Небо над храмом стихи


Стихи о небе | ANTRIO.RU

Стихи о небе


Эмили Дикинсон — Небо ниже, чем облака

Небо ниже — чем облака.
Падая, хлопья снега
Валятся в грязь и на дома,
Не замедляя бега.

Ветер горько стонет весь день,
Будто кто его гонит —
Так природу мы застаем
Без ее короны.


Дмитрий Мережковский — Голубое небо

Я людям чужд и мало верю
Я добродетели земной:
Иною мерой жизнь я мерю,
Иной, бесцельной красотой.

Я верю только в голубую
Недосягаемую твердь.
Всегда единую, простую
И непонятную, как смерть.

О, небо, дай мне быть прекрасным,
К земле сходящим с высоты,
И лучезарным, и бесстрастным,
И всеобъемлющим, как ты.


Борис Пастернак — Зимнее небо

Цельною льдиной из дымности вынут
Ставший с неделю звездный поток.
Клуб конькобежцев вверху опрокинут:
Чокается со звонкою ночью каток.

Реже-реже-ре-же ступай, конькобежец,
В беге ссекая шаг свысока.
На повороте созвездьем врежется
В небо Норвегии скрежет конька.

Воздух окован мерзлым железом.
О конькобежцы! Там — все равно,
Что, как глаза со змеиным разрезом,
Ночь на земле, и как кость домино;

Что языком обомлевшей легавой
Месяц к себе примерзает; что рты,
Как у фальшивомонетчиков,- лавой
Дух захватившего льда налиты.


Эмили Дикинсон — Небо, как шатер

Я знаю — Небо, как шатер,
Свернут когда-нибудь,
Погрузят в цирковой фургон
И тихо тронут в путь.
Ни перестука молотков,
Ни скрежета гвоздей —
Уехал цирк — и где теперь
Он радует людей?

И то, что увлекало нас
И тешило вчера —
Арены освещенный круг,
И блеск, и мишура, —
Развеялись и унеслись,
Исчезли без следа —
Как птиц осенний караван,
Как облаков гряда.


Шарль Бодлер — Тревожное небо

Твой взор загадочный как будто увлажнен.
Кто скажет, синий ли, зеленый, серый он?
Он то мечтателен, то нежен, то жесток,
То пуст, как небеса, рассеян иль глубок.

Ты словно колдовство тех долгих белых дней,
Когда в дремотной мгле душа грустит сильней,
И нервы взвинчены, и набегает вдруг,
Будя заснувший ум, таинственный недуг.

Порой прекрасна ты, как кругозор земной
Под солнцем осени, смягченным пеленой.
Как дали под дождем, когда их глубина
Лучом встревоженных небес озарена!

О, в этом климате, пленяющем навек, —
В опасной женщине, — приму ль я первый снег,
И наслаждения острей стекла и льда
Найду ли в зимние, в ночные холода?


Николай Асеев — Небо

Небо — как будто летящий мрамор
с белыми глыбами облаков,
словно обломки какого-то храма,
ниспровергнутого в бездну веков!

Это, наверно, был храм поэзии:
яркое чувство, дерзкая мысль;
только его над землею подвесили
в недосягаемо дальнюю высь.

Небо — как будто летящий мрамор
с белыми глыбами облаков,
только пустая воздушная яма
для неразборчивых знатоков!


Иннокентий Анненский — Зимнее небо

Талый снег налетал и слетал,
Разгораясь, румянились щеки,
Я не думал, что месяц так мал
И что тучи так дымно-далеки…

Я уйду, ни о чем не спросив,
Потому что мой вынулся жребий,
Я не думал, что месяц красив,
Так красив и тревожен на небе.

Скоро полночь. Никто и ничей,
Утомлен самым призраком жизни,
Я любуюсь на дымы лучей
Там, в моей обманувшей отчизне.


Вероника Тушнова — Сияет небо снежными горами

Сияет небо снежными горами,
громадами округлых ярких туч.
Здесь тишина торжественна, как в храме,
здесь в вышине дымится тонкий луч.
Здесь теплят ели розовые свечи
и курят благовонную смолу.
Нам хвоя тихо сыплется на плечи,
и тропка нас ведет в густую мглу.
Все необычно этим летом странным:
и то, что эти ели так прямы,
и то, что лес мы ощущаем храмом,
и то, что боги в храме этом мы!


Юрий Гардаш — Небо синее зовёт

Небо синее зовёт,
на земле нам нет покоя…
Все осталось за спиною:
перелёт и недолёт.

Всё так мило и знакомо —
вдруг сиреною тоска…
Манит свет аэродрома —
не пускают… пропуска.
Возвращаемся обратно —
нет погоды во вчера.
А рассказ о жизни ратной —
лишь на кончике пера.
Города, что на Востоке,
ночью белой расцвели,
а в тумане серооком
полюс холода Земли.
Стало прошлое за нами —
в никуда берем билет,
а альбомы вечерами —
ностальгия лучших лет.
До и после стало сразу,
да и то не без борьбы.
Лишь сыновни пересказы —
продолжение судьбы.

Небо синее зовёт —
я не ангел и не птица.
Продолжают часто сниться:
люди, поле, самолет.


Михаил Лермонтов — Как небеса твой взор блистает

Как небеса твой взор блистает
Эмалью голубой,
Как поцелуй, звучит и тает
Твой голос молодой;
За звук один волшебной речи,
За твой единый взгляд,
Я рад отдать красавца сечи,
Грузинский мой булат;
И он порою сладко блещет,
И сладостней звучит,
При звуке том душа трепещет
И в сердце кровь кипит.
Но жизнью бранной и мятежной
Не тешусь я с тех пор,
Как услыхал твой голос нежный
И встретил милый взор.


Осип Мандельштам — Я вижу каменное небо

Я вижу каменное небо
Над тусклой паутиной вод.
В тисках постылого Эреба
Душа томительно живет.

Я понимаю этот ужас
И постигаю эту связь:
И небо падает, не рушась,
И море плещет, не пенясь.

О, крылья бледные химеры,
На грубом золоте песка,
И паруса трилистник серый,
Распятый, как моя тоска!


Константин Романов — Ночь, Небеса не усеяны звездами

Ночь. Небеса не усеяны звездами:
В свете немеркнущем тонут оне.
Чу! Соловьи залилися над гнездами…
Томно и больно, и трепетно мне…

Вдоволь бы песни наслушаться сладостной,
Взором бы в небе тонуть голубом!
Горе забыто душой жизнерадостной:
Ночью ль такой помышлять о земном!


Александр Шипицын — Небо, небо, не болей

Небо, небо, не болей!
Дождь на землю, небо, лей!
Ты полей сто полей,
Пыль стряхни с тополей.
Окна мой, крыши драй,
После — солнышком играй!
Дай нам всем по лучу!
Луч я сам получу!


Юлия Симбирская — Сколько же в небе всего происходит

Сколько же в небе
Всего происходит:
Путь в облаках
«Аэробус» находит,
Катится солнышко,
Вьются шары.
Где-то за небом
Другие миры.
Чёрные дыры,
Планеты, кометы.
Крутятся, светятся,
Плавятся где-то.
Мчится ракета
К далёкой звезде.
Сколько всего
Происходит везде!
Если с Земли
Ты не всё разглядишь,
Сколько додумаешь,
Досочинишь!


Семен Гудзенко — Небеса

Такое небо! Из окна
посмотришь черными глазами,
и выест их голубизна
и переполнит небесами.

Отвыкнуть можно от небес,
глядеть с проклятьем и опаской,
чтоб вовремя укрыться в лес
и не погибнуть под фугаской.

И можно месяц, можно два
под визг сирен на землю падать
и слушать, как шумит трава
и стонет под свинцовым градом.

Я ко всему привыкнуть смог,
но только не лежать часами.
…И у расстрелянных дорог
опять любуюсь небесами.


Марина Цветаева — В синее небо ширя глаза

В синее небо ширя глаза —
Как восклицаешь:- Будет гроза!

На проходимца вскинувши бровь —
Как восклицаешь:- Будет любовь!

Сквозь равнодушья серые мхи —
Так восклицаю:- Будут стихи!


Иван Бунин — Седое небо надо мной

Седое небо надо мной
И лес раскрытый, обнаженный.
Внизу, вдоль просеки лесной,
Чернеет грязь в листве лимонной.

Вверху идет холодный шум,
Внизу молчанье увяданья…
Вся молодость моя — скитанья
Да радость одиноких дум!


Давид Самойлов — Хочется синего неба

Хочется синего неба
И зеленого леса,
Хочется белого снега,
Яркого желтого лета.

Хочется, чтоб отвечало
Все своему назначенью:
Чтоб начиналось с начала,
Вовремя шло к завершенью.

Хочется шуток и смеха
Где-нибудь в шумном скопище.
Хочется и успеха,
Но на хорошем поприще.


Александр Мецгер — Небо грустное с утра

Небо грустное с утра,
Черной тучей хмурится,
Но не боится детвора,
Вновь бежит на улицу.
— Дождик, дождик припусти!
Звонко раздается
По дороге босиком
Детвора несется.
Небо хмурилось сперва,
Но не удержалось
И сквозь тучи, облака
Вдруг заулыбалось.


Сергей Есенин — Гляну в поле, гляну в небо

Гляну в поле, гляну в небо —
И в полях и в небе рай.
Снова тонет в копнах хлеба
Незапаханный мой край.

Снова в рощах непасеных
Неизбывные стада,
И струится с гор зеленых
Златоструйная вода.

О, я верю — знать, за муки
Над пропащим мужиком
Кто-то ласковые руки
Проливает молоком.


Зинаида Гиппиус — Небо широкое, широкое

Небо широкое, широкое.
Смотрит заря утомлённая.
В окно моё одинокое
Заря полночная, зелёная,
Небо широкое, широкое…

Заря неверная, неверная,
Заря неяркая, туманная,
Как ты — чужая, лицемерная,
Как ты — ненужная, обманная.
Заря неверная, неверная…

Солнце победное, победное
Придёт, убьёт зарю невечную
Её — отражение солнца бедное,
Убьёт любовь небесконечную
Солнце победное, победное…


Федор Тютчев — Небо бледно-голубое

Небо бледно-голубое
Дышит светом и теплом
И приветствует Петрополь
Небывалым сентябрем.

Воздух, полный теплой влаги,
Зелень свежую поит
И торжественные флаги
Тихим веяньем струит.

Блеск горячий солнце сеет
Вдоль по невской глубине —
Югом блещет, югом веет,
И живется как во сне.

Все привольней, все приветней
Умаляющийся день,—
И согрета негой летней
Вечеров осенних тень.

Ночью тихо пламенеют
Разноцветные огни…
Очарованные ночи,
Очарованные дни.

Словно строгий чин природы
Уступил права свои
Духу жизни и свободы,
Вдохновениям любви.

Словно, ввек ненарушимый,
Был нарушен вечный строй
И любившей и любимой
Человеческой душой.

В зтом ласковом сиянье,
В этом небе голубом
Есть улыбка, есть сознанье,
Есть сочувственный прием.

И святое умиленье
С благодатью чистых слез
К нам сошло как откровенье
И во всем отозвалось…

Небывалое доселе
Понял вещий наш народ,
И Дагмарина неделя
Перейдет из рода в род.


Федор Сологуб — Поднимаю бессонные взоры

Поднимаю бессонные взоры
И луну в небеса вывожу,
В небесах зажигаю узоры
И звездами из них ворожу,

Насылаю безмолвные страхи
На раздолье лесов и полей
И бужу беспокойные взмахи
Окрыленной угрозы моей.

Окружился я быстрыми снами,
Позабылся во тьме и в тиши,
И цвету я ночными мечтами
Бездыханной вселенской души.


Игорь Северянин — Nocturne (Струи лунные)

Струи лунные,
Среброструнные,
Поэтичные,
Грустью нежные, —
Словно сказка вы
Льётесь, ласковы,
Мелодичные
Безмятежные.

Бледно-палевы,
Вдруг упали вы
С неба синего;
Льётесь струями
Со святынь его
Поцелуями.
Скорбь сияния…
Свет страдания…

Лейтесь, вечные,
Бесприютные —
Как сердечные
Слезы жаркие!..
Вы, бескровные,
Лейтесь ровные, —
Счастьем мутные,
Горем яркие…


Федор Тютчев — Ночное небо так угрюмо

Ночное небо так угрюмо,
Заволокло со всех сторон.
То не угроза и не дума,
То вялый, безотрадный сон.
Одни зарницы огневые,
Воспламеняясь чередой,
Как демоны глухонемые,
Ведут беседу меж собой.

Как по условленному знаку,
Вдруг неба вспыхнет полоса,
И быстро выступят из мраку
Поля и дальние леса.
И вот опять все потемнело,
Все стихло в чуткой темноте —
Как бы таинственное дело
Решалось там — на высоте.


Аполлон Майков — Ах, чудное небо

Ах, чудное небо, ей-Богу, над этим классическим Римом!
Под этаким небом невольно художником станешь.
Природа и люди здесь будто другие, как будто картины
Из ярких стихов антологии древней Эллады.
Ну, вот, поглядите: по каменной белой ограде разросся
Блуждающий плющ, как развешанный плащ иль завеса;
В средине, меж двух кипарисов, глубокая темная ниша,
Откуда глядит голова с преуродливой миной
Тритона. Холодная влага из пасти, звеня, упадает.
К фонтану альбанка (ах, что за глаза из-под тени
Покрова сияют у ней! что за стан в этом алом корсете!)
Подставив кувшин, ожидает, как скоро водою
Наполнится он, а другая подруга стоит неподвижно,
Рукой охватив осторожно кувшин на облитой
Вечерним лучом голове… Художник (должно быть, германец)
Спешит срисовать их, довольный, что случай нежданно
В их позах сюжет ему дал для картины, и вовсе не мысля,
Что я срисовал в то же время и чудное небо,
И плющ темнолистый, фонтан и свирепую рожу тритона,
Альбанок и даже — его самого с его кистью!

antrio.ru

В.Афанасьев "Выше неба голубого" Православные стихи для детей

1.

2.

 

Прилетели птицы,

Радостью блистая:

Светлая седмица,

Праздничная стая!

Прилетели прямо

Со двора Господня

Проводить из храма

Крестный ход сегодня,

А у нас куличик

Золотая корка!

Крашеных яичек

На подносе горка!

Молоко в крынке!

Пир — как в сказке!

В доме ни пылинки, —

Убирались к Пасхе.

Хорошо нам вместе!

И обед наш весел:

— Христос воскресе!

— Воистину воскресе!

 

* * *

 

Вот скрипнула калитка,

А вот и трель звонка...

Пасхальная открытка

Пришла издалека:

Она из русской веси

Несла пасхальный свет

И слов "Христос воскресе!"

Ликующий привет.

Она добром лучится,

Как солнцем храма крест, —

Её как будто птицы

Несли из дальних мест.

Они спешили с вестью,

Важней которой нет:

Для нас "Христос воскресе!"

Небесной жизни свет.

 

ЖУК

 

Удивлённый Жук на цыпочки

Приподнялся: "Ну и ну!

Кто так весело на скрипочке

Славит дружную весну?

Что там бело-жёлто-чёрное

Средь берёзовых ветвей —

Не синичка ли проворная,

Вестница погожих дней?"

Как блаженствует — не трожь его,

Слыша песни вешней звук,

Малый житель Царства Божьего,

Переживший зиму Жук!

ВЕСНА

 

И куст сирени, и берёза,

Что в палисаднике у нас,

Зимою стыли от мороза,

Но как им весело сейчас!

Ну не чудесное ли дело:

На ветках голых и сухих

Листва весною зашумела

И птицы прыгают на них!

И если вешними лучами

Живит растения Господь,

То разве Он твоей печали,

Мой друг, не может побороть?

Терпи с молитвою остуду,

Что по грехам, видать, дана, —

Ты будешь радоваться чуду!

Да и не чудо ли весна?

 

 

* * *

 

С треском взрываются почки...

Солнце играет в листве...

Матери Божьей следочки

Свежи ещё на траве.

Дивное благоуханье!..

Что ещё сердцу милей? —

Матери Божьей дыханье

Веет цветами полей.

Слышишь ли? чуешь ли?

Что же Ты не протянешь, мой друг,

К радости — к Матери Божьей

Счастьем трепещущих рук?

НА РАССВЕТЕ

 

Когда чудесно лето

Преобразит наш край,

Не просыпай рассвета,

А с птицами вставай.

Ты из калитки выйдешь,

Ступая по росе,

И Божий мир увидишь

Во всей его красе.

Встречают солнце птицы.

Уже восток румян.

Над речкой золотится

Предутренний туман.

И вот, Творцу покорно,

В лазурный небосвод

Не медный шар из горна,

А солнце восстает!

Проснулся мир природы,

И в этот дивный час

Леса, поля и воды

Зовут к молитве нас!

 

ПОХВАЛА ПЧЕЛЕ

 

Ты покинула пасеку чью-то

И свой труд на заре начала,

Золотое крылатое чудо,

Сотворённая Богом пчела.

Ты летишь и с тобой твои сестры, —

Сколько ваших угодий вокруг!

И гречишное поле, и пёстрый,

От росинок сверкающий луг;

Сад цветущий, как облако пышный,

Ждут в нем яблони белые вас

И впервые зацветшие вишни, —

Сколько доброго мёду он даст!

Вам, послушницам Божиим, рады

И берёзы, что в роще шумят,

И сирень у церковной ограды,

И ромашки на клумбе у врат!

В этом храме на службе Господней

На свещницах особенный жар, —

Мы поставили свечи сегодня

Восковые, — ваш Господу дар!

Мёд ваш — трапезы нашей прикраса.

Пусть пока собирается он, —

Мы дождёмся медового Спаса,

Когда будет мёд освящён.

Мир тебе, существо золотое,

Вечный путник медовых дорог!

Нам всегда твоё дело святое

Трудолюбия добрый урок.

 

* * *

 

Отрок и отроковица

В Божий храм пошли молиться

В золотой рассветный час,

И сказали им синицы:

— Помолитесь и за нас!

Полем, лугом мимо стога,

Лесом их вела дорога,

И на том пути не раз

Говорил им кто-то строго:

— Помолитесь и за нас!

Слыша требованья эти,

Кто вы? — спрашивают дети.

И в ответ раздался глас:

Всё, что в радости и свете

Бог Господь растит для вас!

Это сад при вашей школе

И колосья в чистом поле,

Травы, листья и цветы,

Всё, что дышит на приволье

В царстве Божьей красоты!

 

ХУДОЖНИК

 

Прошумел воскресный дождик

И сошёл последний снег...

Было утро. Наш художник

Пробудился раньше всех.

Кто-то звал его на воздух,

Где сияющий рассвет

На леса, поля и воды

Положил румяный след.

Кто-то счастьем и весельем

Будоражил юный дух,

Ликованием весенним

Наполняя всё вокруг.

Оглушённый птичьим пеньем,

Свой этюдник разложив,

Он трудился с упоеньем

Над рекой у старых ив.

И творилось с ним такое, —

Он понять никак не мог,

Кто водил его рукою,

За мазком кладя мазок.

Тут уж целая картина:

Луг, река, село, а там

Неким витязем былинным

Златоглавый смотрит храм.

Это Русь — душе отрада!

Это в вечность путь пролёг,

А на нём Христовы чада

И над ними в небе Бог!

 

НОЧЬ

 

Какая тишина

Под звёздами ночными!

Земля освещена

Как Божья церковь ими.

Таинственно горят

В небесном храме свечи

И как бы говорят,

Что их возжёг Предвечный.

Ах, дивный этот час,

Благоговенья полный,

Пронизывает нас

Молитвою безмолвной.

Молись, мой друг!

Твой вздох,

Раскаяньем согретый,

С любовью примет Бог

В чудесной церкви этой.

 

ХРИСТОС ОТРОК

 

Смиренно жил отрок Христос в Назарете,

И это сегодня так дивно для нас! —

Он рос в послушаньи, как многие дети;

Безвестным, — пока не настал Его час.

Не рос Он бездумно, подобно растенью,

А с детства труды добровольные нес, —

Иосифу, плотнику, был подмастерье,

А Матери верный Ее водонос.

Ослу, что Его согревал в Вифлееме,

Лежащего в яслях, дыханьем своим,

Носил Он траву и, не ведая лени,

Ухаживал в каменном стойле за ним.

И часто в молении уединённом

Его небосвод Галилеи видал...

Смирялся Господь наш, живя по законам,

Которые Сам человечеству дал.

 

ВЕНОК

 

Там, где к полю подходит лес,

Собирают цветочки дети, —

Вдруг спускается к ним с небес

Дивный Ангел, как солнце светел.

Ангел! Ангел! — раздался крик.

Дети жадно к нему теснятся...

Он же с ласкою к ним приник:

— Мир вам, милые Божьи чадца!

Сядьте здесь, на траве, в кружок.

Я открою, а вы — вниманье!

Как сплести из цветов венок,

Ввек не знающий увяданья.

Красота эта расцвела,

Чтобы вас просветить во многом.

Колокольчики — колокола,

Глас, зовущий к беседе с Богом!

Пусть живёт он в душе у вас, —

То любви христианской глас.

Незабудки — напоминанье

О спасительном том страданье,

Что с любовью за нас понёс

Наш Господь Иисус Христос.

Вот и лилия полевая,

Что, своей белизной сияя,

Удивительно хороша, —

Так должна быть чиста душа.

Васильки в жёлтом море хлеба —

Островки голубого неба,

Отблеск рая и девства цвет,

Украшение юных лет.

Увяданья пора настанет,

Дождь и холод, мороз и снег,

Но такой венок не увянет,

Будет свежим во весь свой век.

 

РУЧЕЙ

 

Потаённою тропою

В свете дня и тьме ночей

Ходят звери к водопою,

Где и летом и зимою

Бодрый плещется ручей.

Вот с волчатами волчица.

Вот кабан, а вот лисица,

Вот медведь, а вот олень, —

Всех ручей зовет напиться

И в мороз и в жаркий день.

Нравы хищников смиряя,

Робких духом ободряя,

Всех любя, ко всем он щедр,

Это Бог здесь влагу рая

Из земных изводит недр.

 

* * *

 

Всходит солнце понемногу...

Слава Богу! Слава Богу!

Засияли храма главы...

Богу слава! Богу слава!

Подошла весна к порогу...

Слава Богу! Слава Богу!

По кустам грачей орава:

Богу слава! Богу слава!

Песнь — два слова по два слога:

Слава Богу! Слава Богу!

И другой не надо, право:

Богу слава! Богу слава!

 

ВСЮДУ БОГ

 

В этой чуткой тишине,

В этой шири полевой,

В этой синей вышине

У меня над головой,

В серебре текущих вод,

В ветре, тихом, словно вздох,

Чую сердцем, что живёт

Всюду всё создавший Бог!

 

БУРЯ

 

Быстрокрылый, быстроногий

Мчится ветер напролёт,

Поднимает пыль с дороги,

Мнёт траву, деревья гнёт.

А за ним черна, могуча,

Из-за леса выходя,

Громыхает грозно туча,

До краёв полна дождя.

Вот она широкой тенью

Охватила небеса,

Угрожая наводненьем

Смыть посевы и леса.

Птицы спрятались под ветки.

В будку пёс залез и рад.

А под крыльями наседки

Жёлтых дюжина цыплят.

Вот сосна упала с треском...

Всё сильнее бури вой.

Страшным громом, синим блеском

Тьма кипит над головой.

С этой бурей своевольной

Посчитаться кто бы мог? —

Голос меди колокольной,

Не терпящий злобы Бог!

Вот помчались в небо звуки,

Взяли тучу в оборот, —

И не стало вдруг у злюки

Силы двигаться вперёд.

Ветер спрятался в овраге.

Нет и грозного врага...

Лишь на травах капли влаги

Светят, словно жемчуга!

 

ГРОЗА

 

Загремело и — дождь стеной.

Град посыпался ледяной.

Сквозь клубящийся дым пройдя,

Светит радуга средь дождя.

Словно нити из хрусталя

Принимает с небес земля.

Что ни ветка — свистит как плеть,

Листья рвутся как бы взлететь.

Странник в поле спешил как мог,

Не укрылся нигде, промок

В двух шагах от монастыря, —

Улыбнулся он, говоря:

"Настегает Господь, а там

Даст и солнце, и Божий храм!"

 

СОЛНЫШКО

 

Милое солнышко, Божье творение!

Ярко твоё золотое горение,

Щедро тепло разливая вокруг,

Всех ты людей обнимаешь как друг.

Рады тебе и цветы благовонные,

И на деревьях листочки зелёные,

И стрекоза, и трава на лугу,

Где я за бабочкой быстро бегу...

Дождик прольётся и, сердце нам радуя,

Ты зажигаешь чудесную радугу,

И загорается ярче звезды

В зелени каждая капля воды.

 

В ХРАМЕ

 

В тишине лишь голос чтицы

Слышен — Псалмопевца речь..

Полыхают на свещнице

Огоньки церковных свеч, —

Словно лес какой огнистый,

Приношенье наших рук,

Разливая пламень чистый,

Занимает медный круг.

Как приятен он для взгляда,

Этот огненный венок!

А над ним царит лампады

Потаённый огонёк, —

Алым, праздничным рубином,

Словно Ангела уста,

Он горит перед старинным

Тёмным образом Христа.

 

ЛЕТО

 

Зимы простыл и след...

С утра как солнца много!

Откуда этот свет?

— От Бога!

Трава, листва, цветы...

Благоуханье стога, —

Откуда? — спросишь ты.

— От Бога!

Как ласточки резвы...

Весёлая тревога!..

Откуда, птицы, вы?

— От Бога!

Прошёл дождь грозовой,

И дышит грудь глубоко...

Откуда дух такой?

— От Бога!

Не ждали мы конца...

Но лето у порога

Ждёт осени — венца От Бога.

 

СЕНОКОС

 

Час за часом, постепенно,

Устилавшее весь луг

Подсыхало наше сено,

Аромат струя вокруг.

Кашка в нём и медуница,

Незабудка, лютик есть,

И ромашка, и душица, —

Всех цветов не перечесть...

А когда мы стог метали

На жаре, что было сил, —

Копны целые взлетали

На вершину с наших вил!

Благодатная работа!

Мы трудились той порой,

Как и взрослые, — до пота,

Словно пчёл сплочённый рой.

Сеновалы сеном новым

Скоро будем набивать,

Чтобы овцам и коровам

До весны его жевать.

Дивный запах сена!

Это Трав и листьев изумруд,

И каникулы, и лето,

И угодный Богу труд!

 

БЛАГОДАТНОЕ ПОСЕЩЕНИЕ

 

Она не слышит, как ни кликай,

Стоит как пред Самим Творцом..

Опушка пахнет земляникой,

Сухой травой и чабрецом.

В лесу аукаются дети,

Кричат, смеются, а она,

Видать, забыла всё на свете

И чудной радости полна.

То, верно, Ангел светлолицый

Одно мгновение здесь был

И на душе отроковицы

Оставил блеск и шелест крыл.

 

ЛАМПАДА

 

Души моей отрада,

Небес призыв живой,

Не угасай, лампада,

Огонь сторожевой;

Перед святой иконой

Гори в молитвы час,

Оконце в мир бездонный,

По смерти ждущий нас!

 

СВЕЧА

 

Невелика, но дорога

Твоя свеча у Бога, —

Она жестоко жжёт врага

И свету в ней так много!

Весь тёплый свет души твоей,

Отроковица, виден в ней,

И Ангел смотрит на неё —

На сердце чистое твоё.

 

ДЕТИ МУЧЕНИКИ

 

Четырнадцать тысяч смертей

Кровавые косы точило, —

Четырнадцать тысяч детей

Убито за Господа было.

Венцы, что от Бога им всем

Даны были, дивно красивы!

Но ужас твой, о Вифлеем,

Прошёл и по нашей России.

Был Ирод-убийца и тут,

Раздувшийся злобой не в меру,

Который принялся как спрут

Душить православную веру.

Тогда миллионы смертей

И старых и малых косили, —

А начали с царских детей,

Надежды Христовой России.

Шли дети путями отцов,

К крестам прибивали их руки,

И самых прекрасных венцов

Их Бог удостоил за муки.

С детьми Вифлеема сошлись

Они у престола Господня...

Их тысячи тысяч! Молись

Им, отрок, живущий сегодня!

 

СПОРИТЕЛЬНИЦА ХЛЕБОВ

 

Над пшеницей-рожью

В небе голубом

Встала Матерь Божья

Августовским днём.

Начала молиться: —

Господи, подай

Этой ржи-пшенице

Щедрый урожай.

Тело возносили

Чистое Твоё, —

Душу мне пронзили

Гвозди и копьё.

Как душа болела!..

Вот века идут, —

Кровь Твоя и Тело

Миру жизнь дают.

Без Твоей здесь воли

Не взрастёт зерно, —

Пусть же в этом поле

Вызреет оно, —

Да утешит взоры

Тех, кто целый год

Божий хлеб — просфоры

С радостью печёт!

 

ОТЧЕ НАШ

 

Что за чудная полянка!

И обед на ней готов:

Это скатерть-самобранка

Забелела средь цветов:

Хлеба черного краюшки,

Лук да крынка молока

И пустых четыре кружки, -

Так и тянется рука!

Всё-то утро гнулись спины,

И в корзинах у ребят

То черника, то малина,

То все ягоды подряд.

В нетерпенье мало проку, -

Богу славу как не дашь?

Обратились мы к востоку

И запели: "Отче наш!.."

И Отец, Податель хлеба,

Там, среди небесных сил,

Пенье выслушал и с неба

Наш обед благословил.

 

УГОЛОК

 

Старый дом над речкой,

Гребень крыши крут...

Уголок за печкой —

Временный приют.

Здесь как будто келья, -

Вот и крест святой...

Над простой постелью

Сохнет зверобой.

Дни летят как птицы,

Тают вдалеке-

Хорошо молиться

В тихом уголке.

Здесь душе свобода, —

Счастлива она,

Что вокруг природа

Господом полна.

Оттого и милы Рощи и поля,

Что духовной силы

Здесь полна земля.

И от неба тоже

Взора не отвесть,

Потому что Божье

Всё, что там ни есть.

Небо и растенья,

Всё, что видим тут, —

Уголок спасенья,

Временный приют.

* * *

 

В последний раз ударил гром...

Душистой свежестью повеяло

В полях, омывшихся дождём,

И птицы вновь запели весело-

Бывало так во все века:

Они идут, а мир не старится,

И до конца, наверняка,

Вот как сейчас, таким останется.

Везде, всегда, во всякий час

Для нас он школа необъятная,

Он Богом данное для нас

Как бы Евангелие пятое.

Его читает пусть, мой друг,

Душа твоя, не только зрение, —

Леса, холмы, поля... вокруг

Все Бога нашего творение!

БЕРЁЗА

 

Она, видать, уже стара,

Но как она прекрасна, —

Её чернённая кора

Бела, гладка атласно!

На черно-розовых ветвях,

Текущих вниз волнами,

Блистает в солнечных лучах

Зелёных листьев пламя.

Мы в день июньский золотой,

Сияющий светло нам,

Под праздник Троицы Святой

Приходим к ней с поклоном:

— Дай нам ветвей украсить храм,

Произрастенье рая, —

Чтобы как дивный фимиам

Они благоухали там,

Иконы осеняя!

Овеет их кадильный дым

И дух благоговенья,

И сладко будет слышать им

Молитвенное пенье..,

Ведь ты недаром так бела

И так пышна сегодня,

Живая Богу похвала,

Творение Господне!

 

О ПЕШЕМ ХОЖДЕНИИ

 

Путём гористым, что, белея

Под солнцем, жёг стопы огнём,

Из Иудеи в Галилею

Господь не раз ходил пешком.

На бой с неверием и ложью

Стран мира чуть ли не всего

Ходили с посохом дорожным

Пешком апостолы Его.

Такой же пеший труд подъемля,

Перенося мороз и зной,

Шли странники в Святую Землю

И по путям Руси родной.

Об этих путниках усталых,

В душе несущих веры свет,

Мы лишь читаем в книгах старых,

А на дорогах их уж нет.

Такое пешее хожденье

К святыням в дальние места

И труд был Богу в угожденье

И память пеших троп Христа.

 

* * *

 

Здесь нехватало рук,

И вот они явились, —

И окна в доме вдруг

На солнце заискрились.

Очистились углы

От клади многолетней.

Помытые полы

Запахли рощей летней.

Принесены цветы:

Красив букет душистый!..

Душа моя! И ты

Должна быть столь же чистой!

 

НАШ ХОР

 

Повторяясь в полях многократно,

Рассыпаясь как жемчуг, светла,

В нашем хоре легко и отрадно

Воспевается Богу хвала.

Запеваем мы раннею ранью,

Не помеха нам наши дела, —

А поют у нас Божьи созданья:

Ветер, птичка, кузнечик, пчела.

Ветер трогает струны пшеницы,

Шелестит по лесам и садам,

И кузнечик стрекочет, и птица

С пеньем гнёздышко вьёт себе там,

И летит с несмолкаемой песней

Пчёлка наша с цветка на цвето;

И всё радостней, ярче, чудесней

Разгорается светом восток.

 

ПЕРЕЛЁТНЫЕ ПТИЦЫ

 

Над померкшими лесами

И над озером седым

Облака летят волнами

И клубятся словно дым.

Отправляясь в путь опасный

Без предела и границ,

Покидают край ненастный

В день осенний стаи птиц.

Долго-долго им тянуться

Над пучиною морской,

И не все они вернутся

В дни Пасхальные домой.

Мы их встретим на пороге

Тёплых дней: "Летят! летят!"

Как трудны у птиц дороги,

Но как весел их возврат!

 

НЕБЕСНЫЕ ПАЛОМНИКИ

 

Повеяло прохладой,

Начался листопад;

Над опустевшим садом

Журавлики летят.

Летят, и всё сильнее

Слышна в их кликах грусть:

Да есть ли где роднее

Для них земля, чем Русь?

Уж их не видно в тучах,

Закрывших небосвод...

Паломников летучих

Кто за морями ждёт?

Быть может им готовы

Прекрасные сады,

До сей поры Христовы

Хранящие следы.

Не высказать словами,

Что на сердце лежит...

Журавлики, за вами

Душа моя летит!

 

ЗИМА

 

Ну вот и настала зима!

Нагрянула вдруг, легкокрыла,

Осыпала снегом дома,

Поля и холмы убелила.

Снежинки, легки словно пух,

Свой танец затеяли дружный,

И мир заискрился вокруг

На солнце красою жемчужной!

А сколько сияющих звезд

Горит в мироздании грозном!..

И слышно — просёлком морозным

Рождественский близится пост.

 

* * *

 

Рождество Христово!

На душе светло!

Праздника святого

Солнышко взошло.

Небеса так ясны,

Белый день в ночи:

То Младенцу в ясли

Шлёт звезда лучи!

Стало плотью Слово

Ради наших бед:

Рождество Христово

Вечной жизни свет!

 

* * *

 

То стремительная синичка,

То взъерошенный воробей

Прилетают с утра привычно

К заоконной кормушке моей.

День недолог, — смеркается рано.

А зима-то уж как холодна!

Слышу — клювы в оконную раму

Долбят, — мол, не хватило зерна...

Всюду снег, — не добыть ни крупицы:

Мерзнет бедная малая плот!..

Через наши кормушки вас, птицы,

В зимний день напитает Господь!

ЗИМНИЙ ЛЕС

 

Зимний лес, ты чудо Божье!

Наши взоры веселя,

Ты сверкаешь в день погожий

Как дворец из хрусталя!

Царство холода и света,

Чистоты и красоты,

В полудрёме сыплешь с веток

Серебро и жемчуг ты.

Посреди дубов былинных,

Возле сосен золотых —

Письмена следов звериных

На сугробах голубых.

Здесь, коленопреклоненный

В тишине твоей смиренной,

Светлый Ангел в этот час

Богу молится за нас!

 

* * *

 

От стужи зимой обмирая

И Богу молясь в полусне,

Мечтают деревья о рае,

О вечно цветущей весне, —

Там некогда жили растенья

Под небом всегда голубым

До нашего грехопаденья,

Ударившего и по ним.

 

В ДЕНЬ БОГОЯВЛЕНЬЯ

 

Дрожит морозная округа

От звона всех колоколов,

И мы спешим, тесня друг друга,

На их весёлый медный зов.

Сияет солнце после вьюги;

Обедня кончилась; народ,

Подняв иконы и хоругви,

К реке за батюшкой идёт.

Сверкает купол неба синий,

В алмазных искрах белый снег,

И на ветвях деревьев иней —

Как вставший дыбом белый мех.

Нет, нам не холодно сегодня, —

Крещенье празднуя Господне,

Не платим ныне стуже дань!

А вот и прорубь — Иордань:

Идет большое водосвятье

И хоть вокруг снега и льды,

Здесь золочёное распятье

Крест-накрест чертит гладь воды

И вот, невидимый народу,

Из синевы, что так чиста,

Нисходит Дух Святый на воду,

Как нисходил он на Христа.

 

ВСТРЕЧА

 

Как-то раз зимою вьюжной,

Каждый в путь пустившись свой,

Ветры северный и южный

Повстречались под Москвой.

— Ты откуда?

-Я с Афона,

У монахов был я там,

И несу я их поклоны

Соловецким островам, —

Монастырским башням стылым,

Где и камень каждый свят,

Братским тем святым могилам,

Где замученные спят.

Брат! Я рад услышать это, —

Я несу Горе Святой

Слово тёплого привета

От страны холодной той.

Солнцем с неба, что бездонно,

Ярче всех ночных светил,

Православный свет Афона

Русским инокам светил!

Нет ему конца-предела

И недаром до сих пор

Над Афоном Приснодева

Простирает омофор!

 

МОНАСТЫРЬ (Начало Троице-Сергиевой Лавры)

 

Лес шумел над головою,

Страшновато было в нём, —

В этом море тяжкой хвои

Было сумрачно и днём.

Под ногой шуршат иголки,

А когда настанет ночь

И вдали завоют волки,

Хоть беги отсюда прочь...

Но пришли два юных брата

В эти дикие места,

Чтоб молитвенно и свято

Жить здесь с именем Христа.

Топоры их зазвенели,

Пали срубленные ели,

И спустя немного дней

Две монашеские кельи

Забелели средь ветвей.

Жизнь пустынников сурова:

С братом брат не молвит слова.

День молитве посвящён.

Час поспят и встанут снова

На молитву у икон.

Как уж злобствовали бесы,

Выгнать их отсюда тщась,

Словно буря в мраке леса

По-звериному ярясь, —

И ревели, и гремели,

И валили с треском ели,

Кельи иноков трясли...

Напугать их не сумели

И с позором прочь ушли.

Этим инокам упрямым

Помогал во всём Христос, —

Вот уже над малым храмом

Он и крест святой вознёс, —

Утвердил престол навечно

В алтаре, затеплил свечи,

И служенье началось...

Посветлело в тёмной чаще, —

Звон несётся ввысь и вширь.

Это ныне настоящий

Многолюдный монастырь,

Белостенный, златоглавый,

Крепкий в бурях всех времён,

Он шестисотлетней славой

На Руси запечатлен.

 

СВЯТАЯ РУСЬ

 

Вот я за карандаш берусь

И Богу я молюсь притом, —

Нарисовать хочу я Русь

На этом вот листе большом, —

Святую Русь, которой след

Не смыт потоком грозных бед.

В чём Русь моя заключена?

Да в храмах молится она

И храмов этих не один

Был ею поднят из руин,

И были в посрамленье зла

Отлиты вновь колокола.

Вот это — отрок, сверстник мой,

Он, в золотистом стихаре,

С благоговейною душой

Прислуживает в алтаре, —

Он пребывает в храме том

Как в небесах перед Христом.

Да, он один из тех, кто здесь

Евангельскую слышит весть,

Что здесь стоят к плечу плечо,

Молясь и каясь горячо,

Тех пожилых и молодых

Людей Руси — да, он из них.

Их Русь Святая шлёт сюда, —

Деревни, сёла, города, —

Чтоб за покойных и живых

Шла в небеса молитва их,

Чтоб, правдой Божией сильна,

Душой воспрянула страна.

Да, бита Русь! Но побороть

Души её не даст Господь,

Поскольку есть молитва в ней,

А кто же Господа сильней?

И вот я Господу молюсь:

Спаси мою Святую Русь!

 

О ТОМ КАК ПРОДАН БЫЛ В РАБСТВО

СВОИМИ БРАТЬЯМИ СВЯТОЙ

ИОСИФ ПРЕКРАСНЫЙ

 

На горах десять братьев Иосифа злых

Близ Сихема пасли в это лето стада,

И послал его старец Иаков туда

Их проведать, узнать, всё ли ладно у них

Увидали они его издалека:

"Вот идёт он, наш братец, любимый отцом!

И одежда пестра... и походка легка...

Что терпеть нам? Зарежем и дело с концом",

И сказал им из них самый старший, Рувим:

"Братья! Рук своих кровью да не обагрим.

Вот колодец, давно в нём иссякла вода...

Из него уж не вылезет он никогда".

Так и сделали... Братья уселись в тени,

Там, где дуб у колодца раскидистый рос,

И на десять частей поделили они

Хлеб и сыр и все то, что Иосиф принёс.

Было поровну все это разделено.

И когда они пили, наевшись, вино,

Вдруг услышали — где-то верблюды ревут,

И все ближе и ближе... и вот они тут.

Сколько пёстрых халатов и воинских лат!

Это был Караван из страны Галаад, —

Драгоценных товаров исполнен был он,

И в Египте его ожидал фараон.

Вот начальник у братьев спросил о пути,

Как им будет короче до Газы дойти,

Да раба не найдётся ли... Братья же враз

Отвечали: "Есть отрок прекрасный у нас!"

Из колодца был поднят Иосиф... Араб

Посмотрел и воскликнул: "Неужто он раб?!

Если так, то конца моей радости нет, —

Заплачу золотых я вам двадцать монет.

Развяжите его, недостоин он пут.

Мы богато укроем его наготу, —

При дворе фараона найдёт он приют,

Там и ныне умеют ценить красоту!"

Было за полдень... Золото сжав в кулаках,

Долго алчные братья смотрели туда,

Где последний верблюд уже скрылся в горах,

Брата младшего их увозя навсегда.

 

ЧУДО СВЯТОГО ГЕОРГИЯ О ЗМИЕ

 

Куда это воин-красавец

В плаще, словно в алом огне,

Как птица, земли не касаясь,

Несётся на белом коне?

Вдоль грозно гремящего моря,

Где вал закипающий крут,

Недолог был путь его, вскоре

Увидел он славный Бейрут.

Был город красив несказанно,

Как сад зеленел, а вдали,

За озером, горы Ливана

Вставали и кедры росли.

И солнце плоды золотило

По рощам искусной рукой...

Но что-то печальное было

В стране изобильной такой:

Ни голоса птицы, ни зверя,

Ни даже мычанья вола... Безлюдье...

Закрыты все двери

Лежащего рядом села...

Но возле могучего древа,

Где озера плещет волна,

Стоит одинокая дева,

И горько рыдает она.

И вот подъезжает к ней воин

На белом коне и с копьём,

И взор его добр и спокоен,

И неба сияние в нём.

Он мчался сюда по дорогам

Как Божьих свершитель чудес,

И всё уже зная, ведь Богом

Он послан был прямо с небес.

Как Божьему чуду не сбыться?

Кто Бога сильнее? И всё ж

"О чем ты так плачешь, девица, —

Спросил он, — кого ты здесь ждёшь?'

Дева:

О, юноша, воин отважный!

Живёт в этом озере змей —

Губитель жестокий и страшный,

Страны разоритель моей.

Дыханье его ядовито,

А сила его велика!

Скорее отсюда беги ты,

Не вышел губитель пока!

Как велено было богами, —

Врагу, что не сыщешь лютей,

Отцы здесь своими руками

Всех отдали в пищу детей...

Я царская дочь, но настала

Теперь и моя череда...

Вот, воин, о чем я рыдала.

Беги же! Прощай навсегда!

Воин:

Пристало ли христианину

Кому-то в беде не помочь?

О нет, я тебя не покину.

Не плачь же, о царская дочь!

На змия, губителя злого,

Как, впрочем, на всякое зло,

Оружие — имя Христово,

Что свет в этот мир принесло!

Вдруг с шумом вода забурлила,

И пена вскипела на ней,—

И вылез страшней крокодила

Огромный чешуйчатый змей.

Дохнул — и обуглились травы,

Пожухла на дубе листва,

И птица от этой отравы

Упали на землю мертва.

Взревел он и сделался выше,

А хвост ещё в озере был, —

Но вот он и весь уже вышел

И пасть на царевну раскрыл...

Георгий же перекрестился,

Прославивши Господа сил,

На змия как вихрь устремился

И в горло его поразил.

И демоны вырвались с воем

Сквозь страшные змия уста:

"Уходим, уходим мы, воин,

Отважный посланник Христа!"

И тотчас, когда их не стало,

Как смолкли и их голоса,

Страшилище будто опало

И стало не более пса.

Немало пришлось подивиться

О чуде великом таком

Не только спасенной девице,

Но каждому в городе том!

Открыты ворота Бейрута,

Глядит изумлённый народ,

Как, поясом змия опутав,

Сюда его дева ведёт.

И как бы земли не касаясь,

В плаще, словно в алом огне,

За ней едет воин-красавец

На белом прекрасном коне.

"Надейтесь на Бога, о люди! —

Воскликнул он. — Бог наш Христос!

Вам радость в сегодняшнем чуде

И веру в Него я принёс!

Я, мученик, посланный с неба

От идолов вас отвратить,

Принёс вам Небесного хлеба,

Чтоб ради спасенья вам жить!"

И всаднику люди внимали.

И змий был убит и сожжён.

И капище тут же сломали,

Все статуи выбросив вон.

Священники призваны были.

Они же, молитвы творя,

В озёрной воде окрестили

Народ весь, и первым царя.

Приявши великую милость

От Бога, страна эта вдруг

Как будто весной оживилась,

И все в ней запело вокруг...

Блистая листвой изумрудной,

Качал дуб вершиной своей,

И Господа песенкой чудной

На нём воспевал соловей.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

 

Детство от нас не уходит навек,

Детство у взрослого в сердце хранится,

И не грубеет душой человек

И продолжает по-детски молиться

С чувством горячим, со всей прямотой,

С твёрдой, ничем не колеблемой верой, -

Детству Господь заповедал быть той

Незабываемой, чистой, святой

Душам к спасенью стремящимся мерой!

"Отчий дом" Москва 1999

Сайт управляется системой uCoz

romanov-murman.narod.ru

Стихотворение «Есть много Церквей - но одни Небеса! христианские стихи», поэт Камаскина Светлана

ЕСТЬ МНОГО ЦЕРКВЕЙ - НО ОДНИ НЕБЕСА!

 

Христианские стихи

для всех Христиан,

и Церквей Пятидесятницы,

 

 

Есть много дорог,

Есть много - Служений,

Есть много - Церквей,

Но одни - Небеса,

Что ведут в Вечный Свет,

И даруют Спасение,

Всю Благодать - Иисуса Христа!

 

...Есть много путей,

Но одна лишь дорога,

Ведёт на Голгофу, во Царство Любви,

И кто идёт "путём" - Помазания,

Тот будет Голубем Кроткой Хвалы!

 

...Есть много Служений, но Слово Живое,

Сияет как "Солнце" - средь тёмной "ночи" :

 

" - Кто Служит Иисусу - Сердцем, по Духу,

Тот и идёт - Голгофой Любви!

 

Кто исполняет Заповедь Божию,

"В Духе Святом - Христа Прославляй!",

Тот обретает - "Печать" Освящения,

Весь "Ханаан" , и ревнующий Рай!

 

Кто Сердцем принял Завет Благодати,

Наполнив уста - "Росою Небес",

Тот выпил Елей, Молитвенной Веры,

В том Иисус , Владыка - Воскрес!

 

...Есть много учений, но Слово Иисуса,

Всегда в простоте к Сынам говорит :

 

" - Ревнуйте! Молитесь!, услышите "Голос",

Что "Огоньком" Сиона горит!"

 

Гора "Помазания", гора "Освящения" -

"Кармил" и "Сион", "Фавор" и "Вассан",

Вот "горы" Владыки - Сила Свыше!

Великий и Вечный, Живой "Ханаан!"

 

Пятидесятница - Милость Завета,

"Покроет" Сердечки - Кротких Сынов,

Восстанут тогда все "горы Неба",

В ком "Голос Пророчеств" - Голос Христов!

 

...Кто может взойти на "горы" Святые?

...Кто может пребыть на "горах Полноты?"

Лишь тот, кто Ревнует - о Духе Святом,

Тот и придёт - ко "Храму Хвалы!"....

 

...Взойдите на "гору" - Сыны Освящения!

Исправьте кривизны вашей Души!

Наполните Сердце - "Росою" Смирения,

Вкусите "Манну" Блаженной Любви!

 

Покройтесь - Молитвой! Покройтесь - Заветом!

И Сила Свыше - наполнит уста...

Вы будете - Милостью, "Царственным Светом",

Живым "Сионом!" - "Печатью" Огня!

 

Небо наполнит ваши Сосуды -

"Елеем" Сиона, "Елеем" Даров,

И в "Ангельских Святых" Духовных Языках,

Услышите Сердцем - Голос Христов :

 

"... - Есть много дорог,

Но одна лишь - к Голгофе,

 

... - Есть много Служений,

Но одно лишь - "Завет!",

 

...- Есть много Церквей,

Но лишь "Суламита", - увидит Сердечком,

"Истинный Свет!

 

... Та, что Молилась , и Ревновала,

И "покрывалась" Дарами Хвалы,

Та - что Сердечко всё разрывала,

Чтоб "обручиться" с "Небом Любви!"

 

.. - Восстань, "Суламита!" , Церковь Святая!

"Вдову" - обручишь "Печатью" Огня!

"Слепому" - откроешь Ворота Рая,

Укажешь Путь - где "Солнышко Дня!"

 

"Нищему" - дашь "одеяния Молитвы!"

Обогатишь - Дарами Небес!

Кто жаждет - тот выпьет Елея Завета,

В том Сердце Смирённом - Спаситель Воскрес!

 

Служение в Духе - "Осанна!" Иисусу!

О, Аллилуйя! Честь и Хвала!

Во Святом Духе - Служение Неба!

"Печать" Помазания, - Царство Христа!

 

Пятидесятница - Сила Живая!

Дыхание Жизни, Знамёна Хвалы!

Во Святом Духе - Ревность и Милость,

Заповедь Неба - Служение Любви!

 

Аминь! 22. 09. 2012

poembook.ru

СВЕТ ПРАВОСЛАВИЯ - 10. БЕЛЫЙ ХРАМ. 20 СТИХОТВОРЕНИЙ

10. БЕЛЫЙ ХРАМ. 20 СТИХОТВОРЕНИЙ

                    1 БЕЛЫЙ ХРАМ                    1 БЕЛЫЙ ХРАМ                     2 ТВОЙ ДАР                     2 ТВОЙ ДАР                    3 ТЫ ЗАДУМЧИВО ГЛЯДИШЬ НА НЕБЕСА                    4 ОН ВЕРНЕТСЯ                     5 ПОЛЮБИ СТРАДАНЬЯ                     6 ПУТЬ ХРИСТА                    7 АЛЫЕ РОЗЫ                    8 СВЯТЫНИ НЕ ДАВАЙТЕ ПСАМ                    8 СВЯТЫНИ НЕ ДАВАЙТЕ ПСАМ                    9 ПТИЧКА                    10 О РАЙ!                    10 О РАЙ!                    11 ГОСТЕПРИИМСТВО АНГЕЛАМ                    12 СВЯТАЯ ПЕРПЕТУЯ                     12 СВЯТАЯ ПЕРПЕТУЯ                    13 ШЛА ИМПЕРАТОРСКАЯ АРМИЯ В ПОХОД                    13 ШЛА ИМПЕРАТОРСКАЯ АРМИЯ В ПОХОД                     14 СВЯТОЙ СЕРАПИОН                    14 СВЯТОЙ СЕРАПИОН                    15 И ДУХ В ВИДЕ ГОЛУБИНЕ                     15 И ДУХ В ВИДЕ ГОЛУБИНЕ                    16 КРЕСТ СТРАДАНИЙ                    16 КРЕСТ СТРАДАНИЙ                    17 ДАР ОТ БОГА                      17 ДАР ОТ БОГА                    18 ГОЛОС В СЕРДЦЕ                    19 ДЕЛО АНГЕЛОВ                    19 ДЕЛО АНГЕЛОВ                    20 ДОБРОЕ СЕЯНИЕ


Назад к списку

orthodox-poetry.ortox.ru

Стихотворение «ДУБРОВИЦЫ», поэт Калинин Игорь

Дубровицы

Храм Знамения Пресвятой Богородицы

в Дубровицах близ Подольска

– православный храм на слиянии Десны и

Пахры. Возведён из белого местного

камня. Отличается необычной

архитектурой в стиле барокко и особой

судьбой.

На открытии и освящении 22 февраля

1704г. присутствовал сам Пётр 1.

( Из исторических хроник.)

 

 

В тенистых дубравах

Текут меж холмов

Пахра и Десна

Уже сколько веков.

Их лёгкие воды

Прохладу несут

И многие тайны

Они стерегут.

Где нынче сидит

Неказистый рыбак,

Там в древности было

Немало атак.

Здесь ядра свистели

В зелёной траве,

Мусью направлялись

К родимой Москве.

Немало погибло

Тут русских людей,

Врагу не отдавших

Землицы своей…

…А после поодаль

Фашистские гады,

Рвались в столице,

Предвидя награды…

Но быстро увяли

Арийские франты-

Москву отстояли

Подольска курсанты…

* * *

О чём говорит

Этих речек вода,

В которой плотва

Серебрится всегда?

Здесь дядюшка сом

В омутище лежит

И многое знает

И то подтвердит,

Что ляхов когда-то

Лихие полки

Кромсали все сёла,

Как стадо волки.

Допрежь того

Злые ордынцы весной,

Коней темноглазых

Поили водой…

Что жили тут тихо,

Простыми делами

Обычные люди.

Кормились трудами.

По праздникам пели

На певческом поле,

Любились, женились

По Божеской воле…

Что жил здесь боярин

Морозов Иван…

А после, как будто

Какой басурман

Таился опальный

Голицын Борис…

Не зря говорят-

Клеветы берегись…

Хоть ты и царя

Самого воспитатель,

Но можешь, как смертные,

Битым быть, друг-приятель…

* * *

Ещё струи помнят

С тех сумрачных пор,

Что здесь заложили

Священный собор.

Такого не видели

Мы на Руси,

Любого, кто верует

Только спроси.

Хотя необычен,

Но все ж православный,

Встал на холме

Храм этот славный.

Из белого камня,

Как наша столица,

Отсюда, похоже,

Готов в небо взвиться.

…В селеньи томится

Народ в ожиданьи…

-Ужель не откроют

Врата в чудо-зданье?

-Семь вёсен прошло,

Как построен он тут…

- Нынче откроют!

- Кого-то всё ждут…

-Сколько годков

Патриарх Адриан

Тут находил-

Слышь, Матрёна- изъян…

-Помер, сердешный…

- Вознёсся давно…

Только добро

Он не дал всё одно…

-Эвон, Митюха,

Другой Патриарх!..

…И вдруг пронеслось

Над Пахрою : А-ах!

Сам Пётр, сам великой Руси

Бог и царь

Явился со свитою

Государь.

* * *

Петру воздают все

И честь, и хвалу,

Но видит монаха

Он в дальнем углу.

Усердно тот молится,

Видя царя,

И время не тратит,

Похоже, зазря.

 

-Ты что, брат,

Совсем от молитв очумел?

Не встать предо мною

Как ты посмел?

- Прости меня Пётр,

Ты наш подлинный царь,

Отчизны моей

Молодой Государь.

Но есть ещё выше

Для нас иерарх,

Он главный на свете,

Души Патриарх.

Как скажет-

Так будет,

Проси не проси

Ему подчиняются

Все на Руси.

Ему я поклоны

Семь лет уже бью,

За русскую землю,

За душу твою…

-Церковь сию

Я ещё не открыл!

Голицын, ответь-ка:

Кто разрешил?!

-Пётра Лексеич,

Ершишься зазря,

Чтоб помолиться-

Не надо царя…

Я слушаю то,

Что на ушко Он скажет,

На то погляжу,

Что Отец мне покажет…

 

-И что же сказал он?

-Могу передать…

Нищих беднее

Станет вся знать.

Исчезнут сословья,

Кострищи взметнут

И реки из крови

К морям потекут…

Народы покинут

Родные дома,

Сплошная наступит

Вокруг кутерьма…

Взорвут колокольню,

Прикроют приход,

Безбожным -как стадо-

Станет народ…

* * *

-Да что же несёшь ты?!

Как смеешь ты врать!

Сестрою моею

Ты послан смущать?

-София твоя

Уж не смеет мешать…

А я здесь затем,

Чтобы правду вещать…

-Эй, Стефан! Гвардейцы!

Схватить дурака!

Я каждому выдам

По три пятака!...

Голицын!

Откеле такой бузотёр?

Уж зело он борзый,

На речи остёр!..

Не слушай его,

Отойди, Алексей !

А то не уснёшь

От бредятины сей…

 

-Не гневайся, царь.

И Отца не гневи,

Нельзя здесь кричать,

Злобу останови!

Коль хочешь,

Что вижу, сейчас я скажу

И, как ни печально,

Тебе доложу.

Врать я не стану,

Давно не таков-

Стукнуло мне

Девяносто годков…

* * *

- Ну, ладно, послушаюсь,

Странный старик,

Хоть слушать других

Я давно уж отвык.

Что будет с царями?

-Не будет царей!

Их сбросят, как старый

Присохший репей…

-Романовы , слышишь,

Даны на века!

-Извечно лишь небо

И облака…

Вот эта икона

И храм. И вода-

Как время течёт

Неизвестно куда…

-За что нам ниспослано

Будет несчастье?

-За что? А послушай-ка

Сказку про Счастье…

* * *

…Пришёл как-то к Богу

Бедный мужик:

«Как мне, Всевышний,

Богатым стать вмиг?

Слышал, лишь в злате

Скрывается счастье,

А бедность моя-

Сплошное ненастье…»

Бог ему золота

Дал пять пудов…

Вскоре мужик

Появляется вновь-

Грязный, в обмотках,

Не ел и не спал:

«Господи!

Золото я промотал…

Люди болтали-

Счастье в любви…

Ты помоги мне,

Чудо яви!..»

Смотрит- навстречу

Дева идёт,

Солнце затмила,

Будто плывёт…

Птицы запели

В дивном саду,

Вот они под руку

Вместе идут…

…Год лишь прошёл,

А может и пять,

К Богу явился

Проситель опять:

«Боже, да ну её,

Эту любовь!

Лает, ругает,

Расквасила бровь…

Требует пряники,

Ложки и плошки,

Цветочки, платочки

И всякие брошки…

…Бают, что счастье

В одном лишь здоровье,

Его, брат, не купишь,

Как масло коровье…

Прошу, словно милость:

Здоровьица дай!

А там- хоть всё рухни,

Лети-пропадай!..

…Выполнил просьбу

Снова Господь...

…И вскоре в калеке

С трудом узнаёт

Того мужика,

Что счастье искал…

« Здоровье я, Господи,

Всё растерял.

Попросту тратил,

Пил и кутил,

Теперь ни на что

Не хватает мне сил…

Дай ещё что-нибудь!

Дай хоть чуток!»

 

…И видит мужик

Пред собой родничок.

К воде наклонился,

Сделал глоток…

«Ну как?» С облаков

Вопрошает тут Бог…

«Ты счастлив?

Тебе поглянулась вода?»

И нищий калека

Ответил: «О, да…»

* * *

Пётр на сказанье

Не молвил ни слова.

Потом стал монаха

Допрашивать снова.

-Что станет со мною?

-Тебя не забудут.

В Европу прорубщиком

Звать тебя будут…

Ты будешь прославлен,

Добьёшься наград:

И флот, и Полтава,

И сказочный град…

 

-А что же с Россией?

Будет она?

-Россия, как свет,-

На все времена!

Она возродится

От долгого сна,

Ей предрекается

Дальше весна.

Не смогут её

Уничтожить враги,

Не стопчут Державу

Их сапоги.

Все сэры и херры,

Паны и панянки

Стране нашей словно

Лаптю поганки…

А святый, великий

Наш русский народ

Любого охальника

Вспять повернёт…

Не сможет понять

Англиканский петух:

Все пушки слабее,

Чем истинный дух…

-Но нам без Европы

Не будет пути,

Не можем одни мы

В потёмках идти!

-Кто спорит?

Да только пойми, рассуди-

Завидки берут их

И дружбы не жди…

Они будут наше

Винцо попивать,

А время приспеет-

Нож в спину опять…

- И что же - страну

Охранит наш Господь?

-Коль будем мы веровать,

Он всех спасёт…

Ещё поговорку

Не забывай:

На Бога надейся,

А сам не плошай!

Когда друг за дружку,

Духом едины,

Когда мы все вместе-

Непобедимы…

 

…Ты, батюшка-царь,

На меня не серчай,

Свечу здесь поставь

И с Богом ступай!..

* * *

…Окончивши дело,

Уехал тут царь.

Задумался крепко

Сам-свет Государь…

О чём долгой думы

Забота была?

Знает, возможно,

У речек ветла.

 

Дубрава догадки

Тоже имела,

Да только сказать

Никому

Не посмела…

 

…Молчит у Дубровиц

Столетья вода…

Давайте и мы

Помолчим, господа…

 

17 июля 2018 г.

poembook.ru

храм » стихи, стихотворение, стишки

   
 
Пророк (редакция)
Пророк ушел! И Мир затих. Все замерло…
Он Мудрости моря пробороздил;
Срывался в пропасть; разбивался замертво,
Но поднимался, не щадя духовных сил.

Он познавал Природу - шаг за шагом…
Ступеньку за ступенькой строил он,
К Вершине Мудрости стремясь с отвагой,
И путал с черно - белой явью - сон.

И вот, вершина все же покорилась…
Пророк взглянул на Землю с высоты,-
И сердце дрогнуло, дыханье участилось
От этой небывалой красоты.

И с пика лет, накрученных на пленку,-
Навеки Мир с людьми благословил.
И место, несмышленому ребенку,
Он - в храме Просветленья,- уступил.

25,26.07.2000г
Доработано – декабрь 2010г.


Коль суждено остаться одному...
Коль суждено остаться одному,
Ты не держись за нищую суму.
Вселенная разгонит сонм огней,
Не вспоминай,мой бедный друг о ней.

Чарующе звучит шальная ложь,
Но дней ушедших больше не вернешь.
Вселенная расправит крылья снам,
В душе cлепой навек разрушив храм.

Вокруг одна немая пустота,
Не перейти прогнившего моста.
Вселенная свечей давно не жжет,
Да и тебя,она мой друг не ждет.

Попробуй отрешится и уснуть
И не пытайся вникнуть в жизни суть.
Вселенная осталась позади,
Но лишь вперед по прежнему иди.

А что уже пригрезилось вчера,
Так это просто слов хмельных игра.
Вселенная напомнит вновь о ней,
В пыль разметая полчища огней...


У распятия…

Ветер печали обжёг мои плечи,
Сердце, тоскуя, бунтует в груди
Мы у распятия пообещали,
Верность хранить нашей любви.

В храме священном, молясь у иконы
Ищем спасенья и ставим свечу.
Слышим молитвы и грешников стоны,
Так не желавших попасть к «палачу»,

Голову низко и к полу колени,
Я согрешила - любовь предала
Бродят по храму грешников тени,
Душу на суд «палача» принеся.

Руки к распятью- молю о прощении
И догорает в ладонях свеча
Звон колокольный…пришло воскресенье…
Тихо платок сползает с плеча….

Ох жива ты Русь

Ох, жива ты, Русь, и все дышишь ты.
И с березкой луг, и в полях цветы.
Не пресекся дух твой загадочный,
Не добрался тать к тебе крадучи.
И во храме глас еще слышится,
Полной грудию в поле дышится.
Знать в кровях Христос и по венам жизнь,
Хоть и грешные, но не отреклись.
И несем мы Крест, и смиренье есть.
Богу молимся, видим Его перст.
Ты прости, Господь, души падшие,
И пошли Ты Хлеб Правды алчущим.
Ноша велика, путь далек лежит.
И с Голгофы Свет тьму греха крушит.
А со Светом тем Русь есть зрячая,
Для несущих крест мать любящая.
Хоть кровавый путь оставляешь ты,
Правдой светишься, и чисты усты.
Смрад с себя стряхни, изгоняя грех,
Помолясь иди по водам из бед.


осень
Мой храм – земля, а купол – небо,
Мой ладан – сосен аромат
И где б не шел, и где бы не был
Молиться я восходу рад!

Кружится желтый лист, пронзая
Хрусталь осенней чистоты
Стоит березка вся нагая
К весне взывая: «Где же ты?!»

Ночами иней серебрится
Светясь с луною серебром
И первый снег уже ложится
Траву баюкая теплом.

Зима придет. Обелит поле,
Построит замки над рекой!
Всем говоря не надо боли
Смотри во круг: какой покой.

Начните новую страницу!
С нуля?! Былого не вернем.
Постройте дом. Слетятся птицы
Весной на вишню под окном.


Осень с Ветерочком загуляла
Ветер осени - повеса праздный,
Колесницу разукрасил медью.
По коням хлестнул златистой плетью
И упряжку в храм осенний правит.

Осень-Дева зрелою красою,
Молодца беспутного встречает -
Убежит к Зиме-блондинке - знает...
- Но сегодня, друг мой, ты со мною!

Наливай вина нам, дождик частый.
Ветер осени, мне дай забыться -
Я хочу осенних зорь напиться -
Мне вернётся "летом бабьим" - счастье...

Осень с Ветерочком загуляла -
Расцветает зрелая наяда -
В золотых берёзовых нарядах,
С Ветром листопады танцевала!


Звонят на храме в ночь колокола.

Звонят на храме в ночь колокола.
Зовут людей к церковному порогу.
Я долго ждал, и ты любовь ждала.
И вот пришли мы на свиданье к Богу.

Священник в рясе осенил крестом.
Водой святою окропил с ведра.
Давай начнем все с чистого листа.
Ведь будем вместе мы теперь всегда...

И будет все и счастье и фата.
И тройки по снегу да по морозу.
И пустим первым в дом с утра кота.
И жизнь в стихах, а иногда и в прозе...


Школе...
Мы не забудем первый класс
Родную школу - храм науки
И педагогов что учили нас
Не отпускать по жизни руки

Мы не забудем никогда
Чему учили Вы нас в школе
И эти лучшие года
Оставим в памятной мы доле

Паденья, взлеты мы узнали
Стоянья у большой доски
Любовь и дружбу здесь познали
Не ведали совсес тоски

Мы все учились понемногу
Чему-нибудь да как-нибудь
И каждый шел своей дорогой
А я искал лишь верный путь


Свежа хрустальная осенняя водица
Свежа хрустальная осенняя водица.
Ладони стынут от прохлады родника.
Повсюду кружатся в весёлом танце листья
В порывах лёгких озорного ветерка.

Стоят берёзки в сарафанах златотканых,
Поклоны низко отдавая небесам,
Как бы в молитве пребывая покаянной
И видится не лес вокруг, – а Божий храм!..


Спасение
Сколько в жизни разных невзгод...
Сколько бед, неудач и болезней...
В суматохе из года в год
Мы все ищем, что нам полезней.
По врачам мы ходим, лекарства пьём,
Занимаемся самолеченьем...
И при этом все забываем о Том,
Кто, действительно, даст нам спасенье.
На молитву порой у нас времени нет,
А по праздникам в Церковь не ходим...
И на всё всегда лишь один ответ,
Потихоньку от темы уходим...
Забегаем в храм лишь свечей купить
Пред иконами, чтобы поставить.
А о том, что лучше б на службу сходить
Мы не можем себе и представить...
И посты соблюдать в нас стремления нет -
Мы порой себя так жалеем!
Только жалость наша идет нам во вред,
От того мы все и болеем.
Нам бы каяться да молиться бы,
За грехи бы просить бы прощение.
Воле Божией покориться бы.
И Господь наш нам даст спасение.
Я помню розу...
Я помню розу, что в храме расцвела,
Еще там огонек горел в лампадке,
Меня к себе она как будто позвала,
Небесной красотой, и ароматом сладким.

Была она как дева, невинна и чиста,
Бутоны нежные, она весной дышала,
И словно кровь распятого Христа,
На алых лепестках ее лежала.

Вокруг иконы в отблесках свечей,
Святые лики смотрят в душу,
И через столько дней пустых, хмельных ночей,
Пришел и я сюда на утреннюю службу.

Запел церковный хор,
Евангелие читали,
Но вот расплылся, затуманился мой взор,
И губы задрожали.

И как-то изнутри, подкравшись снизу,
Вдруг слезы потекли, закапали на пол,
Нет не от боли, нет не по капризу,
То был ослепшей совести моей укол.

В груди все трепетало, сердце билось,
И мысли налетели обо всем,
А роза эта, будто со мной молилась,
Будто жива была, и чувствовала всё.

Стояли люди, я смотрел им в лица,
Все пели «Верую», и я пытался повторить,
А кто-то научил меня креститься,
И за невежество не стал корить.

Вот тушат свечи, пора идти из храма,
Последний раз на розу я взглянул,
И стало удивительно, и даже странно,
Ведь сам Христос мне с неба руку протянул.


Призадумался владыка
Нет такое непристнится,
В храм однажды
причастится,
Пожилой простяк зашёл,
И достойного нашёл.
Просит батюшку ответь,
Я попал ногою в сеть,
Подвиг, подвиг
совершил,
Правда за ночь всё
забыл.
Утром мне кричит
супруга,
Добродушная подруга,
Наказанья ожидай,
На себя дружок серчай.
Отвечал седой владыка,
Твоя повесть многолика.
Вот послушай мой совет,
Он спасет тебя от бед.
Не вкушай вино постись,
На путь добрый
становись.
Почесав главы вершок,
Возглаголил простачок.
Стоит ли в миру мне
жить?
Коль умею я чудить.
Призадумался владыка,
Как великий горемыка.
А потом вновь говорил,
Будто пищу не солил.
Книжники и фарисеи,
От ума идеи змеи.
Вы глаголете в народе,
Подражая тленной моде.

Осенний лес
В переливах золотом сияя,
Лес стоял в задумчивой красе,
Мудрость жизни предо мной являя,
В утренней сверкающей росе.

Шелестели тонкие березки
Желтыми сердечками в тиши
И осина грустно свои слезки
Пролила над озером в глуши.

Увлекая тайною тропою,
Вглубь меня манил еловый лес.
Хвойные деревья надо мною
Простирали ветви до небес.

Я присела на замшелый камень
В первозданном храме бытия
И мое сознанье тихо рамень
Унесла в потоке забытья…


ТОЛКИЕНУТОСТЬ
Не нам точить эльфийские мечи
И размышлять о Жизни и о Смерти,
И письма в свитках слать,
А не по mail ’у*,
Со звёздами беседуя в ночи.
Не нам с тобой бояться Зла
Всевластья
И Вечного , но Призрачного Счастья,
И возводить Валаров храм -
Не нам.
Когда из Гавани Серебряной отчалит
Авианосец к Сумрачным Морям ,
Понять, что отплывающих печалит,
Увы, не нам.
Не нам с тобой придётся
расплатится ,
За тот ожог, что нанесло Кольцо
Судьбе.
Нам предстоит взирать в гайцов
унылых лица
И штраф платить по новым ПДД.

* было ’’в конверте’’

Так будет
Так, или почти,
Будет пусть:
Я на цыпочках
Дотянусь
До щеки твоей.
А потом
Снимешь поскорей
Ты пальто.
И пройдешь в тепло,
Будто в храм.
Нервы, боль и зло
Где-то там...
...Несколько часов
Сладких мук
От понятных слов,
Губ и рук...
...Ты пройдешь к двери.
А в душе
Молчаливый крик:
"Как, уже?"

При использовании материалов с сайта, прямая ссылка на Афоризмов Нет обязательна!
© 2007—2017 «Афоризмов Нет» - афоризмы, цитаты, фразы, стихи, анекдоты, статусы, высказывания, выражения, изречения.
Все права на представленные материалы принадлежат их авторам. Написать администратору сайта. Карта сайта

aforizmov.net

Храм любви ~ Поэзия (Мир души)

Мне Муза отыскать велела
Любовный Храм, что где-то возведён –
Я в путь отправился несмело,
Чтоб след его найти в чреде времён…

Я прочитал веков преданья,
Посланья самых древних мастеров,
Ответ на трудное заданье
Искал в следах утраченных миров…

С сумой бродил я по пустыням,
Изведал боль потерь и звон оков,
Стремился к призрачным святыням,
В пути стяжал богатство языков.

* * *

Расспрашивал мужей учёных,
У жриц и дев искал прямой ответ,
У матерей и у влюблённых…
Порой казалась: Храма вовсе нет…

Любовь – как башня Вавилона!
В ней каждый ценит только свой язык,
И страстно, не страшась наклона,
Всяк строит так, как хочет, как привык…

Спасительной волной прибоя
Исторгнутый из чрева бурных вод
Ковчег Ветхозаветный Ноя,
Последняя надежда и оплот?

Любовь – как Храм Йерусалима,
Что строит, поднимая из руин –
С надеждою, неутомимо –
Язычник, грешник, праведник, раввин…

* 1 *

Из далей Ветхого Завета
Ушёл я, чтобы на своём пути
Все семь Чудес великих Света,
Семь дивных мест неспешно обойти,

Искал в роскошном Вавилоне,
Расцветшем в окружении пустынь,
В спасительных садах, на лоне
Пленительных и чувственных рабынь…

Любовь – сады Семирамиды!
Прохлада, тень… Средь каменных пустынь
Висящей флоры буйство, виды
Язвительных и мстительных святынь…

* 2 *

В Египте посетил я Гизу,
Что древностей забытых тьму хранит…
Глядел в глаза я Сфинксу – снизу,
Хранителю громадных пирамид…

Остры их граней очертанья,
Вершины к небесам устремлены!
Водой и ветром испытанья
Они прошли – и не утомлены…

Они собой пронзили вечность
И, прошлое с грядущим совместив,
Являют жизни быстротечность
Нам ныне, за гордыню отомстив…

Любовь – как тело Пирамиды!
Массивность, чёткость граней, взлёт вершин –
Глядит на вечные планиды
Плод тысяч рук старательных мужчин…

* 3 *

Я храм Эфесской Артемиды
В Ионии сумел найти когда-то:
Он превзошёл былые виды
Сожжённого рукою Герострата!

Среди болот здесь силуэты
Чудесных форм пьянят, бросают в жар!
На новый храм несли браслеты
И кольца, перстни, камни, злато в дар!

И он, пока не был разрушен,
Служил Диане римской лет пятьсот…
Побрёл, лишь Музе я послушен,
На поиск новых истинных красот…

* 4 *

Вот мавзолей в Геликарнасе,
Хранитель верный вверенных мощей…
Здесь плоть нетленная в запасе,
Познавшая любовь и суть вещей…

Дворец из мрамора чудесный:
Тончайшую колонн изящных вязь
Венчает антифорс небесный,
На потолок из золота дивясь…

Да, памятник Любви! Великий!..
Но Храм ли это? Всех влюблённых дом?..
Печальный и тоскливый, дикий –
На пепле чувств воздвигнут он седом…

* 5 *

В Олимпии прекрасной видел
Я статую! В ней Зевс запечатлён,
Богов всех греческих правитель:
Велик, могуч, суров, красив, силён!

Сей повелитель Пантеона,
С ума сводящий чистых дев и жён,
Хранитель высшего Закона
Почтением и страхом окружён…

Покоится ль любовь на страхе?
Божественным питается ль огнём?
Отсюда ль охи все и ахи –
И ночью страстной и бесстыдным днём?..

* 6 *

Любовь – подобие Колосса,
Страстей полёт над твердью вековой,
В финале длительного кросса
Повержен он к ногам своим главой…

* 7 *

Любовь – точь-в-точь маяк Фароса,
Призывный свет, хранимый день за днём,
Решенье сложного вопроса:
Рай в шалаше, манящий нас огнём…

* * *

Я семь Чудес увидел древних –
Но тщетно всё! Невидим Храм Любви!..
Его не видим в стычках гневных,
Не видим, если нет огня в крови…

– Любовь – всех книг Библиотека:
Наук, искусств, страстей (от «А» до «Я»!),
Стихов и мудрости от века –
Так рассказала Муза мне моя...

– Из слов и дел он сложен прочно,
Живой, как воздух, крепкий, как гранит!
– Про Храм Любви я знаю точно:
Он верность в основании хранит…

www.chitalnya.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.