Маяковский ноктюрн стих


А вы могли бы? — Маяковский. Полный текст стихотворения — А вы могли бы?

Мы ответили на самые популярные вопросы — проверьте, может быть, ответили и на ваш?

  • Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день
  • Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»
  • Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?
  • Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?
  • Как предложить событие в «Афишу» портала?
  • Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день

Мы используем на портале файлы cookie, чтобы помнить о ваших посещениях. Если файлы cookie удалены, предложение о подписке всплывает повторно. Откройте настройки браузера и убедитесь, что в пункте «Удаление файлов cookie» нет отметки «Удалять при каждом выходе из браузера».

Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»

Подпишитесь на нашу рассылку и каждую неделю получайте обзор самых интересных материалов, специальные проекты портала, культурную афишу на выходные, ответы на вопросы о культуре и искусстве и многое другое. Пуш-уведомления оперативно оповестят о новых публикациях на портале, чтобы вы могли прочитать их первыми.

Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?

Если вы планируете провести прямую трансляцию экскурсии, лекции или мастер-класса, заполните заявку по нашим рекомендациям. Мы включим ваше мероприятие в афишу раздела «Культурный стриминг», оповестим подписчиков и аудиторию в социальных сетях. Для того чтобы организовать качественную трансляцию, ознакомьтесь с нашими методическими рекомендациями. Подробнее о проекте «Культурный стриминг» можно прочитать в специальном разделе.

Электронная почта проекта: [email protected]

Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?

Вы можете добавить учреждение на портал с помощью системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши места и мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После проверки модератором информация об учреждении появится на портале «Культура.РФ».

Как предложить событие в «Афишу» портала?

В разделе «Афиша» новые события автоматически выгружаются из системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После подтверждения модераторами анонс события появится в разделе «Афиша» на портале «Культура.РФ».

Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Если вы нашли ошибку в публикации, выделите ее и воспользуйтесь комбинацией клавиш Ctrl+Enter. Также сообщить о неточности можно с помощью формы обратной связи в нижней части каждой страницы. Мы разберемся в ситуации, все исправим и ответим вам письмом.

Если вопросы остались — напишите нам.

www.culture.ru

О стихотворении Маяковского "Я сразу смазал карту будня"

Набрел в дружеской ленте и по ссылкам на ряд попыток интерпретации стихотворения Маяковского "Я сразу смазал карту будня":

Я сразу смазал карту будня,
плеснувши краску из стакана;
я показал на блюде студня
косые скулы океана.
На чешуе жестяной рыбы
прочел я зовы новых губ.
А вы
ноктюрн сыграть
могли бы
на флейте водосточных труб?

(1913)

http://miklukho-maklay.livejournal.com/230750.html
http://sart27.livejournal.com/315963.html
http://vadbes.livejournal.com/108536.html
http://walentina.livejournal.com/749547.html
http://seminarist.livejournal.com/651709.html
http://kototuj.livejournal.com/1325885.html

Говорить о том, что все эти попытки хоть сколько-нибудь проясняют истинный смысл стихотворения, даже не стоит, хотя в интерпретации О. Кушлиной (построенной на сообщении, что стихотворение записано на обороте ресторанного меню - карты) имеется ряд остроумных истолкований. Приведу ее под катом.


карта будня - ресторанная карта, меню;
краска из стакана - красное вино;
я показал на блюде студня
косые скулы океана - студень рыбный, желтого цвета (особая гордость поваров, таково заливное из стерлядки, а для рыб попроще клали при варке луковицу с шелухой, чтобы добиться нужного цвета), и океан поэтому "кососкулый" - желтый (а последняя война - Русско-японская).
Вилкой волны изобразил, преображая желе в Тихий океан?
Следующая строчка ключевая для понимания: жестяная рыба - форма для рыбного заливного, чаще всего существовашая действительно в виде рыбы, на ней и кусочки раскладывали так, чтобы придать вид целой рыбины - от головы до хвоста. Такие формы еще подавались в хороших советских ресторанах: для мясного студня - круглые или квадратные, а для рыбного - в форме "карасиков". И разумеется, они были не одноразового использования (зовы новых губ), это потом уже появились стандартные круглые - из фольги, что потом выбрасывались.
Мораль последних строк: а вы смогли бы написать стихотворение из подручных средств, бытовых предметов, а не литературных штампов? Такой вот урбанизм, натюрморт футуристический, не боле того.

"Такой вот урбанизм, натюрморт футуристический, не более" - заключает Кушлина. Однако, как уже сказано выше, попытки интерпретации "Я сразу смазал" только лишь как урбанистического пейзажа, кубофутуристического манифеста, стихотворного кубизма, которые предпринимались уже неоднократно и на протяжении многих десятилетий, стихотворение не объясняют.

Нам предлагается поверхностный слой: интерпретаторы никак не разъясняют ни появление флейты в одном ряду с рыбами и рыбной метафорикой (не стоит ссылаться на внешнее подобие и одновременно оппозицию флейта-труба), ни загадочную фразу "прочел я зовы новых губ", ни, наконец, тот факт, что поэтическому сопернику Маяковского предлагается сыграть "ноктюрн", а не какое-либо иное музыкальное произведение.

Между тем, стихотворение прозрачнейшее. И направлено оно против Игоря Северянина. Именно у Северянина пастушеская, буколическая флейта появляется в "рыбном" контексте:


А наловишь стерлядей ты
И противно-узких щук, -
Поцелуй головку флейты, -
И польется нежный звук.

(Идиллия, 1909)

Отсюда у Маяковского "зовы новых губ" на рыбном студне, полемически адресованном северянинским рыбам. У Северянина же Маяковский позаимствовал и столь любимый поэтом "ноктюрн" (См. Ноктюрн, 1908; Ноктюрн: Бледнел померанцевый запад, 1908 и пр.). Но полемика здесь не только между эстетикой "кубо" и "эго" - Маяковский не проходит мимо явственных эротических коннотаций северянинской "головки флейты", иронически предлагая сопернику померяться членами:


А вы
ноктюрн сыграть
могли бы
на флейте водосточных труб?

Если вспомнить, что 1913 год - это время соперничества Маяковского и Северянина из-за Сонечки Шамардиной (см. Шамардина Софья. "Футуристическая юность". Имя этой теме: любовь! Современницы о Маяковском. М., 1993 и пр.), скрытый смысл стихотворения Маяковского становится совершенно очевиден.

temhuk.livejournal.com

«Томление в тесноте положенного предела»: ol_re — LiveJournal

или некоторые текстовые наблюдения по поводу ст-ния В. Маяковского

А вы могли бы?
Я сразу смазал карту будня,
плеснувши краску из стакана;
я показал на блюде студня
косые скулы океана.
На чешуе жестяной рыбы
прочел я зовы новых губ.
А вы
ноктюрн сыграть
могли бы
на флейте водосточных труб?

см. записи:

http://sart27.livejournal.com/315963.html
http://miklukho-maklay.livejournal.com/230750.html
http://vadbes.livejournal.com/108536.html
http://gloomov.livejournal.com/354239.html

Вполне традиционное толкование ст-ния В. Маяковского «А вы могли бы?» обнаруживаем в свидетельстве (или поздней интерпретации) Н. Асеева: «Я был одним из первых читателей его стихов». Далее друг и поверенный во многих делах Маяковского, Асеев дает вот какую трактовку ст-нию 1913 года (как оказалось, параллельно это наблюдение сделал http://shkrobius.livejournal.com/291572.html:

«И карта, и краска, и будень, и жестяная рыба вывески, и водосточные трубы — все это были предметы, окружавшие нас каждодневно, которых за привычностью их даже не замечали, а вот, оказывается, из этих привычных, примелькавшихся слов и понятий можно было составить стихотворение большой взволнованности. И действительно, показалось убедительным, что порция студня, поданная в дешевой студенческой столовке, напоминает колышащуюся глянцевитую зелень океанской косой волны. Какую же надо иметь силу наблюдательности и яркость воображения, чтобы через предметы малые и неприметные напоминать о большом и внушительном! Какой нужно обладать преувеличенностью фантазии, чтобы маленькую флейту довести до размеров водосточной трубы?! Чтобы вынести само интимное, камерное понятие ноктюрна — на улицу!
Здесь все предметы были конкретны, осязаемы, все понятия слагались в реальные, хотя резко увеличенные образы. Мир был видим близко и выпукло, как под увеличительным стеклом.
До того времени нам нравились, нас покоряли такие строки:
На полярных морях и на южных,
По изгибам зеленых зыбей,
Меж базальтовых скал и жемчужных
Шелестят паруса кораблей.
Здесь тоже был описан океан, — а какому сердцу он не говорит о дальних странах, о невиданных берегах! Но этот океан все-таки был условный, его «зеленые зыби» воспринимались, как повторение детских впечатлений от Майн-Рида и Купера, — там «шелестели» паруса кораблей, давно сменивших на деле паруса на трубы. А вот здесь у Маяковского «косые скулы» океана поднимались прямо перед глазами, лезли в рот с тарелки поданного студня, напоминали о себе холодной своей глубиной.
И как нравилось то, что поэт заявляет о «сразу смазанной карте будня», будня мелких дел, мелких слов, придушенных страстей и мыслей. Карта будня была известна каждому, ее не надо было осваивать меж трудно представляемых «базальтовых и жемчужных скал». А зовы «новых» губ говорили о чем-то, что должно случиться и изменить в корне всю эту размеренность и разграфленность будничных меридианов и параллелей, решеткой отделявшей фантазию от действительности. И помимо всего прочего, во всем стихотворении — не холодный рассказ, не иллюстрация давно прошедшего, а живой, горячий, задорный и насмешливый призыв. Вот я вижу мир объемным, реальным, изменяющимся перекликающимися сходствами и напрашивающимися сравнениями: «А вы ноктюрн сыграть смогли бы?»
Припоминаю впечатление от одного только этого стихотворения, тогда впервые мною прочитанного; но и все они, одно за другим появлявшиеся, были новым открытием мира, в котором вещи, понятия, чувства были освобождены от механического представления о них, где они снова становятся первозданно ощутимы, близки, реальны человеческому восприятию».

(Асеев Н. «Сила Маяковского» // Маяковский В. В. Полное собрание сочинений: В 12 т. — М.: Гос. изд-во «Худож. лит.», 1939—1949. Т. 1. Стихи, поэмы, статьи, 1912—1917 / Ред. и комментарии Н. Харджиева. — 1939. — С. 13—14).

Вероятно, встреча Маяковского с Асеевым произошла позже написания ст-ния о «жестяной рыбе», год их знакомства обозначается то 1913, то 1914-м. Статья, написанная в 1939 году, может и не служить документальным свидетельством событиям более чем двадцатилетней давности; перенесение места действия из ресторана в «дешевую студенческую столовку» вполне может быть отнесено к аберрации памяти. Но в остальном выстраивается вполне целостная картина, которая может быть только дополнена и уточнена текстовыми примерами из раннего Маяковского.

Я сразу смазал карту будня, / плеснувши краску из стакана;

Ко всем рассмотренным уже смыслам «карты» (географической, карты-меню, просто распорядка дня) остается добавить разве что значение «игральной карты» именно в ед. ч., взятое, к примеру, из идиомы «выпала карта», «поставить на карту». Этот необязательный смысл может быть проявлен, например, в проекции на «Флейту-позвоночник»: «В карты бы играть! / В вино / выполоскать горло сердцу изоханному». (флейта, карты, вино). Так или иначе главным оказывается то, что «краска» размывает «графически» («географически») четкий рисунок.

я показал на блюде студня / косые скулы океана.

«Дрожащая» желейная консистенция студня именно в потревоженном состоянии может напоминать колебания волн («косых скул»). А оппозиция будничное, привычное / необычное, нетривиальное, а также маленькое (незначительное) / масштабное - является выражением сильного желания раздвинуть рамки, опять-таки «размыть» границы (океан теснится в блюде). «Океан» как составляющая этой оппозиции встречается и в других ст-ниях М. и прекрасно иллюстрирует это «томление в тесноте положенного предела» (Якобсон):

Если б был я / маленький, / как Великий океан, - / на цыпочки б волн встал, / приливом ласкался к луне бы. ( «Себе, любимому, посвящает эти строки автор» 1916)

Седоволосые океаны / вышли из берегов, / впились в арену мутными глазами. («Война и мир» 1916)

Наиболее развернуто желание выйти за пределы, расширить пространство, раздвинуть границы, сбросить оковы, быть свободным и т.п. в поэме «Человек»: « Загнанный в земной загон, / влеку дневное иго я. <...> Я в плену. / Нет мне выкупа! / Оковала земля окаянная. / Я бы всех в любви моей выкупал, / да в дома обнесен океан ее! («Человек» 1916) подобно тому, как в ст-нии «А вы могли бы?» океан заключен в блюдо. Кстати, «океан на блюде» рождает более емкое сравнение в другом ст-нии 1913 года «Кое-что про Петербург»: «Туда, где моря блещет блюдо»

На чешуе жестяной рыбы / прочел я зовы новых губ.

Все-таки представляется совершенно убедительным толкование «жестяной рыбы» как вывески. Помимо приводимого наиболее часто примера ст-ния «Вывескам», опубликованного также в альманахе «Требник троих» в 1913г. («Читайте железные книги! / Под флейту золоченой буквы / полезут копченые сиги / и золотокудрые брюквы»), а также примера из поэмы «Люблю» (1922) (А я обучался азбуке с вывесок, / листая страницы железа и жести»), можно указать на необычайный интерес Маяковского к этой примете городской улицы, в частности, именно в ранней поэзии:

А там, под вывеской, / где сельди из Керчи («Адище города» 1913)

Город вывернулся вдруг. / Пьяный на шляпы полез. / Вывески разинули испуг. / Выплевали то «О», то «S» («В авто» 1913)

Если станет жалко мне / вазы вашей муки, / сбитой каблуками облачного танца, - / кто же изласкает золотые руки, / вывеской заломленные у витрин Аванцо?.. (цикл «Я» 1913)

И наконец, наиболее интересный пример вывески с рыбой – начало 1-го действия трагедии «Владимир Маяковский», написанной также в 1913 году:

«Весело. Сцена – город в паутине улиц. Праздник нищих. Один В. Маяковский. Проходящие приносят еду – железного сельдя с вывески, золотой огромный калач, складки желтого бархата».

Здесь деталь рекламы обретает самостоятельное существование, как и в конце 1-го действия:
Корсеты слезали, боясь упасть, / Из вывесок «Robes et modes»

Соотнесенность с вывесками актуализирует прямое значение глагола «прочел» («прочел я зовы новых губ»), т.к. рекламные вывески можно не только разглядывать, но и буквально читать. Впрочем, текстом может стать все, что угодно – и улица, и город («А я - / в читальне улиц - / так часто перелистывал гроба том» из цикла «Я» 1913)

«Зовы новых губ» - метафора нового слова, новой поэтической речи. «Корсеты», убегающие с вывесок, как и «жестяная рыба» суть вещи, требующие обновления. Ср. в монологе Человека без глаза и ноги в 1-м действии трагедии «Владимир Маяковский»: «И вдруг / все вещи / кинулись, / раздирая голос, / скидывать лохмотья изношенных имен./ Винные витрины, / как по пальцу сатаны, / сами плеснули в днища фляжек. / У обмершего портного / сбежали штаны / и пошли - / одни! - / без человечьих ляжек! / Пьяный - / разинув черную пасть - / вывалился из спальни комод. / Корсеты слезали, боясь упасть, / Из вывесок «Robes et modes»

«Губы», которые и у Маяковского традиционно включаются в эротический контекст, являются также синонимом «уст» в том их значении, в каком они способны производить речь, т.е. становятся говорящими, кричащими и т.п. (обычно поэтическим «губам» речевые звуки (кроме шепота) не приписываются (ср. разве только позднее у О.М.: «Человеческие губы, которым больше нечего сказать, / Сохраняют форму последнего сказанного слова»)
Как вы измазанной в котлете губой / похотливо напеваете Северянина! («Вам» 1914)
«Проповедует, / мечась и стеня, / сегдняшнего дня крикогубый Заратустра» («Облако в штанах» 1915)
Крик ни один им / не выпущу из искусанных губ я. («Флейта-позвоночник» 1915)
Последним будет / твое имя, / запекшееся на выдранной ядром губе. («Флейта-позвоночник» 1915)

Т.о. «губы» необходимы для произнесения «слов», тогда как «зовы новых губ» - это «зовы» новых слов», а строка в целом раздвигает уже языковые рамки: вещи, слову должно быть дано новое «имя».

А вы / ноктюрн сыграть / могли бы / на флейте водосточных труб?

Совершенно убедительным (и без личных мотивов) представляется подразумеваемое поэтическое соперничество М. и Северянина. Согласно еще одному свидетельству, личная встреча М. и С. произошла в конце 1913 года, в то время как альманах «Требник троих» со ст-нием о «флейте» и «водосточных трубах» вышел в марте 1913. «Я на днях познакомился с Владимиром Владимировичем Маяковским, — сообщает И.Северянин в конце 1913 г. крымскому поэту-эгофутуристу и меценату Вадиму Баяну, — и он — гений. Если он выступит на наших вечерах, это будет нечто грандиозное» (В.Катанян. Маяковский: Хроника жизни и деятельности. М., 1985. С. 81).
«Ноктюрн», прямо отсылающий, по крайней мере, к 3-м северянинским текстам, вполне воспринимается как эмблема северянинской поэзии. «Узенькое», изысканное французское словечко к тому же прекрасно визуализирует при произнесении игру на флейте (ю-у). Стоит иметь в виду, что актуальной оказывается этимология этого слова (nocturne – ночная). Флейта звучит ночью и в сонете ИС «Памяти Амбруаза Тома», где именно насыщенный в т.ч. лабиальными звуками звуковой ряд воспроизводит звучание флейты: «И тени их баюкают мой сон / В ночь летнюю, колдуя мозг певучий. / Им флейтой сердце трелит в унисон, / Лия лучи сверкающих созвучий. / Слух пьет узор ньюансов увертюр. / Крыла ажурной грацией амур / Колышет грудь кокетливой Филины». «Ноктюрн» можно признать в этом смысле удачным словоупотреблением.
Ср. позднее у самого М.: «Белыми свадьбами ночь ряди. / Из тела в тело веселье лейте. / Пусть не забудется ночь никем / Я сегодня буду играть на флейте. / На собственном позвоночнике. («Флейта-позвоночник» 1915) (тоже, кажется, интересная перекличка: флейта-сердце – флейта-позвоночник; лия лучи – веселье лейте и др. совпадения)

«Ночная флейта» - название первого сборника стихов Н. Асеева, изданного в 1913 году.

Флейта, звучащая в ночи (в сумерках, вечером, под звездным небом и т.п.) не столь редкое поэтическое явление. Ср., например, у В. Иванова: «Пустынно и сладко и жутко в ночи / Свирельная нота, неотступно одна, / Плачет в далях далеких... Заунывно звучи, / Запредельная флейта, голос темного дна! / То Ночь ли томится, или шепчет кровь / (Ах, сердце — темница бессонных ключей!), — / Твой зов прерывный вернул мне вновь / Сивиллинские чары отзвучавших ночей» (1911) и т.п.

Надо заметить, что эротическая интерпретация северянинской «Идиллии» основана еще и на фривольной игре смыслов: «головкой» принято называть верхнюю (параболическую) часть флейты. Пока не удалось установить, с какого времени утолщения на боковом отверстии «головки» стали называться «губками»

Замена мн. ч. в исходном варианте («на флейтах водосточных труб») на ед.ч. («на флейте водосточных труб») переходом от сравнения (трубы, как флейты) к метафоре рождает еще одно новое «имя», имя нового инструмента – звучащей водосточной трубы (ср.: «Начинает медленно тянуть одну ноту водосточная труба. Загудело железо крыш». («Владимир Маяковский» 1913)

Иными словами, «А вы могли бы?» означает: «А вы могли быть всем вещам дать новые имена? А вы могли бы освоить этот новый язык?»

ol-re.livejournal.com

Охарактеризуйте пожалуйста стих маяковского" А Вы смогли бы?" ПОЖАЛУЙСТА!!!!

В. Маяковский "А вы МОГЛИ бы? " Я сразу смазал карту будня, плеснувши краску из стакана; я показал на блюде студня косые скулы океана. На чешуе жестяной рыбы прочел я зовы новых губ. А вы ноктюрн сыграть могли бы на флейте водосточных труб? При первом прочтении стихотворения обращаешь внимание на то, что оно проникнуто настроением подъёма, жизненной силы и мощи: герой способен на всё, он первооткрыватель, он всемогущ и всесилен. Он «смазал» одним движением всё рутинное, привычное, сонное и скучное. «Карта будня» - это метафора, которая воплощает в себе обыденность. Герой не хочет с ней мириться: «плеснувши краску из стакана» , он преображает реальность. В этом и состоит его задача как художника. Он призван бороться со всем, что прочно вошло в быт и сознание человека, он должен открыть людям глаза, показать им прекрасное. Потому и противопоставляется «блюдо студня» (застывшая жизнь обывателя) «косым скулам океана» (свободе и творчеству) . Ведь не зря море в поэзии всегда было символом освобождения, изменчивости, неподвластности. Об этом писал ещё Пушкин. Несмотря на то, что Маяковский скептически относился к поэтам-классикам, в этом стихотворении он продолжает традиции Пушкина, противопоставляя свободную и непокорную морскую стихию земле. Герой противопоставляет себя всем окружающим. Как любой человек, который привносит новое, он обречён на непонимание. Но его одиночество не продлится долго, потому что он уже читает «зовы новых губ» . Значит, его труд не останется напрасным, из жестяной чешуи выйдут единомышленники, способные, как и он, беспорядочно разлить поэтическую палитру на серость и упорядоченность современной ему жизни. Это вызов всему старому и отжившему. Провокационный вопрос заключён уже в названии стихотворения. Поэт может сыграть ноктюрн даже на водосточной трубе, потому что видит в ней не просто полезную в быту конструкцию, а «флейту» . Заканчивая стихотворение вопросительным предложением, лирический герой не только показывает разницу между собой и другими, но и как будто зовёт читателя за собой, предлагает ему испытать свои силы, проверить себя на способность видеть и чувствовать этот мир иначе.

Писала ЕГЭ по литературе. попался этот стих на сочинение. Автор здесь обращается к народу. Подумай сама, почему. Поэт призывает "кричать" о правде, о том, что считает важным, так же, как и он сам. Пусть трудно, пусть кажется невозможным - надо.

Используй то что под рукою, и не ищи себе другое.

touch.otvet.mail.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.