Палей леонид стихи


Парад ансамблей - музыкант: Леонид Палей (Авторы)

Щелчок по названию группы откроет список музыкантов группы.

Палей Леонид Семёнович

20.03.1940—25.05.2011
стихи

?: "Авторы"

Родился в 1940 году в Казахстане в 5-м посёлке на реке Ишим, где его родители находились в ссылке.

В этом же году семью вернули на место постоянного проживания в Ленинград. С этого времени Леонид Палей не расставался с родным городом, житель блокадного Ленинграда.

Печататься в периодической печати начал с 15 лет, первая публикация — цикл стихов в газете «Вечерний Ленинград». Работал грузчиком, электриком, учился заочно. Одновременно печатался в журналах: «Смена», «Юность», «Звезда», «Октябрь», «Аврора», «День поэзии» и других. Автор книг: «Непогода», «Взлетная полоса», «Глазами детей», «Звонари».

Автор оратории «Всегда челове», сюжетная канва которой стала переписка австрийского философа Андерса и американского летчика Клода Изерли, сбросившего бомбу на Хиросиму (композитор Владислав Успенский ученик Д. Д. Шостаковича). Премьера состоялась на Ленинградском телевидении, телестанция «Горизонт».

Автор балета «Тулуз-Лотрек» (композитор Борис Архимандритов). Премьера состоялась на сцене Ленинградского Малого Оперного Театра.

Леонид Палей автор сценариев документальных и художественных фильмов, наиболее известны из них фильмы «Капорье», «Иван-город», «Геннадий Гладков», «Генерал Брусилов», «Артисты джазовые». «Евгений Боратынский»…, и художественных «Гум-Гам», «Госпожа министерша», «Приключения четырех друзей −2». Фильмы выпускались студиями «Ленфильм», студией имени Горького, студией «Лентелефильм».

Автор пьес для музыкальных театров «Строится дом» композитор Вл. Казенин, премьера состоялась на сцене Ташкентского театра муз. Комедии. «Я помню чудное мгновенье» музыка М. Глинки, премьера на сцене Московского театра. Оперетты на этой же сцене мюзикл «Триумфальная арка» (композитор А. Флярковский). Мюзикл «Город мастеров» композитор Геннадий Гладков репетируется в Минском театре Оперы и балета, принят к постановке в ТЮЗе СПб.

Леонид Палей автор рок-оперы «Гонки» для ансамбля «Поющие гитары». Премьера состоялась на сцене ДК Ленсовета и в городе Свердловск (Екатеринбург), где была снята по личному приказу первого секретаря обкома партии Б. Ельцина.

Пьесы для драматических театров: «Возвращены земле» пьеса в двух частях о молодых пилотах авиации Северного флота. В пьесе занято семь человек, пять мужские и две женских роли. Хор. Пьеса о становлении челов ческом и профессиональном и, конечно, о любви. О любви и о гибели товарищей в мирное и прошлое военное время. Премьера состоялась на сцене Театра Северного флота (режиссер И. Шойхет), на сцене Московского театра Ленком, Вятского драматического театра и других.

Пьеса «Невский фарс» написана по мотивам старинных русских анекдотов. В пьесе заняты восемь персонажей. Три женские роли разных возрастов. Премьера состоялась на сцене СПб Театра Сатиры, игралась на сцене Великолуксского драматического Театра, Омского, Вятского и других.

Песни
«Баллада о хлебе» (В. Успенский, А. Броневицкий — Л. Палей) 1969
«Встреча друзей» (А. Броневицкий, В. Успенский — Л. Палей) 1970
«Нежность» (А. Броневицкий — Л. Палей) 1975
«Не надо молчать» (В. Успенский — Л. Палей) 1969
«Прости меня, прости» (В. Успенский — Л. Палей) 1972
«Прощай» (А. Броневицкий — Л. Палей) 1970
«Следующий!» (В. Успенский — Л. Палей) 1968
«Третий лишний» (А. Броневицкий — Л. Палей)
«Уходит друг!» (В. Успенский — Л. Палей) 1970

Список песен, в которых музыкант - автор текста:
Белый снег

ensembles.ru

Владимир Палей - поэт из рода Романовых | Блогер vassa_j на сайте SPLETNIK.RU 5 января 2014

Мы докатились до предела

Голгофы тень побеждена:

Безумье миром овладело —

0, как смеется сатана!

Эти четыре строки — начало стихотворения, написанного в 1917 году Князем Владимиром Палеем.

За свою недолгую жизнь он успел издать два небольших сборника стихов: один — в 1916, второй — в 1918 году. Он подготовил к изданию и третий, но революционные события не позволили осуществить задуманное…

Родился Владимир Палей 28 декабря 1896 года: его родители — Великий Князь Павел Александрович (дядя Императора Николая II) и Ольга Валерьяновна Пистолькорс. Это был второй, морганатический брак Вел. Кн. Павла Александровича, заключенный вопреки воле императора, они были вынуждены выехать во Францию, где и родился сын Владимир, в 1903 г. — дочь Ирина, в 1905 — Наталья.

Князь Владимир Палей с отцом Великим Князем Павлом Александровичем (убит в 1919 г.), матерью Ольгой Валерьяновной (ур. Пистолькорс) и сестрами: Ириной и Натальей.

Это была удивительно счастливая семья. Любовь и радость сияли вокруг Владимира. Недаром в своих стихах он передает те чувства, которые царили в семье Великого князя. Любимый и любящий сын, находящийся со своими родителями в удивительной духовной близости; заботой и трогательной нежностью проникнуты все его письма в род ительский дом. Вот отрывок из письма от 12.09.1912 г.: «Вот таким образом мамочка, дорогая, и живу себе спокойно, окруженный общей лаской и вашим благо? словением. Но, Боже мой! Как меня по временам, особенно к вечеру, тянет к вам. Как мне хочется обнять тебя, мамочка, а папино чтение послушать; Как мне девочек по временам не хватает. Дай Бог, отпустят на денек раньше 17-го, и мне удастся целых две недели с вами побыть». 

Великий Князь Павел Александрович,1914г?

Младший сын Александра II, великий князь Павел Александрович, в 1889 году  по любви женится на девятнадцатилетней дочери греческого короля принцессе Александре, получившей при крещении имя Александра Георгиевна, но в 1891 году она умирает во время  тяжелых родов. От нее остались дочь, великая княгиня Мария Павловна, и новорожденный, которого назвали Дмитрием. Павел Александрович, оставшийся вдовцом в тридцать один год, был безутешен: его детей взял на воспитание великий князь Сергей Александрович и его жена великая княгиня Елизавете Федоровна. Но... через два года Павел Александрович знакомится с Ольгой Валериановной Пистолькорс и его жизнь становится совсем иной.Ольга Валериановна Пистолькорс с мужем Эриком Пистолькорсом.

Ольга Валериановна, урожденная Карнович, родилась в 1865 году, в девятнадцать лет  вышла замуж за гвардейского офицера Эрика Пистолькорса, которому родила троих детей: Александра, Ольгу и Марианну. Благодаря своему обаянию и уму она быстро смогла добиться расположения командира полка – великого князя Владимира Александровича и его жены Марии Павловны.  Ольгу Валериановну стали даже приглашать на приемы и балы. Там-то она и познакомилась с великим князем Павлом Александровичем.  Великий князь долго кол:)ся – на могиле жены он поклялся хранить ей верность, – к тому же Ольга была замужем... но Ольга смогла убедить князя в том, что с мужем ее давно ничего не связывает и они стали любовниками.В декабре 1896 года у Ольги родился сын Владимир, что должно было ускорить развод с мужем. Романовы с этим смирились и не возражали против такой любовницы.  Павел Александрович смог добиться для Ольги развода, пообещав при этом императору, что сам на ней никогда не женится. Развод был получен осенью 1901 года, а через год Павел и Ольга тайно обвенчались в Италии. Что вызвало гнев императора, и великому князю и его жене был запрещен въезд в Россию, а над его детьми была учреждена императорская опека.Во Франции, где поселились супруги, у них родился в 1903 году второй ребенок - дочь Ирина, а в 1905 году - Наталья. Ирина была больше похожа на отца – худенькая, задумчивая и впечатлительная, а Наталья – на мать: от нее младшая дочь унаследовала обаяние и красоту.Ирина и Натали.В 1914 году Первая мировая война примирила Романовых - Николай II простил дядю, но не признавал официально  его брак. Это случилось лишь только через десять лет после свадьбы. Павлу были возвращены все звания, он был восстановлен на службе, а Ольге Валериановне было позволено вернуться в Россию в качестве его законной супруги.

Ольга Валериановна Пистолькорс.

В 1914 году семье было позволено вернуться в Россию, а в 1915 году Ольге Валерьяновне и её детям от брака с Великим Князем Павлом Александровичем было пожаловано княжеское достоинство и фамилия Палей. Владимир Палей поступает учиться в военное элитное учебное заведение в Пажеский Его Величества корпус. В«Записках кирасира» Владимир Трубецкой писал :«…Это кастовое военно-учебное заведение накладывало на своих питомцев совсем особую печать утонченного благоприятия и хорошего тона. В Пажеском корпусе специальным наукам отводилось должное место, и надо сознаться, что именно из пажей выходили, пожалуй, наиболее культурные офицеры русской армии.» В 1915 году Владимир был произведен в корнеты лейб-гвардии Гусарского Его Величества полка. Талант поэта перевешивает в нем, но военную службу оставить Владимир не помышляет, тем более, во время войны, он уходит на фронт.

Спите, солдатики, спите, соколики.
Вам здесь простор и покой
Благословил вас Господь наш Всевидящий.
Миротворящей рукой
Русь защищая, ребята бывалые.
Долго дрались вы с врагом
Спите, родимые, спите, усталые,
Под деревянным крестом.

1915 год Гусарский полк участвовал в оборонительных операциях Северо-Западного фронта и только после тяжелых потерь отошел в резерв. За участие в боевых операциях Владимир получил чин подпоручика и Анненское оружие за храбрость.Владимир Палей,1910?

Князь Владимир Палей пишет много, пробует себя в различных жанрах. Он особенно сблизился со своим двоюродным дядей — Великим Князем Константином Константиновичем (поэтом К. Р.), влияние которого ощущается в поэзии племянника. В начале 1915 года он перевел на французский язык пьесу Великого Князя «Царь Иудейский» и прочитал ее автору, после чего тот обнял юношу со словами: «Володя, я чувствую, что больше писать не буду… Тебе я передаю свою лиру…» Не случись революционных потрясений, как знать, возможно, Россия обрела бы еще одного талантливого поэта. В 1916 году вышедший первый сборник В. Палея получил много отзывов. Автор одного — Федор Батюшков писал: «Трудно предугадать дальнейшее развитие таланта, которому пока еще чужды многие устремления духа и глубины души, но задатки есть, как свежие почки на молодой неокрепшей еще ветке. Они могут развернуться и окутать зеленью окрепший ствол». В. Палей был знаком с О. Мандельштамом и посещал Николая Гумилева.Владимир Палей,1916г.

Князь Владимир Палей принадлежал к поколению «золотой молодежи» начала 20 века блестящий, обаятельный, образованный молодой человек с безукоризненными манерами. Судьба дала ему все: ум, красоту, талант, богатство и всеобщую любовь, но самый щедрый дар — трепетная душа поэта. 

ГОСПОДЬ ВО ВСЕМ
 

Господь во всем, Господь везде:
Не только в ласковой звезде,
Не только в сладостных цветах,
Не только в радостных мечтах,
Но и во мраке нищеты,
В слепом испуге суеты,
Во всем, что больно и темно,
Что на страданье нам дано...
Господь в рыданьи наших мук,
В безмолвной горечи разлук,
В безверных поисках умом – 
Господь в страдании самом.
Мы этой жизнию должны
Достичь неведомой страны,
Где алым следом от гвоздей
Христос коснется ран людей...
И оттого так бренна плоть,
И оттого во всем – Господь.

- Князь Владимир Палей.

Князь Владимир Палей с воспитателем А.Н. Фену.

С приходом к власти большевиков в октябре 1917 года кровавый маховик был раскручен, и не только его отцу Великому Князю Павлу Александровичу не суждено было вернуться домой.

В 1917 году Владимир ведет дневник- бесценное свидетельство тех страшных дней, которое поражает зоркостью наблюдений и точностью предвидения. «Неужели наши потомки увидят в событиях 1917 года одну лишь удручающую картину? Одну лишь кучку людей, вырывающих друг у друга право на катание на моторах, и то время как страна голодает. а армия целуется с врагом. Неужели те, кто бескорыстно создал революцию, кто следовательно таил в душе блажен ные и светлые идеалы, надеясь на возможность осуществле — ния этих идеалов, неужели эти русские люди не чувствуют, сколько страшен и ужасен переживаемый Россией кризис? Творимое вырвалось из рук творителей… Всей России грозит позор и проклятие. Пора, пора опомниться, если мы не хотим дать миру плевать нам в лицо».

Владимир с матерью Ольгой Палей.

Глава Петроградского ЧК М. С. Урицкий, проводя перепись членов дома Романовых, вызвал и князя Владимира Палея. Он предложил Владимиру подписать от речение от отца: так как Князь Палей носил титул и фамилию матери, он мог избежать черного списка. Владимир был возмущен и счел бесчестным такой поступок, хотя и понимал чем это грозит ему. Весной 1918 года Князь Владимир Палей. Великий князь Сергей Михайлович и три сына Великого Князя Константина Романова были высланы сначала в Вятку, потом к Екатеринбург и. наконец, в Алапаевск последнее место заточения. Из Екатеринбурга он писал: «Я весь дрожал, а когда после Крестного хода раздалось все более и более громкое „Христос воскресе!“ и я невольно вспоминал заутрени в Париже и в Царском, стало так тяжело, как-будто ангел, отваливший камень от Гроба Господня, свалил его на меня». А в Вятке из-под его пера появились трагические строки:

Немая ночь жутка. Мгновения ползут.
Не спится узнику… Душа полна страданья;
Далеких, милых прожитых минут
Нахлынули в нее воспоминанья.
Мысль узника в мольбе уносит высоко —
То, что растет кругом — так мрачно и так низко.
Родные, близкие так страшно далеко,
А недруги так жутко близко.

Известно, что в ссылке Князь — поэт много и плодотворно работал. По специальному разрешению комиссара юстиции Алапаевска, ему было разрешено посетить местную городскую библиотеку, он вел дневниковые записи, но на сегодняшний день произведения Алапаевского периода не известны.Великий Князь Дмитрий Павлович (лежит на земле), сын вел. князя Павла Александровича князь В.П.Палей (на первом плане) и др. у землянки [в расположении 1-го гвардейского корпуса.]

Семья его жила еще в Царском Селе и ожидала его писем.В конце апреля ссыльные были перевезены в Екатеринбург, где находилась Царская Семья. Владимир Павлович описывал родителям, как он бродил вокруг Ипатьевского дома. Его высокий палисадник и окна, обклеенные газетами, не позволяли взглянуть на кого-либо из Семьи. В Екатеринбурге была к ним присоединена Вел. Княгиня Елизавета Феодоровна с двумя монахинями.


18 мая, в телеграмме, посланной его сестре Ирине, Владимир Палей сообщал, что их всех перевозят в АЛАПАЕВСК, что окончательно привело семью в отчаяние.
Скоро им запретили выходить в сад, окружающий школу, и, несмотря на дикую жару, они вынуждены были сидеть взаперти. У них отняли все одежды, оставив лишь одну смену белья. Письма Владимира Павловича стали более редкими. Он старался посылать их с оказиями. В одном из последних он писал матери:

«Все, что меня ральше увлекало: блестящие балеты, современные картины и музыка, все это мне кажется теперь бесцветным и бесвкусным. Я жажду Истины, лишь Истины, Света и Добра!».

Ночью с 17 на 18 июля 1918 года им велено было одеться и сказано, что их перевозят в другую местность, но чтобы они оставили багаж. Они, конечно, поняли, что их ожидает. Их посадили в коляски и увезли примерно на 12 километров в лес. Всю дорогу они читали молитвы и пели псалмы. Место назначения оказалась угольная шахта, из которой уже давно ничего не добывали, и куда их бросили живыми одного за другим, засыпав землей и камнями.

Князь Владимир Палей разделил судьбу других Романовых — алапаевских мучеников и погиб сброшенный в шахту 18 июля 1918 года. Тело Князя Палея было вывезено в Китай в апреле 1920 года упокоено в склепе при храме Святого Серафима Саровского в Пекине. Русская православная церковь за рубежом канонизировала Князя Палея 1 ноября 1981 года в сонме Новомучеников Российских.

Одно из стихотворений Князя Владимира Павловича Палей :

Мы все таим в душе свой мир необычайный, 
Где сказка и любовь сплетаются в одно, 
Где счастье не дивит нас, словно гость случайный, 
Тот мир, где быть царем невольнику дано.
Все то, что попрано насмешкою людской, 
В тот мир перенесли мы грустною рукой.

Как светел этот край, заветный наш алмаз! 
Как этот уголок хорош в своей печали! 
В нем все правдивое, за что отвергли нас, 
В нем все прекрасное, о чем мы умолчали...
И там, над жертвами людей, плывете вы, 
О, грезы — облака душевной синевы!

Так, угнетенная, душа светлей и чище 
Становится подчас лишь для самой себя, 
И каждый человек — незримое кладбище 
Того, с чем он пришел, надеясь и любя.

Сентябрь 1916 г.

МОЛИТВА ВОИНА

Огради меня, Боже, от вражеской пули
И дай мне быть сильным душой...
В моем сердце порывы добра не заснули,
Я так молод еще, что хочу, не хочу ли,
Но всюду, во всем я с Тобой...

И спаси меня, Боже, от раны смертельной,
Как спас от житейского зла,
Чтобы шел я дорогой смиренной и дельной,
Чтоб пленялась душа красотой беспредельной
И творческой силой жила.

Но, коль Родины верным и преданным сыном
Паду я в жестоком бою —
Дай рабу Твоему умереть христианином,
И пускай, уже чуждый страстям и кручинам,
Прославит он волю Твою...

Действующая Армия
Сентябрь 1915 г.

***

Как на сердце вдруг стало тихо
Среди наскучившего дня…
Наверно кто-то помолился
Душою чистой за меня

Наверно кто-то незнакомый,
Далёкий, старый и простой,
Мой образ вспомнил промелькнувший
Своею тихою мечтой

(Князь Владимир Палей, 1915г.)

 

* * *

ПАПЕ И МАМЕ

Нам хорошо вдвоем...Минувшего невзгоды,
Как тени беглые, теперь нам нипочем:
Недаром грустные и радостные годы
Мы вместе прожили...Нам хорошо вдвоем!

Мы долго пристани искали безмятежной,
Скрывались от людей, томились суетой
И создали, любя очаг заботы нежной,
Гнездо, влекущее спокойной красотой...

Нам хорошо вдвоем, с правдивыми сердцами!
В руке, в тяжелый час, не дрогнула рука —
Мы счастие, воспетое певцами,
У непонятного для многих родника...

Среди опасностей извилистой дороги
Мы в Бога верили и помнили о Нем,
Пускай еще порой стучатся к нам тревоги —
Мы дружны и сильны...Нам хорошо вдвоем!

19 сентября 1916 г.

ОГОНЬКИ

В июньских сумерках однажды, на войне,
Я, помню, видел раз, как у лесной опушки,
Под яркою звездой, горевшей в вышине,
Зажегся слабый свет в окне простой избушки...

Маня к себе в простор, в страну крылатых грез,
Вечерняя звезда сияла горделиво,
А в дремлющем селе, внизу, среди берез,
Мерцал огонь земной неровно и пугливо;

Но голубой дымок всходил прямой чертой
От очага земли к звезде неугасимой,
И чудилось в душе, неясною мечтой,
Что огоньки горят в связи неуловимой...

Февраль 1917 г.

Сестры милосердия, ангелы земные,
Добрые и кроткие, грустные немного,
Вы, бальзам пролившие на сердца больные,
Вы, подруги светлые, данные от Бога.
Вам – благословение, сестры душ усталых,
Розаны расцветшие, там, на поле битвы,
И в крестов сиянии, ярко-ярко алых,
Тихо принимавшие раненых молитвы...

Июнь 1915
Крым

Куда вы стремитесь так жадно,
Вы все, что живете кругом?
Куда вы стремитесь бегом,
Куда вы стремитесь так жадно?
Зачем моей грезе отрадно
Глядеть на ваш пьяный содом?
Куда вы стремитесь так жадно,
Вы все, что живете кругом?

www.spletnik.ru

Палей, Леонид Соломонович - Непогода [Текст] : [Стихи]


Поиск по определенным полям

Чтобы сузить результаты поисковой выдачи, можно уточнить запрос, указав поля, по которым производить поиск. Список полей представлен выше. Например:

author:иванов

Можно искать по нескольким полям одновременно:

author:иванов title:исследование

Логически операторы

По умолчанию используется оператор AND.
Оператор AND означает, что документ должен соответствовать всем элементам в группе:

исследование разработка

author:иванов title:разработка

оператор OR означает, что документ должен соответствовать одному из значений в группе:

исследование OR разработка

author:иванов OR title:разработка

оператор NOT исключает документы, содержащие данный элемент:

исследование NOT разработка

author:иванов NOT title:разработка

Тип поиска

При написании запроса можно указывать способ, по которому фраза будет искаться. Поддерживается четыре метода: поиск с учетом морфологии, без морфологии, поиск префикса, поиск фразы.
По-умолчанию, поиск производится с учетом морфологии.
Для поиска без морфологии, перед словами в фразе достаточно поставить знак "доллар":

$исследование $развития

Для поиска префикса нужно поставить звездочку после запроса:

исследование*

Для поиска фразы нужно заключить запрос в двойные кавычки:

"исследование и разработка"

Поиск по синонимам

Для включения в результаты поиска синонимов слова нужно поставить решётку "#" перед словом или перед выражением в скобках.
В применении к одному слову для него будет найдено до трёх синонимов.
В применении к выражению в скобках к каждому слову будет добавлен синоним, если он был найден.
Не сочетается с поиском без морфологии, поиском по префиксу или поиском по фразе.

#исследование

Группировка

Для того, чтобы сгруппировать поисковые фразы нужно использовать скобки. Это позволяет управлять булевой логикой запроса.
Например, нужно составить запрос: найти документы у которых автор Иванов или Петров, и заглавие содержит слова исследование или разработка:

author:(иванов OR петров) title:(исследование OR разработка)

Приблизительный поиск слова

Для приблизительного поиска нужно поставить тильду "~" в конце слова из фразы. Например:

бром~

При поиске будут найдены такие слова, как "бром", "ром", "пром" и т.д.
Можно дополнительно указать максимальное количество возможных правок: 0, 1 или 2. Например:

бром~1

По умолчанию допускается 2 правки.
Критерий близости

Для поиска по критерию близости, нужно поставить тильду "~" в конце фразы. Например, для того, чтобы найти документы со словами исследование и разработка в пределах 2 слов, используйте следующий запрос:

"исследование разработка"~2

Релевантность выражений

Для изменения релевантности отдельных выражений в поиске используйте знак "^" в конце выражения, после чего укажите уровень релевантности этого выражения по отношению к остальным.
Чем выше уровень, тем более релевантно данное выражение.
Например, в данном выражении слово "исследование" в четыре раза релевантнее слова "разработка":

исследование^4 разработка

По умолчанию, уровень равен 1. Допустимые значения - положительное вещественное число.
Поиск в интервале

Для указания интервала, в котором должно находиться значение какого-то поля, следует указать в скобках граничные значения, разделенные оператором TO.
Будет произведена лексикографическая сортировка.

author:[Иванов TO Петров]

Будут возвращены результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, Иванов и Петров будут включены в результат.

author:{Иванов TO Петров}

Такой запрос вернёт результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, но Иванов и Петров не будут включены в результат.
Для того, чтобы включить значение в интервал, используйте квадратные скобки. Для исключения значения используйте фигурные скобки.

search.rsl.ru

Мои любимые стихи Владимира Палея.

Как на сердце вдруг стало тихо
Среди наскучившего дня...
Наверно кто-то помолился
Душою чистой за меня.

Наверно кто-то незнакомый,
Далёкий,старый и простой,
Мой образ вспомнил промелькнувший
Своею тихою мечтой.

1915 г.

Черные ризы, тихое пенье,
Ласковый отблеск алых лампад.
Боже Великий, дай мне терпенье,
Борются в сердце небо и ад.

Шепот молитвы, строгие лики,
Звонких кадильниц дым голубой.
Дай мне растаять, Боже Всесильный,
Ладаном синим перед Тобой.

Выйду из храма - снова нарушу
Святость обетов данных Тебе.
Боже очисти грешную душу,
Дай ей окрепнуть в этой борьбе.

В цепких объятьях жизненных терний
Дай мне отвагу смелых речей.
Черные ризы, сумрак вечерний,
Ласковый отблеск желтых свечей.

1917 год.

Зимний вечер

На улице летят пушистые снежинки,
Слезами падают замершими оне.
В камине чуть горят последние лучинки
И старые часы бормочут на стене.

А в холоде души, забывшей трепетанья,
Когда я , наконец, один с своей мечтой,
Забытая любовь, забытые лобзанья -
Всё сыплется во мглу, слезинка за слезой.

Пажеский корпус. Февраль. 1914 год

Опять спустилась ночь...Под потолком, в углу,
Икона восстает перед усталым взором
И так же смотрит Лик с любовью и укором,
Как целый день смотрел на этой жизни мглу.

Но полон суеты, вражды, непостоянства,
Земные помыслы в душе своей храня,
Взглянул ли я наверх хоть раз в теченье дня?
О, христианство!

20 октября 1916 г.

Marquise, vous souvenez-vous
Du menuet que nous dansâmes?...*
François Coppée

На этих клавишах, обвеянных мечтой,
Покоилась рука Марии Антуанетты,
Рондо в два голоса чуть слышно были спеты,
И разливался плач наивно-золотой...

Державная рука, пленяя белизной,
Прелестного Рамо играла менуэты...
О вы, мечтатели, вы - юные поэты,
Как я, вы видите Её перед собой?...

Да, грёза этих струн жила во время оно
И, нарушая тишь Большого Трианона,
Дрожала - словно стон предсмертной старины...

И грустного Люлли ритмичные печали,
Как лепестки цветка, как музы тишины,
В окно раскрытое над парком вылетали...

Царское Село. 1 мая 1914

_________________
* Маркиза, помните ли вы менуэт , который мы танцевали когда-то? Франсуа Коппе (фр.)

Не зажигай огня... Останься... Помолчим...

Не зажигай огня... Останься... Помолчим...
Зачем нам говорить, когда в вечерней сказке
Ты грёзою полна и я мечтой томим...
Не зажигай огня... Светильник юной ласки
Ещё горит в душе и мне ещё светло,
Останься... Помолчим и сбросим жизни маски.

Молчанье - ключ златой к тому, что в нас жило
И чем мы до сих пор ещё чудесно живы.
Но зря шептали мы - оно от нас ушло...
О, помолчим: слова так беспощадно лживы...
Оне - соблазн живой, оне томят меня,
А молча дум твоих ясней мне переливы.

Останься... Помолчим... Не зажигай огня...

Крым. Июнь 1915

Люблю лампады свет неясный
Пред темным ликом Божества:
В нем словно шепот ежечасный
Твердит смиренные слова,

Как будто кто-то, невзирая
На то, чем жив и грешен я,
Всегда стоит у двери рая
И молит Бога за меня...

СЕСТРЫ МИЛОСЕРДИЯ

Сестры милосердия, ангелы земные,
Добрые и кроткие, грустные немного,
Вы, бальзам пролившие на сердца больные,
Вы, подруги светлые, данные от Бога.
Вам – благословение, сестры душ усталых,
Розаны расцветшие, там, на поле битвы,
И в крестов сиянии, ярко-ярко алых,
Тихо принимавшие раненых молитвы...

Как ты жалка и окровавлена,
Моя несчастная страна!
Ты от позора не избавлена!
Ты в эти дни коснулась дна..

Терзают нас часы недужие
Нигде не видно берегов
И в горести враги наружные,
Добрее внутренних врагов.

В страницу славы непочатую
Вонзились грязные мечи -
И перед Родиной распятою
Одежды делят палачи.

И длится страшное видение,
Блестит смертельная коса..
О, где же Бог?..Где Провидение?!..
О, Как безмолвны небеса!!!

Июнь-июль 1918г.

duchess-mary.livejournal.com

Леонид, Леня. Стихи про Леонида | Материнство

Значение и происхождение имени Леонид: "Происходящий от льва", "подобный льву" (греч.)

Святые покровители имени:

  • 23 марта (10 марта) - мученик Леонид.
  • 28 апреля (15 апреля) - священномученик Леонид, епископ Афинский.
  • 29 апреля (16 апреля) - мученик Леонид.
  • 9 июня (27 мая) - мученик Леонид.
  • 18 июня (5 июня) - мученик Леонид.
  • 30 июля (17 июля) - преподобный Леонид Устьнедумский (Рус.).
  • 21 августа (8 августа) - мученик Леонид.
  • 12 сентября (30 августа) - преподобный Леонид Островский (Рус.).
  • 15 сентября (2 сентября) - мученик Леонид.
  • 28 сентября (15 сентября) - мученик Леонид.

***

Илона Грошева

В зоопарке Леня

Стоит и рассуждает,

У клетки с львами сонными

О том, о сем болтает.

Мы с вами удивляемся,

Какой он смелый мальчик,

А он нам улыбается 

И в леву тычет пальчик:

"Смотрите, мы похожи,

Лохматы мы вдвоем,

И любим поваляться,

И бублики грызем!"

И вправду, видно сходство

Меж Ленечкой и львом,

Не зря же Леонидом

Мы мальчика зовем!

***

В комоде уж дремлют игрушки,

И книжки на полочках спят.

Сопит мой сынок на подушке,

А ангелы рядом стоят.

Желаю тебе, Леонид мой,

Прекрасной дорогой идти,

Здоровья и мирного неба,

Удачи, добра и любви.

***

Владимир Орлов

Вышел ЛЁНЯ из ворот –

Всё на нём наоборот:

Шиворот-навыворот,

Выворот-нашиворот.

ЛЁНЯ просто молодец –

Сам оделся наконец!

***

В день памяти святого Леонида

Мы не упустим Ленечку из виду:

Его поздравим с именинным днем,

Подарочки ему преподнесем.

Здоровья и успехов пожелаем,

И чтоб был Леня всеми уважаем,

И данным ему Ангелом храним,

Как нами обожаем и любим! 

***

Константин Симонов

Сын артиллериста

Был у майора Деева

Товарищ — майор Петров,

Дружили еще с гражданской,

Еще с двадцатых годов.

Вместе рубали белых

Шашками на скаку,

Вместе потом служили

В артиллерийском полку.

А у майора Петрова

Был Ленька, любимый сын,

Без матери, при казарме,

Рос мальчишка один.

И если Петров в отъезде,—

Бывало, вместо отца

Друг его оставался

Для этого сорванца.

Вызовет Деев Леньку:

— А ну, поедем гулять:

Сыну артиллериста

Пора к коню привыкать!—

С Ленькой вдвоем поедет

В рысь, а потом в карьер.

Бывало, Ленька спасует,

Взять не сможет барьер,

Свалится и захнычет.

— Понятно, еще малец!—

Деев его поднимет,

Словно второй отец.

Подсадит снова на лошадь:

— Учись, брат, барьеры брать!

Держись, мой мальчик: на свете

Два раза не умирать.

Ничто нас в жизни не может

Вышибить из седла!—

Такая уж поговорка

У майора была.

Прошло еще два-три года,

И в стороны унесло

Деева и Петрова

Военное ремесло.

Уехал Деев на Север

И даже адрес забыл.

Увидеться — это б здорово!

А писем он не любил.

Но оттого, должно быть,

Что сам уж детей не ждал,

О Леньке с какой-то грустью

Часто он вспоминал.

Десять лет пролетело.

Кончилась тишина,

Громом загрохотала

Над родиною война.

Деев дрался на Севере;

В полярной глуши своей

Иногда по газетам

Искал имена друзей.

Однажды нашел Петрова:

«Значит, жив и здоров!»

В газете его хвалили,

На Юге дрался Петров.

Потом, приехавши с Юга,

Кто-то сказал ему,

Что Петров, Николай Егорыч,

Геройски погиб в Крыму.

Деев вынул газету,

Спросил: «Какого числа?»—

И с грустью понял, что почта

Сюда слишком долго шла...

А вскоре в один из пасмурных

Северных вечеров

К Дееву в полк назначен

Был лейтенант Петров.

Деев сидел над картой

При двух чадящих свечах.

Вошел высокий военный,

Косая сажень в плечах.

В первые две минуты

Майор его не узнал.

Лишь басок лейтенанта

О чем-то напоминал.

— А ну, повернитесь к свету,—

И свечку к нему поднес.

Все те же детские губы,

Тот же курносый нос.

А что усы — так ведь это

Сбрить!— и весь разговор.

— Ленька?— Так точно, Ленька,

Он самый, товарищ майор!

— Значит, окончил школу,

Будем вместе служить.

Жаль, до такого счастья

Отцу не пришлось дожить.—

У Леньки в глазах блеснула

Непрошеная слеза.

Он, скрипнув зубами, молча

Отер рукавом глаза.

И снова пришлось майору,

Как в детстве, ему сказать:

— Держись, мой мальчик: на свете

Два раза не умирать.

Ничто нас в жизни не может

Вышибить из седла!—

Такая уж поговорка

У майора была.

А через две недели

Шел в скалах тяжелый бой,

Чтоб выручить всех, обязан

Кто-то рискнуть собой.

Майор к себе вызвал Леньку,

Взглянул на него в упор.

— По вашему приказанью

Явился, товарищ майор.

— Ну что ж, хорошо, что явился.

Оставь документы мне.

Пойдешь один, без радиста,

Рация на спине.

И через фронт, по скалам,

Ночью в немецкий тыл

Пройдешь по такой тропинке,

Где никто не ходил.

Будешь оттуда по радио

Вести огонь батарей.

Ясно?— Так точно, ясно.

— Ну, так иди скорей.

Нет, погоди немножко.—

Майор на секунду встал,

Как в детстве, двумя руками

Леньку к себе прижал:—

Идешь на такое дело,

Что трудно прийти назад.

Как командир, тебя я

Туда посылать не рад.

Но как отец... Ответь мне:

Отец я тебе иль нет?

— Отец,— сказал ему Ленька

И обнял его в ответ.

— Так вот, как отец, раз вышло

На жизнь и смерть воевать,

Отцовский мой долг и право

Сыном своим рисковать,

Раньше других я должен

Сына вперед посылать.

Держись, мой мальчик: на свете

Два раза не умирать.

Ничто нас в жизни не может

Вышибить из седла!—

Такая уж поговорка

У майора была.

— Понял меня?— Все понял.

Разрешите идти?— Иди!—

Майор остался в землянке,

Снаряды рвались впереди.

Где-то гремело и ухало.

Майор следил по часам.

В сто раз ему было б легче,

Если бы шел он сам.

Двенадцать... Сейчас, наверно,

Прошел он через посты.

Час... Сейчас он добрался

К подножию высоты.

Два... Он теперь, должно быть,

Ползет на самый хребет.

Три... Поскорей бы, чтобы

Его не застал рассвет.

Деев вышел на воздух —

Как ярко светит луна,

Не могла подождать до завтра,

Проклята будь она!

Всю ночь, шагая как маятник,

Глаз майор не смыкал,

Пока по радио утром

Донесся первый сигнал:

— Все в порядке, добрался.

Немцы левей меня,

Координаты три, десять,

Скорей давайте огня!—

Орудия зарядили,

Майор рассчитал все сам,

И с ревом первые залпы

Ударили по горам.

И снова сигнал по радио:

— Немцы правей меня,

Координаты пять, десять,

Скорее еще огня!

Летели земля и скалы,

Столбом поднимался дым,

Казалось, теперь оттуда

Никто не уйдет живым.

Третий сигнал по радио:

— Немцы вокруг меня,

Бейте четыре, десять,

Не жалейте огня!

Майор побледнел, услышав:

Четыре, десять — как раз

То место, где его Ленька

Должен сидеть сейчас.

Но, не подавши виду,

Забыв, что он был отцом,

Майор продолжал командовать

Со спокойным лицом:

«Огонь!»— летели снаряды.

«Огонь!»— заряжай скорей!

По квадрату четыре, десять

Било шесть батарей.

Радио час молчало,

Потом донесся сигнал:

— Молчал: оглушило взрывом.

Бейте, как я сказал.

Я верю, свои снаряды

Не могут тронуть меня.

Немцы бегут, нажмите,

Дайте море огня!

И на командном пункте,

Приняв последний сигнал,

Майор в оглохшее радио,

Не выдержав, закричал:

— Ты слышишь меня, я верю:

Смертью таких не взять.

Держись, мой мальчик: на свете

Два раза не умирать.

Никто нас в жизни не может

Вышибить из седла!—

Такая уж поговорка

У майора была.

В атаку пошла пехота —

К полудню была чиста

От убегавших немцев

Скалистая высота.

Всюду валялись трупы,

Раненый, но живой

Был найден в ущелье Ленька

С обвязанной головой.

Когда размотали повязку,

Что наспех он завязал,

Майор поглядел на Леньку

И вдруг его не узнал:

Был он как будто прежний,

Спокойный и молодой,

Все те же глаза мальчишки,

Но только... совсем седой.

Он обнял майора, прежде

Чем в госпиталь уезжать:

— Держись, отец: на свете

Два раза не умирать.

Ничто нас в жизни не может

Вышибить из седла!—

Такая уж поговорка

Теперь у Леньки была...

Вот какая история

Про славные эти дела

На полуострове Среднем

Рассказана мне была.

А вверху, над горами,

Все так же плыла луна,

Близко грохали взрывы,

Продолжалась война.

Трещал телефон, и, волнуясь,

Командир по землянке ходил,

И кто-то так же, как Ленька,

Шел к немцам сегодня в тыл.

***

Леня, Леня, Леонид,

Он буянит и шумит. 

***

Булат Окуджава


Ленька Королев

Текст песни

Во дворе, где каждый вечер все играла радиола,
Где пары танцевали, пыля,
Все ребята уважали очень Леньку Королева,
И присвоили ему званье Короля.

Был Король - как король, всемогущ, и если другу
Станет худо, иль вообще не повезет,
Он протянет ему свою царственную руку,
Свою верную руку и спасет.

Но однажды, когда "месершмиты", как вороны,
Разорвали на рассвете тишину,
Наш Король, как король - он кепчонку, как корону -
Набекрень, и пошел на войну.

Вновь играет радиола, снова солнце в зените,
Но некому оплакать его жизнь.
Потому что тот король был один, уж извините,
Королевой не успел обзавестись.

Но куда бы я не шел, пусть какая ни забота,
По делам, или так - погулять,
Все мне чудится, что вот - за ближайшим поворотом
Короля повстречаю опять.

Потому что, на войне хоть и вправду стреляют,
Не для Леньки сырая земля,
Потому что, виноват, но я Москвы не представляю,
Без такого, как он Короля.

***

Лира Ерошевская

Леонид - всегда серьезный вид, 
Тихо и спокойно говорит. 
Дипломат по жизни и какой: 
Он в ладу и с Бабою-Ягой! 
Он дружить умеет и любить, 
Но самолюбив, честолюбив, 
Это то, что двигает вперед 
И сидеть на печке не дает. 
Он - царь Спарты, до последних сил 
Защищал проход у Фермопил. 
В переводе он - "подобен льву", 
Зверь дан в покровители ему.

materinstvo.ru

Князь Владимир Палей /Романов ~ Стихи (Лирика философская) ~ Наталия Соллогуб

9-го января (29-го декабря по старому стилю) родился князь Владимир Палей (9 января 1897, Санкт-Петербург — 18 июля 1918, Алапаевск) - русский поэт, один из «Алапаевских Новомучеников», - группы царственных узников, убитых большевиками 5 июля ст.ст. 1918 г.

Известный ценитель словесности, академик Анатолий Федорович Кони еще при жизни поэта назвал его «надеждой русской литературы». Но этой надежде так и не суждено было состояться.

Князь Владимир Палей Романов 

Святой Мученик Князь Владимир Палей(Романов).

"Но, коль Родины верным и преданным сыном

Паду я в жестоком бою —
Дай рабу Твоему умереть христианином,
И пускай, уже чуждый страстям и кручинам,
Прославит он волю Твою..."
Кн. Владимир Палей

Действующая Армия
Сентябрь 1915 г.

Он был так юн и так прекрасен,
с лица его бы воду пить.
И взор его так чист и ясен:
от Бога посланный пиит.

Его слова ласкали душу
мелодией самих небес,
от слов его в жару иль в стужу
мир полон радости, чудес.

Печальник мира…он предвидит:
разбита совесть,честь - во прах,
Россию сатана похитит,
оставив русских в дураках.

Смерть миллионов – бой тиранов,
убитый Царь, распята Русь.
Владимир, князь Палей (Романов)
умучен силою безумств.

Прогневан Бог: таких нет ликов
и слов небесных не слыхать.
Устали мы от фейков, фриков.
Но рано , рано умирать,

очистить Русь сперва от гадов,
дождаться Батюшку Царя.
Коль русский наведём порядок,
тогда прожили жизнь не зря.

Мы после вспомним поимённо,
кто отдал жизнь за Русь, Царя,
кто чтил Христовые законы,
за Божью Истину  стоял.

фейк- аналог английского слова «fake», которое собственно и переводится, как подделка, фальсификация, подлог, обман.
Фрик (англ. урод) — пациент, страдающий ФГМ, исполненный жгучего желания явить миру свои уродства в качестве достоинства и уникальности.

СТИХИ Святого Мученика Князя Владимира Палей (Романова).

Господь во всем, Господь везде:
Не только в ласковой звезде,
Не только в сладостных цветах,
Не только в радостных мечтах,
Но и во мраке нищеты,
В слепом испуге суеты,
Во всем, что больно и темно,
Что на страданье нам дано...
Господь в рыданье наших мук,
В безмолвной горечи разлук,
В безверных поисках умом –
Господь в проклятии самом.
Мы этой жизнию должны
Достичь неведомой страны,
Где алым следом от гвоздей
Христос коснется ран людей...
И оттого так бренна плоть,
И оттого во всем – Господь.

“Володя был необычайным существом, живым инструментом редкой чуткости, который сам мог производить звуки поразительной мелодичности и чистоты, и создавать мир ярких образов и гармоний. По годам и опыту он еще был ребенком, но дух его проник в области достигаемые немногими. Он был гением...»
Вел. Княжна Мария Павловна. «Воспитание принцессы»

“С 13-летнего возраста Владимир писал очаровательные стихи... Каждый раз когда он возвращался домой, его талант к поэзии проявлялся все сильней и сильней... Он пользовался каждой свободной минутой, чтобы отдавать свой ум своей возлюбленный поэзии. Обладая темпераментом мечтателя, он обозревал все вокруг себя, и ничто не ускользало от его чуткого, настороженного внимания... Он страстно любил природу. Он приходил в восторг от всего, что сотворил Господь Бог. Лунный луч вдохновлял его, аромат цветка подсказывал ему новые стихи. У него была невероятная память. Все то, что он знал, все то, что он сумел прочесть за свою короткую жизнь, было поистине изумительным».

Благой Господь! Я немощен и грешен,
Звучит печаль в молениях моих...
В былые дни я песней был утешен,
Меня пьянил беспечно-легкий стих...
О, дай с порывом мне воспрянуть новым,
Дай в ближнем мне не видеть только ложь,
Дай мне любить и дай мне быть готовым,
Когда к Себе меня Ты позовешь!

В 1917 году Владимир ведет дневник – бесценное свидетельство тех страшных дней, которые поражают зоркостью наблюдений и точностью предвидения:
«1 ноября (по старому стилю) 1917, среда... Узнали от Анны Богдановны, что один священник царскосельский расстрелян, а два или три других арестованы. Это за служение молебнов во время боя и за устройство крестного хода по Царскому. Теперь я себе объясняю жуткий колокольный звон, до боли диссонировавший с еще более жуткой канонадой. Голоса добра и зла! Но что может быть хуже расстрелов – служба церковная в Царском запрещена.
Разве это не знамение времени? Разве не ясно, к чему мы идем и чем это кончится? Падением монархий, одна за другой, ограничением прав христиан, всемирной республикой и – несомненно! – всемирной же тиранией..."

***
Как ты жалка и окровавлена,
Моя несчастная страна!
Ты от позора не избавлена!
Ты в эти дни коснулась дна..

Терзают нас часы недужие
Нигде не видно берегов
И в горести враги наружные,
Добрее внутренних врагов.

В страницу славы непочатую
Вонзились грязные мечи -
И перед Родиной распятою
Одежды делят палачи.

И длится страшное видение,
Блестит смертельная коса..
О, где же Бог?..Где Провидение?!..
О, Как безмолвны Небеса!!!

Июнь-июль 1918г.

В последнем письме матери из Екатеринбурга В.Палей описывает пасхальную заутреню в городском кафедральном соборе: «Я весь дрожал, а когда после крестного хода раздалось все более и более громкое «Христос Воскресе» и я невольно вспомнил заутрени в Париже и в Царском, стало так тяжело, как будто ангел, отваливший камень от гроба Господня, свалил его на меня...»
“Никто из них, по-видимому, не утонул и не захлебнулся в воде, и через некоторое время мы снова могли слышать почти все их голоса. Тогда я бросил туда гранату. Она взорвалась и все было тихо... Мы решили немного подождать, проверить если все они погибли. Вскоре мы услышали разговор и едва слышный стон. Я бросил туда еще одну гранату. И что же вы думаете – из под земли мы услышали пение! Я был объят ужасом. Они пели молитву «Спаси, Господи, люди Твоя!». У нас больше не было гранат, однако невозможно было оставить дело незаконченным. Мы решили завалить шахту сухим хворостом и зажечь его. Сквозь густой дым еще долгое время продолжало доноситься до нас их пение...”

Тело Князя Палея было вывезено в Китай в апреле 1920 года упокоено в склепе при храме Святого Серафима Саровского в Пекине. Русская православная церковь за рубежом канонизировала Князя Палея 1 ноября 1981 года в сонме Новомучеников Российских.

Рекомендуем посмотреть замечательный фильм "Бояны Белого Креста. Выпуск 4. Владимир Палей"

www.litprichal.ru

Оболенский Леонид Егорович - стихи

Оболенский Леонид Егорович

Избранные стихотворения

* * *

Я не трибун: мои писанья...

Я не трибун: мои писанья
Народ ни разу не прочтёт
(Мешает азбуки незнанье).
Писал я только для господ.

Они одни меня читали:
Я в них старался перелить
Сознанья высшего печали,
Я их учил любить, -

Любить науку, труд, природу,
Родной, трудящийся народ...
Не пел я даже про свободу:
Она иных поэтов ждёт.

Мечтал я душу человека
К сознанью правды пробудить,
Вражду, царящую от века,
Любви сияньем осветить,

Мечтал я в сердце влить стремленья
К добру, работе и любви,
Чтоб не тонули поколенья
В братоубийственной крови...

Весна /Ты пришла, весна.../

Ты пришла, весна,
Ты вернулася,
Словно девушка,
Ненаглядная!
По ветвям прошла
Молодым пушком,
На полях, в садах -
Изумрудами.
Из избы гнилой
На простор, в поля,
Вышли пахари,
Солнцу радуясь...
Из подвалов, нор
На широкий свет,
Словно в чудный храм,
Голь повыбралась...

Тает облачко
Белоснежное
В голубой дали
Неба ясного,
И мечты мои,
Горемычные,
Словно облачко,
Тают в душеньке:

Ты, весна моя,
Их развеяла
Поцелуями
Ароматными!..

Гроза весной /Лишь вчера раскрылись молодые почки.../

Лишь вчера раскрылись молодые почки;
Словно крошка-веер, вылезли листочки;
Запахом смолистым веет утром рано,
Вся в цветах весенних под окном поляна.

Что-то нынче небо серо и угрюмо?
Быстро мчатся тучи, как за думой дума...
Чу! далёкий грохот, словно едет кто-то;
Воздух как-то давит, и берёт дремота.

Вихрь промчался, пылью всё затмил в мгновенье;
Гул и грохот пуще слышны в отдаленьи...
Затянула рощу сетка дождевая;
Стихнул вихрь, и снова - тишина немая.

Вдруг вверху сверкнуло, - сразу потемнело, -
Треск раздался страшный, - в крыше зашумело, -
Барабанить стало в стёкла, дверь и стены!..
Под окном ручьи уж в пузырях из пены.

Гул, не умолкая, ходит над избою.
Вновь блеснуло ярко... грянул чередою
Гром, как выстрел пушки: вздрогнула избёнка,
Стены задрожали, стёкла пляшут звонко...

Вот удары тише, на дворе светлее, -
Вышли ребятишки из избы смелее.
Детки, в лес: живая, дивная водица
Каплет, точно слёзы, с листиков на лица!

В ней и жизнь, и радость, - в ней большая сила:
С тучкой прилетала, землю напоила,
Травку и былинку, листья и цветочки,
Всходы молодые, молодые почки...

К вечеру поляны не узнаешь - сразу
В новом одеяньи всё предстанет глазу:
Вылезут десятки цветиков душистых,
На деревьях - сотни листиков пушистых!

Солнышко явилось! Дети, в лес и поле!
В воздухе душистом слышны птичек трели,
Крохотки-певуньи к небу уж взлетали,
Высоко, далёко! радость им и воля!

А в лесу, под дёрном, красный гриб старался -
Вылезал наружу, тужился, копался,
Наконец просунул голову сквозь траву,
Жадно тянет влагу и растёт на славу.

Ощупью, тихонько лезет через кочку
Слизнячок слюнявый к нашему грибочку:
Всполз на гриб и жадно ест его - и тоже
Спел бы от восторга, - только не пригоже.

Все-то благодарны пролетавшей тучке:
Вон - у изб крестьяне собралися в кучки,
Весело болтают, крестятся на солнце;
Карповна-старуха подползла к оконцу,
Даже старый Прохор, все собрав силёнки,
С печи слез и выполз из своей избёнки...

Во мраке /Лампа догорает на моём столе.../

Лампа догорает на моём столе,
То мгновенно вспыхнет, то опять во мгле
Комнату потопит, то блеснёт опять...
Отдохну, устал я думать и писать.
Громко осень плачет за моим окном,
И звенят печально стёкла под дождём,
И шумит ветвями облетевший сад,
В темноте деревья гнутся и скрипят,
Точно привиденья, обступают дом,
Головой качают, шепчутся кругом.
Если б в бедном сердце прошлой жизни след
Замер так, как в лампе догоревший свет!
Если б на мгновенье стон в груди затих!
Думы мои, муки! Как уйти от них!
Мысли не погасишь, не сожжёшь в огне...
Ветер воет, плачет... В чуткой тишине
Звонко раздаётся маятника стук,
Ровный, неизменный: тук!.. тук!.. тук!..

Вот и сердце так же всё в груди стучит.
А зачем? я знаю: жизнь оно хранит,
Гонит кровь по телу, в мозг проводит мой,
Чтоб работать мог я мыслью, головой, -
Чтобы думы мчались беспредельно в даль,
Чтоб в душе не смолкла старая печаль,
Чтоб вставало ясно каждый миг в уме
То, к чему я рвался, чем я жил вполне,
Что от тех стремлений, от надежд былых
На душе осталось в образах ночных!
Жизнь! Зачем с такою лютою враждой
Рвёшь ты веру в светоч истины святой,
Веру в правду, разум, в искренность людей?..
Где былая вера? Что на смену ей
Жизнь дала? Один лишь бесполезный звук
Маятника-сердца: тук!.. тук!.. тук!..

Диссонансы /Встань, проснись! умчались тучи!/

Встань, проснись! умчались тучи!
Унеслась гроза далёко,
С неба хлынул свет могучий,
Дышет страстью грудь глубоко!
Чу! цветы в росе жемчужной,
Соловьи в кустах прибрежных,
Всё слилося в гимне дружном
Ароматов, трелей нежных,
Всё трепещет, рвётся к свету,
К солнцу в жаркие объятья...
Пробудись же!.. но на это
Мне в ответ звучат проклятья,
Звуки слёз, рыданий, муки,
Звуки злобы и страданья,
Человеческие звуки, -
Диссонансы мирозданья!

Ответ /Не говори, что ты прозрел.../

А. К-у.

Не говори, что ты прозрел,
Что оттого ты отшатнулся
От прежних планов, прежних дел,
Что высший смысл в тебе проснулся!
Наедине с самим собой
В свою вглядись получше душу,
И скажешь с горькою тоской:
"Я не прозрел, - я просто трушу;
Устал бороться я и ждать,
Устал любить и ненавидеть;
Прости же, родина и мать,
Отныне буду ясно видеть
И объявлять я буду всем,
Что полон слабостью постылой
И оттого лишь стал я нем,
Что мало в сердце честной силы..."

Скажи, и родина простит:
Она уж лучшему поэту
Простила то же и хранит
К нему любовь за правду эту.

Но не лукавь перед собой
И не ломайся перед нами:
Ты гнойных язв души больной
Не скроешь громкими словами.

И не учи, что ты прозрел,
Что оттого ты отшатнулся
От прежних планов, прежних дел,
Что высший смысл в тебе проснулся!

Рефлексия /Как облака на небе голубом.../

I

Как облака на небе голубом
Бегут слоями друг над другом,
Так над практическим умом,
Вседневно замкнутым житейским, узким кругом,
Другой есть мысли слой, и солнце мысли в нём.

Да, нижний слой царит над нашими делами,
Бросает в суету и в мелкую борьбу,
Он гонит нас за славой, за рублями,
Он создаёт "карьеру" и "судьбу",
В истории владеет он толпами...

И лишь моментами, как будто пробуждён
От сна глубокого иль пьяного обмана,
Вдруг человек прозрит! То "высший слой", то он!
Вся жизнь тогда как будто из тумана
Всплывает, и стоишь испуган, потрясён...

И ясно, ясно так вдруг станет на мгновенье,
Что жизни не было, была борьба одна, -
Как белка в колесе, вертелся средь волненья
Толпы своих желаний, и она
Бросала нас в капризном ослепленьи.

И в этот миг и ужас, и тоска,
И жажда лучшего в душе на миг проснётся,
И жизнь привычная покажется гадка,
И слёзы закипят, и сердце встрепенётся...
Но миг прошёл, и снова облака
Затянут верхний слой мгновенного сознанья,
И снова жизнь приятна и легка,
И тьма сменяет вновь блеснувшее сиянье.

II

Кумир толпы! Уж если бы один
Ты был и создан был всеобщим духом века,
Быть может, я, как века верный сын,
Повергся б ниц пред смыслом человека.

Но если ты - дитя потребности больной
Иль веянья минуты? Не познанье,
Не свет научных истин, над толпой
Сияя, создают стремленья и желанья.

Да, если идеалы эти - сны,
Надежды - страстный бред тяжёлой ночи,
Отдамся ль я течению волны?
Пойду ли за толпой, зажмурив очи?

А как остаться? Как отстать от всех
И, одинокому, покинутому миром,
Нести проклятья, слышать злобный смех
За то, что не упал пред временным кумиром?

Ведь каждый век твердит нам вновь и вновь,
Что он лишь прав, его идеи правы,
И за свою идею льёт он кровь,
Смеясь над старыми идеями и славой.

Не сотни - тысячи промчались лет,
И каждый новый век, в погоне за миражем,
Твердит, что прошлый век за детский бред
Лил человека кровь... И мы, конечно, скажем,

Что только мы одни познали свет.
Но где критериум? Он есть! Но много ль в мире
Тех, кто сознательно о нём даёт ответ?
Для всех же остальных ответ в самом кумире,

И страшно тем, кто может дать ответ:
Они одни! кругом звучат проклятья...
За чёрствость, эгоизм клянёт их целый свет,
За равнодушие их проклинают братья...

Вечная борьба /Стон и скрежет поколений.../

Стон и скрежет поколений,
Реки крови, гром сражений
Он пришёл унять;
Рай давал Он вместо ада,
И народ решил, что надо
Им Его распять.

Мчится быстро век за веком,
Но поныне человеком
Правят силы тьмы:
Идеал любви и ныне
Поруганием святыни
Называем мы.

Тьмы веков сошли в могилы,
Но и ныне те же силы
Давят бедный мир.
Свет и тьма в борьбе кровавой...
Скоро ль свергнет свет со славой
Мрачной тьмы кумир?

А пока - дела, стремленья
Те же в нашем поколеньи,
Как века назад,
И, с проклятьем идеалу,
Так же молимся Ваалу,
А Христос распят!

Ветеранам /Для живущих - песни, для живущих - розы.../

Для живущих - песни, для живущих - розы,
И любовь, и счастье, и привет, и ласка,
А в отживших братьях нам смешны и слёзы,
Их борьба и муки - старенькая сказка!

Что кому за дело, что облиты кровью,
Что болит их сердце, как ребёнок бедный, -
Что и ныне жизни с счастьем и любовью
Жаждет этот воин раненый и бледный!..

Что кому за дело, как промчались годы,
Как погибла юность, как погибло счастье:
В кабаке ли пропил? в дар ли снёс свободе?
Время ль наши силы тратить на участье!

Только так ли, юность, надо жить на свете,
Старым ветеранам отказав в привете,
Чтоб с слезами в сердце эти наши братья
Своему былому сыпали проклятья,
Чтоб и нас в грядущем за былые грёзы
Ждали только раны да тоска и слёзы?

Похороны /Я читаю приглашенье.../

I

Я читаю приглашенье
С чёрным траурным бордюром:
В час зовут на погребенье...
Нужно быть, хотя сумбуром
Я, известный друг приличий,
Нахожу такой обычай:

Полчаса стоять у гроба,
Видеть слёзы, думать в страхе:
"Вот и важная особа,
А лежит, как все, во прахе!
Смерть пришла, и на кладбище
Ляжет он, как каждый нищий...

Но... покойник - муж известный
И увешанный звездами.
Быть у гроба очень лестно
Рядом с разными тузами:
Лишний раз побудешь рядом -
Это шаг к чинам, наградам".

II

Я поехал. Весьма неудачно
Выбран день: страшный дождь поливал.
Перед церковью грозно и мрачно
Катафалк на дожде промокал.

Люди в шляпах с большими полями,
В балахонах... престранный наряд!
Дождь с полей льёт, как с кровель, ручьями...
У людей даже здесь маскарад!

В церкви душно: народа стеченье.
Дым кадил всё облёк, как туман.
Вот и гроб, вот и клир в облаченьи,
Стройный хор загремел, как орган.

Ближе к гробу - девицы и дамы,
Дальше - звёзды, мундиры, кресты.
Вот покойник: сурово, упрямо,
Как при жизни, застыли черты.

Но мелькал в них испуг непривычный
И какой-то неловкий вопрос.
Так не шёл он к фигуре приличной,
Что скользнул в моих жилах мороз...

Точно вдруг, перед смертью, в смущеньи
Человек этот видел, как сон,
Что иное есть в жизни значенье,
О котором не ведает он.

Что он в жизни своей ни однажды
Не жил вовсе и был лишь богат
Бесконечной тщеславия жаждой,
Жаждой власти, отличий, наград.

Что иное есть, высшее счастье,
Где? понять и теперь он не мог!
Смерть пришла и его без участья
Обратила в бездушный комок.

III

Повезли, на рессорах качая,
Пышный гроб. Вереницей за ним
Разъезжалась толпа, обсуждая,
Сколько стоит парча золотая,
Сколько денег осталось родным.

А иные на паперти храма
Позабыли совсем мертвеца:
На концерт с погребения прямо
Собирались какие-то дамы,
Франт какой-то хвалил жеребца.

О проигранной пульке с азартом
Говорил господин со звездой,
Вспоминая побитые карты
И ругая партнёра совой.

Июль 1877

Отрывок из поэмы "Плоты"

Как зеркало, речка сверкает
В зелёных крутых берегах.
Сияет весеннее солнце
В лазурных своих небесах.
Весёлые птицы щебечут
В сияньи, вверху над водой...
Плоты потянулись в дорогу
И вьются широкой змеёй.
Оборванный, грязный, усталый
Мужик управляет плотом:
То грудью на руль напирает,
То в берег упрётся шестом,
Весь день на ногах, как безумный,
Кричит, суетится, снуёт;
Охрип его голос могучий,
Ручьём с него катится пот.
По дням его дождиком мочит,
По дням его солнцем печёт,
Но, впрочем, для сна и покоя
Имеет убежище плот:
Есть в центре малютка-избушка
Из планок в аршин вышиной;
Туда проползает рабочий
Прорубленной узкой дырой.
Свернувшись на мокрой соломе,
Порой здесь лежат вчетвером
И хвалят малютку-конурку:
"Нам буря, мол, тут нипочём!"


Источник: Л.Е.Оболенский. Стихотворения (1868-1878). Часть I. СПб., Русская скоропечатня (П.С. Нахимова), 1878.
http://www.poesis.ru/poeti-poezia/obolensky/frm_link.htm

antrio.ru

БОЖЕСТВЕННЫЕ СТИХИ. ИОСИФ ~ Стихи (Лирика философская) ~ Леонид Владимиров

Начало
Иосиф рос любимым сыном.
(Его отец - братьЯм предпочитал).
И это было основной причиной,
Что он им ненавистен стал.
Иосиф странные рассказывал им сны,
Рабами представляя их своими.
Мол, поклоняться все ему должны,
А он - господствовать над ними.
Обиду братья на провидца затаили
И, выбрав подходящий случай,
Его связать и бросить в ров решили,
Чтоб доказать: не он здесь самый лучший.

Но старший брат сумел уговорить
Всех план убийства отменить;
В согласии с гуманным планом,-
Продать его измаильтянам,
Которые с верблюжим караваном
В ту пору мимо них в Египет шли
И на продажу свой товар везли:
Бальзам и ладан, и баранов.

Раб Иосиф
В Египте царедворец фараона,
Который стражу возглавлял у трона,
Раба Иосифа купил
И в своём доме поселил.
Делами всеми Потифара
(Он был уже довольно старый
И силами весьма ослаб)
Успешно правил новый раб.
Был он умён, хорош собою,
(Что не всегда ведёт к добру).
Не захотел он спать с женою
Хозяина. Однажды поутру
Она Иосифа схватила
И говорит: "Ложись со мной"
Хоть рвался он - не отпустила.
Удрал, - халат оставив свой.

Когда же муж домой вернулся
На управдома поступил поклёп,
Мол, к ней в постель Иосиф лёг.
Наш царедворец ужаснулся
И тут же слугам приказал
Иосифа отдать в темницу.

Так тот безвинно пострадал
От клеветы распутнейшей девицы.

Сны
И в это время, надо же случиться,
Двух царедворцев бросили в тюрьму,
Престранные там сны им стали сниться.
Их разгадать не удавалось никому.
Тогда Иосиф разгадать их взялся,
И предсказания сбылися наконец:
Один из царедворцев оказался
Прощённым и вернулся во дворец.

Там о провидце рассказал он фараону,
Который тоже странный видел сон.
Тот повелел, чтоб из тюрьмы персону
Доставили. Вот перед троном он
И слушает рассказ о сне необычайном
Про 7 коров, то толстых, то худых.
Волнует фараона чрезвычайно,
Что ожидать от снов таких?
И дал Иосиф - толкователь снов
Простой ответ на царские виденья
Про толстых и худых коров,
Всех слушавших приведший в изумленье:
"Коровы толстые - хорошие года.
Рост урожая. Тучные стада.
Но вслед за тем пойдут плохие годы -
Болезни, голод, смерть и прочие невзгоды.
Поэтому часть урожая первых лет
Желательно направить в закрома,
Чтоб избежать возможных разных бед
И накопить пшеницу и корма".

Царю понравились Иосифа советы.
"Мудрее никого, пожалуй, нету.
Будь для моих советников примером,
А для моих чиновников - премьером."

В Египте стал вторым лицом Иосиф,
И, хоть он был совсем ещё не старый,
Но, личные дела свои забросив,
Зерном набил он царские амбары.
Когда ж 7 первых лет прошли,
То урожайность резко спала.
Не стало соков у земли,
Суровая пора настала.
И стали люди покупать зерно,
Лежащее на царских складах.
И было продавать разрешено
Его и заграницу, если надо.

Первое посольство
Об этом весть достигла, наконец,
И Ханаана, где Иосифа отец
Об изобилии египетском узнал
И за пшеницей в дальний путь послал
Своих сынов. И в путь они пошли.
И вскоре до Египта добрели.
Все десятеро, поскольку Веньямина -
Меньшого от Рахили сына -
Отец в Египет не послал,
А при себе его держал.

Вот братья пред Иосифа очами.
Он тотчас же их всех узнал.
Они же брата не узнали:
Он повзрослел и важным стал.
Решил он братьев распросить
Об их семье и шутку злую
Братьям в отместку совершить,
Меньшого брата обязуя
За продовольствием прибыть.
Пока же, братьям дав немного,
Отправил их в обратный путь.
Сказав старшому очень строго
Перед уходом : "Не забудь!
Без младшего не возвращайтесь.
Лишь с ним я хлеба вволю дам.
А если нет, тогда прощайте,
Ни зёрнышка вам не продам."

Второе посольство
Вернулись братья в Ханаан,
И быстро хлеб они проели,
Что был Иосифом им дан:
Прошло всего лишь 3 недели.
И, хоть в Египет путь далёк,
Собирались снова в путь-дорогу
Воззвал тогда Израиль к Богу,
Чтоб тот детей его сберёг.
И Бог Израилю помог:
При встрече Йоси прослезился
Он чувств своих сдержать не смог,
И братьям, наконец, открылся.

На радостях гостей позвали,
Весь вечер шумно пировали.
Но не был я на той пирушке,
Поскольку я совсем не Пушкин.

Переезд в Египет
О братской встрече фараону донесли.
Когда он обо всём узнал,
То братьев в Ханаан послал,
Чтобы отца в Египет привезли.
Им выделил дары и колесницы,
Чтобы на них в Египет возвратиться.

Отец не верил долго сыновьям,
Что жив Иосиф и владеет там
Дворцом и слугами, и славой.
И что царя рукою правой
Он служит уже много лет,
И что отцу он шлёт привет.
И ожидает с нетерпеньем
Он долгожданного мгновенья
Отца любимого обнять
И всю семью его принять.

Но вид даров и колесниц,
Египетских прибывших лиц
Иакова в нежданном убеждает.
Иосифа увидеть он желает.
И вот уже на колесницах
Семейный разместился клан,
Родной покинув Ханаан,
Чтобы в Египте поселиться,
Не зная, что в грядущем ожидает.

Иосиф им навстречу выезжает,
Целует всех и обнимает.
И молвит : "Вас хочу предупредить,
О том, что фараону говорить,
Чтоб вместе всем в Египте поселиться.
Вам надобно сказать, что все вы пастухи
И скотоводами хотели бы трудиться.
Ведь здесь в почёте люди от сохи,
А к пастухам, как ко 2-му сорту
Относятся, как к воровству и блуду.
Увидят все, что вы народ не гордый,
И зависти испытывать не будут.
И никакого не потерпите урона
От египтян". И вот от фараона
Им выделен участок плодородный,
Где разрешён был труд свободный.
К прибывшим относился он с участьем,
В Египте жизнь - казалась счастьем.

Эпилог
Увы, не вечен добрый фараон.
И через пару лет скончался он.
А новый был совсем иного нрава.
Иосиф был лишён им права
Делами царства управлять.
Семью же вскоре стали притеснять,
Поскольку египтян они чурались,
Египетским богам не поклонялись.

Прошло почти 4 сотни лет.
Иаковы потомки трудно жили,
Но всё же годы трудностей и бед
Они вполне успешно пережили;
Размножились они черезвычайно,
И превратились в независимый народ,
Тут Боже и раскрыл пред ними тайну,
О том, что в будущем их ждёт.
Сказал: "Египет вы должны оставить
И в землю ханаанскую вернуться.
Египта фараон не будет вами править.
От рабства срочно нужно вам очнуться.
Чтобы в будущем добыть себе свободу
Пора вам всем готовиться к исходу".

www.litprichal.ru

Палей, Леонид Семёнович — Википедия

(эта статья, скорее всего, удалена из Википедии)

Леонид Семёнович Палей
Леонид Соломонович Хейфец
Род деятельности:

поэт, драматург, киносценарист

Дата рождения:

20 марта 1940(1940-03-20)

Место рождения:

Казахстан

Гражданство:

СССР СССР→
Россия Россия

Дата смерти:

25 мая 2011(2011-05-25) (71 год)

Место смерти:

Санкт-Петербург

Дети:

Любовь Леонидовна Стогова-Палей

К:ВП: Статьи без изображений (тип: )К:ВП: Статьи без изображений (указано в Викиданных)

Леонид Семёнович Палей (1940—2011) — советский, российский поэт, кинодраматург.

Родился в 1940 году в Казахстане в 5-м посёлке на реке Ишим, где его родители находились в ссылке.

В этом же году семью вернули на место постоянного проживания в Ленинград. С этого времени Леонид Палей не расставался с родным городом, житель блокадного Ленинграда.

Печататься в периодической печати начал с 15 лет, первая публикация — цикл стихов в газете «Вечерний Ленинград». Работал грузчиком, электриком, учился заочно. Одновременно печатался в журналах: «Смена», «Юность», «Звезда», «Октябрь», «Аврора», «День поэзии» и других. Автор книг: «Непогода», «Взлетная полоса», «Глазами детей», «Звонари».

Автор оратории «Всегда челове», сюжетная канва которой стала переписка австрийского философа Андерса и американского летчика Клода Изерли, сбросившего бомбу на Хиросиму (композитор Владислав Успенский ученик Д. Д. Шостаковича). Премьера состоялась на Ленинградском телевидении, телестанция «Горизонт».

Автор балета «Тулуз-Лотрек» (композитор Борис Архимандритов). Премьера состоялась на сцене Ленинградского Малого Оперного Театра.

Леонид Палей автор сценариев документальных и художественных фильмов, наиболее известны из них фильмы «Капорье», «Иван-город», «Геннадий Гладков», «Генерал Брусилов», «Артисты джазовые». «Евгений Боратынский»…, и художественных «Гум-Гам», «Госпожа министерша», «Приключения четырех друзей −2». Фильмы выпускались студиями «Ленфильм», студией имени Горького, студией «Лентелефильм».

Автор пьес для музыкальных театров «Строится дом» композитор Вл. Казенин, премьера состоялась на сцене Ташкентского театра муз. Комедии. «Я помню чудное мгновенье» музыка М. Глинки, премьера на сцене Московского театра. Оперетты на этой же сцене мюзикл «Триумфальная арка» (композитор А. Флярковский). Мюзикл «Город мастеров» композитор Геннадий Гладков репетируется в Минском театре Оперы и балета, принят к постановке в ТЮЗе СПб.

Леонид Палей автор рок-оперы «Гонки» для ансамбля «Поющие гитары». Премьера состоялась на сцене ДК Ленсовета и в городе Свердловск (Екатеринбург), где была снята по личному приказу первого секретаря обкома партии Б. Ельцина.

Пьесы для драматических театров: «Возвращены земле» пьеса в двух частях о молодых пилотах авиации Северного флота. В пьесе занято семь человек, пять мужские и две женских роли. Хор. Пьеса о становлении челов ческом и профессиональном и, конечно, о любви. О любви и о гибели товарищей в мирное и прошлое военное время. Премьера состоялась на сцене Театра Северного флота (режиссер И. Шойхет), на сцене Московского театра Ленком, Вятского драматического театра и других.

Пьеса «Невский фарс» написана по мотивам старинных русских анекдотов. В пьесе заняты восемь персонажей. Три женские роли разных возрастов. Премьера состоялась на сцене СПб Театра Сатиры, игралась на сцене Великолуксского драматического Театра, Омского, Вятского и других.

Песни
  • «Баллада о хлебе» (В. Успенский, А. Броневицкий — Л. Палей) 1969
  • «Встреча друзей» (А. Броневицкий, В. Успенский — Л. Палей) 1970
  • «Нежность» (А. Броневицкий — Л. Палей) 1975
  • «Не надо молчать» (В. Успенский — Л. Палей) 1969
  • «Прости меня, прости» (В. Успенский — Л. Палей) 1972
  • «Прощай» (А. Броневицкий — Л. Палей) 1970
  • «Следующий!» (В. Успенский — Л. Палей) 1968
  • «Третий лишний» (А. Броневицкий — Л. Палей)
  • «Уходит друг!» (В. Успенский — Л. Палей) 1970

wp.wiki-wiki.ru

Леонид Агеев: je_nny — LiveJournal

Ежедневные рифмы
Леонид Агеев (1935-1991)

***
Итак,
         она еще придет.
Еще откроет эти окна:
как при салюте - рамы охнут,
ветер занавесь порвет.
Все в тех же линиях
                                 ладонь
К твоим губам еще приложит.
- Не молода... Не молодой... -
А ты ей:
               - Ну и что же?! -
И руки - ей,
                и к ней - лицом,
и дрогнешь...
И станет это час концом
твоей дороги,
которую ты без нее прошел...
И ты заплачешь
и голову в колени спрячешь.
- Не гасни, солнышко мое! -
... И этот день -
                         за ливнем дней
провидя,
                ты смеешься,
и хмуришься,
и все же с ней
сегодня расстаешься...     

В Википедии нашелся единственный Леонид Мартемьянович Агеев (1935 — 1991) — поэт и писатель-фантаст (возможно, составители сборника "Песнь любви" перепутали дату рождения, указав 1926 - там такое уже попадалось). Окончил геологоразведочный факультет Ленинградского горного института им. Плеханова. Работал в проектном институте, участвовал в геологических экспедициях, в НПО «Рудгеофизика». Член Союза писателей СССР. В 1953 году, вместе с О. Тарутиным, А. Городницким, В. Британишским и другими организовал впоследствии знаменитое литературное объединение (ЛИТО) при Горном институте, студентом которого он тогда являлся. Первая поэтическая публикация относится к 1958 году. Первую книгу стихов «Земля» выпустил в 1962 году. Единственный прозаический сборник Агеева, «Второе сердце» (1986), включил произведения, посвященные трудовым и житейским будням людей разных профессий, а также фантастические рассказы писателя...

Стихи Агеева (и биографические сведения):
https://www.stihi.ru/2016/12/11/10821
http://kkk-pisma.kkk-bluelagoon.ru/ageev.htm

***
Лист опавший
                      с лица твоего
            я сниму осторожно губами...
Тишина. И вокруг никого -
                                 ты да я,
                    да корзины с грибами...
Возле стога - усталая - спишь,
сено сонное локтем подняла.
И ни стен городских тут, ни крыш,
ни троллейбуса, ни самосвала...
Городская - одна шелуха
            от бестрепетно съеденной снеди.
Скорлупа-будет дом для жука.
В банку дождика туча нацедит -
                 будет птахам лесным водопой...
Спи пока.
                                Электричка- не скоро.
Мне и так расчудесно с тобой
                            наговаривать разговоры...
Как до этой поляны сейчас -
                         удивительно и щемяще -
мой,
                    из пепла встававший не раз,
мир
                         сужается чаще и чаще...
... Жердь торчит над твоей головой,
и вокруг этой высохшей Оси
солнце -
                     добрый земли часовой -
поворачивает на осень...
1972
https://www.stihi.ru/2015/11/21/11133

ЖЕНЩИНА

Кольцом гребенка в волосах,
И фикса желтая под носом,
Татуировка на руках,
Как у заядлого матроса.
Под комбине — еще странней:
и море, и крутые скалы.
Кто видел, говорят о ней.
А говорят-то все, пожалуй...
Любовь — неслыханная чушь
За сотни верст от города.
На буровой — пятнадцать душ,
Давно скоблящих бороду.
И на пятнадцать душ — она,
Любовь ей стала долгом.
Ей в домике отведена
Кровать в углу под пологом.
По уверениям самой —
Ей тридцать стукнуло весною.
Статей — четыре за спиной,
И пусто за душою.
Да полно, пусто ли? Не раз
Обдумывал я это.
Она однажды напилась
С авансовых до бреда.
И мне, услышавшему бред,
У печки зябко стало.
И я поверил: счастья — нет.
Она ведь — не видала.
И я узнал, что ночь была,
Морская ночь на юге,
И лодка к берегу плыла,
И были чьи-то руки,
Кому-то крикнула: “Лови!”
И убежать спешила.
И кто-то клялся ей в любви
Бессмертной, до могилы.
http://reading-hall.ru/publication.php?id=9085

je-nny.livejournal.com


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.