Паруйр севак стихи на армянском языке


Паруйр Севак. ՔԻՉ ԵՆՔ‚ ԲԱՅՑ ՀԱՅ ԵՆՔ — Школа Национальной Мудрости

 

Стихи Паруйра Севака ՔԻՉ ԵՆՔ‚ ԲԱՅՑ ՀԱՅ ԵՆՔ (Нас мало,но мы армяне) в рубрике Избранные стихи. Читает Народный артист Республики Армения Владимир Абаджян.

Բանաստեղծությունը կարդում է
ՀՀ ժողովրդական արտիստ Վլադիմիր Աբաջյանը:

Нажмите для прослушивания

Аудиозапись: Adobe Flash Player (версия 9 или выше) требуется для воспроизведения этой аудиозаписи. Скачать последнюю версию здесь. К тому же, в Вашем браузере должен быть включен JavaScript.


Մենք քիչ ենք‚ սակայն մեզ հայ են ասում։
Մենք մեզ ո՛չ ոքից չենք գերադասում։
Պարզապէս մենք էլ պիտի ընդունենք‚
Որ մենք‚ միայն մենք Արարատ ունենք‚
Եվ որ այստեղ է՝ բարձրիկ Սեւանում‚
Երկինքը իր ճիշտ պատճենը հանում։
Պարզապէս Դաւիթն այստեղ է կռուել։
Պարզապէս Նարեկն այստեղ է գրուել։
Պարզապէս գիտենք ժայռից վանք կերտել‚
Քարից շինել ձուկ, եւ թռչուն՝ կաւից‚
Ուսուցման համար եւ աշակերտել
Գեղեցկի՛ն‚
Բարու՛ն‚
Վսեմի՛ն‚
Լաւի˜ն…

Մենք քիչ ենք‚ սակայն մեզ հայ են ասում։
Մենք մեզ ոչ մէկից չենք գերադասում
Պարզապէս մեր բախտն ուրիշ է եղել‚
Պարզապէս շատ ենք մենք արիւն հեղել:
Պարզապէս մենք մեր դարաւոր կեանքում‚
Երբ եղել ենք շատ
Ու եղել կանգուն‚
Դարձեալ չենք ճնշել մէկ ուրիշ ազգի‚
Ո՛չ ոք չի տուժել զարկից մեր բազկի։
Եթե գերել ենք՝
Լոկ մեր գրքերով.
Եթե տիրել ենք՝
Լոկ մեր ձիրքերով…

Պարզապէս մահն է մեզ սիրահարուել‚
Իսկ մենք ինքնակամ նրան չենք տրուել։
Ու երբ ճարահատ մեր հողն ենք թողել՝
Ուր էլ որ հասել‚ որտեղ էլ եղել‚
Ջանացել ենք մենք ամէնքի համար:
Շինել ենք կամուրջ‚
Կապել ենք կամար‚
Ամեն տեղ հերկել‚
Հասցըրել բերքեր‚
Ամենքին տուել միտք‚ առած‚ երգեր՝
Պաշտպանել նրանց հոգեւոր ցրտից‚-
Ամեն տեղ թողել մեր աչքից՝ ցոլանք‚
Մեր հոգուց՝ մասունք‚
Եւ նշխար՝ սրտից…

Մենք քիչ ենք‚ այո՛‚ բայց կոչւում ենք հայ,
Գիտենք դեռ չանցած վէրքերից տնքալ‚
Բայց նոր խնդութեամբ ցնծալ ու հրճուել:
Գիտենք թշնամու կողը մխրճուել
Ու բարեկամին դառնալ աջակից:
Դուրս գալ մեզ արուած բարութեան տակից՝
Մէկի փոխարեն տասն հատուցելով…
Յօգուտ արդարի եւ արեգակի
Գիտենք քուէարկել մեր կեանքով նաեւ…
Բայց թէ կամենան մեզ բռնի վառել,
Մենք գիտենք մխալ եւ կրակ մարել:
Իսկ եթէ պէտք է խաւարը ցրել՝
Գիտենք մոխրանալ որպէս վառ կերոն.

Паруйр Севак


Եւ գիտենք նաեւ մեզ կրքոտ սիրել‚
Բայց ուրիշներին միշտ էլ յարգելով…

Մենք մեզ ոչ մէկից չենք գերադասում‚
Բայց մեզ էլ գիտենք –
Մեզ հայ են ասում։
Եւ ինչո՞ւ պիտի չհպարտանանք…
Կա՛նք։ Պիտի լինե՛նք։ Ու դեռ շատանա˜նք։

Метки: Армянская литература, Армянская поэзия, армянские стихи, Армянский поэт, Паруйр Севак, стихи на армянском языке, Стихи Паруйра Севака, Մենք քիչ ենք սակայն մեզ հայ են ասում, Պարույր Սևակ, ՔԻՉ ԵՆՔ‚ ԲԱՅՑ ՀԱՅ ԵՆՔ

dproc.ru

лучшие стихи в русском переводе — Armenia.IM

Armenia.IM представляет вниманию уважаемых читателей подборку стихов великого армянского лирика и трагика XX века Паруйра Севака в переводе на русский язык.

Ты

Ты. 

Пара букв.
Ты.
Вместо имени - слог.
Но волшебные буквы - они о тебе,
А с тобой - я могуч и всесилен как бог!

Ты,
Пара букв.
Как в апреле миндаль
Наполняюсь твоим животворным теплом, распускаю цветок.

Ты.
Пара букв.
Произнес -
И мгновенно обрушился счастья поток.
Расстаемся - и я умолкаю на срок,
Но страданию я запретил преступать сей порог.

Ты,
Пара букв.
И с тобой, мой кумир,
Улетаю свободно в мечтах
И в прошедший, и в будущий мир,
И к героям еще не родившимся, и превратившимся в прах,
Обращаюсь на равных, не ведая робость и страх.

Ты.
Пара букв.
Но покинут тобой
Становлюсь словно дом опустевший
С разбитой каминной трубой,
Сиротливо скрипящею дверью и краской облезшей.
Боль свивает гнездо по углам,
И закутав ее паутиной с тоской пополам,
Я сажусь на пороге - не спавший, не пивший, не евший.

Ты.
Пара букв.
Ты.
Вместо имени - слог...

* * *

Есть Человек, и есть человек

Кто-то поднялся на спину мира,
Кто-то тот же мир тащит на спине…

Ты, кто ошибался, но не лгал,
Часто терял, и снова находил.
Ты, кто спотыкался и пал низ,
Пал низ, но не пригибался,
А лазал от вершины к вершине,
Поднимался вечно, поднимался ввысь,
От своего жестокого века окрыляясь…
Поднялся, чтоб весь мир разглядеть,
Чтоб беспримерный свой век узреть,
Всеми способами его почувствовать,
Выигрышу радоваться, проигрыш оплакивать…
Поднялся как его гонец,
Чтоб его даль чувствовать близко,
Чтобы увидеть правды берега,
И открыть обман замаскированной лжи,
Чтоб, не боясь и не сомневаясь,
Лицо несправедливости смело заклеймить…
Вот поэтому ты столько лет,
Ты, кто родной сын своего века,
Шагаешь неустанно, вперёд и вперёд,
Шагаешь тяжело с высоким накалом,
Как будто весь МИР на плечах несёшь…

Кто-то поднялся на спину мира,
Кто-то тот же мир на плечах несёт …

Тот, кто поднялся на вершину мира,
Никогда не спит на голой земле,
Он знает с кем и куда направиться.
За чьим покойником без слёз заплакать,
Над чьим анекдотом лживо смеяться.
С кем без напряга нарди сыграть,
Если и нужно то и проиграть …
Сверху он смотрит на ниже стоящего,
Руку не подаст вниз павшему.
Вышестоящему, дочке иль сыну,
Даже любовнице иль секретарше,
Страстно лебезит, льстит не таясь.
Где хоть кусок аппетитно пахнущий,
Тут как тут стоит с вожделением.
Легко наговаривает, если есть нужда,
С той же лёгкостью прощения попросит.

Более всего и превыше всего,
Более Родной матери и сына,
На земле свой мир он любит?…

Ложь! Он свою выгоду любит.

Более всего и превыше всего,
В истории свой век он любит?

Более всего и превыше всего,
Нашу жизнь любит, новизну любит?

Ложь! Он свою утробу любит.

Более всего и превыше всего,
Принципиального отца он любит?

Ложь! Не мать не любит и не отца.
Не жалко не сына и не внука.

Более всего и превыше всего,
В жизни он любит свой… трон.
Свой трон он любит
И править на нём.
Всеми средствами карабкается вверх.
Пытается лететь, хоть и без крыльев.
Бесконечно ползая, идёт он вперёд,
Карабкается так и… из года в год
Поднимается на… спину мира.

Кто-то поднялся на спину мира,
Кто-то тот же мир тащит на спине…

* * *

Снова не любят

Снова не любят, любят заново
Кто это сказал, что любят снова,
Снова не любят, любят заново.
И если даже в порыве страсти,
Ты инстинктивно, вспоминаешь то же тело,
Когда даже запах кофе напоминает её 
Тогда вместо твоих цветных снов,
Расстилается белая бессонница:
И звёзды своей круглой расчёской,
Твои волосы гладят, а ты вновь:
К ласке привыкшим своим волосам,
Чувствуешь те же успокаивающие пальцы.
Когда чьё то движение рук, лицо
Напоминают о далёкой – близкой,
Кажется, ноги в гипсе замуровывают,
А мысли разламывают, да так резко,
Как от мигания света поезда,
Раздробляется железнодорожная ветка.
Когда от дождей земля скисает
И заставляет нюхом почувствовать,
Что ты одинок, как какой-то… игрек,
И где-то ещё, иль рядом с тобой,
Есть иной икс, без которого ты
Задачку не составишь, и не решишь, -
Всегда, каждый раз, тебя обуревают,
Те же чувства, без трещин, без дверей,
И осознаешь, что человек действительно,
Снова не любит, любит заново,
Поскольку существует неведомая связь
Нерва с кровью, души со страстью.
Поскольку знак вычитания – суммы
В решаемой задаче не мы ставим.
Поскольку, несмотря на – то, что ищем судьбу,
Но Рок!
Судьба!
Судьба находит нас…

Поэтому даже любвеобильная душа
Снова не любит, любит заново…

* * *

Из-за тебя

Твои глаза, твои глаза, твои глаза та причина,
Что мои глаза, мои глаза всю ночь не сомкнутся.

Твои пальцы, твои пальцы, твои пальцы та причина,
Что мои пальцы, мои пальцы хотят свет смесить.

Твои руки, твои руки, голые руки есть та причина,
Что моим глазам, моим глазам водопады снятся.

Твой смех, твой смех, твой смех есть та причина,
Что мой смех, мой смех отставку получил.

Твоя походка, твоя походка, твоя походка та причина,
Что по слуху пограничником, пограничником я стал.

Тебя вот так имея – не имея, и есть та причина,
Что потерял я свою гордость… победителя…

* * *

В жизни встречаются случайно

В жизни всегда Случайно встречаются,-
С Любовью, -
Прощаются по необходимости…
Хочешь, замолчи!
Хочешь, завопи!
Хочешь, ты разжуй собственный язык!
Хочешь, свой рот заткни подушкой!
Хочешь, пинай подушку ногой!
Верующий – обругай Бога…
Неверующий – поверь в Бога…
Хочешь, пожелай не хотеть – зря.
Хочешь, пожелай не жить – зря.
А если правду хочешь знать, -
Жизнь, - Именно эта -
Именно эта Настоящая Любовь.

Случайно встречаются в жизни,
А расстаются по необходимости.

* * *

Сошёл с ума

Слушая меня.
Могут подумать:
«С ума сошёл».
А я отвечу:
«Да я сошёл с ума,
Отчего бы не сойти»

Разве не сходя с ума, любят иль ненавидят?
А дрова при горении с ума не сходят?
Без сумасшествия - не одержать победы.
Без сумасшествия – не родить ребёнка.
Пока не сойдёт с ума - вода не закипит,
У гранатной косточки кожура не лопнет.
Деревья зацветают-
С ума сходят – точно.
Земля крутиться – 
Сумасшедшая - точно…

Семена пока изрядно не сойдут с ума –
В урожай не превратятся.
Лапы пока по настоящему с ума не сойдут –
В руки не превратятся.

Слова тоже пока по настоящему с ума не сойдут –
В песню не превратятся…

Ах, пусть я был бы вечно с ума сошедшим…

* * *

Ненавижу

Я ненавижу твоё имя,
Как и ты может быть
Ненавидишь мои руки,
Ласкавшие тебя …

Я ненавижу твоё имя,
Как колючку от шиповника,
В язык мой впившийся…

А почему не спросишь меня,
Какого цвета твоё имя?
И этот цвет я ненавижу…

….Если у меня родится дочь,
Я назову её твоим именем….

Я ненавижу твоё имя…

armenia.im

Բարեւ » Армянская Библиотека / Հայկական մեծ Գրադարան

- Բա՛րեւ,

- Մեկ հատիկ այս բառն եմ ասում՝

Կնքված անձնագիր ցույց տալու նման,

Կենսագրություն պատմելու նման,

Կամ հարցաթերթիկ լրացնելու պես։

Եվ կուզենայի՜,

Շա՜տ կուզենայի,

Որ այս բառն իրոք դառնար անձնագիր

Աշխարհո՛ւմ համայն,

Ամենքի՛ համար։

Եվ կուզենայի՜,

Շա՜տ կուզենայի,

Որ նմանապես այս բառը լիներ

Նոր եւ իրական մի "Բացվի՛ր, Սեզա՜մ"։

- Բա՛րեւ,

- Ասեիր գնացքին,

Նավին Կամ օդանավին,

Ու ներս մտնեիր.

"Բարեւ"-ըդ իբրեւ տոմսակ ընդունվեր։

- Բա՛րեւ,- Ասեիր կնոջն անծանոթ,

Ու նա քեզ սիրեր հենց նո՛ւյն վայրկյանին

Կամ ներումնահայց ժպիտով ասեր,

Թե բարեւե՜լ են քեզանից առաջ։

- Բա՛րեւ,- Ասեիր, եւ պարզ երկինքը

Իսկո՛ւյն անձրեւեր, եթե պետք է դա։

- Բա՛րեւ,

- Ասեիր լռակյաց հողին,

Եվ նա ծլարկեր ու հասկավորվեր։

- Բա՛րեւ,

- Ասեիր մահի՛ն էլ անգամ,

Եվ նա հասկանար, որ քեզ մոտ գալով՝

Ինքը շտապե՛լ,

Շա՜տ է շտապել...

- Բա՛րեւ-ը դառնար իրական ու նոր մի... "Բացվի՛ր, Սեզա՜մ"։

Եվ այն ժամանակ եթե արջին էլ ասեիր

- Բա՜րեւ,

- Նա էլ միգուցե հենց նույն վայրկյանին

Խաղալիք դառնար մեր մանկան համար

Եվ մի այնպիսի՛ կարգին խաղալիք,

Որ ո՛չ լարվում է, ո՛չ էլ հասարակ բանից փչանում։

Այսպես էլ՝ օձը ծերերի ձեռքին ձեռնափայտ դառնար,

Կոկորդիլոսը դառնար պահարան խաղալիքների,

Կախարան դառնար եղջերուն վայրի,

Եվ փոթորիկը՝ բեմի պարախումբ,

Մարդն էլ՝ Մա՜րդ իրոք...

Անկարելի բան աշխարհում չկա՛,

Եթե աշխարհում իշխում է բարին,

Որ մեր բերանում դարձել է

- Բա՛րեւ.

- Ուրեմն՝ անձնագիր ցույց տալու նման,

Կենսագրություն պատմելու նման

Կամ հարցաթերթիկ լրացնելու պես՝ - Բա՛րեւ,

- Քե՛զ Ու Ձե՛զ

Ծանո՜թ-անծանո՜թ իմ սիրելիներ։

Թո՛ղ անկարելին դառնա կարելի

Աշխարհո՛ւմ համայն,

Ամենքի՛ս համար,

Դառնա կարելի վաղն ու հենց հիմա,

Դառնա կարելի մե՛կ բառով՝

- Բա՛րեւ...

 

Теги: армянские стихи армянские стихи на армянском языке Պարույր Սևակ Paruyr Sevak Паруйр Севак

library.hayreniq.ru

Կորչի հինգշաբթին » Армянская Библиотека / Հայկական մեծ Գրադարան

Քեզանից հեռու

Ես ապրում էի

Կարծես թե ինքս էլ ինձանից հեռու:

Ինձանից հեռու

Դու ապրում էիր...

Դու չէի՞ր ապրում բուսական կյանքով:

Իսկ հիմա,

Երբ մենք մեկտեղ ենք արդեն,

Կարծես թե նորից շերտ-շերտ միացանք,

Որ ամբողջանանք նարնջի նման ՝ մի կեղևի մեջ

Եվ հյութավորվենք՝

Հողի ավշային չորս բաժին խառնած

Չորս բաժին ավյուն արեգակնային,

Ու երջանկորեն՝

Նոր կերպ ու նորե՛ն՝

Բարբառենք անխոս.

<< Այս է մեր մարմինն. առե՛ք ու կերե՜ք >>...

Ինձանից հեռու

Դու նման չէի՞ր...

Ես նման էի կարծես այն մարդուն,

Որ սքանչելի ձեռագիր ունի,

Բայց ... գրագետ չէ կատարելապես:

Իսկ հիմա,

Երբ մենք մեկտեղ ենք կրկին,

Նու՛յն կյանքը հիմա

Իր սքանչելի նու՛յն ձեռագրով

Գրագիտության դասեր է տալիս

Թե՛ շնորհալի վազերին այգու,

Թե՛ տաղանդավոր գետերին բոլոր,

Թե՛ հայտնի ոխից գազազողներին,

Թե՛ թաքուն սիրուց կակազողներին

Եվ թե՛ աշխարհիս պատերին բոլոր,

Մանավանդ...ահեղ ցուցամատերից

Մա՜հը չկաթի,

Այլ կյա՛նքը ծորա

Թշվառ ու փոքրիկ այս երկրի վրա՝

Հեռվից ետ դարձող

Տիեզերախույզ հրթիռի պես...

Տեսնու՞մ ես,

Մի տե՜ս,

Ծաղկած ծիրանին դիմացի բակում

Նշխար է բաշխում քահանայաբար

Ամբողջ շրջանով իր մեծ շուրջառի,

Իսկ մեղուները

(Այդ նշխարները ծծելուց արբա՞ծ

Թե՞ գուցե դրդված ուրիշ պատճառից)

Ցույցեր են անում փեթակի առջև,

Ինչպես որ մարդիկ ՝

Շենքերի առջև պառլամենտների...

Ով ի՜նչ ուզում է' թող այդ էլ անի:

Իսկ ես ուզում եմ ... իսկ դու չե՞ս ուզում,

Որ գեթ այս անգամ,

Գոնե այս անգամ ...

Հեռավորությունն ինձ ու քեզ երբեք

Չկիսի՜ այնպես,

Ինչպես ... հինգշաբթին շաբաթն է կիսում:

Կորչի՜ հինգշաբթին ....

 

Теги: армянские стихи армянские стихи на армянском языке Paruyr Sevak Паруйр Севак Պարույր Սևակ

library.hayreniq.ru

Паруйр Севак (стихи) | Блог учителя русского языка

http://my.mail.ru/mail/aren.hosrovyan.82/video/486/1199.html
Մենակություն բառից դողդողում է օդը իմ սենյակի
Ու ես հասկանում եմ,
Որ աչքերն են մարդու ամենաթաց տեղը…
Երբ աչքերն են սառում՝
Ասում են, թե՝ այ- այ մարդ Է գալու:

Դա եթե սուտ չէ,
Ապա բարություն Է,
Որ ծնվել Է միայն խեղճությունից:
Իմոնք Էլ են սառում
Սակայն դու չես գալու
Դու չես կարող Գիտեմ
Եվ օդը սենյակիս
Պիտի շարունակի մենակություն բառից անվերջ դողալ`
Հարուցելով իմ մեջ այն միտքը հին,
Թե վիհերը գուցե նրա համար են լոկ,
Որ մարդ ներքև նետվի :

Իսկ թե վիհերն իրոք նրա համար են լոկ,
Որ մարդ ներքև նետվի`
Այդ դեպքում ես
Ինչպես անեմ.
Կո՛ւժ չեմ,
Կուժկոտրուկ եմ.
Չե՛մ կոտրվում, միայն փետրվում եմ,
Եվ դրանից արդեն ես հոգնել եմ,
Ինչպես թուղթն Է հոգնել իմ ջանքերից`
Հեռվից-հեռու ասել քեզ երկու բառ,
Որ կարող Է նո՛ւյնքան ինձ թարգմանել
Որքան թարգմանում Է ինքնաթիռին հավը…

Սուտ կա, որ ճիշտ արժե:
Ու ես հավատամ եմ մեր հնարած ստին,
Թե չենք կորցնի իրար:

Վախ կա, որ մահ արժե
Ու ես վախենում եմ, թե կհաղթի կյանքը,
Եվ կմնամ ցավի խեղճ պատմաբան միայն:

Ու, վերջապես, քայլ կա, որ հենց թռիչք արժե:
Եվ ինձ դուրս եմ քաշում իմ մտքերի միջից,
Ինչպես առողջ ակռան բերանից են քաշում

Բայց հոգնել եմ արդեն
Եվ Հոգնել եմ այնքան,
Որ չեմ զգում ոչինչ,
Ցավ չեմ զգում անգամ

Այ թե հնար լիներ չզգալ նաև,
Որ աչքերն են մարդու ամենաթաց տեղը…

Паруйр СЕВАК

Стихи

С армянского. Перевод Олега Чухонцева

Когда застывает взгляд

От слова о д и н о ч е с т в о
дрогнет и воздух в комнате.
И я осознаю, что у человека
самое слабое место — глаза.

Когда застывает взгляд, говорят:
кто-то должен прийти.
Если это не ложь, то доброта,
и родилась она от бессилья, и только.
Мой взгляд застывает,
но ты не придешь.
Не можешь прийти, я знаю!
И воздух в комнате будет дрожать
от слова мучительного
о д и н о ч е с т в о,
напоминая о том, что пропасть,
может быть, и существует затем,
чтоб испытать человека.

Как мне быть,
если это действительно так,
если пропасть действительно существует
для того, чтобы броситься вниз?
Что мне делать,
ведь я не кувшин, а кувшинка
и падаю, падаю, не разбиваясь,
а опадая…
Я просто устал.
Я устал, как бумага устала от слов,
бледных и невыносимо бескрылых,
которые также меня выражают,
как курица самолет…

Есть ложь, которая стоит правды;
я верю в сознательную ложь,
что мы друг друга не потеряем.

Есть страх, который стоит смерти,
я опасаюсь, что жизнь войдет в колею,
а я останусь жалким историком боли.

Есть шаг, наконец, который стоит полета,
и я вырываю себя из собственных мыслей,
как вырывают из десен здоровый зуб.

Я просто устал.
Настолько устал,
что ничего не чувствую,
боли не ощущаю.
Ах, если б только не ощущать, что глаза —
самое слабое место у человека.

Снова не любят, любят заново

Кто это сказал, что любят снова,
Снова не любят, любят заново.
И если даже в порыве страсти,
Ты инстинктивно, вспоминаешь то же тело,
Когда даже запах кофе напоминает её
Тогда вместо твоих цветных снов,
Расстилается белая бессонница:
И звёзды своей круглой расчёской,
Твои волосы гладят, а ты вновь:
К ласке привыкшим своим волосам,
Чувствуешь те же успокаивающие пальцы.
Когда чьё то движение рук, лицо
Напоминают о далёкой – близкой,
Кажется, ноги в гипсе замуровывают,
А мысли разламывают, да так резко,
Как от мигания света поезда,
Раздробляется железнодорожная ветка.
Когда от дождей земля скисает
И заставляет нюхом почувствовать,
Что ты одинок, как какой-то… игрек,
И где-то ещё, иль рядом с тобой,
Есть иной икс, без которого ты
Задачку не составишь, и не решишь, —
Всегда, каждый раз, тебя обуревают,
Те же чувства, без трещин, без дверей,
И осознаешь, что человек действительно,
Снова не любит, любит заново,
Поскольку существует неведомая связь
Нерва с кровью, души со страстью.
Поскольку знак вычитания – суммы
В решаемой задаче не мы ставим.
Поскольку, несмотря на – то, что ищем судьбу,
Но Рок!
Судьба!
Судьба находит нас…

Поэтому даже любвеобильная душа
Снова не любит, любит заново…

http://my.mail.ru/mail/ann-8325/video/22/119.html

Из-за тебя
Твои глаза, твои глаза, твои глаза та причина,
Что мои глаза, мои глаза всю ночь не сомкнутся.

Твои пальцы, твои пальцы, твои пальцы та причина,
Что мои пальцы, мои пальцы хотят свет смесить.

Твои руки, твои руки, голые руки есть та причина,
Что моим глазам, моим глазам водопады снятся.

Твой смех, твой смех, твой смех есть та причина,
Что мой смех, мой смех отставку получил.

Твоя походка, твоя походка, твоя походка та причина,
Что по слуху пограничником, пограничником я стал.

Тебя вот так имея – не имея, и есть та причина,
Что потерял я свою гордость… победителя…

Есть люди… Паруйр Севак, Перевод с армянского
Карен Хачатрян

Есть люди, которые мир оседлав,
Живут, словно едут верхом на коне,
А есть, кто по жизни пешком прошагав,
Всю тяжесть, сгорбившись, несут на спине…

Если ты в жизни не раз ошибался,
Но провести всех враньем не пытался,
Часто терял, но опять обретал,
Падал, однако колен не сгибал,
А продолжал ты по жизни взбираться,
До непомерных высот подниматься,
Чтоб с окрыленной своей высоты
Мира познание вдруг обрести,
Жизнь чтоб увидеть и понять теперь
Радость побед, но и горечь потерь,
Истины чтоб различать берега,
Ложь презирать, побороть врага —
Несправедливость, себя не жалея,
Веря, что истина все-же сильнее,
Значит из той ты людской породы,
Что идут вперед, разменяя годы,
Тяжело дыша, голову склонив,
Словно весь мир на себя взвалив…

Но есть и такие, кто жизнь оседлали:
Они на холодной земле не лежали,
Те знают где надо себе постелить,
Куда им идти, да и с кем ходить,
Над чьим знают горем без слез горевать,
Чьим шуткам (без смеха в душе) хохотать,
С кем долго и нудно им в нарды играть,
Кому понарошку им в них проиграть…
На тех, кто внизу они смотрят с гордыней
Такой никогда никого не подымет,
Упавшего он ни за что не заметит,
Но тот, кто повыше у них на примете:
Пред ним, пред женой ли его, секретаршей
Как жалкий щенок он им хвостиком машет
И будет пред ними он так пресмыкаться,
Лапу подавать, угодить стараться…
Где жирный кусок, там он есть- тут как тут,
Лишь выгода их и нажива влекут…
При случае, как они любят судить,
Себе же все с легкостью могут простить!

Что ценят они в этой жизни, что любят?
Не жизнь, а себя в этой жизни голубят…

Чем дорог им век, при котором живут?
Лишь золотом, что за него нагребут…

Не чтут ни родителей, ни сыновей!
Им бы живот свой набить поскорей…

Им бы на кресло взойти золотое!
Вот, что для них в этой жизни — святое!

Чтоб туда взойти.. он готов ползти,
Рушить все вокруг, лишь бы обрести…

Лишь бы оседлать мир наш в кресле том
И верхом пройтись, в кресле золотом…

Есть люди, которые мир оседлав,
Живут, словно едут верхом на коне,
А есть, кто по жизни пешком прошагав,
Всю тяжесть, сгорбившись, несут на спине…

В жизни всегда Случайно встречаются,-
С Любовью, —
Прощаются по необходимости…
Хочешь, замолчи!
Хочешь, завопи!
Хочешь, ты разжуй собственный язык!
Хочешь, свой рот заткни подушкой!
Хочешь, пинай подушку ногой!
Верующий – обругай Бога…
Неверующий – поверь в Бога…
Хочешь, пожелай не хотеть – зря.
Хочешь, пожелай не жить – зря.
А если правду хочешь знать, —
Жизнь, — Именно эта —
Именно эта Настоящая Любовь.

Случайно встречаются в жизни,
А расстаются по необходимости.

Ты –
две буквы,
Ты –
местоимение простое,
И всего лишь двумя буквами,
Целый мир открываешь мне.
Ты –
две буквы,
И как эта весенняя земля,
Я привыкаю к твоему теплу.
Ты —
две буквы,
Вот и Я
Вкус счастья, ощущая во рту,
Отвыкаю от расставаний,
И отлыниваю от приказа страдать.
Ты –
две буквы,
И я дорогая,
Сам от себя отделяясь –
Присоединяюсь к сонму
Былинных героев и
К ряду гениев будущего…
Ты –
две буквы,
И когда внезапно,
Оставляешь меня – уходишь,
Как покинутый дом – даю трещину,
Штукатурка рассыпается – бесхозна,
И боль, как тля заселяется в моих корнях,
В моей печени и… размножается.

Ты –
две буквы,
Ты –
простое местоимение,

Слушая меня.
Могут подумать:
«С ума сошёл».
А я отвечу:
«Да я сошёл с ума,
Отчего бы не сойти»

Разве не сходя с ума, любят иль ненавидят?
А дрова при горении с ума не сходят?
Без сумасшествия — не одержать победы.
Без сумасшествия – не родить ребёнка.
Пока не сойдёт с ума — вода не закипит,
У гранатной косточки кожура не лопнет.
Деревья зацветают-
С ума сходят – точно.
Земля крутится –
Сумасшедшая — точно…

Семена пока изрядно не сойдут с ума –
В урожай не превратятся.
Лапы пока по настоящему с ума не сойдут –
В руки не превратятся.

Слова тоже пока по настоящему с ума не сойдут –
В песню не превратятся…

Ах, пусть я был бы вечно с ума сошедшим…

Я ненавижу твоё имя,
Как и ты может быть
Ненавидишь мои руки,
Ласкавшие тебя …

Я ненавижу твоё имя,
Как колючку от шиповника,
В язык мой впившийся…

А почему не спросишь меня,
Какого цвета твоё имя?
И этот цвет я ненавижу…

….Если у меня родится дочь,
Я назову её твоим именем….

Я ненавижу твоё имя…

Обыкновенное чудо
Мы встретились…
И ты поняла, что произошло?
Как будто жизнь неожиданно помылась,
Как ребенок, вечно возившийся в грязи.
Воздух, что серым смогом, был окутан,
Сбросил кожуру
В виде дождя,
Обликом снега,
И… мы снова почувствовали вкус воздуха,
Такой он вкусный и материализованный,
Что, наевшись воздухом, не захочешь просто кушать…

Мы встретились…
И ты поняла, что произошло?
К тем чувствам родства,
Что жизнь по отдельности нам подарила,
Из чего получилось… любовь вечная,
Смешалась ласка в двойном размере,
Так как вода неизменно получается,
Когда кислород в двойном размере водород глотает…

Мы встретились…
И – именно так – разрушилась
Непрочная стена поэзии.
Науки и любовь растворились в твоих мокрых глазах.
Твои стопы отпечатались на лице истории.
Движения твоих рук разрушили и воссоздали прозрачность воздуха,
Обогащая геометрию новыми законами,
Что ещё найдут своего счастливого исследователя…

Мы встретились…
И глубоко заснули все «но»,
Чтобы радость, внезапно проснувшись,
Резко прыгнула вверх.
И в виде ужасающего смерча
Попыталась, как-то буравя, продырявить
Все слои плотного неба.
И на землю из продырявленного неба
Вверх тормашками повис бы фонтан сумасшедшей радости,
У которого есть открытия… и нет закрытия…
Мы встретились…
И встретились
Очень обычным – простым способом,
Чтобы чудеса сами бы стали
Очень обычными и простыми вещами…

Ты моя последняя по недоразумению,
И моя единственная по воле судьбы…

Все наречия любви детские всегда,
Тогда как я прожил настолько долго,
Что в моём возрасте
Персиковое дерево десятки раз бы высохло.
А ты как?
Ведь тебя не видел, уже столько лет,
От нашей последней встречи…
И в моих глазах невосполнимая пустота,
Поскольку тебя нет
Ты –
Моя последняя любовь по недоразумению,
И моя единственная по воле судьбы.

Из моих губ
Сейчас висит целое мироздание,
Огромный моток
Слов сонм, рой,
Что своим жужжанием вызывает головокружение во мне.
Если когда ни будь эти слова должны с губ слететь,
Пусть слетают с любовью,
Только с любовью
В едином порыве библейского воспарения,
В котором присутствуют тепло пустыни,
Движение песков и миражи.
Неужели в твоей дали,
Во влажном воздухе твоих лесов,
Непрерывно не слышишь мои невысказанные слова?
А если слышишь мои невысказанные слова,
Не чувствуешь ли внезапное головокружение?
То же самое, мне кажется должны чувствовать,
Священно беременные юные создания.
Одной из них,
Только одной из них
Мог бы мысленно сказать:
Ты –
моя последняя — по недоразумению,
И моя единственная — по воле судьбы.

Мало пользовались мы добротой.

Не от этого ли постепенно
Становлюсь добрым,
И настолько добрым,
Что жалею я даже… одиночество.
Оно тоже измучилось и устало. Жалко.
И если каждый из нас откроет своё окошко,
Чтоб оно вылетело из своей закрытой клетки,
И если встретимся хотя бы… там,
Где встречаются рассвет и ночь.
А когда ни будь, они встречаются?
И откуда мне знать? Может, знаешь ты?
Ты –
моя последняя — по недоразумению,
И моя единственная — по воле судьбы.

И снег идёт,
Какой то теплый снег.
Север отправляет югу привет.
И в снегу, какой то аромат весны,
Далёкое что-то,
Какое то воспоминание,
Душу лечащим теплом,
Не умирает, правда, но и не живет,
Как не умирает, но и не живёт
Любовь моя –
последняя — по недоразумению,
Но и единственная — по воле судьбы.

Давай от себя самих возвысимся,
Позволим деяниям самоотрицание,
Взаимно обидим друг – друга,
И оскорбим друг – друга,
Чтоб… тоска сама с собой мирилась,
И страдание само себя простило.
Я тоже поверю, что не было тебя
Как единственной по воле судьбы,
И та последняя по недоразумению…

 

Тебя виню!
Виню тебя я в одиночестве своём
Виню тебя за то,что
в заблуждении
в душе одна
блуждаю ночью, днём…
Тебя виню!
Виню тебя за то, что в целом мире
Не близится к душе ничья любовь,
И я молитвой плачу!
Молитвой слёзной день и ночь
Во сне и в пробужденье
Прошу я Бога мне помочь
И одарить
Подобно той,
Ещё одной любовью
Виню тебя!
Тебя виню за то,что я как камень хладно
Не замечаю теплый взгляд других,
И прохожу я мимо безотрадно
Чтоб избежать в любви признанье их.

http://my.mail.ru/mail/anna.01.07/video/2065/2066.html

Тебя виню!
Виню тебя я только!
Что в сердце не могу твою стереть любовь
Следящие за мной я чувствую глаза, твой зов
В ушах звенящий вновь и вновь.
Тебя виню!
Виню тебя за то что многих добрых,
Хороших молодцев заставила страдать,
И бессердечно сердце им пронзила
Словами, не желая их понять, принять…
Тебя виню!
Виню тебя за то, что сравнивать других с тобой спешу,
И вспоминаю сразу все твои слова признанья,
Как только выраженье слов любви вкушу.
Тебя виню !
Виню тебя за то, что день свой я с чужими провожу
И стоит ночью мне глаза сомкнуть устало и уныло
Как ты являешься во сне….

Мой милый!

Виновник мой, далёкий, давний!
Ну в чём моя вина, причина наказания?
За что мне твой запрет другого полюбить?
За что мне твой запрет счастливой жизнью жить?
Ну искупи вину ты предо мной,
Покинь же моё сердце!
Дай ему покой!
Мне жизнь благослови, той благостной любовью
Чтоб не осталась ,помолись
Одна с моею болью.

http://www.youtube.com/watch?v=nkr-2fMjW9k

Я смотрю на свои руки,
И так смотрю,
Что кто увидит, подумает «чокнутый».
Смотрю-смотрю,
Переворачиваю их и так и сяк,
Как будто в камешки играю без камней,
И разговариваю с ними я
(Даже разговариваю)
И почти с той же серьезностью,
Как принц Гамлет с голым черепом,
Потому что… эти же мои руки,
Только они,
Они будут только свидетельствовать,
Что в моей жизни ты была,
Была ты когда-то моя,
Как вкус чувствовал тебя,
Как боль проживал тебя.
Эти руки,
Только эти:
Они будут свидетельствовать,
Потому что…
Мне былое кажется только грёзой,
Прочитанным романом,
Кем-то рассказанным сном.
Я не припомню даже лицо твоё.
Мучаю себя,
Не прощаю себя,
Ненавижу себя,
Но… даже не вспомню твоё лицо.
Только любимые и зацелованные глаза,
Кажись, оторвавшись навсегда от тебя,
Куда не гляжу, смотрят на меня,
Куда не гляжу, находят меня,
Как тот рок,
Который, фанатов легенд греков,
Преследовал всю их жизнь…

Даже лицо твоё я не помню…
И если помнят,
Только они,
Только руки мои должны помнить,
И свидетельствовать, что ты была,
Что ты была,
Действительно была.
Только они должны помнить
Твои формы!
Кожу!
Запах!
Дрожь! –
Тебя полностью…

И не смотреть на свои руки?
И не смотреть так долго?
Чтоб видящие меня предположили… «чокнутый».

И если предположат, ошибутся…

Ты не спрашивай: « Любишь ли меня?».

Как слепой всегда помнит о своей палке,
Ты тоже помни.
Когда лишний вопрос не задают,
Лживый ответ не получают.
И ты зря от этих слов не огорчайся,
А подумай,
Что для измерения тёмной глубины колодца,
Никто собственного ребёнка в колодец не бросает.

Ты не спрашивай,
А я тебе больше скажу.

И говорю я – новообращённый верующий,
А ты слушай – новоявленная Богиня.
Сегодня разыграется сцена поклонения,
И не к чему тогда будут признания.

Ты неизведанная новая земля,
А я есть опытный географ,
И плохо, очень плохо знаю
Многообещающую местность твою.
И во мне снова проснулся
Фанатизм исследователя:
Хочу тебя выучить наизусть,
В уме нарисовать карту твою. –
Вопросы и ответы тогда кому нужны?
И не более лучше?
Чтоб у человека нога поскользнулась,
Чем его язык.
Тогда давай не разговаривать.
А мысленно двинемся вперёд
Этим неизведанным путём,
Пока не дойдём до становища,
Какого то сказочного места,
Где нет хозяина кроме нас,
Где мы будем, как вода молчать,
И будем слепы как огонь:
Где в противоположность,
Известного нам старого закона,
Тела от тепла не расширяются,
А сплющиваются:
И решаются все вопросы так,
Как растворяется соль в воде.
Становясь вкусом во рту,
В наших расслабленных нервах,
На наших смущенных лицах…

Тогда может, инстинктивно спрошу тебя,
«Любишь меня?»,
Я тебе спрошу и
Не ожидая ответа,
Помогу тебя восстановить
Прежний вид богини,
Прежний вид той земли,
Что ещё не имела своей карты.
И в ответ на мой вопрос
Тогда может сама, мне скажешь:
«Говорят, что Вы помогаете только раздеваться.
А ты помогаешь одеваться.
Ты другой!
Люблю тебя!»…

http://www.youtube.com/watch?v=NTKlEqHlaso

Понравилось это:

Нравится Загрузка...

Похожее

elyahergnyan.wordpress.com

Севак, Паруйр Рафаэлович — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Севак.

Паруйр Рафаэлович Севак (наст. фамилия Казарян; арм. Պարույր Ռաֆայելի Սևակ (Ղազարյան); 24 января 1924 (1924-01-24) — 17 июня 1971) — армянский поэт и литературовед.

Доктор филологических наук, лауреат Государственной премии Армянской ССР (1967), за создание лирической поэмы «Несмолкающая колокольня» (1959) — удостоен Государственной премии СССР.

Паруйр Рафаэлович выбрал псевдоним «Севак», когда впервые предложил свои стихи к публикации в журнале. В редакции ему сказали, что фамилия Казарян не звучная для поэта, и поэтому ему необходим псевдоним. Недолго раздумывая, Паруйр, который восхищался Рубеном Севаком — выдающимся западно-армянским поэтом, который пал жертвой геноцида, выбрал себе псевдоним «Севак».

Паруйр Севак родился 24 января 1924 года в селе Чанахчи (ныне Зангакатун) Араратского района Армении.

После окончания школы, в 1940 году Паруйр Севак поступил на отделение армянского языка и литературы филологического факультета ЕрГУ. После окончания ЕрГУ в 1945 году, Севак поступает в аспирантуру Академии Наук Армении. В эти же годы он женился на своей однокурснице Майе Авагян и у них родился сын — Грачья, однако через несколько лет этот брак распался.

Севак уехал учиться в Москву и поступил в Литературный Институт им. Горького. В Москве он женился на Нине Менагаришвили. В браке с Ниной у Севака родилось двое сыновей — Армен и Корюн. В 1955 году он окончил институт им. Горького и до 1959 года занимался преподавательской деятельностью в том же институте.

В 1960 году Севак возвращается в Ереван. В 1963—1971 годах работал в Институте Литературы им. Абегяна в качестве старшего научного сотрудника; в 1966—1971 годах был секретарем правления Союза писателей Армении; в 1967 году защитил диссертацию и получил степень доктора наук.

В 1968 году был избран депутатом Верховного Совета Армянской ССР. Депутат Верховного Совета СССР 7 созыва.

17 июня 1971 года, возвращаясь домой из родной деревни, Паруйр Севак с женой Ниной Менагаришвили попали в автокатастрофу и погибли.

П. Севак на армянской банкноте

Первые стихотворения Паруйра Севака увидели свет в журнале «Советская литература». А через время были опубликованы первые сборники стихов «Бессмертные повелевают» (1948), «Дорога любви» (1954), «Снова с тобой» (1957), «Человек на ладони» (1963), «Да будет свет» (1969) и первая поэма «Несмолкающая колокольня» (1959), где центральная фигура поэмы — композитор Комитас, её главная тема — история жизни и смерти композитора. Комитас прошёл со своим народом все ужасы геноцида армянского народа в Турции в 1915 году.

Именно судьба великого композитора Комитаса вдохновила художника на создание этих работ. Поэма, иллюстрированная Ханджяном, стала настольной книгой в каждой армянской семье. Иллюстрации художника помогают сохранить в памяти читателя яркий образ героя и показывают его собственное отношение к этим трагическим событиям.

Большое воздействие на творчество Паруйра Севака оказал тот факт, что его родители вынуждены были бежать из Западной Армении, которая находилась под властью Османской Турции, спасаясь от геноцида армян 1915 года, организованным правительством младотурок. Раздумья поэта о геноциде отражены, в основном, в поэмах «Несмолкающая колокольня» (1959) и «Трёхголосная литургия» (1965), которая посвящена 50-летию геноцида 1915 года.

Паруйр Севак перевёл на армянский язык произведения Пушкина, Лермонтова, Есенина, Блока, Янки Купалы, Райниса, Брюсова, Абашидзе, Маяковского, Межелайтиса, ряда венгерских поэтов и др. А его произведения изданы на русском, украинском, литовском, грузинском, чешском, венгерском и других языках.

ru.wikipedia.org

«А в сердце – обвалы, в душе – нестихающий гром» — Армянский музей Москвы и культуры наций

Армянский музей Москвы и культуры наций вспоминает о выдающемся поэте, литературоведе Паруйре Севаке в день его рождения 24 января.


Паруйр Рафаэлович выбрал псевдоним «Севак», когда впервые предложил свои стихи к публикации в журнале. В редакции ему сказали, что фамилия Казарян не звучная для поэта, и поэтому ему необходим псевдоним. Недолго раздумывая, Паруйр, который восхищался Рубеном Севаком — выдающимся западно-армянским поэтом, который пал жертвой геноцида, выбрал себе псевдоним «Севак».
Стихи Паруйра Севака переводили на русский язык А. Коренев, В.Баласан, Ю. Мориц, многие другие переводчики и поэты. Литературовед Заруи Айриян считает, что истинным переводческим достижением Давида Самойлова можно признать его переводы из поэзии именно Паруйра Севака, где отражена поэтическая индивидуальность армянского поэта, философичность его мыслей и чувств.
Армянский музей Москвы и культуры наций предлагает вашему вниманию несколько стихотворений Паруйра Севака в переводе Олега Чухонцева, лауреата российской национальной премии «Поэт» (2007).
***
А теперь ты настолько моя, насколько моя Абиссиния.
А теперь ты настолько близка, как близок Мадагаскар.
Вот и сам я теперь,
как нелепый какой - то шлагбаум,
меж любовью и долгом-
такой неуклюжий -
торчу.
Нет, так не любят.
Так медленно умирают.
Так на приколе тлеют старые корабли.
***
Жизнь поэта
Он брат Арарату:
Ступни его зноем палит,
Зато голова снежной шапкой свободно парит.
Он словно ракета:
Отброшенным пламенем жжет,
Хотя каждым словом и помыслом рвется вперед.
Стихи его тихи,
Он их произносит с трудом,
А в сердце – обвалы, в душе – нестихающий гром.
Пускай он, затворник,
Загадкой слывет меж людьми,
Лишь только бы слова его стали пословицами.
***
В жизни встречаемся мы случайно,
А расстаемся волей-неволей.
Хочешь – молчи,
Хочешь – кричи,
Если поможет крик.
Хочешь – рви зубами подушку,
Хочешь – уткнись в подушку
И прикуси язык.
Если ты верующий – кляни бога,
Если неверующий – поверь.
Хочешь не хочешь – одна дорога,
Жить, не жить – все равно теперь!
Поздно что-нибудь изменить,
Дело это – пропащее.
Но, знаешь, это и есть – жить.
Это и есть любовь. Настоящая.
В жизни встречаемся мы случайно,
А расстаемся волей-неволей.


Паруйр Севак родился 24 января 1924 года в селе Чанахчи (ныне Зангакатун) Араратского района Армении.
После окончания школы, в 1940 году Паруйр Севак поступил на отделение армянского языка и литературы филологического факультета ЕрГУ. После окончания ЕрГУ в 1945 году, Севак поступает в аспирантуру Академии Наук Армении. В эти же годы он женился на своей однокурснице Майе Авагян и у них родился сын — Грачья, однако через несколько лет этот брак распался.
Севак уехал учиться в Москву и поступил в Литературный Институт им. Горького. В Москве он женился на Нине Менагаришвили. В браке с Ниной у Севака родилось двое сыновей — Армен и Корюн. В 1955 году он окончил институт им. Горького и до 1959 года занимался преподавательской деятельностью в том же институте.
В 1960 году Севак возвращается в Ереван. В 1963—1971 годах работал в Институте Литературы им. Абегяна в качестве старшего научного сотрудника; в 1966—1971 годах был секретарем правления Союза писателей Армении; в 1967 году защитил диссертацию и получил степень доктора наук.
В 1968 году был избран депутатом Верховного Совета Армянской ССР. Депутат Верховного Совета СССР 7 созыва.
17 июня 1971 года, возвращаясь домой из родной деревни, Паруйр Севак с женой Ниной Менагаришвили попали в автокатастрофу и погибли.

 

www.armmuseum.ru

Архивы Паруйр Севак - Armenian Poetry

Кто это сказал, что любят снова,
Снова не любят, любят заново.
И если даже в порыве страсти,
Ты инстинктивно, вспоминаешь то же тело,
Когда даже запах кофе напоминает её Continue reading →

Есть люди, которые мир оседлав,
Живут, словно едут верхом на коне,
А есть, кто по жизни пешком прошагав,
Всю тяжесть, сгорбившись, несут на спине… Continue reading →

Твои глаза, твои глаза, твои глаза та причина,
Что мои глаза, мои глаза всю ночь не сомкнутся.

Твои пальцы, твои пальцы, твои пальцы та причина,
Что мои пальцы, мои пальцы хотят свет смесить. Continue reading →

От слова о д и н о ч е с т в о
дрогнет и воздух в комнате.
И я осознаю, что у человека
самое слабое место — глаза.

Когда застывает взгляд, говорят:
кто-то должен прийти.
Если это не ложь, то доброта,
и родилась она от бессилья, и только. Continue reading →

Я в жизни всем помог, себе я не помог.
Всем впрок мои дары, мне самому не впрок.
Прохожий поумнел, усвоив мой урок,
А сам безумен я: нерадостный итог. Continue reading →

Руки, материнские руки,
Эти древние и юные руки!..

Чего они только не делали,
руки!
На свадьбе твоей взлетали, как лебеди,
руки!

Со страстью, с тоской
Изгибались дугой. Continue reading →

В жизни встречаемся мы случайно,
А расстаемся волей-неволей.

Хочешь — молчи,
Хочешь — кричи,
Если поможет крик.
Хочешь — рви зубами подушку,
Хочешь — уткнись в подушку
И прикуси язык.
Если ты верующий — кляни бога,
Если неверующий — поверь. Continue reading →

Встречайте…встречайте сомнение!
Слышите? В двери ваши
Постучалось оно.
Что же! Встречайте сомнение!
Давно я сомнение встретил
И проводил давно. Continue reading →

Когда над полем осенним
или над серым сквером,
всеми забытый,быть может,
какой-то дождик скулит Continue reading →

Я тот,кто понимает
Молчание песка.
Он молча
Вспоминает
Минувшие века, Continue reading →

www.armenianpoetry.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.