Мы живем под собою не чуя страны стих


Мы живём, под собою не чуя страны — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 21 сентября 2019; проверки требует 1 правка. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 21 сентября 2019; проверки требует 1 правка.
Мы живём, под собою не чуя страны

Слова стихотворения, записанные во время допроса Мандельштама в тюрьме.
Жанр стихотворение
Автор Осип Мандельштам
Язык оригинала русский
Дата первой публикации 1933

«Мы живём, под собою не чуя страны» — стихотворение Осипа Мандельштама, написанное в ноябре 1933 года, одно из самых знаменитых стихотворений XX века[1], эпиграмма, посвященная «кремлёвскому горцу» Сталину.

В 1930-х годах в стране был сильно развит культ личности Сталина. Многие советские писатели восхваляли правителя СССР. В такое время было создано это смелое стихотворение. Оно было написано после того, как Осип Эмильевич стал очевидцем страшного крымского голода. Авторства своего Осип Мандельштам не скрывал и после ареста готовился к расстрелу[2]. Автора отправили в ссылку в Чердынь, а потом разрешили поселиться в Воронеже. В ночь с 1 на 2 мая 1938 года он был арестован вновь и отправлен в лагерь Дальлаг, скончался по пути в декабре в пересыльном лагере Владперпункт, а тело Мандельштама было оставлено лежать непогребённым до весны[3].

Мы живём, под собою не чуя страны

Мы живём, под собою не чуя страны,
Наши речи за десять шагов не слышны,
А где хватит на полразговорца,
Там припомнят кремлёвского горца.
Его толстые пальцы, как черви, жирны,
И слова, как пудовые гири, верны,
Тараканьи смеются глазища
И сияют его голенища.

А вокруг него сброд тонкошеих вождей,
Он играет услугами полулюдей.
Кто свистит, кто мяучит, кто хнычет,
Он один лишь бабачит и тычет,
Как подкову, кует за указом указ:
Кому в пах, кому в лоб, кому в бровь, кому в глаз.
Что ни казнь у него — то малина,
И широкая грудь осетина.

Осип Мандельштам. Ноябрь, 1933.

Значения слов[править | править код]

  • Горец — Сталин.
  • Малина — слово на преступном жаргоне в память того, что Сталин в молодости был частью преступного мира (занимался революционными налётами на банки, нелегальной экспроприацией), когда носил псевдоним «Коба»[4].
  • Осетин — Сталин. Сталин был родом из города Гори вблизи Южной Осетии[4].

Формат и варианты[править | править код]

Стихотворение написано четырёх/трёхстопным анапестом с парной рифмовкой.

В первом варианте стихотворения:

Мы живём, под собою не чуя страны,
Наши речи за десять шагов не слышны,
Только слышно кремлевского горца —
Душегубца и мужикоборца[5].

Критика[править | править код]

Как-то, гуляя по улицам, забрели они на какую-то безлюдную окраину города в районе Тверских-Ямских, звуковым фоном запомнился Пастернаку скрип ломовых извозчичьих телег. Здесь Мандельштам прочёл ему про кремлёвского горца. Выслушав, Пастернак сказал: «То, что вы мне прочли, не имеет никакого отношения к литературе, поэзии. Это не литературный факт, но акт самоубийства, который я не одобряю и в котором не хочу принимать участия. Вы мне ничего не читали, я ничего не слышал, и прошу вас не читать их никому другому»[6][7][8][9].

Фильмография[править | править код]

Музыка[править | править код]

  • 1989 году в фирме «Мелодия» вышла пластинка «День гнева» группы «Магнит», на которой «эмоциональным и смысловым зерном цикла»[10] стало стихотворение «Мы живём, под собою не чуя страны». Был также снят клип[11].
  • Фраза «Мы живём, под собою не чуя страны» завершает первый же трек («Ворованный воздух») из альбома 2018 года «Пути неисповедимы» российского рэп-исполнителя Face (Иван Дрёмин)[12].
  • Фраза «Мы живём, под собою не чуя страны» звучит в треке "Песенка-антиутопия о фашизме" из альбома 2016 года "Как в последний раз" российской панк-рок группы Порнофильмы.

ru.wikipedia.org

Мы живем, под собою не чуя страны

Меню статьи:

Текст стихотворения

Мы живем, под собою не чуя страны,
Наши речи за десять шагов не слышны,
А где хватит на полразговорца,
Там припомнят кремлёвского горца.
Его толстые пальцы, как черви, жирны,
А слова, как пудовые гири, верны,
Тараканьи смеются усища,
И сияют его голенища.
А вокруг него сброд тонкошеих вождей,
Он играет услугами полулюдей.
Кто свистит, кто мяучит, кто хнычет,
Он один лишь бабачит и тычет,
Как подкову, кует за указом указ:
Кому в пах, кому в лоб, кому в бровь, кому в глаз.
Что ни казнь у него — то малина
И широкая грудь осетина.

Общественная позиция Мандельштама

Мандельштамовское творчество заняло свои законные позиции в русской литературе. Поэт отличался мощной литературной интуицией. В произведении под названием «Мы живем, под собою не чуя страны…» ощущаются биографические мотивы. У Мандельштама была непростая судьба. В жизни писателя сопровождали нищета и гонения. В результате, творчество и гражданская позиция автора привели к печальному концу: гибели в лагере.

Анализируемое произведение напрямую связано со взглядами писателя на общество, политическое развитие страны, идеологию. Мандельштам отличался активной позицией, ему было чуждо равнодушие.

Автор выражал свою позицию на происходящее в государстве и обществе в своем творчестве. Этот факт объясняет, почему множество произведений Мандельштама наполнены гражданскими и общественными смыслами.

Такими смыслами, в частности, писатель наполнил и стих «Мы живем, под собою не чуя страны…». Мандельштам обрушивается всей силой своей критики на правящую верхушку. Антипатия писателя вполне объяснима: эта верхушка разрушила его жизнь. Сегодня критики приравнивают это произведение к самоубийству. Автор громогласно критикует «земного бога», злобно и неуважительно отзываясь о власти.

Ситуация в России в мандельштамовское время

Мандельштамовская эпиграмма посвящается прежде всего политической ситуации 1930-х годов. Автор раскрывает характерные особенности своего времени, описывает атмосферу, царящую в государстве. Над людьми господствует всесильное всевидящее око вождя, держа народ в страхе и неведении. Ни один человек не знает, что ждет его завтра. Неосторожное слово приводило к расстрелу или ссылке – в лучшем случае. Писатель открывает правду: люди испуганы, предпочитая молчание словам. Сокровенное желание людей – свобода.

История написания стиха

Мандельштам трудился над созданием анализируемого произведения в 1933 году. Люди, хорошо разбирающиеся в истории, помнят, что 1932–1933 годы прошлись по России тяжелой поступью. Голод, сталинские репрессии, кровавый террор – это лишь первые «сливки» в списке ужасов этого времени. Мандельштам – как поэт – не мог не отреагировать на страшные события.

В центре стихотворения Осипа Мандельштама “Сохрани мою речь навсегда” – тема поэтического наследия. Поэт делает попытку примирения с реальным миром. Предлагаем читателям ознакомиться с описанием этого произведения

Критики и современники писателя называли «Мы живем, под ногами не чуя страны…» «актом гражданского мужества». Первым произведение услышал Пастернак, которому автор зачитал его лично. Литературный коллега Мандельштама назвал поэзию «актом самоубийства». Особенный характер стиха, его историческая значимость и взрывоопасность были очевидны.

Судьба писателя и судьба стиха

Состояние автора в этот период было очень тяжелым. Поэт мучился депрессией, а после первого ареста (в 1934 году) совершил попытку самоубийства. Закончив произведение, автор положил в каблук своей обуви бритвенное лезвие.

Пастернак волновался за судьбу друга. В итоге коллега посоветовал спрятать произведение в долгий ящик. Сам же Пастернак «ничего не слышал». Он сделал это, чтобы уберечь товарища от неминуемой гибели, которая ждала Мандельштама, если бы стих вышел в свет. Но Мандельштам не послушал Пастернака. Писатель открыто читал поэзию – друзьям, случайным людям, всем. Создавалось впечатление, что автор желает смерти.

В результате, случилось вполне ожидаемое: кто-то из слушателей стиха донес на писателя. Но Мандельштам не остался в долгу. Во время долгих допросов автор вспомнил имена людей, которые слушали его стих. Поэт подтверждал свою готовность к смерти, говоря об этом в том же 1934-м Анне Ахматовой. Осип поддерживал дружественные связи с поэтессой, которая проведывала друга в ссылке, в Воронеже.

Последствия для Мандельштама

Плата за смелый литературный выпад – ссылка в Чердынь. Пастернак, однако, заступился за товарища. В итоге Мандельштаму заменили Чердынь на Воронеж. Это было терпимое место, где ссылка казалась простым переездом. Сталин смилостивился над поэтом, приказав «изолировать, но сохранить» Мандельштама.

Подобный поступок со стороны вождя народов его окружение расценило как неожиданный «акт милосердия». Мандельштам ощущал благодарность за эту не столь страшную ссылку. В 1935 году поэт писал, что «должен жить», принимая большевицкие идеалы.

Оценка современников

Современники неоднозначно и неодинаково относились к мандельштамовскому творению. Слушатели признавали безусловное гражданское значение стиха. Однако читатели критиковали поэтическую сторону произведения. Сегодня, анализируя художественные приемы и средства, использованные автором, можно поспорить с этим утверждением.

Как бы там ни было, поэзия сыграла свою роль, повлияв на современников писателя. Власть тоже не оставила мандельштамовский стих без внимания. Писатель ответил за сказанные слова гонением, ссылкой. Но драма жизни не заставила автора изменить себе и своим взглядам.

Тематика поэзии

В центре повествования – портрет верховного вождя, Сталина. Правитель изображается как единоличный хозяин огромного государства. Писатель доносит до своей аудитории мысль о том, что «земной бог» – сильный, страшный, внушающий трепет. Но больше всего вождь вселяет в души людей ненависть к себе. Причина тому – поступки Сталина.

Образ вождя – негуманный, лишенный человеческого. «Земной бог» скорее напоминает черта, демона, воплощая некое абсолютное зло. Истинный смысл произведения, между тем, стоит читать между строк: автор источает надежду на то, что добро в итоге победит зло.

Сюжет стихотворения

Картина, которую рисует поэт, поражает неприглядностью окружающего мира. Мандельштам сравнивает людей с манекенами, которые не интересуются будущим и живут лишь сегодняшним днем. Писатель изображает людей эгоистами, которые не обращают внимания на жизнь окружающих.

Песня “Катюша” была написана Михаилом Исаковским в соавторстве с композитором Матвеем Блантером перед Великой Отечественной войной. Сгущались тучи над Советским Союзом, и ободряющие строки пришлись как нельзя кстати. Чтобы узнать об истории создания стихотворения подробнее, предлагаем читателям ознакомиться с описанием этого произведения

Что руководит жизнями людей? По мнению Мандельштама, это страх за свое будущее, за дальнейшую жизнь, судьбу. Люди больше не могут контролировать свою жизнь, принимать решения и выбирать будущее.

Образ «земного бога»

Отдельно следует остановиться на центральном образе в мандельштамовской поэзии. Это «земной бог». Писатель использует смелые, интересные, неординарные штрихи для формирования этого образа. «Земной бог» не отличается ни возвышенностью, ни гуманностью. Земная власть напоминает пресмыкающееся, которое не отрывается от земли. Мандельштам описывает внешность «земного бога» – существа с толстыми пальцами, которые похожи на червяков, и тараканьими глазами.

В чем состоит трагедия страны?

Лучше всего «земного бога» характеризует его речь. Слова персонажа источают власть, с которой никто не смеет поспорить. Личность вождя влияет на личности подданных. «Земной бог» называется «кремлевским горцем». Писатель подчеркивает, что привилегия правителя – казнить и дарить право на жизнь, решить вопросы человеческих судеб. В большинстве случаев «земной бог» выбирает вариант «казнить», потому что отличается жестокостью и грубостью.

«Кремлевский горец» не жалеет людей. Жизнь для него не представляет ценности. Именно здесь, по мнению писателя, кроется трагедия российского государства. Мандельштам изо всех сил противится этой ситуации, не желает мириться с подобным положением вещей. Автор искренне сокрушается, что государство попало в руки кровавых монстров, лишенных нравственных и моральных идеалов.

Почему Мандельштама не казнили?

Современники писателя задавались вопросом, почему же опального поэта, который решился выставить в подобном свете Сталина, не расстреляли. Есть одна – самая вероятная – версия: вождю на самом деле понравился созданный поэтом портрет. В конце концов, поэт изобразил Сталина лидером, которому все по плечу, абсолютным правителем. С другой стороны, велика вероятность того, что Сталин не прочел и не увидел мандельштамовское произведение. Однако вождь, вероятно, хотел, чтобы писатель сочинял для него панегирики.

Образ народа

Мандельштам отказывает как вождю, так и его свите, в гуманности. Лидер («земной бог») и люди, окружающие его, потеряли большую часть человеческих черт. Мандельштам называет их «полулюдьми». Однако эти персонажи имеют мало общего с великими героями античности, которым тоже приписывалось полубожественное, получеловеческое происхождение.

Вождь со своей свитой отдалились от людей – духовно и нравственно. Это объясняет, почему поэт описывает своих персонажей с помощью обликов животных. Самого же «кремлевского горца» автор описывает существом, берущим на себя обязанности Бога.

Композиционные особенности произведения

Формальная структура мандельштамовской поэзии – это две строфы. Первая часть посвящается образу «кремлевского горца». Вторая же часть описывает «тонкошеих вождей», полулюдей – свиту «земного бога».

Первая часть

Таким образом, восемь двустиший поэт разделяет на два равных фрагмента. В первых четырех строках описывается общее состояние людей, народа. Другие четыре строки посвящаются внешности «земного бога». Первая часть произведения отличается статичностью.

Вторая часть

Второй фрагмент произведения более динамичен. Писатель детально останавливается на поступках «земного бога», на действиях подданных лидера. Третье четверостишие рассказывает о Сталине. Вождь противопоставляется своим подданным. При этом автор явно выступает на стороне вождя. Финал произведения снова возвращается к начальным мотивам. Писатель, наконец, объясняет причины страха, охватившего страну. Автор описывает казни, ссылки, гонения. Завершение стиха, которое снижает пафос финального катрена, удивляет своей неожиданностью. Создается впечатление искусственности конца поэзии.

Художественные особенности поэзии

Мандельштам использует широкую палитру художественных средств. Наиболее часто встречаются сравнения:

  • «пальцы, как черви, жирны»;
  • «слова, как пудовые гири, верны».

Второе по популярности художественное средство – инверсия. Этот прием делает поэзию более выразительной, подчиняя сюжет единой теме.

Размер и рифма

Для реализации задуманной идеи автор использует трехстопный анапест и пиррихий. Последний обусловливает особенный, немного сбитый ритм мандельштамовского произведения. В вопросах ритма писатель всегда выступал экспериментатором. Поэзия – сложна, передает настроение автора (он же лирический герой), усиливает ощущение трагичности, обреченности.

Порой трехстопный анапест писатель заменяет на четырехстопный. Мандельштам выбирает для своего произведения парную рифмовку. Автор сочетает мужскую рифму с женской. Мандельштам, будто специально, обращается к рифмовке нарочито простых, банальных, примитивных слов. Богатыми рифмами насыщается лишь начало и конец произведения.

Ахматова – о поэзии Мандельштама

Анна Ахматова уделяла много внимания анализу художественного своеобразия мандельштамовского произведения. Поэтесса не соглашалась с большинством своих коллег, которые не видели в поэзии поэтической ценности. Ахматовой понравился портрет Сталина. Подруга писателя отмечала лубочный характер этого портрета и его своеобразную «вырубленность». Образ вождя отличается карикатурностью. Мандельштам – это такой себе художник-примитивист от литературы. Первая ассоциация – это Страшный суд, который изображают народные умельцы.

Типично мандельштамовские черты поэзии

Начало стиха наиболее характерно для стиля Мандельштама. Первая фраза намекает на разъединенность, разобщенность государства. Кроме того, в стране разобщены и люди, между которыми – от страха – исчезло единство. Ужас мешает людям понять, что происходит вокруг. Первая строфа включает ассонансы и звукопись: поэт использует тихие и глухие звуки, литоту. В этой части произведения писатель причисляет себя к народу, говоря «мы». Эти люди – глухие и немые. Далее автор открывает и образ «земного бога», который разобщил людей.

Портрет Сталина

При описании портрета вождя автор обращается к перифразам, которые заменяют имя «Сталин». Среди перифразов чаще всего встречаются такие:

  • «кремлевский горец»;
  • «осетин»;
  • «земной бог».

«Осетин», например, намекает на происхождение правителя, не неся негативных характеристик. Сталинский портрет подается во втором катрене.

Образ вождя создается с помощью сравнений, метафор, метафорических оборотов. Определенную роль в этом портрете играют эпитеты. В одной из редакций поэзии писатель употребляет метафору «смеются глазищи». Эти слова вызывают чувство омерзения и ужаса.

Сияющие голенища, которые описывает писатель, наделяются реалистичностью. Читатель представляет Сталина, снимающим сапоги. Этот образ – прямая отсылка к Иоанну Богослову, который описывает Иисуса. У Сына Божьего так же сияют ноги, напоминая раскаленную медь. Так же сияют и сапоги вождя.

Мандельштамовские глаголы

Для карикатуры, создаваемой Мандельштамом, важными являются глаголы. Поэт использует своеобразные глаголы: «бабачит», «тычет», «мяучит», «хнычет», «бубнит», «командует», «стучит». Большинство глаголов, сопровождающих образ вождя, отсылают к силовым действиям. В свою очередь, глаголы, ассоциирующиеся со свитой правителя, намекают на безвольность, бесправность, мягкотелость.

Сталин раздает указы, которые писатель сравнивает с подковой. Брошенная на голову подкова ранит – так же, как и указы, кого казнить, а кого – помиловать. В этом контексте Мандельштам вводит в текст также фразеологизм «не в бровь, а в глаз». Казнь для вождя слаще малины. Этими словами поэт отсылает к связи «земного бога» с преступниками. В этом произведении автор постоянно – между строк – обращается к прошлому Сталина. Лидер большевиков действительно имел преступное прошлое. Сталин шесть раз сидел в тюрьме. Одна из отсидок касалась политической деятельности вождя. Другие разы Сталин попадал в тюрьму из-за разбоев, которые учинял.

Жанровая специфика текста

Произведение – по жанру – относится к эпиграммам, поэтическим инвективам. Во время допроса следователь подчеркнул, что поэзия – это «контрреволюционный пасквиль».

Анализируемая поэзия относится к произведениям, не характерным для русского автора. Литературоведы затрудняются четко определить принадлежность поэзии к определенному литературному направлению. Однозначным остается один факт: произведение – это образец модернизма в литературе. Стих сохранил мало черт от реализма.

Сталин изображается в виде карикатуры, гиперболы. Здесь манера Мандельштама приближается к гоголевскому стилю письма. Гоголь тоже пользовался сатирой в качестве приема отображения комического.

r-book.club

Анализ на стихотворение Мандельштама "Мы живем, под собою не чуя страны...": sonya_holmes — LiveJournal

Мы живем, под собою не чуя страны,
Наши речи за десять шагов не слышны,
А где хватит на полразговорца,
Там припомнят кремлевского горца.
Его толстые пальцы, как черви, жирны,
И слова, как пудовые гири, верны,
Тараканьи смеются усища
И сияют его голенища.

А вокруг него сброд тонкошеих вождей,
Он играет услугами полулюдей.
Кто свистит, кто мяучит, кто хнычет,
Он один лишь бабачит и тычет,
Как подкову, дарит за указом указ:
Кому в пах, кому в лоб, кому в бровь, кому в глаз.
Что ни казнь у него — то малина,
И широкая грудь осетина.

Творчество О. Мандельштама занимает особое место в русской поэзии. Известно, что судьба этого человека была не из легких. За свой талант Мандельштам поплатился гонениями, нищетой и, в конце концов, гибелью.
Мандельштам не мог спокойно и равнодушно смотреть на то, что творилось вокруг него. И поэтому многие произведения этого поэта носят гражданский и общественный характер. Так, стихотворение «Мы живем, под собою не чуя страны…» (1933) стало одним из тех, которое было направлено против правящей верхушки. Это произведение, на мой взгляд, было равносильно самоубийству. Ведь здесь Мандельштам очень зло и непочтительно отзывается о «земном боге».
Поэт рисует весьма неприглядную картину окружающей его действительности. Он говорит о том, что люди, словно куклы, живут одним днем. Они не чувствуют значимости своей жизни и жизней окружающих людей:

Мы живем, под собою не чуя страны,
Наши речи за девять шагов не слышны,
А где хватит на полразговорца,
Там припомнят кремлевского горца.

Все вокруг подчинено страху за свою судьбу и будущее, которого, если что не так, может и не быть.
Очень интересно и смело, изображает Мандельштам «земного бога». Перед нами возникает образ, совсем не возвышенный и даже не человеческий. Это существо похоже на что-то землянистое, пресмыкающееся. У него толстые пальцы, похожие на черви, тараканьи глаза.
Но основной характеристикой этого «бога», по моему мнению, являются его слова. Они, «как пудовые гири верны», следовательно, никто из окружающих не смеет противоречить им или их опровергать.
Далее поэт показывает, что каков вождь, таково и его окружение:

А вокруг него сброд тонкошеих вождей,
Он играет услугами полулюдей,
Кто свистит, кто мяучит, кто хнычит,
Он один лишь бабачет и тычет.

Таким образом, несмотря на то, что вокруг вождя много людей, только «кремлевский горец» вправе казнить и миловать.
Люди, которые окружают вождя, очень мало похожи на людей. Поэт говорит о них, как о полулюдях. Но это не мифические существа, имеющие получеловеческое, полубожественное происхождение. Здесь речь идет о существах, не имеющих ничего человеческого именно в нравственном и духовном плане. Поэтому во внешнем облике этих людей появляется много животного: «Кто свистит, кто мяучит, кто хнычит…»
Кремлевский горец, становится тем существом, которое взяло на себя роль Бога:

Как подкову дарит за указом указ – 
Кому в пах, кому в лоб, кому в бровь, кому в глаз, - 
Что ни казнь, у него-то малина
И широкая грудь осетина.

Вождь - единственный, кто решает судьбы окружающих его людей. Он чрезвычайно жесток: «что ни казнь для него – то малина». Следовательно, людские жизни не имеют для этого усатого монстра никакого значения и никакой ценности. И для Мандельштама в этом заключается истинная трагедия России. Поэт не может смириться с подобной ситуацией. Автору очень тяжело осознавать, что его страной управляют кровавые монстры, не имеющие никаких представлений о нравственности и морали.
Стихотворение состоит всего из двух строф. В первой части в большей степени описывается сам «кремлевский горец», а во второй части речь идет о «тонкошеих вождях», полулюдях, окружающих «земного бога».
В тексе автор прибегает к сравнениям: «пальцы, как черви, жирны», «слова как пудовые гири верны».
Что же касается размера, то данное стихотворение написано трехстопным анапестом с пиррихием. Такой размер, по моему мнению, придает произведению большую сложность, которая способствует передаче настроения лирического героя, усиливает атмосферу трагедии и обреченности.
Таким образом, данное стихотворение оказало огромное влияние на современников и, конечно же, на правящие круги. Естественно, что подобные стихи Мандельштама не остались без внимания. Но, несмотря на все гонения, которые за ними последовали, автор все же до конца остался верен своей точке зрения.

sonya-holmes.livejournal.com

Мы живём, под собою не чуя страны..: picturehistory — LiveJournal

В 1930-х годах в Советской России был очень сильно развит культ личности Иосифа Сталина, в то время большинство советских писателей восхваляли до небес правителя СССР.
В такой период времени рукой Осипа Мандельштама создаётся очень смелое стихотворение, которое он написал, после того, как Осип Эмильевич стал очевидцем страшного крымского голода.

Мы живём, под собою не чуя страны..

Мы живём, под собою не чуя страны,
Наши речи за десять шагов не слышны,
А где хватит на полразговорца,
Там припомнят кремлёвского горца.
Его толстые пальцы, как черви, жирны,
И слова, как пудовые гири, верны,
Тараканьи смеются усища
И сияют его голенища.

А вокруг него сброд тонкошеих вождей,
Он играет услугами полулюдей.
Кто свистит, кто мяучит, кто хнычет,
Он один лишь бабачит и тычет,
Как подкову, дарит за указом указ:
Кому в пах, кому в лоб, кому в бровь, кому в глаз.
Что ни казнь у него — то малина,
И широкая грудь осетина.

Осип Мандельштам. Ноябрь, 1933.

Значение слов в стихотворении:

Горец — Сталин.
Малина — слово на преступном жаргоне в память того, что Сталин в молодости был частью преступного мира, когда носил псевдоним «Коба».
Осетин — Сталин. Сталин был родом из города Гори вблизи Южной Осетии.


Стихотворение было записано и второй раз, но только рукой оперуполномоченного 4 Отделения Секретно-Политического Отдела ОГПУ Н.Х. Шиварова, который в тюрьме допрашивал поэта.

Мандельштам и Пастернак:

"Как-то, гуляя по улицам, забрели они на какую-то безлюдную окраину города в районе Тверских-Ямских, звуковым фоном запомнился Пастернаку скрип ломовых извозчичьих телег. Здесь Мандельштам прочёл ему про кремлёвского горца. Выслушав, Пастернак сказал: «То, что вы мне прочли, не имеет никакого отношения к литературе, поэзии. Это не литературный факт, но акт самоубийства, который я не одобряю и в котором не хочу принимать участия. Вы мне ничего не читали, я ничего не слышал, и прошу вас не читать их никому другому»."

Авторства своего Осип Мандельштам не скрывал и после ареста готовился к расстрелу. Автора отправили в ссылку в Чердынь, а потом разрешили поселиться в Воронеже. В ночь с 1 на 2 мая 1938 года он был арестован вновь и отправлен в лагерь Дальлаг, скончался по пути в декабре в пересыльном лагере Владперпункт, а тело Мандельштама советская власть оставила лежать непогребённым до весны.

Поэзия Мандельштама в материалах дела называется "контрреволюционным пасквилем против вождя коммунистической партии и советской страны", являлось основным пунктом обвинения, Мандельштам был осуждён по статье 58.10

Экземпляр стихотворения, записанный в тюрьме рукой Осипа Мандельштама, хранился в архивах КГБ СССР до весны 1989 года. В связи с перестройкой автограф был передан в Комиссию Союза писателей СССР по литературному наследию Осипа Мандельштама. В апреле 1989 председатель комиссии Роберт Рождественский отдал документ в РГАЛИ, протокол допроса Мандельштама оперуполномоченным Шиваровым сейчас хранится в Центральном архиве ФСБ РФ, в составе Следственного дела Р-33487.

IMPERIUM_ROSS.

picturehistory.livejournal.com

Мы живём, под собою не чуя страны..: imperium_ross — LiveJournal

В 1930-х годах в Советской России был очень сильно развит культ личности Иосифа Сталина, в то время большинство советских писателей восхваляли до небес правителя СССР.
В такой период времени рукой Осипа Мандельштама создаётся очень смелое стихотворение, которое он написал, после того, как Осип Эмильевич стал очевидцем страшного крымского голода.

Мы живём, под собою не чуя страны..

Мы живём, под собою не чуя страны,
Наши речи за десять шагов не слышны,
А где хватит на полразговорца,
Там припомнят кремлёвского горца.
Его толстые пальцы, как черви, жирны,
И слова, как пудовые гири, верны,
Тараканьи смеются усища
И сияют его голенища.

А вокруг него сброд тонкошеих вождей,
Он играет услугами полулюдей.
Кто свистит, кто мяучит, кто хнычет,
Он один лишь бабачит и тычет,
Как подкову, дарит за указом указ:
Кому в пах, кому в лоб, кому в бровь, кому в глаз.
Что ни казнь у него — то малина,
И широкая грудь осетина.

Осип Мандельштам. Ноябрь, 1933.

Значение слов в стихотворении:

Горец — Сталин.
Малина — слово на преступном жаргоне в память того, что Сталин в молодости был частью преступного мира, когда носил псевдоним «Коба».
Осетин — Сталин. Сталин был родом из города Гори вблизи Южной Осетии.


Стихотворение было записано и второй раз, но только рукой оперуполномоченного 4 Отделения Секретно-Политического Отдела ОГПУ Н.Х. Шиварова, который в тюрьме допрашивал поэта.

Мандельштам и Пастернак:

"Как-то, гуляя по улицам, забрели они на какую-то безлюдную окраину города в районе Тверских-Ямских, звуковым фоном запомнился Пастернаку скрип ломовых извозчичьих телег. Здесь Мандельштам прочёл ему про кремлёвского горца. Выслушав, Пастернак сказал: «То, что вы мне прочли, не имеет никакого отношения к литературе, поэзии. Это не литературный факт, но акт самоубийства, который я не одобряю и в котором не хочу принимать участия. Вы мне ничего не читали, я ничего не слышал, и прошу вас не читать их никому другому»."

Авторства своего Осип Мандельштам не скрывал и после ареста готовился к расстрелу. Автора отправили в ссылку в Чердынь, а потом разрешили поселиться в Воронеже. В ночь с 1 на 2 мая 1938 года он был арестован вновь и отправлен в лагерь Дальлаг, скончался по пути в декабре в пересыльном лагере Владперпункт, а тело Мандельштама советская власть оставила лежать непогребённым до весны.

Поэзия Мандельштама в материалах дела называется "контрреволюционным пасквилем против вождя коммунистической партии и советской страны", являлось основным пунктом обвинения, Мандельштам был осуждён по статье 58.10

Экземпляр стихотворения, записанный в тюрьме рукой Осипа Мандельштама, хранился в архивах КГБ СССР до весны 1989 года. В связи с перестройкой автограф был передан в Комиссию Союза писателей СССР по литературному наследию Осипа Мандельштама. В апреле 1989 председатель комиссии Роберт Рождественский отдал документ в РГАЛИ, протокол допроса Мандельштама оперуполномоченным Шиваровым сейчас хранится в Центральном архиве ФСБ РФ, в составе Следственного дела Р-33487.

IMPERIUM_ROSS.

imperium-ross.livejournal.com

«Мы живём, под собою не чуя страны…», анализ стихотворения Мандельштама

История создания

Стихотворение Мандельштама «Мы живём, под собою не чуя страны» написано в 1933 г. Это не просто поэзия, но акт гражданского мужества. Пастернак, которому Мандельштам прочитал стихотворение, назвал его актом самоубийства, а не фактом поэзии. Мандельштам действительно переживал в это время депрессию и при первом аресте в 1934 г. попытался покончить с собой. После написания стихотворения он хранил в каблуке лезвие безопасной бритвы.

Пастернак советовал никому не читать стихотворение и предупредил, что он не слышал текста. Мандельштам, как будто приближая смерть, читал его многим, среди них были и друзья, и случайные люди. Возможно, кто-то из них донёс на поэта. А Мандельштам, в свою очередь, многих назвал на допросах как слышавших стихи. В 1934 г. Мандельштам говорил Ахматовой, что к смерти готов.

За это стихотворение Мандельштам был сослан на Чердынь, по ходатайству Пастернака ссылка заменена Воронежем. Наказание не слишком строгое. Сталин выносит вердикт: «Изолировать, но сохранить». Такой «акт милосердия» (Сталин любил совершать неожиданные поступки) вызвал у Мандельштама подобие чувства благодарности: «Я должен жить, дыша и большевея» (1935).

Отношение современников к стихотворению было разным. В основном признавая его гражданскую ценность, многие считали его слабым в поэтическом отношении. Чтобы оценить стихотворение, надо рассмотреть приёмы создания художественного образа.

Литературное направление и жанр

«Мы живём, под собою не чуя страны» - не характерное для Мандельштама стихотворение, поэтому говорить о принадлежности его к определённому направлению неправильно. Можно лишь сказать, что произведение остаётся модернистским. Стихотворение меньше всего можно назвать реалистическим. Это карикатурное, гиперболизированное изображение Сталина, вполне в духе реалиста Гоголя, потому что писатели используют сатиру как приём изображения комического.

Жанр стихотворения определяют как лобовая эпиграмма, поэтическая инвектива. Следователь на допросе назвал стихотворение контрреволюционным пасквилем.

Тема, основная мысль и композиция

Стихотворение состоит из 8 двустиший и разделено на две равные части. Первые 4 строки описывают состояние народа. Следующие 4 строки – внешность «кремлёвского горца». Первое восьмистишье статично.

Второе восьмистишье динамично. Это рассказ о деяниях вождя и его окружения. В третьем четверостишье Сталин противопоставлен своему окружению. Не то чтобы он был симпатичным, но сравнение в его пользу. Последнее четверостишье возвращает читателя к первому. Становится понятным, почему страна живёт в страхе. Описаны казни и наказания. Неожиданным и как будто искусственным является конец, снижающий пафос последнего четверостишья.

Тема стихотворения – описание Сталина как единоличного хозяина целой страны.

Основная мысль: Сталин силён, внушает страх и трепет, но ненависть к нему сильнее страха. В стихотворении он лишён всего человеческого, похож на лубочное изображение чёрта, является воплощением абсолютного зла. В подтексте заложена надежда на победу добра над злом.

По одной из версий Мандельштама не расстреляли, потому что Сталину понравился собственный портрет: вождь, наделённый абсолютным могуществом. Большинство исследователей считает, что Сталин стихотворения не читал. Есть мнение, что Сталин хотел добиться от Мандельштама хвалебных стихов.

Тропы и образы

В отличие от большинства современников, Ахматова высоко оценила художественную ценность стихотворения. Она отметила приёмы изображения Сталина, назвав среди качеств стихотворения монументальную лубочность и вырубленность. Перед глазами возникает карикатура. Сатира как будто нарисована художником-примитивистом. Возникает ассоциация с картиной Страшного суда, написанной народными мастерами.

Первая строфа ещё вполне мандельштамовская. Первоначальная метафора «под собою не чуя страны» говорит о разъединённости страны и человека, который не может понять происходящего и боится. Звуки в первой строфе очень тихие или вообще отсутствуют: речи не слышны за 10 шагов, люди говорят полуразговорцем (поэт использует литоты). Люди, которых Мандельштам называет в первой строфе «мы», относя к ним и себя, глухи и почти немы. В четвёртой строке появляется образ того, кто запугал людей.

Мандельштам не называет Сталина по имени. Он пользуется перифразами «кремлёвский горец», «осетин». Они характеризуют Сталина только с точки зрения его происхождения и не несут отрицательной окраски.

Во торой строфе дан портрет Сталина. Мандельштам сравнивает его толстые жирные пальцы с червями, а верные слова с пудовыми гирями. Возможно, жирные пальцы представлялись Мандельштаму перелистывающими его стихотворения... С помощью метафор и метафорических эпитетов Мандельштам рисует лицо вождя, на котором нет глаз, а только смеющиеся тараканьи усища (есть редакции, где смеются глазища). В этом образе соединены омерзение и страх.

Образ сияющих голенищ не только реалистичный (Сталин носил сапоги), но и отсылает к описанию Иоанном Богословом Иисуса, у которого ноги сияли, как будто раскалённая в печи медь.

Ни главный герой  стихотворения, ни его окружение, сброд тонкошеих вождей (метафорический эпитет и метафора), - уже не люди, описанные в первой строфе. Это нечто, противопоставленное «мы». Но и диктатор противопоставлен окружению, которое называется «полулюдьми». Многие современники Сталина отмечали его склонность играть на слабостях людей. Тонкошеие вожди – это использование образа тонкой шеи, которая поворачивается вслед за головой (Сталиным).

Глаголы «бабачит и тычет», обозначающие  силовые действия, противопоставленные действиям «полулюдей» «мяучит и хнычет», вызывают дискуссии исследователей. Тычет – от тыкать, а вот бабачит – авторский неологизм, который может обозначать «бубнит, командует, стучит по голове». Некоторые связывают глагол с бабаком (степным сурком), толстым и неповоротливым.

Указы Сталина сравниваются с  подковами, которые ранят окружающих, попадая в пах, в бровь, в глаз. Здесь Мандельштам играет с устойчивым выражением «не в бровь, а в глаз». В случае со Сталиным, и в бровь, и в глаз. Казнь тирана Мандельштам определяет словом воровского жаргона «малина», пренебрегая его значением. Так поэт подчёркивает связь Сталина с преступным миром.

В последней строке Мандельштам использует излюбленный гоголевский приём, делая однородными членами казнь диктатора и его широкую грудь.

Мандельштам настолько прочно ассоциировался в советском сознании с противостоянием Сталину, что художник Владимир Гальба в середине 70-х, рисуя Тараканище и Воробья, подразумевал Сталина и Мандельштама, хотя непосвящённые об этом бы не догадались.

Размер и рифмовка

Стихотворение написано разностопным анапестом (через каждые 2 строки четырёхстопный сменяется трёхстопным). Рифмовка в стихотворении парная, мужские рифмы чередуются с женскими. Рифмы нарочито простые, банальные, примитивные. Богатыми можно считать только первую и последнюю рифмы.

  • «Notre Dame», анализ стихотворения Мандельштама
  • «Ленинград», анализ стихотворения Мандельштама
  • «Бессонница, Гомер, тугие паруса…», анализ стихотворения Мандельштама
  • «Нежнее нежного», анализ стихотворения Мандельштама
  • «Век», анализ стихотворения Мандельштама
  • «О свободе небывалой», анализ стихотворения Мандельштама
  • «За гремучую доблесть грядущих веков», анализ стихотворения Мандельштама
  • «Сохрани мою речь навсегда», анализ стихотворения Мандельштама
  • «Вечер нежный», анализ стихотворения Мандельштама
  • «Золотистого меду струя из бутылки текла…», анализ стихотворения Мандельштама
  • «Я ненавижу свет», анализ стихотворения Мандельштама
  • «Только детские книги читать», анализ стихотворения Мандельштама
  • «Батюшков», анализ стихотворения Мандельштама
  • Осип Эмильевич Мандельштам, краткая биография

По произведению: «Мы живём под собою не чуя страны»

По писателю: Мандельштам Осип Эмильевич


goldlit.ru

Мы живём, под собою не чуя страны (Мандельштам) — Wikilivres.ru

Автограф стихотворения «Мы живём, под собою не чуя страны...» записанный Мандельштамом в НКВД во время допроса.

 * * *[1]

 Мы живем, под собою не чуя страны,
 Наши речи за десять шагов не слышны,
 А где хватит на полразговорца,
 Там припомнят кремлевского горца.
 Его толстые пальцы, как черви, жирны,
 И слова, как пудовые гири, верны,
 Тараканьи смеются глазища
 И сияют его голенища.

 А вокруг него сброд тонкошеих вождей,
 Он играет услугами полулюдей.
 Кто свистит, кто мяучит, кто хнычет,
 Он один лишь бабачит и тычет.
 Как подкову, дарит за указом указ –
 Кому в пах, кому в лоб, кому в бровь, кому в глаз.
 Что ни казнь у него – то малина
 И широкая грудь осетина.

Ноябрь 1933

Вариант:

 * * *

 Мы живем, под собою не чуя страны,
 Наши речи за десять шагов не слышны,

 А где хватит на полразговорца, –
 Там припомнят кремлёвского горца.

 Его толстые пальцы, как черви, жирны,
 А слова, как пудовые гири, верны –

 Тараканьи смеются усища,
 И сияют его голенища.

 А вокруг него сброд тонкошеих вождей,
 Он играет услугами полулюдей.

 Кто свистит, кто мяучит, кто хнычет,
 Он один лишь бабачит и тычет,

 Как подкову, кует за указом указ –
 Кому в пах, кому в лоб, кому в бровь, кому в глаз.

 Что ни казнь у него, – то малина
 И широкая грудь осетина.

 Ноябрь 1933

Разночтения:


 * * *

 1. Мы живем, под собою не зная страны,
 2. Наши речи за десять шагов не слышны,

 3.А где хватит на полразговорца, –
 4.Там помянут кремлёвского горца.

 [3. Только слышно кремлёвского горца –]
 [4. Душегубца и мужикоборца.]

 5. Его толстые пальцы, как черви, жирны,
 6. А слова, как пудовые гири, верны –

 6. Тараканьи смеются усища,
 7. И сияют его голенища.

 8. А вокруг него сброд толстокожих вождей,
 9. Он играет услугами полулюдей.

 10. Кто пищит, кто мяучит, кто хнычет,
 11. Он один лишь бабачит и тычет,

 12. Как подковы, кует за указом указ –
 13. Кому в лоб, кому в бровь, кому в пах, кому в глаз.

 14. Что ни казнь у него, – то малина
 15. И широкая грудь осетина.

 Ноябрь 1933
 


  1. ↑ Так называемая «Эпиграмма на Сталина». Написана в ноябре 1933 и позднее включена в «Московские стихи». Это стихотворение послужило главным обвинительным материалом в «деле» Мандельштама после его ареста в ночь 13/14 мая 1934 г. Защита Бухарина смягчила приговор – Мандельштама выслали в Чердынь-на-Каме, а затем в Воронеж. После окончания срока ссылки ему было запрещено жить в Москве. «Грудь осетина» — широкое хождение имела легенда об осетинском происхождении Иосифа Сталина-Джугашвили. Эмма Герштейн сообщает, что Мандельштам был недоволен последними двумя строчками.

wikilivres.ru

Анализ стихотворения О.Э. Мандельштама "Мы живем, под собою не чуя страны"

Данное стихотворение, к сожалению, актуально и в наши дни изменились лишь методы, поэтому, я решил сделать краткий анализ, прочитав который, интересней и проще будет соотнести сегодняшнюю ситуацию в нашей стране с жизнью в СССР в 30-ые годы.

Анализ стихотворения.

Основной темой стихотворения Мандельштама является проблема невозможности проявления желаемых действий, умений, способностей,а также создание образа политической ситуации в стране, создание образа вождя и его подчиненных, и таким образом выражение своего отношения к гнетущей обстановке.
Стихотворение, на мой взгляд, построено на противопоставлении реалий советского времени некоему невидимому идеалу, который живет в голове и сердце не только поэта, но и всего народа 30-ых годов советской России.Что же это за идеал?

(1-ая строчка)Патриотизм, уверенность в завтрашнем дне.Люди не чуют под собой страны,гос-ва,а государство из покон веков было основным защитником и помощником простому человеку.
(2-4 строчки)Желание быть услышанным, не бояться никаких разговоров,не пугаться того,что за углом стоит агент ВЧК (кремлевский горец)
(5-8 строчки)Портрет главного героя, (при чем каждый увидит в написанном портрете свое, хотя..) Здесь использованно сравнение с червями и пудовыми гирями(в первом случае - сравнение с чем-то ползучим, мерзким и противным, во-втором - с чем-то тянущим на дно, порабощающим).
Говоря об усах, автор называет их тараканьими, что придает портрету вождя все более ужасающий вид, представляющийся читателю тяжелым,подобным насекомому, но, не смотря на "насекомость" своего происхождения,таракан-червь носит сияющие, видимо от блеска, сапоги.

Во втором четверостишье противопоставление уходит уже на второй план, хотя призрак-идеал сохраняется(например, вожди с тонкими шеями сравниваются с прагматичными, адекватными, способными руководителями), а на первое место выходит высмеивание.
(9-11 строчки, я считаю, про вождей, другими словами сподвижников и различных помощников уже упомянутого усатого персонажа)Слова для того,чтобы высмеять персонажей: тонкошеих, свистит, мяучит, хнычет. А такие слова, как сброд "полулюди", также как и глагол в 10 строчке "играет" подчеркивают несостоятельность этих вождей-полулюдей, их бездарность и даже пассивность, субпассионарность.
(12-13)Он,так скажем лирический герой,охарактеризован, как талантливый вождь и трудоголик(как подкову,кует за указом указ). Таковым он предстает перед нами в сравнении с тонкошеими полулюдьми, но в сравнении с обычными человеческими идеалами, таковым его назвать нельзя,так как Мандельштам использует слова бабачит и тычет, что может и возвышает насекомое среди сброда свистящих, но не в глазах воспитанных и образованных людей.
Также Мандельштам  высмеивает своего "лирического героя" посредством глагола бабачить.
Он же, простите меня, не баба, чтобы так себя вести, однако ведет, а еще и тычет.В общем странный получается таракан, даже необычный.

Ключевым,на мой взгляд,словом в последнем четверостишье является слово "казнь".
(14 строчка) Казнь-в пах,Казнь-в лоб,Казнь-в бровь, Казнь-в глаз. И снова высмеивание.Даже испанские конкистадоры не были настолько изощрены(!!!)
(15 строчка)Фраза "Что ни казнь у него - то малина",мне кажется, сравнивается с известной русской пословицей "не понос,так золотуха", еще раз простите за нестандартную лексику.Через это сравнение мы понимаем отношение автора к происходившему тогда в стране.
(16 строчка) Грудь ОСЕТИНА созвучно слову малина,что говорит или о симпатиях или же наоборот о крайне негативном отношении автора, опять основанном на высмеивании. Если мы прочтем предыдущие 15 строчек еще раз, то ,думаю, большинство склонится к второму варианту.
Эпитет-ШИРОКАЯ грудь использован для того, чтобы окончательно создать для читателя образ кузнеца с пальцами-червями,тараканьими усами, с сияющими голенищами,игрока, кузнеца, любителя малины-казни осетина.

astoritel.livejournal.com

Осип Мандельштам - Ода Сталину: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Когда б я уголь взял для высшей похвалы —
Для радости рисунка непреложной,—
Я б воздух расчертил на хитрые углы
И осторожно и тревожно.
Чтоб настоящее в чертах отозвалось,
В искусстве с дерзостью гранича,
Я б рассказал о том, кто сдвинул мира ось,
Ста сорока народов чтя обычай.
Я б поднял брови малый уголок
И поднял вновь и разрешил иначе:
Знать, Прометей раздул свой уголек,—
Гляди, Эсхил, как я, рисуя, плачу!

Я б несколько гремучих линий взял,
Все моложавое его тысячелетье,
И мужество улыбкою связал
И развязал в ненапряженном свете,
И в дружбе мудрых глаз найду для близнеца,
Какого не скажу, то выраженье, близясь
К которому, к нему,— вдруг узнаешь отца
И задыхаешься, почуяв мира близость.
И я хочу благодарить холмы,
Что эту кость и эту кисть развили:
Он родился в горах и горечь знал тюрьмы.
Хочу назвать его — не Сталин,— Джугашвили!

Художник, береги и охраняй бойца:
В рост окружи его сырым и синим бором
Вниманья влажного. Не огорчить отца
Недобрым образом иль мыслей недобором,
Художник, помоги тому, кто весь с тобой,
Кто мыслит, чувствует и строит.
Не я и не другой — ему народ родной —
Народ-Гомер хвалу утроит.
Художник, береги и охраняй бойца:
Лес человечества за ним поет, густея,
Само грядущее — дружина мудреца
И слушает его все чаще, все смелее.

Он свесился с трибуны, как с горы,
В бугры голов. Должник сильнее иска,
Могучие глаза решительно добры,
Густая бровь кому-то светит близко,
И я хотел бы стрелкой указать
На твердость рта — отца речей упрямых,
Лепное, сложное, крутое веко — знать,
Работает из миллиона рамок.
Весь — откровенность, весь — признанья медь,
И зоркий слух, не терпящий сурдинки,
На всех готовых жить и умереть
Бегут, играя, хмурые морщинки.

Сжимая уголек, в котором все сошлось,
Рукою жадною одно лишь сходство клича,
Рукою хищною — ловить лишь сходства ось —
Я уголь искрошу, ища его обличья.
Я у него учусь, не для себя учась.
Я у него учусь — к себе не знать пощады,
Несчастья скроют ли большого плана часть,
Я разыщу его в случайностях их чада…
Пусть недостоин я еще иметь друзей,
Пусть не насыщен я и желчью и слезами,
Он все мне чудится в шинели, в картузе,
На чудной площади с счастливыми глазами.

Глазами Сталина раздвинута гора
И вдаль прищурилась равнина.
Как море без морщин, как завтра из вчера —
До солнца борозды от плуга-исполина.
Он улыбается улыбкою жнеца
Рукопожатий в разговоре,
Который начался и длится без конца
На шестиклятвенном просторе.
И каждое гумно и каждая копна
Сильна, убориста, умна — добро живое —
Чудо народное! Да будет жизнь крупна.
Ворочается счастье стержневое.

И шестикратно я в сознаньи берегу,
Свидетель медленный труда, борьбы и жатвы,
Его огромный путь — через тайгу
И ленинский октябрь — до выполненной клятвы.
Уходят вдаль людских голов бугры:
Я уменьшаюсь там, меня уж не заметят,
Но в книгах ласковых и в играх детворы
Воскресну я сказать, что солнце светит.
Правдивей правды нет, чем искренность бойца:
Для чести и любви, для доблести и стали
Есть имя славное для сжатых губ чтеца —
Его мы слышали и мы его застали.

rustih.ru

Анализ стихотворения О. Мандельштама «Мы живем, под собою не чуя страны...»

    Творчество О. Мандельштама занимает особое место в русской поэзии. Известно, что судьба этого человека была не из легких. За свой талант Мандельштам поплатился гонениями, нищетой и, в конце концов, гибелью.

    Мандельштам не мог спокойно и равнодушно смотреть на то, что творилось вокруг него. И поэтому многие произведения этого поэта носят гражданский и общественный характер. Так, стихотворение «Мы живем, под собою не чуя страны…» (1933) стало одним из тех, которое было направлено против правящей верхушки. Это произведение, на мой взгляд, было равносильно самоубийству. Ведь здесь Мандельштам очень зло и непочтительно отзывается о «земном боге».

    Поэт рисует весьма неприглядную картину окружающей его действительности. Он говорит о том, что люди, словно куклы, живут одним днем. Они не чувствуют значимости своей жизни и жизней окружающих людей:

    Мы живем, под собою не чуя страны,
    Наши речи за девять шагов не слышны,
    А где хватит на полразговорца,
    Там припомнят кремлевского горца.

    Все вокруг подчинено страху за свою судьбу и будущее, которого, если что не так, может и не быть.

    Очень интересно и смело, на мой взгляд, изображает Мандельштам «земного бога». Перед нами возникает образ, совсем не возвышенный и даже не человеческий. Это существо похоже на что-то землянистое, пресмыкающееся. У него толстые пальцы, похожие на черви, тараканьи глаза.

    Но основной характеристикой этого «бога», по моему мнению, являются его слова. Они, «как пудовые гири верны», следовательно, никто из окружающих не смеет противоречить им или их опровергать.

    Далее поэт показывает, что каков вождь, таково и его окружение:

    А вокруг него сброд тонкошеих вождей,
    Он играет услугами полулюдей,
    Кто свистит, кто мяучит, кто хнычит,
    Он один лишь бабачет и тычет.

    Таким образом, несмотря на то, что вокруг вождя много людей, только «кремлевский горец» вправе казнить и миловать.

    Люди, которые окружают вождя, очень мало похожи на людей. Поэт говорит о них, как о полулюдях. Но это не мифические существа, имеющие получеловеческое, полубожественное происхождение. Здесь речь идет о существах, не имеющих ничего человеческого именно в нравственном и духовном плане. Поэтому во внешнем облике этих людей появляется много животного: «Кто свистит, кто мяучит, кто хнычит…»

    Кремлевский горец, на мой взгляд, становится тем существом, которое взяло на себя роль Бога:

    Как подкову дарит за указом указ – 
    Кому в пах, кому в лоб, кому в бровь, кому в глаз, - 
    Что ни казнь, у него-то малина
    И широкая грудь осетина.

    Вождь - единственный, кто решает судьбы окружающих его людей. Он чрезвычайно жесток: «что ни казнь для него – то малина». Следовательно, людские жизни не имеют для этого усатого монстра никакого значения и никакой ценности. И для Мандельштама в этом заключается истинная трагедия России. Поэт не может смириться с подобной ситуацией. Автору очень тяжело осознавать, что его страной управляют кровавые монстры, не имеющие никаких представлений о нравственности и морали.

    Стихотворение состоит всего из двух строф. В первой части в большей степени описывается сам «кремлевский горец», а во второй части речь идет о «тонкошеих вождях», полулюдях, окружающих «земного бога».

    В тексе автор прибегает к сравнениям: «пальцы, как черви, жирны», «слова как пудовые гири верны». Также Мандельштам использует инверсию, которая и придает стихотворению большую выразительность и подчиненность выбранной теме.

    Что же касается размера, то данное стихотворение написано трехстопным анапестом с пиррихием. Такой размер, по моему мнению, придает произведению большую сложность, которая способствует передаче настроения лирического героя, усиливает атмосферу трагедии и обреченности.

    Таким образом, данное стихотворение оказало огромное влияние на современников и, конечно же, на правящие круги. Естественно, что подобные стихи Мандельштама не остались без внимания. Но, несмотря на все гонения, которые за ними последовали, автор все же до конца остался верен своей точке зрения.

reshebnik5-11.ru

Анализ стихотворения О. Мандельштама “Мы живем, под собою не чуя страны…” 👍

Творчество О. Мандельштама занимает особое место в русской поэзии. Известно, что судьба этого человека была не из легких. За свой талант Мандельштам поплатился гонениями, нищетой и, в конце концов, гибелью.
Мандельштам не мог спокойно и равнодушно смотреть на то, что творилось вокруг него. И поэтому многие произведения этого поэта носят гражданский и общественный характер. Так, стихотворение “Мы живем, под собою не чуя страны…” (1933) стало одним из тех, которое было направлено против правящей верхушки. Это произведение, на мой взгляд,

было равносильно самоубийству.

Ведь здесь Мандельштам очень зло и непочтительно отзывается о “земном боге”.
Поэт рисует весьма неприглядную картину окружающей его действительности. Он говорит о том, что люди, словно куклы, живут одним днем. Они не чувствуют значимости своей жизни и жизней окружающих людей:
Мы живем, под собою не чуя страны,
Наши речи за девять шагов не слышны,
А где хватит на полразговорца,
Там припомнят кремлевского горца.
Все вокруг подчинено страху за свою судьбу и будущее, которого, если что не так, может и не быть.
Очень интересно и смело, на мой взгляд, изображает

Мандельштам “земного бога”. Перед нами возникает образ, совсем не возвышенный и даже не человеческий. Это существо похоже на что-то землянистое, пресмыкающееся.

У него толстые пальцы, похожие на черви, тараканьи глаза.
Но основной характеристикой этого “бога”, по моему мнению, являются его слова. Они, “как пудовые гири верны”, следовательно, никто из окружающих не смеет противоречить им или их опровергать.
Далее поэт показывает, что каков вождь, таково и его окружение:
А вокруг него сброд тонкошеих вождей,
Он играет услугами полулюдей,
Кто свистит, кто мяучит, кто хнычит,
Он один лишь бабачет и тычет.
Таким образом, несмотря на то, что вокруг вождя много людей, только “кремлевский горец” вправе казнить и миловать.
Люди, которые окружают вождя, очень мало похожи на людей. Поэт говорит о них, как о полулюдях. Но это не мифические существа, имеющие получеловеческое, полубожественное происхождение.

Здесь речь идет о существах, не имеющих ничего человеческого именно в нравственном и духовном плане. Поэтому во внешнем облике этих людей появляется много животного: “Кто свистит, кто мяучит, кто хнычит…”
Кремлевский горец, на мой взгляд, становится тем существом, которое взяло на себя роль Бога:
Как подкову дарит за указом указ –
Кому в пах, кому в лоб, кому в бровь, кому в глаз, –
Что ни казнь, у него-то малина
И широкая грудь осетина.
Вождь – единственный, кто решает судьбы окружающих его людей. Он чрезвычайно жесток: “что ни казнь для него – то малина”. Следовательно, людские жизни не имеют для этого усатого монстра никакого значения и никакой ценности. И для Мандельштама в этом заключается истинная трагедия России.

Поэт не может смириться с подобной ситуацией. Автору очень тяжело осознавать, что его страной управляют кровавые монстры, не имеющие никаких представлений о нравственности и морали.
Стихотворение состоит всего из двух строф. В первой части в большей степени описывается сам “кремлевский горец”, а во второй части речь идет о “тонкошеих вождях”, полулюдях, окружающих “земного бога”.
В тексе автор прибегает к сравнениям: “пальцы, как черви, жирны”, “слова как пудовые гири верны”. Также Мандельштам использует инверсию, которая и придает стихотворению большую выразительность и подчиненность выбранной теме.
Что же касается размера, то данное стихотворение написано трехстопным анапестом с пиррихием. Такой размер, по моему мнению, придает произведению большую сложность, которая способствует передаче настроения лирического героя, усиливает атмосферу трагедии и обреченности.
Таким образом, данное стихотворение оказало огромное влияние на современников и, конечно же, на правящие круги. Естественно, что подобные стихи Мандельштама не остались без внимания. Но, несмотря на все гонения, которые за ними последовали, автор все же до конца остался верен своей точке зрения.

lit.ukrtvory.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.