Монах виталий афон стихи


Люблю бывать по временам (монах Виталий) — SouLibre

Люблю бывать по временам,
Где скрыта тайна жизни нашей,
Где, может быть, сокроюсь сам,
Вслед за испитой смертной чашей.

Здесь я минуты провожу,
Томим уныньем неисцельно.
И здесь отраду нахожу,
Когда душа скорбит смертельно.

Смолкает тут житейский шум —
И вместо мыслей горделивых
Приходит ряд суровых дум —
Судей нелестных справедливых.

Передо мной убогий храм,
Наполнен мёртвыми костями.
Они свидетельствуют нам,
Что мы такими ж будем сами.

Немного лет тому назад,
(Как жили те земные гости)
И вот ушли они в свой град,
Оставив нам лишь эти кости.

Не в силах были и они
Владеть собой в иную пору.
И между ними, как людьми,
Бывали ссоры из за сору.

Теперь, довольные судьбой,
Лежат, друг другу не мешая,
Они не спорят меж собой:
Своя ли полка иль чужая.

Мы тоже гости на земле,
И нам лежит туда дорога.
Идём по ней в какой-то мгле,
Не видя вечности порога.

И святость люби́м и грешим,
Гонясь за счастием — страдаем,
Куда-то всякий день спешим
И то, что важно, забываем.

Боимся смерти и суда,
Желаем здесь пожить подольше,
Стараясь избегать труда,
И чтоб скопить всего побольше.

Не можем слова перенесть
Иль чуть неласкового взгляда,
А скорбных испытаний крест
Для нас мучительнее ада.

Других виним почти всегда,
Хоть сами Бога прогневляем,
Себя ж винить мы никогда
И в самом малом не дерзаем.

Для личной прихоти своей
Готовы по́том обливаться,
Не спать подряд и пять ночей,
Во все опасности пускаться.

Кривить душой на всякий час,
Безбожно совесть попирая.
И всё что только тешит нас,
К себе усердно загребая.

За честь всегда стоим горой,
Цени́м труды свои и знанья.
И невниманье к ним порой
Приносит нам души терзанья.

Таков есть страстный человек —
Хвастливый бог земного рая!
Он суетится весь свой век,
Покоя день и ночь не зная.
 
И всем безумно дорожит,
Пока здоровьем обладает.
Когда ж болезнь его сразит,
Совсем другой тогда бывает.

Ударит грозный смертный час —
Душа греховная смутится.
И всё что дорого для нас —
Со всем навек должны проститься.

Безсильны нежности друзей:
Ничтожны ценности имений —
Они не могут жизни сей
Продлить хоть несколько мгновений.

Напрасно с помощью спешат,
И врач искусство изощряет:
Больному всё трудней дышать —
И он, конечно, умирает.

Хладеет грудь и тускнет взор,
Все чувства рабски умолкают.
И нас, как будто некий сор,
Поспешно в землю зарывают.

Затем немного надо знать,
Что с нами здесь потом бывает:
Вот эти кости говорят,
Им наша совесть доверяет.

Один момент — и жизнь — мечта!
Зачем же столько треволнений?
Зачем вся эта суета
И масса горьких наслаждений?

Мы забываем тот урок,
Который смерть нам повторяет,
Что жизнь дана на краткий срок,
И детство дважды не бывает.

О смерть, кому ты не страшна?
Кому ты только вожделенна?!
Блажен, кто ждёт тебя, как сна,
Кто помнит, что душа безсмертна.

И нет несчастнее того,
Кто вспомнить о тебе страшится:
Вся жизнь — мученье для него,
И сей, однако, он лишится.

А там — для праведных покой
И радость вечно со святыми:
Для грешных — ад с кромешной тьмой,
И участь их с беса́ми злыми.

Теперь, быть может, что иной
Одежды всякий день меняет;
Умрёт — положат лишь в одной,
И той случайно не бывает.

А тот, кто даром мудреца
Владеет, Бога же не знает,
Умрёт — не более глупца,
Напрасно только жизнь теряет.

Недалеко́ уж этот срок,
И эта к вечности дорога.
Припомни мудрый тот урок:
«Познай себя — познаешь Бога».

Познай, откуда ты и кто,
Зачем пришёл, куда идёшь,
Что ты велик и ты — ничто,
Что ты безсмертен и — умрёшь.

soulibre.ru

Стихотворение монаха Виталия 1905 год — православная социальная сеть «Елицы»

Люблю бывать по временам,
Где скрыта тайна жизни нашей.
Где, может быть, сокроюсь сам,
Вслед за испитой смертной чашей.

Здесь я минуты провожу
Томим уныньем неисцельно,
И здесь отраду нахожу,
Когда душа скорбит смертельно.

Смолкает тут житейский шум,
И, вместо мыслей горделивых,
Приходит ряд суровых дум,
Судей нелестных, справедливых.

Передо мной убогий храм
Наполнен мертвыми костями.
Они свидетельствуют нам,
Что мы таким ж будем сами.

Немного лет тому назад,
Как жили те земные гости
И вот ушли они в «свой град»
Оставив нам лишь эти кости.

Не в силах были и они
Владеть собой в иную пору:
И между ними, как людьми,
Бывали ссоры из-за сору.

Теперь, довольные судьбой,
Лежат, друг другу не мешая;
Они не спорят меж собой,
Своя ли полка, иль чужая.

Мы тоже гости на земле,
И нам лежит туда дорога;
Идём по ней в какой-то мгле,
Не видя вечности порога.

И святость любим и грешим,
Гонясь за счастием – страдаем;
Куда-то всякий день спешим
И то, что важно, забываем.

Боимся смерти и суда,
Желаем здесь пожить подольше.
Стараясь избегать труда,
И чтоб скопить всего побольше.

Не можем слова перенесть,
Иль чуть не ласкового взгляда,
А скорбных испытаний крест –
Для нас мучительнее ада.

Других виним почти всегда,
Хоть сами Бога прогневляем,
Себя ж винить мы никогда
И в самом малом не дерзаем.

Для личной прихоти своей
Готовы потом обливаться,
Не спать подряд и пять ночей,
Во все опасности пускаться.

Кривить душой на всякий час,
Безбожно совесть попирая,
И всё, что только тешит нас,
К себе усердно загребая.

За честь всегда стоим горой,
Ценим труды свои и знанья,
И невниманье к ним порой
Приносит нам души терзанья.

Таков есть страстный человек,
Хвастливый Бог земного рая!
Он суетится весь свой век,
Покоя день и ночь не зная.

И всем безумно дорожит,
Пока здоровьем обладает;
Когда ж болезнь его сразит,
Совсем другой тогда бывает.

Ударит грозный смертный час –
Душа греховная смутится…
И всё, что дорого для нас,
Со всем на век должны проститься.

Безсильны нежности друзей;
Ничтожны ценности имений:
Они не могут жизни сей
Продлить хоть несколько мгновений.

Напрасно с помощью спешат,
И врач искусство изощряет:
Больному всё трудней дышать –
И он, конечно, умирает.

Хладеет грудь и тухнет взор,
Все чувства рабски умолкают;
И нас как будто некий сор,
Поспешно в землю зарывают…

Затем немного надо знать,
Что с нами здесь потом бывает:
Вот эти кости говорят,
Им наша совесть доверяет.

Один момент – и жизнь мечта!
Зачем же столько треволнений?
Зачем вся эта суета?
И масса горьких наслаждений?

Мы забываем тот урок,
Который смерть нам повторяет,
Что жизнь дана на краткий срок
И детства дважды не бывает.

О смерть, кому ты не страшна?
Кому ты только вожделенна?!
Блажен, кто ждёт тебя как сна,
Кто помнит, что душа безсмертна.

И нет несчастнее того,
Кто вспомнить о тебе страшится;
Вся жизнь – мученье для него,
И сей, однако, он лишится.

А там – для праведных покой,
И радость вечно со святыми;
Для грешных – ад с кромешной тьмой,
И участь их с бесами злыми.

Теперь, быть может, что иной
Одежды всякий день меняет;
Умрёт – положат лишь в одной,
И той случайно не бывает.

А тот, кто даром мудреца
Владеет, Бога же не знает,
Умрёт – не более глупца;
Напрасно только жизнь теряет.

Недалеко уж этот срок:
И эта к вечности дорога…
Припомни мудрый тот урок:
«Познай себя, познаешь Бога».

Познай: откуда ты и кто,
Зачем пришёл, куда идёшь: —
Что ты велик, и ты – ничто,
Что ты безсмертен, и – умрёшь.

elitsy.ru

стихотворение монаха Виталия. 1905 г. « Уранополитизм

Любимое, архиепископом Аверкием(Таушевым), стихотворения афонского монаха Виталия

«Люблю бывать по временам,
Где скрыта тайна жизни нашей,
Где, может быть, сокроюсь сам.
Вслед за испитой смертной чашей.

Здесь я минуты провожу,
Томим уныньем неисцельно.
И здесь отраду нахожу,
Когда душа скорбит смертельно.

Смолкает тут житейский шум-
И вместо мыслей горделивых,
Приходит ряд суровых дум-
Судей нелестных справедливых.

Передо мной убогий храм,
Наполнен мертвыми костями.
Они свидетельствуют нам,
Что мы такими ж будем сами.

Немного лет тому назад,
Как жили те земные гости,
И вот ушли они в свой град,

Оставив нам лишь эти кости.

Не в силах были и они
Владеть собой в иную пору.
И между ними, как людьми,
Бывали ссоры из-за сору.

Теперь, довольные судьбой,
Лежат друг другу не мешая,
Они не спорят меж собой:
Своя ли полка иль чужая*.

Мы тоже гости на земле,
И нам лежит туда дорога.

Идем по ней в какой-то мгле,
Не видя вечности порога.

И святость любим и грешим,
Гонясь за счастием — страдаем,
Куда-то всякий день спешим
И то, что важно, забываем.

Боимся смерти и суда,
Желаем здесь пожить подольше,
Стараясь избегать труда,
И чтоб скопить всего побольше.

Не можем слова перенесть
Иль чуть не ласкового взгляда,
А скорбных испытаний крест
Для нас мучительнее ада.
Других виним почти всегда,
Хоть сами Бога прогневляем,
Себя ж винить мы никогда
И в самом малом не дерзаем.

Для личной прихоти своей
Готовы потом обливаться,
Не спать подряд и пять ночей,
Во все опасности пускаться.

Кривить душой на всякий час,
Безбожно совесть попирая.
И все что только тешит нас,
К себе усердно загребая.

За честь всегда стоим горой,
Ценим труды свои и знанья.
И невниманье к ним порой
Приносят нам души терзанья.

Таков есть страстный человек-
Хвастливый бог земного рая!
Он суетится весь свой век,
Покоя день и ночь не зная.

И всем безумно дорожит,
Пока здоровьем обладает.
Когда ж болезнь его сразит,
Совсем другой тогда бывает.

Ударит грозный смертный час —
Душа греховная смутится.
И все что дорого для нас —
Со всем навек должны проститься.

Бессильны нежности друзей:
Ничтожны ценности имений-
Они не могут жизни сей
Продлить хоть несколько мгновений.

Напрасно с помощью спешат,
И врач искусство изощряет:
Больному все трудней дышать-
И он конечно умирает.

Хладеет грудь и тускнет взор,
Все чувства рабски умолкают.
И нас,как будто некий сор,
Поспешно в землю зарывают.

Затем немного надо знать,
Что с нами здесь потом бывает:
Вот эти кости говорят…
Им наша совесть доверяет.

Один момент — и жизнь мечта!
Зачем-же столько треволнений?
Зачем вся эта суета
И масса горьких наслаждений?
Мы забываем тот урок,
Который смерть нам повторяет,
Что жизнь дана на краткий срок,
И детство дважды не бывает.

О смерть, кому ты не страшна?
Кому ты только вожделенна?!
Блажен, кто ждет тебя, как сна,
Кто помнит, что душа бессмертна.

И нет несчастнее того,
Кто вспомнить о тебе страшиться:
Вся жизнь-мученье для него,
И сей однако он лишится.

А там — для праведных покой
И радость вечно со святыми:
Для грешных — ад с кромешной тьмой,
И участь их с бесами злыми.

Теперь, быть может, что иной
Одежды всякий день меняет;
Умрет — положат лишь в одной,
И той случайно не бывает.

А тот, кто даром мудреца
Владеет, Бога же не знает,
Умрет — не более глупца,
Напрасно только жизнь теряет.

Недалеко уж этот срок,
И эта к вечности дорога.
Припомни мудрый тот урок
Познай себя — познаешь Бога.

Познай откуда ты и кто,
Зачем пришел, куда идешь

Что ты велик и ты — ничто,
Что ты бессмертен и — умрешь.»

1905 г.
святая гора Афон,
Свято-Пантелеимонов монастырь.

 

 

This entry was posted on 2011 в 20 and is filed under Uncategorized. Отмечено: современники. You can follow any responses to this entry through the RSS 2.0 feed. Both comments and pings are currently closed.

uranopolitism.wordpress.com

Афонский стих - Стихи - Для души - Статьи

Люблю бывать по временам,
Где скрыта тайна жизни нашей,
Где, может быть, сокроюсь сам,
Вслед за испитой смертной чашей.

Здесь я минуты провожу,
Томим уныньем неисцельно.
И здесь отраду нахожу,
Когда душа скорбит смертельно.

Смолкает тут житейский шум –
И вместо мыслей горделивых,
Приходит ряд суровых дум –
Судей нелестных справедливых.

Передо мной убогий храм
Наполнен мертвыми костями.
Они свидетельствуют нам,
Что мы такими ж будем сами.

Немного лет тому назад
(Как жили те земные гости),
И вот ушли они в свой град,
Оставив нам лишь эти кости.

Не в силах были и они
Владеть собой в иную пору.
И между ними, как людьми,
Бывали ссоры из-за сору.

Теперь довольные судьбой,
Лежат, друг другу не мешая,
Они не спорят меж собой:
Своя ли полка иль чужая.

Мы тоже гости на земле,
И нам лежит туда дорога.
Идем туда в какой-то мгле,
Не видя вечности порога.

И святость любим, и грешим,
Гонясь за счастием – страдаем,
Куда-то всякий день спешим,
И то, что важно, забываем.

Боимся смерти и суда,
Желаем здесь пожить подольше,
Стараясь избегать труда,
И чтоб скопить всего побольше.

Не можем слова перенесть
Иль чуть не ласкового взгляда,
А скорбных испытаний крест
Для нас мучительнее ада.

Других виним почти всегда,
Хоть сами Бога прогневляем,
Себя ж винить мы никогда
И в самом малом не дерзаем.

Для личной прихоти своей
Готовы потом обливаться,
Не спать подряд и пять ночей,
Во все опасности пускаться.

Кривить душой на всякий час,
Безбожно совесть попирая.
И все, что только тешит нас,
К себе усердно загребая.

За честь всегда стоим горой,
Ценим труды свои и знанья.
И невниманье к ним порой
Приносит нам души терзанье.

Таков есть страстный человек –
Хвастливый бог земного рая!
Он суетится весь свой век,
Покоя день и ночь не зная.

И всем безумно дорожит,
Пока здоровьем обладает.
Когда ж болезнь его сразит,
Совсем другой тогда бывает.

Ударит грозный смертный час –
Душа греховная смутится.
И все, что дорого для нас, -
Со всем навек должны проститься.

Безсильны нежности друзей,
Ничтожны ценности имений –
Они не могут жизни сей
Продлить хоть несколько мгновений.

Напрасно с помощью спешат,
И врач искусство изощряет:
Больному все трудней дышать –
И он, конечно, умирает.

Хладеет грудь и тускнет взор,
Все чувства рабски умолкают.
И нас, как будто некий сор,
Поспешно в землю зарывают.

Затем немного надо знать,
Что с нами здесь потом бывает:
Вот эти кости говорят…
Им наша совесть доверяет.

Один момент – и жизнь - мечта!
Зачем же столько треволнений?
Зачем вся эта суета
И масса горьких наслаждений?

Мы забываем тот урок,
Который смерть нам повторяет,
Что жизнь дана на краткий срок,
И детство дважды не бывает.

О смерть, кому ты не страшна?
Кому ты только вожделенна?!
Блажен, кто ждет тебя, как сна,
Кто помнит, что душа бессмертна.

И нет несчастнее того,
Кто вспомнить о тебе страшится:
Вся жизнь – мученье для него,
И сей, однако, он лишится.

А там – для праведных покой
И радость вечно со святыми:
Для грешных – ад с кромешной тьмой,
И участь их с бесами злыми.

Теперь, быть может, что иной
Одежды всякий день меняет;
Умрет – положат лишь в одной,
И той случайно не бывает.

А тот, кто даром мудреца
Владеет, Бога же не знает,
Умрет – не более глупца,
Напрасно только жизнь теряет.

Недалеко уж этот срок,
И эта к вечности дорога,
Припомни, мудрый, тот урок:
Познай себя – познаешь Бога.

Познай, откуда ты и кто,
Зачем пришел, куда идешь,
Что ты велик и ты – ничто,
Что ты бессмертен и – умрешь.

Монах Виталий, (Св. гора Афон, Свято-Пантелеимонов монастырь)

happy-school.ru

Илья Литвак - Монах Виталий " Люблю бывать по временам..." — Для души...( То, что помогает Вам жить) — православная социальная сеть «Елицы»

АФОНСКИЙ СТИХ.

Люблю бывать по временам,
Где скрыта тайна жизни нашей,
Где, может быть, сокроюсь сам,
Вслед за испитой смертной чашей.

Здесь я минуты провожу,
Томим уныньем неисцельно.
И здесь отраду нахожу,
Когда душа скорбит смертельно.
Смолкает тут житейский шум –
И вместо мыслей горделивых,
Приходит ряд суровых дум –
Судей нелестных справедливых.
Передо мной убогий храм
Наполнен мертвыми костями.
Они свидетельствуют нам,
Что мы такими ж будем сами.
Немного лет тому назад
(Как жили те земные гости),
И вот ушли они в свой град,
Оставив нам лишь эти кости.
Не в силах были и они
Владеть собой в иную пору.
И между ними, как людьми,
Бывали ссоры из-за сору.
Теперь довольные судьбой,
Лежат, друг другу не мешая,
Они не спорят меж собой:
Своя ли полка иль чужая.*
Мы тоже гости на земле,
И нам лежит туда дорога.
Идем туда в какой-то мгле,
Не видя вечности порога.
И святость любим, и грешим,
Гонясь за счастием – страдаем,
Куда-то всякий день спешим,
И то, что важно, забываем.
Боимся смерти и суда,
Желаем здесь пожить подольше,
Стараясь избегать труда,
И чтоб скопить всего побольше.
Не можем слова перенесть
Иль чуть не ласкового взгляда,
А скорбных испытаний крест
Для нас мучительнее ада.
Других виним почти всегда,
Хоть сами Бога прогневляем,
Себя ж винить мы никогда
И в самом малом не дерзаем.
Для личной прихоти своей
Готовы потом обливаться,
Не спать подряд и пять ночей,
Во все опасности пускаться.
Кривить душой на всякий час,
Безбожно совесть попирая.
И все, что только тешит нас,
К себе усердно загребая.
За честь всегда стоим горой,
Ценим труды свои и знанья.
И невниманье к ним порой
Приносит нам души терзанье.
Таков есть страстный человек –
Хвастливый бог земного рая!
Он суетится весь свой век,
Покоя день и ночь не зная.
И всем безумно дорожит,
Пока здоровьем обладает.
Когда ж болезнь его сразит,
Совсем другой тогда бывает.
Ударит грозный смертный час –
Душа греховная смутится.
И все, что дорого для нас, —
Со всем навек должны проститься.
Безсильны нежности друзей,
Ничтожны ценности имений –
Они не могут жизни сей
Продлить хоть несколько мгновений.
Напрасно с помощью спешат,
И врач искусство изощряет:
Больному все трудней дышать –
И он, конечно, умирает.
Хладеет грудь и тускнет взор,
Все чувства рабски умолкают.
И нас, как будто некий сор,
Поспешно в землю зарывают.
Затем немного надо знать,
Что с нами здесь потом бывает:
Вот эти кости говорят…
Им наша совесть доверяет.
Один момент – и жизнь — мечта!
Зачем же столько треволнений?
Зачем вся эта суета
И масса горьких наслаждений?
Мы забываем тот урок,
Который смерть нам повторяет,
Что жизнь дана на краткий срок,
И детство дважды не бывает.
О смерть, кому ты не страшна?
Кому ты только вожделенна?!
Блажен, кто ждет тебя, как сна,
Кто помнит, что душа бессмертна.
И нет несчастнее того,
Кто вспомнить о тебе страшится:
Вся жизнь – мученье для него,
И сей, однако, он лишится.
А там – для праведных покой
И радость вечно со святыми:
Для грешных – ад с кромешной тьмой,
И участь их с бесами злыми.
Теперь, быть может, что иной
Одежды всякий день меняет;
Умрет – положат лишь в одной,
И той случайно не бывает.
А тот, кто даром мудреца
Владеет, Бога же не знает,
Умрет – не более глупца,
Напрасно только жизнь теряет.
Недалеко уж этот срок,
И эта к вечности дорога,
Припомни, мудрый, тот урок:
Познай себя – познаешь Бога.
Познай, откуда ты и кто,
Зачем пришел, куда идешь,
Что ты велик и ты – ничто,
Что ты бессмертен и – умрешь.

Монах Виталий. Святая гора Афон.

elitsy.ru

Афонский стих

От редакции: Этот исполненный глубокой мудрости, всегда актуальный стих висит перед входом на монастырское кладбище Почаевской Лавры.

Люблю бывать по временам,
Где скрыта тайна жизни нашей,
Где, может быть, сокроюсь сам.
Вслед за испитой смертной чашей.

Здесь я минуты провожу,
Томим уныньем неисцельно.
И здесь отраду нахожу,
Когда душа скорбит смертельно.

Смолкает тут житейский шум -
И вместо мыслей горделивых
Приходит ряд суровых дум -
Судей нелестных справедливых.

Передо мной убогий храм,
Наполнен мертвыми костями.
Они свидетельствуют нам,
Что мы такими ж будем сами.

Немного лет тому назад,
(Как жили те земные гости)
И вот ушли они в свой град,
Оставив нам лишь эти кости.

Не в силах были и они,
Владеть собой в иную пору.
И между ними, как людьми,
Бывали ссоры из за сору.

Теперь довольные судьбой,
Лежат друг другу не мешая,
Они не спорят меж собой:
Своя ли полка иль чужая.

Мы тоже гости на земле,
И нам лежит туда дорога.
Идем по ней в какой-то мгле,
Не видя вечности порога.

И святость любим и грешим,
Гонясь за счастием - страдаем,
Куда-то всякий день спешим
И то, что важно, забываем.

Боимся смерти и суда,
Желаем здесь пожить подольше,
Стараясь избегать труда,
И чтоб скопить всего побольше.

Не можем слова перенесть
Иль чуть не ласкового взгляда,
А скорбных испытаний крест
Для нас мучительнее ада.

Других виним почти всегда,
Хоть сами Бога прогневляем,
Себя ж винить мы никогда
И в самом малом не дерзаем.

Для личной прихоти своей
Готовы потом обливаться,
Не спать подряд и пять ночей,
Во все опасности пускаться.

Кривить душой на всякий час,
Безбожно совесть попирая.
И все что только тешит нас,
К себе усердно загребая.

За честь всегда стоим горой,
Ценим труды свои и знанья.
Невниманье к ним порой
Приносит нам души терзанья.

Таков есть страстный человек -
Хвастливый бог земного рая!
Он суетится весь свой век,
Покоя день и ночь не зная.

И всем безумно дорожит,
Пока здоровьем обладает.
Когда ж болезнь его сразит,
Совсем другой тогда бывает.

Ударит грозный смертный час -
Душа греховная смутится.
И все что дорого для нас -
Со всем навек должны проститься.

Безсильны нежности друзей:
Ничтожны ценности имений -
Они не могут жизни сей
Продлить хоть несколько мгновений.

Напрасно с помощью спешат,
И врач искусство изощряет:
Больному все трудней дышать -
И он конечно умирает.

Хладеет грудь и тускнет взор,
Все чувства рабски умолкают.
И нас, как будто некий сор,
Поспешно в землю зарывают.

Затем немного надо знать,
Что с нами здесь потом бывает:
Вот эти кости говорят
Им наша совесть доверяет.

Один момент - и жизнь мечта!
Зачем же столько треволнений?
Зачем вся эта суета
И масса горьких наслаждений?

Мы забываем тот урок,
Который смерть нам повторяет,
Что жизнь дана на краткий срок,
И детство дважды не бывает.

О смерть, кому ты не страшна?
Кому ты только вожделенна?!
Блажен, кто ждет тебя, как сна,
Кто помнит, что душа безсмертна.

И нет несчастнее того,
Кто вспомнить о тебе страшится:
Вся жизнь - мученье для него,
И сей однако он лишится.

А там - для праведных покой
И радость вечно со святыми:
Для грешных - ад с кромешной тьмой,
И участь их с бесами злыми.

Теперь, быть может, что иной
Одежды всякий день меняет;
Умрет - положат лишь в одной,
И той случайно не бывает.

А тот, кто даром мудреца
Владеет, Бога же не знает,
Умрет - не более глупца,
Напрасно только жизнь теряет.

Недалеко уж этот срок,
И эта к вечности дорога.
Припомни мудрый тот урок
Познай себя - познаешь Бога.

Познай откуда ты и кто,
Зачем пришел, куда идешь
Что ты велик и ты - ничто,
Что ты безсмертен и - умрешь.

1905 г.
Святая гора Афон,
Свято-Пантелеимонов монастырь,
Монах Виталий

ruskline.ru

Афонский стих - Галина_Васильевна — LiveJournal

И МЫ БУДЕМ ТАКИМИ...

Монах Виталий, (Св. гора Афон, Свято-Пантелеимонов монастырь). 1905 г.

Люблю бывать по временам,
Где скрыта тайна жизни нашей,
Где, может быть, сокроюсь сам,
Вслед за испитой смертной чашей.


Здесь я минуты провожу,
Томим уныньем неисцельно.
И здесь отраду нахожу,
Когда душа скорбит смертельно.


Смолкает тут житейский шум –
И вместо мыслей горделивых,
Приходит ряд суровых дум –
Судей нелестных справедливых.


Передо мной убогий храм
Наполнен мертвыми костями.
Они свидетельствуют нам,
Что мы такими ж будем сами.


Немного лет тому назад
(Как жили те земные гости),
И вот ушли они в свой град,
Оставив нам лишь эти кости.


Не в силах были и они
Владеть собой в иную пору.
И между ними, как людьми,
Бывали ссоры из-за сору.


Теперь довольные судьбой,
Лежат, друг другу не мешая,
Они не спорят меж собой:
Своя ли полка иль чужая.*


Мы тоже гости на земле,
И нам лежит туда дорога.
Идем туда в какой-то мгле,
Не видя вечности порога.


И святость любим, и грешим,
Гонясь  за счастием – страдаем,
Куда-то всякий день спешим,
И то, что важно, забываем.


Боимся смерти и суда,
Желаем здесь пожить подольше,
Стараясь избегать труда,
И чтоб скопить всего побольше.


Не можем слова перенесть
Иль чуть не ласкового взгляда,
А скорбных испытаний крест
Для нас мучительнее ада.


Других виним почти всегда,
Хоть сами Бога прогневляем,
Себя ж винить мы никогда
И в самом малом не дерзаем.


Для личной прихоти своей
Готовы потом обливаться,
Не спать подряд и пять ночей,
Во все опасности пускаться.


Кривить душой на всякий час,
Безбожно совесть попирая.
И все, что только тешит нас,
К себе усердно загребая.


За честь всегда стоим горой,
Ценим труды свои и знанья.
И невниманье к  ним порой
Приносит нам души терзанье.


Таков есть страстный человек –
Хвастливый бог земного рая!
Он суетится весь свой век,
Покоя день и ночь не зная.


И всем безумно дорожит,
Пока здоровьем обладает.
Когда ж болезнь его сразит,
Совсем другой тогда бывает.


Ударит грозный смертный час –
Душа греховная смутится.
И все, что дорого для нас, -
Со всем навек должны проститься.


Безсильны нежности друзей,
Ничтожны ценности имений –
Они не могут жизни сей
Продлить хоть несколько мгновений.


Напрасно с помощью спешат,
И врач искусство изощряет:
Больному все трудней дышать –
И он, конечно, умирает.


Хладеет грудь и тускнет взор,
Все чувства рабски умолкают.
И нас, как будто некий сор,
Поспешно в землю зарывают.


Затем немного надо знать,
Что с нами здесь потом бывает:
Вот эти кости говорят…
Им наша совесть доверяет.


Один момент – и жизнь - мечта!
Зачем же столько треволнений?
Зачем вся эта суета
И масса горьких наслаждений?


Мы забываем тот урок,
Который смерть нам повторяет,
Что жизнь дана на краткий срок,
И детство дважды не бывает.


О смерть, кому ты не страшна?
Кому ты только вожделенна?!
Блажен, кто ждет тебя, как сна,
Кто помнит, что душа бессмертна.


И нет несчастнее того,

Кто вспомнить о тебе страшится:
Вся жизнь – мученье для него,
И сей, однако, он лишится.

А там – для праведных покой
И радость вечно со святыми:
Для грешных – ад с кромешной тьмой,
И участь их с бесами злыми.


Теперь, быть может, что иной
Одежды всякий день меняет;
Умрет – положат лишь в одной,
И той случайно не бывает.


А тот, кто даром мудреца
Владеет, Бога же не знает,
Умрет – не более глупца,
Напрасно только жизнь теряет.


Недалеко уж этот срок,
И эта к вечности дорога,
Припомни, мудрый, тот урок:
Познай себя – познаешь Бога.


Познай, откуда ты и кто,
Зачем пришел, куда идешь,
Что ты велик и ты – ничто,
Что ты бессмертен и – умрешь.


Кадры взяты из фильма "Афон. Достучаться до небес. (1 канал)"- http://www.youtube.com/watch?v=ijm07KiozbQ#t=78   Рекомендую всем посмотреть, фильм очень интересный.

galynav.livejournal.com

Монах Виталий, Афон 1905 год | † Свято

КОЛИЧЕСТВО ПРОСМОТРОВ: 548

Люблю бывать по временам,
Где скрыта тайна жизни нашей.
Где, может быть, сокроюсь сам,
Вслед за испитой смертной чашей.

Здесь я минуты провожу
Томим уныньем неисцельно,
И здесь отраду нахожу,
Когда душа скорбит смертельно.


Смолкает тут житейский шум,
И, вместо мыслей горделивых,
Приходит ряд суровых дум,
Судей нелестных, справедливых.

Передо мной убогий храм
Наполнен мертвыми костями.
Они свидетельствуют нам,
Что мы таким ж будем сами.

Немного лет тому назад,
Как жили те земные гости
И вот ушли они в «свой град»
Оставив нам лишь эти кости.

Не в силах были и они
Владеть собой в иную пору:
И между ними, как людьми,
Бывали ссоры из-за сору.

Теперь, довольные судьбой,
Лежат, друг другу не мешая;
Они не спорят меж собой,
Своя ли полка, иль чужая.

Мы тоже гости на земле,
И нам лежит туда дорога;
Идём по ней в какой-то мгле,
Не видя вечности порога.

И святость любим и грешим,
Гонясь за счастием – страдаем;
Куда-то всякий день спешим
И то, что важно, забываем.

Боимся смерти и суда,
Желаем здесь пожить подольше.
Стараясь избегать труда,
И чтоб скопить всего побольше.

Не можем слова перенесть,
Иль чуть не ласкового взгляда,
А скорбных испытаний крест –
Для нас мучительнее ада.

Других виним почти всегда,
Хоть сами Бога прогневляем,
Себя ж винить мы никогда
И в самом малом не дерзаем.

Для личной прихоти своей
Готовы потом обливаться,
Не спать подряд и пять ночей,
Во все опасности пускаться.

Кривить душой на всякий час,
Безбожно совесть попирая,
И всё, что только тешит нас,
К себе усердно загребая.

За честь всегда стоим горой,
Ценим труды свои и знанья,
И невниманье к ним порой
Приносит нам души терзанья.

Таков есть страстный человек,
Хвастливый Бог земного рая!
Он суетится весь свой век,
Покоя день и ночь не зная.

И всем безумно дорожит,
Пока здоровьем обладает;
Когда ж болезнь его сразит,
Совсем другой тогда бывает.

Ударит грозный смертный час –
Душа греховная смутится…
И всё, что дорого для нас,
Со всем на век должны проститься.

Безсильны нежности друзей;
Ничтожны ценности имений:
Они не могут жизни сей
Продлить хоть несколько мгновений.

Напрасно с помощью спешат,
И врач искусство изощряет:
Больному всё трудней дышать –
И он, конечно, умирает.

Хладеет грудь и тухнет взор,
Все чувства рабски умолкают;
И нас как будто некий сор,
Поспешно в землю зарывают…

Затем немного надо знать,
Что с нами здесь потом бывает:
Вот эти кости говорят,
Им наша совесть доверяет.

Один момент – и жизнь мечта!
Зачем же столько треволнений?
Зачем вся эта суета?
И масса горьких наслаждений?

Мы забываем тот урок,
Который смерть нам повторяет,
Что жизнь дана на краткий срок
И детства дважды не бывает.

О смерть, кому ты не страшна?
Кому ты только вожделенна?!
Блажен, кто ждёт тебя как сна,
Кто помнит, что душа безсмертна.

И нет несчастнее того,
Кто вспомнить о тебе страшится;
Вся жизнь – мученье для него,
И сей, однако, он лишится.

А там – для праведных покой,
И радость вечно со святыми;
Для грешных – ад с кромешной тьмой,
И участь их с бесами злыми.

Теперь, быть может, что иной
Одежды всякий день меняет;
Умрёт – положат лишь в одной,
И той случайно не бывает.

А тот, кто даром мудреца
Владеет, Бога же не знает,
Умрёт – не более глупца;
Напрасно только жизнь теряет.

Недалеко уж этот срок:
И эта к вечности дорога…
Припомни мудрый тот урок:
«Познай себя, познаешь Бога».

Познай: откуда ты и кто,
Зачем пришёл, куда идёшь: —
Что ты велик, и ты – ничто,
Что ты безсмертен, и – умрёшь.

iverskiy.od.ua

Стихи старца Симеона Афонского - Алевтина Шалова — КОНТ

"Монах, чему ты научился, глядя на вершину Афона?
Ты научился великой мудрости монашеской жизни — быть непоколебимым в искушениях, как гора Афон под порывами ветра.
Ты научился великому спокойствию в клевете, как гора Афон, скрытая в темных тучах.
Ты научился великому терпению в неблагоприятных обстоятельствах, как гора Афон под натиском непогоды и снегопадов.
Ты научился великому смирению в оскорблениях, как гора Афон, когда в нее ударяют молнии.
Зная это, монах, ты обрел несокрушимую стойкость и мужество, уподобившись горе Афон, а мирянин пусть ищет помощи у постигших это монахов."

                                                              старец Симеон Афонский

        Писать на Конте я начала, чтобы познакомить читателей с творчеством моего любимого поэта иеромонаха Романа (Матюшина) - великого поэта нашего времени, поэта Есенинской лиричности и выразительности слова, к тому же глубокого богослова и неистового христианского подвижника. 

        Не так давно наткнулась я в инете на православный сайт Новости Афона     http://www.afonnews.ru/  и познакомилась с творчеством русского, а ныне Афонсого старца Симеона. На сайте его притчи, мудрые высказывания, афоризмы, повествование о том, как старец пришел к Богу, воспоминание и много всего интересного, особенно, для человека православного. 

        Есть там и стихи старца, неплохие стихи. Сегодня я познакомлю вас с некоторыми из них.

Слова – в уме, а плач – в сердце: выбери сам, какая молитва тебе нужнее.

Я не знаю, Господь, что со мной?

Лишь невзгоды несу да потери.

Словно я пред глухою стеной,

Как слепой, не нащупаю двери.

У дверей Твоих плачу навзрыд

И блуждаю, то дальше, то ближе.

Этот вход постоянно открыт,

Но его я не вижу, не вижу…

Две полусферы


Пространство ветер пьет,

А вечер звезды множит.

И оттого, как мир таинственно живет,

Мороз идет по коже...

И то, что день торжественно хранил

За горною грядою уходящей,

Взошло над нею снопом дивных сил ―

Окружностью знакомой и манящей.

Две полусферы, словно две игры стихий,

Согласно разделили ширь земную,

В одной - оплакиваю я свои грехи,

В другой - Тебя, Господь,

До полного слияния взыскую

О, это золото заката 

О, это золото заката

Опять во мне рождает дрожь!

Я верю, солнце, ты когда-то

Во мне таинственно взойдешь!

И этим светом золотистым

Мой мрак сердечный озаришь,

И темный разум мой лучистым

Своим восходом сотворишь!

День – это радость,

С прохладой рассветной

И радугой светлой

Пришедшая в дом.

Ночь – это счастье,

Что песней молчанья,

И чудом свиданья

Мы назовем.

День – это птицы,

Что в небе свободно

Кружатся –

Высоком,

Безбрежном,

Родном.

Ночь – это глаз

Мириады,

Что смотрят

С участьем

На нас

И просят забыть

О земном.

День – это мыслей

Вниманье

К мелочи каждой

И трудная битва

Со злом.

Ночь – это с Богом

Незримым

Беседа

О самом

В душе

Дорогом...

Поддельным блеском, ложным звоном

Ложь увлекает за собой

Людей в пространстве обреченном

Брести по кругу чередой.

Им не увидеть за вещами

Сквозящий смысл простоты,

Нецеломудренными снами

Мир искажая красоты.

Им не слыхать небесных песен

На растревоженной земле.

И только лишь Господь чудесен

Тем, что Он помнит о тебе...

Облачный гребень дождя

Чешет поникшие травы

-То справа налево идя,

То слева направо.

Мечется сказка моя

Птицей осиротелой,

То слева направо летя,

То справа налево.

И все-таки смелых сердца

Выбирают упрямо

Туда, где свет без конца, -

Только прямо...

«Скрип» да «скрип» —

Доносится с озера:

Старые сосны скрипят,

Словно плачет ночная мгла.

Кажется, даже все кости болят —

От затянувшейся осени,

От незабытых и горьких обид,

От ожидания кроткого, в сердце, тепла

От которого плачут навзрыд.

В снегу куропатка, к узору узор,

Одна оживляет пустынный простор.

Вспорхнула и скрылась. И на берегу

Остались следы. Лишь следы на снегу.

Так, слово за словом, строка за строкой,

Рождается стих за стихом под рукой.

Упала рука. Вздох исчез в высоте.

Остались стихи. Лишь стихи на листе.

Ночные лампады

Рассиялась в полнеба пихта

Звездным блеском — лампадами ночи,

И молитва течет на уста

Слаще меда из горных урочищ.

Под псалтирное пенье ручья,

Озаряя все тропы и броды,

Разгорается ярче свеча

Пред иконой небесного свода.

От порога чуть-чуть отойдя,

На поляне стою, как в притворе.

Этот храм благодати дождя

Ожидает с далекого моря.

И, к шершавой коре прислонясь,

Стану слушать, что филин пророчит.

А молитва летит, золотясь,

Под лампадными звездами ночи.

Осень моя, Ты какая По счету?

Осень моя,

Ты какая

По счету?

Свой ответ

Затая,

Ты с души

Прогоняешь

Заботу...

Вновь со мною

Все те же

Друзья:

Горы,

Лес,

Облака

И безбрежная

Тайна

Твоя,

Не пойму лишь –

Какая

По счету?

 Всего 10 стихотворений. На сайте вы найдете больше и стихов, и воспоминаний, и видео. И не только о Симеоне, о других старцах и русских, и не русских... Короче, зайдите - не пожалеете.

 

Итак:   Новости Афона    http://www.afonnews.ru/ 

и еще один портал о старцах и старчестве: http://www.isihast.ru/

cont.ws

АФОНСКИЙ СТИХ | ДНЕВНИК СЕМИНАРИСТА

Дорогие читатели. Советую прочесть …

Люблю бывать по временам,
Где скрыта тайна жизни нашей,
Где, может быть, сокроюсь сам,
Вслед за испитой смертной чашей.

Здесь я минуты провожу,
Томим уныньем неисцельно.
И здесь отраду нахожу,
Когда душа скорбит смертельно.

Смолкает тут житейский шум –
И вместо мыслей горделивых,
Приходит ряд суровых дум –
Судей нелестных справедливых.

Передо мной убогий храм
Наполнен мертвыми костями.
Они свидетельствуют нам,
Что мы такими ж будем сами.

Немного лет тому назад
(Как жили те земные гости),
И вот ушли они в свой град,
Оставив нам лишь эти кости.

Не в силах были и они
Владеть собой в иную пору.
И между ними, как людьми,
Бывали ссоры из-за сору.

Теперь довольные судьбой,
Лежат, друг другу не мешая,
Они не спорят меж собой:
Своя ли полка иль чужая.*

Мы тоже гости на земле,
И нам лежит туда дорога.
Идем туда в какой-то мгле,
Не видя вечности порога.

И святость любим, и грешим,
Гонясь  за счастием – страдаем,
Куда-то всякий день спешим,
И то, что важно, забываем.

Боимся смерти и суда,
Желаем здесь пожить подольше,
Стараясь избегать труда,
И чтоб скопить всего побольше.

Не можем слова перенесть
Иль чуть не ласкового взгляда,
А скорбных испытаний крест
Для нас мучительнее ада.

Других виним почти всегда,
Хоть сами Бога прогневляем,
Себя ж винить мы никогда
И в самом малом не дерзаем.

Для личной прихоти своей
Готовы потом обливаться,
Не спать подряд и пять ночей,
Во все опасности пускаться.

Кривить душой на всякий час,
Безбожно совесть попирая.
И все, что только тешит нас,
К себе усердно загребая.

За честь всегда стоим горой,
Ценим труды свои и знанья.
И невниманье к  ним порой
Приносит нам души терзанье.

Таков есть страстный человек –
Хвастливый бог земного рая!
Он суетится весь свой век,
Покоя день и ночь не зная.

И всем безумно дорожит,
Пока здоровьем обладает.
Когда ж болезнь его сразит,
Совсем другой тогда бывает.

Ударит грозный смертный час –
Душа греховная смутится.
И все, что дорого для нас, —
Со всем навек должны проститься.

Безсильны нежности друзей,
Ничтожны ценности имений –
Они не могут жизни сей
Продлить хоть несколько мгновений.

Напрасно с помощью спешат,
И врач искусство изощряет:
Больному все трудней дышать –
И он, конечно, умирает.

Хладеет грудь и тускнет взор,
Все чувства рабски умолкают.
И нас, как будто некий сор,
Поспешно в землю зарывают.

Затем немного надо знать,
Что с нами здесь потом бывает:
Вот эти кости говорят…
Им наша совесть доверяет.

Один момент – и жизнь — мечта!
Зачем же столько треволнений?
Зачем вся эта суета
И масса горьких наслаждений?

Мы забываем тот урок,
Который смерть нам повторяет,
Что жизнь дана на краткий срок,
И детство дважды не бывает.

О смерть, кому ты не страшна?
Кому ты только вожделенна?!
Блажен, кто ждет тебя, как сна,
Кто помнит, что душа бессмертна.

И нет несчастнее того,

Кто вспомнить о тебе страшится:
Вся жизнь – мученье для него,
И сей, однако, он лишится.

А там – для праведных покой
И радость вечно со святыми:
Для грешных – ад с кромешной тьмой,
И участь их с бесами злыми.

Теперь, быть может, что иной
Одежды всякий день меняет;
Умрет – положат лишь в одной,
И той случайно не бывает.

А тот, кто даром мудреца
Владеет, Бога же не знает,
Умрет – не более глупца,
Напрасно только жизнь теряет.

Недалеко уж этот срок,
И эта к вечности дорога,
Припомни, мудрый, тот урок:
Познай себя – познаешь Бога.

Познай, откуда ты и кто, 
Зачем пришел, куда идешь,
Что ты велик и ты – ничто,
Что ты бессмертен и – умрешь.

Монах Виталий. Святая гора Афон.

blogs.pravostok.ru

Познай себя, Познаешь бога.

Иота Христолюбов

Люблю бывать по временам,

Где скрыта тайна жизни нашей.

Где, может быть, сокроюсь сам,

Вслед за испитой смертной чашей.

Здесь я минуты провожу

Томим уныньем неисцельно,

И здесь отраду нахожу,

Когда душа скорбит смертельно.

Смолкает тут житейский шум,

И, вместо мыслей горделивых,

Приходит ряд суровых дум,

Судей нелестных, справедливых.

Передо мной убогий храм

Наполнен мертвыми костями.

Они свидетельствуют нам,

Что мы таким ж будем сами.

Немного лет тому назад,

как жили те земные гости

и вот ушли они в «свой град»

оставив нам лишь эти кости.

не в силах были и они

владеть собой в иную пору:

и между ними, как людьми,

бывали ссоры из-за сору.

теперь, довольные судьбой,

лежат, друг другу не мешая;

они не спорят меж собой,

своя ли полка, иль чужая.

мы тоже гости на земле,

и нам лежит туда дорога;

идём по ней в какой-то мгле,

не видя вечности порога.

и святость любим и грешим,

гонясь за счастием – страдаем;

куда-то всякий день спешим

и то, что важно, забываем.

боимся смерти и суда,

желаем здесь пожить подольше.

стараясь избегать труда,

и чтоб скопить всего побольше.

не можем слова перенесть,

иль чуть не ласкового взгляда,

а скорбных испытаний крест –

для нас мучительнее ада.

других виним почти всегда,

хоть сами Бога прогневляем,

себя ж винить мы никогда

и в самом малом не дерзаем.

для личной прихоти своей

готовы потом обливаться,

не спать подряд и пять ночей,

во все опасности пускаться.

кривить душой на всякий час,

безбожно совесть попирая,

и всё, что только тешит нас,

к себе усердно загребая.

за честь всегда стоим горой,

ценим труды свои и знанья,

и невниманье к ним порой

приносит нам души терзанья.

таков есть страстный человек,

хвастливый Бог земного рая!

он суетится весь свой век,

покоя день и ночь не зная.

и всем безумно дорожит,

пока здоровьем обладает;

когда ж болезнь его сразит,

совсем другой тогда бывает.

ударит грозный смертный час –

душа греховная смутится…

и всё, что дорого для нас,

со всем на век должны проститься.

безсильны нежности друзей;

ничтожны ценности имений:

они не могут жизни сей

продлить хоть несколько мгновений.

напрасно с помощью спешат,

и врач искусство изощряет:

больному всё трудней дышать –

и он, конечно, умирает.

хладеет грудь и тухнет взор,

все чувства рабски умолкают;

и нас как будто некий сор,

поспешно в землю зарывают…

затем немного надо знать,

что с нами здесь потом бывает:

вот эти кости говорят,

им наша совесть доверяет.

один момент – и жизнь мечта!

зачем же столько треволнений?

зачем вся эта суета?

и масса горьких наслаждений?

мы забываем тот урок,

который смерть нам повторяет,

что жизнь дана на краткий срок

и детства дважды не бывает.

О смерть, кому ты не страшна?

кому ты только вожделенна?!

блажен, кто ждёт тебя как сна,

кто помнит, что душа безсмертна.

и нет несчастнее того,

кто вспомнить о тебе страшится;

вся жизнь – мученье для него,

и сей, однако, он лишится.

а там – для праведных покой,

и радость вечно со святыми;

для грешных – ад с кромешной тьмой,

и участь их с бесами злыми.

Теперь, быть может, что иной

одежды всякий день меняет;

умрёт – положат лишь в одной,

и той случайно не бывает.

а тот, кто даром мудреца

владеет, Бога же не знает,

умрёт – не более глупца;

напрасно только жизнь теряет.

недалеко уж этот срок:

и эта к вечности дорога…

припомни мудрый тот урок:

«Познай себя, познаешь Бога».

познай: откуда ты и кто,

зачем пришёл, куда идёшь: -

что ты велик, и ты – ничто,

что ты безсмертен, и – умрёшь.

монах Виталий, 1905 год, св.гора Афон.

фото с: http://ricolor.org/europe/grezia/3/4/1/

krasivoetelo.narod.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.