Окаянный отросток стих


Однажды, обходя окрестности Онежского озера

- О -
Однажды, обходя окрестности Онежского озера, отец Онуфрий обнаружил обнаженную Ольгу. Обомлел отшельник, оторопел.
- Ольга, отдайся - озолочу!
Ответствовала Ольга:
- Окстись, отче, отойди! Обидишь - отомщу! Отбиваться ослабну - откушу окоянный отросток!
Однажды осенью отец Онуфрий очнулся, опохмелился оставшимися огурчиками, отрезвел, оделся, оставил опочивальню, отслужил обедню, окрестил отрока. Отвинтил, открутил, откупорил, отхлебнул - опьянел опять. Отведал окрошки, откушал орешков, отпробовал осетринки, окорочков, окуньков, оладушек, овощей - объевшийся отец отобедал основательно.

Отдохнув, отец Онуфрий отправился осматривать окрестности Онежского озера. Обойдя оврагом огороженный от овец овин, он основательно остолбенел. Обитательница окрестной окраины, обнаженная отроковица Ольга осторожно отмывала опыленные одежды около отдаленной осиновой опушки.

Озаренные огнями осени Онежские озера! Оправив оловянный ободок огромных очков, овдовевший отец Онуфрий обстоятельно оглядел оную отуманившую очи особу. Окстись, отче, окаянный опутал!

- Оля, околдовала, обольстила... обласкай одинокого отшельника! - ораторствовал онежский орел, охваченный огнем отец Онуфрий.

- Отойдите, отец Онуфрий! Оторву окоянный отросток! - отвечала ошарашенная Ольга.

- Отдайся! Осчастливлю! - околодовывал обуреваемый охальник.

- Ого? Охотно! Однако обязан оплатить оное, - обдумав, ответствовала обаятельная отроковица.

- Озолочу, осыплю охапками ожерелий! Обещаю отары овец, ондатровые одежды! - обманывал Ольгу одержимый.

- Отрадно, отче! Отлично, обдумаем-обсудим, - обрадовалась она.

Отец Онуфрий обаял, обнял, обвил, обхватил... Ольга обмякла, обворожительно опрокинулась, отчаянно отдалась... Однако, окончив оплодотворение, отдышавшийся отец отказался оплачивать обещанное.

- Облысевший, ожиревший, обнищавший осталоп! Обесславил, обездолил, ограбил одинокую овечку! Отдавай обещанную ондатру, оборотень окаянный! Одичавший осел! Обсчитал, обчистил, обесчестил! Ослеплю, отравлю, оцарапаюб ославлю! - озверела Ольга.

-Очумела, озорница? Отвали отсюда, - отрешенно отмахнулся от Ольги остывший отец Онуфрий.

Обиженная, опозоренная, ожесточившая отроковица огрела отца Онуфрия опасным оружием - огромной осиновой оглоблей. Ослабев, ошеломленный Онуфрий оступился, омертвел, обрушился оземь. Отмстившая Ольга обмылась, отерлась, обсохла, обулась, оделась. Отроковица озабоченно обыскала окровавленного отца Онуфрия, ощупала онучи, обшарила отвороты, однако отменно осерчала, обнаружив остывшие остатки онуфриевого обеда.

Ох... Оплетенные осоками онежские омуты... Огромный одухотворенный океан обхватил, обмыл, обласкал останки отца Онуфрия...

live4fun.ru

Однажды, обходя окрестности Онежского озера, отец Онуфрий обнаружил обнаженную Ольгу. Обомлел отшельник, оторопел. - Ольга, отдайся

Однажды, обходя окрестности Онежского озера, отец Онуфрий обнаружил обнаженную Ольгу. Обомлел отшельник, оторопел.
— Ольга, отдайся — озолочу!
Ответствовала Ольга:
— Окстись, отче, отойди! Обидишь — отомщу! Отбиваться ослабну — откушу окоянный отросток!
Однажды осенью отец Онуфрий очнулся, опохмелился оставшимися огурчиками, отрезвел, оделся, оставил опочивальню, отслужил обедню, окрестил отрока. Отвинтил, открутил, откупорил, отхлебнул — опьянел опять. Отведал окрошки, откушал орешков, отпробовал осетринки, окорочков, окуньков, оладушек, овощей — объевшийся отец отобедал основательно.

Отдохнув, отец Онуфрий отправился осматривать окрестности Онежского озера. Обойдя оврагом огороженный от овец овин, он основательно остолбенел. Обитательница окрестной окраины, обнаженная отроковица Ольга осторожно отмывала опыленные одежды около отдаленной осиновой опушки.

Озаренные огнями осени Онежские озера! Оправив оловянный ободок огромных очков, овдовевший отец Онуфрий обстоятельно оглядел оную отуманившую очи особу. Окстись, отче, окаянный опутал!

— Оля, околдовала, обольстила… обласкай одинокого отшельника! — ораторствовал онежский орел, охваченный огнем отец Онуфрий.

— Отойдите, отец Онуфрий! Оторву окоянный отросток! — отвечала ошарашенная Ольга.

— Отдайся! Осчастливлю! — околодовывал обуреваемый охальник.

— Ого? Охотно! Однако обязан оплатить оное, — обдумав, ответствовала обаятельная отроковица.

— Озолочу, осыплю охапками ожерелий! Отгрохаю обалденный особняк! Обещаю отары овец, ондатровые одежды! — обманывал Ольгу одержимый.

— Отрадно, отче! Отлично, обдумаем-обсудим, — обрадовалась она.

Отец Онуфрий обаял, обнял, обвил, обхватил… Ольга обмякла, обворожительно опрокинулась, отчаянно отдалась… Однако, окончив оплодотворение, отдышавшийся отец отказался оплачивать обещанное.

— Облысевший, ожиревший, обнищавший осталоп! Обесславил, обездолил, ограбил одинокую овечку! Отдавай обещанную ондатру, оборотень окаянный! Одичавший осел! Обсчитал, обчистил, обесчестил! Ослеплю, отравлю, оцарапаю, ославлю! — озверела Ольга.

-Очумела, озорница? Отвали отсюда, — отрешенно отмахнулся от Ольги остывший отец Онуфрий.

Обиженная, опозоренная, ожесточившая отроковица огрела отца Онуфрия опасным оружием — огромной осиновой оглоблей. Ослабев, ошеломленный Онуфрий оступился, омертвел, обрушился оземь. Отмстившая Ольга обмылась, отерлась, обсохла, обулась, оделась. Отроковица озабоченно обыскала окровавленного отца Онуфрия, ощупала онучи, обшарила отвороты, однако отменно осерчала, обнаружив остывшие остатки онуфриевого обеда.

Ох… Оплетенные осоками онежские омуты… Огромный одухотворенный океан обхватил, обмыл, обласкал останки отца Онуфрия.

www.inpearls.ru

Однажды отец Онуфрий - 300 лет — LiveJournal

? LiveJournal
  • Main
  • Ratings
  • Interesting
  • 🏠#ISTAYHOME
  • Disable ads
Login
  • Login
  • CREATE BLOG Join
  • English (en)
    • English (en)
    • Русский (ru)
    • Українська (uk)
    • Français (fr)
    • Português (pt)
    • español (es)
    • Deutsch (de)
    • Italiano (it)
    • Беларуская (be)

300-let.livejournal.com

Стих про "О"тца "О"нуфрия: komodo74 — LiveJournal

Однажды осенью отец Онуфрий очнулся, опохмелился оставшимися огурчиками, отрезвел, оделся, оставил опочивальню, отслужил обедню, окрестил отрока. Отвинтил, открутил, откупорил, отхлебнул - опьянел опять. Отведал окрошки, откушал орешков, опробовал осетинки, окорочков, окуньков , оладушек, овощей - объевшийся отец отобедал основательно. 

Отдохнув, отец Онуфрий отправился осматривать окрестности Онежского озера. Обойдя оврагом огороженный от овец овин, он основательно остолбенел. Обитательница окрестной окраины, обнаженная отроковица Ольга осторожно отмывала опыленные одежды около отдаленной осиновой опушки. 

Озаренные огнями осени Онежские озера! Оправив оловянный ободок огромных очков, овдовевший отец Онуфрий обстоятельно оглядел оную отуманивавшую очи особу. Отступись, отче, окаянный опутал! 

-Оля, околдовала, обольстила... обласкай одинокого отшельника! - ораторствовал онежский орел, охваченный огнем отец Онуфрий. 

- Отойдите, отец Онуфрий! Оторву окояный отросток! - отвечала ошарашенная Ольга. 

- Отдайся! Осчастливлю! - околдовывал обуреваемый охальник. 

-Ого? Охотно! Однако обязан оплатить оное, - обдумав, ответствовала обаятельная отроковица. 

-Озолочу, осыплю охапками ожерелий! Обещаю отары овец, ондатровые одежды! - обманывал Ольгу одержимый. 

-Отрадно, отче! Отлично, обдумаем-обсудим, - обрадовалась она. 

Отец Онуфрий обоял, обнял, обвил, обхватил... Ольга обмякла, обворожительно опрокинулась, отчаянно отдалась... Однако, окончив оплодотворение, отдышавшийся отец отказался оплачивать обещанное. 

-Облысевший, ожиревший, обнищавший остолоп! О бесславил  обездолил, ограбил одинокую овечку! Отдавай обещанную ондатру, оборотень окаянный! Одичавший осел! Обсчитал, обчистил, обесчестил! Ослеплю, отравлю, оцарапаю ославлю! - озверела Ольга. 

-Очумела, озорница? Отойди, - отрешенно отмахнулся от Ольги остывший отец Онуфрий. 

Обиженная, опозоренная, ожесточившая отроковица огрела отца Онуфрия опасным оружием - огромной осиновой оглоблей. Ослабев, ошеломленный Онуфрий оступился, омертвел, обрушился оземь. Отомстившая Ольга обмылась, отерлась, обсохла, обулась, оделась. Отроковица озабоченно обыскала окровавленного отца Онуфрия, ощупала онучи, обшарила отвороты, однако отменно осерчала, обнаружив остывшие остатки Онуфриевого обеда. 

Ох... Оплетенные осоками онежские омуты... Огромный одухотворенный океан обхватил, обмыл, обласкал останки отца Онуфрия...

ИСТОЧНИК : http://otvet.mail.ru/question/82232588/

komodo74.livejournal.com

Отец Онуфрий - Vadim Ivanov — КОНТ

ОТЕЦ ОНУФРИЙ

Однажды отец Онуфрий, обходя окрестности Онежского озера...

оказывается, существует гораздо более полная, насыщенная и продолжительная версия сабжевого текст, нежели тот, который я знал ???? итак:

Однажды осенью отец Онуфрий очнулся, опохмелился оставшимися огурчиками, отрезвел, оделся, оставил опочивальню, отслужил обедню, окрестил отрока. Отвинтил, открутил, откупорил, отхлебнул — опьянел опять. Отведал окрошки, откушал орешков, отпробовал осетринки, окорочков, окуньков, оладушек, овощей — объевшийся отец отобедал основательно.

Отдохнув, отец Онуфрий отправился осматривать окрестности Онежского озера. Обойдя оврагом огороженный от овец овин, он основательно остолбенел. Обитательница окрестной окраины, обнаженная отроковица Ольга осторожно отмывала опыленные одежды около отдаленной осиновой опушки.

Озаренные огнями осени Онежские озера! Оправив оловянный ободок огромных очков, овдовевший отец Онуфрий обстоятельно оглядел оную отуманившую очи особу. Окстись, отче, окаянный опутал!

— О, Ольга! Околдовала, обольстила... обласкай одинокого отшельника! — ораторствовал онежский орел, охваченный огнем отец Онуфрий.

— Отойдите, отец Онуфрий! Оторву окаянный отросток! — отвечала ошарашенная Ольга.

— Отдайся! Осчастливлю! — околдовывал обуреваемый охальник.

— Ого? Охотно! Однако обязан оплатить оное, — обдумав, ответствовала обаятельная отроковица.

— Озолочу, осыплю охапками ожерелий! Обещаю отары овец, ондатровые одежды! — обманывал Ольгу одержимый.

— Отрадно, отче! Отлично, обдумаем-обсудим, — обрадовалась она.

Отец Онуфрий обаял, обнял, обвил, обхватил... Ольга обмякла, обворожительно опрокинулась, отчаянно отдалась... Однако, окончив оплодотворение, отдышавшийся отец отказался оплачивать обещанное.

— Облысевший, ожиревший, обнищавший остолоп! Обесславил, обездолил, ограбил одинокую овечку! Отдавай обещанную ондатру, оборотень окаянный! Одичавший осел! Обсчитал, обчистил, обесчестил! Ослеплю, отравлю, оцарапаю, ославлю! — озверела Ольга.

— Очумела, озорница? Отвали отсюда, — отрешенно отмахнулся от Ольги остывший отец Онуфрий.

Обиженная, опозоренная, ожесточившая отроковица огрела отца Онуфрия опасным оружием — огромной осиновой оглоблей. Ослабев, ошеломленный Онуфрий оступился, омертвел, обрушился оземь. Отмстившая Ольга обмылась, отерлась, обсохла, обулась, оделась. Отроковица озабоченно обыскала окровавленного отца Онуфрия, ощупала онучи, обшарила отвороты, однако отменно осерчала, обнаружив остывшие остатки онуфриевого обеда.

Ох... Оплетенные осоками онежские омуты... Огромный одухотворенный океан обхватил, обмыл, обласкал останки отца Онуфрия.

https://vorchuchelo.com/text/o...

cont.ws

Однажды, обходя окрестности Онежского озера

? LiveJournal
  • Main
  • Ratings
  • Interesting
  • 🏠#ISTAYHOME
  • Disable ads
Login
  • Login
  • CREATE BLOG Join
  • English

araks.livejournal.com

Рассказ на букву О — DRIVE2

Однажды, опосля обедни, обходя окрестности Онежского озера, отец Онуфрий обнаружил обнаженную отороковицу Ольгу. Обомлел отшельник, оторопел.
— Ольга, отдайся — озолочу!
Ответствовала оскорбленная Ольга:
— Окстись, отче, отойди! Обидишь — отомщу! Отбиваться ослабну — откушу окоянный отросток!
-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Однажды осенью отец Онуфрий очнулся, опохмелился оставшимися огурчиками, отрезвел, оделся, оставил опочивальню, отслужил обедню, окрестил отрока. Отвинтил, открутил, откупорил, отхлебнул — опьянел опять. Отведал окрошки, откушал орешков, отпробовал осетринки, окорочков, окуньков, оладушек, овощей — объевшийся отец отобедал основательно.
Отдохнув, отец Онуфрий отправился осматривать окрестности Онежского
озера. Обойдя оврагом огороженный от овец овин, он основательно
остолбенел. Обитательница окрестной окраины, обнаженная отроковица Ольга
осторожно отмывала опыленные одежды около отдаленной осиновой опушки.
Озаренные огнями осени Онежские озера! Оправив оловянный ободок огромных
очков, овдовевший отец Онуфрий обстоятельно оглядел оную отуманившую очи
особу. Окстись, отче, окаянный опутал!

— Оля, околдовала, обольстила… обласкай одинокого отшельника! —
ораторствовал онежский орел, охваченный огнем отец Онуфрий.

— Отойдите, отец Онуфрий! Оторву окаянный отросток! — отвечала
ошарашенная Ольга.

— Отдайся! Осчастливлю! — околдовывал обуреваемый охальник.

— Ого? Охотно! Однако обязан оплатить оное, — обдумав, ответствовала
обаятельная отроковица.

— Озолочу, осыплю охапками ожерелий! Обещаю отары овец, ондатровые
одежды! — обманывал Ольгу одержимый.

— Отрадно, отче! Отлично, обдумаем-обсудим, — обрадовалась она.

Отец Онуфрий обаял, обнял, обвил, обхватил… Ольга обмякла,
обворожительно опрокинулась, отчаянно отдалась… Однако, окончив
оплодотворение, отдышавшийся отец отказался оплачивать обещанное.

— Облысевший, ожиревший, обнищавший осталоп! Обесславил, обездолил,
ограбил одинокую овечку! Отдавай обещанную ондатру, оборотень окаянный!
Одичавший осел! Обсчитал, обчистил, обесчестил! Ослеплю, отравлю,
оцарапаюб ославлю! — озверела Ольга.

-Очумела, озорница? Отвали отсюда, — отрешенно отмахнулся от Ольги
остывший отец Онуфрий.

Обиженная, опозоренная, ожесточившая отроковица огрела отца Онуфрия
опасным оружием — огромной осиновой оглоблей. Ослабев, ошеломленный
Онуфрий оступился, омертвел, обрушился оземь. Отмстившая Ольга обмылась,
отерлась, обсохла, обулась, оделась. Отроковица озабоченно обыскала
окровавленного отца Онуфрия, ощупала онучи, обшарила отвороты, однако
отменно осерчала, обнаружив остывшие остатки онуфриевого обеда.

Ох… Оплетенные осоками онежские омуты… Огромный одухотворенный океан
обхватил, обмыл, обласкал останки отца Онуфрия…
-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Однажды Отец Онуфрий Обходя Окрестности Онежского Озера Обнаружил Обнаженную Ольгу -О, ОЛЬГА! -Отдайся! -Отдашься-озолочу,
— Осеребрю, — Обкакаю! Отдалась Обнаженная Ольга Однако От Отсутствия Опыта Откусила Окаянный Отросток
---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Однажды обозревая окресности Онежского озера отец Онуфрий обнаружил оголенную Ольгу. Опасаясь оптического обмана, отец Онуфрий одел очки.
— Отдайся, Ольга, озолочу.
Ольга отдалась, однако, отведав оного, отец Онуфрий от оплаты отказался. Обманутая, оскорбленная и озлобленная Ольга огрела отца Онуфрия оглоблей. Околел отец Онуфрий.
-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Однажды осенью, обозревая окрестности Онежского озера, отец
Онуфрий обнаружил обнаженную Ольгу.
— Отдайся, Ольга!- окликнул отец Онуфрий.- Облагодетельствуй
одинокого! Организмы одолели!
— Окснись, окаянный! Отвяжись!- отмахнулась Ольга, оглаживая
ослепительные округлости.
— Очаровательница! Озолочу! Ожерельями осыплю! Отменно обеспе-
чу!
— Ой, обманешь…- осторожничала Ольга, очевидно, обладавшая
определенным отрицательным опытом.
— Обещал — обязан!- обиженно отвечал отец Онуфрий, одновременно
освобождаясь от облачения.
Обдумав описанное, Ольга отважилась. Однако, отведав оного, —
овладев Ольгой, — отец Онуфрий от оплаты отказался. Обозлившись,
Ольга основательно огрела отца Онуфрия осиновой оглоблей, отчего
он, охальник, окочурился.
----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Отец Онуфрий отдыхал около озера. Отца Онуфрия обильно окружали оводы. Отец Онуфрий окончательно отчаялся, отмахиваясь от оводов опахалом.
— Одумайтесь, окаянные отродья, огрею – околеете! – орал отец Онуфрий, остервенело орудуя опахалом. Оводы отлетали, однако описывали около отца Онуфрия окружности. Обкусанный оводами отец Онуфрий озверел. Отдохновение отменилось, осталось одно — отгонять окаянное отребье. Объясняем – отбиваться.
— Отче, одари отрядом омоновцев! – озаботился отец Онуфрий.
Отче отвечать отказался, омоновцы обломались. Оглядевшись, отец Онуфрий обнаружил огромную осиновую оглоблю. Оглашая окрестности ором, обезумевший отец Онуфрий обхватил оконечность оглобли, ожесточенно отмахиваясь от оводов. Ошарашенные оводы отлетели окончательно.
— Одумались, отродья! – облегченно охнул обессиленный отец Онуфрий, отдышавшись. – Однако, оглобля – отличное оружие, опаснее огнемета.
Окунувшись, обтеревшись, отец Онуфрий оделся. Освятив окрестности озера, отправился отужинать отварным осетром, омлетом, окуньками. Обожравшись, отец Онуфрий опоносился.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Однажды осенью отец Онуфрий очнулся, опохмелился огурчиками, отрезвел, оделся, оставил опочивальню, отслужил обедню, окрестил отрока. Отвинтил, открутил, откупорил, отхлебнул — опьянел опять.
Отведал окрошки, откушал орешков, отпробовал осетринки, окорочков, окуньков, оладушек, овощей — объевшийся отец отобедал основательно.

Отдохнув, отец Онуфрий отправился осматривать окрестности Онежского озера.
Обойдя оврагом огороженный от овец овин, он остолбенел. Обитательница окрестной окраины, обнаженная отроковица Ольга осторожно отмывала опыленные одежды около отдаленной осиновой опушки.

О! Озаренные огнями осени Онежские озера!
Оправив оловянный ободок огромных очков, овдовевший Онуфрий обстоятельно оглядел оную отуманившую очи особу.

-Оля! Околдовала, обольстила, обласкала одинокого отшельника! Отдайся! Осчастливлю!
— ораторствовал онежский орел, охваченный огнем отец Онуфрий.

-Ого! Охотно! Однако обязан оплатить оное, — обдумав, ответствовала обаятельная отроковица.

-Озолочу, осыплю охапками ожерелий! Обещаю отары овец, ондатровые одежды! — обманывал Ольгу одержимый.

-Отрадно, отче! Отлично, обсудим, — обрадовалась она.

Отец Онуфрий обаял, обнял, обвил, обхватил… Ольга обмякла, опрокинулась, отдалась…
Однако, окончив оплодотворение, отдышавшийся отец отказался оплачивать обещанное.

-Облысевший, ожиревший, обнищавший охальник! Обесславил, обездолил, ограбил овечку!
Отдавай обещанную ондатру, оборотень окаянный! Осел! Обсчитал, обчистил, обесчестил! Ослеплю, отравлю,
оцарапаю! — озверела Ольга.

-Очумела, озорница? Отвали отсюда, — отрешенно отмахнулся от Ольги остывший отец Онуфрий.

Обиженная, опозоренная, ожесточившая отроковица огрела отца Онуфрия опасным оружием — острой огромной осиновой оглоблей.
Ослабев, ошеломленный Онуфрий оступился, омертвел, обрушился оземь.
Отмстившая Ольга отерлась, обсохла, обулась, оделась.
Отроковица озабоченно обыскала окровавленного Онуфрия, ощупала онучи, обшарила отвороты,
однако отменно осерчала, обнаружив остывшие остатки онуфриевого обеда.

Ох… Оплетенные осоками онежские омуты… Огромный одухотворенный океан обхватил, обмыл,
обласкал опухшие останки отца Онуфрия. Оминь.
-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

ПРИВЕТСТВУЕТСЯ

www.drive2.ru

Рассказ на букву О (рассказ, в котором все слова начинаются на букву О) - Stevsky.ru

Однажды осенью отец Онуфрий очнулся, опохмелился оставшимися огурчиками, отрезвел, оделся, оставил опочивальню, отслужил обедню, окрестил отрока. Отвинтил, открутил, откупорил, отхлебнул - опьянел опять. Отведал окрошки, откушал орешков, отпробовал осетринки, окорочков, окуньков, оладушек, овощей - объевшийся отец отобедал основательно.

Отдохнув, отец Онуфрий отправился осматривать окрестности Онежского озера. Обойдя оврагом огороженный от овец овин, он основательно остолбенел. Обитательница окрестной окраины, обнаженная отроковица Ольга осторожно отмывала опыленные одежды около отдаленной осиновой опушки.

Озаренные огнями осени Онежские озера! Оправив оловянный ободок огромных очков, овдовевший отец Онуфрий обстоятельно оглядел оную отуманившую очи особу. Окстись, отче, окаянный опутал!

 

- Оля, околдовала, обольстила... обласкай одинокого отшельника! - ораторствовал онежский орел, охваченный огнем отец Онуфрий.

- Отойдите, отец Онуфрий! Оторву окаянный отросток! - отвечала ошарашенная Ольга.

- Отдайся! Осчастливлю! - околдовывал обуреваемый охальник.

- Ого? Охотно! Однако обязан оплатить оное, - обдумав, ответствовала обаятельная отроковица.

- Озолочу, осыплю охапками ожерелий! Обещаю отары овец, ондатровые одежды! - обманывал Ольгу одержимый.

- Отрадно, отче! Отлично, обдумаем-обсудим, - обрадовалась она.

Отец Онуфрий обаял, обнял, обвил, обхватил... Ольга обмякла, обворожительно опрокинулась, отчаянно отдалась... Однако, окончив оплодотворение, отдышавшийся отец отказался оплачивать обещанное.

- Облысевший, ожиревший, обнищавший остолоп! Обесславил, обездолил, ограбил одинокую овечку! Отдавай обещанную ондатру, оборотень окаянный! Одичавший осел! Обсчитал, обчистил, обесчестил! Ослеплю, отравлю, оцарапаю, ославлю! - озверела Ольга.

- Очумела, озорница? Отвали отсюда, - отрешенно отмахнулся от Ольги остывший отец Онуфрий.

Обиженная, опозоренная, ожесточившая отроковица огрела отца Онуфрия опасным оружием - огромной осиновой оглоблей. Ослабев, ошеломленный Онуфрий оступился, омертвел, обрушился оземь. Отмстившая Ольга обмылась, отерлась, обсохла, обулась, оделась. Отроковица озабоченно обыскала окровавленного отца Онуфрия, ощупала онучи, обшарила отвороты, однако отменно осерчала, обнаружив остывшие остатки Онуфриевого обеда.

Ох... Оплетенные осоками онежские омуты... Огромный одухотворенный океан обхватил, обмыл, обласкал останки отца Онуфрия.. 

Читать ещё рассказы на одну букву:

Рассказ на букву В

Рассказы на букву П

Рассказы и стихи на букву Р

Рассказы на букву С


< Предыдущая   Следующая >

Новые материалы по этой тематике:

Старые материалы по этой тематике:


www.stevsky.ru

Окаянный отросток. - VIRTUEАЛЬНЫЙ ПАРНИЧОК — LiveJournal

Помнится, будучи ещё пионэром, выучил я наизусть похабную тавтограмму про отца Онуфрия:

"Однажды отец Онуфрий, обходя окрестности Онежского озера, обнаружил обнажённую Ольгу.
-Отдайся, Ольга, озолочу!
-Отойди, отец Онуфрий, оторву отросток окаянный!"

Да уж поистине - окаянный! Гадес, или Аид, греческий бог смерти, буквально означает: "бог того, что невидимо". Его имя этимологически связано с aidoion — "срамной член". Hoc tupre membrum, "сей гнусный член", говорит бл. Августин о священном фалле в Аттисовых шествиях (De civitate Dei, Vll, 21), и через пятнадцать веков вторит ему Вейнингер: "Освящаемый (в мистериях) фалл есть нечто сатанинское: вот почему центр Дантова Ада занимают половые части Люцифера".

У Альберто Моравиа есть роман "Я и он", состоящий из непрестанного диалога разума мужчины со своим членом: разум его укоряет, урезонивает, а он "восстаёт" и вовлекает человека в авантюры. "Суть в том, - пишет Иван Соловьёв, - что мой член - это действительно мой меньшой брат, моё второе "я", непослушный двойник, обладающий столь же выраженным и самостоятельным бытием, как и всё моё тело" ("Человек", 1991, № 1, с. 197).

Куда привёл Чикатило его "непослушный двойник", - объяснять не надо. Но ведь Чикатило - это лишь пример крайнего непослушания окаянного отростка. А вообще ведь каждый мужчина, если он оказывается на поводу у своего члена, рискует оказаться там же, где оказался Чикатило. Потому-то срамной член этимологически связан с адом.

Сколько же насилий и страшных преступлений было совершено мужчинами, одержимыми срамными вожделениями?! И не сосчитаешь... Начал всё это сам Гадес, совершив похищение Персефоны.

И так потом пошло через всю историю - похищение Елены Прекрасной в древней Греции, похищение сабинянок в древнем Риме, - вплоть до отца Онуфрия и "Кавказской пленницы"...

А большевики, хором распевая своё - "весь мир насилья мы разрушим до основанья", - даже и не подозревали, что главный-то источник насилия, окаянный отросток, находится у них в штанах. 

ltraditionalist.livejournal.com

Дразнилка отечественная. (Из "Азбуки стёба")

О насморке говорят: «У бедя дасборг».
Рязанцев, в говоре которых распространено яканье, дразнят:

У нас в Рязане грябы с глазами.
Их ядять, а они глядять.

А окающих жителей северных губерний передразнивают так: «Отец Онуфрий, обходя Онежское озеро, обнаружил обнаженную Ольгу. «Ольга, отдайся, озолочу!» «Отойди, окаянный, обоссу!»

Ленинградцы, пародируя москвичей, обычно говорят слово «булоШная» или «бордюр», а те в свою очередь произносят с отвращением «поребрик».

Из уст в уста передают монолог некоей московской дамы: «Я своего ленинградца воспитывала, воспитывала, что говорить надо, как в Малом театре: дожь, што (а не дождь и что…) Но сегодня утром услышала: “Дорогая, ты не видела, где мои носоШки…” и поняла, что перестаралась».

Питерская хохма: «Девушка, а вы из Петербурга?...!» «Агха, а шо?..»


Валентин Берестов, вслед за Маршаком утверждал, что «патриотические» стихотворцы почему-то всегда пишут по-русски с немецким акцентом. И вкусно цитировал (видимо, по еще рукописной «Чукоккале») перевод, который сделал некий швед, переводивший исторический труд о Полтаве на русский язык. Труду предшествовал эпиграф, к сожалению, не подписанный. Скрупулезный ученый честно и его «перепер»:

Был Кочубей богат и горд.
Его поля обширны были.
И много-много конских морд,
Лесов и вина первый сорт
Его потребностям служили.

В оригинале, если кто забыл:

Богат и славен Кочубей…

Берестов, впрочем, извлекая из почтового ящика перевод с гонораром за какие-нибудь перепечанные его стихи (обычно это была очень небольшая сумма), радостно сообщал: «Богат и знатен, хочь убей!..» Он же любил «показывать» и говорящих по-русски иностранцев. Коронными были две фразы:
«Кóлод» зобачкин, а я такая мерзавка, что не любовница блудить на ваша погодка». И еще – «Царь Иван Грозный, прозванный за жестокость Васильевич».

Финики – это финны. Петербургский профессор Никита Алексеевич Толстой (сын писателя А.Н.Толстого и поэтессы Натальи Крандиевской и отец Татьяны Толстой) в начале 1990-х рассказал мне стишок, которым в его детстве дразнили финнов:

Сито вито.
Кем оно вито?
В Туле вито.
Кумом вито.

По-русски невинно. По-фински – похабщина.
Сам Никита Алексеевич понял это только через полвека, когда прочитал сии забывные стишки приехавшим снимать интервью с ним финским телевизионщикам. И увидел их лица.

В Литинституте, курсе на втором, заспорили по поводу расширенного производства стихотворной продукции советскими поэтами-переводчиками. Я доказывал, что это есть промышленное умерщвление слова. В качестве доказательства: представим себе, что стихи «Я помню чудное мгновенье…» написаны по-немецки или по-английски. Переведены они были бы так:

Я вспоминаю миг прелестный –
Предстала ты передо мной,
Как будто призрак бестелесный,
Как будто ангел неземной…

И т. д. Вплоть до строк:

…В душе возник подъем отвесный,
И снова ты передо мной,
Как будто призрак бестелесный,
Как будто ангел неземной…

andrey-trezin.livejournal.com

Монофоны, азбука монофонов, рассказы на одну букву | Стать радиоведущим | Попасть на радио, работа на радио

Всё новое – хорошо забытое старое. Сейчас по планете шагает увлечение монофонами, а лет 10 назад креативные головы просто создавали стихи и произведения на ОДНУ БУКВУ… Вот такое вот негламурное название). Поскольку в прошлом году монофоны были вашей любимой темой, я решила не ограничиваться одной статьёй и собрала ещё больше полезной информации. Итак...

Алфавит

Сам автор называет работу не азбукой монофонов, а АБстишками. Поэтический монофон Марк Шкловер не создал разве что на мягкий знак! В этом pdf – файле (231 Кб) вы сможете прочитать стихи, написанные почти на все буквы русского алфавите. Мне больше всего нравится история на "Э":

Эмиграция это: эпохи эхо, Эрекция эго, эякуляция эльфа, Эротики экспонента, эфемерность эффекта, Эксгумация экскрементов, эмоциональный этюд эстета, Электротехническая эстафета, экстравагантные эксперименты, Элегантная экспортация экспертов, этнографическая энциклопедия этикета, Экзаменация экономических эквивалентов. Эмиграция - это: эпилог, эпитафия, эндшпиль.

Сатирическая сказка

Если вы пробовали создавать рассказ, что там, хотя бы 3 предложения на 1 букву, вы должны понимать, каким титаническим трудом является написание связного сатирического рассказа. В истории, которая умещается на 4 листах автор сумел не только увлеченно и с юмором рассказать сказку, но и ни разу не использовать при этом союза или предлога, начинающегося с другой буквы. Всё на "С" и никаких поблажек.

"Среди сплошных снегов сурового севера стояло скромное село Соловки. Село славилось своей седой стариной, самобытностью. Сюда сотнями съезжались специалисты, сотрудники, студенты. Слушали сказания, срисовывались строения, собирали сказки. Среди селян сожительствовали супруги: старик со своею старухой. Старик слесарничал, столярничал, строил сараи, сушил сено, сажал салат, сельдерей, смородину, собирал сыроежки, солил, стрелял соболей. Сам середняк, старик сочувствовал Советам. Создавалась сельхозкоммуна - сам сдал скот, семена, словом, стоял стеной. Старик сам стирал себе, смазывал сапоги; старуха сидела сиднем, симулировала симптомы сердечно-сосудистого синдрома..."

Сказка служит образчиком необходимого уровня словарного запаса человека, поэтому советую её прочитать внимательно. Pdf – файл с полным вариантом можно скачать здесь, он весит 84 Кб.

Монофонический рассказ

Я хочу вам представить уникального человека. Знакомьтесь - Юрий Левин. Большую часть своей сознательной жизни он занимался физикой и математикой. В один прекрасный день его любовь к точным наукам иссякла, а смыслом жизни стал русский язык. Левин писал о семантике местоимений, семиотике советских лозунгов и создавал монофоны. Один из них от настоящего гения я вам и предлагаю прочитать .

"Посреди пустыни произрастала пальма. Под пальмой племя папуасов, пораженное проказой, попивало портвейн. Пальма плодоносила плохо, папуасы прозябали, питались падалью, пожирали попугаев, протухших пятнистых питонов. Процветали полиомиелит, паранойя, псориаз, понос, паркинсонизм. Пытаясь предотвратить погибель папуасов, подкомитет помощи первобытным племенам прислал полпреда Попова. Попов, подобно Прометею, принес папуасам плоды прогресса: полупроводники, пылесос, плетизиограф, прочее. Получку Попов получал по пятницам, покупал пиво, пирожки, папайю, повидло -- подкармливал проституток, пробуя поддержать популяцию папуасов. План Попова позорно провалился -- подлые проститутки применяли противозачаточные пилюли. Племя подыхало. Пронырливые португальцы продавали портвейн по пятьдесят песо, получая пятьсот процентов прибыли. Папуасы пропивали последние плавки."

Полную версию монофона-рассказа "Плоды прогресса (часть 1)" на "П" можно скачать здесь, он весит всего 86 Кб.

Монофон, который попал в книгу рекордов Гиннеса

Бывший офицер ФСБ Николай Культяпов пошёл дальше всех. Он вспомнил 16 тысяч слов на "О" и создал настоящую повесть. "Ольгин остров" признали шедевром, и автор получил сертификат лауреата Книги рекордов Гиннесса, а также библиотеки конгресса США. Что интересно, но создание этого громадного монофона было почти случайным. До 45 лет офицер и не думал становиться писателем – гением. Просто однажды он услышал байку:

"Однажды отец Онуфрий, отслужив обедню, отправившись осматривать окрестности Онежского озера, обнаружил обнаженную Ольгу. - Отдайся, Ольга, озолочу! Обольщенная Ольга отцу Онуфрию отдалась. Окончив оную операцию Отец Онуфрий от оплаты отказался. Оскорбленная Ольга откусила Отцу Онуфрию окаянный отросток. Оттого отец Онуфрий околел."

В ней было всего 40 слов. После того, как за историю взялся Культяпов, она увеличилась в размерах в 400 РАЗ!

Самый ДЛИННЫЙ монофон мире

Как ни странно, но этот рекорд тоже принадлежит Культяпову. Пролистав словарь Даля, Николай обнаружил, что больше всего слов в русском языке на букву "П" и... принялся за работу. Итогом стараний стал настоящий РОМАН-МОНОФОН. "Приключения пехотинца Павла Петрова" насчитывают порядка 86 тысяч слов на заветную букву "П". На протяжении романа пехотинец оказывается в психушке, мире политики, обращается к Путину и даже Пугачёвой. Примадонне, например, автор посвятил целых 7 страниц.

Вот небольшой отрывок:

"Появившись простенькой певичкой, постепенно поднималась по приступкам популярности, преодолевала препятствия. Поменялись поколения певцов, примадонна по-прежнему поет, поныне продолжает пребывать простой Пугачевой, презирая псевдонимы..."

Самый длинный монофон в мире вошел в российские сборники чудес, рекордов и достижений "Диво" и "Левша". Надеюсь, это вдохновит вас на создание собственного шедевра. Результаты, как всегда, можете выкладывать в комментариях.

Юлиана Романова. 

Другие статьи по теме:

getonair.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.