Озорные стихи русских поэтов


Читать онлайн книгу «Озорные стихи» бесплатно — Страница 1

ОЗОРНЫЕ СТИХИ

ОЗОРНЫЕ СТРОКИ

РУССКИХ ПОЭТОВ

Александр Пушкин

ТЕНЬ БАРКОВА

Однажды зимним вечерком

В бордели на Мещанской

Сошлись с расстриженным попом

Поэт, корнет уланский,

Московский модный молодец.

Подьячий из Сената

Да третьей гильдии купец,

Да пьяных два солдата.

Всяк, пуншу осушив бокал,

Лег с блядью молодою

И на постели откатал

Горячею елдою.

­

Кто всех задорнее ебет?

Чей хуй средь битвы рьяной

Пизду кудрявую дерет

Горя как столб багряный?

О землемер и пизд и жоп,

Блядун трудолюбивый,

Хвала тебе, расстрига поп,

Приапа жрец ретивый

В четвертый раз ты плешь впустил,

И снова щель раздвинут,

В четвертый принял, вколотил

И хуй повисший вынул!

­

Повис! Вотще своей рукой

Ему милашка дрочит

И плешь сжимает пятерней,

И волосы клокочет.

Вотще! Под бешеным попом

Лежит она, тоскует

И ездит по брюху верхом,

И в ус его целует.

Вотще! Елдак лишился сил,

Как воин в тяжей брани,

Он пал, главу свою склонил

И плачет в нежной длани.

­

Как иногда поэт Хвостов,

Обиженный природой,

Во тьме полуночных часов

Корпит над хладной одой,

Пред ним несчастное дитя —

И вкривь, и вкось, и прямо

Он слово звучное, кряхтя,

Ломает в стих упрямо, —

Так блядь трудилась над попом,

Но не было успеха,

Не становился хуй столбом,

Как будто бы для смеха.

­

Зарделись щеки, бледный лоб

Стыдом воспламенился,

Готов с постели прянуть поп.

Но вдруг остановился.

Он видит — в ветхом сюртуке

С спущенными штанами,

С хуиной толстою в руке,

С отвисшими мудами

Явилась тень — идет к нему

Дрожащими стопами,

Сияя сквозь ночную тьму

Огнистыми очами.

­

Что сделалось с детиной тут?»

Вещало привиденье.

— «Лишился пылкости я муд,

Елдак в изнеможеньи,

Лихой предатель изменил,

Не хочет хуй яриться».

«Почто ж, ебена мать, забыл

Ты мне в беде молиться?»

— «Но кто ты?» — вскрикнул Ебаков,

Вздрогнув от удивленья.

«Твой друг, твой гений я — Барков!»

Сказало привиденье.

­

И страхом пораженный поп

Не мог сказать ни слова,

Свалился на пол будто сноп

К портищам он Баркова,

«Восстань, любезный Ебаков,

Восстань, повелеваю,

Всю ярость праведных хуев

Тебе я возвращаю.

Поди, еби милашку вновь!»

О чудо! Хуй ядреный

Встает, краснеет плешь, как кровь,

Торчит как кол вонзенный.

­

«Ты видишь, — продолжал Барков,

Я вмиг тебя избавил,

Но слушай: изо всех певцов

Никто меня не славил;

Никто! Так мать же их в пизду

Хвалы мне их не нужны,

Лишь от тебя услуги жду —

Пиши в часы досужны!

Возьми задорный мой гудок,

Играй им как попало!

Вот звонки струны, вот смычок,

Ума в тебе не мало.

­

Не пой лишь так, как пел Бобров,

Ни Шелехова тоном.

Шихматов, Палицын, Хвостов

Прокляты Аполлоном.

И что за нужда подражать

Бессмысленным поэтам?

Последуй ты, ебена мать,

Моим благим советам,

И будешь из певцов певец,

Клянусь я в том елдою, —

Ни чорт, ни девка, ни чернец

Не вздремлют под тобою».

­

— «Барков! доволен будешь мной!»

Провозгласил детина,

И вмиг исчез призрак ночной,

И мягкая перина

Под милой жопой красоты

Не раз попом измялась,

И блядь во блеске наготы

Насилу с ним рассталась.

Но вот яснеет свет дневной,

И будто плешь Баркова,

Явилось солнце за горой

Средь неба голубого.

­

И стал трудиться Ебаков:

Ебет и припевает

Гласит везде: «Велик Барков!»

Попа сам Феб венчает;

Пером владеет как елдой,

Певцов он всех славнее;

В трактирах, кабаках герой,

На бирже всех сильнее.

И стал ходить из края в край

С гудком, смычком, мудами.

И на Руси воззвал он рай

Бумагой и пиздами.

­

И там, где вывеской елдак

Над низкой ветхой кровлей,

И там, где с блядью спит монах,

И в скопищах торговли,

Везде затейливый пиит

Поет свои куплеты.

И всякий день в уме твердит

Баркова все советы.

И бабы, и хуястый пол

Дрожа ему внимали,

И только перед ним подол

Девчонки подымали.

­

И стал расстрига-богатырь

Как в масле сыр кататься.

Однажды в женский монастырь

Как начало смеркаться,

Приходит тайно Ебаков

И звонкими струнами

Воспел победу елдаков

Над юными пиздами.

У стариц нежный секелек

Зардел и зашатался.

Как вдруг ворота на замок

И пленным поп остался.

­

Вот в келью девы повели

Поэта Ебакова.

Кровать там мягкая в пыли

Является дубова.

И поп в постелю нагишом

Ложиться поневоле.

И вот игуменья с попом

В обширном ебли поле.

Отвйсли титьки до пупа,

И щель идет вдоль брюха.

Тиран для бедного попа,

Проклятая старуха!

­

Честную матерь откатал,

Пришлец благочестивый

И в думе страждущей сказал

Он с робостью стыдливой

— «Какую плату восприму?»

«А вот, мой сын, какую:

Послушай, скоро твоему

Не будет силы хую!

Тогда ты будешь каплуном,

А мы прелюбодея

Закинем в нужник вечерком

Как жертву Асмодея».

­

О ужас! бедный мой певец,

Что станется с тобою?

Уж близок дней твоих конец,

Уж ножик над елдою!

Напрасно еть усердно мнишь

Девицу престарелу,

Ты блядь усердьем не смягчишь,

Под хуем поседелу.

Кляни заебины отца

И матерну прореху.

Восплачьте, нежные сердца,

Здесь дело не до смеху!

­

Проходит день, за ним другой,

Неделя протекает,

А поп в обители святой

Под стражей пребывает.

О вид, угодный небесам?

Игуменью честную

Ебет по целым он часам

В пизду ее кривую,

Ебет… но пламенный елдак

Слабеет боле, боле,

Он вянет, как весенний злак,

Скошенный в чистом поле.

­

Увы, настал ужасный день.

Уж утро пробудилось,

И солнце в сумрачную тень

Лучами водрузилось,

Но хуй детинин не встает.

Несчастный устрашился,

Вотще муде свои трясет,

Напрасно лишь трудился;

Надулся хуй, растет, растет,

Вздымается лениво…

Он снова пал и не встает,

Смутился горделиво.

­

Ах, вот скрипя шатнулась дверь,

Игуменья подходит,

Гласит: «Еще пизду измерь»

И взорами поводит,

И в руки хуй… но он лежит,

Лежит и не ярится,

Она щекочет, но он спит,

Дыбом не становится…

«Добро», игуменья рекла

И вмиг из глаз сокрылась.

Душа в детине замерла,

И кровь остановилась.

­

Расстригу мучила печаль,

И сердце сильно билось,

Но время быстро мчится вдаль,

И темно становилось.

Уж ночь с ебливою луной

На небо наступала,

Уж блядь в постели пуховой

С монахом засыпала.

Купец уж лавку запирал,

Поэты лишь не спали

И, водкою налив бокал,

Баллады сочиняли.

­

И в келье тишина была.

Вдруг стены покачнулись,

Упали святцы со стола,

Листы перевернулись,

И ветер хладный пробежал

Во тьме угрюмой ночи,

Баркова призрак вдруг предстал

Священнику пред очи.

В зеленном ветхом сюртуке

С спущенными штанами,

С хуиной толстою в руке,

С отвисшими мудами.

­

— «Скажи, что дьявол повелел»,

— «Надейся, не страшися»,

— «Увы, что мне дано в удел?

Что делать мне?» — «Дрочися!»

И грешный стал муде трясти

Тряс, тряс, и вдруг проворно

Стал хуй все вверх и вверх расти,

Торчит елдак задорно.

И жарко плешь огнем горит,

Муде клубятся сжаты,

В могучих жилах кровь кипит,

И пышет хуй мохнатый.

­

Вдруг начал щелкать ключ в замке,

Дверь громко отворилась,

И с острым ножиком в руке

Игуменья явилась.

Являют гнев черты лица,

Пылает взор собачий,

Но вдруг на грозного певца,

На хуй попа стоячий

Она взглянула, пала в прах,

Со страху обосралась,

Трепещет бедная в слезах

И с духом тут рассталась.

­

— «Ты днесь свободен, Ебаков!»

Сказала тень расстриге.

Мой друг, успел найти Барков

Развязку сей интриге

— «Поди! Отверзты ворота,

Тебе не помешают,

И знай, что добрые дела

Святые награждают.

Усердно ты воспел меня,

И вот за то награда» —

Сказал, исчез — и здесь, друзья,

Кончается баллада.


* * *

От всенощной вечер идя домой,

Антипьевна с Марфушкою бранились;

Антипьевна отменно горячилась.

«Постой, — кричит, — управлюсь я с тобой;

Ты думаешь, что я уж позабыла

Ту ночь, когда, забравшись в уголок,

Тыс крестником Ванюшкою шалила?

Постой, о всем узнает муженек!»

— Тебе ль грозить! — Марфуша отвечает, —

Ванюша — что? Ведь он еще дитя,

А сват Трофим, который у тебя

И день и ночь? Весь город это знает.

Молчи ж, кума — и ты, как я, грешна,

А всякого словами разобидишь;

В чужой пизде соломинку ты видишь,

А у себя не видишь и бревна.


* * *

Орлов с Истоминой в постеле

В убогой наготе лежал.

Не отличился в жарком деле

Непостоянный генерал.

Не думав милого обидеть,

Взяла Лаиса микроскоп

И говорит: «Позволь увидеть,

Чем ты меня, мой милый, еб».


* * *

А шутку не могу придумать я другую,

Как только отослать Толстого к хую.


27     МАЯ 1819

Веселый вечер в жизни нашей

Запомним, юные друзья;

Шампанского в стеклянной чаше

Шипела хладная струя.

Мы пили — и Венера с нами

Сидела, прея за столом.

Когда ж вновь сядем вчетвером

С блядьми, вином и чубуками?


* * *

Недавно тихим вечерком

Пришел гулять я в рощу нашу

И там у речки под дубком

Увидел спящую Наташу.

Вы знаете, мои друзья,

К Наташе вдруг подкравшись, я

Поцеловал два раза смело,

Спокойно девица моя

Во сне вздохнула, покраснела;

Я дал и третий поцелуй,

Она проснуться не желала,

Тогда я ей засунул хуй —

И тут уже затрепетала.


* * *

Накажи, святой угодник,

Капитана Борозду,

Разлюбил он, греховодник,

Нашу матушку пизду.


РЕПУТАЦИЯ БЕРАНЖЕРА

Ты помнишь ли, как были мы в Париже,

Где наш казак иль полковой наш поп

Морочил вас, к винцу подсев поближе,

И ваших жен похваливал да еб?

Хоть это нам не составляет много,

Не из иных мы прочих, так сказать;

Но встарь мы вас наказывали строго,

Ты помнишь ли, скажи, ебена мать?


* * *

Сводня грустно за столом

Карты разлагает.

Смотрят барышни кругом,

Сводня им гадает:

«Три десятки, туз червей

И король бубновый —

Спор, досада от речей

И притом обновы…

А по картам — ждать гостей

Надобно сегодня».

Вдруг стучатся у дверей:

Барышни и сводня

Встали, отодвинув стол,

Все толкнули целку,

Шепчут: «Катя, кто пришел?

Посмотри хоть в щелку».

Кто? Хороший человек…

Сводня с ним знакома,

Он с блядями целый век,

Он у них как дома.

Бляди в кухню руки мыть

Кинулись прыжками,

Обуваться, букли взбить,

Прыскаться духами.

Сводня гостя между тем

Ласково встречает,

Просит лечь его совсем.

Он же вопрошает:

«Что, как торг идет у вас?

Выручки довольно?»

Сводня за щеку взялась

И вздохнула больно:

«Хоть бывало худо мне,

Но такого горя

Не видала и во сне,

Хоть бежать за море.

Верите ль, с Петрова дня

Ровно до субботы

Все девицы у меня

Были без работы.

Четверых гостей, гляжу,

Бог мне посылает.

Я блядей им вывожу,

Каждый выбирает.

Проеблись они всю ночь,

Кончили, и что же?

Не платя пошли все прочь,

Господи, мой боже!»

Гость ей: «Право, мне вас жаль.

Здравствуй, друг Анета,

Что за шляпка! что за шаль,

Подойди, Жанета.

А, Луиза, — поцелуй,

Выбрать, так обидишь;

Так на всех и встанет хуй,

Только вас увидишь.»

«Что же, — сводня говорит, —

Хочете ль Жанету?

У нее пизда горит.

Иль возьмете эту?»

Бедной сводне гость в ответ'

«Нет, не беспокойтесь,

Мне охоты что-то нет,

Девушки, не бойтесь».

Он ушел — все стихло вдруг,

Сводня приуныла,

Дремлют девушки вокруг,

Свечка вся оплыла.

Сводня карты вновь берет,

Молча вновь гадает,

Но никто, никто нейдет —

Сводня засыпает.


ЦАРЬ НИКИТА

И СОРОК ЕГО ДОЧЕРЕЙ

Царь Никита жил когда-то

Праздно, весело, богато,

Не творил добра, ни зла,

И земля его цвела.

Царь трудился понемногу,

Кушал, пил, молился Богу

И от разных матерей

Прижил сорок дочерей.

Сорок девушек прелестных,

Сорок ангелов небесных,

Милых сердцем и душой.

Что за ножка —Боже мой,

А головка, темный волос,

Чудо — глазки, чудо — голос,

Ум — с ума свести бы мог.

Словом, с головы до ног

Душу, сердце все пленяло;

Одного недоставало.

Да чего же одного?

Так, безделки, ничего.

Ничего иль очень мало,

Все равно — недоставало.

Как бы это изъяснить,

Чтоб совсем не рассердить

Богомольной важной дуры,

Слишком чопорной цензуры?

Как быть?.. Помоги мне, Бог?

У царевен между ног.

Нет, уж это слишком ясно

И для скромности опасно, —

Так иначе как-нибудь:

Я люблю в Венере грудь,

Губки, ножку особливо,

Но любовное огниво,

Цель желанья моего…

Что такое?.. Ничего?..

Ничего, иль очень мало…

И того-то не бывало

У царевен молодых,

Шаловливых и живых.

Их чудесное рожденье

Привело в недоуменье

Все придворные сердца.

Грустно было для отца

И для матерей печальных.

А от бабок повивальных

Как узнал о том народ —

Всякий тут разинул рот,

Ахал, охал, дивовался,

И иной, хоть и смеялся,

Да тихонько, чтобы в путь

До Нерчинска не махнуть.

Царь созвал своих придворных,

Нянек, мамушек покорных —

Им держал такой приказ:

«Если кто-нибудь из вас

Дочерей греху научит,

Или мыслить их приучит.

Или только намекнет,

Что у них недостает,

Иль двумысленное скажет,

Или кукиш им покажет, —

То — шутить я не привык —

Бабам вырежу язык,

А мужчинам нечто хуже,

Что порой бывает туже.»

Царь был строг, но справедлив,

А приказ красноречив;

Всяк со страхом поклонился,

Остеречься всяк решился,

Ухо всяк держал востро

И хранил свое добро.

Жены бедные боялись,

Чтоб мужья не проболтались;

Втайне думали мужья:

«Провинись, жена моя?»

Видно сердцем были гневны.

Подросли мои царевны.

Жаль их стало. Царь — в совет*

Изложил там свой предмет:

Так и так — довольно ясно,

Тихо, шепотом, негласно,

Осторожнее от слуг.

Призадумались бояры,

Как лечить такой недуг.

Вот один советник старый

Поклонился всем — и вдруг

В лысый лоб рукою брякнул

И царю он так вавакнул:

«О, премудрый государь!

Не взыщи мою ты дерзость,

Если про плотскую мерзость

Расскажу, что было встарь.

Мне была знакома сводня

(Где она и чем сегодня?

Верно тем же, чем была).

Баба ведьмою слыла,

Всем недугам пособляла,

Немощь членов исцеляла.

Вот ее бы разыскать;

Ведьма дело все поправит:

А что надо — то и вставит».

— «Так за ней сейчас послать! —

Воскликает царь Никита,

Брови сдвинувши сердито:

— Тотчас ведьму отыскать!

Если нас она обманет,

Чего надо не достанет,

Или с умыслом солжет, —

Будь не царь я, а бездельник,

Если в чистый понедельник

Сжечь колдунью не велю:

И тем небо умалю.»

Вот секретно, осторожно,

По курьерской подорожной

И во все земли концы

Были посланы гонцы.

Они скачут всюду рыщут

И царю колдунью ищут.

Год проходит и другой —

Нету вести ни какой…

Наконец один ретивый

Вдруг напал на след счастливый,

Он заехал в темный лес

(Видно вел его сам бес.)

Видит он стоит избушка.

Ведьма в ней живет, старушка.

Как он был царев посол

Так к ней прямо и вошел..

Поклонился ведьме смело,

Изложил царево дело:

Как царевны рождены

И чего все лишены.

Ведьма мигом все смекнула…

В дверь гонца она толкнула.

Так промолвив: «Уходи

Поскорей и без оглядки,

Не то — бойся лихорадки…

Через три дня приходи

За посылкой и ответом,

Только помни — чуть с рассветом»

После ведьма заперлась,

Трое суток ворожила,

Так что беса приманила.

Чтоб отправить во дворец,

Сам принес он ей ларец .

Полный грешными вещами,

Обожаемыми нами.

Там их было всех сортов,

Все отборные с кудрями…

Ведьма все перебрала,

Сорок лучших оточла,

Их в салфетку завернула

И на ключ в ларец замкнула,

С ним отправила гонца,

Дав на путь серебреца.

Едет он. Заря зарделась…

Отдых сделать захотелось,

Захотелось закусить,

Жажду водкой утолить.

Он был малый аккуратный,

Всем запасся в путь обратный.

Вот коня он разнуздал

И покойно кушать стал.

Конь пасется. Он мечтает,

Как его царь вознесет,

Графом князем назовет.

Что же ларчик заключает?

Что царю в нем ведьма шлет?

В щелку смотрит нет не видно —

Заперт плотно как обидно!

Любопытство страх берет

И всего его тревожит

Ухо они к замку приложит —

Ничего не чует слух:

Нюхает — знакомый дух…

Тьфу ты пропасть? что за чудо?

Посмотреть ей-ей не худо?

И не вытерпел гонец..

Но лишь отпер он ларец,

Птички — порх и улетели,

И кругом на ветках сели,

И хвостами завертели.

Наш гонец давай их звать,

Сухарями их прельщать.

Крошки сыплет — все напрасно

(Видно кормятся не тем):

На сучках им петь прекрасно,

А в ларце сидеть зачем?

Вот тащится вдоль дороги,

Вся согнувшаяся дугой,

Баба старая с клюкой.

Наш гонец ей бухнул в ноги:

«Пропаду я с головой!

Помоги будь мать родная?

Посмотри беда какая.

Не могу их изловить?

Как же горю пособить?»

Вверх старуха посмотрела,

Плюнула и прошипела:

«Поступил ты хоть и скверно,

Но не печалься не тужи,

Ты им только покажи —

Сами все слетят наверно».

«Ну, спасибо», — он сказал…

И лишь только показал —

Птички вмиг к нему слетели

И квартирой овладели.

Чтоб беды не знать другой,

Он без дальних оговорок

Тотчас их под ключ все сорок

И отправился домой.

Как княжны их получили

Прямо в клетки посадили

Царь на радости такой

Задал сразу пир горой

Семь дней сряду пировали

Целый месяц отдыхали

Царь совет весь наградил,

Да и ведьму не забыл

Из кунсткамеры в подарок

Ей послал в спирту огарок

(Тот который всех дивил),

Две ехидны, два скелета

Из того же кабинета…

Награжден был и гонец

Вот и сказочки конец.

____________________

Многие меня поносят

И теперь пожалуй спросят

Глупо так зачем шучу?

Что за дело им? Хочу.


Михаил Лермонтов

ПЕТЕРГОФСКИЙ ПРАЗДНИК

Кипит веселый Петергоф,

Толпа по улицам пестреет,

Печальный лагерь юнкеров

Приметно тихнет и пустеет

Туман ложится по холмам,

Окрестность сумраком одета —

И вот к далеким небесам,

Как долгохвостая комета,

Летит сигнальная ракета.

Волшебно озарился сад,

Затейливо, разнообразно;

Толпа валит вперед, назад,

Толкается, зевает праздно.

Узоры радужных огней,

Дворец, жемчужные фонтаны

Жандармы, белые султаны,

Корсеты дам, гербы ливрей,

Колеты кирасир мучные,

Лядунки, ментики златые,

Купчих парчовые платки,

Кинжалы, сабли, алебарды,

С гнилыми фруктами лотки,

Старухи, франты, казаки,

Глупцов чиновных бакенбарды

Венгерки мелких штукарей,

Толпы приезжих иноземцев,

Татар, черкесов и армян,

Французов тощих, толстых немцев

И долговязых англичан —

В одну картину все сливалось

В аллеях тесных и густых

И сверху ярко освещалось

Огнями склянок расписных..

Гурьбу товарищей покинув,

У моста…….. стоял

И каску на глаза надвинув,

Как юнкер истинный, мечтал

О мягких ляжках, круглых жопках

(Не опишу его мундир,

Но лишь для ясности и в скобках

Скажу, что был он кирасир).

Стоит он пасмурный и пьяный,

Устал бродить один везде,

С досадой глядя на фонтаны,

Стоит — и чешет он муде.

«Ебена мать! два года в школе,

А от роду — смешно сказать —

Лет двадцать мне и даже боле;

А не могу еще по воле

Сидеть в палатке иль гулять!

Нет, видишь, гонят, как скотину!

Ступай-де в сад, да губ не дуй!

На жопу натяни лосину,

Сожми муде да стисни хуй!

Да осторожен будь дорогой:

Не опрокинь с говном лотка!

Блядей не щупай, курв но трогай!

Мать их распроеби! тоска!»

Умолк, поникнув головою.

Народ, шумя, толпится вкруг

Вот кто-то легкою рукою

Его плеча коснулся вдруг;

За фалды дернул, тронул каску…

Повеса вздрогнул, изумлен:

Романа чудную завязку

Уж предугадывает он

И, слыша вновь прикосновенье,

Он обернулся с быстротой,

И ухватил… о восхищенье!

За титьку женскую рукой.

В плаще и в шляпе голубой,

Маня улыбкой сладострастной,

Пред ним хорошенькая блядь;

Вдруг вырвалась, и ну бежать!

Он вслед за ней, но труд напрасный!

И по дорожкам, по мостам,

Легко, как мотылек воздушный,

Она кружится здесь и там;

То, удаляясь равнодушно,

Грозит насмешливым перстом,

То дразнит дерзким языком.

Вот углубилася в аллею;

Все чаще, глубже; он за нею,

Схватясь за кончик палаша,

Кричит: «Постой, моя душа!»

Куда! красавица не слышит,

Она все далее бежит:

Высоко грудь младая дышит,

И шляпка на спине висит.

Вдруг оглянулась, оступилась,

В траве запуталась густой,

И с обнаженною пиздой

Стремглав на землю повалилась.

А наш повеса тут как тут,

Как с неба, хлоп на девку прямо!

«Помилуйте! в вас тридцать пуд!

Как этак обращаться с дамой!

Пустите! что вы? ой!» — «Молчать!

Смотрите, лихо как ебать!»

Все было тихо. Куст зеленый

Склонился мирно над четой.

Лежит на бляди наш герой.

Вцепился в титьку он зубами,

«Да что вы, что вы?» — Ну скорей!

«Ах боже мой, какой задорный!

Пустите, мне домой пора!

Кто вам сказал, что я такая?»

— На лбу написано, что блядь!

И закатился взор прекрасный,

И к томной груди в этот миг

Она прижала сладострастно

Его угрюмый, красный лик.

— Скажи мне, как тебя зовут? —

«Маланьей». — Ну, прощай, Малаша. —

«Куда ж?» — Да разве киснуть тут?

Болтать не любит братья наша;

Еще в лесу не ночевал

Ни разу я. — «Да разве ж даром?»

Повесу обдало как варом,

Он молча муде почесал.

— Стыдись! — потом он молвил важно:

Уже ли я красой продажной

Сию минуту обладал?

Нет, я не верю! — «Как не веришь?

Ах сукин сын! подлец, дурак!»

— Ну, тише! Как спущу кулак,

Так у меня подол обсерешь!

Ты знай: я не балую дур:

Когда ебу, то upor amour!

Итак, тебе не заплачу я:

Но если ты простая блядь,

То знай: за честь должна считать

Знакомство юнкерского хуя! —

И, приосанясь, рыцарь наш,

Насупив брови, покосился,

Под мышку молча взял палаш,

Дал ей пощечину — и скрылся.

И ночью, в лагерь возвратясь,

В палатке дымной, меж друзьями

Он рек, с колен счишая грязь:

«Блажен, кто не знаком с блядями!

Блажен, кто под вечер в саду

Красотку добрую находит,

Дружится с ней, интригу сводит —

И плюхой платит за пизду!»


Аполлон Григорьев

ПРОЩАНИЕ С ПЕТЕРБУРГОМ

Прощай, холодный и бесстрастный

Великолепный град рабов,

Казарм, борделей и дворцов,

С твоею ночью, гнойно-ясной,

С твоей холодностью ужасной

К ударам палок и кнутов.

С твоею подлой царской службой,

С тврим тщеславьем мелочным,

С твоей чиновнической жопой,

Которой славны, например,

И Калайдович, и Лакьер.

С твоей претензией — с Европой

Идти и в уровень стоять.

Будь проклят ты, ебена мать!


Николай Некрасов

Наконец из Кенигсберга

Я приблизился к стране,

Где не любят Гуттенберга

И находят вкус в говне.

Выпил русского настою,

Услыхал «ебену мать»,

И пошли передо мною

Рожи русские писать.


Анакреон Клубничкин

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17


www.litlib.net

Читать онлайн книгу «Озорные стихи» бесплатно — Страница 3

Чтоб приступил он к делу.

Тот не заставил ждать себя,

За нею примостился

И, с заду член в пизду вогнав,

Вакханку еть пустился.

Лаская, похотью объят,

Ее нагое тело,

Работал хуем он своим

В пизде красотки смело.

И долго так они еблись,

Взаимно утоляя

Свои желанья. Наконец

Вакханка молодая,

Почуяв семени струю,

Что матку ей кропила,

От страсти взвыла и дружка

За яйца ухватила…

Но в этот миг Амур исчез

Внезапно, как явился,

И, утомленный, на траву

Тут юноша свалился.

Вакханка, рядом с ним упав,

Тотчас же пофузилась

В глубокий сон, а между тем

Ночь на землю спустилась.

И под покровом тьмы ночной

Два фавна, на полянку

Явившись, унесли с собой

В лес спящую Вакханку.

Что с ней там делали они,

Про то нам неизвестно,

Но, надо думать, провели

С ней ночку интересно.


САТИР И НИМФА

Как-то вечером нимфа купалась

В ручейке меж кустами одна;

Шаловливо и шумно плескалась,

Наслаждаясь купаньем она.

Вдруг прибрежный тростник всколебался

И пред нимфой всего в двух шагах

Козлоногий сатир показался

С необузданной страстью в очах.

Нимфа даже мигнуть не успела,

Как ее он в охапку схватил

И, сжимая упругое тело,

Он на берег ее потащил.

На траву ее там опрокинул,

Сиськи полные гладил и мял,

А затем ляжки нимфы раздвинул

И пиздой ее тешиться стал:

Мял он жадно отросточек нежный,

Забавлялся пушистым лобком

И влагалище нимфы прилежно

Он дразнил похотливым перстом.

Нимфа дамой была похотливой

И не раз в переделках была,

Хоть для виду боролась стыдливо,

Но соития жадно ждала,

Толстым членом сатира любуясь,

Не заставил сатир себя ждать:

Телом голым красотки балуясь,

Он к соитию стат приступать.

Ноги стройные нимфы прекрасной

Он на плечи себе положил

И мгновенно свой член сладострастный

Ей в пизду глубоко, засадил.

Очутившись в пизде, с наслажденьем

Хуй вперед и назад стал сновать,

Разделяя его вожделенье,

Нимфа стала ему помогать,

С пылкой страстью ему поддавая,

И вопила: — Суй глубже… качай!

Любо, любо мне… ой, умираю…

Ох, не выдержу… милый… кончай… —

А сатир, этим воплям внимая,

С наслаждением трет все сильней,

Вплоть до матки свой хуй загоняя

В недра нимфы прекрасной своей.

В сиську полную впившись рукою,

Хуй в пизду до мудей он вонзил

И обильной, горячей струею

Матку жадную вмиг оросил…

Но на этом не кончилось дело,

Член сатира все гак же стоял,

И, лаская вновь чудное тело,

Еть красотку сатир продолжал.

..................................... 

Долго нимфа и фавн наслаждались

Еблей, сил не шадя молодых,

И всю ночь тростники оглашались

Сладострастными воплями их.


ГЕТЕРА

В разгаре пира. Перед гостями

Рабыни пляшут и поют,

Играют полными грудями,

Красиво бедрами трясут…

Среди пирующих веселых

Красивый юноша лежит,

В нем вид красавиц полуголых

Желанья смутные родит;

Но с женщиной совокупленья

Не испытал он никогда,

И прелесть чувственных волнений

Была ему еще чужда.

Но вот к нему одна гетера

Подходит, похоти полна.

Красива, как сама Венера,

Она вином возбуждена,

За юношей она следила

С начала пира. Соблазнить

Его красой своей решила

И наслажденье с ним вкусить.

Стан юноши обняв рукою,

Она с собой его влечет

Лишь ей известною тропою

В сокрытый мехе кустами грот.

И там, желанием сгорая,

Она на юношу глядит

Любовным взором и, лаская

Его, тихонько говорит:

— Зачем, о юноша прекрасный,

Так скромно держишь ты себя?

Ужели взор мой сладострастный

Так непонятен для тебя?

Иль поцелуй мой не горячий?

Иль я молить тебя должна:

Еби меня, твой уд стоячий

Мне слаще мирра и вина.

Я для тебя, о друг мой нежный,

Одежды все сняла с себя,

Одною туникой небрежно

Прикрыта я, но для тебя

Я даже это одеянье

Готова снять с себя долой —

Лишь утоли мои желанья,

Дай, насладиться мне с тобой:

Ведь ты стоишь в преддверьи рая,

Скорей на грудь мою прильни

И прелести мои лаская,

Поглубже хуй в пизду воткни! —

Так дева юноше шептала

И, сладострастия полна,

Рукою нежною искала

Член юный милого она.

И Юноша от ласк тех нежных

В себе желанье ощутил:

Одну из грудей белоснежных

Своей подружки он схватил,

К соску со страстью огневою

Уста горячие прижал

И тунику ее рукою

Несмелой робко приподнял.

Меж ног гетеры сладострастной

Вмиг очутилась та рука

И заблудилась там в прекрасной,

Пушистой местности лобка.

Красотку навзничь опрокинув,

Ее пизду он увидал

И, губки нежные раздвинув,

Там сладострастно рыться стал.

Гетера в неге томной млеет,

Склонилась к юноши ногам,

Головку члена, вожделея,

Подносит к розовым устам;

И, похотливо ощущая,

Как юноша ей секель трет,

Она во рту своем ласкает

Головку члена и сосет.

От ласк тех быстро вырастая,

Член юноши окреп, как рог,

Его спешит принять младая

В те губки, что у ней меж ног;

Расставив ляжки, на колена

Садится к милому она

И, в ручку взяв головку члена,

Желаний чувственных полна,

Себе меж ног ее вправляет;

Раздвинуть нежные края

Своей пизды ей помогает

И шепчет: — Милый, я твоя! —

Тут юноша одним движеньем

К себе красавицу прижал

И член в пизду к ней с восхищеньем

По самый корешок вогнал.

Красотка, плотно прижимаясь

К дружку, пиздой своей юлит

И треньем члена наслаждаясь,

Его яички шевелит.

А юноша одной рукою

Жмет нежный розовый сосок

Гетеры юной, а другою

У ней ласкает хохолок.

И так взаимно наслаждались

Они любовью все своей

И в пылкой ебле прижимались

Друг к дружке жарче и плотней.

Уста к устам они прижали,

Лобзаясь страстно, горячо;

Движенья их быстрее стали

И похотливее еще…

В блаженстве диком задыхаясь,

Он семя ей в канал впустил,

И, конвульсивно извиваясь,

Они со всех ебутся сил.

Красотка ляжки раздвигает,

Как может шире, не щадит

Своей пизды и наседает

На член дружка, притом храпит

И стонет в чувственном порыве…

................................ 

Минуту отдохнув, опять

С младым красавцем похотливо

Гетера начала играть.

Тому забава полюбилась,

Он повторить ее не прочь.

И так еблась и веселилась

Гетера с юношей всю ночь.


ИСТОРИЯ ОДНОЙ НОЧИ

Обещал Надюше Коля,

Что придет к ней вечерком,

Чтоб в любовных развлеченьях

Провести с ней ночь вдвоем.

Наденька в свою постельку

Рано с вечера легла

И в сорочке белоснежной

Друга милого — ждала.

В низком вырезе рубашки

Груди, словно две волны,

Колыхались сладострастно,

Ожидания полны.

О дружке своем мечтая,

Стала Наденька шалить:

Приподняв подол сорочки,

Клитор пальчиком дразнить;

И пикантные картинки

Представляться стали ей.

Стонет Надя, в страсти млея:

— Ах, пришел бы он скорей!.. —

Увлеченная занятьем,

Не заметила она,

Что следит за нею Коля

Из раскрытого окна.

Он в окошко к ней пробрался,

Чтоб врасплох ее застать;

Увидав такую сцену,

Он решился подождать

И смотреть, что будет дальше.

Но, когда он услыхал

Нади стон нетерпеливый,

То тотчас пред ней предстал.

Надя ахнула в смущеньи

И закрыться поскорей

Поспешила, но уж поздно:

Коля уж лежал на ней,

Говоря: — Нс бойся, Надя,

Станем вместе продолжать

То занятье, за которым

Удалось тебя застать. —

И при этом очень нежно

Груди ей он пожимал,

А потом рукою ловкой

Между ляжек к ней попал;

Обласкал там нежный клитор,

Палец ей в пизду всадил

И, лобзая жадно Надю,

Вновь в ней похоть пробудил.

Шепчет Наденька, конфузясь:

— Милый, стыдно мне, ей-ей. —

И к дружку прекрасным телом

Прижимается плотней.

А рука ее неловко

К члену тянется его.

Коля молвил, улыбаясь:

— Оседлай-ка ты его! —

Наденька на we согласна:

Поднимается она

И, расставив шире ляжки,

Сладострастия полна,

На него верхом садится

И в горячую пизду

Запускает похотливо

Коли толстую елду.

Залучив такою гостя

В свой укромный уголок,

Надя страстно начинает

Танцевать на нем «кэк-уок».

Приподняв у ней рубашку,

Коля с жадностью следит

Тела голого движенья.

Сладострастный этот вид

В, нем восторги вызывает;

Похотливою рукой

Он ласкает клитор нежный

У красотки молодой.

Надя глазки опустила:

Видит милого живот,

А пониже — корень члена,

Что в пизде ее снует.

Хоть конфузится красотка,

Но приятен ей тот вид.

Расставляя ляжки шире,

В неге милая дрожит.

И, в блаженстве утопая,

Выбивается из сил,

Страстно ерзая на милом.

Миг блаженства наступил:

Член внезапно разбухает

И обильною струей

Матку Нади орошает

Он со страстью огневой.

Надя пламенно ласкает

Яйца друга своего,

А пизда ее, сжимаясь,

Лобызает хуй его…

Первый приступ страсти пылкой

У любовников прошел,

И они, покинув ложе,

Сели рядышком за стол,

Где готов для них был ужин.

Стали есть они и пить,

Чтоб к грядущим наслажденьям

Больше силы накопить.

Скинув лишнюю одежду,

Коля Наденьку обнял

И в антрактах меж едою

Прелести ее ласкал:

То сжимал младые перси,

То с пиздой ее шалил,

Наконец к себе красотку

На колени затащил,

Посадил к себе спиною,

Зад прекрасный обнажил

И в пизду подружки пылкой

Сзади член свой погрузил

И работать стал им ловко;

Вновь в любовниках зажглись

Пылкой страсти вожделенья,

Снова ласки начались.

В ручке Нади очутились

Яйца милого дружка,

И ласкает их любовно

Похотливая рука.

Коля тоже не зевает:

Он лобок ее схватил

У красавицы дразнил.

Миг желанный вновь приходит,

И обильною струей

Матку Нади орошает

Член любовника большой…

Позанявшись этим делом,

Коля с Наденькой опять

За столом уселись рядом,

Стали ужин продолжать.

За веселою беседой

Пять бокальчиков вина

Осушила залпом Надя

И была слегка пьяна.

Похоть снова в ней кипела

И, лаская горячо

Колю, Наденька шептала:

— Милый, я хочу еще… —

Став пред милым на колени,

Быстро член дружка нашла,

Вымыла его головку,

В рот к себе ее взяла

И сосать усердно стала.

Начал быстро хуй вставать,

И к любовнику вернулась

Похоть прежняя опять.

Посадил он Надю в кресло,

Ноги выше ей задрал,

В щелку узкую красотки

Глубоко свой уд вогнал.

И в пизде, до ебли падкой,

Вновь заерзал член большой,

Постепенно увлажняя

Щель Венериной слюной.

Надя смотри! с восхищеньем,

Как дружок ее ебет,

Как, пизду ее лаская,

Хуй вперед и взад снует.

Положив на плечи Коли

Ножки полные, она

Поддает ему с азартом,

Сладострастия полна…

Оросив еще раз соком

Похотливую пизду,

Коля вытащил оттуда

Ослабевшую елду.

Разрешил себе дать отдых:

С Надей вместе лег он спать;

Но, проснувшись вскоре, снова

Стал он милую ебать.

Коля первым пробудился,

Надя же еще спала

И лежала с голой грудью

Соблазнительно-мила.

Вид красотки полуголой

В Коле похоть пробудил

И, подняв сорочку Наде,

До пупа ее открыл.

Сладострастно любовался

Коля женскою пиздой

И ласкал ее своею

Похотливою рукой.

Эти ласки не прервали

Нади сладостного сна,

Только ляжки машинально

Раскорячила она.

И пизда красотки спящей,

Выступая между ног,

Раздвоила губки томно,

Как раскрывшийся цветок.

Вмиг одну из полных ляжек

Нади Коля приподнял,

Под нее свой член просунул

И в пизду его вогнал.

Надя томно потянулась

И, почуявши в своем

Уголке укромном гостя,

Заиграла передком.

Снова страстным увлеченьям

Коля с Надей предались,

Треньем членов наслаждаясь,

Горячо они еблись.

Утолив еще раз похоть,

Стали пить друзья вино

Сызнова. Красотку скоро

Отуманило оно.

И она, сорочку скинув,

Повалилась на кровать

В ожидании, что милый

Вновь начнет ее ебать.

Но, должно быть, утомился

Член дружка: он не встает,

Даже вид красотки голой

Сил ему не придает.

Порешил минеткой Коля

Свою милую занять:

Он пизду Надюше вымыл,

Ноги поднял ей опять.

В чистую пизду красотки

Влил шампанского бокал

И из этого сосуда

Он сосать усердно стал.

Наденьке весьма по вкусу

Коли выдумка пришлась,

И она, расставив ляжки,

Наслажденью отдалась.

Член у Коли понемногу

Стал головку поднимать

И спустя две-три минуты

Твердым, крепким стал опять.

Тут на голенькую Надю

Коля телом к телу лег

И, схватив ее за груди,

Вставил хуй свой ей меж ног

И работать им усердно

Стал он в Надиной пизде;

Надя резво помогала

Милому в его труде:

Член любовника вбирала

В жадную пизду свою

И в награду получала

Вновь желанную струю.

............................

Коля так устал, что с Нади

Он сползти не в силах был

И на грудях белоснежных

Безмятежно опочил.

Надя, тоже сном объята,

Под любовником лежит,

А в окно глядит луч солнца,

Озаряя этот вид.


Сергей Есенин 

* * *

Ветер веет с юга

И луна взошла,

Что же ты, блядюга,

Ночью не пришла?

Не пришла ты ночью,

Не явилась днем.

Думаешь мы дрочим?

Нет! Других ебем.

* * *

Не тужи, дорогой, и не ахай,

Жизнь держи, как коня, за узду,

Посылай всех и каждого на хуй,

Чтоб тебя не послали в пизду!


Владимир Маяковский

КТО ЕСТЬ БЛЯДИ

Не те

·············­бляди,

что хлеба

···················ради

спереди

··················­и сзади

дают нам

·····················ебти,

·································Бог их прости?

А те бляди —

································лгущие,

деньги

··················сосущие,

еть

·········не дающие —

вот бляди

·······················сущие,

··········································мать их ети!


ГИМН ОНАНИСТОВ

Мы,

··········онанисты

······························ребята

···········································плечисты!

Нас

··········не заманишь

·····································титькой

······················································мясистой!

Не

········совратишь нас

·····································пиздовою

··························································плевой!

Кончил

··················правой,

··································работай

···················································левой!


* * *

Нам ебля нужна

·································как китайцам

···························································рис.

Не надоест хую

·······························радиомачтой топорщиться!

В обе дырки

························гляди —

······································не поймай

·························································сифилис.

А то будешь

··························перед врачами

·······················································корчиться!


* * *

Эй, онанисты,

······························кричите «Ура!» —

машина ебли

···························налажена,

к вашим услугам

·································любая дыра,

вплоть

···············до замочной

·······································скважины!


* * *

Лежу

················на чужой

··································жене,

потолок

···················прилипает

·············································к жопе,

но мы не ропщем —

······································делаем коммунистов,

назло

···············буржуазной

··········································Европе!

Пусть хуй

························мой

··································как мачта

······················································топорщится!

Мне все равно

·································кто подо мной —

жена министра

··································или уборщица!


Алеша Добряков

Я Вас любил

Я Вас любил. Любовь жива — не скрою,

И я живу, судьбу свою кляня…

Мы столько жили жизнью половою!

О, если б знал, что кинете меня!!!

Теперь хожу с поникшей головою

И по ночам всё вижу Вас во сне,

Но Вы нашли, должно быть, с булавою

И позабыли резко обо мне.

О, сжальтесь, сжальтесь над моей бедою,

В мою судьбу вернитесь, как в избу.

Тогда воспряну духом и елдою

И вдохновенно в жопу поебу.


НЕЗНАКОМКА

С пружинами в ногах

На тонких каблуках

Походкой горделиво —

Похотливою,

Зверей во мне дразня,

Проходишь сквозь меня

Такая неприступная,

Красивая.

Тебя бы на кровать.

Тебя б на ней распять,

Заставить от желания

Покормился,

Сок бюста отсосать,

А бедра обглодать —

Тогда вали гулять,

Куда захочется.


ЖЕНСКАЯ ЗАГАДОЧНОСТЬ

Что целку строить из себя? —

Скажи мне, бедному, на милость.

Ведь всё с мошонкой провалилось,

Едва взобрался на тебя.

В течение той ночи странной,

Воображенье разбудя,

Я просто окунал мудя

К тебе в кастрюлю со сметаной.

Так что же целку строить

Из себя?..


ЛЮБОВНАЯ ПЕСНЯ

Ты одна мне радость и отрада.

Не забыть ни тела, ни лица.

На губах — помада, между ног — рассада.

И опять пошла капель с конца.

Только, что б со мной ни приключилось,

Не задуть желания свечу.

Ты опять мне снилась, и прошу как милость:

Дай, тебя на палке поверчу.


МЕЧТЫ И ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ

Когда расступаются тучи

И с неба сияет звезда —

О члене большом и могучем

В мечтах молодая пизда.

Не всё, что судьба предвещает,

Имеет достойный конец.

И вот уж пизду навещает

Зажатый в руке огурец.


ПИЗДОСТРАДАНИЯ

Еще сонет не сочинив,

Я подобран к нему мотив.

И тут, как наказание,

Пошли пиздострадания.

Отчего мне говорят,

Что люблю тебя я зря,

Объясняют, что чуток

Ты слаба на передок?

Отчего же, мой цветок,

Ослабел твюй передок?

Как смотрел я на просвет —

Никаких изъянов нет.

С чего, моя желанная,

В тебя такая странная?

С чего, Христа заради,

В тебя ей место сзади?

С чего, моя невинная,

Она такая длинная?

Когда там свой гондон искал —

Щенка по следу запускал.

Скажи мне, синеокая,

С чего она широкая?

Она — как .тюк на мостовой:

Не дай Господь влететь ногой.

Скажи, моя красивая,

С чего она плешивая?

С чего весь волос вытерся,

Пока с тобой не виделся?


ЧТО НАМ ДОРОЖЕ

Не те бляди,

Что денег ради…

Я обнаружил некий контраст,

Факты собравши чутко:

Блядь нам порой и без денег даст —

Без денег не даст проститутка.

И вот предлагаю вам вывод свой

С фактов, что тщательно взвесил я:

Блядство у женщин — любительство,

А проституция — профессия.

Деньги — товар. Эту схему из схем

Вдрызг бы разнес, был бы тротил…

Женщина мужу дает без проблем —

В загсе он счет оплатил.


ПОЧЕМУ МЫ ТАК ГОВОРИМ

Когда кого-то на хуй посылают,

То большей частью это означает,

Что кто-то совершил ошибку на пути

И в пункт исходный должен отойти,

С тем чтоб, исправившись, проделать путь

С начала…

Когда в пизду кого-то посылают,

То это тоже, в обшем, означает

Неверный поворот на избранном пути,

Что в путь обратный надобно идти,

С тем чтоб вернуться к истинным причетам.

Неблизко тоже,

Всё же — не с начала.


НРАВОУЧИТЕЛЬНОЕ

ПРОИСШЕСТВИЕ

Когда голый спешит, извините, ебаться,

Не морочьте голому, извините, яйца

(по фольклорным мотивам) 

Голый спешил искупаться.

А люди решили: ебаться!

И нет того, чтоб голому

Да поморочить голову —

Взялись морочить яйца.

Пристали люди к голому:

«Ты с голоду аль молоду?»

А голый: «Что вы, братцы!

Не с голоду, не с молоду,

А просто искупаться».

Тут все возмутились:

Подумаешь цаца!

Но стали другим

Языком изъясняться:

Когда голый спешит,

извините,

Купаться,

Не морочьте голому,

извините,

Голову.


АКТИВНЫЙ ОТДЫХ

Когда я слышу про активный отдых,

Со всей серьезностью стараюсь отнестись,

Поскольку «отдых» означает выпить,

«Активный» означает поебтись.

А. Добряков

Активный отдых — он нам вроде пробы,

Нам без него никак не обойтись,

Поскольку отдых — это выпить чтобы,

Активный — это чтобы поебтись.

И потому мордель кончайте лыбить,

Когда серьезно надо отнестись —

Активный отдых — означает выпить,

А после хорошенько поебтись.

Активный отдых — на граните выбей!

Активный отдых — вечно не старей!

Активный отдых — без остатка выпей

И поебись, как можно, поскорей.


СЕЛЬСКИЕ СТИХИ

В степной пыли от дымных труб

Так хорошо укрыться.

Там поцелуй с горячих губ

Срывает кобылица.

На этот жаркий поцелуй

Отвечу поцелуем.

Возница старый скажет: «Хуй!»

Я быть согласен хуем.

В селе так сладко мне говно

Оставить на дорожке…

Тебе ведь чистить все равно,

Родная, босоножки.

К исходу лета всюду пыль

Лежит, как будто иней.

Мне навевает эту быль

Жужжанье мухи синей.

И часто вижу я во сне

Иль неге полусонной

Корпенье мухи на говне

То синей, то зеленой.

Я так люблю мое село

Любовью непростою, —

И чтоб меня там ни ебло —

Я быть готов пиздою!


ХУЕБЕНЬ

Мне сегодня целый день

Лезет а уши хуебень.

Как струна больная — дрень!

Хуебень да хуебень.

То, что мы зовем хуйня —

Нет вопросов у меня,

И что значит поебень-

Ясно все, как божий день,

Но что значит хуебень —

Горы мне свернуть не лень,

Чтоб узнать про хуебень…

Или я тупой, как пень?

Через эту хуебень

Я нажил себе мигрень,

Через эту хуебень

Слезла крыша набекрень,

Но что значит хуебень —

Не врублюсь за целый день.

Ну а если хуебень —

И хуйня и дребедень,

Что, поправши мой плетень,

Мне устроили ебень,

То, выходит, хуебень —

И хуйня и заебень.


НАСТАВЛЕНИЕ

БЛИЗКИМ И ДРУЗЬЯМ

Как-то в душу близкую выдал я фекал.

Потерпи! — твердили мне, только я не стал.

Спохватившись вскорости — что я натворил! —

Мылом и мочалкою душу мыл что сил.

Щелки, закоулочки чистил много раз,

Но душа в фекалиях — вам не унитаз.

Этот запах гадостный — рядом он со мной:

Щелки, закоулочки — как ты их не мой.

Сложная конструкция — есть душа, друзья.

Потому напутствие посылаю я:

Душу не используйте, словно унитаз —

Вычистить немыслимо, уверяю вас!


НЕ ЛЕЗЬТЕ В ГОВНО

Однажды весной (это было давно)

С любовью одной шел я чинно в кино.

Лежало давно на тропинке говно,

Но шли мы в кинр — было очень темно.

Лежало давно на тропинке говно,

Но шли мы, и было темно.

И как мы забыли, иль так суждено?

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17


www.litlib.net

Читать онлайн книгу «Озорные стихи» бесплатно — Страница 2

КОЛЫБЕЛЬНАЯ ПЕСНЬ

Спи, мой хуй толстоголовый,

Баюшки-баю,

Я тебе, семивершковый,

Песенку спою.

Безобразно и не в меру

Еб ты в жизнь свою,

Сонькой начал ты карьеру,

Баюшки-баю.

Помнишь, как она смутилась,

Охватил всю страх,

Когда в первый раз явился

Ты у ней в руках?

Но когда всю суть узнала,

Голову твою

Тихо гладила, ласкала,

Баюшки-баю.

Расцветал ты понемногу

И расцвел, друг мой,

Толщиной в телячью ногу,

Семь вершков длиной.

И впоследствии макушку

Так развил свою,

Что годился на толкушку,

Баюшки-баю.

Очень жаль, что не издали

Нам закон такой,

Что давали тем медали.

У кого большой.

Мне, наверное, бы дали

За плешь на хую.

Уж мотались бы медали,

Баюшки-баю.

Помнишь, девки чуть не в драку

Нам давали еть.

Как заправишь через сраку —

Любо поглядеть.

Да, работали на славу

Мы в родном краю,

Красным девкам на забаву,

Баюшки-баю.

Как-то раз, видно по злобе,

Нас попутал бес.

Ты к кухарке нашей Домне

В задницу залез.

Помнишь, как она орала

Во всю мочь свою?

И недели три дристала,

Баюшки-баю.

Знать, от сильного запиху,

Иль судил так рок.

Получил ты невстаниху,

Миленький дружок.

А теперь я тихо, чинно

Сяду в уголок

И тебя, мой друг старинный,

Выну из порток.

Погляжу я, от страданья

Тихо слезы лью,

Вспомню все твои деянья,

Баюшки-баю.

Плешь моя, да ты ли это!

Ишь как извелась,

Из малинового цвета

В сизый облеклась.

А муде, краса природы,

Вас не узнаю;

Знать, прошли младые годы,

Баюшки-баю.

Но когда навек усну я,

И тебя возьмут —

Как образчик дивный хуя

В Питер отошлют.

Скажет там народ столичный,

Видя плешь твою:

«Экий хуй-то был отличный,

Баюшки-баю!»


ДОЧЬ СУЛТАНА

Каждый день в саду гарема,

Близь шумящего фонтана

Гордым лебедем проходит

Дочь великого султана.

Каждый день невольник юный

Дочь султана здесь встречает,

И она, в его объятья

Бросившись, в блаженстве тает

Каждый день невольник этот,

Взяв в охапку дочь султана,

С вожделеньем ощущает

Гибкость девичьего стана.

Каждый день под кипарисом

Он ей груди обнажает

И к соскам прелестной девы

Он устами прилипает.

Каждый день султана дочка

Резво с пленником играет:

Расстегнув его шальвары,

Член оттуда вынимает.

Каждый день малюткой ручкой

Этот член она щекочет

И любовные словечки

Нежным голосом бормочет.

Каждый день в ответ на этот

Знак вниманья очень лестный

Он, стянув с нее шальвары,

Созерцает вид чудесный.

Каждый день султана дочка,

Вся от страсти замирая,

Ляжки в неге раздвигает,

Член любовника вставляя.

Каждый день любовник пылкий,

В этом райском уголочке

Наслаждаясь телом девы,

Трет пизду султана дочки.

Каждый день под ним младая,

Извиваясь в неге томной,

Яйца пленника младого

Ловит ручкою нескромной.

Каждый день она в истоме

Сладострастной замирает,

Когда чувствует, что соку

Ей в пизду он напускает.

Каждый день султана дочка,

Утолив свои желанья,

Возвращается к мамаше

Вплоть до нового свиданья…


ВАКХАНАЛИЯ

Я помню чудное мгновенье:

Она на зов явилась мой,

Томима жаждой наслажденья,

Палима страстью огневой…

Чтоб на алтарь Венеры с нею

Усердней жертву приносить,

Чтоб ласки сделать горячее,

Вино мы дружно стали пить.

И вот, когда шестую кружку

Мы осушили с ней до дна,

Я убедил свою подружку,

Чтоб платье сбросила она.

Одежда легкая упала

К ногам красавицы младой,

И обнаженная предстала

Венеры жрица предо мной.

Вид чудного нагого тела

Во мне желанья пробудил,

Я сбросил тунику и к делу

В томленьи сладком приступил.

Схватив красавицу в объятья,

Не медля ни мгновенья, стал

Нагие прелести ласкать я:

Красотку я к себе прижал,

Любуясь нежными сосками

Упругих молодых грудей,

Я мял их жадными перстами…

Но я ласкал всего нежней

Предмет, которым утоляем

Мы похоть сладкую свою,

Ту щель, куда мы посылаем

В миг сладкий семени струю.

Ключом желанья в нас кипели,

Терпеть мы дальше не могли

И на разубранной постели,

Обнявшись, вместе мы легли.

И там, желаньем пламенея,

Волненье чувствуя в крови,

Вкушать мы стали вместе с нею

Утехи сладкие любви.

Я слабое сопротивленье

Моей подружки победил

И плоть свою в одно мгновенье

В ее влагалище вонзил.

И, заключив в объятьи смелом

Красотку страстную мою,

Ее нагим роскошным телом

Стал утолять я страсть мою.

Красотка подо мной взыграла

И, сладкой похоти полна,

Меня любовно обнимала

Руками полными она…

Чем дальше, гем страстнее стали

Движенья наших голых тел,

Друг друга жарче мы ласкали,

Сильней в нас пыл страстей кипел.

С какой-то зверской дикой силой

Я перси пышные сжимал

И в прелести красотки милой

Глубоко член свой погружал.

Приятны были эти ласки

Моей красавице хмельной,

И будто в сладострастной пляске

Она свивалась подо мной…

Но вот прильнули мы друг к дружке,

Миг вожделенный наступил,

И в матку жадную подружке

Я семени струю впустил…

Всю ночь на ложе надушенном

Мы резвой тешились игрой:

Я был сатиром исступленным,

Она — вакханкою хмельной.

Едва мы похоть утоляли,

Как в нас она рождалась вновь,

И с новой силой начинали

Мы сладкую игру в любовь…


СВИДАНЬЕ

Говорит мне как-то Петя:

«Вы милей мне всех на свете,

Я вас пламенно люблю;

На коленях вас молю:

Если только не хотите

Гибели моей — придите

Нынче вечером ко мне,

Там любовью мы вполне

Насладимся, дорогая!

Перед нами двери рая,

Нас любви утехи ждут,

Наслажденья нас зовут!»

Искушенье было сильно.

Петя так просил умильно,

Что пришлось мне уступить,

Чтоб его не погубить.

Час свиданья приближался,

И, едва мой муж умчался

В клуб, собралась я тайком

На свидание с дружком.

Что меня у Пети ждало —

Это я, конечно, знала;

Оттого костюм на мне

Соответствовал вполне

Предстоящему свиданью.

Так, особое вниманье

Обратить решилась я

На изящество белья.

Вот сорочка: вся обшита

Кружевами, грудь открыта,

Так что видны и соски.

Вот ажурные чулки,

Панталоны кружевные,

Посредине разрезные

(Для Венериных утех

Мне оне практичней всех)

Я проворно снарядилась

И чрез полчаса звонилась

У дверей квартиры той,

Где живет любезный мой.

Он меня с восторгом встретил,

Мой наряд сей час заметил,

И пикантный мой костюм

Отуманил его ум.

Ужин ждал нас. Мы засели

Рядышком, болтали, пели

И бутылки три вина

Осушили с ним до дна.

Я немного опьянела

И желаньем пламенела

С милым ложе разделить,

Жажду страсти утолить.

Петя, также вожделея,

Стан мой обнял посильнее

И, желанием томим,

Жался к прелестям моим.

Не было на мне корсета,

И плутишка, видя это,

Свою выгоду смекнул:

Быстро лиф мой расстегнул;

Мои груди обнажилисьИ тотчас же

очутились

В жадных Петиных руках.

С вожделением в очах

Стал он мять их. Отдавалась

Ласкам я и наслаждалась.

Петя далее пошел:

Он приподнял мой подол

И залез мне в панталоны…

Не встречая там препоны,

Похотливою рукой

Стал он щупать клитор мой.

Страсти пуще закипели,

И, обняв меня, к постели

Соблазнитель стал тащить,

Чтобы там употребить.

Хоть желаньем я горела,

Но, однако, не хотела,

Чтобы он без боя взял

То, чем обладать желал.

Я просила, умоляла,

Отбивалась и пищала

(Если силой нас берут,

То всегда вкуснее трут).

Так боролась я не мало,

Но в конце концов устала,

Не могла с ним совладать

И свалилась на кровать.

Тут подол он мне откинул,

Ляжки с силою раздвинул

И в отверстие кальсон

Жадно всунул руку он.

Уничтожив все преграды,

Отыскал, что ему надо,

Наклонился надо мной

И воткнул свой уд большой.

Стал работать похотливо.

Я ж своих страстей наплыва

Не могла уже скрывать:

Стала Пете помогать,

С наслажденьем поддавая

И в блаженстве утопая..

Петя груди мои мял

И в уста меня лобзал.

Я ж, его лаская тело,

Отвечала, как умела,

И играла передком

С детородным корешком…

Так я Петю развлекала,

Мужу рожки наставляла.

В этот вечер, если счесть,

Получил он их штук шесть.

Незаметно проходило

Время. Час уже пробило,

Когда я простилась с ним,

Петей миленьким моим.


ПО ГРИБЫ

Как-то в летний день Дуняша

В лес пошла, а с ней и Яша,

Собирать грибы.

Посбирали, да устали

И, в тени усевшись, стали

Разводить бобы.

Балагурить стал тут Яша

И заигрывать с Дуняшей:

Обнял он ее…

Тут — не знаю как случилось —

Только Дуня повалилась,

Яшка на нее.

И рука попала Яши

Под подол моей Дуняши

(Эко грех какой!).

Сарафан у ней посбился,

Ноги голые… Взъярился

Парень молодой.

Дуняшка под ним забилась

И совсем уж заголилась,

Видно все у ней:

Перед страстным взором Яшки

Дуни полненькие ляжки

Дрыгают сильней.

Куст волос меж них чернеет,

А под ним, как вишня, рдеет,

Вожделенный плод…

И рукою сладострастной

Ухватив тот плод прекрасный,

Яшка его мнет.

Палец в щелку запускает,

Губки нежные ласкает,

Секель шевелит…

А красотка молодая,

Девство сохранить желая,

Рвется и пишит.

Но, балуясь похотливо.,

Яшка страстного порыва

Уж сдержать не мог.

Из порток он член свой вынул

И его красотке вдвинул

Прямо между ног.

Тут Дуняша застонала:

Ей сперва-то больно стало,

С непривычки, знать!

Но уж хуй проник в пизденку

И, пробив девичью пленку,

Резво‘стал гулять…

Стонет бедная Дуняша,

Больно трет пизду ей Яша —

Этакий злодей!

Но, однако, это тренье

Очень скоро вожделенье

Возбуждает в ней.

Знать, уж Яша постарался,

Чтоб ей вкусен показался

Сладкий корешок,

Что в пизде у ней гуляет

И невольно вызывает

Сладострастья сок.

Дуня Яшу обнимает

Страстно, пламенно лобзает,

Боль прошла у ней…

И, пиздушки не жалея,

Трет ее о член сильнее,

Поддает страстней…

Часто с той поры Дуняша

Убегает вмест е с Яшей

В лес грибы сбирать.

Там, забравшись в глушь лесную,

Начинают страсть младую

Удовлетворять.


РАССКАЗ ГИМНАЗИСТА

1

Экзамены в последнем классе

Благополучно сдав, домой

Уехал я гостить на лета

Как раз случилось той порой,

Что наша старая служанка

Ушла, и горничной у нас

Жила молоденькая Даша.

У ней, помимо чудных глаз,

Косы роскошной, тальи стройной,

Еще сокровища нашлись,

В чем убедился я в подвале,

Где мы случайно с ней сошлись.

Столкнувшись с Дашей в полумраке,

Я времени не стал терять.

За пазуху ей сунул руку

И стал младые перси мять.

Вот тут я и узнал, что Даша

Великолепно сложена,

И порешил, что нынче ж ночью

Моею быть она должна.

Кричит она: — Пустите, барин,

Оставьте, право… руки прочь!

—     Пущу, но только с уговором:

Приду к тебе я в эту ночь!

—     Ах, барин, что ко мне пристали?

—     Сказки лишь «да» — отстану я.

—     Ну да, ну да, пустите только.. —

И скрылась Дашенька моя.


2

Легко понять то нетерпенье,

С которым вечера я ждал.

Остаток дня в саду провел я

И все о Дашеньке мечтал.

Я представлял себе, как буду

Младые груди я сжимать,

Как буду мять лобок пушистый

И клитор розовый ласкать;

Как вдвину между губок нежных

Голодный хуй в пизденку ей

И как я буду наслаждаться

Всем телом Дашеньки моей.

От этих мыслей сладострастных,

Которых я прогнать не мог,

Мой хуй, недавно лишь познавший

Пизду, стоял как турий рог.


3

Но вот и солнце закатилось

И улеглись все в доме спать.

Встаю с постели и крадусь я

В каморку к Даше, словно тать.

Тихонько дверь я отворяю

И вижу: Дашенька лежит

В своей постельке, разметавшись

И притворившись, будто спит

Неслышно лег я с нею рядом,

Нетерпеливою рукой

Подол сорочки ей откинул

И обнял стан ее младой.

По голым прелестям красотки

Блуждает жадная рука..

Вдруг… Даша сразу встрепенулась

И даже вскрикнула слегка:

— Ай! кто тут? Барин, не балуйте,

Скажу мамаше…-Я молчу,

И над красоткой обнаженной

Склонившись, жадно хлопочу,

Стараясь ей раздвинуть ляжки

И между них возлечь скорей

Противится она, но тщетно —

И я лежу уже на ней.

Держась одной рукой за сиську,

Другой хватаю хохолок

И расправляю ей пизденку,

Лаская пальцем секелек;

И в прелести моей красотки

Я хуй вставляю страстно свой.

С уст Даши слабый крик сорвался

И замер. Дашиной пиздой

Я наслаждаюсь в вожделеньи,

Рукою жадною своей

По телу голому блуждаю,

Младые груди жму у ней.

Упругий зад ее широкий

Не забываю также я,

И вскоре страстью заразилась

Красотка милая моя:

Обвив ногами мою спину,

Руками — голову мою,

Она весь член мой похотливо

Вбирала в дырочку свою,

Шепча при этом: — Кдк мне сладко.

Как хорошо… О, милый мой…

Еще, еще… вот так… поглубже… —

И извивалась подо мной.

Но вот она затрепетала:

Миг вожделенья наступил,

И матку жадную красотки

Мой хуй обильно оросил.


4

Но первое совокупленье

Не утолило в нас страстей

И, отдохнув немного, снова

Мы забавляться стали с ней.

Забрала Даша член мой в руку,

Я за пизду ее схватил

И, губки нежные лаская,

Я снова похоть ощутил.

В искусных пальчиках красотки

Мой член тотчас же рогом встал,

Но подразнить хотел я Дашу

И еть ее не начинал.

Тогда своею грудью голой

Мои желания дразня,

Плутовка, страсти не скрывая,

Сама полезла на меня:

Раздвинув ляжки, очень ловко

Уселась на меня верхом,

В пизду себе мой хуй воткнула

И ерзать начала на нем.

Я, приподняв ее рубашку,

Стал груди полные ласкать

И похотливые движенья

Красотки пылкой наблюдать…

Когда же Даша стала жарче

Всем телом на хуй наседать,

Я понял, что пришла минута,

И спрыснул матку ей опять.


5

Немного отдохнувши, Даше

Я новый способ предложил;

Сперва она не соглашалась,

Но я ее уговорил.

Она, на четвереньки вставши,

Зад обнаженный подняла

Так высоко, чтобы пизденка

Ее мне вся видна была.

И вот, налюбовавшись вдоволь

Картиной сладострастной той,

Прильнул я к Дашеньке и вдвинул

В ее пизду член жадный свой.

Обняв живот ее руками,

Я стал совокупляться с ней.

И Даша задницей виляла,

Смакуя сладостный елей,

Которым хуй мой сладострастный

Пизду обильно награждал.

Я ж между ног ей всунул руку,

Мохнатый хохолок ласкал.

В своем томленьи похотливом

Красотка выбилась из сил,

Покуда я струей желанной

Ее не удовлетворил…


6

Потом мы вышли на крылечко,

Чтобы на звезды поглядеть.

Покуда мы на них смотрели,

Мне снова захотелось еть.

И Даша, жар мой разделяя,

Подол сорочки подняла,

К груди своей меня прижала

И хуй в пизду сама ввела.

Раздвинув ноги, на крылечке

Стояла Дашенька моя,

И, телом голым забавляясь,

Ее уеб в стоячку я…


7

Минуты быстро протекали,

Восток зарею уж алел,

Когда еще раз я с красоткой

Совокупиться захотел.

Чтоб прелести ее младые

Удобней было созерцать,

С нее стащил я рубашонку

И голенькую стал ласкать.

Но тут увидел я, что член мой

Едва головку поднимал,

Тогда пизду я Даше вымыл

И с ней мине тку делать стал.

Моим примером заразилась

И Даша: неясным язычком

Мой хуй лизать усердно стала,

Покуда тот не встал торчком.

Тогда я сел на стул, а Даша

Верхом уселась на меня;

Мой член к себе в пизду вложила,

И вновь у нас пошла ебня.

Следя, как хуй в пизде работал,

Не торопясь еблись мы с ней

И удовольствие продлили

До первых утренних лучей.

Так мы взаимно наслаждались

Всю эту ночь, да и потом

Ночей немало скоротали

Мы с Дашей резвою вдвоем.


РОМАНС

Месяц плывет по ночным небесам,

Друг твой проводит рукой по струнам…

Месяц по синему небу плывет…

Юноша деву за сиську берет;

Нежно он мцет ее, кровь в нем кипит,

И, пламенея, он деве твердит:

— За любовь мою в награду

Хоть разок мне дай ебнуть

И хоть спереду, хоть сзаду

Хуй в пизду твою воткнуть.

Ляжки я тебе раздвину,

Там желанное найду

И свой член горячий вдвину

В милую твою пизду.

Так он деве напевает,

А меж тем его рука

Похотливо раздражает

Деве кончик секелька.

Дева чует вожделенье,

Похоть в ней возбуждена,

И в блаженном упоеньи

Жмется к юноше она…

Месяц по синему небу плывет,

Юноша деву с азартом ебет…

..Месяц свой лик между тучами скрыл,

Юноша соку в пизду напустил.

Спустил, спустил…


БЕН-АЛИ

Бен-Али, гроза пустыни,

Смелой банды атаман,

В плен взял после жаркой битвы

Богатейший караван.

В караване том к султану

Юных дев в гарем везли,

И одна из них досталась

По разделу Бен-Али.

Эту деву Гальмой звали,

Было ей пятнадцать лет,

И красой ее чудесной

Восхищался целый свет.

Бен-Али, живя в пустыне,

Долго женщин не видал

И о чувственных утехах

Он давно уже мечтал.

А теперь, когда добыча

Уж была в его руках,

Пламя страсти засверкало

В мрачных Бен-Али очах.

Словно лев, младую Гальму

Утащил он в свой шатер

И, пылая страстью, деву

Бросил навзничь на ковер.

Там он девственные груди

Юной Гальмы обнажил

И узорные Шальвары

С стройных ног ее стащил.

Гальма билась, как голубка

В цепких ястреба когтях,

Умоляла о пощаде

И взывала: «О, Аллах!»

Но ни вопли, ни рыданья,

Ни мольбы не помогли;

Только пуще вожделенья

Закипели в Бен-Али.

Он, бесстыдный, с юной Гальмой,

Словно с мышью кот, играл:

Гладил девственное тело,

Груди крепкие сжимал.

А потом, раздвинув ляжки

Пленницы своей младой,

Орган нежный захватил он

Похотливою рукой.

С вожделением сатира

Пальцем в нем он ковырял

И совокупленья сладость

Сладострастно предвкушал.

Наконец он лег на деву,

И в невинную пизду

Он воткнул без сожаленья

Свою толстую елду.

Тяжкий стон в тиши раздался,

О пощаде он взывал,

Но злодей, им не смущаясь,

Деву еть с азартом стал.

Гальма же под ним лежала

Неподвижная, без сил

И лишь смутно сознавала,

Что он ей плеву пробил.

Предаваясь наслажденью,

Бен-Али в пылу страстей

Загоняет хуй глубоко

В пизду пленницы своей.

Толстый член злодея страстно

В прелестях ее снует,

И пизду невинной девы

Без пощады он дерет.

Наконец, прижавшись к Гальме,

Страстной еблей опьянен,

Весь дрожа от вожделенья,

Испускает семя он…

Но одним совокупленьем

Он страстей не утолил

И, спустя минуту, снова

Он к красотке приступил.

Повернул ее он быстро,

Зад прекрасный приподнял

И с другого хода ловко

Член в пизду ее вогнал.

Под живот ей сунув руку,

Он лобок ее схватил,

Там под черными кудрями

Нежный клитор уловил.

И с отростком этим нежным,

Как сатир, он стал играть,

Продолжая член свой толстый

В недра Тальмы запускать.

Тальма, видно, примирилась

С горьким жребием своим:

Зная силу властелина,

Не боролась она с ним.

Опустив свою головку,

Наклонилась до земли

И покорно отдавалась

Страстным ласкам Бен-Али.

...............................

Бен-Али вполне достойно

Прелесть Гальмы оценил,

И наложницей своею

Сделать Гальму он решил.

Так она при нем осталась,

У него в шатре жила

И покорною рабыней

Для страстей его была.

А потом и полюбила

Господина своего

И охотно принимала

Ласки страстные его.

С удовольствием следила,

Как ее он обнажал,

Как рукою мускулистой

Перси юные сжимал.

Как затем в пизду ей ловко

Он вставлял хуй длинный свой

И работал похотливо

Им в пизде ее младой.

И она тогда старалась

Передком своим играть,

Чтоб игрой прeкрасных членов

Господина услаждать…


ДАР ВАКХА

Однажды юный воин шел

Тропинкою лесною,

Вдруг увидал Амура: тот

Манил его рукою

И говорил: «Пойдем, тебя

Сведу я на полянку,

Где Дионис тебе припас

Красавицу Вакханку.

В глубокий сон погружена,

Она твоя всецело,

Любовным наслажденьям с ней

Предаться можешь смело!»

И вывел юношу Амур

Из леса на полянку,

Где спала, лежа на траве,

Красавица Вакханка.

Едва лишь воин увидал

Лежавшую девицу,

Как моментально возжелал

Он с ней совокупиться.

А в этот миг Амур сорвал

С красотки покрывало,

И взорам юноши она

Совсем нагой предстала.

Красою девственных грудей

Он жадно любовался,

Но больше влек его магнит,

Что между ног скрывался

У девицы. Заметя то,

Шалун Амур умело

Красотке ноги приподнял,

Раскрыв пизду ей смело.

И видом девственной пизды

Как хмелем опьяненный,

Наш воин к деве приступил,

Желаньем возбужденный:

Расправил кудри хохолка,

Пизду слегка раздвинул,

Приставил к ней свой жадный член

И глубоко задвинул,

Пробив плеву ей, но она

Того не замечала

И, в крепкий сон погружена,

Ресниц не подымала.

Амур близь парочки сидел

И вдоволь любовался,

Как над Вакханкой молодой

Его клиент старался,

Как груди пышные он мял,

Желаньем опьяненный,

Как глубоко свой член вгонял

В пизду красотки сонной..

Вот тренье уда наконец

Красавицу пробрало,

И в неге сладостной она

Чуть слышно простонала.

И тут волшебный миг настал:

К Вакханке приникает

В экстазе юноша, в пизду

Ей семя выпускает…

В сей сладострастнейший момент

Вакханка пробудилась

И под любовником своим

Испуганно забилась.

Но силой чар в младой чете

Амур страсть будит снова:

Их члены вновь возбуждены,

К соитию готовы.

И воин, похотью томим,

Вакханку обнимает,

Рукою страстною своей

Пизду ее ласкает;

А дева ластится к нему,

За член его хватает

И ручкой нежною его

Мнет, гладит и ласкает.

И, сев на юношу верхом,

Горя от нетерпенья,

Вставляет член к себе в пизду

С великим наслажденьем,

Снует по уду вверх и вниз

И бедрами играет.

От тех движений все сильней

В них похоть закипает.

Уста прижали ей к устам,

Сплелися ноги, руки,

И раздавались в тишине

Лишь поцелуев звуки,

Да звуки «хлюп, хлюп, хлюп» пизда

Порою издавала —

Слюна Венеры, знать, ее

Обильно орошала…

Дошла до апогея страсть,

И пара молодая

Пришла к досланному концу,

Любви восторг вкушая…

И в третий раз шалун Амур

Желанья разжигает

В любовника младых: они

Друг дружку вновь ласкают.

Вакханка, на колени встав,

Уд юноши схватила,

Головку в жадные уста

Свои, резвясь, вложила

И с вожделением сосать

Она немедля стала

И тем в дружке сильнее страсть

И похоть возбуждала.

На четвереньки встав затем

И зад подняв свой смело,

Вакханка знак дружку дала,

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17


www.litlib.net

Озорные стихи для взрослых

Люблю я Работу, Зарплату люблю!
Все больше себя я на этом ловлю.
Люблю я и Босса: он лучше других!
И Боссова Босса и всех остальных.
Люблю я мой Офис, его размещение.
А к отпуску чувствую я отвращение.
Люблю мою мебель, сырую и серую,
Бумажки, в которых как в Бога я верую!
Люблю мое кресло в Ячейке без свету,
И в мире предмета любимее нету!
Люблю я и равных мне по положению.
Их хитрые взгляды, насмешки, глумления.
Мой славный Дисплей и Компьютер я лично
Украдкой целую, хоть им безразлично
И каждую прогу опять и опять,
Я время от времени силюсь понять!!!
Я счастлив быть здесь; и пока не ослаб
Любимой работы счастливейший раб.
Я нормы и сроки работ обожаю,
Люблю совещанья, хоть там засыпаю.
Люблю я Работу скажу без затей;
И этих нарядных, всех в белом людей,
Пришедших сегодня меня навестить,
С желаньем куда-то меня поместить!!!

***

Давайте, девушки, поэтам
давайте всюду и везде.
Зимой давайте им и летом
и на земле, и на воде.
Несите в жизнь привычку эту
как лёгкую ручную кладь.
Кому ж давать, как не поэту?
Кому ж еще тогда давать?!
Поэт иные видит дали
а в них небесный дивный свет...
Но тот поэт, кому не дали
уже отныне не поэт.
Поэт вас радует сонетом.
Романтик он, а не бандит.
Давайте, девушки, поэтам
и за бесплатно, и в кредит.
Давать иль не давать - вопрос ли?
Вопрос неправильный. Не тот.
Поэт для вас и ДО, и ПОСЛЕ
стихи последние прочтет.
Любовь поэта словно росчерк
огня в священнейшей из книг...
Поэт отнюдь не фрезеровщик.
Не агроном. Не проводник.
И радостней удела нету
воздать любовью за строку.
Не стоит жить, не дав поэту
ни разу на своем веку.
О девы! Рдея ярким цветом
готовьте к празднику кровать!
Давайте, девушки, поэтам.
Нельзя поэтам не давать.

По аллее по бульварной
Летним утром, в пять часов,
Вид имея не товарный,
Шёл мужчина без трусов.

Нёс в руке кулёк изюма,
Звали как-нибудь его,
Сверху — ровно пол-костюма,
Снизу — ровно ничего!

На лице улыбку счастья
Луч рассветный рисовал,
Выступающие части
Свежий ветер обдувал

Где штаны его уснули,
Он решительно забыл,
Он шагал весёлый (хуле?)
К той, которую любил.

Знал: она ему откроет
И не станет морду бить,
А одежда — наживное,
Можно новую купить!

***

Жить мы любим вольно,
И благополучно,
В глаз получишь – больно,
Не получишь – скучно.

***

Над седой равниной моря, над крутой горбиной скал,
Гордо реял буревестник и метал на скалы кал.
Жирный пингвин очень злится, что несбыточны мечты:
Он не может, хоть и птица, гордо какать с высоты.

***

В тихом скверике бабушка крошит батон,
Шепчет ласково: "Ешьте, соколики”.
И, пуская скупую слезу на газон,
Из кустов к ней ползут алкоголики.

***

Тут нам предлагают ввести многожёнство,
оно то, быть может, мужчинам и нужно,
но женщины против такого пижонства,
считая, что лучше ввести многомужье!

***

Бывает, проснешься как птица
Крылатой пружиной на взводе
И хочется жить и трудиться!..
Но к завтраку это проходит...

***

В словах моих не усмотрите лжи и фальши,
Но, несмотря на то, что вы мне как родные,
Идите на х#й или, может, даже дальше
Вы с предложением поработать в выходные!

***

Не ходите, дети, в Бутово гулять -
Там живет ужасный Идикасюдабл*ть!

***

Если из мебели в доме
У вас лишь осталось окно,
Думайте сами, решайте сами -
Ходить ли ещё в казино.

***

Если ты на совещании,
Отключать не смей мобильник,
Звук прибавь, чтоб было слышно
Модный громкий твой рингтон.
Позвонит тебе вдруг мама
Рассказать, что ваша кошка
Окотилась в воскресенье
(кстати можно сослуживцам
славных предложить котят).
Обсуди с ней тетю Зину,
Что ушла опять от мужа,
Что гулял когда-то с Катькой –
Продавщицей из сельпо.
Ну, а Катька вышла замуж
За крутого бизнесмена,
И вчера ее видали
На новехоньком авто.
Ты поверь, что сослуживцы
Позабудут про отчеты,
Про зарплату и про график
Своих летних отпусков,
А директор Вас попросит
Подарить ему котенка,
Скажет: «Разговоры с мамой
Слушать целый день готов!»

***

В вечерний час,
Бродя неторопливо,
Я встретил вас,
А так хотелось пива.

***

Ребята, не верьте девчонкам из чата
У них есть детишки и даже внучата
У них борода и прокуренный свитер
И рядом стоит ну как минимум литр

***

Не бей, любимая, меня поленом.
Я, может, сделал что-то и не так.
В презервативе - это ж не измена,
Когда отсутствует прямой контакт.

***

Машина несётся сто сорок, водитель приник аж к рулю...
А я обойду его сзади, мне скорость его по ..!

Мне один момент любопытный
По накурке засел в мозгу:
Сколько качеств парнокопытных
Я в себе насчитать смогу?

О приятном скажу вначале:
Пару-тройку раз довелось,
Раздвигая толпу плечами
Слышать в спину: «Здоровый лось!»

Я, как вол, х...ячу на босса,
Хотя, честно – бывает лень;
А в житейских простых вопросах
Иногда – конкретно олень.

Не подарок по жизни, каюсь:
И в зелёную я соплю
Как свинья всегда нажираюсь,
Как баран, бывает, туплю.

С громким криком «Какого х...я?!»
На авторитеты забив,
В кабаках так порой быкую –
Удивлён, как доселе жив.

Визуальное сходство слабо,
Но согласен – да, поделом,
В тираже оказавшись, бабы
За глаза ругали козлом.

Вот такая вот галерея.
Но, признаюсь без дураков,
Мне свинья всех прочих милее:
У неё хоть нету рогов.

***

К соседке я на чашку чая
Однажды вечером зашёл.
Она лежала, как Даная,
В своей кровати голышом,

Как на картине у Рембрандта,
На развороте в "Огоньке”;
Глаза блестят, как бриллианты,
И банка тоника в руке.

Вот скажут мне, что сочиняю,
Что не могло такого быть.
Ну, да – приврал немного.
Чая
Не удалось в тот раз попить.

***

Она проснулась, потянулась...
И голой подошла к окну...
Полсотни мужиков свихнулось.
Полсотни вытерли слюну.
Камаз Черроки въехал в дверцу,
упал в бассейн вертолет,
Схватился в скверике за сердце
почтенных лет седой народ.
Случилось в озере цунами,
вулкан изверг поток страстей.
Стояли с вздутыми штанами
у дома дядьки всех мастей.
Сошел с орбиты спутник малый,
на дубе вспучилась кора...
Она зевнула и сказала:
Вот скука! Все, как и вчера!

privetpeople.ru

Озорные стихи (Устами народа-2) - 1997 (fb2) | КулЛиб

Кипит веселый Петергоф,

Толпа по улицам пестреет,

Печальный лагерь юнкеров

Приметно тихнет и пустеет

Туман ложится по холмам,

Окрестность сумраком одета —

И вот к далеким небесам,

Как долгохвостая комета,

Летит сигнальная ракета.

Волшебно озарился сад,

Затейливо, разнообразно;

Толпа валит вперед, назад,

Толкается, зевает праздно.

Узоры радужных огней,

Дворец, жемчужные фонтаны

Жандармы, белые султаны,

Корсеты дам, гербы ливрей,

Колеты кирасир мучные,

Лядунки, ментики златые,

Купчих парчовые платки,

Кинжалы, сабли, алебарды,

С гнилыми фруктами лотки,

Старухи, франты, казаки,

Глупцов чиновных бакенбарды

Венгерки мелких штукарей,

Толпы приезжих иноземцев,

Татар, черкесов и армян,

Французов тощих, толстых немцев

И долговязых англичан —

В одну картину все сливалось

В аллеях тесных и густых

И сверху ярко освещалось

Огнями склянок расписных..

Гурьбу товарищей покинув,

У моста…….. стоял

И каску на глаза надвинув,

Как юнкер истинный, мечтал

О мягких ляжках, круглых жопках

(Не опишу его мундир,

Но лишь для ясности и в скобках

Скажу, что был он кирасир).

Стоит он пасмурный и пьяный,

Устал бродить один везде,

С досадой глядя на фонтаны,

Стоит — и чешет он муде.

«Ебена мать! два года в школе,

А от роду — смешно сказать —

Лет двадцать мне и даже боле;

А не могу еще по воле

Сидеть в палатке иль гулять!

Нет, видишь, гонят, как скотину!

Ступай-де в сад, да губ не дуй!

На жопу натяни лосину,

Сожми муде да стисни хуй!

Да осторожен будь дорогой:

Не опрокинь с говном лотка!

Блядей не щупай, курв но трогай!

Мать их распроеби! тоска!»

Умолк, поникнув головою.

Народ, шумя, толпится вкруг

Вот кто-то легкою рукою

Его плеча коснулся вдруг;

За фалды дернул, тронул каску…

Повеса вздрогнул, изумлен:

Романа чудную завязку

Уж предугадывает он

И, слыша вновь прикосновенье,

Он обернулся с быстротой,

И ухватил… о восхищенье!

За титьку женскую рукой.

В плаще и в шляпе голубой,

Маня улыбкой сладострастной,

Пред ним хорошенькая блядь;

Вдруг вырвалась, и ну бежать!

Он вслед за ней, но труд напрасный!

И по дорожкам, по мостам,

Легко, как мотылек воздушный,

Она кружится здесь и там;

То, удаляясь равнодушно,

Грозит насмешливым перстом,

То дразнит дерзким языком.

Вот углубилася в аллею;

Все чаще, глубже; он за нею,

Схватясь за кончик палаша,

Кричит: «Постой, моя душа!»

Куда! красавица не слышит,

Она все далее бежит:

Высоко грудь младая дышит,

И шляпка на спине висит.

Вдруг оглянулась, оступилась,

В траве запуталась густой,

И с обнаженною пиздой

Стремглав на землю повалилась.

А наш повеса тут как тут,

Как с неба, хлоп на девку прямо!

«Помилуйте! в вас тридцать пуд!

Как этак обращаться с дамой!

Пустите! что вы? ой!» — «Молчать!

Смотрите, лихо как ебать!»

Все было тихо. Куст зеленый

Склонился мирно над четой.

Лежит на бляди наш герой.

Вцепился в титьку он зубами,

«Да что вы, что вы?» — Ну скорей!

«Ах боже мой, какой задорный!

Пустите, мне домой пора!

Кто вам сказал, что я такая?»

— На лбу написано, что блядь!

И закатился взор прекрасный,

И к томной груди в этот миг

Она прижала сладострастно

Его угрюмый, красный лик.

— Скажи мне, как тебя зовут? —

«Маланьей». — Ну, прощай, Малаша. —

«Куда ж?» — Да разве киснуть тут?

Болтать не любит братья наша;

Еще в лесу не ночевал

Ни разу я. — «Да разве ж даром?»

Повесу обдало как варом,

Он молча муде почесал.

— Стыдись! — потом он молвил важно:

Уже ли я красой продажной

Сию минуту обладал?

Нет, я не верю! — «Как не веришь?

Ах сукин сын! подлец, дурак!»

— Ну, тише! Как спущу кулак,

Так у меня подол обсерешь!

Ты знай: я не балую дур:

Когда ебу, то upor amour!

Итак, тебе не заплачу я:

Но если ты простая блядь,

То знай: за честь должна считать

Знакомство юнкерского хуя! —

И, приосанясь, рыцарь наш,

Насупив брови, покосился,

Под мышку молча взял палаш,

Дал ей пощечину — и скрылся.

И ночью, в лагерь возвратясь,

В палатке дымной, меж друзьями

Он рек, с колен счишая грязь:

«Блажен, кто не знаком с блядями!

Блажен, кто под вечер в саду

Красотку добрую находит,

Дружится с ней, интригу сводит —

И плюхой платит за пизду!»

coollib.com

Читать онлайн книгу «Озорные стихи» бесплатно — Страница 5

В душе столпотворенье,

Всем щелям мира

Мне уж не помочь,

И в жажде

Удовлетворенья

Готов надеть

На палку

Ночь.


* * *

Я чувствую большой императив

Достать из-за бугра презерватив

И, тем проблему СПИДа разрешив,

Создать по ебле кооператив.


ВСЕ ПЛОХО

Все плохо, дорогой, все бесконечно плохо.

Ни цели впереди, ни фарта за спиной.

В руках сжимаю член — свой ненадежный посох.

А это в общем все, и все оно со мной.


КАК БЫ ШАРАДА

Назови-ка палку мне,

Что с одним концом,

Слух порадовав вполне

Крутеньким словцом.

Если сразу не постиг,

Тотчас не психуй,

А рифмуй, чтоб вышел стих,

И получишь… хуй.


УСТАЛ Я
И шепчет: «Устал я шататься»А Блок

Устал я и денно и нощно

Зады непрестанно лизать,

Мечтая в глаза, не заочно

Кого-нибудь на хуй послать.

Но надо в труде безупречном

Кого-нибудь в жопу лобзать,

И в этом занятии вечном

Мне некого на хуй послать.


МЫСЛИ
ЗА ПРАЗДНИЧНЫМ СТОЛОМ

Накрыт обильно стол.

Все как бы ровня тут.

Вот рядом с м.н.с.

Ответственные лица…

Как это хорошо,

Что раньше поебут,

А после предлагают

Веселиться.


* * *

Весны разгар пришел к началу мая.

Как мне подъем душевный передать?!

Так хочется всех слать, мозги не напрягая,

Куда-то в даль, кобыле в щель и негру в сраку мать!


КОМПЛИМЕНТ

У Вас такой

Неважный вид,

Как будто Вы

Поймали СПИД.


СИТУАЦИЯ

Дождались наконец разлива пива.

Но не предвидится возможности отлива.


* * *

Выпьем, ляжем,

Поебемся

И опять на круг

Вернемся.


МАТЬ И СЫН

Спросила как-то утром мать

Про мой несчастный вид:

«Сыночек, маме надо знать,

Головка не болит?»

Какой от матери секрет?!

Сказал ей: «Мама, хуже:

Болит головка, спасу нет,

И голова к тому же».


В СЕКС-ШОПЕ

От этих фаллосов — нет слов для возмущенья!

Мой вывод окончательный таков:

Всё это — явный признак разложенья —

Им мало, что ли, разных огурцов?!


СПОСОБЫ ЛЮБВИ

Узнал редкий способ: орально-анальный.

По мне — этот способ ужасно банальный:

Когда переводишь по сути названье —

Имеешь обычное жополизанье.


ЗАГАДКА ЧЛЕНИСТОНОГИХ

Про членистоногих прознав, непременно

Тотчас сообщайте — и вся недолга.

А то ведь неясно: нога в виде члена

Или, к примеру, сам член, как нога.


* * *

Едва лишь скорбный гимн

Я начинаю,

Для хохмы газы с треском

Выпускаю.


ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ ИЗЫСКАНИЯ

Мы часто вместо слова «материть»

Используем другое — «костерить».

Меж тем, какая общность, так сказать,

У костяка с высоким смыслом «мать»?

Так-так… Забыли. Значит — не ебать

Вам в ребра и все кости чью-то мать.


ЮБИЛЯР

Девяносто — как одна страница.

Что как бык — понятно и ежу.

Вот на члене узелок вяжу,

Чтобы завтра вспомнить помочиться…


БОДРЫЙ СТАРИК

Крепчал маразм лет пять подряд,

Да только зря, на мой на взгляд:

Ему я не поддался даже в малом.

Лишь стал чуть неопрятней, говорят,

Мочой и калом…


СТРАННАЯ МАНЕРА

Такая странная манера,

Что без попа не разобраться:

И яйца красят кавалера,

И кавалер на Пасху — яйца.


ЭМПИРИКА И НАУКА

Горячая мошоночная ваннапредотвращает беременность(исследования в Японии)

Слышит: парень яйцы парил

И ядреных девок жарил.

Оказалось через время,

Что от пара гибнет семя.

Вывод:

Чтоб без страха девок жарить

Надо чаще яйцы парить.


СЕМЕЙНОЕ

Спросил: что есть? Сказала: «Супик с рисом.»

Спускалась ночь, и надвигалась тьма.

Я так подумал: значит, супик сри сам…

И так ответил: супик сри сама.


* * *

Что не ново,

То хреново,

И хреново

То, что ново.


ЕБОТНЯ

Заебла меня хуйня

Нет для продыху ни дня

День и ночь она меня

Вот такая еботня.

Переставь, как хочешь, строчки

Те же дни и те же ночки

Еботня — еще цветочки

Время ягод — после точки.


* * *

Иных звезда ведет,

Безмерно потакая.

А мой светильник крохотный

Влечет меня в манду.

С того вся жизнь моя

Бездарная такая,

Такая же нелепая,

Как ебля на ходу.


К СОБСТВЕННОМУ 48-ЛЕТИЮ
ОТКРЫТЫМ ТЕКСТОМ

Когда бы вдруг

Пришлось держать ответ,

Представ пред ясны очи

Самого,

Сказал бы честно:

«Проебался тридцать лет

И путнего не сделал

Ничего».


* * *

Без родины, без честиЯ жил в родном краю,Я пел чужую песню,А думал, что свою.С Б

Без матери, без друга

Я жил в родном краю,

Порой ревел белугой,

А думал, что пою.

И этот рёв ужасный

Тошнил страну мою.

А я, мудак несчастный,

Всё думал, что пою.


ЯЙЦА ИЛИ ЯИЧКИ

Если вы забыли, что несут куры,вспомните, что носят мужчины.А. Добряков

К чему нам кавычки,

Грамматик странички?

Творец языка —

Сам великий народ.

Вы чешете яйца.

Глотая яички..

Не дай бог, поступите

Наоборот!


В ФИНАЛЕ

Ах, как недолго расцветают розы!

И снова тучи тяжелей свинца.

Она ушла. И закипают слезы.

И безнадежно капает с конца.


НА БОРЬБУ С СИФИЛИСОМ

Чтоб от сифона член спасти,

У нас есть только два пути,

Освоишь — и простишься с пессимизмом:

На члене, хоть врача спроси,

Всегда презерватив носи,

И занимайся только онанизмом.


ЗА ЗДОРОВЫЙ БЫТ

В суходрочке онанизма

Места нет для пессимизма:

Чем пизду найдешь скорее,

Тем вернее гонорея.


* * *

Я много раз любил и был любим.

Мой опыт свелся к выводу такому:

Чтоб все не обратилось в прах и дым,

Любите только Дуньку Кулакову.


ЖЕНЩИНЫ В НАШЕЙ ЖИЗНИ

Про одиночество свое мне не буровь —

С тобой и Вера, и Надежда, и Любовь…

Меня же навещают бестолково

Лишь Настя Швыдкая да Дунька Кулакова.


СОБСТВЕННОЕ ОТКРЫТИЕ

Мечтают со словом «онанизм»

Создать бессмертный афоризм.

Корпел, ночей недосыпал,

И лоб потел, и взор пылал.

Однако шел за годом год,

За недолетом — недолет…

А тут вдруг на виду у всех

Снял с факта оболочку:

Ха! Онанизм — такой же секс,

Но только в одиночку.


В ЗАЩИТУ ОНАНИЗМА

Онанизм — это секс одиноких.

Онанизм — это крах одноногих,

Что пытались идти,

Но на скорбном пути

Пали жертвами рытвин глубоких.,

Онанизм… Вам смешно —

Мне же ясно одно:

Смех над жертвами — смех недалеких.


ХОРОШО

Как хорошо в глухую ночку

Предаться сексу в одиночку!


ОДИНОКАЯ ЛЮБОВЬ

Рука —

Словно пишет бессмертную строчку —

Спешит,

Приближая заветную точку,

И как его ни назови,

Но он опять горит в крови —

Огонь безудержной любви,

Рожденной в одиночку.


НЕТЛЕННАЯ СТРОКА

Великого поэта организм

Подтачивал талант… И онанизм.

И все отдавши за оргазм и афоризм,

Вконец разрушив слабый организм,

Он в мир ушел иной,

Вложивши опыт свой

В единственно строчку:

«Онанизм — это секс в одиночку».


БЕЗЫСХОДНОСТЬ

Уже ни перспектив, ни даже перемен.

Быть может, потому я трипперный свой член

В твою облезлую и прелую манду

Опять введу…


* * *

Она твердит про грозный СПИД

Мне всякие херации..

Да хрен мне СПИД, когда твой вид,

Как после эксгумации?


ВЧЕРА И СЕГОДНЯ

Пусть вам покажется, что связан факт с цинизмом

А я так думаю — со слабым организмом:

Мне раньше снилось, будто классных баб барал

А тут приснилось — занимался онанизмом


ЛИРИЧЕСКОЕ МАРАЗМАТИЧЕСКОЕ

Пусть твой крутой, натруженный лобок

Зовет к нелегкому, но славному Труду —

Я б рад стараться, но — свидетель Бог —

Елдою слабой не войти в манду


ПОТРЕБНОСТИ И ВОЗМОЖНОСТИ

Настроение

на встромление —

Есть всегда!

Состояние

нестояния —

Вся беда.


* * *

Горшки побьются, кошка пробежит

И неизбежен резкий поворот

И вот душа уж больше не лежит,

А что всегда стоял — наоборот


* * *

Один в одежде в полутьме

Лежу без времени забытый.

Твоя, как прежде, на уме,

Но у меня — как перебитый


НАСТРОЕНИЕ ПО ПОВОДУ

Вчера опять поносом прохватило

В бурьянах, что за домом разрослись.

Скорей бы, что ли, лето проходимте,

А вместе с летом проходила б жизнь..


Галина К.

Из книги «Знак Венеры, или Зазеркалье»

СЛАВЯНКИ ЛАСКОВОЕ ТЕЛО

Машина фарами мигая,

Заголосила на шоссе

Где я стою совсем нагая

При пограничной полосе

Куда меня не заносило

В какой стране я не была

И вот теперь перед Россией

Стою в чем мама родила

Опять сошлись пути-дорожки…

Уж на трефового туза

Солдатик, спрыгнувший с подножки,

Таращит детские глаза

Пытать не надо, пограничник,

Кому мой ветренный Амур

Мог подарить французский лифчик

И польских трусиков ажур

Я и сама пытать не стану.

Мне на политику плевать!

Я за бугром была путана,

В родном краю я просто блядь.

Не трусь, солдат, такое дело..

Ты лучше бережно укрой

Славянки ласковое тело

Своей шинелью боевой.

С молочных губ о, страж державный,

Я сладку ягоду сорву,

Чтоб между ног твой шланг пожарный

Вмиг превратился в булаву.

Ну, а в бою, солдатик бравый*

Я знаю, ты не подведешь

И булавой своей трехглавой

Туза трефового побьешь.

Спускай курок! Буди заставу.

Коль дело делать по уму,

Я всю заставу жить заставлю

Враз по уству своему.


МОЮ КОМАНДУ

СЛУШАЙТЕ, СОЛДАТЫ!

О, вы плоды зеленого налива!

Армейский юмор мне не по нутру.

Все быстро в строй! Я не люблю наива,

И поначалу вам носы утру.

Мою команду слушайте, солдаты!

Здесь самовольство, знаю, не в цене.

Бегом в спортзал, где маты жестковаты,

Но хороши для танца на спине.

На ближний бой стволы раскопюшоньте.

Дрожать не надо. Знает и школяр,

Что смерти нету на любовном фронте, —

Лишь наслажденья сладостный нектар.

Соси, сержант, как пташечка колибри,

Моих цветов пленительный настой,

Коль скорый выстрел твоего калибра,

Как у «Авроры», вышел холостой.

А это кто последний по ранжиру

Свой ствол упер в широкую ноздрю?

Ни в жизнь такую становую жилу

Я ни с каким оружьем не сравню!

Возьму ее, как золотую флейту,

Язык трепещет, чую благодать.

Иди сюда. Иди сюда, ефрейтор,

Тебе ноктюрн попробую сыграть.


ХОРОШО

ПОД ПОЛКОВНИКОМ БЫТЬ

Я висюльничек поглажу,

Чтоб торчал, как щтык в строю.

На ковре персидской пряжи

Белой лебедью стою.

У тебя набухла жила

Если снизу поглядеть…

Заходи, полковник, с тыла,

Чтобы крепость одолеть.

Возрожденного к победе

Не держи наперевес.

Для тебя я нынче Леда,

Ну а ты великий Зевс.

Как бывало на конюшне

Я, соломки подстелив,

То же делала с Ванюшей

Под навязчивый мотив.

Знаменитый с хрипотцою

Над селом певун летел,

А Ванюша за спиною

Все сопел, сопел, сопел.

Он старался, неумеха,

Водку вылакав до дна.

Усмехалась из прорехи

Любопытная луна.

Невзначай туман подкрался

И улегся на лугу,

А Ванюша привязался,

Отвязаться не могу.

С ним морока и мученье.

Чтобы дело знать в бою,

Я тебе его в ученье

Завтра днем передаю.

Ах, уймись, уймись, полковник!

С четверенек мне не встать.

Ты ударь о подоконник

Свою выправку и стать

За енлегкую победу,

Обожаемый нахал,

Подари мне напоследок

К свадьбе с Ванею наган.

Муженьку наган сурово

Прислоню к виску — Не сметь!

Если он, гаденыш, снова

Будет мыкать и сопеть.


МОЕМУ

ЗАСТЕНЧИВОМУ ДРУГУ

Встанет, покраснеет и молчит…

Я люблю тебя стоячим

Молодого дурака,

Подержать рукой горячей,

Словно ручку молотка.

Может, нам с тобою хватит

Гнать пустую цель:

Конопатить, конопатить

Половую щель.

Отдыхай-ка безмятежно,

Время есть пока,

Прислонясь головкой нежной

К ягоде соска.

Жарко. Жарко в нашей бане —

Пар через порог…

Я возьму тебя губами,

Как грузинский рог.

Знать-не-знать бы нынче маме.

Хмель не от вина.

Быстро, жадными глотками

Осушу до дна.

Друг мой, друг, мой сокол ясный,

Будь самим собой,

Пролетев кометой красной

Над моей судьбой.


НОСТАЛЬЖИ

Уже и яблоки поспели,

И птицы двинулись на юг,

А я одна лежу в постели,

Все без тебя, мой милый друг.

А помнишь, были дни иные…

Меня водил по кабакам.

И переулки ледяные

Бросались прямо в ноги к нам.

Шелк простыней стыдливо-розов.

Глоток вина, и снова в бой!

Звенела ночь струной морозной.

И ты со мной. И я с тобой.

Ах, эти схватки у камина!

Твоя нога — моя нога.

Где пламя пьяное в дымину

Лизало своды очага.

О, трепет губ! О, стон отрадный!

А ночь — порука молодым.

От затяжных моих помадных

Столбом стоял не только дым.


НЕУДАЧНОЕ СВИДАНИЕ

Из кармана руку вынул,

Волю дав торчку.

Губы влажные раздвинул,

Сам — весь начеку.

Ждет кнута колхозный мерин.

Ждет огонь свеча.

Ждут замки мои и двери

Твоего ключа.

Ты пошто зашелся в раже,

Птица-воробей?

Ну, давай, давай, давай же!

Ну, давай скорей!

Наслажденья крик исторгнув,

Обгоняя мысль,

Я ракетой от восторга

Устремляюсь ввысь.

И крылами помовая,

И виясь ползком,

Я на небе побываю,

И на дне морском.

Скороспелочка-клубничка

Разлилась в груди…

Ах ты, птичка-невеличка,

Ну, давай, входи.

Что ты? Что ты? Что ты, милый?!

За толчком — толчок.

Сразу свесился уныло

Сморщенный торчок.

Ах, ты сволочь! Мразь! Подонок!

Тварь и негодяй!

Улепетывай до дому,

С курами гуляй!


НОЧНАЯ ИГРУШКА

В звездах ночь, как луг в ромашках.

На себя я погляжу:

Одеяло нараспашку —

Словно барыня лежу.

Как купальщица на Крите,

Белой пеной кружева…

Вы корите не корите —

Я не мужнина жена.

Вся в истоме изнываю.

Там и здесь пощекочу.

Никого я не желаю!

Никого я не хочу!

Ах, мой ветренник несчастный!

С ноготочек лишь всего.

Не болишь ты вот, а красный

Неизвестно отчего.

Я б тебя зачеловала,

Да губами не достать…

Вот и звезд как не бывало.

Вот и ночи не видать.


НОВОГОДНЕЕ

В эту дивную ночь

Я опять возлежу королевой

Под мецающим светом

Игрушечных елочных звезд,

И губами ловлю

Виноградную гроздь Изабеллы,

Ту, что держит в зубах

Мой желанный и яростный зверь.

О! Трепещет язык,

Как девчонка под шепот «не надо!»

Вожделея смертельно

Запретную сладость плода…

Ороси мое небо

Трефовая кисть винограда,

И гортань ороси,

Проливаясь упругой струей.

На замки и засовы

Я дверь затворила в жилище.

И ключи уронила,

Задув золотую свечу.

Там на дне моих глаз

Ты отказа ни в чем не отыщешь

Лишь бы длинная ночь

Оказалась тебе по плечу.


ЭЛЕГИЧЕСКОЕ

Я стою у ресторана — замуж поздно, сдохнуть рано.

И ловлю печальным взглядом угасающий закат.

Угасающего солнца истекающая рана

Заливает алой кровью остывающий асфальт

С каждым мигом все страшнее тополиная аллея

А в аллее тополиной каждаый куст — тамбовский волк.

Почему-то мне милее: пить шампанское, хмелея,

Снять мужчину посмелее и держать его за болт.

И с желанием не споря, “тачку” снять и на моторе

Пролететь хоть к сине-морю, хоть в пустую конуру

Там, где чайник на конфорке, где житуха без комфорта,

Где опять плясать в кровати, как в саванне кенгуру

А мужчина утром рано вынет деньги из кармана

И, шмыгнув смущенно носом, прошмыгнет в дверную щель.

Как в прокуренном дурмане встанет день в оконной раме…

Горько-горько рассмеется человеческая дщерь.

Полотенчиком утрется.

Перекусит чем придется

И отправится гулять

Проститутка, но не блядь.


МЕСТЬ

Окрасился месяц багрянцем…

Русская народная песня

Я стою в тишине

Одинокого белого дома

Там, где прячется сумрак

В тяжелые складки портьер,

Где бокалы с вином,

Словно красные розы в истоме,

И где красные розы,

Как будто бокалы с вином.

Над свечами порхают

Веселые бабочки света,

Забавляясь, как дети,

Игрою бегущих теней.

На ладони твоей

Ароматы забытого лета…

О, верни мою юность!

Позволь окунуться в ладонь.

Я тебе отдала

Все, чем девочка может гордиться.

От восторга и счастья

Кружилась моя голова.

По зеленой траве

Я носилась степной кобылицей,

Каждой клеточкой кожи

Возбужденно дрожа.

Да, конечно ты прав.

Я совсем не была недотрогой.

Майский ветер, лаская,

Юбчонку мою задирал.

Я ложилась на спину,

Раскинув беспечные ноги,

Упираясь подошвами

В звездный ночной небосвод.

Мы скакали вдвоем

И земля прогибалась под нами.

Полеве цветы

Прикрывали стыдливо глаза.

Я держала тебя

Наболевшими в страсти губами,

И дыханье рвалось.

И нагая вставала заря.

И вставала заря,

Освещая измятые травы

И юбчонку мою,

Что осталась в твоем кулаке…

По каким векселям,

По какому закону и праву

Здесь, на празднике жизни,

Стою побирушкой в дверях?

Я пошла по рукам

В бесконечном кабацком загуле.

Но вернулась сюда

Навсегда отлюбившая,

Чтоб

После этой вот самой

Венчальной,

Спасительной пули

Все тебя целовать

В холодеющий лоб.


ЗАЗЕРКАЛЬЕ

У моей у милочки —

На две половиночки,

На две загородочки,

Язычок в середочке

Бондарские прибаски

Изогнув тигрицей спину,

Как княжна сижу…

Белы ноженьки раздвинув,

в зеркало гляжу.

Ну а там, в зеркальном мире

Ярмарка чудес —

От ножа ли, от секиры

Между ног разрез.

А в разрезе том обитель

Сладости и нег…

Вот палач мой и мучитель

Притаился где?!

Чуть дотронешься, ты тут же,

Как вульгарный шиш,

Из щели своей наружу

Выйти норовишь.

Лишь вчера заезжий хахаль,

Водки пригубя,

Все стонал, стонал и ахал,

Теребил тебя.

Не играй со мною в прятки.

Это дело брось!

После баньки, Ваньки-встаньки

Хорошо небось?

Сладострастный путь изведав

И тепло гнезда,

Мой галчонок непоседа,

Улетишь куда?


ОЗОРНЫЕ ПАРОДИИ

НА ПРОИЗВЕДЕНИЯ

РУССКИХ ПОЭТОВ

ГОРЕ ОТ УМА

Комедия в четырех действиях

Пародия на комедию Грибоедова

ПРОЛОГ

Все говорят, что неприлично

Коверкать «Горе от ума»,

Но это вовсе не логично,

Тут только истина сама.

Одна лишь истина святая,

Так не любимая судьбой,

Слагает стих правдивый мой,

В нем без стесненья называя

Пизду, как следует, пиздой.

Тут все ебутся без изъятья,

И мне тут, право, не понять,

Как эти милые занятья

Ебнею прямо не назвать?

Молчалин Софью ведь ебал,

Забравшись в спальню спозаранку;

Им вторя, барин-либерал

Ебет пикантную служанку,

И еться едут все на бал.

Молчалин Лизу соблазняет

И ей в награду предлагает

Помаду «для других причин»,

Но он не сделал бы беды,

Если б сказал ей без стесненья,

Что та помада для пизды.

А Репетилов, на ночь глядя,

Из клуба будто б прискакал;

Ведь он бессовестно соврал!

Ведь он весь вечер пробыл с блядью,

Ведь и ребенок нынче знает

Веселый, беззаботный клуб,

Где девку каждый получает

За наш кредитный русский рубль.

Теперь циничны так и гадки,

Так развращен и стар и мал,

Что стыд давно уж без оглядки

От них навеки убежал.

Любви не встретишь идеальной,

И как блудлив прекрасный пол,

Мужчина лезет так нахально

Ко всякой девке под подол.

Сюжет этот давно готовый,

Сам Грибоедов его дал,

Я же лишь запах внес хуевый

И мысли больше развивал?

Не правда ли, что развлеченье

Представил я в публичный суд?

А потому должно с почтеньем

Принять отечество мой труд.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Павел Афанасьевич Фамусов, управляющий казенным местом, стар, бессилен и непотребен.

Софья Павловна, дочь его, девица скромная, раком еще никому не давала.

Лиза, служанка, в пизде, кроме хуя, соломинки не видала.

Алексей Степанович Молчалин, секретарь Фамусова, недавно излечившийся от испанского воротничка.

Александр Андреевич Чацкий, носится с хуем, как с писаной торбой.

Полковник Скалозуб, Сергей Сергеевич, здоровая солдатская елда.

Наталья Дмитриевна Горичева, молоденькая дама с недавно проломленной целкой.

Платон Михайлович, ее муж, отставной поручик, хуй с оглоблю.

Князь Тугоуховский и княгиня, жена его, с 6-ю дочерьми, хозяева пятирублевого бардака, в котором их дочери служат блядьми.

Графиня Хрюмина, бабушка, потерявшая невинность при Рюрике.

Графиня Хрюмина, внучка, пизда, лишенная еще всякой растительности.

Антон Антонович Загорецкий, блядь в портках.

Старуха Хлестова, свояченица Фамусова, замоскворецкая сводня.

Г-н N

Г-н Д. отставные бардачные вышибалы.

Репетилов, бардачный завсегдатай.

Петрушка, холодный, потливый хуй с бородавками.

Множество гостей всякого разбора и их лакеев при разъезде.

Официанты Фамусова.

Действие в Москве в доме Фамусова.


ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

ЯВЛЕНИЕ 1

Гостиная, в ней большие часы, справа дверь в спальню Софьи, откудова слышно попердывание и взвизгивание, которые потом умолкают. Лиза среди комнаты спит, свесившись с кресел и держа правую руку за пазухой, левую под подолом. Утро, чуть брезжит день.

Лиза

(вдруг просыпается, встает с кресел, оглядывается)

Светает! Ах, ебена мать! как скоро ночь минула!

А я на кресле здесь ночь целую продула.

А что-то наши господа?

(Смотрит в щелку двери.)

Вот у Молчалина елда!..

Ну, право, больше нашей флейты!

А каково, голубке, ей-то,

Несчастной барышне? Как он ее ебет…

Впился зубами ей за сиську

И всунул под живот

Полуаршинную сосиську!

(Поднимает подол и ковыряет у себя в пизде.)

Она ж, ебена мать, лежит

Такою смирною овечкой.

Покамест он ее мозжит,

Я подрочу хоть сальной свечкой.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17


www.litlib.net

Книга "Озорные стихи" из серии Устами народа

Эта книга доставит вам множество веселых минут. Вы нахохочетесь над озорными фривольными строками великих русских поэтов, таких, как Пушкин, Лермонтов, Есенин, над остроумными игривыми стихами нашего современника Алеши Добрякова, над пародиями на великие творения русской литературы «Горе от ума» и «Демон» и, конечно, позабавят вссх как широко известные поэмы «Лука Мудищев» и «Пров Фомич», так и новые для вас народные поэмы и стихи.

СОДЕРЖАНИЕ

ОЗОРНЫЕ СТИХИ РУССКИХ ПОЭТОВ

Александр Пушкин
• Тень Баркова (5)
• «От всенощной вечер идя домой...» (14)
• «Орлов с Истоминой в постеле...» (15)
• «А шутку не могу...» (15)
• 27 мая 1819 (16)
• «Недавно тихим вечерком...» (17)
• «Накажи, святой угодник (18)
• Репутация Беранжера (18)
• «Сегодня грустно за столом...» (19)
• Царь Никита и сорок его дочерей (22)

Михаил Лермонтов
• Петергофский праздник (29)

Аполлон Григорьев
• Прощание с Петербургом (33)

Николай Некрасов
• «Наконец из Кенигсберга...» (34)

Анакреон Клубничкин
• Колыбельная песнь (35)
• Дочь султана (38)
• Вакханалия (40)
• Свиданье (43)
• По грибы (46)
• Рассказ гимназиста (49)
• Романс (55)
• Бен-Али (56)
• Дар Вакха (60)
• Сатир и нимфа (64)
• Гетера (66)
• История одной ночи (70)

Сергей Есенин
• «Ветер веет с юга...» (77)
• «Не тужи, дорогой, и не ахай...» (77)

Владимир Маяковский
• Кто есть бляди? (78)
• Гимн онанистов (79)
• «Нам ебля нужна...» (79)
• «Эй, онанисты...» (79)
• «Лежу на чужой жене...» (80)

Алеша Добряков
• «Я вас любил...» (81)
• Незнакомка (82)
• Женская загадочность (83)
• Любовная песня (84)
• Мечты и действительность (85)
• Пиздострадания (86)
• Что нам дороже (87)
• Почему мы так говорим (88)
• Нравоучительное происшествие (89)
• Активный отдых (90)
• Сельские стихи (91)
• Хуебень (92)
• Наставление близким и друзьям (93)
• Не лезьте в говно (94)
• Наш эксперимент (96)
• Все может быть (97)
• «Я поутру открываю глаза...» (98)
• Хотел (99)
• За вином (100)
• Раньше и теперь (101)
• Моему пенису (102)
• Милость господня (103)
• Одиночество (104)
• Завещание супруге (105)
• Смехуечки (106)

Галина К. Из книги «Знак Венеры, или Зазеркалье»
• Славянки ласковое тело (138)
• Мою команду слушайте, солдаты (140)
• Хорошо под полковником быть (141)
• Моему застенчивому другу (143)
• Ностальжи (144)
• Неудачное свидание (145)
• Ночная игрушка (146)
• Новогоднее (147)
• Элегическое (148)
• Месть (149)
• Зазеркалье (151)

ОЗОРНЫЕ ПАРОДИИ НА ПРОИЗВЕДЕНИЯ РУССКИХ ПОЭТОВ

• Горе от ума. Пародия на комедию Грибоедова (155)
• Демон. Пародия на поэму Лермонтова (199)
• Три девы, или проказы Эрота. Пародия на стихи Лермонтова (226)
• Блядиада, или Троянская война. Пародия на Гомера (258)
• Душенька. Пародия на поэму Богдановича (270)

ОЗОРНЫЕ НАРОДНЫЕ ТРАГЕДИИ

• Пиздрона. Трагедия (313)
• Васта. Трагедия в трех действиях (325)

ОЗОРНЫЕ НАРОДНЫЕ ПОЭМЫ

• Лука Мудищев (343)
• Катенька (356)
• Сказка о попе Вавиле (360)
• Отец Прохватий (365)
• Сказание о Преображенекой стороне (373)
• Письмо сестре (376)
• Отец Паисий (384)
• Орлов и Екатерина (388)
• Пров Фомич (398)

ОЗОРНЫЕ НАРОДНЫЕ СТИХИ

• Стихи о прекрасной даме (411)
• Еб твою мать (415)
• К старым блядям (416)
• Ебена мать (418)
• Преображенский край (420)
• Воспоминанье (422)
• Сапог (423)
• Романс (424)
• Чем я мужу не жена (425)
• Чем тебя я огорчила (427)
• Пчела и медведь (429)
• Вечерняя прогулка (430)
• Признание проститутки (433)
• Старик и сонная молодка (435)
• Епиграммы (437)
• Исповедь монаха (438)
• «Если б так...» (439)
• «Итак, друзья, я умираю...» (440)
• Вешние воды (441)
• «Я пришел к тебе на хаус...» (442)
• Мой костер (443)

www.rulit.me

Книга "Озорные стихи" из жанра Юмор

Эта книга доставит вам множество веселых минут. Вы нахохочетесь над озорными фривольными строками великих русских поэтов, таких, как Пушкин, Лермонтов, Есенин, над остроумными игривыми стихами нашего современника Алеши Добрякова, над пародиями на великие творения русской литературы «Горе от ума» и «Демон» и, конечно, позабавят вссх как широко известные поэмы «Лука Мудищев» и «Пров Фомич», так и новые для вас народные поэмы и стихи.

СОДЕРЖАНИЕ

ОЗОРНЫЕ СТИХИ РУССКИХ ПОЭТОВ

Александр Пушкин
• Тень Баркова (5)
• «От всенощной вечер идя домой...» (14)
• «Орлов с Истоминой в постеле...» (15)
• «А шутку не могу...» (15)
• 27 мая 1819 (16)
• «Недавно тихим вечерком...» (17)
• «Накажи, святой угодник (18)
• Репутация Беранжера (18)
• «Сегодня грустно за столом...» (19)
• Царь Никита и сорок его дочерей (22)

Михаил Лермонтов
• Петергофский праздник (29)

Аполлон Григорьев
• Прощание с Петербургом (33)

Николай Некрасов
• «Наконец из Кенигсберга...» (34)

Анакреон Клубничкин
• Колыбельная песнь (35)
• Дочь султана (38)
• Вакханалия (40)
• Свиданье (43)
• По грибы (46)
• Рассказ гимназиста (49)
• Романс (55)
• Бен-Али (56)
• Дар Вакха (60)
• Сатир и нимфа (64)
• Гетера (66)
• История одной ночи (70)

Сергей Есенин
• «Ветер веет с юга...» (77)
• «Не тужи, дорогой, и не ахай...» (77)

Владимир Маяковский
• Кто есть бляди? (78)
• Гимн онанистов (79)
• «Нам ебля нужна...» (79)
• «Эй, онанисты...» (79)
• «Лежу на чужой жене...» (80)

Алеша Добряков
• «Я вас любил...» (81)
• Незнакомка (82)
• Женская загадочность (83)
• Любовная песня (84)
• Мечты и действительность (85)
• Пиздострадания (86)
• Что нам дороже (87)
• Почему мы так говорим (88)
• Нравоучительное происшествие (89)
• Активный отдых (90)
• Сельские стихи (91)
• Хуебень (92)
• Наставление близким и друзьям (93)
• Не лезьте в говно (94)
• Наш эксперимент (96)
• Все может быть (97)
• «Я поутру открываю глаза...» (98)
• Хотел (99)
• За вином (100)
• Раньше и теперь (101)
• Моему пенису (102)
• Милость господня (103)
• Одиночество (104)
• Завещание супруге (105)
• Смехуечки (106)

Галина К. Из книги «Знак Венеры, или Зазеркалье»
• Славянки ласковое тело (138)
• Мою команду слушайте, солдаты (140)
• Хорошо под полковником быть (141)
• Моему застенчивому другу (143)
• Ностальжи (144)
• Неудачное свидание (145)
• Ночная игрушка (146)
• Новогоднее (147)
• Элегическое (148)
• Месть (149)
• Зазеркалье (151)

ОЗОРНЫЕ ПАРОДИИ НА ПРОИЗВЕДЕНИЯ РУССКИХ ПОЭТОВ

• Горе от ума. Пародия на комедию Грибоедова (155)
• Демон. Пародия на поэму Лермонтова (199)
• Три девы, или проказы Эрота. Пародия на стихи Лермонтова (226)
• Блядиада, или Троянская война. Пародия на Гомера (258)
• Душенька. Пародия на поэму Богдановича (270)

ОЗОРНЫЕ НАРОДНЫЕ ТРАГЕДИИ

• Пиздрона. Трагедия (313)
• Васта. Трагедия в трех действиях (325)

ОЗОРНЫЕ НАРОДНЫЕ ПОЭМЫ

• Лука Мудищев (343)
• Катенька (356)
• Сказка о попе Вавиле (360)
• Отец Прохватий (365)
• Сказание о Преображенекой стороне (373)
• Письмо сестре (376)
• Отец Паисий (384)
• Орлов и Екатерина (388)
• Пров Фомич (398)

ОЗОРНЫЕ НАРОДНЫЕ СТИХИ

• Стихи о прекрасной даме (411)
• Еб твою мать (415)
• К старым блядям (416)
• Ебена мать (418)
• Преображенский край (420)
• Воспоминанье (422)
• Сапог (423)
• Романс (424)
• Чем я мужу не жена (425)
• Чем тебя я огорчила (427)
• Пчела и медведь (429)
• Вечерняя прогулка (430)
• Признание проститутки (433)
• Старик и сонная молодка (435)
• Епиграммы (437)
• Исповедь монаха (438)
• «Если б так...» (439)
• «Итак, друзья, я умираю...» (440)
• Вешние воды (441)
• «Я пришел к тебе на хаус...» (442)
• Мой костер (443)

www.rulit.me

Книга "Озорные стихи" из жанра Любовь и отношения

Эта книга доставит вам множество веселых минут. Вы нахохочетесь над озорными фривольными строками великих русских поэтов, таких, как Пушкин, Лермонтов, Есенин, над остроумными игривыми стихами нашего современника Алеши Добрякова, над пародиями на великие творения русской литературы «Горе от ума» и «Демон» и, конечно, позабавят вссх как широко известные поэмы «Лука Мудищев» и «Пров Фомич», так и новые для вас народные поэмы и стихи.

СОДЕРЖАНИЕ

ОЗОРНЫЕ СТИХИ РУССКИХ ПОЭТОВ

Александр Пушкин
• Тень Баркова (5)
• «От всенощной вечер идя домой...» (14)
• «Орлов с Истоминой в постеле...» (15)
• «А шутку не могу...» (15)
• 27 мая 1819 (16)
• «Недавно тихим вечерком...» (17)
• «Накажи, святой угодник (18)
• Репутация Беранжера (18)
• «Сегодня грустно за столом...» (19)
• Царь Никита и сорок его дочерей (22)

Михаил Лермонтов
• Петергофский праздник (29)

Аполлон Григорьев
• Прощание с Петербургом (33)

Николай Некрасов
• «Наконец из Кенигсберга...» (34)

Анакреон Клубничкин
• Колыбельная песнь (35)
• Дочь султана (38)
• Вакханалия (40)
• Свиданье (43)
• По грибы (46)
• Рассказ гимназиста (49)
• Романс (55)
• Бен-Али (56)
• Дар Вакха (60)
• Сатир и нимфа (64)
• Гетера (66)
• История одной ночи (70)

Сергей Есенин
• «Ветер веет с юга...» (77)
• «Не тужи, дорогой, и не ахай...» (77)

Владимир Маяковский
• Кто есть бляди? (78)
• Гимн онанистов (79)
• «Нам ебля нужна...» (79)
• «Эй, онанисты...» (79)
• «Лежу на чужой жене...» (80)

Алеша Добряков
• «Я вас любил...» (81)
• Незнакомка (82)
• Женская загадочность (83)
• Любовная песня (84)
• Мечты и действительность (85)
• Пиздострадания (86)
• Что нам дороже (87)
• Почему мы так говорим (88)
• Нравоучительное происшествие (89)
• Активный отдых (90)
• Сельские стихи (91)
• Хуебень (92)
• Наставление близким и друзьям (93)
• Не лезьте в говно (94)
• Наш эксперимент (96)
• Все может быть (97)
• «Я поутру открываю глаза...» (98)
• Хотел (99)
• За вином (100)
• Раньше и теперь (101)
• Моему пенису (102)
• Милость господня (103)
• Одиночество (104)
• Завещание супруге (105)
• Смехуечки (106)

Галина К. Из книги «Знак Венеры, или Зазеркалье»
• Славянки ласковое тело (138)
• Мою команду слушайте, солдаты (140)
• Хорошо под полковником быть (141)
• Моему застенчивому другу (143)
• Ностальжи (144)
• Неудачное свидание (145)
• Ночная игрушка (146)
• Новогоднее (147)
• Элегическое (148)
• Месть (149)
• Зазеркалье (151)

ОЗОРНЫЕ ПАРОДИИ НА ПРОИЗВЕДЕНИЯ РУССКИХ ПОЭТОВ

• Горе от ума. Пародия на комедию Грибоедова (155)
• Демон. Пародия на поэму Лермонтова (199)
• Три девы, или проказы Эрота. Пародия на стихи Лермонтова (226)
• Блядиада, или Троянская война. Пародия на Гомера (258)
• Душенька. Пародия на поэму Богдановича (270)

ОЗОРНЫЕ НАРОДНЫЕ ТРАГЕДИИ

• Пиздрона. Трагедия (313)
• Васта. Трагедия в трех действиях (325)

ОЗОРНЫЕ НАРОДНЫЕ ПОЭМЫ

• Лука Мудищев (343)
• Катенька (356)
• Сказка о попе Вавиле (360)
• Отец Прохватий (365)
• Сказание о Преображенекой стороне (373)
• Письмо сестре (376)
• Отец Паисий (384)
• Орлов и Екатерина (388)
• Пров Фомич (398)

ОЗОРНЫЕ НАРОДНЫЕ СТИХИ

• Стихи о прекрасной даме (411)
• Еб твою мать (415)
• К старым блядям (416)
• Ебена мать (418)
• Преображенский край (420)
• Воспоминанье (422)
• Сапог (423)
• Романс (424)
• Чем я мужу не жена (425)
• Чем тебя я огорчила (427)
• Пчела и медведь (429)
• Вечерняя прогулка (430)
• Признание проститутки (433)
• Старик и сонная молодка (435)
• Епиграммы (437)
• Исповедь монаха (438)
• «Если б так...» (439)
• «Итак, друзья, я умираю...» (440)
• Вешние воды (441)
• «Я пришел к тебе на хаус...» (442)
• Мой костер (443)

www.rulit.me

Книга "Озорные стихи" автора Русский фольклор

Эта книга доставит вам множество веселых минут. Вы нахохочетесь над озорными фривольными строками великих русских поэтов, таких, как Пушкин, Лермонтов, Есенин, над остроумными игривыми стихами нашего современника Алеши Добрякова, над пародиями на великие творения русской литературы «Горе от ума» и «Демон» и, конечно, позабавят вссх как широко известные поэмы «Лука Мудищев» и «Пров Фомич», так и новые для вас народные поэмы и стихи.

СОДЕРЖАНИЕ

ОЗОРНЫЕ СТИХИ РУССКИХ ПОЭТОВ

Александр Пушкин
• Тень Баркова (5)
• «От всенощной вечер идя домой...» (14)
• «Орлов с Истоминой в постеле...» (15)
• «А шутку не могу...» (15)
• 27 мая 1819 (16)
• «Недавно тихим вечерком...» (17)
• «Накажи, святой угодник (18)
• Репутация Беранжера (18)
• «Сегодня грустно за столом...» (19)
• Царь Никита и сорок его дочерей (22)

Михаил Лермонтов
• Петергофский праздник (29)

Аполлон Григорьев
• Прощание с Петербургом (33)

Николай Некрасов
• «Наконец из Кенигсберга...» (34)

Анакреон Клубничкин
• Колыбельная песнь (35)
• Дочь султана (38)
• Вакханалия (40)
• Свиданье (43)
• По грибы (46)
• Рассказ гимназиста (49)
• Романс (55)
• Бен-Али (56)
• Дар Вакха (60)
• Сатир и нимфа (64)
• Гетера (66)
• История одной ночи (70)

Сергей Есенин
• «Ветер веет с юга...» (77)
• «Не тужи, дорогой, и не ахай...» (77)

Владимир Маяковский
• Кто есть бляди? (78)
• Гимн онанистов (79)
• «Нам ебля нужна...» (79)
• «Эй, онанисты...» (79)
• «Лежу на чужой жене...» (80)

Алеша Добряков
• «Я вас любил...» (81)
• Незнакомка (82)
• Женская загадочность (83)
• Любовная песня (84)
• Мечты и действительность (85)
• Пиздострадания (86)
• Что нам дороже (87)
• Почему мы так говорим (88)
• Нравоучительное происшествие (89)
• Активный отдых (90)
• Сельские стихи (91)
• Хуебень (92)
• Наставление близким и друзьям (93)
• Не лезьте в говно (94)
• Наш эксперимент (96)
• Все может быть (97)
• «Я поутру открываю глаза...» (98)
• Хотел (99)
• За вином (100)
• Раньше и теперь (101)
• Моему пенису (102)
• Милость господня (103)
• Одиночество (104)
• Завещание супруге (105)
• Смехуечки (106)

Галина К. Из книги «Знак Венеры, или Зазеркалье»
• Славянки ласковое тело (138)
• Мою команду слушайте, солдаты (140)
• Хорошо под полковником быть (141)
• Моему застенчивому другу (143)
• Ностальжи (144)
• Неудачное свидание (145)
• Ночная игрушка (146)
• Новогоднее (147)
• Элегическое (148)
• Месть (149)
• Зазеркалье (151)

ОЗОРНЫЕ ПАРОДИИ НА ПРОИЗВЕДЕНИЯ РУССКИХ ПОЭТОВ

• Горе от ума. Пародия на комедию Грибоедова (155)
• Демон. Пародия на поэму Лермонтова (199)
• Три девы, или проказы Эрота. Пародия на стихи Лермонтова (226)
• Блядиада, или Троянская война. Пародия на Гомера (258)
• Душенька. Пародия на поэму Богдановича (270)

ОЗОРНЫЕ НАРОДНЫЕ ТРАГЕДИИ

• Пиздрона. Трагедия (313)
• Васта. Трагедия в трех действиях (325)

ОЗОРНЫЕ НАРОДНЫЕ ПОЭМЫ

• Лука Мудищев (343)
• Катенька (356)
• Сказка о попе Вавиле (360)
• Отец Прохватий (365)
• Сказание о Преображенекой стороне (373)
• Письмо сестре (376)
• Отец Паисий (384)
• Орлов и Екатерина (388)
• Пров Фомич (398)

ОЗОРНЫЕ НАРОДНЫЕ СТИХИ

• Стихи о прекрасной даме (411)
• Еб твою мать (415)
• К старым блядям (416)
• Ебена мать (418)
• Преображенский край (420)
• Воспоминанье (422)
• Сапог (423)
• Романс (424)
• Чем я мужу не жена (425)
• Чем тебя я огорчила (427)
• Пчела и медведь (429)
• Вечерняя прогулка (430)
• Признание проститутки (433)
• Старик и сонная молодка (435)
• Епиграммы (437)
• Исповедь монаха (438)
• «Если б так...» (439)
• «Итак, друзья, я умираю...» (440)
• Вешние воды (441)
• «Я пришел к тебе на хаус...» (442)
• Мой костер (443)

www.rulit.me

Валентин Катарсин - Озорные стихи: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

В МАШИНЕ

Как хорошо, что скорость есть на свете.
Не продохнуть и кружится земля.
Да что же ты пиджак снимаешь, ветер,
Ведь у меня в кармане ни рубля.
Орёт мотор, сознаться честно — робко,
Такую скорость развивает ГАЗ,
Что налети на божию коровку
И эта мошка может выбить глаз.
Навстречу нам
Бегут домишки резво,
А вдалеке
Леса плывут назад.
Я вспоминаю,
Что перед отъездом
Шофёр глотал не только лимонад.
Колхозницы с полей
Платками машут,
С лихой улыбкой
Я кричу: «Привет!».
Стою,
Расставив ноги,
Как фельдмаршал,
А сам гляжу
Тревожно на кювет.

ВЫКУРИВАЮ КОМАРОВ

Перед сном открываю окна
и дымлю сигаретной тучей.
Комарам на улице мокро,
но без дыма всё-таки лучше.
Вылетают —
кто дружной парой,
холостяк летит в одиночку,
лишь остался один комарик
и ноет гудящей точкой.
Я прошу: «Ну, исчезни, с миром,
я не хлопну тебя газетой,
ты пойми, кровопивец милый,
я девятой пыхчу сигаретой».
Но комарик летает плавно,
вот он сел на фанерный ящик…

Я сдаюсь,
я прихлопнул ставни:
видно, комар курящий.

ЕЩЁ О КОМАРЕ

Конечно,
комар паразит,
но есть у него и достоинство:
вот он летит и трубит
по-боевому, по-воински.
Тля иная —
тише воды,
где-то ниже спины пристроится,
оставит на память волдырь
и благополучно скроется.

ДО СВИДАНИЯ

До свидания, бор бородатый,
До свиданья, кулик-плакун,
И, похожий на лоб Сократа,
Ледниковый камень-валун.
Может, тронута ветром шалым,
Закачалась слегка сосна,
Может быть, только мне показалось,
Что махала руками она.
Наигрался я с эхом в прятки,
В речку прятался от жары,
Солнце грело мне рыжие пятки,
Мною ужинали комары.
Я наслушался криков кукушек
И живого видал соловья,
Был я оводами укушен,
На меня шипела змея…
На вокзал уходит дорожка,
Дух сосновый,
Солнце,
Трава…
В чемодане стакан да ложка,
И стихами полна голова.

* * *

Я лежу в колокольчиках,
ноги голые,
надо мной жужжат золотые пчёлы,
приняв мою курчавую голову
за какой-то цветок
большой и весёлый.

ОТЧЕГО Я ПОПРАВЛЯЮСЬ

Проснусь — и не мчусь на производство,
гляжу в потолок покатый,
через полчаса уловив его сходство
с географической картой.

Вскоре встаю
и чешу затылок,
зеваю протяжно и сочно,
под койкой нет никаких бутылок,
кроме одной — молочной.

Напившись (не думайте плохо) чаю,
и литром воды
забеременев,
лежу на солнышке,
изучая
быт муравьиного племени.

Проснувшись от зноя,
сижу как пешка,
лаконично сказав: «Жарища»,
резво иду,
но, впрочем, без спешки
в дом для приёма пищи.

За обедом
в руках
никакой газеты,
ни стихов, ни романа умного.
Ем омлеты — думаю про омлеты,
пью кефир — о кефире думаю.

Толстый обед
кладёт на лопатки
моё содержание с формой,
и вскоре я сплю
и настолько сладко,
что являюсь для мухи кормом.

Очнёшься
и мысли опять в голове
и мысли довольно нужные.
Например: «А что если
на траве
часок полежать
до ужина».

Вскоре запах
картофеля и судака
ощущаешь всеми порами,
ужинать рано,
и я пока
иду побеседовать
с поваром.

Вечерами —
известно —
хочется резче
чего-то необычайного,
но поблизости —
ни гастронома, ни женщин
и даже —
дешёвой чайной.

— Что за глушь,
даже нет керосиновой лампы,
солнце скрылось,
краснея пристыженно.
Я ложусь на кровать
и вскоре от храпа
дрожит еловая хижина.

О ВОЗДУХЕ

Пахнет
Душистым берёзовым веником,
Прохладной
И вкусной
Сырью лесной,
Смолой молодой,
Спиртовым муравейником,
А крепче всего —
Колючей сосной.
Что ж вы,
Торговцы,
Предприниматели,
Вам бы воздухом этим
Набить мешок,
И торговать
На рынке,
На Мальцевском,
По рублю за каждый глоток.
Я вижу
Кривые улыбки насмешников
(мол, не обошлось
Без гиперболы тут).
Но разве
Не продают подснежники?
Разве запах
Ландышей
Не продают?

ОБЛАКО

Отчего это люди не ладят?
Копят бомбы
Строят границы…
Я лежу на ромашковом ситце,
В неделимое небо глядя.
Надо мной,
В синеве небосвода,
Проплывает облако мимо
Политической картой мира
Две тыщи тридцатого года.

*

Природа, природа — цветы у дороги,
лягушки, букашки и шишкинский вид.
Но что-то
мне вспомнились женские ноги,
смотрю я,
как стриж за стрижихой летит.
И я не монах,
вроде парень не хрупкий,
вчера вот
забрёл я в соседний лесок,
увидел,
как баба задрала юбку
и вечером долго уснуть не мог.
Потом захрапел,
пахло мёдом с акацией,
несло скипидаром
от липкой сосны…

Всю ночь напролёт,
если честно признаться,
мне снились
одни нецензурные сны.

ЛЯГУШОНОК

Голоса затихают птичьи,
Тишина, и луны овал.
Лягушоночек из черничника
Впереди меня поскакал.

Ах ты, выросший из головастиков,
Ты не бойся меня, дурачок,
Не ударю я палкой сучкастою
В этот мокрый, смешной комок.

Я поймал бы тебе комарика,
Ну, а лучше — скачи наутёк,
Ты такой незаметный, маленький,
Попадёшь ещё под сапог.

rustih.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.