Поэты пишут стихи


Поэты рассказывают о том, зачем они пишут стихи

В издательстве «Эксмо» выходит антология стихотворений проекта Андрея Орловского «Живые поэты», где именитые литераторы встретились с музыкантами и малоизвестными молодыми авторами. «Афиша Daily» публикует несколько стихотворений из сборника (в авторской редакции), а их авторы отвечают на простой вопрос: зачем они пишут стихи.

Дмитрий Воденников

поэт, эссеист

© Ольга Паволга

«Стихи — это всегда попытка увидеть себя очищенным. Не обязательно в хорошем смысле. Ты можешь быть очищенным и злым. И дурным. И темным. Но это важно — понять о себе основное. А то вся жизнь пройдет, потратит себя на пустяки, а ты так ничего про себя главного и не узнаешь. Поэтому люди и пишут. Как бы выворачивают себя, рассматривают свою изнанку, изучают карту внутреннего звездного неба».

***

Здравствуйте, Уолт Уитмен, здравствуйте, Чарлз Буковски, —
Анна Андревночка, здравствуйте — и Елена Андреевна, здравствуйте!
Здравствуйте, Марина Иванна, здравствуйте, Ян Сатуновский. — 
Я не для вас их вытаскивал, но вам бы они — понравились.

Нет, не кончилась жизнь, самурайская вздорная спесь,
диковатая … [на фиг], стихи о любви и о Боге.
— Если кто не заметил, мои ненаглядные: я еще здесь,
сижу как бомж и алкоголик у дороги.

Господи, вот мой компьютер, вот брюки мои, носки,
а вот — шесть книжек с грубыми стихами.
Я их выблёвывал, как отравившийся, — кусками
с богооставленностью, с желчью и с людьми.

— Одно стихотворение (лежащее под спудом
и неписавшееся года два, как долг)
открылось только в нынешнем июле —
и вот оскаливает зубы словно волк.

Другое тоже завалилось за подкладку,
но я достал его, отмыл, одел в пальто
и наспех записал, оно — о счастье.
А пятое пришло ко мне само.

…Так что схлопнулось, всё! — дожила, дописалась книжка
в темных катышках крови и мёда, в ошметках боли
(как сказала однажды подвыпившая директриса,
проработав полжизни в советской школе:
— Я люблю вас крепко, целую низко,
только, дети, — оставьте меня в покое…) —
и стою я теперь сам себе обелиском,
поебенью-травою счастливой во чистом поле.

— Я, рожавший Тебе эти буквы, то крупно, то мелко,
зажимая живот рукавами, как раненый, иступленно,
вот теперь — я немного попью из твоей голубой тарелки,
а потом полежу на ладони твоей — зеленой.

Потому что я знаю: на койке, в больнице, сжимая в руке апельсины
(…так ведь я же не видел тебя никогда из-за сильного света…) —
ты за это за всё никогда меня не покинешь,
и я тоже тебя — никогда не покину — за это.

Анна Герасимова (Умка)

рок-музыкант, поэт, литературный переводчик

© Дмитрий Рябинкин

«Дело в том, что я себя поэтом не считаю и пишу не специально, а просто так получается. Это происходит не очень часто, но зато всю жизнь, практически с тех пор, как я научилась писать. Это такая привычка, нечто вроде физиологического отправления. Слова имеют привычку складываться у меня в голове в ровные строчки с рифмованными окончаниями. Я их не неволю и практически не модерирую, иногда немножко редактирую. Они главнее, умнее и древнее, чем я. Я их люблю, уважаю и немного удивляюсь им. Иногда узнаю из них что-то новое о себе и окружающем».

***

Как тигр-людоед, что лишился зубов,
Листаю остывший дневник.
Уходит в туман вереница гробов,
Друзья мои бывшие в них.

Я думала, это теперь навсегда:
Любовь, рок-н-ролл и коньяк.
Любить, но на время? Не стоит труда!
Но все оказалось не так.

Беспомощно шамкает тигр-людоед,
Листая лихие грехи.
Всего-то осталось дозволенных ед —
Фейсбук, геркулес и стихи.

Но я по своим возвращаюсь следам,
Недаром ночами сижу.
И я ничего никогда не предам,
И я ничего никому не отдам,
И всем вам еще покажу.

Подробности по теме

Умка: «Плацкарт, концерт, опять плацкарт — мы себя поизносили за это время»

Умка: «Плацкарт, концерт, опять плацкарт — мы себя поизносили за это время»

Андрей Родионов

поэт, организатор литературного процесса

© Максим Елисеев

«Я пишу, когда тема появляется, это происходит одновременно большим скачком эмоций, я задыхаюсь, и вообще, в такой момент я вижу себя как бы со стороны. Тогда я сажусь писать и не встану с места, пока не напишу».

***

Дети резали детей
Остро режущим предметом
Про крещение не смей
Говори со мной об этом

Кто их этому учил
И чему ещё научит
Государство — педофил
Да и мы с тобой не лучше

Трое у меня растут
Младший учится в девятом
Старший ходит в институт
Средний — в армии солдатом

Нет, конечно не они
Не в Москве, не в нашем мире
Это где-нибудь в Перми
Или где-нибудь в Сибири

Дети не умеют врать
И не понимают шутки
Стало круто убивать
Дети к моде очень чутки

Аля Хайтлина (Кудряшева)

поэт, блогер

© vk.com/kudryashova.alya

«Всем известно, что люди воспринимают мир по-разному, — кому-то ближе зрительное восприятие, кто-то не может понять, что же происходит, если не слышит звуков. То же и с выражением себя, собственных своих мыслей или даже, скорее, ощущений. Хорошо художникам, хорошо композиторам — тем, для кого открыты конвенциональные пути для описания своего мирощущения, причем практически напрямую, без метаязыка. Сложнее тем, для кого во главу угла становятся запахи, прикосновения, хуже того — все это вместе, еще и со слухом и зрением. Единственный способ разобраться с тем, что ты чувствуешь, объяснить это в том числе самому себе — это пользоваться костылем в виде обычного человеческого языка и, упражняясь, делать этот костыль все более удобным, мягким и — в идеальном итоге — практически неотличимым от теплой живой ноги. К счастью, людей, страдающих подобным недугом, немало — поэтому, когда ты в очередной раз безнадежно осознаешь, что не понимаешь, как же тебе сказать вот это, то, что у тебя внутри, — на помощь приходят чужие тексты. Но как бы ни была прекрасна нога соседа — все равно она не той длины и размера, что нужна тебе.

На самом деле я просто не умею рисовать».

Иногда корабли

Муж мой краснеет, когда разливает суп,
Солнце краснеет, когда разливает свет,
Вишня краснеет, когда укрывает сад.
Солнце июля. И муж разливает суп.

Он разливает суп и ломает хлеб.
Слышен вдали электрички печальный всхлип.
Скоро придёт сентябрь и будет хлябь,
Будет на лужах дождя ледяная сыпь.

Будет дрожать от ветра замёрзший сад,
Глянь, на сырой земле вишнёвая сыпь,
Муж разливает по чашкам холодный сок.
Муж разливает по мискам горячий суп.

Знаешь ли ты, как делают корабли?
Сыплют в бутылку немного сырой земли,
Вишен, ресниц и говора — но не суть.
Солнца закатного тёплый неясный блик.

Ещё насыпают песок, а потом трясут.
Получается мусор.
Иногда корабли.

Егор Сергеев

поэт, фельдшер скорой помощи

© Ник Веденяпин

«Литература для меня — это способ доказать самому себе, что я существую. Таких способов в моей жизни несколько, и литература — один из них. Это не метафора, я в буквальном смысле сомневаюсь в собственном существовании, мне необходимо постоянно вещественно доказывать его. Экстренная медицина, любовь и стихи — это мои доказательства».

Бог типовых построек

В комнате жили двое. Дальше подробно:
третий бывал тогда, когда двое врозь.

Бог типовых построек, глядящий в окна,
с детства их знал. И видел их всех насквозь.

Бог типовых построек встречал рассветы,
колким казалось солнце и детской — ложь.

Вскоре, когда второй повстречался с третьим,
в комнате стало трое людей.
И нож.

Трое людей и нож. Безвыходных трое.
Дальше никто прощать никого не стал.
Трое людей
и бог типовых построек,
спрятанный в рукоять и тугую сталь.

Третий упал, а первый кричал, пытаясь
с горла всю правду с корнем, как из земли.
Горло осталось целым.
Правда осталась.

Второму назвали номер и увели.

Первый стоял раскроенный, но не сталью.
Правдой своей разломанный, что графит.
Правда была и комнатой, и подвальной
жижей, и грязной крышей, откуда вид.

Первый сидел, лежал, напивался, плакал,
брил себя наголо, бил зеркала, скулил.
Правда была дорогой в туман без знака.
Лестница вниз всегда лишена перил.

Горло болело, сохло. Такая жажда
собственной выпить крови. Врачи, стекло.

В комнате было холодно. Но однажды
бог типовых построек включил тепло.

Может впервые бог типовых построек
весел лицом хрущёвок и прочим всем.
В комнате жили трое. Новые трое.
Третий из них — ребёнок ещё совсем.

Дальше весна и лето. Но осень взмокла
горлом асфальта, кашлем из-под подошв.

— Мама, там кто-то есть, он нам смотрит в окна.
— Спи, сынок. Это кажется. Это дождь.

Бог типовых построек творил белила.
Город стоял, седеющий, что старик.

В комнате жили трое. И их хранила
горькая правда, сдерживающая крик.

Подробности по теме

Чем зарабатывают на жизнь современные поэты

Чем зарабатывают на жизнь современные поэты

Сергей Данилов

поэт, кандидат филологических наук

© Татьяна Вавуленко

«Я не склонен обрабатывать, полировать, улучшать и беспрестанно копить свои строки. Если помню и читаю вслух, я просто подгоняю их под свое непроговариваемое состояние, которое и обсуждаю с публикой. Я пишу стихи низачем. Не отсылаю их адресатам, потому что знать их не знаю. Не добиваюсь ими мимолетной взаимности. Или, напротив, пишу ими, стихами, письма, когда не могу сказать того, что не надо говорить. Это и есть мой ответ, я почти всегда хочу сказать то, чего не надо вообще говорить, что невозможно думать, отчего не по себе. И стихи, часто случайные строки, — это мой способ принять и выгнать иначе не проговариваемое. Привычный мне способ жить».

***

куда ни кинь — всюду тень.
я не сторонник пустынь.
лучи стоят на стене.
ты в свете полдня — не ты.

переживанья умрут,
и ничего, ничего.
вот кофе, он поутру
тебе важнее всего.

вот память — помнит и врет.
вот в парке помнит: шмели,
а злое счастье мое
мы вынести не могли.

Вадик Королев

поэт, лидер группы OQJAV

© Женя Филатова

«Я счастлив, когда пишу, и не враг себе, чтобы этого счастья избегать. Не наказываю себя запретом. Систему в писании для себя не представляю возможной. Поражаюсь романистам: как можно в такую даль нести и не выронить зачаточного перышка? Пишу редко и вспышечно, когда напишу, — не знаю, хоть у камина, хоть в час пик метро. Никакой общественной цели в своем порыве не вижу, на секунды-минуты приближаюсь к красоте, и не публиковался бы, если бы не стремился к маме как к примеру для подражания, а она щедрый человек».

***

Земляники полный подол сестры
и подруга ее, прыгающая в костры,
зажженные папиными друзьями,
пока папа пьяный.
Волоски от пупка до ног,
я от дождика нежно мокр.
Она мне ерошит макушку
и меня называет Вадюшей.
— Хочешь ягоды, хочешь сок?
— Хочу ягодиц, пересох.
— Ты красивый, в четырнадцать поговорим.
И комар дятлом долбится в фонари
И комар дятлом долбится в фонари
«Ты красивый, в четырнадцать поговорим.»

Подробности по теме

Вадик Королев: «Жажда читать должна быть искренней, алчной, страшной»

Вадик Королев: «Жажда читать должна быть искренней, алчной, страшной»

Леха Никонов

Поэт, лидер группы «Последние танки в Париже»

© Маргарита Ерукова

«Я пишу, чтобы транслировать свои внутренние состояния, чтобы мои частные эмоции и ощущения могли изменить ощущения и эмоции других».

Октябрь

погода упрямая дура
выстудила совсем.
t° сердца выше чем 37.
осень течёт слюной,
глаза выражают юг,
тёмно-зелёной волной
дёргается петербург,
время стреляет в упор,
плюнь и ползи в зарю,
сердце играет хардкор
судорогой, не люблю
видеть такие дали.
разрывы косых дождей
горячую слякоть втоптали
в диаметры площадей.

плюётся дождём рассвет.
вертится, тащит, крутит
то чего больше нет.
не было и не будет

Крис Аивер

поэт, музыкант

© Дарья Рыжова

«Я занимаюсь поэзией, потому что это — моя профессия, моя сложная головоломка. И я люблю ее. Поэзия сейчас (и всегда) стояла на одной ступени с рок-музыкой. Ее задача не только в том, чтобы восхитить, и совершенно не в том, чтобы просто собрать в кучку красивые слова. Это рука и плечо поддержки, это зеркало человека, смеющегося от счастья или рыдающего с плеером в ушах под проливным городским дождем. Поэзия протягивает ладонь, когда человек в ужасе и восторге заглядывает внутрь самого себя, и тогда заглядывающему становится не так страшно. Я пишу и читаю со сцены для того, чтобы что-то щелкнуло внутри каждого человека в зале, — и каждый бы почувствовал, что не один.

В детстве я мечтала вырасти рыцарем, побеждающим чудовищ. Собственно, этим я и занимаюсь: одиночество, страх, пустота — страшные и злобные твари. А слово — это способ зажечь свет».

***

Долгие две недели — сезон дождей.
Кто не застрял в постели — уже герой.
Видишь, идут по колено в большой воде,
Слышишь, поют в метро.

Только уснёшь — сам себя потерял.
Мысли в тумане бродят туда-сюда.
Глухо гудят, тянутся сквозь тебя
Призрачные суда.

Бег до подъезда — полчаса по кривой,
Встретить под ливнем и замереть, звеня.
Стоя в воде, радуйся, что живой,
Тесно её обняв.

Катится лето, лето большой воды,
С белым цветком в косах, венком в руке,
Время качелей, яблок, незрелых дынь
Плещется на паркет.

Здесь, где свой собственный профиль едва знаком,
Где миллион прочих скривил рот —
Свят, кто стоит, обнявшись под козырьком.
Свят, кто поёт в метро.

Издатель «Эксмо», Москва, 2018

Отрезаем лишнее, оставляя суть: в этом сообщении меньше 280 символов — так же, как и в нашем твиттере

daily.afisha.ru

Для чего человек пишет стихи 🚩 как поэты пишут стихи 🚩 Литература

Некоторые люди начинают писать стихи, чтобы выделиться из толпы окружающих. Дети, которым не хватает тепла со стороны близких и у которых есть проблемы с заведением дружеских связей, нередко начинают сочинять стихотворения, чтобы почувствовать себя кем-то более значимым. Впрочем, сюда же можно отнести и сочинение прозы. В этом случае стихотворчество является своеобразной формой протеста. Такие стихи обычно максималистичны, не слишком красивы и правильны. Со временем, если человек находит другую мотивацию для написания стихов, осознает их в качестве своего призвания, его творчество качественно улучшается.

Стихосложение может стать формой своеобразной психотерапии. С помощью стихов можно выразить свои чувства, эмоции, переживания. Многие поэты замечают, что стихотворения помогают им избавиться от навязчивых мыслей и чувств: добиваясь идеальных формулировок, ритма и рифм, стихотворцы освобождают себя от слишком сильных переживаний, негатива, сложных эмоций.

Стихотворение в своей лаконичности, сложности, формализованности как бы усиливает имеющиеся эмоции и чувства, делает их острей и ярче. Поэтому многие поэты пишут стихи в периоды депрессий, подавленности, угнетенности. Стихосложение может помочь в самопознании, иногда оно может продемонстрировать какие-то темные стороны, позволяет осознать их и возможно начать работать с ними. Прежде всего, это касается стихотворений, написанных в сложные периоды жизни. Нужно отметить, что многие поэты не могут работать над стихотворениями, когда в их жизни все хорошо.

Несмотря на то, что большинство поэтов утверждают, что пишут стихи «для себя», признание важно для них, как и для любых других людей. Написание стихотворений, особенно, если сложился свой стиль, своя манера работы со словами, может принести признание, известность и славу. Особенно это касается тех поэтов, которые пишут острые и злые стихи на злободневные темы, подобное творчество просто не может уходить «в стол». К счастью, социальные сети значительно упростили распространение любого словесного творчества.

Далеко не все поэты готовы писать стихи на заказ. Даже при отличном владении словом, этот процесс становится довольно мучительным, поскольку вдохновение в этом случае приходит не всегда. Однако написание стихов — не худший способ заработать на жизнь, пусть он и доступен немногим.

www.kakprosto.ru

ЛитКульт — Поэты рассказывают, как они пишут свои стихи

Процесс создания стихов часто кажется чем-то средним между магией и случайностью — на самом же деле все гораздо интереснее. «Афиша Daily» продолжает расспрашивать современных поэтов о том, как, где и зачем они пишут стихи.

Андрей Родионов о стихах, написанных в измененном состоянии сознания

***
В Петербурге в маленькой кафешке
Сколько мы не виделись с тех пор
Встретился я с другом и без спешки
Начался негромкий разговор

Говорили о былом, о думах
За окном сгущался невский мрак
Вдруг сказал он, я вот тут подумал
Сталин не такой уж был мудак

Были ведь враги, они ведь были
Были тут вредители везде
Их не так уж много посадили
Слишком уж раздуты цифры те

Тишина, стаканов перезвончик
Капля водки чистый бриллиант
Сашка Сашка ты же электронщик
Сашка Сашка ты же музыкант

Лепетал я глупо и ненужно
Он сидел спокоен, духом чист
В кабаке, похожем на психушку
Старый электронщик-сталинист

Долог путь домой у сталиниста
На метро, потом маршрутка два часа
По дороге сон ему приснился
Светлая такая полоса

По тайге глухой гуляет эхо
Нацепивший желтые очки
Там перед толпою бритых зеков
Он миксует разные звучки

Страшный ритм веселый электронный
Где полярной ночи темнота
Да торчат рученки из сугробов
И глазенки смотрят из-под льда

Андрей Родионов, поэт, лауреат Григорьевской поэтической премии, сотрудничал с проектом «Елочные игрушки»

«Это было в другом городе, и я транслировал на героя мой собственный сон, в остальном все правда. Саша — музыкант, раньше мы работали вместе, но уже несколько лет прошло, как наши дорожки разошлись, а два года назад мы решили в Воронеже сыграть вместе. Он — музыка, я — слова. Поговорили, потом у меня было жуткое похмелье. Стихотворение написано в Красноярске, сразу после ночного перелета в измененном сознании где-то в шесть утра я решил, что мне этот случай следует описать. Я его описал, поместил в сеть; когда Катя, жена, проснулась, я уже видел, что текст стал популярным. Поэтому я ей смело его показал, она сказала: «Ну конечно, стихотворение задевает чувства нашего друга, ну ладно». Как у Пушкина в первой главе «Евгения Онегина»: «противоречий очень много, но их исправить не хочу». А первые строчки — от Мандельштама: «жил Александр Герцович, еврейский музыкант». Вот эта вот строчка, ритм — «Сашка, Сашка, ты же музыкант» — она меня зацепила, и от нее все пошло.

Уже два года я практически ничего не пишу, с тех пор как закончил «Поэтический дневник» — эксперимент, в течение которого я писал по восьмистишию [в день] целый год. Это был такой ход конем, мне нужен был какой-то вызов, причем вызов не дешевый, а серьезный: сможешь написать так, чтоб и тебе самому было интересно читать? К тому же я понял, что у публики есть противоречивое [желание] что-то прочитать небольшое и дальше уже углубиться в чтение длительное. Поэтому я придумал такую форму — короткую, но которая подразумевала, что я буду вести читателя куда-то еще, как в романах. Задача оказалась для меня невероятно сложной.

«Я человек очень долго думающий и в принципе живущий прошлым. Настоящее мне кажется какой-то белибердой, я смотрю, слушаю и думаю: «О, какая белиберда!»
Андрей Родионов, поэт

А потом, спустя год или, может быть, неделю, думаю: «А я-то в этот день-то ведь, ага!» И это для меня оказывается важным, так я и живу. А тут я поставил себе задачу реагировать именно на настоящее, сразу. В какой-то момент я все равно срывался и писал про прошлое, но иногда получалось пересилить себя: я все-таки поймал именно момент того, что происходило со мной прямо сейчас, и это было удивительно, раньше такого со мной никогда не случалось.

После этого гребаного поэтического дневника, когда я каждый день садился с тетрадкой где-то в уголок, я реально исписался — поставленная задача меня высосала. Уже прошло два года, но я до сих пор не сажусь писать стихи — я как-то не вижу в этом смысла. Мне кажется, что больше смысла в придумывании чего-то длительного во времени, какой-то структуры с сюжетом от начала до конца. Либо я просто думаю: «Ну господи, ну какая фигня все то, что случилось со мной сегодня, не стоит описывать».

Могу ли я писать в любой ситуации и в любом состоянии? Это все равно что сказать, что ты можешь проснуться в час ночи и побежать разгружать вагоны. Да, могу, но просто в какую-то ночь я разгружу, а в какую-то сил не хватит. Поскольку я пишу стихотворные пьесы, то последние годы я был поставлен театром в такие условия, когда хочешь не хочешь, а надо писать. Я помню, как мы однажды ехали с Катей в Канск в атмосфере жуткой горячки, потому что мы сдавали пьесу, и режиссер постоянно присылал и досылал мне что-то, что надо было доделать к спектаклю «Сван». За четыре часа, пока мы ехали от Красноярска, я написал пять текстов!

Текст про Сашку-электронщика — это совсем другое, не было плана. Он был написан ровно через полтора месяца после окончания «Поэтического дневника», и он один буквально из пары-тройки стихотворений, которые у меня получились с тех пор и которые я готов прочесть на публике.

Я не могу сказать, что предпочитаю работать по плану или предпочитаю работать внезапно, — я предпочитаю иметь эмоции, чувствовать и описывать свои чувства, а это бывает не каждый день. Не буду говорить возвышенных слов, хотя можно было бы и их употребить, но, если у тебя нет настоящих эмоций, ты либо их находишь с помощью каких-то внешних стимуляторов, либо ты тупо проваливаешь работу, вот и все».

Алексей Цветков о стихах, которые нет смысла описывать

вконтакте
а помнишь пинкисевича илью
который теннис обожал настольный
и в сумерки последнюю игру
под соснами в забытый год застойный

у вас на даче был слепой чулан
с лопатами а может и не ваш но
я там с одной наташей ночевал
или с другой теперь уже неважно

или постой я путаю тебя
и конькобежку рыжую с ногами
движок сдает но будем жить терпя
тряхнем еще а доктора солгали

устроили на речке смотр невест
стрельцова кошку шпротами кормила
я ничего не сдвинул с прежних мест
пусть в голове останется как было

вздремнешь в такси но память как ожог
твой пинкисевич в пароксизме жажды
не плачь ведь мы не умерли дружок
ты разве рыжая была однажды

была и плечи девичьи белы
в саду с настольным теннисом на даче
а если кто-то думает иначе
ты убеди что не было беды

что встал и навестил тебя в сети
беседовал как с лестничной соседкой
щелчок и мячик в паузе над сеткой
пластмассовый игрушечный свети

Алексей Цветков, поэт, лауреат премии Андрея Белого и Русской премии.

«Я принципиально не комментирую свои стихи, потому что тогда не имеет смысла их писать. Не знаю, как другие люди, а я пишу стихи, а потом о них забываю, я не нянчусь с ними, не помню их, не перечитываю — стихотворение написано, и я его отпустил, меня больше интересует то, что я еще напишу. И я понятия не имею, что происходило со мной, когда я писал то или иное стихотворение. Я не могу анализировать этот процесс, как если бы я просто стоял рядом и смотрел. Если бы я мог что-то еще сказать об этом, я бы включил это в текст.

Ничего на меня такое специальное не снисходит, просто приходит в голову мысль о чем-то написать, и я сажусь за компьютер. Так же и тут: появилась идея написать о социальных сетях, замысел возникает раньше стихотворения. Конечно, эта тема производит впечатление, потому что мы живем в эпоху, когда люди встречаются в интернете через двадцать-тридцать лет в ситуации, в которой они бы никогда не встретились в другое время. Вот люди после того, как вообще, может быть, забыли отчасти друг о друге, сталкиваются в этом «ВКонтакте» и думают о чем-то. Но я не надстраиваю из этого какой-то лишний смысловой этаж: не то чтобы я перебирал какие-то фотографии или что-то вспоминал, — нет, я просто захотел описать это. Что-то всплывает в памяти, что-то не всплывает, у меня нет задачи воспроизвести реальные события.

«Мне совершенно безразлично, что было на самом деле, что не было. Читатель этого не знает, читатель имеет дело со стихотворением и может воображать себе, что хочет. Попытки трактовать, что было и кто стал прототипом, — я в эти разговоры никогда не вступаю»
Алексей Цветков, поэт

«Ты разве рыжая была однажды» — это не из-за какого-нибудь импульса, информации в ленте, это просто я сижу у компьютера и нажимаю на клавиши. Я и в «ВКонтакте»-то никогда не состоял, просто имеется в виду любая социальная сеть, где люди встречаются после долгой разлуки.

Для молодых людей может быть новостью сам тот факт, что они пишут стихи, и они ценят этот процесс и хотят о нем говорить, а для меня важен только продукт. Мне семьдесят с лишним лет, и в этом возрасте человек уже меньше ожидает, что что-то получится само собой. Сейчас для меня стихи это много работы, раньше было немного иначе: стихотворение получалось в значительной степени само. Почему мне вообще хочется это делать, для меня теперь тоже довольно бессмысленный вопрос, я ведь занимаюсь этим всю жизнь».

Екатерина Соколова о стихах, растущих из речевых ошибок

***
в белом окошечке регистратуры
Господи запиши и меня
что ж ты канатка моя Чиатура
не выдержала меня

падая видел отхваченных территорий
сады дома
видел подстанция видел море
видел тюрьма

база граничная
детский сад солдат
мельком
мелькомбинат

Екатерина Соколова, поэтесса, лауреатка премии «Дебют», финалистка премии Андрея Белого

«Мне понравилось слово «Чиатура» — это город в Грузии. Промышленный город, где добывают полезные ископаемые. В советское время люди там ездили на вагонетках — их использовали и как городской транспорт, а на холмах над городом шла добыча руды. Всего в городе около двадцати канатных дорог, но когда мы туда приехали, работала только одна — и она была ужасна. Это такой советский лифт, в котором можно только молиться, чтоб тебя не убило: качает, скрежещет. Внизу, на входе, сидит дядька, пьет домашнее вино из полторашки: «Заходите, прокатитесь!» Мы зашли, поехали наверх, а в верхней будке сидит такая сухонькая бабуля, в два раза старше его. «Ну что, приехали». Эта чиатурская канатная дорога, конечно, наталкивает на мысли о жизни и смерти.

У Дмитрия Данилова есть стихотворение «Три дня» про человека, который умер и летает над поселком Железнодорожный, и его душа смотрит на все сверху — я держала этот текст в голове, когда писала. Мне вообще безумно нравится то, что пишет Дима про смерть, про этот переход, у него таких вещей много, и везде ощутим некий религиозный контекст, что мне тоже очень интересно.

«Главный мой (и, может быть, Димы Данилова) вопрос: есть там что-то или нет, увижу я вот это вот все под ногами или нет, когда меня не будет или когда я буду стремительно заканчиваться?»
Екатерина Соколова, поэтесса

Когда я активно писала книжку, у меня появилась привычка записывать слова, которые мне понравились, в телефон (я пользуюсь приложением Evernote). Записала эту Чиатуру, записала «мельком мелькомбинат» как возможную концовку… Записываю все, что меня зацепит: кем-то оброненные слова, какую-то услышанную речевую ошибку. И с этих словечек потом что-то начинается. Вот сейчас у меня записано слово «польта». Посмотрим, будет ли что-то с этими польтами дальше.

Чиатура. Часто использую коми-топонимы, например. Я там выросла, я знаю эти места и эти слова. Но для читателя они ничего не означают, читатель просто видит прикольное слово, интересное слово. Можно так делать вообще? В каком-то смысле, может быть, это неважно, потому что все равно я искусственно создаю какую-то ситуацию: я ведь не падала с этой канатки. И даже если бы упала, я бы не увидела море, тюрьму, пограничную базу. То есть даже технически это невозможно: канатка-то невысоко расположена, столько всего не увидишь».

litcult.ru

Стихи начинающих поэтов

В этом мире пустоты
В людях нет почти души
Раны, боль, обман и страх
Все что есть у нас в глазах
Каждый 3-й от любви
Каждый 5-й от тоски
Кто та что та потерял
Кто та в жизни проиграл
Страх сковал сердца в замок
Где был огонь теперь дымок
Черствеет сердце и душа
У тех кто верил но вранья
Не мало с горкой отхватив
Живёт с обидой не простив
Беда в самих нас в глубине
Кто ищет истину в вине
В замене тех незаменимых
В друзьях но правда очень мнимых.
Ах если бы смогли простить
Простить забыть и отпустить
Поверить в мир, в любовь, в людей
Ушел б тогда из нас злодей
Что нас терзал и истезал
В уста нам гореч заливал
Что в голове шептал убей
Своруй не бойся просто бей
Злодей коварный день за днём
Что видем в зеркале своем.

Нравится 97 14

История произведения:

В тот день когда я решила это написать,я была очень очень зла на человека , который можно сказать убил мою маму . Причиной злости послужили его слова о том что лучше бы я умерла чем мама

Читать далее

До седых я волос дожил...
А такой же дебил, как был.

Нравится 53 7

История произведения:

Очередная ссора с близким человеком на фоне кризиса среднего возраста :)

Читать далее

Живите ! Любите !
И близких берегите

Стандартная фраза
Но
Любите жизнь , цените моменты
Любите даже когда все не так
Любите просто так

Любите когда все плохо
Цените когда хорошо
Живите сейчас , не завтра
Живите всегда , не иногда
Ловите кайф от всего
От рассвета
От чистого неба
От ча

upoems.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.