Поэтесса султанова стихи


Поэтесса Катарина Султанова о стихах как лекарстве и нити, связующей всех

Этой осенью модный Дом Valentino во главе с креативным директором Пьерпаоло Пиччоли разработал для Москвы капсульную коллекцию с поэтичным обликом и названием — Dedicated to You. Так бренд продолжает тему всего текущего сезона, посвященного поэзии. Вещи из коллекции осень-зима 2019 украшают цитаты четырех авторов — Ирсы Дэйли-Уорд, Мустафы, Греты Белламацины и Роберта Монтгомери. Инсталляция авторства последнего служила декорацией к показу, а перед ним все гости получили сборник стихотворений Valentino On Love. Одна из строчек, написанных Ирсой Дэйли-Уорд, 30-летней британской поэтессой с африканскими и индийскими корнями, стала основой для московской лимитированной коллекции. «Мы все смотрим на одну и ту же луну» (We’re all looking at the same moon), — вынесено на пышные юбки, белые рубашки, свитшот и футболку.

О незримой силе стихов Vogue поговорил с российской поэтессой Катариной Султановой.

Катарина Султанова в свитшоте из коллекции Valentino Dedicated to You

© Павел Харатян

«Сейчас время, когда интерес к поэзии возвращается, в самом хорошем смысле, — говорит Катарина Султанова. — Словом можно убить или поднять с колен, мне нравится состояние от прочтения хорошего текста — он словно приподнимает тебя над землей. Незримо, буквально на несколько миллиметров, но это ощущение ни с чем не спутаешь».

Катарина выпустила две книги стихов («Легкие формы бреда», «Живые») и готовит третью, собрала вокруг себя десятки тысяч поклонников и активно гастролирует с концертами по всей России. Султанова регулярно делится своими стихами в инстаграме — как и вышеупомянутая Ирса Дэйли-Уорд, активно сотрудничает с деятелями театра и кино, в том числе в авторском видеопроекте «Женщина с тысячами лиц», где ее произведения читают актрисы Оксана Фандера, Екатерина Гусева, Елена Ксенофонтова, Ирина Гринева, Юлия Ауг и многие другие.

«Особый трепет вызывает у меня театр, — вспоминает Катарина свою первую работу над спектаклем «Таганский фронт», в 2014-м представленном в Театре на Таганке, для него Султанова создала женские монологи. — Я никогда не писала на заказ, совсем этого не умею. До последнего переживала, что не получится, что стихи не пройдут мой внутренний фильтр точности и правды. Но все получилось. На премьере спектакля были мои близкие, друзья и уважаемые мною люди — особой радостью стал тот факт, что, сидя в зале, они с точностью до единого определили, какие именно тексты написаны мной. С трейлером к фильму Тимура Бекмамбетова «Он дракон», по словам Катарины, была та же история: «Несколько значимых для меня людей, встретив меня, сказали, что еще до имени в титрах поняли — это Султанова. Наверное, для меня это и есть признание». Делясь своими планами и мечтами, Катарина отмечает, что хочет написать большую книгу в прозе, озвучить стихами модный показ и чаще работать в театре, поставить спектакль по своим стихам вместе с талантливым режиссером вне зависимости от степени его известности.

Катарина Султанова в рубашке из коллекции Valentino Dedicated to You

© Павел Харатян

Катарина начала писать стихи примерно в 20, учась на юридическом факультете, а в 25 оставила ради поэзии хорошую работу и все остальное. «Все эти пять лет я писала стихи, боясь признаться себе, что они единственное, чем мне по-настоящему хочется заниматься, — рассказывает Катарина. — После, достаточно серьезно заболев, я поняла, что пора срочно что-то менять. Уволилась, собрала чемодан, улетела в Таиланд и, две недели просидев у воды, вернулась домой с полным ощущением, что я иду становиться поэтом. (Улыбается.) Как это будет, куда именно идти, что получится — я не знала».

Катарина Султанова в футболке и юбке из коллекции Valentino Dedicated to You

© Павел Харатян

О поиске своего голоса

«Многие творческие люди считают, что подражание — лучший/адекватный способ прийти к своей манере, — продолжает Султанова. — Я люблю читать биографии сильных личностей, они вдохновляют и поддерживают меня, очень люблю Ван Гога, он прожил крайне тяжелую жизнь, много лет копировал современников, пытаясь выработать собственный стиль, и в итоге превзошел многих, но я хотела иначе. Боясь невольно перенять или выхватить из пространства чужое слово, я в принципе перестала читать стихи. И успокоилась только тогда, когда в какой-то момент поняла, что нащупала свое».

Рождение стиха, по словам Катарины, — довольно непредсказуемый процесс. «Я могу написать пять текстов за четыре дня, а потом молчать месяцами — и тогда начинается ломка. Вылезает главный страх — я больше не могу писать. Знаете, как у Земфиры: «Мои песни однажды покинут меня» (в композиции «Деньги». — Прим. ред.). Но стихи возвращаются. Что-то меняется, лопается или, наоборот, прорастает в сознании, и в награду или наказание приходит текст (улыбается), дарует выдох, высвобождение, временное облегчение. А потом снова молчание и страх. И так по кругу».

Катарина Султанова в рубашке из коллекции Valentino Dedicated to You

Я с детства мечтала лечить людей — спустя много лет, пройдя длинный путь, включая отрицание и торги, наконец поняв и приняв, кто я, я осознала, что могу лечить людей своими стихами.

За вдохновением Катарина уезжает из привычной среды. «Все как у людей: собираю чемодан, надеваю кроссовки и на два-четыре дня улетаю в Европу, чтобы потеряться на ее улицах, или сбегаю к морю, что происходит гораздо чаще, — рассказывает Султанова. — Я вообще сумасшедшая в этом плане: разговариваю с водой, молюсь ей, прошу сил и прощения, благодарю. Море — моя религия, моя вера, мой дом».

Катарина Султанова в рубашке из коллекции Valentino Dedicated to You

© Павел Харатян

О поэзии как лекарстве

В инстаграм-профиле Султановой значится: поэт, шаман. «Я не сама это придумала, — улыбается Катарина. — Меня так давно прозвали мои читатели. Одни говорят, что мои концерты — шаманство и волшебство, ритуал очищения, принятия и прощения, другие, что встреча со мной похожа на исповедь — словно поговорил с батюшкой, и стало легче».

Катарина признается, что стихи дают ей невероятную свободу: предельно откровенно говорить обо всем, что принято переживать в одиночестве. «Самые близкие часто не знают, что происходит с нами и внутри нас, — говорит поэтесса. — В эпоху инстаграма все мы можем выложить красивую фотографию, как я гуляю по Парижу, например, а на самом деле внутренне умирать. Любой творец изучает на просвет собственные переживания, страдания, болевые точки. Для меня высшая степень таланта — писать из состояния счастья. Его настолько хочется прожить, что совершенно некогда анализировать и записывать. Но я учусь».

Катарина Султанова в футболке и юбке из коллекции Valentino Dedicated to You

© Павел Харатян

«Мы живем в искаженное время, — продолжает Катарина Султанова. — Мы так закрыты от себя настоящих, так стремимся создать и поддерживать в чужих глазах свой желаемый образ, что перестаем различать, где мы, а где то, что мы придумали о себе, но упорно транслируем в мир. Ты листаешь ленту новостей, часто на автомате, сотни красивых картинок, и неожиданно натыкаешься на текст, написанный в столбик, пробегаешь глазами и вдруг захлебываешься от осознания: я ведь чувствую/думаю/ищу то же самое, у меня здесь же вот так болело или болит. Понимание того, что где-то в этом мире, пусть даже далеко от тебя, совершенно незнакомый человек с невероятной точностью описал тебя и твои переживания, столкнулся с тем же страхом или был на таком же дне, оттолкнулся от него или пока не смог, но уже поднимает голову — дает ощущение мощнейшей эмпатии и поддержки — это и есть та незримая серебряная нить, которая тянется из поэзии ко всем нам».

Катарина Султанова в рубашке из коллекции Valentino Dedicated to You

© Павел Харатян

www.vogue.ru

Катарина Султанова — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 16 февраля 2016; проверки требуют 10 правок. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 16 февраля 2016; проверки требуют 10 правок.

Катарина Султанова (настоящее имя Екатерина Валерьевна Султанова, 2 июля 1987 год, Москва) — российская писательница и поэтесса.

Катарина Султанова
Имя при рождении Екатерина
Дата рождения 2 июля 1987(1987-07-02) (32 года)
Место рождения Москва
Гражданство СССР, Российская Федерация
Род деятельности российская писательница, поэтесса
Язык произведений русский
Дебют Легкие формы бреда

Родилась в Москве 2 июля 1987 года. После 9 класса поступила в Международный юридический колледж при Министерстве Юстиции Российской Федерации[1], закончила его с красным дипломом и была зачислена на второй курс юридического факультета. C 2012 года Катарина оставила постоянное место работы и занялась поэзией.

В марте 2013 года Султанова выпускает свою первую книгу под названием «Лёгкие формы бреда»[2]. Презентация книги и первое публичное выступление состоялось 28 мая 2013 года в ресторане Гюго.

На одном из творческих вечеров Катарину приглашают писать для театра и в апреле 2014 года в театре на Таганке состоялась премьера юбилейного спектакля «Таганский фронт»[3], посвященная легендарному режиссёру Юрию Любимову в котором все женские монологи написаны Катариной. Соавторами спектакля являются поэт и режиссёр Влад Маленко и музыкант Юрий Шевчук.

В апреле 2014 года Оксана Фандера прислала Катарине видео, в котором читает стихотворение "Птичье. С нежностью", с этой видеозаписи был создан цикл видеопортретов "Женщина с тысячами лиц", где стихи Султановой читают известные актрисы: Оксана Фандера, Елена Ксенофонтова, Ирина Гринева, Ольга Ломоносова и другие.

В 2015 году по её стихам ставят поэтический спектакль «Касание»[4] (2015 г.), Тимур Бекмамбетов выбирает её стихи для единственного в своем роде стихотворного трейлера к фильму «Он — дракон» (2015 г.)[5].

Ссылки на официальные страницы в социальных сетях[править | править код]

Вконтакте

Facebook

Instagram

Youtube

ru.wikipedia.org

Поэтесса Султанова: «Твердо знаю, что не могу молчать» | Персона | Культура

На первый взгляд кажется, что судьба балует Катарину Султанову. Дебютная книга девушки была раскуплена так быстро, что пришлось печатать дополнительный тираж. С ней сотрудничают известные актрисы. Недавно в сети появился трейлер нового фильма Тимура Бекмамбетова, в котором звучат стихи поэтессы. И совсем скоро состоится премьера спектакля «Касание» по ее текстам. Однако путь Султановой простым не назовешь. От чего приходится отказываться, следуя за своей мечтой, поэтесса рассказала в откровенном интервью АиФ.ru. 

Не могу молчать

Наталья Кожина, АиФ.ru: Катарина, многие люди пишут стихи, но единицы готовы представить их широкой публике. В какой момент ты решилась на это? 

Катарина Султанова: Наверное, время пришло. Из типографии приехала моя первая книга «Легкие формы бреда». Мы хотели сделать небольшую презентацию для друзей, а в итоге был переполненный зал, сотни экземпляров раскупили в первые дни. Так все и началось.

— Как прошла сама презентация?

— Мы пригласили гостей к 8 часам. Примерно в 19.30 я вышла в зал, чтобы проверить звук, и увидела, что в нем сидят два человека. Я мысленно умерла, но выдохнула и сказала себе: «Сейчас ты соберешься и сделаешь все так, как если бы ты читала для многотысячной площадки в последний день своей жизни. Поплачешь потом». С этой мыслью я ушла в гримерку. Войдя в зал через полчаса, я поняла, что в нем нет не только свободных мест, но и свободных спинок диванов, кресел, стоек, углов — повсюду красивые, улыбающиеся люди. Я получила столько прекрасной энергии и цветов (улыбается)! Именно в тот вечер пришло ясное осознание: это мое. Мне есть, что сказать людям, и я совершенно точно буду делать это.

— Ты говорила, что потеря сестры стала тем событием, после которого ты и начала писать. Ты никогда не думала о том, как бы сложилась твоя профессиональная судьба, если бы этого не произошло? 

— Нет, не так. Я начала писать за 2 года до. Сестра — потеря, от которой я не могу оправиться до сих пор. После ее смерти я стала писать иначе. Очень много текстов было создано тогда, страшных и честных текстов. Сегодня я твердо знаю, что не могу молчать. Я бы пришла к этому другими путями, другими стихами, с другими эмоциями и багажом, но все бы случилось.

— И все же у тебя юридическое образование, пять лет жизни потрачены зря?

— Даже больше — семь (улыбается), потому что после 9 класса я поступила в международный юридический колледж. Я знала, что никогда не буду юристом, но все равно окончила его с красным дипломом, поступила на второй курс института...

— Но зачем, для родителей? 

— Папа — военный. Это многое объясняет (улыбается). Однажды он сказал мне: «Если бы у меня был сын, я бы отдал его в школу МВД, но у меня дочь, поэтому ты будешь учиться здесь». И я пошла. В итоге я благодарна за этот опыт, это образование многое мне дало.

Фото: Из личного архива

— А что папа говорит сегодня, когда ты пошла по другому пути, но у тебя все получилось, ты собираешь залы, выпустила дополнительный тираж своей книги?

— Я до последнего оберегала родителей от этой информации, не знала, как они отреагируют. Они увидели мою книгу, только когда пришел тираж. Я подписала каждому свой экземпляр и отдала трясущимися руками. Сегодня родители очень меня поддерживают. Я больше всего переживала за реакцию отца, думала, что он начнет говорить про туманное будущее, необходимость «нормальной» работы, стабильность, уверенность в завтрашнем дне и прочие ужасные вещи, которые обычно говорят родители, когда их ребенок хочет стать балериной, актрисой или певцом. На сегодняшний день поэт — мало понятная социуму история. Никто толком не знает, откуда они берутся и что теперь с ними делать (улыбается).

На доверии

— Твоя профессия приносит стабильный доход? Ты независима финансово? 

— Да. Это вообще ключевое условие всего того, что я делаю. Я довольно рано стала самостоятельной, и не потому, что так сложились семейные обстоятельства — я хотела сама. У меня прекрасная, независимая мама, безапелляционный во многих вопросах отец. Мне было 16, и мне хотелось соответствовать.

— Я правильно понимаю, что, в принципе, на поэзии можно зарабатывать? 

— Конечно, поэт — это не соучредитель успешной финансовой компании и даже не менеджер среднего звена (смеется). Да, я самостоятельна сейчас, но если ты хочешь заниматься любимым делом — нужно чем-то жертвовать. В один прекрасный день я ушла с интересной, хорошо оплачиваемой работы, чтобы начать делать то, о чем я не имею ни малейшего представления, но по-настоящему хочу. Не было никакого плана или намеченного пути. Необходимо понимать, что пока ты придешь к тому, о чем мечтаешь, могут пройти годы. Нужно быть готовым есть гречку долгими месяцами или издать свою книгу на последние деньги. 

— Много твоих стихов уходит «в стол»? 

— Нет. У меня никогда нет дилеммы, как писать: честнее или популярнее. Я не анализирую, попадет ли текст в одного-единственного человека или сразит толпу. Я отдаю себе отчет в том, что пишу сложно, многослойно. Тексты, которые отражают мое внутреннее взросление или рост как писателя, чаще всего гораздо менее видны, чем простые и, как мне кажется, проходящие вещи. Тем ценнее для меня моя аудитория, которой мало хватать с поверхности, она «ныряет» на глубину.

— Как получилось, что твои стихи начали читать известные женщины: Фандера, Ксенофонтова, Ломоносова, Гринева?

— Все неслучайное происходит случайно. Я благодарна Оксане, потому что именно с нее начался мой проект «Женщина с тысячами лиц», в котором очень разные, но неизменно сильные, красивые и талантливые актрисы читают мои стихи. Однажды ночью Оксана прислала мне видео, на котором она читает одно из моих любимых стихотворений «Птичье. С нежностью». Эта запись глубоко тронула не только меня, но и десятки тысяч людей повсюду. Спустя время я решила, что мне очень хочется сделать такой проект. 

— Вы были знакомы с Фандерой до этого?

— Мы познакомились с Оксаной на моем поэтическом вечере. Она сидела в огромной шляпе в первом ряду (улыбается). Читать перед женщиной и, тем более, актрисой, которой я восхищаюсь, было непросто. Но после Оксана сказала такие важные и своевременные для меня слова, что сомнений в том, что я делаю, у меня не осталось. 

— С Оксаной понятно, как все другие женщины появились в твоем проекте?

— Моя помощница — одна из моих читательниц — просто отправляла актрисам стихи с пометкой, что это некоммерческий проект, и единственное условие участия — если им по-настоящему понравится то, что я делаю. К моему счастью, так и произошло. Практически все, к кому мы обратились, согласились участвовать.

— По сути, получается, что ты сама выбрала этих женщин?

— Да, я хотела конкретных женщин, личностей и актрис, которых я уважаю. Я очень осознанно подходила к выбору. Это не была массовая рассылка, скорее точечный формат. И я не ошиблась. Лена Ксенофонтова работает так, что наблюдать за ней и учиться у нее — одно удовольствие. Человеческим качествам в первую очередь. Когда мы снимали Иру Гриневу, я впервые в жизни плакала на съемочной площадке над своими стихами. И мы втроем после шутили на моем вечере, что это, конечно, ужасная пошлость, когда поэт плачет и думает: «Боже, как здорово я тут все написала!». Но магия как раз была не в том, как я все написала, а в том, как Ира все это прожила.

— Всегда ли ты согласна с прочтением своих стихов другими людьми?

— Я стараюсь делать все на доверии, потому что если я буду говорить творческому, самодостаточному человеку, как я хочу, чтобы он читал, это будет неинтересно и неправильно. Так, как я могу и хочу, я уже делаю сама. Актрисы — новая история моих стихов, новые крылья и новая жизнь. Как правило, они меня удивляют и покоряют. В подтверждение моих слов, расскажу вам о еще одной «авантюре», которую я затеяла с талантливыми людьми: буквально на следующей неделе в «Театр жив» состоится премьера необычного спектакля «Касание», целиком и полностью состоящего из моих стихов. Чистой воды эксперимент для меня: я просто дала поэтическому театру «ПАРТ», чей спектакль по произведениям Бродского и Маяковского мне очень понравился, свою книгу и предоставила полную свободу действий(смеется)! А сама переживала несколько месяцев: так хотелось взглянуть хоть одним глазком, поучаствовать, но режиссер был непоколебим. То, что я увидела на генеральном прогоне поразило меня: начиная от выбора стихов, которые я до сих пор боюсь читать вслух, и заканчивая постоянной борьбой нежности и страсти, с которыми актеры и музыканты театра подошли к творческому процессу. Спектакль — освобождение, спектакль — прощение, вот его суть. И за нее я очень им благодарна.

Личное

— Ты воспитываешь сына своей сестры, сколько тебе было лет, когда ты вдруг неожиданно стала мамой? И почему этим занялась именно ты?

— 21 год. Жене было 5... Потому что потеря дочери была для моих родителей невероятно болезненной, и я постаралась взять на себя все, что могла. Сын. Я очень благодарна за то, что он есть. Дети всегда «зеркалят» все то нехорошее, что может быть в тебе: несдержанность, нетерпимость, какой-то страх или пробел. При абсолютно искреннем взаимодействии с ребенком ты можешь увидеть, что нужно исправить в себе. «Не воспитывайте детей, воспитывайте себя, они все равно будут расти на вашем примере». Я стараюсь.

— Как он тебя называет?

— Был период, когда называл только Катя, потом только мамой и никак больше. А сейчас он растет, мы больше дружим, он становится мне под стать в самом хорошем смысле этого слова. Катя, мама — уже неважно. Он может в одном предложении назвать меня и так, и так. А я никогда ни на чем не настаиваю, разве это важно? Главное — ниточки, которые между нами.

— Тебе был 21 год, когда все произошло; как ты пережила потерю сестры, стихи помогли?

— Да, конечно. Говорить с родителями о своей боли нельзя, плакать при них нельзя: им больно вдвойне, и тебе хочется оградить их, не показать какие-то моменты... Я все «выписывала». Ребенок очень спасал: ты знаешь, для кого тебе надо жить, как держаться и как двигаться. Но я правда не люблю говорить об этом — здесь нет ничего такого, за что можно повесить себе медаль на грудь. 

— А друзья в этой ситуации помогали?

— Мои друзья иногда шутят между собой: «Вот, Султанова — мой друг, она знает обо мне практически все, а я ничего о ней не знаю». У меня есть такая особенность. Принято считать, что друг — это человек, который разделит с тобой горести и беды, а мне как раз близко, чтобы друг был со мной в радости. Когда мне плохо — я отдаляюсь, самые болезненные моменты переживаю сама. Я не люблю «вываливать» проблемы на друзей, жаловаться, обсуждать. И вообще, я больше отдаю, чем беру, это мое комфортное состояние.

— В своей книге ты пишешь «я умею дружить по-настоящему». Что ты вкладываешь в эту фразу, кто такой настоящий друг? Он разделяет с тобой радости, а еще?

— Понятие дружбы поизносилось сегодня, стерлось и обмельчало. Вот пришли четыре подружки кофе попить, одна убежала, остались три, и они тут же ее обсудили. Еще одна по каким-то причинам ушла пораньше — снова обсудили. Такой формат совершенно не близок мне. Если ты завидуешь своему другу — ты плохой друг. Если ты осуждаешь своего друга, особенно за спиной — ты плохой друг. И если ты не поддерживаешь друга в его мечте — ты плохой друг. Все просто.

— А ты никогда не осуждала, никогда не завидовала? 

— Не завидовала точно. Тут, наверное, надо сказать спасибо папе, потому что он абсолютно лишен этого чувства. Возможно, это как-то передается на генетическом уровне (улыбается). Осуждала ли? Конечно, осуждала. Но я не могла родиться и сразу знать, как жить. Я стараюсь быть внимательнее, смотреть шире, чувствовать тоньше. И я все время ищу ответы в своих стихах. 

— Популярность мешает дружбе, или наоборот помогает находить новых друзей?

— Не люблю слово популярность. Я бы сказала иначе: чем больше я расту, тем больше появляется людей, которые хотят предложить свою дружбу. И тем сложнее на нее пойти. Потому что для меня важны люди, которые были со мной в самом начале пути. Я знаю, что мои друзья готовы за меня биться. И неважно, что я никогда этим не воспользуюсь, гораздо важнее знать, что для тебя и за тебя может сделать твой близкий человек. 

Смотрите также:

aif.ru

5 самых популярных современных поэтесс — Женский журнал "ЗОЛОТОЙ"

Вера Полозкова, Сола Монова, Ок Мельникова, Марина Кацуба, Катарина Султанова – ролики с их стихами собирают миллионы просмотров на Youtube. Вспоминаем лучшие.

Клипы Веры Полозковой, Солы Моновой и Катарины Султановой собирают в сети миллионы просмотров. Вспоминаем историю успеха и лучшие произведения известных девушек-поэтов. 


Вера Полозкова

О творчестве: «Я хочу быть немного Бродским – ни единого слова зря».

Писать стихи Вера начала, когда ей было 5 лет, а уже в 15 опубликовала свою первую книгу. Ее поэтическая звезда загорелась сразу – стихи, которые она публиковала в Живом Журнале, мгновенно расходились по сети. Поэзию в «нулевых» полюбили, казалось, даже те, кто стихов раньше не читал. И цитировали Полозкову, часто не зная имени автора.

Смотри также: И божество, и вдохновенье – украшения для творческих натур >>>>>

О жизни: «Жизнь – это творческий задачник: условья пишутся тобой. Подумаешь, что  неудачник – и тут же проиграешь бой…»

Но легким ее путь к славе назвать нельзя. На юное дарование немедленно обрушились поэты старшего поколения, упрекая в поверхностности, пошлости и легкомысленности. Однако любовь поклонников оказалась более весомым аргументом: пока «мастера слова» критиковали Полозкову, ее популярность била рекорды – они получала премию как Лучший автор ЖЖ и готовила к выпуску первые «взрослые» сборники.

О счастье: «…если хочется быть счастливой – пора бы стать».

Одной поэзии широкой натуре Веры оказалось мало: теперь она играет в театре, выпускает музыкальные альбомы, участвует в жюри конкурсов. И, конечно же, продолжает писать стихи, на сегодняшний день – детские: в 2016 вышел ее сборник «Ответственный ребенок. Стихи для детей».

О любви: «Отрада — в каждом втором мальчишке, спасенье — только в тебе самой».

В 2014 году Полозкова вышла замуж за музыканта Александра Бганцева. В их семье на свет появились уже двое мальчишек: Федор и Савва. Вера утверждает, что раскрыла секрет счастливого материнства без усталости и депрессий – по ее словам, он прост: нужно выбирать хорошего мужа.

Сола Монова

О себе: «Жёсткая «Дольче Вита» — кушать себе подобных. Если ты ядовита, значит и несъедобна!»

Юлия Соломонова (настоящее имя) родилась во Владивостоке в 1979 году. Писать стихи начала рано, еще до школы, и очень благодарна родителям, которые серьезно отнеслись к увлечению дочери и всячески поддерживали ее творческие порывы. В родном городе Юлия была звездой местного ТВ, но рамки провинциального телевидения скоро ей показались тесными, и она уехала в Москву, где поступила во ВГИК в мастерскую Сергея Соловьева.

Смотри также: 10 вечных книг, которые должна прочесть каждая девушка >>>>>

О силе воли: «Каждый день собираюсь красиво и счастливо жить: похудеть, поумнеть, наконец-то добиться чего-то. И сегодня хотела… но вдруг оказалось — суббота…»

Юлия утверждает, что пишет стихи «долго» – но не из-за того, что рождаются они тяжело, а из-за нехватки времени. По ее словам, если три дня ее никто не трогает – может и десяток стихотворений сделать за это время. Сценарии видеоклипов к своим стихам придумывает тоже сама – помогает режиссерское образование.

Об интернете: «Люди в реале печальны и тривиальны, люди в сети не жалеют свои сердечки».

Сола Монова – одна из самых популярных поэтесс Рунета. Она выпустила уже 8 книг, и не собирается на этом останавливаться. И хотя ее творчество часто упрекают в легковесности, армия поклонниц сметает с полок все тиражи и раскупает билеты на ее концерты. Самыми желанными мероприятиями с ее участием для фанаток остаются квартирники: закрытые вечеринки с едой, шампанским, светской болтовней и, конечно, стихами.

О любви: «Потому что в любви очень трудно быть любящим, а возлюбленным очень легко».

Между предложением и свадьбой у Юлии и ее супруга Николая Морозова прошел всего один день: экс-помощник Сергея Кириенко использовал связи и договорился о регистрации вне очереди. В семье подрастают двое детей: Ваня и Нина. Юлия утверждает, что Николай полюбил ее, потому что она умеет делать то, что ему нравится – поэзию.

Марина Кацуба

О творчестве: «Ведь каждый лоб, что пропускал с 6 класса литру, теперь хип-хоп, пускай не Каста, но тру, а я стою на ветру и ору, цитирую классику».

Молодая поэтесса из Питера легко вышла за рамки «женской» поэзии, победив на главном хип-хоп батле страны VERSUS – том самом, где брутальные парни жестко диссят (высмеивают и оскорбляют) друг друга. Женственная и очаровательная, при этом прекрасно образованная Марина посоветовала соперникам узнать, для начала, «что значит гипербола» – и вышла из этой битвы триуфматором.

Читай также: 5 модных хобби, которыми стоит увлечься >>>>>

О счастье: «А счастье – это не то, когда тебя не толкают, счастье – когда тебе не дают упасть».

Родители без энтузиазма относились к увлечению дочери поэзией. Однажды Марина с мамой увидели на улице женщину с табличкой: «Меняю стихи на хлеб». И мама предостерегла девочку:  «Ты будешь стоять здесь же, если не определишь в жизни приоритеты». А когда речь зашла о выборе профессии, отец, профессиональный военный, был категоричен: инженер сможет себя прокормить, гуманитарий – нет. Но Марина сумела доказать родителям, что они ошибались.

О мужчинах: «Мужчины прячутся в правила, глушат чувства, ведь пожары смотрятся лучше издалека».

Марина дважды была замужем – и поддерживает с бывшими мужьями хорошие отношения: «С первым мужем Никитой мы прожили год, мне было 17, и я писала репризы и сценарии для КВН и «Камеди клаба» вместе с ним». По словам Марины, свадьбу они сыграли только под давлением родителей.

Второй муж, Артем, вместе с поэтессой занимался литературой, организовывал битвы поэтов, помогал молодым авторам. Несмотря на общность интересов, этот брак также был недолгим. Сейчас Марину связывают нежные отношения с рэпером Мишей Мэйти: «Мы похожи по характеру – оба Скорпионы и импульсивные, артистичные, тонко организованные. Это большая любовь, такой не было у меня до встречи с ним».

О себе: «Мои стихи теплее этого вечера. И ты их ешь, так жадно, как свежие ягоды. Но я – не ягода, я – женщина. И мне нужны сон, любовь, семья».

Марина ностальгирует по временам, когда поэты в нашей стране были кумирами. Она выпустила уже четыре поэтических сборника, выпустила музыкальный альбом, записала аудиокнигу – в общем, делает все, чтобы вернуть профессии былую славу.

Катарина Султанова

О себе: «Говори только важное, используй поменьше слов. Даже гневаясь, помни о том, что душа хрупка».

31-летнюю московскую поэтессу Екатерину Султанову (настоящее имя) часто сравнивают с Анной Ахматовой. Ей это сравнение кажется лестным, но не слишком оправданным: «Я способна восхищаться талантом человека, выбранной им дорогой, его отношением к себе и другим, поведением в пути. Но хочу быть только как Султанова».

Читай также: Путь к счастью – 7 книг, которые изменят вашу жизнь к лучшему >>>>>

О времени: «Как бы ни умирала — дыши, оставляй вчерашнему его тень, доставай себя из-под одеяла: ты не можешь больше стенать и плакать — времени очень мало».

Юрист по образованию, Катарина признается, что не она выбрала поэзию, а поэзия – ее. В 2013 она выпустила свою первую книгу, в том же году состоялось и ее первое выступление. Уже через год на Таганке вышел спектакль, в котором все женские монологи были написаны Султановой. А еще через год другой театр поставил спектакль, полностью основанный на ее поэзии. В трейлере фильма Тимура Бекмамбетова «Он – дракон» также звучит стихотворение, написанное Катариной.

О жизни: «День сменяет ночь при любом раскладе — солнце никого на свете не предаёт!»

Настоящая известность пришла к поэтессе после того, как Оксана Фандера на камеру прочитала ее стихотворение «Птичье. С нежностью». Это видео стало началом проекта «Женщина с тысячами лиц», в котором стихи Султановой читают Ирина Гринева, Елена Ксенофонтова, Ольга Ломоносова и другие актрисы.

Фандера прочитала для проекта еще одно стихотворение – «Скоро самолет», которое стало подарком ко дню рождения Катарины. «Лучшее, что ты могла выбрать для меня сегодняшней, и только ты и могла его так прочесть», – написала поэтесса актрисе в ответном послании.

О семье: «Семья – это хотеть беречь, а не расстреливать своей правдой».

Катарина Султанова потеряла старшую сестру, когда ей был 21 год. И юная девушка взяла на себя серьезные обязательства – заботу о племяннике, которому тогда едва исполнилось пять. Она называет мальчика сыном, он ее – мамой, и поэтесса признается, что ребенок помог ей пережить эту потерю: «Ты знаешь, для кого тебе надо жить, как держаться и как двигаться. Сын. Я очень благодарна за то, что он есть».

Ок Мельникова

О юности: «Молодость дурная, но с ней отвага, в восемнадцать в каждом живёт бродяга,
главное – не знать, когда он уйдёт».

Возможно, вы не встречали этого имени, но с очень большой вероятностью знаете стихи этой поэтессы. Самое популярное – «Все важные фразы» –  в исполнении Равшаны Курковой собрало в соцсетях уже больше 20 миллионов просмотров. Написала его Оксана, когда ей было всего 16.

О жизни: «Мы ведь молодые дурные черти, мы, пока поём, не страшимся смерти, и пока в руках медиатор вертит гитарист усталый, мы будем жить».

Настоящее имя поэтессы – Оксана Мельникова, сейчас ей 22 года, родилась на Украине, в небольшом городе Светлодарске. А псевдоним «Ок Мельникова» появился из автографа, который она оставляла на своих рисунках – да, Оксана еще и художник.

Об одиночестве: «Каждый второй считает себя ненужным, каждый третий страдает тактильным голодом. Просто так Земфиру ночами не слушают в оковах нелюбимого серого города».

Несмотря на то, что видео со стихами Мельниковой в огромных количествах с удовольствием записывают и киноактрисы, такие как Равшана Куркова или Настя Цветаева, и поклонники без звездного статуса, сама Оксана не балует фанатов исполнением своих произведений. Да и вообще не стремится к публичности: интервью журналам не раздает, в модных фотосессиях не участвует, а в своих аккаунтах публикует либо новые стихи, либо фотографии панельных окраин, либо фан-видео.

Смотри также: Искусство для чайников – разбираемся в стилях живописи за 5 минут >>>>>

О важном: «Все важные фразы должны быть тихими, все фото с родными всегда нерезкие.
Самые странные люди всегда великие, а причины для счастья всегда невеские».

Оксана признается, что ее самый популярный в сети текст – «Все важные фразы» – был написал как пародия на типичную женскую сетевую лирику. И поначалу ее удивляла и даже возмущала его востребованность.

Но после выхода клипа с Курковой, который сделал поэтессу популярной, Мельникова уже с интересом наблюдает за судьбой своего творения. При этом предпочитает не почивать на лаврах, а двигаться дальше: ведь поэзия, по ее словам, это не снисходящее на тебя вдохновение, а серьезный каждодневный труд.

Ира Громаковская

zolotoy.ru

Стихи Султанова Станислава

Сон

< 31 июля 1997 >

Как-то рано утром сигаретой в морду
разбудил меня мой старый друг –
он по Кама сутрам создавал аккорды, –
и родил идею сразу вдруг:
– Что, если однажды все, кого родили,
соберутся в кучу и умрут?
Те же, кто от жажды сдох, кого убили,
вдруг составят город Воннегут.
В городе том ясном, меж болот и сосен,
изничтожат всякий колорит,
а для тех, кто в красном медно-купоросен,
создадут чудеснейший артрит.
Самый бедный нищий, проходя тот город,
будет опасаться воробьёв;
обладая пищей, поднимая ворот,
в городе шныряет крысолов…
Засыпaл я снова, бормоча печально,
растирая свой прожжённый глаз:
“Брат, про крысолова неоригинально,
мне такое снится каждый раз”.

Шапокляк

< 4 августа 1997 >

Ступая ножкой на карниз,
сжимая красный флаг,
выходит, глядя прямо вниз,
старуха Шапокляк.
Внизу машины, люди, шум,
милиция видна –
выходит, кушая изюм,
старуха из окна.
Полощет ветер алый стяг
и волосы жуёт;
а по карнизу Шапокляк
бестрепетно идёт.
Парит вверху воздушный змей,
он красный, как и флаг;
и вот осталось сделать ей
один последний шаг.
Ей солнце светит прямо в глаз,
кругом весна цветёт;
старуха знает – в этот раз
она не упадёт.

Выпуск 1 полностью
Выпуск 2
Сказка
< 15 декабря 1997 >

Голубые океаны
незабудок на ногтях,
расписные великаны
с бодхидхармами в руках,
семицветный мальчик-с-пальчик,
подавившийся росой,
восьминогий милый зайчик
с размозжённой головой…
Что за чудо – эти сказки!
Разноцветие чудес –
заколдованные краски
разрисовывают лес;
в каждой сказке есть поэма,
приключения, любовь,
мятный запах пеноплена,
дружба, хруст костей и кровь.
Рифмы там традиционны –
“кровь – любовь”, “любил – убил”;
из-за плохонькой короны
убивают тех, кто мил.
Каждый в курсе, что волшебник
– это тот, кто в колпаке,
а магический учебник –
то, что у него в руке.
Все играют, все смеются,
превращаются и мрут…
если резко улыбнуться –
можешь оказаться тут.
И не смоешься отсюда,
никуда ты не уйдёшь –
жди какого хочешь чуда,
раз попался – здесь умрёшь.

Фельдшер

< 21 декабря 1997>

Фельдшер не в курсе, что мне нужен компас, и даже
думает, как бы забросить крючки мне в желудок.
Я же уверен, что это полнейшая лажа –
он не умеет готовить жаркого из уток.
Мы с ним друзья, но он многого не понимает;
я, в свою очередь, тоже последняя гнида:
бью его в уши когда он тихонько играет,
и разрезаю на полосы гладкого твида.
Снова и снова мы прыгаем в окна квартиры
и соревнуемся, кто на земле будет первым;
кто проиграет, тот платит сопернику лиры,
после чего начинает трепать ему нервы.
Птицы на завтрак, салат на обед и на ужин –
так мы питаемся – честное слово, хватает;
фельдшер, испачкавшись, смело купается в луже,
чистый приходит, ложится на землю и лает.
Я его мою, мочалкою тру и съедаю
то, что на полдник готовит он мне из отходов;
этому полднику нет ни конца и ни края –
дом осаждает толпа восьмиглазых уродов.
Мне нужен компас, чтоб их отбивать от подъезда,
фельдшер крючками пытается вызвать подмогу.
Кажется мне, надо думать насчёт переезда,
кажется мне, что мы сходим с ума понемногу.

Выпуск 2 полностью
Выпуск 3
Утренняя Идиллия

< 8-9 мая 1998 >

Снова утро ставит кольца
мне в награду на лицо,
я с утра опять пропойца –
на лице моём кольцо.
Мой удел – с утра напиться,
я отвратен и немыт,
порванный халат из ситца
на плечах моих висит.
Мне не хочется питаться,
мой живот как череп пуст;
мне бы к трём успеть набраться
и упасть в ближайший куст.
Лечь – и с тихим, странным кайфом
через нос теплом дышать,
куст, пропахший “Гербалайфом”,
кожей тела ощущать.
Сквозь противный звон в ушах по-
слушать птичек, затаясь,
от магнитофона “Шарпа”
вдруг нащупать задом часть
и продать её на рынке,
чтоб хватило до утра –
а с утра продам ботинки –
не нужны, и так жара.

Пaра

< 9 мая 1998 >

Если он ей не брат, то любовник иль сын;
раз она с ним пришла, то он тоже святой;
все пугаются их васильковых морщин
и надетой на нём головы золотой.
Окружающих радует прожитый год,
им не ясно, зачем она снова пришла:
если стены пульсируют – скоро уйдёт,
если корчатся, стонут, то плохи дела. 
Семя сливы со смаком склюёт соловей
с её добрых ладоней, шершавых, как снег;
нет её никого ни опасней, ни злей –
не родился ни разу такой человек.
Её плащ, чуть прожжённый горелкой морской,
прикрывает зелёную в крапинку грудь,
и дружок её – ну, с золотой головой,
поминутно ей в сердце пытается дуть.
На лице его, справа, сидит таракан,
изначально похожий на клевер в песке;
чуть придавленный пальцем, он каплет в стакан,
что зажат у любовника в левой руке.
Им неведома прыть свистолобых баллад –
они мерно, с достоинством, прут по прямой.
Светит дождь, и над миром встаёт на шпагат
бледно-серая радуга вниз головой.
Они оба в плащах – под плащами тела,
ацетоном протёртые органы чувств.
Они ждут, чтоб тропа, наконец, привела
их туда, где растёт ярко-паюсный куст.
Стены станут, рассыплются, ночь опадёт,
дождь погаснет, и станут плащи не нужны.
он откинет лицо и к себе привлечёт
изумрудно-зелёное тело жены.
Всё вокруг превратится в огромный костёр,
в нём сгорит человек и его семена,
с тихим треском расколется мир на пробор,
и останутся в центре лишь он и она.

Выпуск 3 полностью

Выпуск 4

Черника

< 28 июля 1998 >

Заходим под вечер в какой-то город
Знамений не ищем мы - слишком поздно
Собаки нам лают беззвучным лаем
И жители хмуро нам смотрят в спины
На небе огромные стынут звёзды
Предельно забытая плачет кошка
На улице города без названья
В стране, где питаются только гнилью
Мы здесь разобьём свой неспешный лагерь
Консервы откроем, прочтём молитвы
Тому, кто послал нас сюда сегодня
Тому, для которого в мире бродим
Сей город сравняем с черничным полем
И жителей в мелкую пыль просеем
Предельно забытую кошку бросим
На дно шоколадной помойной ямы
Засеем черникой округу вскоре
На благо тому, кто сюда послал нас
Его неземную лелеем слабость -
Любовь к недозрелым плодам черники
Мы тихое воинство, мы магистры
Его адъютанты, волхвы, бретёры
Снедаем суспензии ясный подвиг
Раскрытие планов для нас не страшно
Вокруг арамейское блещет утро
И грубое солнце вскрывает тени
О долге напомнит нам сизый полоз
Мы скромно возьмёмся вершить чернику.

Враг

< 25 июля 1998 >

Я тут в последнее время заметил -
утром, когда умываюсь и, это,
ну, в общем, в зеркало смотришь там, зубы
чистишь и морду, короче там, моешь -
это, ну кто-то там, я и не знаю,
что ли я сам, но другой - в отраженьи -
как-то недобро чего-то меня он
взглядом своим непроснувшимся сверлит.
Я-то, конечно, ну, всё понимаю:
физика, оптика, свет там и эти,
как их, фотоны - короче, секу я -
всё это фуфел, ну, просто картинки
или - ну, я, в общем, сам что-то смыслю,
только уж больно становится жутко:
зыркнет, собака - и ты хоть на месте
сдохни, ну, или там тут же исчезни;
злой, а что главное - морда моя же!
и не пожалуйся - глупо, конечно,
сам понимаю, но страшно, а он ведь
так и убил бы, казалось, гадёныш,
смотрит и, падла, как будто бы шепчет:
“Сдох бы ты, что ли, ну, или исчез там”.
В общем, невесело, что там, ну страшно,
хоть вообще уже не просыпайся.

Выпуск 4 полностью

Выпуск 5

Серебряные Качели

< законч. 4 сентября 1998>

Семейные узы рвались,
плита отошла, и капли
солёной воды попали
на то, что зовётся раем.
Лесные козлы прокрались
туда, где ночуют цапли,
и цапли нам нарожали
собак, напоённых чаем.
Мы думали, что недолго,
надеялись и хотели.
Однако не так-то просто,
однако не так-то быстро.
Собаки, надев портянки,
летают как будто цапли -
серебряные качели
над ними сквозь крышу неба
А мы не хотим - мы злые,
а мы начинаем прорезь
злосчастную и плохую
на лицах друзей и прочих.
На бреющем самокате,
на плавно открытом свитке,
на радиотелегноме,
на страхе, увитом плюшем,
раскинут свои копыта
стена, самокат и площадь,
петардами закидают
и плюнут на темя сверху.

Шлем

< 6 сентября 1998 >

Да зачем нам это нужно, братцы,
если шлем не хочет одеваться,
если шлем похож на синекуру,
если шлем напоминает гадость.
Я бы лучше взял аппаратуру
и надел на безволосый череп,
тем ему доставив псевдо-радость,
что он тоже яростен безмерно.
Я его покрашу равномерно
и скажу ему, что он мне верит.
И зачем нам нужно это, братцы,
если страх владеет человеком,
если страх не хочет прекращаться,
если страх вошёл в Упанишады.
Я бы лучше вырос чебуреком,
и меня б сожрали, чем бояться
тех, кого теперь зовут купаться
на Анхор, на сай и водопады.
А? Зачем нам, братцы, это нужно,
если каждый знает песни сольно,
если каждый будет петь натужно,
если каждый мне вобьёт копыта
прямо в горло - это очень больно.
Я бы лучше пострелял по зайцам
и скормил их северным китайцам
за вино, которое забыто.
Ну зачем нам, братцы, нужно это,
если песня въесться в нас хотела,
если песня сразу будет спета,
если песня разорвёт нам руки -
те, что были по бокам от тела
и кидали в лица утюгами.
А попробуй рваными руками
кинуть что-то - это будут муки.
Нет, не нужно, братцы, как хотите.
Я сказал, стоять! и тихо - ясно?
Я пойду, а вы за мной идите.
Я умру, и будет всё в порядке.
Вы мне лишь скажите - всё ль прекрасно?
Не мешает жить собака злая?
Если что, её я напугаю
и засну на яблоневой грядке.

Выпуск 5 полностью

Выпуск 6

Морской Конёк

< 17 сентября 1998 >

Морской Конёк, который раскрашен в синее,
представляется мне плывущим в аквариуме
Среди ярко-розовых рыб и молекул воды.
Вокруг светло, и снизу, на дне, под инеем,
разлагаются трупы разных подаренных мне
котят, попугайчиков, свинок - и нюхают льды.
Морской Конёк, взбивающий пену хвостиком,
продолжает свой путь среди тростников и лиан,
во множестве видимых мне и, возможно, тебе.
И скоро он, блистая, под нашим мостиком
проплывёт, словно мы не видим вокруг ураган,
который, конечно, заметен нам и при ходьбе.
Морской Конёк, давай-ка, плыви тихонечко,
плавниками маши, как крыльями машет пилот.
А мы за тобой поспешим на двуглавом орле,
который нам знаком под названьем Сонечка,
потому что он - самка. Нас он отправит в полёт,
а сам поспешит вслед за нами на блёклой метле.
Такой полёт, когда мы летим над арками,
представляется мне, пока я лежу под водой,
среди ярко-красных кусков от разорванных тел.
Вокруг светло - прожекторы светят яркие,
разлагаются трупы тех, кто был дружен со мной
и кто убежать в этот раз, как и я, не успел.

How Much Is The Fish

< 21 сентября 1998 >

Отчего ты истошно кричишь
эту фразу - “How Much Is The Fish”?
Может быть, ты лесной попугай,
и срываешься ночью на лай?
Может быть, это просто болезнь,
оттого ты поёшь эту песнь?
Может, летняя стужа весной
подхватила тебя за собой,
или, сидя в бубновом лесу
ты за бабочку принял слезу,
что катилась к тебе по щеке
рыбака, что приплыл по реке,
что покрылась прозрачной листвой
и уже не танцует с тобой
экзотичные танцы-прыжки,
что напомнили мне пирожки,
те, которые съел ты в тот год,
когда Ноя сразил вертолёт,
пролетавший над гранью луны
из-за южного края страны.
Или, может быть, ты - крокодил,
или селезень-геронтофил?
Может быть, ты сиреневый храм
из тибетских сиятельных дам?…
Но я вижу, что ты нерушим,
безвозмезден и непобедим,
и тебя не боится зверьё -
может, Scooter - названье твоё?

Выпуск 6 полностью

Выпуск 7

Семейный Ужин

29 ноября 1998 >

Семейный ужин, кровь на скатерти, салфетки,
салат не нужен - я питаюсь из пипетки,
тихонько радуюсь тому, что наблюдаю,
себе в награду то, что вижу, поедаю.
Забыв о славе, молодые адъютанты
мне демонстрируют болотные таланты -
наивно гравий проверяя, шевелятся,
и командиру позволяют унижаться.
Семейный завтрак, позабытый на паркете,
и обнажённые озорничают дети.
Слепые жёны обменяются мужьями,
и те назавтра поутру проснутся в яме,
Забыв о чести, раздерут друг другу шеи,
а жёны вместе потанцуют на аллее.
На той аллее я намазал мёдом ногти
и к ним приклеил революцию за локти.
И вот теперь смотри, как стало здесь чудесно -
цветут шесты на склонах так, что даже тесно;
давай, измерь смолу из-под ногтей поэта,
ведь это ты набросилась тогда на это.
А часть меня не хочет больше униматься,
пипетку прочь - настало время развлекаться.
Заплатим няне, чтоб сидела и смотрела
и знала точно, как вершится это дело.
Семейный ужин, мы на скатерти, не спится.
В лесу простужено визжит одна (1) девица.
В моих руках ты тихо-тихо засыпаешь
и видишь шахты, в них ты скоро побываешь.

Война

< 21 декабря 1998 >

На Крайнем Севере медузы уж расчехлили аркебузы,
отмстят за битые арбузы чукотские сыны.
эй, минеральное отродье!
берите пушки на здоровье -
уменьшим ваше поголовье на западе страны.
А на востоке кашалоты, высококлассные пилоты,
летят к себе в родные соты подзапастись медком.
Пчелиный рой их окружает и предводителя сажает -
тот, как всегда, воображает, что будет седоком.
Стреляют рыбы вакуолью, а им в ответ - свинина с солью
летит, запущенная молью, и падает с моста.
Ужасен грозный крик салата:
- Умру, но не покину брата!…-
Убили храброго солдата, но честь его чиста.
Подземный мир дрожит и дышит, бегут мокрицы, будто мыши,
туда, где их скорей услышит их покровитель тигр.
И мне не верится, что скорона наших водяных просторах
среди безусых помидоров вдруг воцарится мир.

Выпуск 7 полностью

Выпуск 8

Спящий Богатырь

< 16 января 1999 >

Киньте клич, и я восстану,
если нет - я полежу.
Нет, дышать не перестану -
видишь, заживо кружу.
Медный таз мне станет сыном,
а медуза - молоком.
Перемешанный с нарыном,
обернусь я чердаком.
Все воскликнут: “Вива! Браво!
Молодец, давай на бис!”
Я взгляну - и всю ораву
превращу в бесполых лис.
Закудахтают, залают -
только поздно, навсегда;
так товарищи, бывает;
это, братцы, ерунда.
Киньте ключ, и я восстану,
если нет - я погляжу.
Нет, душить не перестану -
видишь, заживо душу.
И останутся на свете
только я и медный таз
и стероидные дети
без ноздрей, души и глаз.

Нашествие

< 21-22 января 1999 >

Люди, идущие вниз, далеки
от никому неизвестной реки.
Люди, бредущие сверху, с горы,
стали видны нам с недавней поры.
Будут они приносить нам огонь
и издавать неприличную вонь.
Страшно нам станет, и мы побежим -
здесь нам поможет здоровый режим.
Мы их обгоним и в реку войдём,
в ней приготовимся и подождём.
Им неизвестна река, и они
будут пытаться кидать в нас огни.
Всё зашипит, чёрный дым поползёт,
в воду огонь попадёт и умрёт.
Мы изловчимся и ка-ак запоём -
люди узнают, как портить нам дом.
Ух, и нагоним мы страху на них -
песни споём и расскажем им стих;
плакать начнут и пощады просить…
Мы не ублюдки - придётся простить.

Выпуск 8 полностью

Выпуск 9

Убийца

< 14 марта 1999 >

Ах, если бы я мог увидеть
того, кто стоит за спиной,
он прячется тихо за мной -
его не хочу я обидеть.
Я делаю вид, что я глуп:
стою и читаю газету;
а сзади, застенчивый, где-то
он взглядом упёрся в мой круп.
Я думаю, он в сапогах
и в мягкой фланелевой шляпе,
на куртке - значок Хаммурапи,
и нож в неумелых руках.
Безвольный и нервный, стоит он
за мной, и не знает, как быть:
меня он обязан убить,
и нож его ядом пропитан.
Стекает с лица его пот,
и капли вгрызаются в землю.
Предсмертной тоске его внемлю;
вокруг нас струится народ.
Я жду, я небесно спокоен -
сегодня мне смерть не грозит:
он нож себе в сердце вонзит,
ножа его я не достоин.

Ты, я и солнце

< 25 апреля 1999 >

Сегодняшним утром я тоже проснулся,
и солнце проснулось, ты тоже проснулась,
к воде наклонилась, лицом окунулась,
водою умылась, я тоже нагнулся,
умылся водой и тебя обнаружил,
под солнцем тебя и себя обнаружил,
я мокрый, и ты только что умывалась,
стояла, проснувшись, и мне улыбалась,
я тоже стоял и тебе улыбался,
на ухе твоём лучик солнца остался,
на носе прозрачная капля осталась,
и я тебя в нос целовал, улыбаясь,
а ты меня в губы, смеясь, целовала
и щёки и ухо, смеясь, подставляла,
и я целовал их, тебе улыбаясь.
Ты солнце, и солнце тебя освещало,
и ты и его, и меня обнимала,
и солнце тебя и меня обнимало,
и это нисколько меня не смущало,
тебя это тоже совсем не смущало,
и солнце, я думаю, тоже смеялось,
и ты, моё солнышко, тоже смеялась
тому, что меня и его обнимала…
а завтра давай это будет сначала.

Выпуск 9 полностью

Выпуск 10

Просьба

< 2000 >

Когда с утраты выйдешь из землянки
с букетом роз на призрачном носу,
позволь мне есть лесную колбасу,
позволь лакать шампанское из банки.
Позволь мне также бегать по стене
за кровожадным жёлтым тараканом,
позволь лежать за мертвенным стаканом
и называться именем Рене.
За хвост тебя подвешивать к берёзе
позволь хотя бы раз иль два вовек;
позволь, я буду тоже человек,
рисующий колючки белой розе.
Когда ты утром выйдешь из сарая
с букетом васильков на голове,
позволь, я откручу её тебе
в один из дней полуденного мая.

Эгоцентризм

< 10 июня 2000 >

Свет в окне - пожар иль лампа?
Видно мне беду иль прозу?
Стoит по такой причине
пробежаться по морозу?
Ну, положим, всё сгорит здесь -
кто останется внакладе?
Я бы своему убийце
расписался на прикладе,
сам подал пальто и шляпу,
руку сжал бы на прощанье…
Только перед самым-самым
взял с него бы обещанье:
ни один из тех, кто видит
вспышку иль услышит выстрел,
не придёт и не увидит,
как башку пробьёт мне пуля.

Выпуск 10 полностью

alexeyburlak.narod.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.