагол и т.д.) в одной грамматической форме.

Мужская рифма
Мужская рифма — употребление в конце строки стихотворения слов, ударение в которых приходится на последние слоги, которые имеют схожее звучание.

Пример:
Надоела борода.
Я её туда-сюда -
Всё никак не оторву
Ни под вечер, ни к утру.

Женская рифма
Женская рифма — употребление слогов или слов в окончании стихотворной строки таким образом, чтобы они имели похожее звучание, а последнее в строке ударение приходилось на предпоследний ее слог.

Дактилическая рифма
При использовании дактилической рифмы в конце строк стихотворения оставляется по два слога, свободных от ударения. Звучание стиха в этом случае получается достаточно мягким, напевным, однако в русской классической поэзии употребляется такой способ рифмования не очень часто.

Пример:
Дело было вечером.
Делать было нечего.

Гипердактилическая рифма
Гипердактилическая рифма характерна ударением, делающимся только на четвертом с конца строки слоге. Использовать такую рифму довольно сложно, и чаще всего она встречалась в устном фольклоре, где требования к размеру и ритму стиха были довольно мягкими. В результате употребления гипердактилической рифмы стихотворение звучит задорно, бойко, зачастую имеет характерный «рваный» ритм.

Пример:
Ветер голову расчёсывает
Словно колышек обтёсывает.

Точные и неточные рифмы

Рифмы различают не только по тому, в каком с конца строки слоге стоит ударение, но так же и по степени созвучности между окончаниями строк. Чаще всего выделяют точную и неточную рифму. При использовании точной рифмы созвучными оказываются не только ударные звуки в окончаниях строк, но и слоги, расположенные за ними. Неточная рифма характеризуется различиями в звучании согласных в свободных от ударения слогах, расположенных в окончаниях строк.
Кроме этого в некоторых классификациях упоминаются богатые и омонимичные рифмы. Богатая рифма — это употребление созвучных слогов в окончаниях строк стихотворения не только после последних ударных звуков, но и до них. Использование омонимичной рифмы, по сути, сводится к постановке омонимов (слов, разных по значению, но одинаковых по звучанию) в окончаниях строк.

Таким образом, то, насколько рифма будет удачной, определяется не только употреблением гласных, имеющих одинаковое звучание, но и правильным побором согласных, которые, давая схожие звуки, придадут окончаниям строк еще больше схожести. Чем больше похожих звуков, расставленных в определенном порядке, будет использовано в окончаниях строк, тем более точной в итоге будет сама рифма.

Системы рифмовки

Под системой рифмовки понимается последовательность, в которой расположены в стихотворении строки, чьи окончания имеют схожее звучание. Использование в стихотворении только одной такой последовательности не является строго обязательным. Применяя различные чередования рифмованных строк, автор может добиться оригинального, нестандартного звучания всего стихотворения.

Наиболее распространенной является смежная система рифмовки, когда парные строки располагаются последовательно, друг за другом, то есть автор сначала «закрывает» одну рифму и только потом переходит к следующей. Стихотворения, написанные с использованием смежной рифмовки, отличаются быстрым темпом и высокой динамикой.
Многие авторы выбирают перекрестную рифмовку. В этом случае созвучные строки располагаются «через одну», то есть вводятся сразу две рифмы. Перекрестная рифмовка не считается сложным способом организации парных строк в стихотворении, более того, применяя ее, авторам проще передавать нужный эмоциональный настрой, легче выбирать ритмический рисунок.

Люблю грозу в начале мая,
Когда весенний первый гром,
Как бы резвяся и играя,
Грохочет в небе голубом.

Опоясанная, охватная или кольцевая схема рифмовки довольно известна, но применяется она гораздо реже, по сравнению со смежной и перекрестной. Пары рифмованных строк в этом случае располагаются таким образом, что первая из них как бы «разбивается», одна ее строка открывает, а другая — закрывает четверостишие. Вторая пара размещается между ними и остается неделимой. Эта система рифмовки является довольно сложной, однако ее применение придает особую выразительность стиху.

Глядел я, стоя над Невой,
Как Исаака-великана
Во мгле морозного тумана
Светился купол золотой.

Более сложные схемы рифмовки, как правило, обозначаются общим термином «сплетенная рифма». Под это определение попадают стихи, где в группах сток рифмованные пары используются не два, а три раза, или, где используется не две, а три и более рифмы. Сплетенные рифмы довольно сложны в использовании, зато они позволяют создавать стихотворения, необычные по звучанию. Однако прежде чем начинать эксперименты с подобными системами рифмовки, стоит освоить более простые способы чередования строк с созвучными окончаниями.

Вдали от солнца и природы,
Вдали от света и искусства,
Вдали от жизни и любви
Мелькнут твои младые годы,
Живые помертвеют чувства,
Мечты развеются твои.

Строфы

Слово «строфа» дословно переводится с греческого как «оборот» или «кружение». По большому счету, перевод довольно точно раскрывает суть этого термина, ведь строфа — это не что иное, как сочетание строк в стихотворении, где закончены циклы рифм, размера и ритма. С точки зрения синтаксиса чаще всего строфа является завершенной единицей или группой единиц (предложений). Строки в строфе объединены не только по смыслу, но и по своей структуре, которая повторяется на протяжении всего стиха.

Наиболее распространенными видами строф в классической поэзии прошлого были: четверостишия, октавы, терцины.

Четверостишие (катрен) - наиболее распространенный вид строфы, знакомый всем с раннего детства. Популярен из-за обилия систем рифмовки.

Октавой называется восьмистишная строфа, в которой рифмуется первый стих с третьим и пятым, второй стих - с четвертым и шестым, седьмой стих - с восьмым.

Схема октавы: абабабвв
В шесть лет он был ребенок очень милый
И даже, по ребячеству, шалил;
В двенадцать приобрел он вид унылый
И был хотя хорош, но как-то хил.
Инесса горделиво говорила,
Что метод в нем натуру изменил:
Философ юный, несмотря на годы,
Был тих и скромен, будто от природы.

Признаться вам, доселе склонен я
Не доверять теориям Инессы.
С ее супругом были мы друзья;
Я знаю, очень сложные эксцессы
Рождает неудачная семья,
Когда отец - характером повеса,
А маменька ханжа. Не без причин
В отца выходит склонностями сын!

Терцины (терцеты) - трехстишные строфы с весьма оригинальным способом рифмовки. В них первый стих первой строфы рифмуется с третьим, второй стих первой строфы - с первым и третьим второй строфы, второй стих второй строфы - с первым и третьим третьей строфы и т.д. Заканчивались терцины дополнительным стихом, рифмующимся со вторым стихом последнего трехстишия.

Схема терцины:
аба
бвб
вгв
гдг
дед
и т.д.
Чёрный маг

Когда сгустится тьма вокруг
Ты словно раб предназначенья,
Начертишь кровью ровный круг,

Отбросишь жалкие сомненья.
Войдёшь в него, забыв про страх.
Тебя подхватят тьмы теченья.

Отбросишь тело, - бренный прах.
Ты с теми, кто во тьму шагнули!
Погасли огоньки в глазах.

А где твой дух, а не в аду ли?

(Джейнджер Скауджер Алкариот)

КЛАССИЧЕСКАЯ ТЕХНИКА СТИХОСЛОЖЕНИЯ

Классическая техника относится к базовым, то есть, составляет «скелет» стихотворения. Требований к размерности и ритмике стихотворения при использовании классической техники в соответствующих учебниках можно найти не мало. Однако все они сводятся к трем простым правилам.

Первое заключается в том, что в одной строфе все строки должны иметь метрические аналоги. То есть, строка, написанная с определенным чередованием ударных и безударных слогов, обязательно должна соответствовать другой строке, имеющей такой же ритмический рисунок в пределах одной строфы. Такие строки могут объединяться парами или тройками, в принципе их количество в строфе может быть любым, важно одно — оставлять строки-одиночки в стихотворении нельзя.

Если точно попасть в метр не удается, а такая ситуация случается нередко, его нарушение можно компенсировать использованием одного и того же числа ударений или слогов в сочетающихся друг с другом строчках. Если же сохранить метр в определенной части стихотворения и вовсе не получается, это можно замаскировать усиленным использованием декоративных техник. В противном случае, стихотворение будет сложным для восприятия, а смысл его понять будет практически невозможно.

Иногда при использовании классической техники некоторое отступление от правил даже приветствуется. Так, ломаный в последней строке стихотворения метр, придаст ему больше выразительности, поможет привлечь внимание читателя. При работе с классической техникой автору важно помнить, что поэзия — далеко не точная «наука», и целесообразное отступление от ее правил может стать одним из самых сильных козырей конкретного стихотворения. Важно только такими отступлениями не увлекаться.

Работа с рифмами

Большинство стихотворений написано с использованием рифм. Отказ от них допустим, однако в этом случае автор должен провести работу со слогами и буквами, в противном случае стихотворное произведение к поэзии отнести нельзя.

Использование рифм требует особого мастерства. Оно не должно сводиться к простому подбору слов, имеющих созвучные окончания, как минимум вся предыдущая строка должна подготавливать читателя к появлению той или иной рифмы. Вместе с этим созвучие должно быть устойчивым и достигаться оно должно оригинальным образом.

Рифма, появление которой легко предсказать, не производит впечатления на читателя, от чего страдает весь стих. Простые или распространенные рифмы могут употребляться автором, однако в этом случае должна быть проработана фонетика стихотворения, придающая им дополнительный оттенок.

Одними из самых сильных созвучий являются рифмы, образованные в окончаниях разных частей речи. Однако подобрать устойчивое созвучие в этом случае может быть непросто. Если сделать это не получается, слабое созвучие в окончании строки можно усилить соответствующей фонемой, расположенной в начале следующей строки. Подобные приемы используются и в том случае, если слово-рифма содержит звук, нарушающий фонетический рисунок стиха. В этом случае в предыдущем или последующем слове употребляется фонема, способная смягчить этот эффект.

Подбор устойчивых и вместе с этим небанальных созвучий является весьма трудоемкой задачей. Руководство для выполнения ее составить практически нереально, а настоящее умение составления рифм приходит к автору только вместе с опытом.

Работа с буквами и слогами

Работа с буквами и слогами является декоративной техникой и то, насколько правильно она применена, определяет не только звучание стихотворения, но задает ему тон, определяет его настроение. Проведение этой работы можно сравнить с наведением порядка в фонической составляющей стиха, оно обязательно даже в том случае, если автор отказывается от рифмы. В противном случае получившийся текст отнести к поэзии нельзя.

Несмотря на то, что техника предполагает осуществление отбора и букв, и слогов, работа со слогами, как правило, оказывается не нужна, если работа с буквами выполнена правильно. Ее можно разделить на две части — работу с гласными и работу с согласными. В аспекте этой техники гласные создают основной рисунок стиха, в зависимости от ударности или безударности определяют его ритм, в это время согласные отвечают за выразительность, яркость.

Однако, работая с буквами, важно помнить, что даже одна неправильно подобранная согласная или гласная может нарушить гармонию стиха, сломать все, кропотливо выстроенное автором. Ударные гласные своим звучанием задают основное настроение стиха, безударные оттеняют их, подчеркивая созданное впечатление. Однако в основе стиха может лежать сразу несколько гласных звуков, главное — не ошибиться при их комбинировании. То же можно сказать и о согласных. Будучи правильно расставленными в стихе, согласные звуки способны подчеркнуть звучание гласных. Согласные придают стиху дополнительные оттенки, многократно усиливая влияние гласных звуков.

Эмоциональный оттенок, который придаст стиху употребление того или иного согласного звука, определить легко. Для этого нужно подобрать несколько слов, начинающихся с буквы, которая обозначает данный звук. Вероятнее всего у них будет некая общая черта, выделив которую будет не сложно определить, какое влияние согласная окажет на стих.

Источник: http://ec-univer.ru/verses

ru-stixoplet.livejournal.com

"золотое правило" и др.. ~ Стихи и проза (Литературоведение)

Сначала мне хотелось бы привести вам одно своё стихотворение, на основе которого я и написал это изложение своего взгляда на вопросы, затрагивающие только что начинающего писать поэта. Сам я набил немало шишек, сталкиваясь с теми, кто говорил, или вернее сказать, пытался "научить меня" в кавычках правильному стихосложению. и как бы в ответ на их критику я выразил это всё сначала в стихах, а теперь вот решил, более подробно изложить всё это в прозе.

Когда, от форм освобождаясь,
Приходит грация стиха
И рифма — с чувств уподобляясь,
Подобна взмаху мотылька,

Какой закон стихосложенья
Встаёт внутри, чтобы истлеть,
Чтоб ассонансу дать теченье
И вспыхнув — сердцу возгореть?

Созвучьем ямба иль хорея,
Иль анапестом правишь стиль —
Над амфибрахием радея,
По строчкам чествуешь дактиль?

Ты не задумываясь дышишь:
Глубок ли будет этот вздох.
А муза… как её ты слышишь?
Тебе ль понятен её слог?

Слова — как музыка созвучья,
Как отголосок чувств души…
Под диссонансом равнодушья
Бывают ли тебе слышны?

За право взяв, без чувства мерить
За каждой буквой рифмы слог...
Быть может, кто-то и поверит —
Лишь в окончанье кратких слов.

Когда ж прольётся изливая,
Из жизни выхватив слова,
Душа наполнено — живая,
Одним огнём освящена,

Когда не ищется ответа,
Само собой — несёт волна,—
Лучом, коснувшимся рассвета,
Встаёт Элизиум стиха,

Ты открываешь горизонты,
Ты зришь на реки, на поля:
Как вдохновлённо и покорно
Проходит жизни череда!

Как нужно писать стихи?
Какими они должны быть?
Как выглядеть и как восприниматься?
Какая в них должна быть рифма?

Все эти вопросы попахивают какой-то нелепой несуразицей, принимая во внимание ту точку зрения, что стих или стихотворение, идущее из глубины неведомых уголков души, возникающие как бы по наитию, по сути своей являются попыткой самовыражения, так сказать, отпечатком, оттиском того или иного явления, отображающих чувства написавшего их в момент своего возбуждения, вдохновленного этим явлением и выраженное по средством своего восприятия, мироощущения. И когда кто-то говорит, что эти стихи не должны быть такими, что они слишком просты или написаны неправильно (как будто вообще, можно только правильно излагать свои чувства, следуя каким-то правилам по особым законам), что у них слабая рифма и вообще, они понимаются с трудом и никому не понятны… Скажу вам прямо: плюньте и размажьте! Ведь, по сути, вам говорят, что у вас неправильная душа, что вы её неправильно интерпретируете,— наверное, им со стороны видней, но ведь это ваша душа, и кому, как ни вам, знать её лучше, чем вы сами.

Но начнем обо всём по порядку.
Какое определение дадим мы слову поэзия? открываем словарь Ожегова и на первой позиции читаем: словесное художественное творчество, преимущественное стихотворное,— дальше: стихи, произведения написанные стихами,— и наконец: изящество и красота чего-нибудь, возбуждающие чувства очарования. Но что же такое стихи или стих? Посмотрим и это. Стих — единица ритмически организованной речи, строка стихотворения. Существуют разные ритмические размеры: будь то ямб или хорей, амфибрахий или дактиль… но не об этом здесь я хотел бы рассказать вам. Это всем, мало-мальски пишущим людям давно уж ясно, и я не буду здесь заострять внимание: где и на каком слоге в них должно стоять ударение,— скажем просто: это ритмика стиха. Но когда… мне пытаются объяснить, что первое четверостишие должно походить на второе, а второе на следующие, потому что кому-то трудно уловить ритм и не сразу всё легко читается, мне так и хочется сказать: господа! если вы привыкли к шаблонам… это не моя вина! Идите и учите Дьюка Эллингтона играть похоронный марш! Может он вас и поймёт. И вообще, в наше время, когда музыка стирает границы ритма, когда джаз звучит, являя собой импровизацию, смешивая ритм как таковой, меняя тональности и музыкальное ударение, разве нельзя или невозможно это же делать со словами, меняя акценты и альтерацию. И в том не моя вина, что у нас в стране все только и умеют, что ходить под бой барабана ровным шагом.

Ну да ладно, с ритмом более-менее понятно; большинство стихов, так или иначе, пишется под тем или иным размером, подбираясь ритмичностью, музыкой восприятия. А что мы можем сказать о самой рифме? Существует рифма мужская и рифма женская, точная и не точная,— всё это также более-менее всем известно, и мне не хотелось бы приводить полемику о стихосложении Сумарокова с Ломоносовым. Давайте лучше обсудим "Золотое правило стихосложения" (это, когда рифма должна быть везде, либо её не должно быть нигде). Так как мне кажется это более-менее актуально. Когда я принёс своё стихотворение «Сибирь» в союз писателей, мне прямо указали на это, что нужно строго соблюдать такое правило и, придерживаясь его, искать нужные слова. Но только маленькая загвоздка: я не хотел менять ни одного слова,— почему? Да потому, что все слова уже были давно подобранны, хоть и без строгой рифмы. Смени я хоть одно слово — сменилась бы и окраска стихотворения, так сказать, его образность восприятия. Так и хотелось привести стихи Есенина (интересно, как бы назвали его, с точки зрения золотого правила? Наверно, так же неумехой.):

«Дар поэта — ласкать и карябать,
Роковая на нём печать.
Розу белую с черной жабой
Я хотел на земле повенчать.»

Прорифмуйте: карябать — жабой. И если не поленитесь, прочитайте всё стихотворение «Мне осталась одна забава», примеряя к нему золотое правило.

Истинные чувства это всегда нарушение шаблонов и правил. И как вообще возможно изливать свои чувства и душу по правилам? Кто тогда поверит сказанному? Это будет выглядеть как простое рифмоплетство. Говорят: «поэт говорит образами», но вы нигде не найдете такого высказывания, что поэт говорит рифмой,— в этом есть что-то от графоманства; благо есть рифмословы в интернете — можно потерять образность, но сохранить рифму. По мне так, если рифма мешает передачи образа,— к черту! такую рифму. Главное — это слово, слышимое и отражаемое в полной мере тот образ, который хочется показать, донести до слушателя, а не подгонка слов под буки-стуки, трали-вали.

В русском языке фонетика намного богаче, чем её буквенное выражение на письме, и порой рифма слышится там, где её по определению, с позиции буквенного восприятия, не может и не должно быть. И если уж возводить правила в поэзии, тогда её следует рассматривать как науку, как такие предметы как алгебра, физика, геометрия и т.п., и тогда, как в любой науке, в ней есть свои теоретики и свои практики. И тот, кто действительно придает большее значение правилам, похож на недоучившегося студента, пытающегося систематизировать то, что по своей основе вряд ли когда-то имело свою систему. Стихи — это чувства, порывом вынесенные на бумагу, и объяснять всю их глубину с точки зрения правил, было бы неправильно, ведь даже в каждом правиле есть свои исключения. А исключительность наших чувств также несомненна, как и отпечатки пальцев на наших руках: нет ни одной похожей друг на друга души. Все разговоры о том, что есть какое-то правило для этого, считаю абсурдом. И само слово "стих"— "стихи" не говорит ли, что это СТИХИЯ — ничем и никем несдерживаемая сила; попробуйте поймать ветер, когда он закручивает вихрями, производя торнадо,— вам вряд ли это придёт в голову, а как насчет вашей головы со стихией слов?

Часто стихи сравнивают с драгоценным камнем, который требует своей огранки и филигранной шлифовки. Но вот, им попадается самородок — и в силу своей привычки они начинают обтачивать и шлифовать его, не понимая того, что подгоняя под общий шаблон, он теряет свою уникальность, красоту, которая им в силу их шаблонности неизвестна. Эти-то «теоретики от науки» не понимают того, что они уже безнадежно отстали от своих сверстников, которые давно уж на практике получили, куда большие знания, чем они сами.

Поэзия, в большем значении этого слова, это отображение чувств, состояния души, возбуждаемое посредством понимания своего мироощущения от того или иного явления, действия или даже бездействия, выражаемое ритмичностью, музыкой восприятия приходящих и проходящих, как сквозь призму этого понимания, слов; и как это всё организованно,— по дактилю или анапестом, или, вообще, верлибром,— это уже второстепенно и к гениальности стиха не имеет значения. Равно как возникает в нас чувства радости или горя, хочется нам плакать или смеяться, также возникает потребность писать так, а не иначе. Можно ли научить человека радоваться так, как нам этого хочется, чтоб он только прыгал и хлопал в ладоши, когда будет радоваться? Наверно: можно… но эта будет совсем не та радость, с которой мы привыкли его воспринимать. Искренность — всегда проста, и втискивать её в узкие рамки правил каких бы то ни было законов нам и в голову не придёт. Так, почему же мы требуем от поэта, чтобы он соблюдал внешнюю рифмованость в своих произведениях в ущерб его искренности, самобытности.

Хочу ещё сказать «теоретикам»: идите, научитесь, что значит: «Я люблю»! Если нет чувств, их приходиться играть, и для этого-то нужны правила. А кто влюблен по настоящему он и так всё чувствует и не отдает отчёт никому. Творить по правилам — не моя стихия, мне важнее содержание с ассонансом музыкальности произведения.

Говоря о содержании, нельзя не вернуться к образности: читая некоторых более-менее известных современных поэтов, диву даешься… Куда уходит образность? Чем у них наполнена душа? Но не дай мне Бог, критиковать чьи-нибудь стихи, так как я понимаю, что это почти всегда внутренние чувства, их понимание мира… Ну, раз такая у этих людей душа — чем я виноват! Но всё таки кажется: образность пропала совсем… Идёт какая-то констатация чего-то такого, что хорошо ложится под рифму, или же возникают такие образы,— что лучше было бы и без них. Хотя писать стихи — это лучшее занятие, чем стрелять из автомата, и, перефразируя высказывание Сократа, я бы сказал: хоть мне и не нравиться это стихотворение, но я и пальцем не пошевелю, чтоб их автор забросил это занятие. В истории есть один изумительный пример: когда Жуковский впервые показал Пушкину произведения, тогда ещё никому не известного Тютчева, даже Александр Сергеевич, не все приняв в них, опубликовал небольшую подборку, в которую не вошло такое стихотворение, которое сейчас называют одним из шедевров лирической литературы той эпохи «Silentium». А вспомним Цветаеву, как она писала о своих стихах:

«Моим стихам о юности и смерти,
-Не читанным стихам! —
Разбросанным в пыли по магазинам
(Где их никто не брал и не берет!),
Моим стихам, как драгоценным винам,
Настанет свой черед.»

Так что пишите, и не обращайте внимание на то, что говорят вам. Настоящий поэт сам выбирает своих учителей, излагая всё так, как это свойственно ему; у него нет учителей, которые навязывают ему свою точку зрения: и только лишь говорят, что нужно писать так, а не иначе, уподобляясь библейским фарисеям, которые вроде бы верят и чтут, но мало что и понимают. Если бы можно было научиться писать стихи — уверяю вас, к ним бы уже стояла очередь за два квартала вперёд. И то, что свойственно лишь пропускать через себя и изливать на бумагу, нельзя вторично вогнать обратно и пропускать сквозь чужую призму предрассудков, ибо это будут уже не ваши чувства, а какая-то смесь, непонятная, что и с чем.

Поэтом или дано — или… как сказал классик: поэтом можешь ты не быть… Ведь настоящий поэт сам понимает что ему нужно, а что только шелуха, нестоящая его внимания. Кто сможет научить чувствовать, любить? Это или есть, или этого не дано. Оберегайте свои чувства, а не правила, которые нужны лишь для того, чтобы их нарушать, ставя в тупик тех, кто их создаёт.
Вот: как то так!

www.chitalnya.ru

Построение стихотворения (рифмовка) 3 1 формы стихотворений

Глава 3. Построение стихотворения (рифмовка).

3.1. Формы стихотворений.

В общем-то, этот раздел следовало бы поместить в главу о рифмах либо сразу после неё, но я подумал, что сначала неплохо бы разобраться со стихотворными размерами, что мы и сделали. Под ";построением стихотворения"; в данном случае я понимаю расположение рифм в строках стихотворения, то есть рифмовку. Я разбил этот раздел по строфам, начиная от одностишия.

Сначала, конечно, идёт такая строфа, как одностишие - нерифмованное стихотворение, состоящее из одной строки. Подобное стихотворение обыкновенно является юмористическим, ироническим; основной упор при написании делается не на технику, а на содержание. К примеру:

О, как внезапно кончился диван… (В. Вишневский)

Такому клюву и помада не поможет… (А. Морозов)

Для написания одностиший необходимо обладать как минимум чувством юмора. Как и для их чтения.

Самым простым расположением рифм является парная (смежная) рифма в дистихе или двустишии (по схеме аа).

В тот вечер возле нашего огня

Увидели мы чёрного коня. (И. Бродский)

Двустишие является наиболее простой формой сочетания стихотворных строк, довольно-таки примитивной, поэтому я рекомендую чередовать его с другими формами в одном стихотворении. Дистих - это двустишие, являющееся законченным стихотворением, что встречается весьма редко.

Далее рассмотрим более сложную форму - трёхстишие. Обыкновенное трёхстишие (терцет) подразумевает наличие трёх строк с одинаковой рифмой: aaabbbccc. Используется такая схема нечасто, но встретить можно.

На морских берегах я сижу,

Не в пространное море гляжу,

Но на небо глаза возвожу. (А. Сумароков)

Другой формой трёхстишия является терцина. Терцина - это стихотворное произведение из трёхстиший с обязательной схемой рифм ababcbcdc… Терциной написана ";Божественная комедия"; Данте:

Земную жизнь дойдя до середины,

Я очутился в сумрачном лесу,

Утратив правый путь во тьме долины.

Каков он был, о, как произнесу

Тот дикий лес, дремучий и грозящий,

Чей давний ужас в памяти несу! (пер. М. Лозинского)

Вообще, законченное произведение (поэма или крупное стихотворение), написанное терцинами, называется капитоло. В “Божественной комедии” капитоло является каждая отдельная глава поэмы.

Разновидностью трёхстишия является ритурнель - трехстрочная строфа в итальянской, а затем во французской поэзии. Стихотворный размер - свободный, по выбору поэта; рифмуются между собой первая и третья строки, средний стих строфы остается без рифмы (холостым). В русской поэзии ритурнель, как форма стиха, не привилась; отдельные опыты можно встретить у поэтов-символистов.

Серо
Море в тумане, и реет в нем рея ли, крест ли;
Лодка уходит, которой я ждал с такой верой!

Прежде
К счастью так думал уплыть я. Но подняли якорь
Раньше, меня покидая... Нет места надежде!

Кровью
Хлынет закат, глянет солнце, как алое сердце:
Жить мне в пустыне — умершей любовью!
(В. Брюсов)

Трёхстишия могут объединяться и в другие более сложные формы,. Примером такой формы является виллане́лла (вилланель) - в староитальянской, а затем в старофранцузской поэзии - лирическое стихотворение своеобразной формы, предназначенное для пения. Заключает в себе шесть трехстишных строф и один заключительный стих, а всего - 19 стихов на две рифмы. Композиция вилланеллы сложна: первый и третий стихи начальной терцины повторяются и дальше в определенном порядке и имеют одну рифму; каждый средний стих терцины оригинален, все средние стихи связаны между собой также одной рифмой. Вот вилланелла, которую написал поэт Возрождения Жан Пассора:

Врозь я с горлинкой моею:
Не она ведь мне слышна.
Поспешу вослед за нею.

Ты ль с подружкою своею
Розно? К нам судьба равна:
Врозь я с горлинкой моею.

Верю я душою всею,
Коль твоя любовь верна:
Поспешу во след за нею.

Слух твой жалобой лелею
Вновь, что нам двоим дана:
Врозь я с горлинкой моею.

Без ее красы жалею
Все, чем жизнь была красна.
Поспешу во след за нею.

Смерть, верши свою затею,
То возьми, что взять должна:
Врозь я с горлинкой моею,

Поспешу во след за нею. (Пер. Ю. Верховского)

В русском стихосложении всё же порекомендую пользоваться терцетами или терцинами, потому как другие формы лучше приспособлены для итальянской или французской поэзии, откуда, собственно, и произошли.

Первым по распространённости является, безусловно, четверостишие или катрен. Стандартных схем рифмования в катрене две: abab (перекрёстная рифма) и abba(охватная или опоясанная рифма). Пример первой:

Я долго шёл по коридорам,

Кругом, как враг, таилась тишь.

На пришлеца враждебным взором

Смотрели статуи из ниш. (Н. Гумилёв)

Пример второй:

Он видит пылающий ангельский меч,

Что жалит нещадно его и подругу

И гонит из рая в суровую вьюгу,

Где нечем прикрыть им ни бёдер, ни плеч… (Н. Гумилёв)

Более простыми разновидностями катрена (соответственно, более примитивными) являются схемы рифмовки aabb и abcb. В первом случае катрен просто состоит из двух двустиший, объединённых общей темой, во втором не рифмуются 1-я и 3-я строки (т.н. холостая рифма). Последнего я настоятельно советую избегать.

Катрен может являться стихотворением в чистом виде (например, гарики или частушки):

Когда, прервав теченье лет,

Настанет страшный суд,

На нем предстанет мой скелет,

Держа пивной сосуд. (И. Губерман)

Обыкновенно, катрен, являющийся законченным произведением, несёт в себе остроумную либо нравоучительную смысловую нагрузку.

Стихотворения, написанные четверостишиями, наиболее распространены. Почти каждый поэт обращался к этой форме построения стихотворения. Довольно часто катрены перемежаются другими формами. Например, в ";Евгении Онегине"; строфы построены путём чередования четверостиший с перекрёстными рифмами, четверостиший с охватными рифмами и двустиший. Подсчитано, что в произведениях А.С. Пушкина катрены составляют 35% всех строф, не считая тех, которые входят в состав онегинской строфы или сонетов.

Четверостишия могут объединяться и между собой в более сложные формы, например, в восьмистишия или даже двенадцатистишия, объединенные общей идеей. Одной из форм объединения четверостиший являются стансы - стихотворение, где конец каждой строфы обязательно является концом фразы. Классическим является стихотворения ";Стансы"; Иосифа Бродского, приводить не буду.

Другая разновидность четверостишия - леонинский стих, строфа со смежными рифмами в первом полустишии каждого стиха и с общей концевой рифмой для двустишия, например:

Чиста птица голубица таков нрав имиет:
Буде мисто, где нечисто, тамо не почиет,
Но где травы и дубравы и сень есть от зноя,
То прилично, то обычно место ей покоя.
(Г. Конисский)

Фиксированной формой четверостишия (восточный тип) является рубаи. Схема рифмовки в рубаи aaba, содержание, как правило, философское. Рубаи ввёл в обращение Омар Хайям.

Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало,

Два важных правила запомни для начала:

Ты лучше голодай, чем что попало есть,

И лучше будь один, чем вместе с кем попало. (пер. О .Румера)

В грузинской поэзии четверостишие приобрело форму под названием маджама, четверостишие с омонимическими рифмами, где одно звучание берется в разных значениях. М. часто встречаются в поэме Шота Руставели ";Витязь в тигровой шкуре";, например:

Если буду я низвергнут разрушающим все миром,
И умру один без плача тех, кого я был кумиром,
Не одет рукой питомцев и святым не мазан миром,
Пусть твое благое сердце эту весть приемлет с миром.

(Пер. Ш. Нуцубидзе)

Далее идут более сложные формы, менее распространённые, чем катрен, но от того не менее интересные. Ищите разнообразие форм! Лишним не будет!

Пятистишия уже позволяют вам проявить полёт фантазии. Конечно, у пятистиший есть и фиксированные формы. Например, лимерик. Лимерик - это ироническое пятистишие со схемой рифм aabba (желательно, с трёхстопным анапестом в 1,2 и 5 строках и двустопным - в 3 и 4). Пришли лимерики из Англии, в частности, их изобрёл знаменитый английский поэт и художник Эдвард Лир.

Не секрет, что в далёком Катаре

Каждый пятый катарец - татарин!

Есть и больший курьёз.

Знайте все: эскимос -

- Каждый третий на Мадагаскаре... (А. Карпов)

Вождь индейцев, торгующий в лавке,

Продавая свои томагавки,

Говорил: ";Спору нет,

Очень ценный предмет

И в быту, и в автобусной давке!"; (А. Карпов)

Но, в общем, ищите формы пятистиший самостоятельно. Схем рифмования тут немало: aabba, ababa, abbba, abbaa и так далее. Не стесняйтесь экспериментировать.

Я дважды пробуждался этой ночью

И брёл к окну, и фонари в окне,

Обрывок фразы, сказанный во сне,

Сводя на нет, подобно многоточью

Не приносили утешенья мне. (И. Бродский)

Это просто один из примеров, коих множество.

Шестистишия встречаются реже, чем четверостишия, но гораздо чаще, чем пятистишия или терцеты. Фиксированных форм шестистишия не существует, но простор для фантазии тут неограничен. Например, aabbba:

На стене портрет тирана,

Как в любой другой квартире,

Как во всём подлунном мире,

Как мишень в цветастом тире,

Как нарыв, гнойник, как рана,

На стене портрет тирана.

Или abcabc(треугольная рифмовка):

Северо-западный ветер его поднимает над

Сизой, лиловой, пунцовой, алой

Долиной Коннектикута. Он уже

Не видит лакомый променад

Курицы по двору обветшалой

Фермы, суслика на меже. (И. Бродский)

Или aabccb (самый ";песенный"; вариант):

И, может быть, жизнь на пределе

Удержится в немощном теле

И голову старца укроет трёхзубым венцом.

Но дряхлые чресла устали,

И шут в исполнении Даля

В холодную землю уткнётся истёртым лицом.

Такая строфа, кстати, иногда называется ронсаровой строфой.

Вообще, в качестве замечательного примера мастерски исполненных шестистиший рекомендую прочитать стихотворение Николая Гумилёва ";Пятистопные ямбы";. Каждая (подчёркиваю, каждая!!!) из 14 строф этого стихотворения представляет собой двурифмовое шестистишие с новой схемой рифмовки! Так встречаются схемы ababab, ababaa, abbaba, aabbab, aaabbb, aababb, abbbaa и так далее. А что бы было, если бы Гумилёв использовал не только двурифмовые, но и трёхрифмовые шестистишия? Так вариантов ещё больше! Вот пример строфы из ";Пятистопных ямбов";:

Солдаты громко пели, и слова

Невнятны были, сердце их ловило:

";Скорей вперёд! Могила так могила!

Над ложем будет свежая трава,

А пологом - зелёная листва,

Союзником - архангельская сила!"; (схема abbaab)

В общем, простор для фантазии огромен.

Кстати, шестистишие с рифмовкой ababab называется секстиной:

Опять звучит в моей душе унылой
Знакомый голосок, и девственная тень
Опять передо мной с неотразимой силой
Из мрака прошлого встаёт, как ясный день;
Но тщетно памятью ты вызван, призрак милый!
Я устарел: и жить и чувствовать - мне лень.
(Л. Мей)

Нельзя не отметить, что термин “секстина” имеет несколько толкований, и стихотворения этого типа – несколько форм. Первый тип секстины рифмуется по схеме AbAbAC или BaBaCC (заглавными буквами обозначена мужская рифма, прописными – женская). Можно писать и одними женскими, что свойственно итальянскому языку, но непременное условие - соблюдение трехрифменности. Секстина первого типа имеет большое сходство с октавой. Если от октавы отнять первые две строки, получится секстина первого типа.

Второй тип секстины по схеме AbbAcc или aBBaCC. Секстины второго типа при сцеплении дают большее однообразие всего стихотворения в смысле строфичности.

Третий тип секстин - исключительно твердая форма. Построение ее таково: шесть шестистиший (36 стихов), имеющие только две рифмы, причем те слова, которые взяты рифмами в первом шестистишии, обязаны пройти, как рифмы во всех стопах. Еще условие: расположение этих шести слов-рифм в каждом шестистишии различное. Обычно при стыках строф в последнем и в первом стихе берется одно и то же слово-рифма.

Когда поэтическое произведение написано шестистишиями двух первых видов, оно называется секстины; стихотворение третьего типа — секстина.

Ещё одной оригинальной разновидностью шестистишия является вирелэ́ - шестистрочная строфа старофранцузской поэзии. Строфа разбивается на трехстишия, в каждом из которых первые два стиха взаимно рифмуются, третий же, укороченный стих первой полустрофы рифмуется с укороченным стихом второй полустрофы. На вирэле похожи следующие русские стихи:

А в ненастные дни
Собирались они

    Часто;

Гнули — бог их прости! —
От пятидесяти

    На сто... (А. Пушкин)

В случае, когда вирелэ не ограничивается шестистишием, а расширяется до 9-ти, 12-ти, 15-ти и так далее строк, оно называется лэ (ле, лэй). То есть вирелэ – это частная форма лэ. Правила рифмовки и укороченной строфы в лэ такие же.

Семистишие (септима) - вещь редкая. Но, по сути, добавить всего одну строку к любому встреченному шестистишию, и получится семистишие, двурифмовое, трёхрифмовое или даже четырёхрифмовое. Простор для придумывания схем тут огромен: abbabba, abccbac, aabccba и так далее. Комбинаций множество. Редкость употребления семистишия обусловлена в первую очередь историческим фактором: было попросту не принято так писать, вот и всё. Хотя это просто и порой даже очень красиво, если, конечно, писано не левой ногой. Семистишиями написано ";Бородино"; Лермонтова (aabcccb):

- Скажи-ка, дядя, ведь не даром
Москва, спаленная пожаром,
Французу отдана?
Ведь были ж схватки боевые,
Да, говорят, еще какие!
Hедаром помнит вся Россия
Про день Бородина!
(М. Лермонтов)

Приведу ещё одно семистишие в качестве примера, очень нестандартное. Это знаменитая ";Песня"; Иосифа Бродского:

Пришёл сон из семи сёл.

Пришла лень из семи деревень.

Собрались лечь, да простыла печь.

Окна смотрят на север.

Сторожит у ручья скирда ничья,

И большак развезло, хоть бери весло.

Уронил подсолнух башку на стебель.

Схема рифмовки тут просто сумасшедшая. Каждая строка характеризуется собственной сквозной рифмой, где середина строки рифмуется с её окончанием. Получается: aabbccdeeffd. Это, конечно, очень нехарактерный пример, но он настолько странный, что грех бы был его упустить.

Кстати: семистишие с рифмовкой abbaacc называется королевской или чосеровской строфой. Чосер первым в английской литературе ввёл понятие размеров, силлабо-тонического стихосложения и рифмовки. Вот пример чосеровской, или королевской, строфы из ";Кентерберийских рассказов"; Чосера:

Переверни страницу — дивный сад
Откроется, и в нем, как будто в вазах,
Старинных былей, благородных сказок,
Святых преданий драгоценный клад.
Сам выбирай, а я не виноват,
Что мельник мелет вздор, что мажордом,
Ему на зло, не уступает в том.
(Пер. И. Кашкина)

Восьмистишие - это третья по популярности после четверостишия и шестистишия схема рифмования.

Опять же, количество комбинаций рифм в восьмистишии просто огромно. Можно составлять математическую программу для всевозможных комбинаций в двух-, трёх- и четырёхрифмовых восьмистишиях. Поэтому приведу просто один пример, а остальное оставлю вам: пишите! Схема aaabcccb:

Старение! Возраст успеха. Знания

Правды. Изнанки её. Изгнания.

Боли. Ни против неё, ни за неё

Я ничего не имею. Коли ж

Переборщит - возоплю: нелепица

Сдерживать чувства. Покамест - терпится.

Ежели что-то во мне и теплится,

Это не разум, а кровь всего лишь. (И. Бродский)

Фиксированной формой восьмистишия является октава. Схема рифмования в октаве abababcc. Завершающее строфу двустишие прерывает ряд тройных рифм и хорошо служит для заключительного афоризма или иронического поворота. Октавами написаны ";Домик в Коломне"; Пушкина, ";Портрет"; А. Толстого, ";Октава"; А. Майкова.

Ахмет-оглы берёт свою клюку

И покидает город многолюдный.

Вот он идёт по рыхлому песку,

Его движенья медленны и трудны.

- Ахмет, Ахмет, тебе ли, старику,

Пускаться в путь неведомый и чудный?

Твоё добро враги возьмут сполна,

Тебе изменит глупая жена. (Н. Гумилёв)

Редкой и малоупотребительной формой восьмистишия является триолет. Схема рифм в нём: abaaabab, причём 4-я строка повторяет первую, 7-8-я повторяют 1-2-ю. Примеров триолета крайне мало, в русской поэзии такой формой пользовался, в основном, Н.М. Карамзин. Метр русского триолета - любой из метров, принятых русской версификацией, с любым количеством стоп.

Ты промелькнула, как виденье,
О, юность, быстрая моя,
Одно сплошное заблужденье!
Ты промелькнула, как виденье,
И мне осталось сожаленье,
И поздней мудрости змея.
Ты промелькнула, как виденье,—
О, юность быстрая моя!
(К. Бальмонт)

Пример безрифменного триолета, где рифму заменяет повтор того же слова. Триолет этот дает пример и пэонического (гипердактилического) окончания.

Тебя я помню. Ты рыдала

На Гревской площади, под виселицей.

И ночь, и смерть, и ты рыдала.

Тебя я помню. Ты рыдала...

Но я забыл, по ком рыдала.

Не под моей ли черной виселицей.

Тебя я помню. Ты рыдала

На Гревской площади под виселицей. (И.Рукавишников)

А вот пример тройного (тайного) триолета:

Не иди в дом пира. Иди в дом плача,

Чтоб забылись грехи, чтоб открылась душа.

Чтоб светлела порфира, чтоб яснела задача,

Не иди в дом пира, иди в дом плача.

В воротах мира, рыдая и плача,

Цветут чудо-стихи, бездумно дыша.

Но иди в дом пира. Иди в дом плача,

Чтоб забылись грехи. Чтоб открылась душа. (И.Рукавишников)

Прием, впервые примененный к триолетной форме. Несколько известный в сонетной старо-французской, теоретически допустимый, конечно, при любой строфике. Построение, допускающее чтение одного триолета, как трех самостоятельных, при рассечении мысленно стихотворения вертикальной линией через цезуры. Кстати, хороший пример сквозной рифмы.

Возможно также построение венка триолетов по схеме венка сонетов (см.ниже).

Восьмистишие со схемой рифмовки abababab называется сицилианой:

Май жестокий с белыми ночами!
Вечный стук в ворота: выходи!
Голубая дымка за плечами,
Неизвестность, гибель впереди!
Женщины с безумными очами,
С вечно смятой розой на груди! —
Пробудись! Пронзи меня мечами,
От страстей моих освободи!
(А. Блок)

Девятистишие встречается не чаще семистишия. Но опять же: добавьте строку к восьмистишию, и получится то, что и требовалось получить (ababcdccd):

Отворите мне темницу,
Дайте мне сиянье дня,
Черноглазую девицу.
Черногривого коня.
Дайте раз пор синю полю
Проскакать на том коне;
Дайте раз на жизнь и волю,
Как на чуждую мне долю,
Посмотреть поближе мне...
(М. Лермонтов)

Девятистишие с рифмовкой ababbcdcс… (и так далее, причём каждый девятый стих удлинён на одну стопу) называется спенсеровой строфой:

Нет ничего печальнее на свете
Невинной удрученной красоты,
Повергнутой в предательские сети
Вражды жестокой, злобной клеветы:
Под властью ль я чарующей мечты
Иль женский рыцарь я надежней стали,
Но видя горе женской чистоты,
279

Душа моя сжимается в печали.
Мучительней тоски я испытал едва ли.

(Э. Спенсер, пер. С. Протасьева)

Десятистишие встречается чаще девятистишия по причине симметричности. Вообще, при чётном количестве строк проще составить красивую комбинацию рифм. Примером десятистишия является вот это (ababccdeed):

О вы, которых ожидает
Отечество от недр своих
И видеть таковых желает,
Каких зовёт от стран чужих,
О ваши дни благословенны!
Дерзайте ныне ободренны
Раченьем вашим показать,
Что может собственных Платонов
И быстрых разумов Невтонов
Российская земля рождать
(М. Ломоносов)

Десятистишия имеют и фиксированные формы. В частности, формой десятистишия является ода. Классическая ода иммет схему рифмовки ababccdeed и характеризуется восхваляющим, торжественным содержанием, пафосными выражениями, изобилием восклицаний. Признанным мастером оды являлся Г.Державин. Например:

Подай, Фелица! наставленье:
Как пышно и правдиво жить,
Как укрощать страстей волненье
И счастливым на свете быть?
Меня твой голос возбуждает,
Меня твой сын препровождает;
Но им последовать я слаб.
Мятясь житейской суетою,
Сегодня властвую собою,
А завтра прихотям я раб.

Другой фиксированной формой десятистишия является децима. Децима- десятистрочная строфа в испанской поэзии, чаще всего хореического размера. Мужские и женские рифмы в дециме идут по порядку AbbAAccDDc. Известны ямбические децимы в поэзии Г. Державина с системой рифмовки aBaBccDeeD (";Фелица"; и ";Бог";) и aa BcBc DeeD (";На счастие";).

textarchive.ru

Примеры стихосложений

Для построения стихотворения нужно понимать расположение рифм в строках стихотворения, то есть рифмовку.

Одностишие (моностих)

Нерифмованное стихотворение, состоящее из одной строки. Подобное стихотворение обыкновенно является юмористическим, ироническим; основной упор при написании делается не на технику, а на содержание. К примеру:

О, как внезапно кончился диван… (В. Вишневский)

Такому клюву и помада не поможет… (А. Морозов)

Для написания одностиший необходимо обладать как минимум чувством юмора. Как и для их чтения.

Двустишие (дистих)

Самым простым расположением рифм является парная (смежная) рифма в дистихе или двустишии (по схеме аа).

В тот вечер возле нашего огня Увидели мы чёрного коня. (И. Бродский)

Двустишие является наиболее простой формой сочетания стихотворных строк, довольно-таки примитивной, поэтому я рекомендую чередовать его с другими формами в одном стихотворении. Дистих - это двустишие, являющееся законченным стихотворением, что встречается весьма редко.

Трёхстишие (терцет)

Далее рассмотрим более сложную форму - трёхстишие. Обыкновенное трёхстишие подразумевает наличие трёх строк с одинаковой рифмой: aaa bbb ccc.

На морских берегах я сижу,
Не в пространное море гляжу,
Но на небо глаза возвожу. (А. Сумароков)

Другой формой трёхстишия является терцина. Терцина - это стихотворное произведение из трёхстиший с обязательной схемой рифм aba bcb cdc… Терциной написана "Божественная комедия" Данте:

Земную жизнь дойдя до середины,
Я очутился в сумрачном лесу,
Утратив правый путь во тьме долины.

Каков он был, о, как произнесу
Тот дикий лес, дремучий и грозящий,
Чей давний ужас в памяти несу! (пер. М. Лозинского)

Четверостишие (катрен)

Первым по распространённости является, безусловно, четверостишие или катрен. Стандартных схем рифмования в катрене две: abab (перекрёстная рифма) и abba (охватная или опоясанная рифма). Пример первой:

Я долго шёл по коридорам,
Кругом, как враг, таилась тишь.
На пришлеца враждебным взором
Смотрели статуи из ниш. (Н. Гумилёв)

Пример второй:

Он видит пылающий ангельский меч,
Что жалит нещадно его и подругу
И гонит из рая в суровую вьюгу,
Где нечем прикрыть им ни бёдер, ни плеч… (Н. Гумилёв)

Более простыми разновидностями катрена (соответственно, более примитивными) являются схемы рифмовки aabb и abcb. В первом случае катрен просто состоит из двух двустиший, объединённых общей темой, во втором не рифмуются 1-я и 3-я строки (т.н. холостая рифма). Последнего я настоятельно советую избегать. Катрен может являться стихотворением в чистом виде (например, гарики или частушки):

Когда, прервав теченье лет,
Настанет страшный суд,
На нем предстанет мой скелет,
Держа пивной сосуд. (И. Губерман)

Пятистишия

Пятистишия уже позволяют вам проявить полёт фантазии. Конечно, у пятистиший есть и фиксированные формы. Например, лимерик. Лимерик - это ироническое пятистишие со схемой рифм aabba (желательно, с трёхстопным анапестом в 1,2 и 5 строках и двустопным - в 3 и 4). Пришли лимерики из Англии, в частности, их изобрёл знаменитый английский поэт и художник Эдвард Лир.

Не секрет, что в далёком Катаре
Каждый пятый катарец - татарин!
Есть и больший курьёз.
Знайте все: эскимос -
- Каждый третий на Мадагаскаре... (А. Карпов)

Вождь индейцев, торгующий в лавке,
Продавая свои томагавки,
Говорил: "Спору нет,
Очень ценный предмет
И в быту, и в автобусной давке!" (А. Карпов)

Шестистишия

Встречаются реже, чем четверостишия, но гораздо чаще, чем пятистишия или терцеты. Фиксированных форм шестистишия не существует, но простор для фантазии тут неограничен. Например, aabbba:

На стене портрет тирана,
Как в любой другой квартире,
Как во всём подлунном мире,
Как мишень в цветастом тире,
Как нарыв, гнойник, как рана,
На стене портрет тирана.

Или abcabc (треугольная рифмовка):

Северо-западный ветер его поднимает над
Сизой, лиловой, пунцовой, алой
Долиной Коннектикута. Он уже
Не видит лакомый променад
Курицы по двору обветшалой
Фермы, суслика на меже. (И. Бродский)

Или aabccb (самый "песенный" вариант):

И, может быть, жизнь на пределе
Удержится в немощном теле
И голову старца укроет трёхзубым венцом.
Но дряхлые чресла устали,
И шут в исполнении Даля
В холодную землю уткнётся истёртым лицом.

Семистишие (септима)

Семистишие (септима) - вещь редкая. Но, по сути, добавить всего одну строку к любому встреченному шестистишию, и получится семистишие, двурифмовое, трёхрифмовое или даже четырёхрифмовое. Простор для придумывания схем тут огромен: abbabba, abccbac, aabccba и так далее. Комбинаций множество. Редкость употребления семистишия обусловлена в первую очередь историческим фактором: было попросту не принято так писать, вот и всё. Хотя это просто и порой даже очень красиво, если, конечно, писано не левой ногой. Семистишиями написано "Бородино" Лермонтова (aabcccb):

- Скажи-ка, дядя, ведь не даром
Москва, спаленная пожаром,
Французу отдана?
Ведь были ж схватки боевые,
Да, говорят, еще какие!
Hедаром помнит вся Россия
Про день Бородина! (М. Лермонтов)

Восьмистишие

Восьмистишие - это третья по популярности после четверостишия и шестистишия схема рифмования.
Опять же, количество комбинаций рифм в восьмистишии просто огромно. Можно составлять математическую программу для всевозможных комбинаций в двух-, трёх- и четырёхрифмовых восьмистишиях. Поэтому приведу просто один пример. Схема aaabcccb:

Старение! Возраст успеха. Знания
Правды. Изнанки её. Изгнания.
Боли. Ни против неё, ни за неё
Я ничего не имею. Коли ж
Переборщит - возоплю: нелепица
Сдерживать чувства. Покамест - терпится.
Ежели что-то во мне и теплится,
Это не разум, а кровь всего лишь. (И. Бродский)

Девятистишие

Девятистишие встречается не чаще семистишия. Но опять же: добавьте строку к восьмистишию, и получится то, что и требовалось получить (ababcdccd):

Отворите мне темницу,
Дайте мне сиянье дня,
Черноглазую девицу.
Черногривого коня.
Дайте раз пор синю полю
Проскакать на том коне;
Дайте раз на жизнь и волю,
Как на чуждую мне долю,
Посмотреть поближе мне... (М. Лермонтов)

Десятистишия

Десятистишия имеют и фиксированные формы. В частности, формой десятистишия является ода. Классическая ода иммет схему рифмовки ababccdeed и характеризуется восхваляющим, торжественным содержанием, пафосными выражениями, изобилием восклицаний. Признанным мастером оды являлся Г.Державин. Например:

Подай, Фелица! наставленье:
Как пышно и правдиво жить,
Как укрощать страстей волненье
И счастливым на свете быть?
Меня твой голос возбуждает,
Меня твой сын препровождает;
Но им последовать я слаб.
Мятясь житейской суетою,
Сегодня властвую собою,
А завтра прихотям я раб.

Не будем подробно разбирать 11-ти, 12-ти и 13-ти стишия. Напомню лишь, что в любой из этих форм можно получить огромное количество разнообразных комбинаций рифм, так что это поле для вашей деятельности.
Зато рассмотрим четырнадцатистишие, потому что оно имеет фиксированную форму, являющуюся одной из наиболее популярных известных в истории - сонет. Сонет - это стихотворение из 14 стихов, построенное по схеме abbaabbaccdede, то есть два четверостишия и два трёхстишия. Сонет появился в европейской литературе ещё в XIII веке. Одной из вершин поэзии Возрождения являлись сонеты Ф. Петрарки, обращённые к Лауре. Сонет часто имеет нарушения строгой рифмовой схемы. Например, 66-ой сонет Шекспира в переводе С. Маршака:

Зову я смерть. Мне видеть невтерпёж
Достоинство, что просит подаянья,
Над простотой глумящуюся ложь,
Ничтожество в роскошном одеянье.

И совершенству пошлый приговор,
И девственность, поруганную грубо,
И неуместной почести позор,
И мощь в плену у немощи беззубой.

И прямоту, что глупостью слывёт,
И глупость в маске мудреца, пророка,
И вдохновения зажатый рот,

И праведность на службе у порока.
Всё мерзостно, что вижу я вокруг,
Но как тебя покинуть, милый друг!

Заключение сонета может охватывать все шесть последних строк (в данном случае - две). В данном сонете не соблюдено правило общих рифм в двух катренах. Имеются варианты сонетов: хвостатый сонет - два четверостишия и три терцета; сплошной сонет - на двух рифмах; опрокинутый сонет - два терцета и два четверостишия; безголовый сонет - одно четверостишие и два терцета; половинный сонет - четверостишие и терцет; хромой сонет - неравностопность четвертого стиха в катренах и т. д.
Сонет развивается и сплетается в ещё более сложную форму - венок сонетов. Венок сонетов состоит из пятнадцати сонетов. Первая строка каждого сонета повторяет последнюю строку предыдущего; заключительный сонет (магистрал) повторяет каждую строку каждого сонета, связывая их воедино. Таким образом, венок сонетов представляет собой двести десять строк, четырнадцать из которых употреблены троекратно. Венок сонетов очень сложен для написания, тем более правильный, без нарушения правил построения одного сонета. Венки встречаются у В.Брюсова, И.Сельвинского, М.Богдановича. Блестящий венок сонетов создал современный поэт и рок-музыкант Сергей Калугин.
Отмечу, что четырнадцатистишие совсем не обязательно является сонетом. Например, вот такая форма: ababccdefefggd.

Я в почётных рядах –
Руки в мягкий бетон –
Золотая звезда,
Предварив пелатон,
В предвкушении сна
Оказалась одна
На пути к дохристианскому Богу.
Эта леди вон там
Очень нравится мне,
Я бы впился в уста,
Я остался бы с ней,
Но придётся пройти
Окончанье пути
По кричащим ковровым дорогам.

Естественно, можно искать и более сложные 15, 16-тистишия, в общем, всё на ваше усмотрение. Отмечу только одну специфическую форму 15-стишия - рондо. Это стихотворение в 15 строк с рифмовкой aabbaabbсaabbaс (с - нерифмующийся рефрен, повторяющий первые слова 1-й строки). Популярно в поэзии барокко и рококо.

В начале лета, юностью одета,
Земля не ждёт весеннего привета,
Но бережёт погожих, тёплых дней,
Но расточительная, всё пышней
Она цветёт, лобзанием согрета.
И ей не страшно, что далёко где-то
Конец таится радостных лучей,
И что недаром плакал соловей
В начале лета.
Не так осенней нежности примета:
Как набожный скупец, улыбки света
Она сбирает жадно, перед ней
Не долог путь до комнатных огней,
И не найти вернейшего обета
В начале лета. (М.Кузмин)

Рондо бывает и других типов: восьмистрочное, первая и вторая строки повторяются в конце и первый стих - в четвертой строке; тринадцатистрочное рондо, начальные слова первой строки входят в девятую и тринадцатую строки. Реже встречается четвертый тип сложного, т. н. совершенного рондо в 25 строк с двумя рифмами.

Вы можете также смело комбинировать строфы - четверостишия с шестистишиями и так далее. Такие стихотворения называются строфоидами. Стихотворение же, в котором нет чёткого разделения на строфы, называется астрофизмом и широко употребляется в детской поэзии:

Добрый доктор Айболит!
Он под деревом сидит.
Приходи к нему лечиться
И корова, и волчица,
И жучок, и паучок
И медведица!
Всех излечит, исцелит
Добрый доктор Айболит! (К. Чуковский)

К астрофизмам относится раёшный стих - русский народный стих со свободным количеством слогов и расположением ударений, ритм которого основан на смежной рифмовке. Размер, кстати, тоже не соблюдается. Например:

Жил-был поп,
Толоконный лоб.
Пошел поп по базару
Посмотреть кой-какого товару.
Навтречу ему Балда
Идет сам не зная куда. (А. Пушкин)

Напоследок скажу об ещё одном маленьком трюке. После любого законченного технически n-стишия, особенно после фиксированного (сонет, ода) можно просто добавить ещё одну строку (максимум две), которые позволят завершить стихотворение и с точки зрения содержания. Такое добавление называется кодой и не обязательно должно быть рифмованным.

(Использованы материалы книги Тимофея J. Скоренко. Трактат о стихосложении.)

www.sunhome.ru

Глава 3. Построение стихотворения (рифмовка).

 

Формы стихотворений.

 

В общем-то, этот раздел следовало бы поместить в главу о рифмах либо сразу после неё, но я подумал, что сначала неплохо бы разобраться со стихотворными размерами, что мы и сделали. Под «построением стихотворения» в данном случае я понимаю расположение рифм в строках стихотворения, то есть рифмовку. Я разбил этот раздел по строфам, начиная от одностишия.

Сначала, конечно, идёт такая строфа, как одностишие — нерифмованное стихотворение, состоящее из одной строки. Подобное стихотворение обыкновенно является юмористическим, ироническим; основной упор при написании делается не на технику, а на содержание. К примеру:

 

О, как внезапно кончился диван… (В. Вишневский)

 

Такому клюву и помада не поможет… (А. Морозов)

 

Для написания одностиший необходимо обладать как минимум чувством юмора. Как и для их чтения.

Самым простым расположением рифм является парная (смежная) рифма в дистихе или двустишии (по схеме аа).

 

В тот вечер возле нашего огня

Увидели мы чёрного коня. (И. Бродский)

 

Двустишие является наиболее простой формой сочетания стихотворных строк, довольно-таки примитивной, поэтому я рекомендую чередовать его с другими формами в одном стихотворении. Дистих — это двустишие, являющееся законченным стихотворением, что встречается весьма редко.

Далее рассмотрим более сложную форму — трёхстишие. Обыкновенное трёхстишие (терцет) подразумевает наличие трёх строк с одинаковой рифмой: aaa bbb ccc. Используется такая схема нечасто, но встретить можно.

 

На морских берегах я сижу,

Не в пространное море гляжу,

Но на небо глаза возвожу. (А. Сумароков)

 

Другой формой трёхстишия является терцина. Терцина — это стихотворное произведение из трёхстиший с обязательной схемой рифм aba bcb cdc… Терциной написана «Божественная комедия» Данте:



 

Земную жизнь дойдя до середины,

Я очутился в сумрачном лесу,

Утратив правый путь во тьме долины.

Каков он был, о, как произнесу

Тот дикий лес, дремучий и грозящий,

Чей давний ужас в памяти несу! (пер. М. Лозинского)

 

Вообще, законченное произведение (поэма или крупное стихотворение), написанное терцинами, называется капитоло. В «Божественной комедии» капитоло является каждая отдельная глава поэмы.

Разновидностью трёхстишия являетсяритурнель —трехстрочная строфа в итальянской, а затем во французской поэзии. Стихотворный размер — свободный, по выбору поэта; рифмуются между собой первая и третья строки, средний стих строфы остается без рифмы (холостым). В русской поэзии ритурнель, как форма стиха, не привилась; отдельные опыты можно встретить у поэтов-символистов.

 

Серо
Море в тумане, и реет в нем рея ли, крест ли;
Лодка уходит, которой я ждал с такой верой!

Прежде
К счастью так думал уплыть я. Но подняли якорь
Раньше, меня покидая... Нет места надежде!

Кровью
Хлынет закат, глянет солнце, как алое сердце:
Жить мне в пустыне — умершей любовью!
(В. Брюсов)

 

Трёхстишия могут объединяться и в другие более сложные формы,. Примером такой формы является виллане́лла(вилланель) — в староитальянской, а затем в старофранцузской поэзии — лирическое стихотворение своеобразной формы, предназначенное для пения. Заключает в себе шесть трехстишных строф и один заключительный стих, а всего — 19 стихов на две рифмы. Композиция вилланеллы сложна: первый и третий стихи начальной терцины повторяются и дальше в определенном порядке и имеют одну рифму; каждый средний стих терцины оригинален, все средние стихи связаны между собой также одной рифмой. Вот вилланелла, которую написал поэт Возрождения Жан Пассора:

Врозь я с горлинкой моею:
Не она ведь мне слышна.
Поспешу вослед за нею.

Ты ль с подружкою своею
Розно? К нам судьба равна:
Врозь я с горлинкой моею.

Верю я душою всею,
Коль твоя любовь верна:
Поспешу во след за нею.

Слух твой жалобой лелею
Вновь, что нам двоим дана:
Врозь я с горлинкой моею.

Без ее красы жалею
Все, чем жизнь была красна.
Поспешу во след за нею.

Смерть, верши свою затею,
То возьми, что взять должна:
Врозь я с горлинкой моею,

Поспешу во след за нею. (Пер. Ю. Верховского)

 

В русском стихосложении всё же порекомендую пользоваться терцетами или терцинами, потому как другие формы лучше приспособлены для итальянской или французской поэзии, откуда, собственно, и произошли.

 

Первым по распространённости является, безусловно, четверостишие или катрен. Стандартных схем рифмования в катрене две: abab (перекрёстная рифма) и abba (охватная или опоясанная рифма). Пример первой:

 

Я долго шёл по коридорам,

Кругом, как враг, таилась тишь.

На пришлеца враждебным взором

Смотрели статуи из ниш. (Н. Гумилёв)

 

Пример второй:

 

Он видит пылающий ангельский меч,

Что жалит нещадно его и подругу

И гонит из рая в суровую вьюгу,

Где нечем прикрыть им ни бёдер, ни плеч… (Н. Гумилёв)

 

Более простыми разновидностями катрена (соответственно, более примитивными) являются схемы рифмовки aabb и abcb. В первом случае катрен просто состоит из двух двустиший, объединённых общей темой, во втором не рифмуются 1-я и 3-я строки (т.н. холостая рифма). Последнего я настоятельно советую избегать.

Катрен может являться стихотворением в чистом виде (например, гарики или частушки):

 

Когда, прервав теченье лет,

Настанет страшный суд,

На нем предстанет мой скелет,

Держа пивной сосуд. (И. Губерман)

 

Обыкновенно, катрен, являющийся законченным произведением, несёт в себе остроумную либо нравоучительную смысловую нагрузку.

Стихотворения, написанные четверостишиями, наиболее распространены. Почти каждый поэт обращался к этой форме построения стихотворения. Довольно часто катрены перемежаются другими формами. Например, в «Евгении Онегине» строфы построены путём чередования четверостиший с перекрёстными рифмами, четверостиший с охватными рифмами и двустиший. Подсчитано, что в произведениях А.С. Пушкина катрены составляют 35% всех строф, не считая тех, которые входят в состав онегинской строфы или сонетов.

Четверостишия могут объединяться и между собой в более сложные формы, например, в восьмистишия или даже двенадцатистишия, объединенные общей идеей. Одной из форм объединения четверостиший являются стансы — стихотворение, где конец каждой строфы обязательно является концом фразы. Классическим является стихотворения "Стансы" Иосифа Бродского, приводить не буду.

Другая разновидность четверостишия леонинский стих, строфа со смежными рифмами в первом полустишии каждого стиха и с общей концевой рифмой для двустишия, например:

 

Чиста птица голубица таков нрав имиет:
Буде мисто, где нечисто, тамо не почиет,
Но где травы и дубравы и сень есть от зноя,
То прилично, то обычно место ей покоя.
(Г. Конисский)

 

Фиксированной формой четверостишия (восточный тип) является рубаи. Схема рифмовки в рубаи aaba, содержание, как правило, философское. Рубаи ввёл в обращение Омар Хайям.

 

Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало,

Два важных правила запомни для начала:

Ты лучше голодай, чем что попало есть,

И лучше будь один, чем вместе с кем попало. (пер. О .Румера)

 

В грузинской поэзии четверостишие приобрело форму под названием маджама, четверостишие с омонимическими рифмами, где одно звучание берется в разных значениях. М. часто встречаются в поэме Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре», например:

 

Если буду я низвергнут разрушающим все миром,
И умру один без плача тех, кого я был кумиром,
Не одет рукой питомцев и святым не мазан миром,
Пусть твое благое сердце эту весть приемлет с миром.

(Пер. Ш. Нуцубидзе)

Далее идут более сложные формы, менее распространённые, чем катрен, но от того не менее интересные. Ищите разнообразие форм! Лишним не будет!

Пятистишия уже позволяют вам проявить полёт фантазии. Конечно, у пятистиший есть и фиксированные формы. Например, лимерик. Лимерик это ироническое пятистишие со схемой рифм aabba (желательно, с трёхстопным анапестом в 1,2 и 5 строках и двустопным — в 3 и 4). Пришли лимерики из Англии, в частности, их изобрёл знаменитый английский поэт и художник Эдвард Лир.

 

Не секрет, что в далёком Катаре

Каждый пятый катарец — татарин!

Есть и больший курьёз.

Знайте все: эскимос —

Каждый третий на Мадагаскаре... (А. Карпов)

Вождь индейцев, торгующий в лавке,

Продавая свои томагавки,

Говорил: «Спору нет,

Очень ценный предмет

И в быту, и в автобусной давке!» (А. Карпов)

 

Но, в общем, ищите формы пятистиший самостоятельно. Схем рифмования тут немало: aabba, ababa, abbba, abbaa и так далее. Не стесняйтесь экспериментировать.

 

Я дважды пробуждался этой ночью

И брёл к окну, и фонари в окне,

Обрывок фразы, сказанный во сне,

Сводя на нет, подобно многоточью

Не приносили утешенья мне. (И. Бродский)

 

Это просто один из примеров, коих множество.

Шестистишиявстречаются реже, чем четверостишия, но гораздо чаще, чем пятистишия или терцеты. Фиксированных форм шестистишия не существует, но простор для фантазии тут неограничен. Например, aabbba:

 

На стене портрет тирана,

Как в любой другой квартире,

Как во всём подлунном мире,

Как мишень в цветастом тире,

Как нарыв, гнойник, как рана,

На стене портрет тирана.

Или abcabc (треугольная рифмовка):

 

Северо-западный ветер его поднимает над

Сизой, лиловой, пунцовой, алой

Долиной Коннектикута. Он уже

Не видит лакомый променад

Курицы по двору обветшалой

Фермы, суслика на меже. (И. Бродский)

 

Или aabccb (самый «песенный» вариант):

 

И, может быть, жизнь на пределе

Удержится в немощном теле

И голову старца укроет трёхзубым венцом.

Но дряхлые чресла устали,

И шут в исполнении Даля

В холодную землю уткнётся истёртым лицом.

Такая строфа, кстати, иногда называется ронсаровой строфой.

Вообще, в качестве замечательного примера мастерски исполненных шестистиший рекомендую прочитать стихотворение Николая Гумилёва «Пятистопные ямбы». Каждая (подчёркиваю, каждая!!!) из 14 строф этого стихотворения представляет собой двурифмовое шестистишие с новой схемой рифмовки! Так встречаются схемы ababab, ababaa, abbaba, aabbab, aaabbb, aababb, abbbaa и так далее. А что бы было, если бы Гумилёв использовал не только двурифмовые, но и трёхрифмовые шестистишия? Так вариантов ещё больше! Вот пример строфы из «Пятистопных ямбов»:

 

Солдаты громко пели, и слова

Невнятны были, сердце их ловило:

«Скорей вперёд! Могила так могила!

Над ложем будет свежая трава,

А пологом — зелёная листва,

Союзником — архангельская сила!» (схема abbaab)

 

В общем, простор для фантазии огромен.

Кстати, шестистишие с рифмовкой ababab называется секстиной:

 

Опять звучит в моей душе унылой
Знакомый голосок, и девственная тень
Опять передо мной с неотразимой силой
Из мрака прошлого встаёт, как ясный день;
Но тщетно памятью ты вызван, призрак милый!
Я устарел: и жить и чувствовать — мне лень.
(Л. Мей)

 

Нельзя не отметить, что термин «секстина» имеет несколько толкований, и стихотворения этого типа несколько форм. Первый тип секстины рифмуется по схеме AbAbAC или BaBaCC (заглавными буквами обозначена мужская рифма, прописными — женская). Можно писать и одними женскими, что свойственно итальянскому языку, но непременное условие соблюдение трехрифменности. Секстина первого типа имеет большое сходство с октавой. Если от октавы отнять первые две строки, получится секстина первого типа.

Второй тип секстины по схеме AbbAcc или aBBaCC. Секстины второго типа при сцеплении дают большее однообразие всего стихотворения в смысле строфичности.

Третий тип секстин исключительно твердая форма. Построение ее таково: шесть шестистиший (36 стихов), имеющие только две рифмы, причем те слова, которые взяты рифмами в первом шестистишии, обязаны пройти, как рифмы во всех стопах. Еще условие: расположение этих шести слов-рифм в каждом шестистишии различное. Обычно при стыках строф в последнем и в первом стихе берется одно и то же слово-рифма.

Когда поэтическое произведение написано шестистишиями двух первых видов, оно называется секстины; стихотворение третьего типа — секстина.

Ещё одной оригинальной разновидностью шестистишия является вирелэ́ шестистрочная строфа старофранцузской поэзии. Строфа разбивается на трехстишия, в каждом из которых первые два стиха взаимно рифмуются, третий же, укороченный стих первой полустрофы рифмуется с укороченным стихом второй полустрофы. На вирэле похожи следующие русские стихи:

 

А в ненастные дни
Собирались они

Часто;

Гнули — бог их прости! —
От пятидесяти

На сто... (А. Пушкин)

 

В случае, когда вирелэ не ограничивается шестистишием, а расширяется до 9-ти, 12-ти, 15-ти и так далее строк, оно называется лэ(ле, лэй). То есть вирелэ — это частная форма лэ. Правила рифмовки и укороченной строфы в лэ такие же.

Семистишие (септима) вещь редкая. Но, по сути, добавить всего одну строку к любому встреченному шестистишию, и получится семистишие, двурифмовое, трёхрифмовое или даже четырёхрифмовое. Простор для придумывания схем тут огромен: abbabba, abccbac, aabccba и так далее. Комбинаций множество. Редкость употребления семистишия обусловлена в первую очередь историческим фактором: было попросту не принято так писать, вот и всё. Хотя это просто и порой даже очень красиво, если, конечно, писано не левой ногой. Семистишиями написано «Бородино» Лермонтова (aabcccb):

 

— Скажи-ка, дядя, ведь не даром
Москва, спаленная пожаром,
Французу отдана?
Ведь были ж схватки боевые,
Да, говорят, еще какие!
Hедаром помнит вся Россия
Про день Бородина!
(М. Лермонтов)

Приведу ещё одно семистишие в качестве примера, очень нестандартное. Это знаменитая «Песня» Иосифа Бродского:

 

Пришёл сон из семи сёл.

Пришла лень из семи деревень.

Собрались лечь, да простыла печь.

Окна смотрят на север.

Сторожит у ручья скирда ничья,

И большак развезло, хоть бери весло.

Уронил подсолнух башку на стебель.

Схема рифмовки тут просто сумасшедшая. Каждая строка характеризуется собственной сквозной рифмой, где середина строки рифмуется с её окончанием. Получается: aa bb cc d ee ff d. Это, конечно, очень нехарактерный пример, но он настолько странный, что грех бы был его упустить.

Кстати: семистишие с рифмовкой abbaacc называется королевскойиличосеровской строфой. Чосер первым в английской литературе ввёл понятие размеров, силлабо-тонического стихосложения и рифмовки. Вот пример чосеровской, или королевской, строфы из «Кентерберийских рассказов» Чосера:

 

Переверни страницу — дивный сад
Откроется, и в нем, как будто в вазах,
Старинных былей, благородных сказок,
Святых преданий драгоценный клад.
Сам выбирай, а я не виноват,
Что мельник мелет вздор, что мажордом,
Ему на зло, не уступает в том.
(Пер. И. Кашкина)

 

Восьмистишие это третья по популярности после четверостишия и шестистишия схема рифмования.

Опять же, количество комбинаций рифм в восьмистишии просто огромно. Можно составлять математическую программу для всевозможных комбинаций в двух-, трёх- и четырёхрифмовых восьмистишиях. Поэтому приведу просто один пример, а остальное оставлю вам: пишите! Схема aaabcccb:

 

Старение! Возраст успеха. Знания

Правды. Изнанки её. Изгнания.

Боли. Ни против неё, ни за неё

Я ничего не имею. Коли ж

Переборщит — возоплю: нелепица

Сдерживать чувства. Покамест — терпится.

Ежели что-то во мне и теплится,

Это не разум, а кровь всего лишь. (И. Бродский)

 

Фиксированной формой восьмистишия является октава. Схема рифмования в октаве abababcc. Завершающее строфу двустишие прерывает ряд тройных рифм и хорошо служит для заключительного афоризма или иронического поворота. Октавами написаны «Домик в Коломне» Пушкина, «Портрет» А. Толстого, «Октава» А. Майкова.

 

Ахмет-оглы берёт свою клюку

И покидает город многолюдный.

Вот он идёт по рыхлому песку,

Его движенья медленны и трудны.

— Ахмет, Ахмет, тебе ли, старику,

Пускаться в путь неведомый и чудный?

Твоё добро враги возьмут сполна,

Тебе изменит глупая жена. (Н. Гумилёв)

 

Редкой и малоупотребительной формой восьмистишия является триолет. Схема рифм в нём: abaaabab, причём 4-я строка повторяет первую, 7-8-я повторяют 1-2-ю. Примеров триолета крайне мало, в русской поэзии такой формой пользовался, в основном, Н.М. Карамзин. Метр русского триолета любой из метров, принятых русской версификацией, с любым количеством стоп.

 

Ты промелькнула, как виденье,
О, юность, быстрая моя,
Одно сплошное заблужденье!
Ты промелькнула, как виденье,
И мне осталось сожаленье,
И поздней мудрости змея.
Ты промелькнула, как виденье, —
О, юность быстрая моя!
(К. Бальмонт)

 

Пример безрифменного триолета, где рифму заменяет повтор того же слова. Триолет этот дает пример и пэонического (гипердактилического) окончания.

 

Тебя я помню. Ты рыдала

На Гревской площади, под виселицей.

И ночь, и смерть, и ты рыдала.

Тебя я помню. Ты рыдала...

Но я забыл, по ком рыдала.

Не под моей ли черной виселицей.

Тебя я помню. Ты рыдала

На Гревской площади под виселицей. (И.Рукавишников)

 

А вот пример тройного (тайного) триолета:

 

Не иди в дом пира. Иди в дом плача,

Чтоб забылись грехи, чтоб открылась душа.

Чтоб светлела порфира, чтоб яснела задача,

Не иди в дом пира, иди в дом плача.

В воротах мира, рыдая и плача,

Цветут чудо-стихи, бездумно дыша.

Но иди в дом пира. Иди в дом плача,

Чтоб забылись грехи. Чтоб открылась душа. (И.Рукавишников)

 

Прием, впервые примененный к триолетной форме. Несколько известный в сонетной старо-французской, теоретически допустимый, конечно, при любой строфике. Построение, допускающее чтение одного триолета, как трех самостоятельных, при рассечении мысленно стихотворения вертикальной линией через цезуры. Кстати, хороший пример сквозной рифмы.

Возможно также построение венка триолетов по схеме венка сонетов (см.ниже).

Восьмистишие со схемой рифмовки abababab называется сицилианой:

 

Май жестокий с белыми ночами!
Вечный стук в ворота: выходи!
Голубая дымка за плечами,
Неизвестность, гибель впереди!
Женщины с безумными очами,
С вечно смятой розой на груди! —
Пробудись! Пронзи меня мечами,
От страстей моих освободи!
(А. Блок)

 

Девятистишие встречается не чаще семистишия. Но опять же: добавьте строку к восьмистишию, и получится то, что и требовалось получить (ababcdccd):

 

Отворите мне темницу,
Дайте мне сиянье дня,
Черноглазую девицу.
Черногривого коня.
Дайте раз пор синю полю
Проскакать на том коне;
Дайте раз на жизнь и волю,
Как на чуждую мне долю,
Посмотреть поближе мне...
(М. Лермонтов)

 

Девятистишие с рифмовкой ababbcdcс… (и так далее, причём каждый девятый стих удлинён на одну стопу) называется спенсеровой строфой:

 

Нет ничего печальнее на свете
Невинной удрученной красоты,
Повергнутой в предательские сети
Вражды жестокой, злобной клеветы:
Под властью ль я чарующей мечты
Иль женский рыцарь я надежней стали,
Но видя горе женской чистоты,
279

Душа моя сжимается в печали.
Мучительней тоски я испытал едва ли.

(Э. Спенсер, пер. С. Протасьева)

 

Десятистишие встречается чаще девятистишия по причине симметричности. Вообще, при чётном количестве строк проще составить красивую комбинацию рифм. Примером десятистишия является вот это (ababccdeed):

 

О вы, которых ожидает
Отечество от недр своих
И видеть таковых желает,
Каких зовёт от стран чужих,
О ваши дни благословенны!
Дерзайте ныне ободренны
Раченьем вашим показать,
Что может собственных Платонов
И быстрых разумов Невтонов
Российская земля рождать
(М. Ломоносов)

Десятистишия имеют и фиксированные формы. В частности, формой десятистишия является ода. Классическая ода иммет схему рифмовки ababccdeed и характеризуется восхваляющим, торжественным содержанием, пафосными выражениями, изобилием восклицаний. Признанным мастером оды являлся Г.Державин. Например:

 

Подай, Фелица! наставленье:
Как пышно и правдиво жить,
Как укрощать страстей волненье
И счастливым на свете быть?
Меня твой голос возбуждает,
Меня твой сын препровождает;
Но им последовать я слаб.
Мятясь житейской суетою,
Сегодня властвую собою,
А завтра прихотям я раб.

Другой фиксированной формой десятистишия является децима. Децима десятистрочная строфа в испанской поэзии, чаще всего хореического размера. Мужские и женские рифмы в дециме идут по порядку AbbAAccDDc. Известны ямбические децимы в поэзии Г. Державина с системой рифмовки aBaBccDeeD («Фелица» и «Бог») и aa BcBc DeeD («На счастие»).

Не будем подробно разбирать 11-ти, 12-ти и 13-ти стишия. Напомню лишь, что в любой из этих форм можно получить огромное количество разнообразных комбинаций рифм, так что это поле для вашей деятельности.

Единственно выделю фиксированную форму 12-тистишия, коплу. Копла форма стансов в староиспанской поэзии, 12-строчная строфа, разбиваемая системой рифм на два шестистишия, в которых третий и шестой стих укорочены. Рифмовка: abc abc def def. Вот образец коплы из «Стансов на смерть отца, капитана Родриго» Хорхе Манрике:

 

Не предавайся скорби тщетной,
Душа, и ясными очами

Взгляни вокруг:

Жизнь иссякает незаметно,
И смерть неслышными шагами

Подходит вдруг.

Отрады длятся лишь мгновенья,
Но мукой каждая чревата,

Увы, для нас.

Прислушайся к людскому мненью:
Мил только прожитой когда-то,

Ушедший час. (Пер. О. Румера)

 

У 13-стишия тоже есть как минимум одна фиксированная форма: рондель французская форма стихотворения о трех строфах, охватывающих 13 строк. В первых двух строфах по четыре стиха, в третьей — пять стихов. Через всю рондель проходят две рифмы (abbaabababbaa). Первые две строки повторяются в конце второй строфы, последняя строка повторение первой строки целиком или в несколько измененном виде.

 

Окончив труд, иду с завода,
Манифестацию встречать.
В цветах весь город, и слыхать —
Кричат: да здравствует свобода!

Смеется солнце с небосвода,
И мчатся тучки — благодать...
Окончив труд, иду с завода
Манифестацию встречать.

Что за весна! Что за отрада!
Лучам в сердцах легко звучать...
Лишь землю беднякам отдать —
Мир станет крепнуть год от года.
Окончив труд, иду с завода.

(П. Тычина, пер. с укр. Н. Ушакова)

 

Зато рассмотрим четырнадцатистишие, потому что оно имеет фиксированную форму, являющуюся одной из наиболее популярных известных в истории — сонет. Сонет это стихотворение из 14 стихов, построенное по схеме abbaabbaccdede, то есть два четверостишия и два трёхстишия. Сонет появился в европейской литературе ещё в XIII веке. Одной из вершин поэзии Возрождения являлись сонеты Ф. Петрарки, обращённые к Лауре. Сонет часто имеет нарушения строгой рифмовой схемы. Например, 66-ой сонет Шекспира в переводе С. Маршака:

 

Зову я смерть. Мне видеть невтерпёж

Достоинство, что просит подаянья,

Над простотой глумящуюся ложь,

Ничтожество в роскошном одеянье.

И совершенству пошлый приговор,

И девственность, поруганную грубо,

И неуместной почести позор,

И мощь в плену у немощи беззубой.

И прямоту, что глупостью слывёт,

И глупость в маске мудреца, пророка,

И вдохновения зажатый рот,

И праведность на службе у порока.

Всё мерзостно, что вижу я вокруг,

Но как тебя покинуть, милый друг!

Заключение сонета может охватывать все шесть последних строк (в данном случае две). В данном сонете не соблюдено правило общих рифм в двух катренах.

Имеются варианты сонетов: хвостатый сонет два четверостишия и три терцета; сплошной сонет — на двух рифмах; опрокинутый сонет два терцета и два четверостишия; безголовый сонет одно четверостишие и два терцета; половинный сонет — четверостишие и терцет; хромой сонет неравностопность четвертого стиха в катренах и т. д.

Сонет развивается и сплетается в ещё более сложную форму — венок сонетов. Венок сонетов состоит из пятнадцати сонетов. Первая строка каждого сонета повторяет последнюю строку предыдущего; заключительный сонет (магистрал) повторяет каждую строку каждого сонета, связывая их воедино. Таким образом, венок сонетов представляет собой двести десять строк, четырнадцать из которых употреблены троекратно. Венок сонетов очень сложен для написания, тем более правильный, без нарушения правил построения одного сонета. Венки встречаются у В.Брюсова, И.Сельвинского, М.Богдановича. Блестящий венок сонетов создал современный поэт и рок-музыкант Сергей Калугин.

Отмечу, что четырнадцатистишие совсем не обязательно является сонетом. Например, вот такая форма: ababccdefefggd.

 

Я в почётных рядах —

Руки в мягкий бетон —

Золотая звезда,

Предварив пелатон,

В предвкушении сна

Оказалась одна

На пути к дохристианскому Богу.

Эта леди вон там

Очень нравится мне,

Я бы впился в уста,

Я остался бы с ней,

Но придётся пройти

Окончанье пути

По кричащим ковровым дорогам.

 

Специфическим четырнадцатистишием является онегинская строфа (ababccddeffegg):

 

Итак, она звалась Татьяной.
Ни красотой сестры своей,
Ни свежестью её румяной
Не привлекла б она очей.
Дика, печальна, молчалива,
Как лань лесная боязлива,
Она в семье своей родной
Казалась девушкой чужой.
Она ласкаться не умела
К отцу, ни к матери своей;
Дитя сама, в толпе детей
Играть и прыгать не хотела
И часто целый день одна
Сидела молча у окна.

Естественно, можно искать и более сложные 15, 16-тистишия, в общем, всё на ваше усмотрение. Отмечу только одну специфическую форму 15-стишия рондо. Это стихотворение в 15 строк с рифмовкой aabbaabbсaabbaс (с — нерифмующийся рефрен, повторяющий первые слова 1-й строки). Популярно в поэзии барокко и рококо.

 

В начале лета, юностью одета,
Земля не ждёт весеннего привета,
Но бережёт погожих, тёплых дней,

Но расточительная, всё пышней
Она цветёт, лобзанием согрета.
И ей не страшно, что далёко где-то
Конец таится радостных лучей,
И что недаром плакал соловей
В начале лета.

Не так осенней нежности примета:
Как набожный скупец, улыбки света
Она сбирает жадно, перед ней

Не долог путь до комнатных огней,
И не найти вернейшего обета
В начале лета.
(М.Кузмин)

Рондобывает и других типов: восьмистрочное, первая и вторая строки повторяются в конце и первый стих в четвертой строке; тринадцатистрочное рондо, начальные слова первой строки входят в девятую и тринадцатую строки. Реже встречается четвертый тип сложного, т. н. совершенного рондо в 25 строк с двумя рифмами.

 

Вы можете также смело комбинировать строфы четверостишия с шестистишиями и так далее. Такие стихотворения называются строфоидами. Стихотворение же, в котором нет чёткого разделения на строфы, называется астрофизмом и широко употребляется в детской поэзии:

 

Добрый доктор Айболит!

Он под деревом сидит.

Приходи к нему лечиться
И корова, и волчица,
И жучок, и паучок
И медведица!

Всех излечит, исцелит

Добрый доктор Айболит! (К. Чуковский)

К астрофизмам относится раёшный стих русский народный стих со свободным количеством слогов и расположением ударений, ритм которого основан на смежной рифмовке. Размер, кстати, тоже не соблюдается. Например:

 

Жил-был поп,
Толоконный лоб.
Пошел поп по базару
Посмотреть кой-какого товару.
Навтречу ему Балда
Идет сам не зная куда.
(А. Пушкин)

 

Напоследок скажу об ещё одном маленьком трюке. После любого законченного технически n-стишия, особенно после фиксированного (сонет, ода) можно просто добавить ещё одну строку (максимум две), которые позволят завершить стихотворение и с точки зрения содержания. Такое добавление называется кодой и не обязательно должно быть рифмованным.

Восточные формы строф.

 

Кроме рубаи, описанного выше, существует ещё несколько специфических восточных разновидностей строф.

Газель(газелла) вид моноримического лирического стихотворения в восточной поэзии. Состоит обычно из 5-12 бейтов (двустиший). Схема рифмовки: aa ba ca da….От газели получили развитие другие традиционные формы персидского стиха.

 

Хмельная, опьяненная, луной озарена,
В шелках полурасстёгнутых и с чашею вина.

Лихой задор в глазах ее, тоска в изгибе губ,
Хохочущая, шумная, пришла ко мне она.

Пришла и села, милая, у ложа моего:
«Ты спишь, о мой возлюбленный? Взгляни-ка: я пьяна!»

Да будет век отвергнутым самой любовью тот,
Кто этот кубок пенистый не осушит до дна.
(Хафиз, пер.И.Сельвинского)

 

В переднем бейте часто упоминается поэтическое имя (тахаллус) автора. Количество строк в газели всегда четное. Эта форма, как и другие формы восточной лирической поэзии, не привилась на русской почве и является лишь опытом поэтической стилизации.

В другой трактовке газель представляется как трёхстишие, где два равных отрезка имеют одну рифму, затем вдвое больший отрезок имеет ту же рифму (трактовка Валерия Брюсова). В таком виде газель весьма похожа на рубаи.

 

В моей песне ревнивый страх.

Испугалась газель в горах.

Два прыжка, разбег, а потом будто крылья на легких ногах.

 

Разновидностью газели является тарджибанд, широко распространённый в восточной поэзии. Схемы рифмовки аа, ва, са…хх. Тарджибанд завершается связывающим бейтом с парной рифмой

Касыда(кассида) тоже разновидность газели, длинное моноримическое стихотворение, в котором рифмуются первые две строки, а дальше — через строку. По системе рифмовки касыда похожа на газель, но газель короткое стихотворение. В трактовке Валерия Брюсова касыда имеет на всём протяжении одну рифму, но лично я с этим не согласен.

Муссадас стихотворная форма в классической поэзии Ближнего и Среднего Востока, состоящая из 4-10 шестистишных строф и применяемая обычно в стихотворениях философского характера. Строфа делится на две неравные части в четыре и в два стиха; каждый стих делится цезурой на полустишия, причем первые полустишия имеют общую внутристрофную рифму, вторые же заканчиваются редифом. В первой строфе один и тот же редиф во всех шести стихах, в последующих строфах он стоит только в заключительном двустишии, обычно повторяющем последнее двустишие первой строфы (дословно или с некоторыми вариациями). Четверостишия же второй и следующих строф имеют свою внутреннюю рифму и свой редиф.

 

Не думай о нашем страданьи, всему наступит конец.
В груди удержи рыданья, слезам наступит конец,
Придет пора увяданья, цветам наступит конец.
В душе не храни ожиданья — душе наступит конец.
Мне чашу подай, виночерпий, всему наступит конец.
Нас сгложут могильные черви — всему наступит конец.

(Видади Молла, пер. К. Симонова)

 

Сродни муссадасу такой тип, как мусамман. По сути, это тот же муссадас, но состоящий не из шестистиший, а из восьмистиший.

Мухаммас — строфическая форма в поэзии Ближнего и Среднего Востока. В каждой строфе 5 стихов. Стихи первой строфы имеют общую рифму или общий редиф. Вторая и последующие строфы имеют свою рифму 167или редиф для всех строк, кроме конечной, которая обязательно завершается рифмой или редифом первой строфы (а иногда — повторяет последний стих первой строфы целиком).

 

Сон видала: плыл рекою в клетке тесной молодец.
С чудной речью соловьиной неизвестный молодец.
Ах, откуда он, тот стройный, тот прелестный молодец?
Чтобы сжечь меня, явился в поднебесной молодец.
Захватил мою он душу, тот чудесный молодец!

С плеч его бегрес спадает: кто он — бек или султан?
Он отшельник иль безумец, или страстью обуян?
Он волшебник ли, Юсуп ли, что покинул Ханаан?
Все слова его как жемчуг — так и просятся в дастан.
Даже пери не приснился б тот чудесный молодец.

(Молла Непес, пер. Н. Коровенко)

 

В общем, экспериментируйте на здоровье!

 


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:

zdamsam.ru

Техника написания стихов: базовая, декоративная и дополнительная.

Весьма познавательно! :) Даже не подозревала раньше, что  техника написания стихов еще и на виды делится...

Базовые, декоративные и дополнительные техники работы с текстом

Техники написания поэтических текстов можно разделить на три группы: базовые, декоративные и дополнительные. Базовые техники составляют основу стихотворения с точки зрения композиции, они определяют его ритм, задают ему темп. Выделяют три разновидности базовых техник, причем вполне возможно последовательное использование их всех в одном стихотворении.

Относительно применения той или иной техники или техник в том или ином случае, никаких правил не существует. Как правило, их выбор определяется произвольно, в соответствии с замыслом стихотворения. Однако весьма жесткие требования к построению стиха предъявляет любая базовая техника, при этом их нарушение не допустимо. Текст, написанный с учетом только этих требований, считать стихом нельзя.

Для того чтобы произведение приобрело поэтическую форму, необходимо использование декоративных и дополнительных техник. Декоративные техники можно сравнить с красками, нанесенными на лист бумаги. Базовая техника становится листом, а декоративные техники — красками, которые придадут этому листу художественное значение. Декоративные техники в поэзии — незаменимый элемент, служащий для придания выразительности, акцентировании внимания читателя на самых важных, с точки зрения автора, моментах в стихотворении.

Использование дополнительных техник в стихотворение усиливает фонетическую связь между словами в каждой строфе. В результате стих становится легким для восприятия на слух. Однако дополнительные техники применять не так просто. Они представляют собой тщательную работу с буквами и слогами, в результате которой созвучие проявляется не только в рифмах, но и начальных слогах либо буквах соседних слов.

Кроме этого возможен побор слов таким образом, чтобы их звучание усиливало выразительность стиха, и при этом осуществляло фонетическую связку между ними, например «шелестящий шепот». В идеальном стихотворении каждое слово фонетически оказывается связано с другим словом, однако требование это не является строго обязательным. Использовать дополнительные техники во всем стихе довольно сложно, хотя это более чем оправданно.

Базовые техники: классическая техника

Классическая техника относится к базовым, то есть, составляет «скелет» стихотворения. Требований к размерности и ритмике стихотворения при использовании классической техники в соответствующих учебниках можно найти не мало. Однако все они сводятся к трем простым правилам.

Первое заключается в том, что в одной строфе все строки должны иметь метрические аналоги. То есть, строка, написанная с определенным чередованием ударных и безударных слогов, обязательно должна соответствовать другой строке, имеющей такой же ритмический рисунок в пределах одной строфы. Такие строки могут объединяться парами или тройками, в принципе их количество в строфе может быть любым, важно одно — оставлять строки-одиночки в стихотворении нельзя.

Если точно попасть в метр не удается, а такая ситуация случается нередко, его нарушение можно компенсировать использованием одного и того же числа ударений или слогов в сочетающихся друг с другом строчках. Если же сохранить метр в определенной части стихотворения и вовсе не получается, это можно замаскировать усиленным использованием декоративных техник. В противном случае, стихотворение будет сложным для восприятия, а смысл его понять будет практически невозможно.

Иногда при использовании классической техники некоторое отступление от правил даже приветствуется. Так, ломаный в последней строке стихотворения метр, придаст ему больше выразительности, поможет привлечь внимание читателя. При работе с классической техникой автору важно помнить, что поэзия — далеко не точная «наука», и целесообразное отступление от ее правил может стать одним из самых сильных козырей конкретного стихотворения. Важно только такими отступлениями не увлекаться.

Ломаный стих

Ломаный стих, так же, как и классическая техника, представляет собой набор приемов для базового написания стиха. Однако, в отличие от стихотворных текстов, написанных с применением классической техники и в силу этого предполагающих некоторую монотонность, ломаный стих, как видно из названия, имеет рваный ритм, за счет чего достигается большая эмоциональность в изложении. Однако нарушение ритмики необходимо компенсировать — в противном случае стих будет сложен для восприятия. Это делается с помощью декоративных техник.

Одно из важнейших требований при использовании в качестве базовой техники ломаного стиха — строгое соблюдение рифмы. Созвучия в окончаниях строк являются их единственной связью в строфе, поэтому их применение обязательно. Метр ломаного стиха также не является произвольным. По своей сути он представляет собой какой-либо из традиционных метров, расширенный с помощью дополнительных пауз, либо убранных слогов.

Разрывы метра (те участки строк, где метр ломается) выделяются интонационно. Для этого строка разбивается на несколько частей в местах этих разрывов. Для поэтических произведений, написанных ломаным стихом, характерно употребление коротких, афористичных фраз. Разновидностей этой техники существует не мало. Между собой они различаются исходным метром, а также количеством и порядком вставленных пауз либо убранных слогов.

Ломаный стих, несмотря на то, что он является во многом произвольной техникой, использовать довольно сложно. Это объясняется тем, что, не имея строгих алгоритмов работы, автор должен действовать интуитивно, полагаясь в основном на свой вкус и чувство ритма. Именно поэтому, написание поэтических произведений с использованием в качестве базовой техники ломаного стиха, несмотря на известную степень свободы, требует от автора особого опыта и умения.

Верлибр

Верлибр, также как классическая техника и вольный стих относится к базовым техникам работы с поэтическим текстом. С точки зрения степени свободы, которая предоставляется автору рамками метра, верлибр является самым «вольным» базисом.

Если классическая техника почти всегда требует строго соблюдения условий ритмики, вольный стих допускает некоторые отклонения, то верлибр не принимает ритмику и метр вообще. Однако за всякую свободу приходится платить. В случае с верлибром работать придется над декоративными техниками — они должны использоваться в максимальном количестве, компенсируя отсутствие метра как такового.

Декоративные техники: работа с буквами и слогами

Работа с буквами и слогами является декоративной техникой и то, насколько правильно она применена, определяет не только звучание стихотворения, но задает ему тон, определяет его настроение. Проведение этой работы можно сравнить с наведением порядка в фонической составляющей стиха, оно обязательно даже в том случае, если автор отказывается от рифмы. В противном случае получившийся текст отнести к поэзии нельзя.

Несмотря на то, что техника предполагает осуществление отбора и букв, и слогов, работа со слогами, как правило, оказывается не нужна, если работа с буквами выполнена правильно. Ее можно разделить на две части — работу с гласными и работу с согласными. В аспекте этой техники гласные создают основной рисунок стиха, в зависимости от ударности или безударности определяют его ритм. В это время согласные отвечают за выразительность яркость.

Однако, работая с буквами, важно помнить, что даже одна неправильно подобранная согласная или гласная может нарушить гармонию стиха, сломать все, кропотливо выстроенное автором. Ударные гласные своим звучанием задают основное настроение стиха, безударные оттеняют их, подчеркивая созданное впечатление. Однако в основе стиха может лежать сразу несколько гласных звуков, главное — не ошибиться при их комбинировании. То же можно сказать и о согласных. Будучи правильно расставленными в стихе, согласные звуки способны подчеркнуть звучание гласных. Согласные придают стиху дополнительные оттенки, многократно усиливая влияние гласных звуков.

Эмоциональный оттенок, который придаст стиху употребление того или иного согласного звука, определить легко. Для этого нужно подобрать несколько слов, начинающихся с буквы, которая обозначает данный звук. Вероятнее всего у них будет некая общая черта, выделив которую будет не сложно определить, какое влияние согласная окажет на стих.

Декоративные техники: работа с рифмами

Подавляющее большинство стихотворений написано с использованием созвучий в окончаниях строк — рифм. Отказ от них допустим, однако в этом случае автор должен безупречно провести работу со слогами и буквами, в противном случае стихотворное произведение к поэзии отнести нельзя.

Использование рифм требует особого мастерства. Оно не должно сводиться к простому подбору слов, имеющих созвучные окончания, как минимум вся предыдущая строка должна подготавливать читателя к появлению той или иной рифмы. Вместе с этим созвучие должно быть устойчивым и достигаться оно должно оригинальным образом.

Рифма, появление которой легко предсказать, не производит впечатления на читателя, от чего страдает весь стих. Простые или распространенные рифмы могут употребляться автором, однако в этом случае должна быть проработана фонетика стихотворения, придающая им дополнительный оттенок.

Одними из самых сильных созвучий являются рифмы, образованные в окончаниях разных частей речи. Однако подобрать устойчивое созвучие в этом случае может быть непросто. Если сделать это не получается, слабое созвучие в окончании строки можно усилить соответствующей фонемой, расположенной в начале следующей строки. Подобные приемы используются и в том случае, если слово-рифма содержит звук, нарушающий фонетический рисунок стиха. В этом случае в предыдущем или последующем слове употребляется фонема, способная смягчить этот эффект.

Подбор устойчивых и вместе с этим небанальных созвучий является весьма трудоемкой задачей. Руководство для выполнения ее составить практически нереально, а настоящее умение составления рифм приходит к автору только вместе с опытом.

veronasunrise.livejournal.com

Учебник стихосложения: Построение стихов - Метр стиха

 

Стих – это рифмометрический элемент стихотворного произведения, иными словами – это строка. Стих составляет стихотворение, однако часто это понятие употребляется применительно к стихотворению в целом. Стих включает в себя ритмический рисунок, и, в зависимости от вида стихов (белый или классический рифмованный стих) оканчивается рифмой (созвучным с определенной строкой окончанием) либо вмещает рифму в пределах одной строки.

Метры стиха бывают классическими и авангардными. Классические метры (или ритмические рисунки) делятся на двустопные (ритмический рисунок повторяется с периодичность в два слога) и трехстопные (ритм трехсложный). Еще выделяют четырехсложные метры, однако, как показывает практика употребления слов их можно заменить двусложными ритмами, ведь современный язык допускает несколько ударных центров в слове: “приз-нА-ни-я в лю-бвИ моей” можно прочесть и как “приз-нА-ни-Я в люб-вИ моЕй”. Двустопные метры бывают ямбом (двусложные с ударением на втором слоге: аА-аА-аА...):

Мне Вас не доставало эти годы.../“Эскиз на холсте”/

и хореем (ударение на первом слоге: Аа-Аа-Аа...):

Восковые свечи так хрупки, не долговечны... /“Восковые свечи так хрупки...”/

К трехстопным метрам относят: дактиль (с ударением на первом слоге: Ааа-Ааа…):

Воздух прозрачный и синий…/“Воздух прозрачный и синий…” С.Есенин/

амфибрахий (ударение на втором слоге: аАа-аАа…):

“Ты знаешь ли, витязь, ужасную весть?” /“Евпатий” Н.Языков/

и анапест (с ударением на третьем слоге: ааА-ааА …)

Неуютная жидкая лунность… / “Неуютная жидкая лунность…” С.Есенин/

Авангардные метры стиха могут быть как с переменным метром (смесь двух- и трехсложных классических метров), так и сложной метрической структурой. Пример переменного метра:

Без тебя мне не жить, как много горечи в слезе! /пример автора/

В этом примере первая половина стиха написана анапестом, вторая – ямбом. Такой переменный ритмический рисунок должен сохраняться на протяжении всего стихотворения, иначе это уже будет сложная метрическая структура.

Пример сложной метрической структуры:

Золотою девушкой* я тебя увидел... /“Золотая девушка”/

В этом примере хорей прервался (пауза указана звездочкой), как бы не хватает одного слога для ритма, однако такие паузы авторами применяются для указания места логической паузы стиха.

 

 

 

***

Любви потеря – разве переделка?
Лишь плоским станет то, что было
Мелко –
И мелким то, что виделось
Объёмным –
Мы сами свои рамочки сдвигаем,
Пока совсем движенье прекратится
В уютной узости
Завинченного гроба./“Несложно расставаться” Віктория Всесвіт/

 

 

В этом стихотворении ритм “сбивчивый” за счет разной длины строк.

Характерны сложные метрические структуры для современных стихов. Классические стихотворения написаны либо двух-, трех- или четырехсложными метрами, либо переменным метром. Лишь изредка встречаются “сбивчивые” ритмы, когда автору было не достаточно порядка образов в стихотворении для выделения смысловых центров произведения. Тогда и “проскакивали” небольшие паузы в стихах. Тенденция к отступлению от навязывающей строгость классики произошла в конце 19-го века, когда во Франции появились новые литературные школы, которые именовали себя декадентами. Их стихи были полным отказом от установившихся за много веков принципов стихосложения, ясность и новизна образов нередко была подкреплена собственно сложными метрическими структурами. Однако первые попытки изменить структуру стиха были у поэтов (все той же Франции) в верлибрах (дословно – свободный стих), где составление стихов было основано не на рифме, одинаковой длине строк, четком метре, а на полном отказе от них.

lunaris.org.ua

План анализа стихотворения по литературе / Блог :: Бингоскул

Анализ стихотворения по литературе — это возможность проявить свои творческие способности, выразить своё мнение о творчестве поэта.

План анализа стихотворения включает в себя следующие этапы.

  1. Автор и название стихотворения.
  2. История создания стихотворения: когда оно было написано, по какому поводу, кому автор его посвятил.
  3. Жанр стихотворения.
  4. Тема, идея, основная мысль стихотворения.
  5. Композиция стихотворения, его деление на строфы.
  6. Образ лирического героя, авторское «Я» в стихотворении.
  7. С помощью каких художественных средств выразительности раскрывается основная мысль автора, тема и идея стихотворения.
  8. Ритм стиха, стихотворный размер, рифма.
  9. Моё восприятие стихотворения.
  10. Значение этого стихотворения в творчестве поэта.

Пример анализа стихотворения по плану

1. Автор и название стихотворения. А.С. Пушкин «Анчар».

2. История создания стихотворения. Стихотворение «Анчар» было написано в 1828 году, через 2 года, как Пушкин вернулся из ссылки.

Замысел для написания «Анчара», судя по всему, родился из-за дела, возбуждённого против поэта за создание произведений «Гаврилиада» и «Андре Шенье». Его печальные размышления о природе власти были аллегорически выражены в данном произведении.

Относительно сюжетной основы стихотворения — поэта вдохновили сразу два источника, а именно: старая легенда о ядовитом растении и заметки доктора Фуше, который рассказывал в них о якобы растущем на острове Ява дереве, к которому посылали преступников, осуждённых на смертную казнь. Они должны были принести яд вождю племени. А.С. Пушкин вдохновился данным сюжетом, но переработал его в соответствии со своим замыслом.

3. Жанр. Чаще всего жанр этого произведения определяют как лирическое стихотворение, однако его можно частично считать балладой благодаря событийному сюжету.

4. Тема, идея. Основная тема стихотворения – пагубность влияние неограниченной власти одного человека. Силу этого явления Пушкин познал на себе, что сделало стихотворение глубоким эмоционально и убедительным.

Для усиления своей мысли Пушкин использует противопоставление естественного поведения, когда всё живое в природе избегает прикосновений к смертоносному древу, и поведения владыки, который решает нарушить этот закон.

Таким образом, идея произведения заключается в том, что «непобедимый владыка», который послал своего раба к анчару, зная, что он погибнет, а затем использовал принесённый им яд для того, чтобы нести смерть дальше – зло даже большее, чем ядовитое дерево.

Однако, не только власть виновата в своём зле. Рабы виноваты не меньше. Тирания не существует без рабства, они тесно связаны. Главное в жизни — избавление от рабства, обретение свободы. Это основная идея стихотворения.

5. Композиция. Данное произведение делится на две почти равные части: в первую входит пять строф, во вторую – четыре.

Сначала автор описывает истекающее ядом дерево, которое в данном случае является символом зла. Даже движение, обычно символизирующее жизнь, становится смертоносным – ветер улетает от него уже ядовитым, дождевая вода, стекая с ветвей, капает в песок будучи ядом.

Во второй части произведения поэт описывает всесильного владыку, который, не колеблясь, отправляет своего раба умирать ради того, чтобы добыть яд, необходимый для дальнейших завоеваний, причём раб подчиняется ему беспрекословно.

6. Образ лирического героя. Мысли и чувства лирического героя на протяжении повествования меняются. Вначале он рассказывает нам о дереве анчар, несущем смерть всему живому. Герой повествует довольно спокойно, настолько, насколько спокойно можно говорить о смерти, однако зловещий холодок и грозные интонации присутствует в его рассказе.

Далее лирический герой говорит о том, что животные не подходят к страшному дереву. Человек, которого природа наделила высшим разумом, отправляет другого человека к нему. Посылает на верную смерть. В рассказе лирического героя чувствуется скрытая, замаскированная ненависть ко всему происходящему.

7. Художественных средств выразительности. А стихотворении А.С. Пушкин использовал следующие художественные средства:

  • метафоры – «природа жаждущих степей его в день гнева породила», «вихорь чёрный на древо смерти набежит», «послушно в путь потёк»;
  • эпитеты – «в пустыне чахлой и скупой», «зелень мёртвую», «густой прозрачною смолою»;
  • сравнения – «Анчар, как грозный часовой»;
  • инверсии – «зелень мёртвую», «густой прозрачною смолою», «вихорь чёрный».

В стихотворении также легко проследить антитезу «царь – раб». Для её создания А.С. Пушкин использовал не только эпитеты («бедный раб» – «непобедимый владыка»), но и глагольное противопоставление: если царь послал раба, то тот потёк, причем во втором случае глагол усиливается словом «послушно».

8. Ритм, рифма, стихотворный размер. Стихотворный размер — четырёхстопный ямб. Рифма — перекрёстная.

Благодаря стихотворному размеру автору удалось передать не только все ощущения от смерти в природе, но и проявления зла в плане человеческих отношений.

9. Моё восприятие. Моё восприятие стихотворения «Анчар» заключается в том, что я придерживаюсь мнения автора. Пока есть рабы, будет процветать и тирания. Когда человек достаточно смел для того, чтобы отстаивать себя и свою свободу, когда он смел и решителен для того, чтобы бороться за своё до конца, у зла не будет над ним власти.

10. Значение этого стихотворения в творчестве поэта. Стихотворение «Анчар» является трагическим, оно отражает характерное для того периода в жизни Пушкина мировосприятие. Но в то же время оно показывает, насколько глубоко А.С. Пушкину удавалось проникать в природу истинного зла, понимая, что тьма существует и сама собой не исчезнет.

bingoschool.ru

Учебник стихосложения: Построение стихов - Строфа

 

Строфа характерна только для стихотворного творчества. Она представляет собой метроритмические периоды в пределах одного стихотворения. Из строф состоит все стихотворение классического вида, однако, последнее время идет тенденция к отказу от строфы (это касается белых стихов без определенной строфизации и верлибров – свободных стихов). Строфы, однако, не следует путать с абзацами в прозе, ибо часто не хватает одной строфы для выражения определенного чувствования, так, некоторые строфы как бы переливаются одна в другую:

Я букет тот снесу на могилу осеннюю,
Где листва из-под снега в минуту весеннюю
Грустно смотрит на нас, как жестокий ответ [!]

За минуту разлуки желанную, странную,
За минуту сомненья неясно-туманную,
И за вечность безбрежную, полную грез. /“Я бегу за тобой от сетей...”/

Строфы бывают:
1. Простые:
а) двойные:

Помню музыку ту, что свела нас с тобой,
С той минуты я вдруг потерял свой покой. Я влюблен в твои ручки, и ножки, глаза,
Сих хрусталей краса, глубина – без конца… /“Помню музыку ту...”/

Я от ласковых признаний, я от нежных чувств отвык,
Стал мне близок крик желаний, страсти яростный язык,

Все слова, какие мучат воспаленные уста,
В час, когда бесстыдству учат – темнота и нагота! /“Первые встречи” В.Брюсов/

б) четвертные:

По холодному городу с поднятым воротом
Я брожу, грея руки в карманах пальто.
Предо мною мелькают то люди, то вороны,
То зажжется огнями витрина “Шато”

То и дело с прохожими, грязными, скорыми –
Я встречаюсь и враз убегаю от них.
Листья желтые, падая, пишут узорами
Переплеты надежд и моих новых книг.

Вдруг коснется меня человек обгоняющий,
Ветром спешки дорог пролетит свет авто,
И вдогонку дождями очищенно-ноющий
Взгляд летит мой за ним до мерцанья “Шато”. /“Шато”/

Нет сил сказать, нет сил услышать,
Невластно ухо, мертв язык.
Лишь время знает, чем утишить
Безумно вопиющий крик.

Срывай последние одежды
И грудью всей на грудь прильни, –
Порыв бессилен! нет надежды!
И в самой страсти мы одни!

Нет единенья, нет слиянья, –
Есть только смутная алчба,
Да согласованность желанья,
Да равнодушие раба. /“Одиночество” В.Брюсов/

2. Сложные. Они имеют структуру пятистрочннх стихов (квинтины):

Я пал в истоме злободневной
И тотчас провалился в сон.
Но чу! – все виды повседневной
Привычной жизни откровенной
Вдруг вырвались из сердца вон. /“Сон”/

шестистрочных (например, секстины):

Цветы истлели в должный миг,
В веках, давно пройденных, –
Но жив тот цвет, что раз возник,
В мирах соединенных.
И озаряет лунный лик
Безумных и влюбленных. /“Предание о луне” В.Брюсов/

Его уста, застывшие в улыбке,
Теперь навечно золотые рыбки
На берег дальний сказкой отнесут.
А что ж ОНА? Уже ль ОНА страдает,
Что раб, в нее влюбленный, умирает? –
Приспущенные веки все снесут!.. /“Каравелла”/

семистрочных (септины):

Рассказ окончен: Вы его прервали.
Своим молчаньем Вы меня призвали
Быть Вашим нйдругом под панцирем обид.
О!.. Как решились этим откровеньем
Обезоружить, вновь начав гоненья
Моей души от Вас? Вам радостен сей вид?<> Рассказ нарочно кончен, Вы его прервали… /“Эскиз на холсте”/

То в пустоту ненароком
Смотрит невидящим оком,
То озирается с криком,
То вдруг слезами зальется,
Что-то хватает в неистовстве диком,
Плачет и тут же смеется. /“Романтика” А.Мицкевич/

восьмистрочных (октавы и пр.):

Собранье зол его стихия;
Носясь меж темных облаков,
Он любит бури роковые,
И пену рек, и шум дубров;
Он любит пасмурные ночи,
Туманы, бледную луну,
Улыбки горькие и очи,
Безвестные слезам и сну. /“Мой демон” М.Лермонтов/

и др.

На основание строф употребляются различные виды метров, рифм и рифмования.

Следует помнить, что длина срифмованных строк должна быть либо равной, либо короче, но каждая строфа (если стих написан строфично) должна полностью совпадать по длине строк со всеми последующими строфами. Длина строк определяется количеством слогов (гласных). Если строфа четвертная, то приняты такие формы строф, когда рифмуемые строки с женской рифмой длиннее строк с мужской на один слог (о рифме см. выше):

Я понимал, что ночь – лишь точка (9)
В конце неписаных стихов.(8)
Я знал, что ночь – всего лишь почка (9)
На стебле высохших цветов. (8)

Я понимал…но я не верил. (9)
Да кто поверил бы в тот миг, (8)
Когда слова ломали двери, (9)
В душе рождая томный крик: (8)

“Мне хорошо с тобой, Оксана!” (9)
“А как с тобой мне хорошо! (8)
Я грешную желала рану, (9)
С тобой сливаяся в одно… (8) /“Летняя ночь”/

Но существуют и другие формы строгих строф, которые автор применяет в зависимости от того, что должно отобразить в стихе.

Очень часто автор создает свои собственные формы строф для передачи определенных оттенков чувства (но не для упрощения поиска рифмования!!!), так, например, двустрочные строфы хоть и подразумевают одинаковую длину срифмованных строк, но не обязывают к этому:

Грустный сумрак, грустный ветер, шелесты в дубах. (13)

Вспоминает вечер о далеких снах. (11)

Ветер шепчет, шепчет грустно чье-то имя мне. (13)

Звездам бесприютно в черной тишине. (11)/“Грустный вечер” В.Брюсов/

Среди авторских строф очень известна “онегинская строфа” (14 строк), которой Пушкин написал своего “Евгения Онегина”:

XXXII

Татьяна то вздохнет, то охнет;
Письмо дрожит в ее руке;
Облатка розовая сохнет
На воспаленном языке.
К плечу головушкой склонилась,
Сорочка легкая спустилась
С ее прелестного плеча…
Но вот уж лунного луча
сиянье гаснет. Там долина
сквозь пар яснеет. Там поток
Засеребрился; там рожок
Пастуший будит селянина.
Вот утро: встали все давно,
Моей Татьяне все равно.

XXXIII

Она зари не замечает,
Сидит с поникшею главой
И на письмо не напирает
Своей печати нарезной.
Но, дверь тихонько отпирая,
Уж ей Филипьевна седая
Приносит на подносе чай.
“Пора, дитя мое, вставай:
Да ты, красавица, готова!
О пташка ранняя моя!
Вечор уж так боялась я!
Да, слава богу, ты здорова!
Тоски ночной и следу нет,

Рифмование зависит от метра стихов и вида строф. Основные типы строгого рифмования бывают такие:

1. Построчное, когда рифма подбирается к концам строк:

в четвертных строфах (четверостишьях) применяются такие виды рифмования:

а) кольцевое:

А я хотел тебя не полюбить, (1)
А лишь приманивая миражем в пустыне (2)
И огнями во зыбкой тине, (2)
Чтобы русалкою на дне душить (1) /“А я хотел тебя не полюбить…”/

б) последовательное: рифмуются первые две строки и вторые две(1–1–2–2).

Русалка плыла по реке голубой, (1)
Озаряема полной луной; (1)
И старалась она доплеснуть до луны (2)
Серебристую пену волны. (2) /“Русалка” М.Лермонтов/

в) сквозное неполное: рифмуются вторая и четвертая строки (1–2–3–2).

Мы не прятали ласку за простыни, (1)
Мы открыто дарили тела. (2)
Нас с тобой презирали по глупости. (3)
Или, может, то зависть была? (2) /“Мерный шелест травы”/

г) сквозное полное: рифмуются первая и третья строки, вторая и четвертая (1–2–1–2).

По беломраморным ступеням (1)
Царевна сходит в тихий сад – (2)
Понежить грудь огнем осенним, (1)
Сквозной листвой понежить взгляд. (2) /“Путник” В.Брюсов/

Различные строфы имеют огромное количество видов рифмования. Так, например, септины могут иметь такую структуру: 1–1–2–3–3–2–1, 1–2–1–2–1–2–1, 1–2–3–1–2–3–1 и т.д. Секстины классические могут иметь такие структуры: (при чем слова, выносимые в рифму, повторяются в следующих секстинах + то, что строф шесть!), 1–1–2–2–3–3 и т.д. Пример классической секстины:

Я безнадежность воспевал когда-то, (1)
Мечту любви я пел в последний раз. (2)
Опять душа мучительством объята, (1)
В душе опять свет радости погас. (2)
Что славить мне в предчувствии заката, (1)
В вечеровой, предвозвещенный час? (2)

Ложится тень в предвозвещенный час; (1)
Кровь льется по наклонам, где когда-то (2)
Лазурь сияла. В зареве заката (1)
Мятежная душа, как столько раз, (2)
Горит огнем, который не погас (1)
Под пеплом лет, и трепетом объята. (2) и т.д./“Секстина” В.Брюсов/

Для передачи настроения в стихах используют различные виды рифмования, одновременно с различными видами строф и видов рифм получается экстракт элементарного стиха, не лишенного красивости. Так, например, для передачи нежных чувств поэты часто пользуются ямбом и четвертными строфами:

Признания в любви – немые речи,
В них звуков нет, в них – запахи весны,
В них содрогаются невинны плечи,
Когда затмят собой все сказочные сны. / “Признания в любви...”/.

Для передачи особо лирических (мелодических) моментов обычно используют трехсложные метры, с переменной рифмой (подбирая ее и составляя в зависимости от логики чувства или внутренней мелодики):

Что борешься ты в море, каравелла? (А)
Иль обогнуть опасность не успела? (А)
Волна, волна, еще одна волна! (Б)
Сойди на дно от пагубного воя, (В)
Найди покой средь вечного покоя, (В)
Ты – прошлое, решила так она. (Б) /“Каравелла”/

Некоторые классические жары поэзии требуют строгой формы рифмо- и строфообразования. Сонет итальянский представляет собой стих со следующей структурой: АББА АББА ВГВ ГГВ, АББА АББА ВГВ ГВГ или АББА АББА ВВГ ВВГ с применением классических метров (чаще всего ямб).

***

Когда мои мечты, взлетая в высь из слов,
Достигнут радуги моих желаний,
Пути для всех-всех-всех негодований
Я обращу в букеты из земных цветов.

Вдруг сотни тысяч сказочных мирков
Зашелестят спокойствием гуляний,
Покроют смехом тяжесть расставаний,
Любовь избавят от надменности оков.

Восход мелодий лепестков тогда чудесный
Проникнет в вашу мысль, как звездочка во взгляд;
Не будет разницы тогда для нас земной, небесный,

Лишь только не кончался бы тот спелый яд,
Которым я сдержу вас, годы пусть летят, –
А через век вы выплеснете жар, я ж буду бестелесный…/“Когда мои мечты…”/

Помимо этих видов рифмования существуют и авторские, которые изобретают сами авторы для передачи тонких чувств и наложения определенного впечатления, созданного автором в своей душе на читателя через мелодику своего стихотворения. Эти виды рифмования вместе с изобретенными автором формами строф пользуются популярностью, ведь они передают самобытность автора.

2. Порционный тип рифмования:

а) рифма подбирается к середине разных строк:

Где ты, мерное дыханье, возбуждающее слух?
Своим сладеньким лобзаньем стелишь сны в ночи, как пух./“Где ты, мерное дыханье…”/

Вполне возможно сделать из этих двустиший четверостишья с полным сквозным рифмованием, однако такой тип рифмования необходим для передачи долготы определенного чувства. Кроме того, порционные рифмы часто можно спутать с повторами ассоциативными (см. ниже), но это уже право автора определять тип рифмования и стилистического приема.

б) рифма подбирается к словам одной строки:

Книги, крики скуки нашей...

Чет иль нечет, видеть нечем. /Примеры автора/

lunaris.org.ua

Основы стихосложения

Поэзия – это ритмически организованная речь.

Поэзия отличается от прозы наличием ритма. Ритм – это обязательный признак поэтической речи любого языка. В основе любой системы стихосложения лежит размер (метр) – форма стихотворного ритма последовательно выдержанная на протяжении стихотворного произведения или его отрывка (определённая ритмическая упорядоченность повторов внутри стихотворных строк).

В русской поэзии существует три основные системы стихосложения:

  • тоническая;
  • силлабическая;
  • силлабо-тоническая.

Самой первой сложилась система тонического (от греч. tonos – напряжение, ударение) стихосложения. Произведения устного народного творчества основывались на наличие в русском языке ударных и безударных слогов. В тонической системе стихосложения ритмичность создается равным  количеством ударных слогов  в строке. Такой тип стихосложения использовался в былинах, песнях, а позже в литературных произведениях, стилизованных под народные формы.

В слáвном в Нóве-грáде
Как был Садкó-купéц, богáтый гóсть.
А прéжде у Садкá имýщества нé было:
Однú были гýсельки ярóвчаты;
По пирáм ходúл – игрáл Садкó.

(былина «Садко»)

Тоническое стихосложение использовалось авторами для создания «публицистических» стихотворений:

Эй!
Господа!
Любители
святотатств,
преступлений,
боен,–
а самое страшное
видели –
лицо мое,
когда
я
абсолютно спокоен?

В. Маяковский.

Силлабическая (от греч. syllabe – слог) система основана на равном количестве слогов в стихе (в строках). Эта система стихосложения характерна для поэзии тех народов, в языках которых ударение фиксировано на определенных слогах в слове (во французском – на последнем, в польском – на предпоследнем, в чешском – на первом и т.д.).

В русскую поэзию силлабический стих пришёл из Польши. Но не получил широкого распространения, потому что в русском языке беглое (разноместное) ударение, что не очень удобно для силлабического стихосложения.

Уме недозрелый, плод недолгой науки!
Покойся, не понуждай к перу мои руки:
Не писав летящи дни века проводити
Можно, и славу достать, хоть творцом не слыти.
Ведут к ней нетрудные в наш век пути многи,
На которых смелые не запнутся ноги.

Антиох Катемир

Силлабо-тоническая система стихосложения «объединяет» две вышеописанные системы: помимо соразмерности слогов требует и равного количества ударений. Она основана на равномерном чередовании ударных и безударных слогов.

Огромный вклад в преобразования русского стихосложения внесли В.К. Тредиаковский и М.В. Ломоносов. Благодаря проведённой ими реформе стихосложения, с 30-х годов XVIII реформы силлабо-тоническая система получила распространение в России. С тех пор силлабо-тоническое стихосложение является основным в русской поэзии.

Науки юношей питают,
Отраду старым подают,
В счастливой жизни украшают,
В несчастный случай берегут;

М.В. Ломоносов

В силлабо-тонической системе стихосложения ритмическими единицами, соотносимыми между собой являются стихотворные строки – стихи. А единица стиха, которая состоит из  ударного слога и примыкающих к нему безударных, называется стопой.

Слова русского языка весьма неоднородны как по количеству слогов, так и по месту ударений, что делает деление на стопы в русском силлабо-тоническом стихе весьма условным. Особенности слов русского языка приводят к тому, что иногда ударение в стихе переносится с одного слова на другое. Проклитикой называется перенесение ударения с данного слова на последующее, энклитикой  – перенесение ударения с данного слова на предшествующее.

Остались вопросы? Хотите знать больше об основах стихосложения?
Чтобы получить помощь репетитора – зарегистрируйтесь.
Первый урок – бесплатно!

© blog.tutoronline.ru, при полном или частичном копировании материала ссылка на первоисточник обязательна.

blog.tutoronline.ru

ГЛАВА 3. РИФМОВКА | Творческая мастерская

3.1. Формы стихотворений.

В общем-то, этот раздел следовало бы поместить в главу о рифмах либо сразу после неё, но я подумал, что сначала неплохо бы разобраться со стихотворными размерами, что мы и сделали. Под «построением стихотворения» в данном случае я понимаю расположение рифм в строках стихотворения, то есть рифмовку. Я разбил этот раздел по строфам, начиная от одностишия.
Сначала, конечно, идёт такая строфа, как одностишие, то есть маленькое нерифмованное стихотворение, состоящее из одной строки. Подобное стихотворение обыкновенно является юмористическим, ироническим; основной упор при написании делается не на технику, а на содержание. К примеру:

О, как внезапно кончился диван… (В. Вишневский)

Такому клюву и помада не поможет… (А. Морозов)

Для написания одностиший необходимо обладать как минимум чувством юмора. Как и для их чтения.
Самым простым расположением рифм является парная (смежная) рифма в дистихе или двустишии (по схеме аа).

В тот вечер возле нашего огня
Увидели мы чёрного коня.
(И. Бродский)

Двустишие является наиболее простой формой сочетания стихотворных строк, довольно-таки примитивной, поэтому я рекомендую чередовать его с другими формами в одном стихотворении. Дистих — это двустишие, являющееся законченным стихотворением, что встречается весьма редко.
Далее рассмотрим более сложную форму — трёхстишие. Обыкновенное трёхстишие (терцет) подразумевает наличие трёх строк с одинаковой рифмой: aaa bbb ccc. Используется такая схема нечасто, но встретить можно.

На морских берегах я сижу,
Не в пространное море гляжу,
Но на небо глаза возвожу.
(А. Сумароков)

Другой формой трёхстишия является терцина. Терцина — это стихотворное произведение из трёхстиший с обязательной схемой рифм aba bcb cdc… Терциной написана «Божественная комедия» Данте:

Земную жизнь дойдя до середины,
Я очутился в сумрачном лесу,
Утратив правый путь во тьме долины.

Каков он был, о, как произнесу
Тот дикий лес, дремучий и грозящий,
Чей давний ужас в памяти несу! (пер. М. Лозинского)

Вообще, законченное произведение (поэма или крупное стихотворение), написанное терцинами, называется капитоло. В «Божественной комедии» капитоло является каждая отдельная глава поэмы.
Разновидностью трёхстишия является ритурнель — трехстрочная строфа в итальянской, а затем во французской поэзии. Стихотворный размер — свободный, по выбору поэта; рифмуются между собой первая и третья строки, средний стих строфы остается без рифмы (холостым). В русской поэзии ритурнель, как форма стиха, не привилась; отдельные опыты можно встретить у поэтов-символистов.

Серо
Море в тумане, и реет в нем рея ли, крест ли;
Лодка уходит, которой я ждал с такой верой!

Прежде
К счастью так думал уплыть я. Но подняли якорь
Раньше, меня покидая… Нет места надежде!

Кровью
Хлынет закат, глянет солнце, как алое сердце:
Жить мне в пустыне — умершей любовью! (В. Брюсов)

Трёхстишия могут объединяться и в другие более сложные формы,. Примером такой формы является вилланелла (вилланель) — в староитальянской, а затем в старофранцузской поэзии — лирическое стихотворение своеобразной формы, предназначенное для пения. Заключает в себе шесть трехстишных строф и один заключительный стих, а всего — 19 стихов на две рифмы. Композиция вилланеллы сложна: первый и третий стихи начальной терцины повторяются и дальше в определенном порядке и имеют одну рифму; каждый средний стих терцины оригинален, все средние стихи связаны между собой также одной рифмой. Вот вилланелла, которую написал поэт Возрождения Жан Пассора:

Врозь я с горлинкой моею:
Не она ведь мне слышна.
Поспешу вослед за нею.

Ты ль с подружкою своею
Розно? К нам судьба равна:
Врозь я с горлинкой моею.

Верю я душою всею,
Коль твоя любовь верна:
Поспешу во след за нею.

Слух твой жалобой лелею
Вновь, что нам двоим дана:
Врозь я с горлинкой моею.

Без ее красы жалею
Все, чем жизнь была красна.
Поспешу во след за нею.

Смерть, верши свою затею,
То возьми, что взять должна:
Врозь я с горлинкой моею,

Поспешу во след за нею. (Пер. Ю. Верховского)

В русском стихосложении всё же порекомендую пользоваться терцетами или терцинами, потому как другие формы лучше приспособлены для итальянской или французской поэзии, откуда, собственно, и произошли.

Первым по распространённости является, безусловно, четверостишие или катрен. Стандартных схем рифмования в катрене две: abab (перекрёстная рифма) и abba (охватная или опоясанная рифма). Пример первой:

Я долго шёл по коридорам,
Кругом, как враг, таилась тишь.
На пришлеца враждебным взором
Смотрели статуи из ниш.
(Н. Гумилёв)

Пример второй:

Он видит пылающий ангельский меч,
Что жалит нещадно его и подругу
И гонит из рая в суровую вьюгу,
Где нечем прикрыть им ни бёдер, ни плеч…
(Н. Гумилёв)

Более простыми разновидностями катрена (соответственно, более примитивными) являются схемы рифмовки aabb и abcb. В первом случае катрен просто состоит из двух двустиший, объединённых общей темой, во втором не рифмуются 1-я и 3-я строки (т.н. холостая рифма). Последнего я настоятельно советую избегать.
Катрен может являться стихотворением в чистом виде (например, гарики или частушки):

Когда, прервав теченье лет,
Настанет страшный суд,
На нем предстанет мой скелет,
Держа пивной сосуд.
(И. Губерман)

Обыкновенно, катрен, являющийся законченным произведением, несёт в себе остроумную либо нравоучительную смысловую нагрузку.
Стихотворения, написанные четверостишиями, наиболее распространены. Почти каждый поэт обращался к этой форме построения стихотворения. Довольно часто катрены перемежаются другими формами. Например, в «Евгении Онегине» строфы построены путём чередования четверостиший с перекрёстными рифмами, четверостиший с охватными рифмами и двустиший. Подсчитано, что в произведениях А.С. Пушкина катрены составляют 35% всех строф, не считая тех, которые входят в состав онегинской строфы или сонетов.
Четверостишия могут объединяться и между собой в более сложные формы, например, в восьмистишия или даже двенадцатистишия, объединенные общей идеей. Одной из форм объединения четверостиший являются стансы — стихотворение, где конец каждой строфы обязательно является концом фразы. Классическим является стихотворения «Стансы» Иосифа Бродского, приводить не буду.
Другая разновидность четверостишия — леонинский стих, строфа со смежными рифмами в первом полустишии каждого стиха и с общей концевой рифмой для двустишия, например:

Чиста птица голубица таков нрав имиет:
Буде мисто, где нечисто, тамо не почиет,
Но где травы и дубравы и сень есть от зноя,
То прилично, то обычно место ей покоя.
(Г. Конисский)

Фиксированной формой четверостишия (восточный тип) является рубаи. Схема рифмовки в рубаи aaba, содержание, как правило, философское. Рубаи ввёл в обращение Омар Хайям.

Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало,
Два важных правила запомни для начала:
Ты лучше голодай, чем что попало есть,
И лучше будь один, чем вместе с кем попало.
(пер. О .Румера)

В грузинской поэзии четверостишие приобрело форму под названием маджама, четверостишие с омонимическими рифмами, где одно звучание берется в разных значениях. Маджама часто встречаются в поэме Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре», например:

Если буду я низвергнут разрушающим все миром,
И умру один без плача тех, кого я был кумиром,
Не одет рукой питомцев и святым не мазан миром,
Пусть твое благое сердце эту весть приемлет с миром.

(Пер. Ш. Нуцубидзе)

Кстати, гораздо более популярно и подробно о четверостишиях и о том, каким должно быть четверостишие, чтобы считаться действительно хорошим, можно и даже нужно прочитать в моей статье «О четверостишиях», размещённой на этом сайте в разделе «Дополнительные статьи: заметки о стихосложении».
Далее идут более сложные формы, менее распространённые, чем катрен, но от того не менее интересные. Ищите разнообразие форм! Лишним не будет!
Пятистишия уже позволяют вам проявить полёт фантазии. Конечно, у пятистиший есть и фиксированные формы. Например, лимерик. Лимерик — это ироническое пятистишие со схемой рифм aabba (желательно, с трёхстопным анапестом в 1,2 и 5 строках и двустопным — в 3 и 4). Пришли лимерики из Англии, в частности, их изобрёл знаменитый английский поэт и художник Эдвард Лир.

Не секрет, что в далёком Катаре
Каждый пятый катарец — татарин!
Есть и больший курьёз.
Знайте все: эскимос —
— Каждый третий на Мадагаскаре…
(А. Карпов)

Вождь индейцев, торгующий в лавке,
Продавая свои томагавки,
Говорил: «Спору нет,
Очень ценный предмет
И в быту, и в автобусной давке!»
(А. Карпов)

Но, в общем, ищите формы пятистиший самостоятельно. Схем рифмования тут немало: aabba, ababa, abbba, abbaa и так далее. Не стесняйтесь экспериментировать.

Я дважды пробуждался этой ночью
И брёл к окну, и фонари в окне,
Обрывок фразы, сказанный во сне,
Сводя на нет, подобно многоточью
Не приносили утешенья мне.
(И. Бродский)

Это просто один из примеров, коих множество.
Шестистишия встречаются реже, чем четверостишия, но гораздо чаще, чем пятистишия или терцеты. Фиксированных форм шестистишия не существует, но простор для фантазии тут неограничен. Например, aabbba:

На стене портрет тирана,
Как в любой другой квартире,
Как во всём подлунном мире,
Как мишень в цветастом тире,
Как нарыв, гнойник, как рана,
На стене портрет тирана.

Или abcabc (треугольная рифмовка):

Северо-западный ветер его поднимает над
Сизой, лиловой, пунцовой, алой
Долиной Коннектикута. Он уже
Не видит лакомый променад
Курицы по двору обветшалой
Фермы, суслика на меже.
(И. Бродский)

Или aabccb (самый «песенный» вариант):

И, может быть, жизнь на пределе
Удержится в немощном теле
И голову старца укроет трёхзубым венцом.
Но дряхлые чресла устали,
И шут в исполнении Даля
В холодную землю уткнётся истёртым лицом.

Такая строфа, кстати, иногда называется ронсаровой строфой.
Вообще, в качестве замечательного примера мастерски исполненных шестистиший рекомендую прочитать стихотворение Николая Гумилёва «Пятистопные ямбы». Каждая (подчёркиваю, каждая!!!) из 14 строф этого стихотворения представляет собой двурифмовое шестистишие с новой схемой рифмовки! Так встречаются схемы ababab, ababaa, abbaba, aabbab, aaabbb, aababb, abbbaa и так далее. А что бы было, если бы Гумилёв использовал не только двурифмовые, но и трёхрифмовые шестистишия? Так вариантов ещё больше! Вот пример строфы из «Пятистопных ямбов»:

Солдаты громко пели, и слова
Невнятны были, сердце их ловило:
«Скорей вперёд! Могила так могила!
Над ложем будет свежая трава,
А пологом — зелёная листва,
Союзником — архангельская сила!»
(схема abbaab)

В общем, простор для фантазии огромен.
Кстати, шестистишие с рифмовкой ababab называется секстиной:

Опять звучит в моей душе унылой
Знакомый голосок, и девственная тень
Опять передо мной с неотразимой силой
Из мрака прошлого встаёт, как ясный день;
Но тщетно памятью ты вызван, призрак милый!
Я устарел: и жить и чувствовать — мне лень.
(Л. Мей)

Нельзя не отметить, что термин «секстина» имеет несколько толкований, и стихотворения этого типа — несколько форм. Первый тип секстины рифмуется по схеме AbAbAC или BaBaCC (заглавными буквами обозначена мужская рифма, прописными — женская). Можно писать и одними женскими, что свойственно итальянскому языку, но непременное условие — соблюдение трехрифменности. Секстина первого типа имеет большое сходство с октавой. Если от октавы отнять первые две строки, получится секстина первого типа.
Второй тип секстины по схеме AbbAcc или aBBaCC. Секстины второго типа при сцеплении дают большее однообразие всего стихотворения в смысле строфичности.
Третий тип секстин — исключительно твердая форма. Построение ее таково: шесть шестистиший (36 стихов), имеющие только две рифмы, причем те слова, которые взяты рифмами в первом шестистишии, обязаны пройти, как рифмы во всех стопах. Еще условие: расположение этих шести слов-рифм в каждом шестистишии различное. Обычно при стыках строф в последнем и в первом стихе берется одно и то же слово-рифма.
Когда поэтическое произведение написано шестистишиями двух первых видов, оно называется секстины; стихотворение третьего типа — секстина.
Ещё одной оригинальной разновидностью шестистишия является вирелэ — шестистрочная строфа старофранцузской поэзии. Строфа разбивается на трехстишия, в каждом из которых первые два стиха взаимно рифмуются, третий же, укороченный стих первой полустрофы рифмуется с укороченным стихом второй полустрофы. На вирелэ похожи следующие русские стихи:

А в ненастные дни
Собирались они
Часто;
Гнули — бог их прости! —
От пятидесяти
На сто…
(А. Пушкин)

В случае, когда вирелэ не ограничивается шестистишием, а расширяется до 9-ти, 12-ти, 15-ти и так далее строк, оно называется лэ (ле, лэй). То есть вирелэ — это частная форма лэ. Правила рифмовки и укороченной строфы в лэ такие же.
Семистишие (септима) — вещь редкая. Но, по сути, добавить всего одну строку к любому встреченному шестистишию, и получится семистишие, двурифмовое, трёхрифмовое или даже четырёхрифмовое. Простор для придумывания схем тут огромен: abbabba, abccbac, aabccba и так далее. Комбинаций множество. Редкость употребления семистишия обусловлена в первую очередь историческим фактором: было попросту не принято так писать, вот и всё. Хотя это просто и порой даже очень красиво, если, конечно, писано не левой ногой. Семистишиями написано «Бородино» Лермонтова (aabcccb):

— Скажи-ка, дядя, ведь не даром
Москва, спаленная пожаром,
Французу отдана?
Ведь были ж схватки боевые,
Да, говорят, еще какие!
Hедаром помнит вся Россия
Про день Бородина!
(М. Лермонтов)

Приведу ещё одно семистишие в качестве примера, очень нестандартное. Это знаменитая «Песня» Иосифа Бродского:

Пришёл сон из семи сёл.
Пришла лень из семи деревень.
Собрались лечь, да простыла печь.
Окна смотрят на север.
Сторожит у ручья скирда ничья,
И большак развезло, хоть бери весло.
Уронил подсолнух башку на стебель.

Схема рифмовки тут просто сумасшедшая. Каждая строка характеризуется собственной сквозной рифмой, где середина строки рифмуется с её окончанием. Получается: aa bb cc d ee ff d. Это, конечно, очень нехарактерный пример, но он настолько странный, что грех бы был его упустить.
Кстати: семистишие с рифмовкой abbaacc называется королевской или чосеровской строфой. Чосер первым в английской литературе ввёл понятие размеров, силлабо-тонического стихосложения и рифмовки. Вот пример чосеровской, или королевской, строфы из «Кентерберийских рассказов» Чосера:

Переверни страницу — дивный сад
Откроется, и в нем, как будто в вазах,
Старинных былей, благородных сказок,
Святых преданий драгоценный клад.
Сам выбирай, а я не виноват,
Что мельник мелет вздор, что мажордом,
Ему на зло, не уступает в том.
(Пер. И. Кашкина)

Восьмистишие — это третья по популярности после четверостишия и шестистишия схема рифмования.
Опять же, количество комбинаций рифм в восьмистишии просто огромно. Можно составлять математическую программу для всевозможных комбинаций в двух-, трёх- и четырёхрифмовых восьмистишиях. Поэтому приведу просто один пример, а остальное оставлю вам: пишите! Схема aaabcccb:

Старение! Возраст успеха. Знания
Правды. Изнанки её. Изгнания.
Боли. Ни против неё, ни за неё
Я ничего не имею. Коли ж
Переборщит — возоплю: нелепица
Сдерживать чувства. Покамест — терпится.
Ежели что-то во мне и теплится,
Это не разум, а кровь всего лишь.
(И. Бродский)

Фиксированной формой восьмистишия является октава. Схема рифмования в октаве abababcc. Завершающее строфу двустишие прерывает ряд тройных рифм и хорошо служит для заключительного афоризма или иронического поворота. Октавами написаны «Домик в Коломне» Пушкина, «Портрет» А. Толстого, «Октава» А. Майкова.

Ахмет-оглы берёт свою клюку
И покидает город многолюдный.
Вот он идёт по рыхлому песку,
Его движенья медленны и трудны.
— Ахмет, Ахмет, тебе ли, старику,
Пускаться в путь неведомый и чудный?
Твоё добро враги возьмут сполна,
Тебе изменит глупая жена.
(Н. Гумилёв)

Редкой и малоупотребительной формой восьмистишия является триолет. Схема рифм в нём: abaaabab, причём 4-я строка повторяет первую, 7-8-я повторяют 1-2-ю. Примеров триолета крайне мало, в русской поэзии такой формой пользовался, в основном, Н.М. Карамзин.

Ты промелькнула, как виденье,
О, юность, быстрая моя,
Одно сплошное заблужденье!
Ты промелькнула, как виденье,
И мне осталось сожаленье,
И поздней мудрости змея.
Ты промелькнула, как виденье,—
О, юность быстрая моя!
(К. Бальмонт)

Пример безрифменного триолета, где рифму заменяет повтор того же слова. Триолет этот дает пример и пэонического (гипердактилического) окончания.

Тебя я помню. Ты рыдала
На Гревской площади, под виселицей.
И ночь, и смерть, и ты рыдала.
Тебя я помню. Ты рыдала…
Но я забыл, по ком рыдала.
Не под моей ли черной виселицей.
Тебя я помню. Ты рыдала
На Гревской площади под виселицей.
(И.Рукавишников)

А вот пример тройного (тайного) триолета:

Не иди в дом пира. Иди в дом плача,
Чтоб забылись грехи, чтоб открылась душа.
Чтоб светлела порфира, чтоб яснела задача,
Не иди в дом пира, иди в дом плача.
В воротах мира, рыдая и плача,
Цветут чудо-стихи, бездумно дыша.
Но иди в дом пира. Иди в дом плача,
Чтоб забылись грехи. Чтоб открылась душа.
(И.Рукавишников)

Прием, впервые примененный к триолетной форме. Несколько известный в сонетной старо-французской, теоретически допустимый, конечно, при любой строфике. Построение, допускающее чтение одного триолета, как трех самостоятельных, при рассечении мысленно стихотворения вертикальной линией через цезуры. Кстати, хороший пример сквозной рифмы.
Возможно также построение венка триолетов по схеме венка сонетов.
Восьмистишие со схемой рифмовки abababab называется сицилианой:

Май жестокий с белыми ночами!
Вечный стук в ворота: выходи!
Голубая дымка за плечами,
Неизвестность, гибель впереди!
Женщины с безумными очами,
С вечно смятой розой на груди! —
Пробудись! Пронзи меня мечами,
От страстей моих освободи!
(А. Блок)

Девятистишие встречается не чаще семистишия. Но опять же: добавьте строку к восьмистишию, и получится то, что и требовалось получить (ababcdccd):

Отворите мне темницу,
Дайте мне сиянье дня,
Черноглазую девицу.
Черногривого коня.
Дайте раз пор синю полю
Проскакать на том коне;
Дайте раз на жизнь и волю,
Как на чуждую мне долю,
Посмотреть поближе мне…
(М. Лермонтов)

Девятистишие с рифмовкой ababbcdcс… (и так далее, причём каждый девятый стих удлинён на одну стопу) называется спенсеровой строфой:

Нет ничего печальнее на свете
Невинной удрученной красоты,
Повергнутой в предательские сети
Вражды жестокой, злобной клеветы:
Под властью ль я чарующей мечты
Иль женский рыцарь я надежней стали,
Но видя горе женской чистоты,
Душа моя сжимается в печали.
Мучительней тоски я испытал едва ли.

(Э. Спенсер, пер. С. Протасьева)

Десятистишие встречается чаще девятистишия по причине симметричности. Вообще, при чётном количестве строк проще составить красивую комбинацию рифм. Примером десятистишия является вот это (ababccdeed):

О вы, которых ожидает
Отечество от недр своих
И видеть таковых желает,
Каких зовёт от стран чужих,
О ваши дни благословенны!
Дерзайте ныне ободренны
Раченьем вашим показать,
Что может собственных Платонов
И быстрых разумов Невтонов
Российская земля рождать.
(М. Ломоносов)

Десятистишия имеют и фиксированные формы. В частности, формой десятистишия является ода. Классическая ода имеет схему рифмовки ababccdeed и характеризуется восхваляющим, торжественным содержанием, пафосными выражениями, изобилием восклицаний. Признанным мастером оды являлся Г.Державин. Например:

Подай, Фелица! наставленье:
Как пышно и правдиво жить,
Как укрощать страстей волненье
И счастливым на свете быть?
Меня твой голос возбуждает,
Меня твой сын препровождает;
Но им последовать я слаб.
Мятясь житейской суетою,
Сегодня властвую собою,
А завтра прихотям я раб.

Другой фиксированной формой десятистишия является децима. Децима — десятистрочная строфа в испанской поэзии, чаще всего хореического размера. Мужские и женские рифмы в дециме идут по порядку AbbAAccDDc. Известны ямбические децимы в поэзии Г. Державина с системой рифмовки aBaBccDeeD («Фелица» и «Бог») и aa BcBc DeeD («На счастие»).
Не будем подробно разбирать 11-ти, 12-ти и 13-ти стишия. Напомню лишь, что в любой из этих форм можно получить огромное количество разнообразных комбинаций рифм, так что это поле для вашей деятельности.
Единственно выделю фиксированную форму 12-тистишия, коплу. Копла — форма стансов в староиспанской поэзии, 12-строчная строфа, разбиваемая системой рифм на два шестистишия, в которых третий и шестой стих укорочены. Рифмовка: abc abc def def. Вот образец коплы из «Стансов на смерть отца, капитана Родриго» Хорхе Манрике:

Не предавайся скорби тщетной,
Душа, и ясными очами
Взгляни вокруг:
Жизнь иссякает незаметно,
И смерть неслышными шагами
Подходит вдруг.
Отрады длятся лишь мгновенья,
Но мукой каждая чревата,
Увы, для нас.
Прислушайся к людскому мненью:
Мил только прожитой когда-то,
Ушедший час.
(Пер. О. Румера)

У 13-стишия тоже есть как минимум одна фиксированная форма: рондель — французская форма стихотворения о трех строфах, охватывающих 13 строк. В первых двух строфах по четыре стиха, в третьей — пять стихов. Через всю рондель проходят две рифмы (abbaabababbaa). Первые две строки повторяются в конце второй строфы, последняя строка — повторение первой строки целиком или в несколько измененном виде.

Окончив труд, иду с завода,
Манифестацию встречать.
В цветах весь город, и слыхать —
Кричат: да здравствует свобода!
Смеется солнце с небосвода,
И мчатся тучки — благодать…
Окончив труд, иду с завода
Манифестацию встречать.
Что за весна! Что за отрада!
Лучам в сердцах легко звучать…
Лишь землю беднякам отдать —
Мир станет крепнуть год от года.
Окончив труд, иду с завода.

(П. Тычина, пер. с укр. Н. Ушакова)

Зато рассмотрим четырнадцатистишие, потому что оно имеет фиксированную форму, являющуюся одной из наиболее популярных известных в истории — сонет. Сонет — это стихотворение из 14 стихов, построенное по схеме abbaabbacdcdee, то есть два четверостишия и два трёхстишия. Сонет появился в европейской литературе ещё в XIII веке. Одной из вершин поэзии Возрождения являлись сонеты Ф. Петрарки, обращённые к Лауре. Сонет часто имеет нарушения строгой рифмовой схемы. Например, 66-ой сонет Шекспира в переводе С. Маршака:

Зову я смерть. Мне видеть невтерпёж
Достоинство, что просит подаянья,
Над простотой глумящуюся ложь,
Ничтожество в роскошном одеянье.

И совершенству пошлый приговор,
И девственность, поруганную грубо,
И неуместной почести позор,
И мощь в плену у немощи беззубой.

И прямоту, что глупостью слывёт,
И глупость в маске мудреца, пророка,
И вдохновения зажатый рот,

И праведность на службе у порока.
Всё мерзостно, что вижу я вокруг,
Но как тебя покинуть, милый друг!

Заключение сонета может охватывать все шесть последних строк (в данном случае — две). В данном сонете не соблюдено правило общих рифм в двух катренах.
Имеются варианты сонетов: хвостатый сонет — два четверостишия и три терцета; сплошной сонет — на двух рифмах; опрокинутый сонет — два терцета и два четверостишия; безголовый сонет — одно четверостишие и два терцета; половинный сонет — четверостишие и терцет; двойной сонет — четыре четверостишия и четыре терцета; хромой сонет — неравностопность четвертого стиха в катренах и т. д. Игровыми формами сонета являются: сонет с повторениями – в таком сонете каждая новая строка начинается тем словом, которым заканчивается предыдущая; змеевидный сонет, заканчивающися своим начальным стихом, причём первая половина первого стиха служит второй половиной последнего, в вторая половина первого — первой половиной последнего; обратный сонет, в котором последний стих имеет расстановку слов, обратную расстановке слов в первом стихе; сонеты с крошечными стихами (термин Шульговского), в которых строки могут являться даже одностопным ямбом.
Сонет развивается и сплетается в ещё более сложную форму — венок сонетов. Венок сонетов состоит из пятнадцати сонетов. Первая строка каждого сонета повторяет последнюю строку предыдущего; заключительный сонет (магистрал) повторяет каждую строку каждого сонета, связывая их воедино. Таким образом, венок сонетов представляет собой двести десять строк, четырнадцать из которых употреблены троекратно. Венок сонетов очень сложен для написания, тем более правильный, без нарушения правил построения одного сонета. Венки встречаются у В.Брюсова, И.Сельвинского, М.Богдановича. Блестящий венок сонетов создал современный поэт и рок-музыкант Сергей Калугин. В 1889 году Прешерн создал венок опрокинутых сонетов 2-го вида, что является, можно сказать, поэтическим подвигом. Известны венки двойных сонетов, но, правда, в итальянской литературе.
Отмечу, что четырнадцатистишие совсем не обязательно является сонетом. Например, вот такая форма: ababccdefefggd.

Я в почётных рядах —
Руки в мягкий бетон —
Золотая звезда,
Предварив пелатон,
В предвкушении сна
Оказалась одна
На пути к дохристианскому Богу.
Эта леди вон там
Очень нравится мне,
Я бы впился в уста,
Я остался бы с ней,
Но придётся пройти
Окончанье пути
По кричащим ковровым дорогам.

Специфическим четырнадцатистишием является онегинская строфа (ababccddeffegg):

Итак, она звалась Татьяной.
Ни красотой сестры своей,
Ни свежестью её румяной
Не привлекла б она очей.
Дика, печальна, молчалива,
Как лань лесная боязлива,
Она в семье своей родной
Казалась девушкой чужой.
Она ласкаться не умела
К отцу, ни к матери своей;
Дитя сама, в толпе детей
Играть и прыгать не хотела
И часто целый день одна
Сидела молча у окна.

Естественно, можно искать и более сложные 15, 16-тистишия, в общем, всё на ваше усмотрение. Отмечу только одну специфическую форму 15-стишия — рондо. Это стихотворение в 15 строк с рифмовкой aabbaabbсaabbaс (с — нерифмующийся рефрен, повторяющий первые слова 1-й строки). Популярно в поэзии барокко и рококо.

В начале лета, юностью одета,
Земля не ждёт весеннего привета,
Но бережёт погожих, тёплых дней,
Но расточительная, всё пышней
Она цветёт, лобзанием согрета.
И ей не страшно, что далёко где-то
Конец таится радостных лучей,
И что недаром плакал соловей
В начале лета.
Не так осенней нежности примета:
Как набожный скупец, улыбки света
Она сбирает жадно, перед ней
Не долог путь до комнатных огней,
И не найти вернейшего обета
В начале лета.
(М.Кузмин)

Рондо бывает и других типов: восьмистрочное, первая и вторая строки повторяются в конце и первый стих — в четвертой строке; тринадцатистрочное рондо, начальные слова первой строки входят в девятую и тринадцатую строки. Реже встречается четвертый тип сложного, т. н. совершенного рондо в 25 строк с двумя рифмами.

Вы можете также смело комбинировать строфы — четверостишия с шестистишиями и так далее. Такие стихотворения называются строфоидами. Стихотворение же, в котором нет чёткого разделения на строфы, называется астрофизмом и широко употребляется в детской поэзии:

Добрый доктор Айболит!
Он под деревом сидит.
Приходи к нему лечиться
И корова, и волчица,
И жучок, и паучок
И медведица!
Всех излечит, исцелит
Добрый доктор Айболит!
(К. Чуковский)

Близок к астрофизмам раёшный стих — русский народный стих со свободным количеством слогов и расположением ударений, ритм которого основан на смежной рифмовке. Размер, кстати, тоже не соблюдается. Например:

Жил-был поп,
Толоконный лоб.
Пошел поп по базару
Посмотреть кой-какого товару.
Навтречу ему Балда
Идет сам не зная куда.
(А. Пушкин)

Напоследок скажу об ещё одном маленьком трюке. После любого законченного технически n-стишия, особенно после фиксированного (сонет, ода) можно просто добавить ещё одну строку (максимум две), которые позволят завершить стихотворение и с точки зрения содержания. Такое добавление называется кодой и не обязательно должно быть рифмованным.

3.2. Восточные формы строф.

Кроме рубаи, описанного выше, существует ещё несколько специфических восточных разновидностей строф.
Газель (газелла) — вид моноримического лирического стихотворения в восточной поэзии. Состоит обычно из 5-12 бейтов (двустиший). Схема рифмовки: aa ba ca da….От газели получили развитие другие традиционные формы персидского стиха.

Хмельная, опьяненная, луной озарена,
В шелках полурасстёгнутых и с чашею вина.
Лихой задор в глазах ее, тоска в изгибе губ,
Хохочущая, шумная, пришла ко мне она.
Пришла и села, милая, у ложа моего:
«Ты спишь, о мой возлюбленный? Взгляни-ка: я пьяна!»
Да будет век отвергнутым самой любовью тот,
Кто этот кубок пенистый не осушит до дна.
(Хафиз, перевод И.Сельвинского)

В переднем бейте часто упоминается поэтическое имя (тахаллус) автора. Количество строк в газели всегда четное. Эта форма, как и другие формы восточной лирической поэзии, не привилась на русской почве и является лишь опытом поэтической стилизации.
В другой трактовке газель представляется как трёхстишие, где два равных отрезка имеют одну рифму, затем вдвое больший отрезок имеет ту же рифму (трактовка Валерия Брюсова). В таком виде газель весьма похожа на рубаи.

В моей песне ревнивый страх.
Испугалась газель в горах.
Два прыжка, разбег, а потом будто крылья на легких ногах.

Разновидностью газели является тарджибанд, широко распространённый в восточной поэзии. Схемы рифмовки аа, ва, са…хх. Тарджибанд завершается связывающим бейтом с парной рифмой
Касыда (кассида) — тоже разновидность газели, длинное моноримическое стихотворение, в котором рифмуются первые две строки, а дальше — через строку. По системе рифмовки касыда похожа на газель, но газель — короткое стихотворение. В трактовке Валерия Брюсова касыда имеет на всём протяжении одну рифму, но лично я с этим не согласен.
Муссадас — стихотворная форма в классической поэзии Ближнего и Среднего Востока, состоящая из 4-10 шестистишных строф и применяемая обычно в стихотворениях философского характера. Строфа делится на две неравные части в четыре и в два стиха; каждый стих делится цезурой на полустишия, причем первые полустишия имеют общую внутристрофную рифму, вторые же — заканчиваются редифом. В первой строфе — один и тот же редиф во всех шести стихах, в последующих строфах он стоит только в заключительном двустишии, обычно повторяющем последнее двустишие первой строфы (дословно или с некоторыми вариациями). Четверостишия же второй и следующих строф имеют свою внутреннюю рифму и свой редиф.

Не думай о нашем страданьи, всему наступит конец.
В груди удержи рыданья, слезам наступит конец,
Придет пора увяданья, цветам наступит конец.
В душе не храни ожиданья — душе наступит конец.
Мне чашу подай, виночерпий, всему наступит конец.
Нас сгложут могильные черви — всему наступит конец.

(Видади Молла, пер. К. Симонова)

Сродни муссадасу такой тип, как мусамман. По сути, это тот же муссадас, но состоящий не из шестистиший, а из восьмистиший.
Мухаммас — строфическая форма в поэзии Ближнего и Среднего Востока. В каждой строфе 5 стихов. Стихи первой строфы имеют общую рифму или общий редиф. Вторая и последующие строфы имеют свою рифму или редиф для всех строк, кроме конечной, которая обязательно завершается рифмой или редифом первой строфы (а иногда — повторяет последний стих первой строфы целиком).

Сон видала: плыл рекою в клетке тесной молодец.
С чудной речью соловьиной неизвестный молодец.
Ах, откуда он, тот стройный, тот прелестный молодец?
Чтобы сжечь меня, явился в поднебесной молодец.
Захватил мою он душу, тот чудесный молодец!
С плеч его бегрес спадает: кто он — бек или султан?
Он отшельник иль безумец, или страстью обуян?
Он волшебник ли, Юсуп ли, что покинул Ханаан?
Все слова его как жемчуг — так и просятся в дастан.
Даже пери не приснился б тот чудесный молодец.

(Молла Непес, пер. Н. Коровенко)

В общем, экспериментируйте на здоровье!

3.3. Ещё несколько слов о построении.

У построения стиха есть несколько негласных правил, которые можно не соблюдать, но которыми нужно пользоваться в своих целях.
Комбинируйте стихотворные формы! Опять же, вспоминаю «Евгения Онегина», где катрены разной рифмовки переплетаются с двустишиями. И так далее. Уникальные комбинации форм можно найти в произведениях Михаила Щербакова. Например:

Предположим, герой, молодой человек, холостой кавалер
Должен ехать в провинцию, дней эдак на десять, делать дела.
Расставаясь с избранницей, он орошает слезой интерьер
И, пожалуй, не врёт, говоря, что разлука ему не мила.
Заклинает богами земли и морей
Без него не подмигивать здесь никому,
В сотый раз, напоследок, уже у дверей,
Умоляет писать ему, что бы там ни было, в день по письму,
Рисовать голубка на конверте и слать непременно скорей,
И красавица тем же вполне от души отвечает ему.
Обещает писать, ободряет кивком,
Одаряет цветком, наконец, отпускает
и в десять минут забывает о нём.
А герой, повелев ямщику не зевать,
Через сутки пути прибывает на место, въезжает в гостиницу
И принимается существовать.

В этой уникальной строфе мы видим потрясающие переплетения как формы, так и размера. Схема стихотворной строфы такова: ababcdcdcdeeff. Но первые четыре строки — шестистопный анапест, следующие три — четырёхстопный, затем снова шестистопный в трёх строках, четырёхстопный, восьмистопный, четырёхстопный и десятистопный напоследок. Причём расстановка цезур тоже очень необычная.
Ещё одним моментом, который следует упомянуть, говоря о построении стихотворения, является рефрен. В песне рефрен обыкновенно именуется припевом и призван хорошо запоминаться, особенно в произведениях, исполняемых нашей родной и любимой попсой. Но мы же поэты! Поэтому рефрен надо употреблять с чувством, толком и расстановкой.
Рефрен, как правило, отличается от основного стихотворения чем-нибудь: размером, ритмом, рифмой, чем угодно. Но может и не отличаться. Рефрен может быть всегда одинаковым либо меняться — частично или полностью, от куплета к куплету. В случае если рефрен меняется со смысловой точки зрения, его необходимо отделять от остального стихотворения изменением ритма. Чаще всего меняется длина строки.
В общем, рефрен — это элемент всё же песенный, в стихотворениях встречается редко. Но помните, если вы пишете песню, каким требованиям должен удовлетворять рефрен. Он должен быть характерен и закончен, то есть в нём должна выражаться законченная мысль, подытоживающая запев. Он не должен повторяться слишком часто (например, четырёхстрочный рефрен после каждого двустишия — это бред сивой кобылы). Ну и, конечно, его повторение должно быть оправдано. Потому что в большинстве современных песен припев — это просто набор слов, призванный повысить популярность песни.
Отмечу здесь ещё один стиль стихосложения, часто применявшийся Владимиром Маяковским: так называемые эхо-рифмы. В таких стихотворениях с попарной рифмовкой aabbcc вторая строка состоит всего из одного слова или короткой фразы, зарифмованной с первой строкой.

Где земля, и где закон, чтобы землю выдать к лету? —
Нету!
Что же дают за февраль, за работу, за то, что с фронтов
не бежишь? —
Шиш!
(В. Маяковский)

По сути, это тоже трюковое стихосложение.
Напоследок расскажу об одном из трюковых видов стихосложения: о моноримах. Все строки в монориме заканчиваются одной и той же рифмой:

Огни — как нити золотых бус,
Ночного листика во рту — вкус.
Освободите от дневных уз,
Друзья, поймите, что я вам — снюсь.
(М. Цветаева)

Как правило, монорим редко имеет художественное значение, это чаще всего именно стихотворный трюк.

© Тим Скоренко

tv-22.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.