Мюмзики в мове стих


И хрюкотали зелюки, Как мюмзики в мове

www.liveinternet.ru/users/snark_hunter/post64157855/

Оригинал - centrolit.kulichki.net/centrolit/jabberwocky/index.html
Все читали Алису Кэррола? А все видели переводы знаменитого Бармаглота? Смотрим и радуемся!

Бармаглот
перевод Д. Орловской
Варкалось. Хливкие шорьки
Пырялись по наве,
И хрюкотали зелюки,
Как мюмзики в мове.

О бойся Бармаглота, сын!
Он так свирлеп и дик,
А в глуще рымит исполин --
Злопастный Брандашмыг.

Но взял он меч, и взял он щит,
Высоких полон дум.
В глущобу путь его лежит
Под дерево Тумтум.

Он стал под дерево и ждет,
И вдруг граахнул гром --
Летит ужасный Бармаглот
И пылкает огнем!

Раз-два, раз-два! Горит трава,
Взы-взы -- стрижает меч,
Ува! Ува! И голова
Барабардает с плеч.

О светозарный мальчик мой!
Ты победил в бою!
О храброславленный герой,
Хвалу тебе пою!

Варкалось. Хливкие шорьки
Пырялись по наве,
И хрюкотали зелюки,
Как мюмзики в мове.


Верлиока
Перевод Щепкиной-Куперник
Было супно. Кругтелся, винтясь по земле,
Склипких козей царапистый рой.
Тихо мисиков стайка грустела во мгле.
Зеленавки хрющали порой.

-- "Милый сын, Верлиоки беги, как огня,
Бойся хватких когтей и зубов!
Бойся птицы Юб-Юб и послушай меня:
Неукротно свиреп Драколов".

Вынул меч он бурлатный тогда из ножен,
Но дождаться врага все не мог:
И в глубейшую думу свою погружен,
Под ветвями Тум-Тума прилег.

И пока предавался он думам своим,
Верлиока вдруг из лесу -- шасть!
Из смотрил его -- жар, из дышил его -- дым,
И пыхтя, раздыряется пасть.

Раз и два! Раз и два!.. Окровилас' трава...
Он пронзил Верлиоку мечом.
Тот лежит неживой... А с его головой
Скоропясь, полетел он скачем.

-- "Сын, ты зло погубил, Верлиоку убил!
Обмними меня -- подвиг свершен.
Мой Блестянчик, хвала!.. Урла-лап! Кур-ла-ла!.."
Зауракал на радости он...

Было супно. Кругтелся, винтясь по земле,
Склипких козей царапистый рой.
Тихо мисиков стайка грустела во мгле.
Зеленавки хрющали порой.

Тарбормошки
перевод А. Щербакова (?)
По непроверенным данным, из перевода "Алисы", опубликованного в журнале "Костер" в конце 60-х или начале 70-х. Если у вас есть более точные сведения, сообщите мне, пожалуйста!
Розгрень. Юрзкие хомейки
Просвертели весь травас.
Айяяют брыскунчейки
Под скорячий рычисжас.

Сын мой, бойся Тарбормота!
Он когтист, клыкаст и лют.
Не ходи через болото:
Там ведь Цапчики живут!

Бострый меч берет он в руки,
Стрембежит в лесной овраг
И в овраге у корняги
Ждет, когда нагрянет враг.

Тяглодумчиво стоящий,
Ожидает он, и вот,
Бурворча, бредет сквозь чащу
Пламеглазый Тарбормот.

Он как крикнет! Меч как жикнет --
Голова летит долой!
С ней подмышкой он вприпрыжку
Возвращается домой.

Победитель Тарбормота!
Дай тебя я лобзниму!
Урробраво! Привеслава! --
Говорит отец ему.

Розгрень. Юрзкие хомейки
Просвертели весь травас.
Айяяют брыскунчейки
Под скорячий рычисжас.

* * *
перевод Вл. Орла
Сверкалось... Скойкие Сюды
Волчились у развел.
Дрожжали в лужасе грозды,
И крюх засвиревел.

"Ты Умзара страшись, мой сын!
Его следов искать не смей.
И помни: не ходи один
Ловить Сплетнистых Змей!"

Свой чудо-юдоострый меч
Он взял и двинулся вперед,
Но -- полон дум -- он под Зум-Зум
Раскидистый идет.

И вот, пока он крепко спал,
Явился Умзар огневой,
И он на Рыбцаря напал:
Ты слышишь звонкий вой?

Да, чудо-юдоострый меч
Сильнее Умзара стократ!
Зверой побрит, Герой спешит,
Спешит споржественно назад.

"Я побредил его, Старик!
Позволь, тебя я обниму!" --
"Вот это час, вот это миг!" --
Отец сказал ему.

Сверкалось... Скойкие Сюды
Волчились у развел.
Дрожжали в лужасе грозды,
И крюх засвиревел.

Глухоморр
перевод Бульбы Каморры
Лозовели от хлипеня ёлкие пни,
Ребухали лобза и кусина,
И бабека куравила ныя стопни
Шевелистьями ибн-херосина.

"Стерегись Глухоморра из Морры, мой зай,
Он опаснее ста Злодираков!"
Но, её не послуша, сказай: "Дерезай!"
Маминзай Велипут Зупараков.

Он нател голопанцирь и выпутил в жуть,
Сверкуном сверкотая сверепо,
Но примгнул на цветущий тиван полежуть
Под развесистым пнём Тугорепа.

Тут явился ему, грозный выпятив пуп,
Сквозь смеркание ти-винди-вана,
Мерзкий хав дуюдуд, Глухоморр-хулахуп,
Звереща, словно кран завыванна.

Пыр-до-дыр! пыр-до-дыр! - сверкотает сверкун,
Глухоморр убегат в Зимораков,
Но догнал, и отсек его зло-говоркун
Маминзай Велипут Зупараков.

"Ты побил Глухоморра из Морры, машер?
Вали-вац! Хейли-вей! Ай-люли!
Мы навеки вгвоздючим в могучий Торшер,
Как чудовище превозмогли".

Лозовели от хлипеня ёлкие пни,
Ребухали лобза и кусина,
И бабека куравила ныя стопни
Шевелистьями ибн-херосина.

2007
впервые опубликовано Центролитом

Испепелин
перевод Бульбы Каморры
Мерцалость падала с небес
На прелолестную оземь,
Пеликанкан будыкал лес,
И вершалила темь.

"Ты в Куролес нейди, малыш!
Там бродит змей Испепелин,
Тигрозный ктот Кишмякишмышь
И Птероцапеллин!"

Но взял он острый пи-рожон,
И крибле-грабле, и пулапс,
И встал, в раздумье погружён,
Под крестоцветный Грапс.

И вот, пока он там стоял,
Из шишел-мышел, из елин,
Верзя огонь из раззевал,
Летит Испепелин.

Вжик! - пи-рожон, бадах! - пулапс,
И крибле-грабле бумс и крак!
Главец отрублен - и коллапс.
Повержен грозный враг.

"Ты победил Лесное Зло?
О, храбрый сын! О, славный миг!
Халва тебе! Кали! Кало!" -
Бурликовал старик.

Мерцалость падала с небес
На прелолестную оземь,
Пеликанкан будыкал лес,
И вершалила темь.

2007
впервые опубликовано Центролитом

Гмырь
перевод С. Сергеева
Твердело. Тугоплавкий смав
Струился по трубе,
Сморчки скакали у канав,
Прыщ вылез на губе.

Сынок, за лесом Гмырь живёт,
Вонюч он и зловещ!
А в лес пойдёшь - тебя сожрёт
Инцефалитный клещ.

Но взял он репеллента бак,
Взял меч, башмак и шланг.
И лесом пятился как рак,
Под дуб заполз как танк.

Но обнаружен он, и вот
Уж Гмырь к нему летит!
И, недоеден, бутерброд
Вылазит из орбит.

Но он ударил башмаком
По челюсти Гмыря!
И тот оплюхнувшим мешком
Поник у фонаря.

И вот герой наш злоползёт,
Свистя, как какаду,
Домой с победой, и несёт
Клеща в своём заду.

Так что ж, ты в челюсть дал Гмырю?
И клещ в штаны залез?
Я весь от радости горю,
Сынок ты мой, болбес!

Твердело. Тугоплавкий смав
Струился по трубе,
Сморчки скакали у канав,
Прыщ вылез на губе.

2004
впервые опубликовано Центролитом

Грызлик
перевод С. Ивановой, она же dejavue
Смуркался лес, и висуны
Хивлялись на стуках.
И отвержались блескуны
В их зоркливых глазах.

"Не снуйся в глужбище, мой сын!
Там Грызлик и Пузон
Морчалят страждущих детин,
Взвывая,как Кобзон.

Но взял он Мойсчеры и Вип,
И закрывак, и мец:
Пусть Грызлик там в Тумге не спит,
Предчувствуя конец.

И в лес он тихо прошмыкнул,
И внямчиво стоит.
Но слышен сухотреск и гул -
То Грызлик свербещит.

И пзыкнул мец, и подскочил,
И вхряпнулся в зевун.
В тумане звербище почил,
Утратив свой главун!

"Мой пыркий сын! Мой Геракакл!
Ты победил и жив!
Тебя возромансим в веках,
Чтоб Живчик был пуглив."

Смуркался лес, и висуны
Хивлялись на стуках,
И отвержались блескуны
В их зверкливых глазах.

янв. 2004
впервые опубликовано Центролитом

Кошкар
перевод Константина Соколова
Отдневéлось. Вéтварь кнóчил,
В травах пряталась зваря
И звезтичек млечный росчерк
Тьмопорхал, покой даря...

"Сын, любой страшится ночи,
Тьма пресонная вражит,
И не станет жмурить очи
Всяк, кто жизнью дорожит."

Но, опастью не испужен,
Не страшаясь темноты,
Дня трудами ооружен,
Шел снамцам он драть хвосты.

Вдруг! Сомнегой надушился,
С пят до пасти вжившись в плед,
Ах! добрун Кошкар приснился,
Милый друг пугливых лет.

Раз! Кошкар, смутясь отпором,
Огнежалил нежность тьмы.
Два! Увлекшись страшным спором
Не сберег Кошкар главы.

"Славный мальчик, спи спокойно,
Не вернется злой Кошкар.
Ты в ленивчестве достойном
Сны сберег от новых свар!"

Отдневелось. Ветварь кночил,
В травах пряталась зваря
И звезтичек млечный росчерк
Тьмопорхал, покой даря...

2002
впервые опубликовано Центролитом

Бормочун
перевод С. Скловского

"Шумел камыш, деревья гнулись..."
(популярная песня)

Это был блестикучий и склизкий игрух,
Он то крался бочком, то крутился волчком,
И вонючих дразнючек, как пакостных мух,
Разгонял по утрам в огороде сачком.

"Бормочуна ужасного бойся, сынок,
Цепких лап его, хищных кусачих клыков!
Бойся птицы Жубжуб... Если б только ты мог
Избежать Тряпомода репейных оков!"

Взял он в руку свой востро заточенный меч,
В буераках с оврагами рыскал врага...
Притомившись, под деревом вздумал прилечь,
Отдохнуть и слегка поразмыслить пока.

Но, прервав неожиданно этот процесс,
Бормочун огнеглазый стремглав налетел.
Изгибался дугой камышащийся лес
И под ним бормотал и трещал, и кряхтел...

Раз, два! Раз, два! Сквозь вой и сквозь жар огневой
Ненасытное лезвие крошит в салат...
Враг издох и засох, и с его головой
Скок-поскок он галопом помчался назад.

"Неужели убит, наконец, Бормочун?
Дай обнять тебя, мой лучезарный малыш!
Ох чудесный денёк!" - Хохотал он врачу...
И в ответ ему радостно вторил камыш.

Сам он был блестикучий и склизкий игрух,
Он то крался бочком, то крутился волчком,
И вонючих дразнючек, как пакостных мух,
Разгонял по утрам в огороде сачком.

ноябрь 1999
впервые опубликовано Центролитом

Вурдалак
перевод без подписи
Смеркалось. Томные жуки
Летали, воздухом звеня.
Цикады пели, пауки
Плели тенёта дня.

О, бойся Вурдалака, сын,
Его клыков, его когтей,
О, бойся птиц Некрофилин,
Других ночных зверей!

Но сын из ножен вынул меч
И поскакал навстречу тьме,
Дрожа от предвкушенья встреч
В бегущих вёрст тюрьме.

Он встал под Дуб, и нервно ждал...
Из чащи Вурдалак возник -
Огнем весь лик его пылал
И кровь алкал язык.

Раз-два! Раз-два! Туда, сюда!
Стрижом сверкает жаркий меч!
Пал зверь, и нежити глава
Привязана заплечь.

О бог, повержен Вурдалак?
Дай мне, сынок, тебя обнять!
О, радость! Мы боялись так!..
Не знал он, что сказать.

Смеркалось. Томные жуки
Летали, воздухом звеня.
Цикады пели, пауки
Плели тенёта дня.

февраль 2000
впервые опубликовано Центролитом

Корчубей
перевод Д. Манина
Свечернело. Ужей плюговые сторчки
В отраве голубокой лесали,
Две стрекошки торчили свои пяточки,
И грызящно мошки хокусали.

"Милый сын, борогат и злавен Корчубей,
И пурга его необорзима.
Да и Птица Зубзуб не совсем воробей --
Глотозлавая вообразина."

Он поник головой над своей булатвой,
После оттопоравился в путь.
Трое сутин шагал и малевич устал
И прилег под Дубук обдохнуть.

Он лежал, коромысля, средь морщных древей,
Вдруг, погонь из грязниц свидригая,
Волкпозорный и воблый, главлит Корчубей,
Шарманя, гребезжа, камбалая.

Раз! -- вскакает герой, два! -- своей булатвой
Просквонзает впротык, и -- ба-бац! --
Рухнул наземь злодей, и ему молодей
Отсверкает главу и абзац.

"Ты с победой такой воропился домой,
Суперсын мой, гип-гипер-ура!"
"О-ля-ля! Ой-люли!" -- раздавалось вдали, --
Хали-гали они до утра.

Свечернело. Ужей плюговые сторчки
В отраве голубокой лесали,
Две стрекошки торчили свои пяточки,
И грызящно мошки хокусали.

1999--2000
впервые опубликовано Центролитом

Пакид
перевод Сони Гантман
Хашухилось. Густел шахор,
Яреах кохавил.
Яроких Зерубавлей хор
Хатулил и клавил.

Ты не мисхачь с Пакидом, бен,
Он сакана, Пакид.
Как злой битуаха сохен
Ношехит и торфит.

Не вздумай делать цаадов
В его ниярный ад!
Но он, гибор, силен как дов,
Уже спешит в мисрад.

Хикивши тор почти ад кан,
Ногой патхает дверь,
А там - Пакид! Сафам, закан -
Мабатом - хищный зверь.

Ахат и штайм! Ишур под нос,
А в уши - дибурим.
И пал Пакид. И тофес нес,
Хотеметом крепим.

Весь свой кавод тебе несу,
Гибор амицный мой,
Ницахнул ты мас ахнасу,
Пакида с мединой!

Хашухилось. Густел шахор,
Яреах кохавил.
Яроких Зерубавлей хор
Хатулил и клавил.

(см. тж. объяснения для
желающих испортить впечатление)

июль 1999
впервые опубликовано Центролитом

Буримор
перевела М-ка (по мотивам любимых буриме)
Творилось. Маялся мингрел,
Кинг-Конг в хоккей играл,
Курлоцефал во сне сопел,
Змеился интеграл.

"Ужасен ярый Буримор,
О, мой Невинный Крох, -
От строк его увял забор,
Горбатый ящер сдох!"

Он взял титановый гарпун,
Верблюда оседлал,
У древа Ча, суров и юн,
В раздумьи постоял.

Как вдруг - из леса напролом,
Держа берет, как щит,
Как коромысло, под углом
На Кроха враг летит.

Удар! Еще! Лупил в упор
Гарпун за разом раз,
И рухнул наземь Буримор,
Звеня, как медный таз.

"Ты Буримора - Р-Р-Р и КЛЯ?!
О, благостная весть!
Смотри же - в небе вензеля
В твою сложились честь!"

Творилось. Маялся мингрел,
Кинг-Конг в хоккей играл,
Курлоцефал во сне сопел,
Змеился интеграл.

Полтораки
перевод Беллинсгаузена И. Лазарева
Поздний вечер. Кузнечик стрекочет в кустах,
Черный Ворон висит со звездой.
Победив в себе гордость, сомненья и страх,
Иннокентий пьет чай с резедой.

"Иннокентий! Не пей эту гадость вовек,
Обернется веселье бедой.
Станешь лыс, словно горный горячий абрек,
С правоверной в веках бородой!"

Но - увы! - Иннокентий сомнениям чужд,
Крепко ложку за ножку схватив,
Под платаном, чай, дует сей доблестный муж
Сидр, коньячества, аперитив.

Вдруг, внезапно, в среде испарений пивных,
От восторга банально рыча,
Полтораки несет десять раков речных
И, тайком, полтора кирпича.

Двадцать два! Тридцать восемь! Семнадцать! И вот,
За живот ухватившись, упал,
Хохоча, Полтораки - такой анекдот
Иннокентий - о, мастер! - назвал.

"Иннокентий, товарищ, наверх, по местам,
Анекдот твой запомнят века!"
Аплодирует воину Узбекистан,
От Техасских пейзан два венка.

Поздний вечер. Кузнечик стрекочет в кустах,
Черный Ворон висит со звездой.
Победив в себе гордость, сомненья и страх,
Иннокентий пьет чай с резедой.

апрель 1999
впервые опубликовано Центролитом

Лукомор
перевод Кошало Мяученного

Послащается люблоннице циточника,
перекаплившей бощу стерпания

У Лукоморья замершало,
Оцепенял дубровый злат,
И несмыкающе кошало
Брожал, листвями окружат.

"Мой снук! Стремойся Лукомора!
И дразных клеготных зверищ!
Там выморяет Чертомора
И с ним тритырнадцать дружищ!"

Но смерзко он взостал оруло
И уджунглобился в дреса.
И под разветвистым танчулом
Пристановил на долчаса.

Он тверя выглазал нетомно:
Из-за сплетившихся ветлов
Блескнул огнялом жар гигромный
И Лукомора взвыкнул рев.

Но дресь орулом растесая,
Он Лукомору шкрудь проншил
И, звепря тручелом встрясая,
Повратно к предцу возпешил.

"Истель ты сверлил Лукомора?
Дожданный длиннославный миг!
Сольни, мой снук, моя отгора!"
Торжбу возрадостил седрик.

У Лукоморья замершало,
Оцепенял дубровый злат,
И несмыкающе кошало
Брожал, листвями окружат.

nadezhda4u.livejournal.com

Льюис Кэролл. Баллада "Джаббервокки" (Д.Г.Орловская "Бармаглот") : yasko — LiveJournal


Варкалось. Хливкие шорьки
Пырялись по наве,
И хрюкотали зелюки,
Как мюмзики в мове.

О бойся Бармаглота, сын!
Он так вирлеп и дик,
А в гуще рымит исполин -
Злопастный Брандашмыг!

Но взял он меч, и взял он щит,
Высоких полон дум.
В глущобу путь его лежит
Под дерево Тумтум.

Он стал под дерево и ждет,
И вдруг граахнул гром -
Летит ужасный Бармаглот
И пылкает огнем!

Раз-два! Раз-два! Горит трава,
Взы-взы - стрижает меч,
Ува! Ува! И голова
Барабардает с плеч!

О светозарный мальчик мой?
Ты победил в бою!
О храброславленный герой,
Хвалу тебе пою! и тд..

JABBERWOCKY

Twas brillig, and the slithy toves
Did gyre and gimble in the wabe:
All mimsy were the borogoves,
And the mome raths outgrabe

Beware the Jabberwock, my son!
The jaws that bite, the claws that catch!
Beware the Jubjub bird, and shun
The frumious Bandersnatch!

He took his vorpal sword in hand:
Long time the manxome foe he sought -
So rested he by the Tumtum tree
And stood awhile in thought.

And, as in uffish thought he stood,
The Jabberwock, with eyes of flame,
Came wiffling through the tulgey wood,
And burbled as it came!

One, two! One, two! And through, and through
The vorpal blade went snicker-snack!
He left it dead, and with its head
He went galumphing back.

And hast thou slain the Jabberwock?
Come to my arms, my beamish boy!
A frabjous day! Callooh! Callay!
He chortled in his joy.

Twas brillig, and the slithy toves
Did gyre and gimble in the wabe:
All mimsy were the borogoves,
And the mome raths outgrabe.

ПРИЛОЖЕНИЕ.

МОРЖ И ПЛОТНИК

Сияло солнце в небесах,
Светило во всю мочь,
Была светла морская гладь,
Как зеркало точь-в-точь,
Что очень странно – ведь тогда
Была глухая ночь.

И недовольная луна
Плыла над бездной вод
И говорила: "Что за чушь
Светить не в свой черед?
И день – не день, и ночь – не ночь,
А все наоборот".

И был, как суша, сух песок,
Была мокра вода.
Ты б не увидел в небе звезд –
Их не было тогда.
Не пела птица над гнездом –
Там не было гнезда.

Но Морж и Плотник в эту ночь
Пошли на бережок,
И горько плакали они,
Взирая на песок:
– Ах, если б кто-нибудь убрать
Весь этот мусор мог!

– Когда б служанка, взяв метлу,
Трудилась дотемна,
Смогла бы вымести песок
За целый день она?
– Ах, если б знать! – заплакал Морж. –
Проблема так сложна!

– Ах, Устрицы! Придите к нам, –
Он умолял в тоске. –
И погулять, и поболтать
Приятно на песке.
Мы будем с вами до утра
Бродить рука в руке.

Но Устрицы преклонных лет
Не выплыли на зов.
К чему для странствий покидать
Страну своих отцов?
Ведь можно дома в тишине
Прожить в конце концов.

А юных Устриц удержать
Какой бы смертный мог?
Они в нарядных башмачках
Выходят на песок.
Что очень странно – ведь у них
Нет и в помине ног.

И, вымыв руки и лицо
Прохладною водой,
Они спешат, они ползут
Одна вослед другой
За Плотником и за Моржом
Веселою гурьбой.

А Морж и Плотник шли и шли
Час или два подряд,
Потом уселись на скале
Среди крутых громад,
И Устрицы – все до одной –
Пред ними стали в ряд.

И молвил Морж: "Пришла пора
Подумать о делах:
О башмаках и сургуче,
Капусте, королях,
И почему, как суп в котле,
Кипит вода в морях".

Взмолились Устрицы: "Постой!
Дай нам передохнуть!
Мы все толстушки, и для нас
Был очень труден путь".
– Присядьте, – Плотник отвечал, –
Поспеем как-нибудь.

– Нам нужен хлеб, – промолвил Морж, –
И зелень на гарнир.
А также уксус и лимон,
И непременно сыр,
И если вы не против, то
Начнем наш скромный пир.

– Ах, неужели мы для вас
Не больше, чем еда,
Хотя вы были так добры,
Нас пригласив сюда!
А Морж ответил: "Как блестит
Вечерняя звезда!

Я очень рад, что вы пришли
В пустынный этот край.
Вы так под уксусом нежны –
Любую выбирай".
А Плотник молвил: "Поскорей
Горчицу мне подай!"

– Мой друг, их заставлять спешить
Отнюдь мы не должны.
Проделав столь тяжелый путь,
Они утомлены.
– С лимоном. – Плотник отвечал. –
Не так они вкусны.

– Мне так вас жаль, – заплакал Морж
И вытащил платок, –
Что я не в силах удержать
Горючих слез поток.
И две тяжелые слезы
Скатились на песок.

А Плотник молвил: "Хорошо
Прошлись мы в час ночной.
Наверно, Устрицы хотят
Пойти к себе домой?"
Но те молчали, так как их
Всех съели до одной.

ПЕСНЯ БЕЗУМНОГО САДОВНИКА

Ему казалось - на трубе
Увидел он Слона.
Он посмотрел - то был Чепец,
Что вышила жена.
И он сказал: "Я в первый раз
Узнал, как жизнь сложна".

Ему казалось - на шкафу
Красуется Павлин.
Он присмотрелся - это был
Сестры Невестки Сын.
И он сказал: "Как хорошо,
Что я здесь не один".

Ему казалось - о стихах
С ним говорил Олень.
Он присмотрелся - это был
Позавчерашний день.
И он сказал: "Мне очень жаль,
Что он молчит, как пень".

Ему казалось - Юный Клерк
По улице идет.
Он присмотрелся - это был
Не Клерк, а Бегемот.
Сказал он: "Звать его на чай -
Немаленький расход".

Ему казалось - Кенгуру
Играет в домино.
Он присмотрелся - то была
Японка в кимоно.
"Идите спать, - он ей сказал, -
Становится темно".

Ему казалось - Альбатрос
Вокруг свечи летал.
Он присмотрелся - над свечой
Кружился Интеграл.
"Ну что ж, - сказал он и вздохнул, -
Я этого и ждал".

Ему казалось - перед ним
Четверка Лошадей.
Он присмотрелся - это был
Зеленый Сельдерей.
"Вот так, - сказал он, - и всегда
Бывает у людей".

Ему казалось, что в углу
Лежит Пучок Травы.
Он присмотрелся - это был
Медведь без головы.
Сказал он: "Бедный, бедный зверь!
Он ждет еды. Увы!"

Ему казалось - папский Сан
Себе присвоил Спор.
Он присмотрелся - это был
Обычный Сыр Рокфор.
И он сказал: страшней беды
Не знал я до сих пор.

Песня Безумного Садовника 2.

Он думал – перед ним Жираф,
Играющий в лото;
Протер глаза, а перед ним–
На Вешалки Пальто.
«Нигде на свете, - он вздохнул, -
Не ждет меня никто!»

Он думал – на сковороде
Готовая Треска;
Протер глаза, а перед ним–
Еловая Доска.
«Тоска, - шепнул он, зарыдав, –
Куда ни глянь, тоска!»

Он думал, что на потолке
Сидит Большой Паук;
Протер глаза, а перед ним–
Разгадка Всех Наук;
«Учение, – подумал он, -
Не стоит этих мук!»

Он думал, что над ним кружит
Могучий Альбатрос;
Протер глаза, а это был
Финансовый Вопрос,
«Поклюй горошку, – он сказал, –
Мне жаль тебя до слез!»

Он думал, что его ждала
Карета у Дверей;
Протер глаза, а перед ним– Шесть Карт без козырей,
«Как странно, – удивился он, –
Что я не царь зверей!»

Он думал – на него идет
Свирепый Носорог;
Протер глаза, а перед ним –
С Микстурой Пузырек.
«Куда вкусней, – подумал он, –
Был бабушки пирог!»

Он думал – прыгает Студент
В автобус на ходу;
Протер глаза, а это был
Хохлатый Какаду,
«Поосторожней! – крикнул он, –
Не попади в беду»

Он думал – перед ним Осел
Играет на трубе;
Протер глаза, а перед ним –
Афиша на Столбе.
«Пора дамой, – подумал он, –
Погодка так себе!»

Он думал – перед ним Венок
Величья и победа;
Протер глаза, а это был
Без ножки Табурет.
«Все кончено! – воскликнул он. –
Надежды больше нет!»

Льюис Кэрролл
Перевод Г. Кружкова

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

Сушёная селёдка ШАРЛЬ КРО (1842 - 1888)

Видали ль вы белую стену - пустую, пустую, пустую?
Не видели ль лестницы возле - высокой, высокой, высокой?
Лежала там близко селедка - сухая, сухая, сухая...
Пришел туда мастер, а руки - грязненьки, грязненьки, грязненьки.
Принес молоток свой и крюк он - как шило, как шило, как шило...
Принес он и связку бечевок - такую, такую, такую.
По лестнице мастер влезает - высоко, высоко, высоко,
И острый он крюк загоняет - да туки, да туки, да туки!
Высоко вогнал его в стену - пустую, пустую, пустую;
Вогнал он и молот бросает - лети, мол, лети, мол, лети, мол!
И вяжет на крюк он бечевку - длиннее, длиннее, длиннее,
На кончик бечевки селедку - сухую, сухую, сухую.
И с лестницы мастер слезает - высокой, высокой, высокой,
И молот с собою уносит - тяжелый, тяжелый, тяжелый,
Куда, неизвестно, но только - далеко, далеко, далеко.
С тех пор и до этих селедка - сухая, сухая, сухая,
На кончике самом бечевки - на длинной, на длинной, на длинной,
Качается тихо, чтоб вечно - качаться, качаться, качаться...
Сложил я историю эту - простую, простую, простую,
Чтоб важные люди, прослушав, сердились, сердились, сердились.
И чтоб позабавить детишек таких вот... и меньше... и меньше...

yasko.livejournal.com

Бармаглот и слова-чемоданы: wutheringkites — LiveJournal

Все мы, конечно, помним хливких шорьков, пырявшихся по наве, и хрюкотавших зелюков, похожих на мюмзиков в мове.

Но знаете ли вы, что существует пять переводов баллады JABBERWOCKY на русский язык? Под катом можно со всеми ними ознакомиться. Кроме того, я привожу рассуждения И.Л. Галинской о словах-бумажниках/словах-чемоданах (portmanteau word, mot-valise, Kofferwort) что пригодятся мне для написания следующего поста из этой серии.


by John Tenniel

JABBERWOCKY

Twas brillig, and the slithy toves
Did gyre and gimble in the wabe:
All mimsy were the borogoves,
And the mome raths outgrabe


Beware the Jabberwock, my son!
The jaws that bite, the claws that catch!
Beware the Jubjub bird, and shun
The frumious Bandersnatch!

He took his vorpal sword in hand:
Long time the manxome foe he sought
— So rested he by the Tumtum tree
And stood awhile in thought.

And, as in uffish thought he stood,
The Jabberwock, with eyes of flame,
Came wiffling through the tulgey wood,
And burbled as it came!

One, two! One, two! And through, and through
The vorpal blade went snicker-snack!
He left it dead, and with its head
He went galumphing back.

And hast thou slain the Jabberwock?
Come to my arms, my beamish boy!
A frabjous day! Callooh! Callay!
He chortled in his joy.

Twas brillig, and the slithy toves
Did gyre and gimble in the wabe:
All mimsy were the borogoves,
And the mome raths outgrabe.

Балладу на русский язык переводили пять раз. В 1924 году вышел перевод Т.Л. Щепкиной-Куперник под названием "Верлиока".

Было супно. Кругтелся, винтясь по земле.
Склипких козей царапистый рой.
Тихо мисиков стайка грустела во мгле,
Зеленавки хрющали порой.

"Милый сын, Верлиоки беги, как огня,
Бойся хватких когтей и зубов!
Бойся птицы Юб-юб и послушай меня:
Неукротно свиреп Драколов".

Вынул меч он бурлатный тогда из ножон,
Но дождаться врага все не мог:
И в глубейшую думу свою погружен,
Под ветвями Тум-Тума прилег.

И пока предавался он думам своим,
Верлиока вдруг из лесу — шасть!
Из смотрил его жар, из дышил его — дым,
И, пыхтя, раздыряется пасть.

Раз и два! Раз и два!.. Окровилась трава..:
Он пронзил Верлиоку мечом.
Тот лежит не живой... А с его головой
Скоропясь полетел он скачом!

"Сын, ты зло погубил, Верлиоку убил!
Обними меня — подвиг свершен.
Мой Блестянчик, шала!.. Урла-лап! Курла-ла!"
Заурлакал от радости он.

Было супно. Кругтелся, винтясь по земле.
Склипких козей царапистый рой.
Тихо мисиков стайка грустела во мгле,
Зеленавки хрющали порой.


by John Tenniel

В 1940 г. В. и Л. Успенские выпустили "Балладу о Джаббервокке":

Сварнело. Провко ящуки
Паробуртелись по вселянке;
Хворчастны были швабраки
Зелиньи чхрыли в издомлянке.

"Сын! Джаббервокка берегись:
Ужасны клюв его и лапа.
И птицы Джубджуб стерегись
И опаужься Бендерцапа!"

Взяв свой чумеч, он шел на шум,
Искал врага кровавологи
И подле дерева Тумтум
Остановился на дороге.

Стоит грозумчив и гневок, —
Вдруг огнеглазый и рычащий,
Дымясь восторгом, Джаббервокк
Летит к нему глумучей чащей.

Но вкривь-вкось чумеч кривой
Чикчикает над Джаббервокком,
И вот с отрубленной главой
Герой несется торжескоком.

"Как? Он убил его? Смотри!
Хитральчик мой, сынок лучавый!
О, харара! О, харара!
Какой денек героеславый".

Сварнело. Провко ящуки
Паробуртелись по вселянке;
Хворчастны были швабраки
Зелиньи чхрыли в издомлянке.

В 1967 г. Н.М. Демурова опубликовала в болгарском издательстве литературы на иностранных языках перевод двух сказок о приключениях Алисы. Д.Г. Орловская перевела для этого издания JABBERWOCKY, подарив нам, наверное, самого известного на данный момент "Бармаглота":

Варкалось. Хливкие шорьки
Пырялись по наве,
И хрюкотали зелюки,
Как мюмзики в мове.

О бойся Бармаглота, сын!
Он так вирлеп и дик,
А в гуще рымит исполин —
Злопастный Брандашмыг!

Но взял он меч, и взял он щит,
Высоких полон дум.
В глущобу путь его лежит
Под дерево Тумтум.

Он стал под дерево и ждет,
И вдруг граахнул гром —
Летит ужасный Бармаглот
И пылкает огнем!

Раз-два! Раз-два! Горит трава,
Взы-взы — стрижает меч,
Ува! Ува! И голова
Барабардает с плеч!

О светозарный мальчик мой!
Ты победил в бою!
О храброславленный герой,
Хвалу тебе пою!

Варкалось. Хливкие шорьки
Пырялись по наве,
И хрюкотали зелюки,
Как мюмзики в мове.


by John Tenniel

В 1969 году появились Тарбормошки переводчика А.А. Щербакова:

Розгрень. Юрзкие хомейки
Просвертели весь травас.
Айяяют брыскунчейки
Под скорячий рыжичас.

"Сын мой, бойся Тарбормота!
Он когтист, клыкаст и лют.
Не ходи через болото:
Там ведь Цапчики живут!"

Быстрый меч берет он в руки
Стрембежит в лесной овраг,
И в овраге у корняги
Ждет, когда нагрянет враг.

Тяглодумчиво стоящий
Ожидает он и вот,
Бурворча, бредет сквозь чащу
Пламеглазый Тарбормот.

Он как крикнет! Меч как жикнет
Голова летит долой!
С ней под мышку он вприпрыжку
Возвращается домой.

"Победитель Тарбормота!
Дай тебя я лобзниму!
Урробраво! Привеслава!
Говорит отец ему".

Розгрень. Юрзкие хомейки
Просвертели весь травас.
Айяяют брыскунчейки
Под скорячий рыжичас.

Десятилетие спустя, в 1980 году Вл. Орел перевел балладу без названия и с пропуском первой строфы, сохранившейся только в конце стихотворения:

"Ты Умзара страшись, мой сын!
Его следов искать не смей.
И помни: не ходи один
Ловить Сплетнистых змей!"

Свой чудо-юдоострый меч
Он взял и двинулся вперед.
Но полон дум, он под
Зум-Зум Раскидистый идет.

И вот пока он крепко шпал,
Явился Умзар огневой
И он на Рыбцаря напал:
Ты слышишь звонкий вой?

Да, чудо-юдоострый меч
Сильнее Умзара стократ!
Зверой побрит, Герой спешит
Спешит споржественно назад.

"Я победил его, Старик!"
"Позволь тебя я обниму! —
Вот это час, вот это миг!" —
Отец сказал ему.

Сверкалось... Скойкие сюды
Волчились у развел,
Дрожжали в ужасе грозды
И крюх засвирепел.

Далее привожу отрывок из книги И.Л. Галинской «Льюис Кэрролл и загадки его текстов»* о словах-чемоданах:

Льюис Кэрролл в «Зазеркалье» сам подробно объясняет (вкладывая эти объяснения в уста Шалтая-Болтая) все неологизмы первой (и последней) строфы баллады «Джаббервокки».

«Brillig» (в русских переводах «супно», «сварнело», «варкалось», «розгрень», «сверкалось»), говорит Шалтай-Болтай, означает четыре часа пополудни, когда начинаютварить обед. «Stithy» означает «lithe» и «slimy», т. е. «гибкие или живые» и «скользкие». «Понимаешь, — объясняет Шалтай Алисе, — это слово как бумажник. Раскроешь, а там два отделения».

Комментируя введенное Кэрроллом понятие «слово-бумажник» (М.В. Панов называет такие слова «саквояжными» или «чемоданными»), М. Гарднер замечает, что подобных слов теперь немало во всех современных словарях, а сам этот термин часто употребляется, когда говорят о словах, в которых «упаковано» не одно значение. В английской литературе большим мастером по части «слов-бумажников» был, конечно, Джеймс Джойс. В «Поминках по Финнегану» (кстати, так же, как и две «Алисы», написанных в форме сна) «слов-бумажников» буквально десятки тысяч, включая и те десять «раскатов грома» (каждый — в сотню букв), которые, помимо всего прочего, символизируют падение Тима Финнегана с лестницы. Сам Шалтай-Болтай «упакован» в седьмой из этих pacкатов:

«Bothallchoratorschmnmmaromidgansmnuminarumdrmnstruminahumptadumpwaultopoofoolooderamaimsturnup!».

Следующее слово-нонсенс, которое Шалтай-Болтай объясняет Алисе, — «toves» (в русских переводах «кози», «ящуки», «шорьки», «хомейки», «сюды»). «Toves», говорит он, суть нечто, похожее на барсуков, но одновременно они похожи на ящериц и на штопоры. «Это, должно быть, весьма забавные существа», — откликается Алиса. Шалтай-Болтай добавляет, что эти зверьки строят гнезда в тени солнечных часов, а питаются сыром.

Слово «gyre», которое далее объясняется у Кэрролла, отнюдь не является его неологизмом. Хотя «gyre» и заимствовано в английском языке из латыни**, но это полноправный английский глагол, означающий, по Кэрроллу, «кружиться и кружиться наподобие гироскопа», а согласно словарям, он означает также «вертеться, вращаться» и употребляется в поэтическом языке. Так что переводчикам отнюдь не нужно было придумывать «необычные» слова: «кругтелся, винтясь», «паробуртелись», «пырялись», «просвертели», «волчились». Да и американский лингвист Ч. Карпентер зря поставил в своей схеме вместо глагола «gyre» прочерки.

Глагол «gimble», объясняет далее Кэрролл устами своего героя, означает «буравить, словно буравчиком»***, а «wabe» — «делянка вокруг песочных часов», догадалась сама умненькая Алиса. Шалтай-Болтай же уточняет, что делянка эта простирается перед часами, за часами и, как добавляет Алиса, с обеих сторон часов.

Следующее «слово-бумажник» — прилагательное «mimsy», которое, по Кэрроллу, одновременно означает «непрочный, тонкий» и «жалкий, убогий». У переводчиков баллады на русский язык кэрролловское «were mimsy» приобретает вид «тихо грустела», «хворчастны были», «хрюкотали», «айяяют», «дрожжали».

«Borogoves» — это у Кэрролла тощие, потертые птицы с торчащими во все стороны перьями, похожие на живую швабру. В русских переводах — «мисики», «швабраки», «зелюки», «брыскунчейки», «грозды». Слово «mome» означает «потерявшие дорогу» (сокращенное «from home»), а «raths» — «зеленые свиньи» (в русских переводах «зеленавки», «зелиньи», «мюмзики», «крюх»). И, наконец, «outgrabe», заключает Шалтай-Болтай, это не то мычание, не то прерывающийся чиханием свист. В русских переводах «хрющали», «чхрыли», «хрюкотали», «засвирепел».

Из всего вышесказанного следует, что подразумеваемый Кэрроллом смысл первого (и последнего) четверостишия баллады «Джаббервокки» имеет примерно следующий вид:

«Четыре часа пополудни. Скользкие и гибкие барсуки, похожие на ящериц и на штопоры, кружились в вихре и буравили траву возле песочных часов — перед ними, сбоку и сзади. Тощие и жалкие, напоминающие живую швабру птицы и потерявшие дорогу зеленые свиньи не то мычали, не то свистели, прерывая эти звуки чиханием».

Баллада «Джаббервокки» обладает непринужденной звучностью и не имеющим себе равных совершенством, замечает М. Гарднер. Он же свидетельствует, что знавал множество любителей творчества Кэрролла, которые читают ее наизусть, хотя сознательно никогда не пытались балладу выучить. Первая ее строфа представляет собою неповторимый звукоряд, который, видимо, и не стоит пытаться полностью переиначить...

Имя «Джаббервокк» Кэрролл составил из двух слов, взятых из англосаксонского и современного английского языков. Писатель сам объяснил происхождение имени «Джаббервокк». 6 февраля 1888 г. он ответил на письмо девочек из Бостонской классической гимназии, которые просили у Кэрролла разрешения назвать свой школьный рукописный журнал «The Jabberwock». Он писал американским гимназисткам: «Мистер Льюис Кэрролл с большим удовольствием дает редактриссам упомянутого журнала разрешение использовать название, которое им нравится. Ему известно, что англосаксонское слово "wocer" или "wocor" означает потомок или плод. Если принять во внимание обычный смысл слова "jabber", означающего "исступленный и многоречивый спор", то мы получим значение "результат исступленного спора". Подойдет ли эта фраза к проектируемому периодическому изданию, решит будущая история американской литературы. Мистер Кэрролл желает всяческого успеха задуманному журналу».

P.S. Кстати, JABBERWOCKY в свое время подарил моему жж сразу несколько тегов: 'twas brillig пришел из оригинальной баллады Кэрролла, а O Freuden-Tag! O Halloo-Schlag - из немецкоязычной версии (в оригинале это A frabjous day! Callooh! Callay!). Спасибо Бармаглоту!

* - И.Л.Галинская, Льюис Кэролл и загадки его текстов, РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ НАУЧНОЙ ИНФОРМАЦИИ ПО ОБЩЕСТВЕННЫМ НАУКАМ, Москва 1995.

** - Gyro, avi, atum, arc — вращать, кружить (лат.).

*** - Gimble — также полноправное английское слово, правда, диалектное, означающее «корчить рожу», но Кэрролл придал ему дополнительное значение, новую коннотацию.

wutheringkites.livejournal.com

Кто такие зелюки?...и кто такие мумзики ?..

Бармаглот-стихотворение Льюиса Кэрролла, входящее в повесть-сказку «Алиса в Зазеркалье» ; иногда так называют только первое его четверостишие. В декабре 1863 года Кэрролл присутствовал на любительском спектакле «Альфред Великий» . После спектакля вспомнили кэрролловы пародийные «Англосаксонские стансы» , по тематике схожие со спектаклем. Все гости наперегонки начали сочинять стихи. Когда подошла очередь Кэрролла, он встал и с совершенно серьёзным видом прочёл именно это четверостишье. Гости попросили его объяснить, и он объяснил каждое слово стихотворения. Позже Кэрролл использовал это четверостишье как пролог к своей поэме «Бармаглот» , приведённой в книге Алиса в Зазеркалье (сама поэма написана преимущественно «обычными» словами с вкраплением малопонятных слов, в которых, однако, угадываются староанглийские корни, имеет сюжет и понимается без «перевода») . В той же книге он поместил (от лица одного из персонажей, Шалтая-Болтая) пояснение к первому куплету (перевод Д. Г. Орловской) : * варкалось — восемь часов вечера, когда уже пора варить ужин, но в то же время уже немножечко смеркалось (в другом переводе четыре часа пополудни) * хливкий — хлипкий и ловкий; * шорёк — помесь хорька (в оригинале Кэрролла — барсука) , ящерицы и штопора; * пыряться — прыгать, нырять, вертеться; * нава — трава под солнечными часами (простирается немного направо, немного налево и немного назад) ; * хрюкотать — хрюкать и хохотать (вариант — летать) ; * зелюк — зелёный индюк (в оригинале — зелёная свинья) ; * мюмзик — птица; перья у неё растрёпаны и торчат во все стороны, как веник; * мова — далеко от дома (Шалтай-Болтай признаётся, что сам в этом не уверен) .

Из книги какой-то... А вот кто такой Великий Шушпанчик и не взлюбивший его Фофык я так и не узнала толком)))

пояснение к первому куплету (перевод Д. Г. Орловской) : варкалось — восемь часов вечера, когда уже пора варить ужин, но в то же время уже немножечко смеркалось (в другом переводе четыре часа пополудни) хливкий — хлипкий и ловкий; шорёк — помесь хорька (в оригинале Кэрролла — барсука) , ящерицы и штопора; пыряться — прыгать, нырять, вертеться; нава — трава под солнечными часами (простирается немного направо, немного налево и немного назад) ; хрюкотать — хрюкать и хохотать (вариант — летать) ; зелюк — зелёный индюк (в оригинале — зелёная свинья) ; мюмзик — птица; перья у неё растрёпаны и торчат во все стороны, как веник; мова — далеко от дома (Шалтай-Болтай признаётся, что сам в этом не уверен).

touch.otvet.mail.ru

Хворкалось. Хливкие шорьки... ну и дальше в том же духе (вопрос внутри)

"Алиса в Зазеркалье" Льюиса Кэролла. На языке оригинала: JABBERWOCKY - Twas brillig, and the slithy toves Did gyre and gimble in the wabe; All mimsy were the borogoves, And the mome raths outgrabe. - Beware the Jabberwock, my son! The jaws that bite, the claws that catch! Beware the Jujub bird, and shun The frumious Bandersnatch! He took his vorpal sword in hand: Long time the manxome foe he sought So rested he by the Tumtum gree, And stood awhile in thought. And as in uffish thought he stood, The Jabberwock, with eyes of flame, Came whiffling through the tulgey wook, And burbled as it came! One, two! One, two! And through and through The vorpal blade went snicker-snack! He left it dead, and with its head He went galumphing back. - And has thou slain the Jabberwock? Come to my arms, my beamish boy! O frabjous day! Calloh! Callay! He chortled in his joy. - Twas brillig, and the slithy toves Did gyre and gimble in the wabe; All mimsy were the borogoves, And the mome raths outgrabe. Кто такой Бармаглот? Бармаглот — вероятно, первая попытка ввести в язык несуществующие слова, подчиняющиеся, тем не менее, всем законам языка. Первое четверостишие практически целиком состоит из несуществующих слов. В декабре 1863 г. Кэрролл присутствовал на любительском спектакле «Альфред Великий» . После спектакля вспомнили кэрролловы пародийные «Англосаксонские стансы» , по тематике схожие со спектаклем. Все гости наперегонки начали сочинять стихи. Когда подошла очередь Кэрролла, он встал и с совершенно серьёзным видом прочёл именно это четверостишье. Гости попросили его объяснить, и он объяснил каждое слово стихотворения. Позже Кэрролл использовал это четверостишье как пролог к своей поэме «Бармаглот» , приведённой в книге Алиса в Зазеркалье. В той же книге он поместил (от лица Шалтая-Болтая) пояснения: варкалось — восемь часов вечера, когда уже пора варить ужин хливкий — хлипкий и ловкий шорёк — помесь хорька, барсука (в другой трактовке бурундука) и штопора пыряться — прыгать, нырять, вертеться нава — трава под солнечными часами (простирается немного направо, немного налево и немного назад) хрюкотать — хрюкать и хохотать зелюк — зелёный индюк мюмзик — птица; перья у неё растрёпаны и торчат во все стороны, как веник мова — далеко от дома (?) Полный текст Перевод Д. Орловской Варкалось. Хливкие шорьки Пырялись по наве. И хрюкотали зелюки Как мюмзики в мове. О, бойся Бармаглота, сын! Он так свирлеп и дик, А в глуще рымит исполин — Злопастный Брандашмыг! Но взял он меч, и взял он щит, Высоких полон дум. В глущобу путь его лежит, Под дерево Тумтум. Он стал под дерево и ждёт, И вдруг граахнул гром — Летит ужасный Бармаглот И пылкает огнём! Раз-два, раз-два! Горит трава, Взы-взы — стрижает меч. Ува! Ува! И голова Барабардает с плеч! О светозарный мальчик мой! Ты победил в бою! О храброславленный герой, Хвалу тебе пою! Варкалось. Хливкие шорьки Пырялись по наве. И хрюкотали зелюки Как мюмзики в мове. В переводе Татьяны Щепкиной-Куперник Бармаглот превращается в Верлиоку. Верлиока Было супно. Кругтелся, винтясь по земле, Склипких козей царапистый рой. Тихо мисиков стайка грустела во мгле, Зеленавки хрющали порой. «Милый сын, Верлиоки беги как огня, Бойся страшных когтей и зубов! Бойся птицы Юб-Юб и послушай меня: Неукротно свиреп Драколов» . Верлиока (Верлиоко) — мифологическое существо в русском, белорусском и украинском фольклоре. Традиционный образ Верлиоки — одноглазое чудовище высокого роста, голова которого обросла шерстью и которое при ходьбе опирается на клюку (сродни Лиху одноглазому) . Как правило, выступает в качестве разрушителя и убийцы. По типичному сюжету сказки, Верлиока (иногда его заменяют на медведя) убивает старуху и внучку, а старик, селезень, рак, веревочка и жёлудь наказывают его за убийство. После убийства злодея его жертвы воскресают.

Я не помню, знает сотрудница. Если никто не ответит-напишите, завтра узнаю.

Варкалось. Хливкие шорьки Пырялись по наве. И хрюкотали зелюки Как мюмзики в мове. О, бойся Бармаглота, сын! Он так свирлеп и дик, А в глуще рымит исполин — Злопастный Брандашмыг! Но взял он меч, и взял он щит, Высоких полон дум. В глущобу путь его лежит, Под дерево Тумтум. Он стал под дерево и ждёт, И вдруг граахнул гром — Летит ужасный Бармаглот И пылкает огнём! Раз-два, раз-два! Горит трава, Взы-взы — стрижает меч. Ува! Ува! И голова Барабардает с плеч! О светозарный мальчик мой! Ты победил в бою! О храброславленный герой, Хвалу тебе пою! Варкалось. Хливкие шорьки Пырялись по наве. И хрюкотали зелюки Как мюмзики в мове.

Льюис Кэролл. Алиса в зазеркалье. Бармаглот. Варкалось. Хливкие шорьки Пырялись по наве, И хрюкотали зелюки, Как мюмзики в мове. О, бойся Бармаглота, сын! Он так свирлеп и дик, А в глуше рымит исполин- Злопастый Брандашмыг! Но взял он меч, и взял он щит, Высоких полон дум. В глущобу путь его лежит Под дерево Тумтум. Он стал под дерево и ждет, И вдруг граахнул гром- Летит ужасный Бармаглот И пылкает огнем! Раз-два! Раз-два! Горит трава, Взы-взы – стрижает меч, Ува! Ува! И голова Барабардает с плеч! О светозарный мальчик мой! Ты победил в бою! О храброславленный герой, Хвалу тебе пою! Варкалось. Хливкие шорьки Пырялись по наве. И хрюкотали зелюки, Как мюмзики в мове!

Воркалось хливкие шарьки пырялись на наве и хрюкотали зелюки как мюмзики в мове.. . перевод Бориса Заходера, если не ошибаюсь (полный текст не буду цитировать, боюсь исказить) ооо, пока вспоминал, даже оригинал нашли!

вот люблю я людей, кот отвечают по делу) а не просто так пишут"я не знаю")

touch.otvet.mail.ru

Алиса в Зазеркалье — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Алиса в Зазеркалье

«Алиса в Зазеркалье» (англ. Through the Looking-Glass, and What Alice Found There — «Сквозь зеркало, и Что там нашла Алиса») — детская книга английского математика и писателя Льюиса Кэрролла, написанная в 1871 году как продолжение книги «Алиса в Стране чудес». В данном случае Алиса имеет, вероятно, не один, а два прототипа с таким именем: знакомую писателя Алису Лидделл и его дальнюю родственницу Алису Рейкс (Alice Raikes)[1].

Девочка Алиса прошла сквозь зеркало и оказалась в Зазеркалье, где мир представляет собой большую шахматную доску. Книгу предваряет шахматная диаграмма, запись сюжета с использованием элементов шахматной нотации и список персонажей, которые представлены в качестве белых и чёрных фигур. Из зазеркальной комнаты Алиса попадает в зазеркальный сад говорящих цветов, где встречает Чёрную Королеву и становится Белой Пешкой. Затем она на поезде проезжает третью клетку и оказывается в лесу, в котором пропали все имена. Там у близнецов Траляля и Труляля она узнает, что всё происходящее есть сон Чёрного Короля. Встреча с Белой Королевой заканчивается в лавке, где она покупает яйцо, превратившееся в Шалтая-Болтая. После этого она оказывается в новом лесу, где становится свидетельницей поединка Льва и Единорога. Её едва не пленяет Чёрный Рыцарь, но спасает Белый Рыцарь. Дальше она ступает на восьмую клетку и становится королевой. В конце её путешествие оказывается сном.

  • Просто ты не привыкла жить в обратную сторону (англ. That's the effect of living backwards).
  • Если не знаешь, что сказать, говори по-французски!
  • Пока думаешь, что сказать, — делай реверанс! Это экономит время.

Jabberwocky[править | править код]

Стихотворение, состоящее в основном из искусственных слов, наиболее известно на русском языке в переводе Дины Орловской как «Бармаглот» благодаря мультфильму «Алиса в Зазеркалье»; кроме этой версии, существуют несколько не менее интересных переводов.[3][4]

Варкалось. Хливкие шорьки
Пырялись по наве,
И хрюкотали зелюки,
Как мюмзики в мове.

О бойся Бармаглота, сын!
Он так свирлеп и дик,
А в глуше рымит исполин —
Злопастный Брандашмыг!

Но взял он меч, и взял он щит,
Высоких полон дум.
В глущобу путь его лежит
Под дерево Тумтум.

Он стал под дерево и ждёт.
И вдруг граахнул гром —
Летит ужасный Бармаглот
И пылкает огнем!

Раз-два, раз-два! Горит трава,
Взы-взы — стрижает меч,
Ува! Ува! И голова
Барабардает с плеч!

О светозарный мальчик мой!
Ты победил в бою!
О храброславленный герой,
Хвалу тебе пою!

Варкалось. Хливкие шорьки
Пырялись по наве.
И хрюкотали зелюки,
Как мюмзики в мове.

Перевод Дины Орловской

Тенниел нарисовал иллюстрации на самшитовых печатных досках, по которым были вырезаны клише. Резкой досок занимался один из лучших граверов в Лондоне того времени — Эдвард Делзел. Он посоветовал художнику не портить печатью доски, а сделать с них гальванопластические слепки. Тенниел воспользовался его советом, но доски удалось сохранить только за счёт сильного ухудшения качества конечных оттисков. Получившиеся иллюстрации не понравились ни Тенниелу, ни Кэрроллу. Именно по этой причине был уничтожен первый тираж книги. В продажу поступил только второй тираж, иллюстрации для которого создавались по новым копиям. Первоначальные доски, с которых ни одной гравюры так и не было напечатано, отправились на хранение в архив издательства Макмиллан. Они были случайно обнаружены в 1985 году[5].

Также есть много отсылок, сквозных с первой книгой Кэрролла.

Также есть много отсылок, сквозных с первой книгой Кэрролла.

Первая часть серии фильмов ужасов «Обитель зла» имеет много аллюзий на «Алису» Льюиса Кэррола: имя главной героини Элис, дословно — Алиса; Красная Королева, требующая отрубить голову; испытание вируса на белом кролике; попадание в секретную лабораторию через зеркало; логическая интегральная схема в компьютере Королевы, отображающая шахматную доску; напольные часы с маятником, на циферблате которых нарисована фигурка Алисы. Собственно сама книга заметна в одной из сцен фильма[6].

  1. Алиса в Зазеркалье. // Перевод В. А. Азова (В. А. Ашкенази; стихи в переводе Т. Л. Щепкиной-Куперник. М-Пг: изд. Л. Д. Френкель, 1924.
  2. Приключения Алисы в стране чудес. Сквозь зеркало, и что там увидела Алиса, или Алиса в Зазеркалье. // Перевод и послесловие Н. М. Демуровой; стихи в переводах С. Я. Маршака и Д. Г. Орловской. София: издательство литературы на иностранных языках, 1967.
  3. Зазеркалье: (про то, что увидела там Алиса).// Перевод А. А. Щербакова // Костёр. 1969. № 3-7.
  4. Приключения Алисы в стране чудес. Зазеркалье: (про то, что увидела там Алиса).// Перевод А. А. Щербакова. М.: Художественная литература, 1977.
  5. В Зазеркалье. // Перевод и предисловие В. Э. Орла. М: Детская литература, 1980.
  6. Алиса в Зазеркалье. // Пересказ Л. Л. Яхнина // Пионер. 1992. № 1-4. (Библиотека «Пионера»).

ru.wikipedia.org


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.