Мария коцуба стихи


По-питерски невыносимая - рецензии и отзывы читать онлайн

Марина Кацуба

Саму себя она назвала девиантной.
Да ладно, в нашем лесу каждый второй гриб — мухомор.
Со всеми вытекающими.
Марина — нормальная начинающая звезда. А без звездности женщине в поэзии вообще нефиг делать.
Помимо стихов, а они должны быть хороши априори, или ты Красавица, или ты Классный Клоун. Но Классным Клоуном стать никогда не поздно, а в молодости лучше надеть маску Красавицы. И Марине это отлично удается. Она уже создала свой образ.
Ей вполне одиноко. Надо создать вокруг свою маленькую вселенную, потому что у более ранних — место звезды уже кем-то занято.
Королеву играет свита, но в поэзии — провальный вариант таскать за собою пару У...ищ и пару Серых Мышек. А из мужчин поэтов известно, какая свита — всяк сам себе король и прочий фон барон. Надо жить до-о-ол-го, красиво состарится и тогда может получить экстра-бонусом четырех Ахматовских Сирот.
Из которых три сироты еще и сомнительны, а четвертый соскакивает из свиты при первом же удобном случае.
Но похоже, что у Марины все-таки есть некий друг, соратник и он же Рыцарь. Некий тыл и защита. В стихах присутствует такой персонаж.
Это большая удача для женщины-поэта — умение быть любимой. Вы будете очень смеяться, но из двух наших главных Королевен быть любимой умела Цветаева, а не Ахматова. А по ими же созданной легенде — все наоборот.
В общем, главное в легенде врать побольше (чем я и занимаюсь).
Итак: вынужденная создавать новую поэтическую планету, Марина Кацуба — еще и активный организатор. «Этот мир, воспитанник крупных СМИ» — вполне ее мир. Щелканье фото и телекамер...
Но никаких когтей и клыков не в текстах обнаружено. В текстах — ранимость, характерная растерянность человека, постоянно недосыпающего. Я заметила это и хотела спросить, достаточно ли она спит, но не успела, а читая стихи, обнаружила ответ — недостаточно. Клинический недосып — своего рода наркотик: человек пребывает в постоянной экзальтации. Есть яркий пример: кажется, 38 любовных писем, которые бородатый старый дядя Бухарин написал своему палачу — усатому старому дяде Сталину. Совершенно добровольно, без малейшего принуждения — ему всего лишь не давали спать. Молодым стоит прочесть эти письма — чтобы понять, до какой степени сумасшествия может довести недостаток сна.
Хотя вот для творчества — это конечно в тему. Стихи у Марины — в порядке.
И ее яркость — не только маска Красавицы, Звезды, Королевы поэтов... «вычурные кацубьи ноги» и прочая елочная канитель.
Тексты живут своей жизнью и отнюдь не тухнут в отсутствие хозяйки.
И даже в отсутствие хозяйкиных фотопортретов.

Вот тут читать много: http://vkontakte.ru/notes.php?id=378268&11099.

И вот — избранное этого года:

Мама, я помню свой последний
Детский утренник.
Там было много девочек в розовом, с буклями
И один крошечный мальчик в крошечном картузе.
Он наотрез отказался участвовать
В танце Хлопушек,
Он предпочел быть зрителем,
Присев куда-то в подол
Бесформенной и гигантской воспитательницы.
В подол кроме него
Помещались еще пятеро
Из подготовительной группы,
Три таблетки Цитрамону,
И скромная зарплата.
Старая женщина-грач в строгом платье
Игриво лупила по роялю.
Мелодия одновременно смахивала
И на «Голубой вагон»,
И на «Пусть бегут неуклюжи».
Неуклюж не брали в танец Хлопушек.
Всем нам раздавали конфеты
И какие-то важные наставления.
Я их, увы, не запомнила.
Мама, может, именно поэтому,
Жизнь моя пошла наперекосяк?

Трудное признание в любви

Огрызки рифм. Укатаю тебе безнадежностью.
Давай, грызи мне мозг, мой неприкаянный.
Мы так кичимся своим цинизмом и пошлостью.
Нежность — не модно, если только нечаянно,
В проброс, украдкой, незаметно для публики,
Что жаждет жраки, зрелищ, шума, крика и визга.
И я делю «люблю» небрежно на рубрики.
И ты не видишь света чистого моего обелиска.
Остатки слов. Осадок в самом-самом конце чашки.
Отбитый краешек — желание, что всецело выцвело.
Не роюсь в сути. Меняю кофточки и замашки.
А ты? А ты со мною. До последнего выстрела.

------------------------------—

Эй, дырявый башмак, давай я тебя зашью.
И тогда в тебя посыплются звезды из облаков.
Это ничего, что я много пью.
Я спасать умею от самих себя дураков.

Эй, дырявый башмак, давай я тебя зашью.
У тебя появится шанс пережить еще сезон.
Это ничего, что я мало сплю.
Знаешь, на мой дар дурно влияет сон.

Эй, дырявый башмак, неплохо б тебя зашить.
А то ветер наматывает сквозь твою дыру круги.
Или ты не хочешь еще пожить,
Мою темную нежность связав узелком в шнурки?

------------------------------—

Этот мир, воспитанник крупных СМИ,
Состоит из смога и новостроек.
Он прекрасен, но, видишь ли, так устроен,
Что в нем трудно остаться совсем людьми.

В нем у всех отростают клыки и бивни,
А особо жадных берут в вампиры.
Вот они-то и правят прекрасным миром,
Оставаясь вежливы и любимы.

У тебя и когтей и зубов меньше нормы,
Ну, чего тебе светит с таким набором?
Ты быстрее, чем думаешь. То есть — скоро:
Будешь съеден, на мелкие клочья порван.

Звон Уходящих Зим

Боты устали лакать эту хлипкую слякоть.
Площадь. Собор. Колокол: «Бим-бим-бом».
Люки и кляксы. И я продолжаю плакать
Вместе с зимой, уходящей в «затем и потом».
Я продолжаю плакать топотом и потоком.
Я как потоп, как тот опустевший дом.
Лучше не трогать — может ударить током
На Достоевской, где город поет о своем.

------------------------------—

Зима по-питерски невыносимая
Зудит и чешется почти как сыпь.
И я промокшая, и я красивая,
И мой клинический недосып
Скользим проспектами в метро шершавое,
Где электрический, слепящий свет,
И люди-роботы, уныло ржавые.
И голос приторней, чем щербет,
Застывшим роботам вещает ласково,
Пока их лестница спускает в ад.
И я, уставшая, с глазами красными,
С упавшей мощностью в 13 ватт,
Любуюсь буквами. Взахлеб, бессовестно,
Почти инкогнито в углу смеюсь.
Как будто Будда я в подземном поезде
Сквозь зиму глупую к тебе несусь.

------------------------------—

Поцелуи, плотные как фланель, жгут белки глаз.
А по вкусу — как йод. И на запах — йод.
Я люблю тебя долго. Но только один раз.
А потом это кончится. Потом это пройдет.

Поцелуи, плотные как фланель, сквозь них — мой крик,
Угасающий в воздухе, сладком, как свежий мед.
Я люблю тебя долго. Люблю тебя целый миг.
А потом это кончится. Потом это пройдет.

------------------------------—

Это мой суженный. Он мне за сутки в душу
Влез целиком. И будет теперь не вынуть.
Мы с ним — две груши. Мы — пули новых оружий.
Мы — шутники. Мы — редкие красные вина.

Это мой суженный. Он — как четыре тяжки.
Он — как тот грош, что нищинке граф оставил.
Мы с ним — блестяшки. Мы — бешенные монашки.
Мы — колдуны. Мы — авторы новых правил.

Уволен

Ты как тля. Микроскопическая мразота.
Ты — застывшая свиная блевота.
Ты, та гарь, что валит из под капота.
Я утверждаю тебя на роль идиота.

Ты как клещ. Кровососущее чмо со стажем.
Ты весь скомкан, даже когда поглажен.
Ты как неподъемная ручная поклажа.
Ты уволен. Ты туп и опять угашен.

Ты как клоп. Тебе не вывести за короткий
Промежуток времени. Ты — чесотка.
Ты из тысячи мелких предательств соткан.
Убирайся на хуй из моей лодки.

------------------------------—

Один ко мне тоже пришел, говорит: «Потяну!»,
А у самого ручки трясутся, слезки капают.
Зато, когда тонул, не кричал «Тоооооону!»
И тонул красиво. Как в «Титанике» Ди Каприо.

Не страшно по его еще горячим следам
Опуститься? На дно Мариинской впадины?
Или думаете, я ваше сердце отдам
Обратно с маленькой незаметной ссадиной?

Ну чего Вы дрожите? Вы уже в беде.
Вы уже в глазах моих вселенную видели.
Ладно, ладно... можете меня раздеть.
Только вот не надо снимать на видео.

мальчику этого вечера

Эта встреча была выплеском, вызовом, выкриком,
Уточнением, кто из нас лучше считает до ста.
Он подумал: «Я трахну ее и выкину».
Я подумала: «Он трахнет меня и скинется с моста».

Несоответствие

Ты глядишь на него из угла чудовищем.
У тебя к нему не любовь, — любовище.
Он молчит, вздыхает и хмурит бровки.
У него к тебе не любовь, — любовька.

Ты бежишь от него к другим, отчаявшись.
У тебя уже не печаль, — печалище.
Он глядит на небо. А в небе чайки.
У него не печаль, а так, — печалька.

Предполагая худшее

То ли много прошу,
То ли как-то невнятно и вежливо, и не у тех.
Но мое «если даже влюблюсь — не скажу»,
Не сбывается. А вместо — стандартный набор утех.

Игры в «Трахни меня без эмоций».
«Уходи, не заглядывай, в душу мне, сука.
Там — ничего интересного. Там — как на дне колодца.
Тупо дно. Очень сыро. И, знаешь, — не слышно ни звука»...

Так к лицу напускное вранье
Тем, кто выглядет старше своих двадцати с хоботком.
Хоботок все длинней. Страшно: вдруг никто бронь не пробьет...
И мне сорок: Согласна на многое: Одинокая: Ссу кипятком.

------------------------------—

Валит из заводских труб дым.
Мой город — Виктор Ц.
Он умирает молодым.
Молча. Не изменившись в лице.

Бешеный, сам собой не любим,
Мой город — Джимми М.
Он умирает молодым.
Молча. Без лишних дилемм.

Твердый. Отчаянный себе на беду.
Мой город почти как Че.
Он умирает за мечту.
Зная, где двери от всех ключей.

------------------------------—

У нас на Дыбенко ни школьницам, ни бабулям
Не советуют ходить ночью одним через дворы.
А у моего парня в ухе дырка: размером с пулю.
Думаю родить ему. Четверых.

Мы назовем их в честь Beatles и в школу
Будем сдавать обязательно не осенью, а весной.
Мой парень шутит: «Очень хочется кока-колы
Пойду застрелюсь». И, по-моему, это смешно.

Я, выходя из дома, подъездному эхо
Пою, о том, что счастлива и скоро стану звездой.
Буду как Люда Гурченко. Как Эдита Пьеха...

В целом, все круто. Только погода — отстой.

------------------------------—

prochtenie.org

Автор Марина Кацуба

К Богу

Ангелы вдоль серебристых трасс –
Выйди, дурак, за дверь.
Пачкать бумагу, ты, знать, горазд.
Масло и жидкая акварель:
Это твое сейчас.
Это твое теперь.
Категория: Стихотворения Автор: Марина Кацуба нравится 1   Дата: 27:10:2011

Небесное одиночество

Самолет раздувается, будто сливки на сладкий торт.
У пилота улыбка Делона – красив как черт.
Для пилота работа – любимый спорт.
Самолет гудит. Самолет покидает аэропорт.
Категория: Стихотворения Автор: Марина Кацуба нравится 2   Дата: 27:10:2011

Сон Пресвятой Богородицы

И меня сторонилась земля.
Постарев, спотыкаясь о мудрость,
Пробужденное горечью утро
Продолжало вставать и сиять.
Категория: Стихотворения Автор: Марина Кацуба нравится 1   Дата: 27:10:2011

К тебе одному

Пасть бы в ножки маменьке, пасть бы в ножки тятеньке –
Так они ж не ждут.
И бегут щекой, серебрятся капельки,
Щеку жгут.
Категория: Стихотворения Автор: Марина Кацуба нравится 1   Дата: 27:10:2011

Поцелуй за воротом

Оставляй мне поцелуй за воротом.
Остановка стынет цветом льда,
У трамвая - в перспективе три петли.
Категория: Стихотворения Автор: Марина Кацуба нравится   Дата: 27:10:2011

Не мы

Не нам,
а всяким прочим бездарям,
накупившим в запас
вина,
целовать свой талант в Winap...
Категория: Стихотворения Автор: Марина Кацуба нравится 1   Дата: 27:10:2011

Внутреннее

Это утро темней самых пасмурных дней:
Мой утопленник плачет на дне.
Это утро дурным, отсыревшим бревном.
Мой утопленник светится дном.
Категория: Стихотворения Автор: Марина Кацуба нравится 1   Дата: 27:10:2011

Приходи

Приходи, задавай коронный свой,
Риторический:
Я опять говорю с листвой,
Заглянув подышать в Таврический.
Категория: Стихотворения Автор: Марина Кацуба нравится 1   Дата: 27:10:2011

Ведьма

Ты такую ее и ждал, чтобы струилась, пенясь,
Чтоб тень твою могла развеять и перегнать,
Чтоб любить не приценясь, чтоб выстрелить не прицелясь,
Чтобы нет их, краев, и нечего закруглять.
Категория: Стихотворения Автор: Марина Кацуба нравится   Дата: 27:10:2011

Мужское

А на следующей я сойду:
В елки, в нищую беспринципность –
Что-то тяжкое как бодун,
Что-то твердое как сундук
Стуком поезда в душу всыпалось.
Категория: Стихотворения Автор: Марина Кацуба нравится 1   Дата: 27:10:2011

Рыба - луна

Будто бы рыбий нерест,
И каждый нерв –
колокольчиком.
Категория: Стихотворения Автор: Марина Кацуба нравится 2   Дата: 27:10:2011

olrs.ru

Марина Кацуба: биография и фото

Большинству людей, недовольных собственной жизнью, приходится тысячи раз повторять и даже внушать себе простую истину: "Нужно что-то срочно менять!"

А поутру эти же люди угрюмо расходятся по ненавистным работам и службам выполнять чужие приказы и волю, откладывая каждый день свою жизнь на потом.

Сегодня же мы узнаем историю человека, всю жизнь занимавшегося только тем, что ему самому нравится.

Родители

Биография Марины Кацубы началась в городе Санкт-Петербурге, в котором однажды объединились судьбы на вид сурового, но в душе веселого офицера-подводника и правильной во всех отношениях учительницы, как и все женщины ее рода имевшей светлые волосы, голубые глаза и грудь третьего размера, главного предмета зависти героини этой статьи.

Кацуба были классической петербургской семейной парой, все последующие тридцать три года супружества ходившей в один и тот же ресторан, чтобы отметить очередной день рождения матери Марины, за три года до появления ее на свет уже подарившей своему мужу старшую дочь Александру.

Ниже мы можем увидеть фото Марины Кацубы, биография которой только началась.

Детство

Став известной поэтессой, Марина однажды написала:

Детство нежное -

Мячиком пронеслось по дворам.

Все по-прежнему:

В рай не пускают по флаерам...

Родившаяся 15 ноября 1988 года младшая дочь семьи Кацубов впервые нарушила генетическую традицию маминого рода и унаследовала внешность отца.

Едва девочке исполнилось два года, родители вручили ей букварь, поэтому к своим четырем годам она уже начала читать и писать.

Кацуба-младшая росла чрезвычайно самостоятельным и талантливым ребенком. Уже в пятилетнем возрасте Марина написала свое первое и очень доброе стихотворение про пони, а заодно дала себе самую настоящую клятву никогда не бросать писать.

Любимой же ее игрой, несмотря на гуманитарные достижения, в то время был ”Мордошлеп”. Это развлечение придумал отец, и оно заключалось в том, что он собирал в одну большую кучу все подушки и одеяла, какие были в их квартире, брал своих дочерей и со всей силы кидал их в эту мягкую гору с расстояния и под страшные вопли мамы. Веселью же Марины и ее сестры просто не было предела.

Ниже на фото - Марина (слева) с родителями и старшей сестрой.

Школьница начальных классов Марина Кацуба, биография которой стала сегодня предметом нашего рассмотрения, была человеком крайне занятым. Ее родители, словно два искусных ювелира, пытались создать из своей дочери настоящее произведение искусства. Поэтому Марина уже с ранних лет занималась балетом, училась в художественной школе, посещала кружок Союза писателей, осваивала игру на фортепиано и была, в общем-то, совершенно незаурядным ребенком для своих лет.

Однако единственным занятием, которое ее действительно влекло, по-прежнему оставалось написание стихотворений.

Родители довольно скептически относились к этому увлечению их дочери, считая, что в жизни нужно заниматься чем-то более реальным, чем извлечение рифм из собственной головы. Вот как вспоминает тот период из своей биографии Марина Кацуба, возраст которой составлял уже девять лет:

Мы с мамой часто видели возле Аничкова моста бедно одетую интеллигентную женщину с табличкой: «Меняю стихи на хлеб». Мама говорила: «Ты будешь стоять здесь же, если не определишь в жизни приоритеты». И я усвоила: ты можешь рисовать, писать стихи, петь, но в первую очередь должна найти себе средства на хлеб...

Юность

Так или иначе, но к десятому классу юная поэтесса, испытывая непрекращающееся давление своих родителей, очень сильно озаботилась вопросами экологии и даже начала ездить на обучение по обмену в Швецию, после чего написала большое и практически журналистское расследование о работе мусорного завода.

Труды не прошли даром - ее, еще школьницу, был готов вне конкурса принять в свои стены факультет журналистики Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова.

Когда же ей исполнилось шестнадцать лет, в биографии Марины Коцубы появилась и первая настоящая работа - она стала корреспондентом студенческой газеты «Реакция», по-прежнему продолжая каждый день писать стихи, в которых пыталась выговорить свои первые душевные муки, так свойственные этому возрасту:

Собака злится и лает на вход в дом.

Кто-то пришел. Кто?

Я разозлюсь на тебя потом.

Пока ловлю воздух ртом.

Собака злится и лает, и лает так

Как будто в дом мой пришла беда.

А значит, я, пока у тебя отнята,

Навряд ли смогу летать. ⠀

Собака злится, рычит и уже скулит.

Я открываю: и нет никого в двери.

Темно. И лай. И мои корабли

Вдруг тонут вот здесь, внутри…

Образование

У только что окончившей школу-лицей Марины дальнейший процесс обучения получился не менее насыщенным, чем в детстве.

От поступления на факультет журналистики Московского университета ее отговорил прагматичный отец-подводник, уверенный, что для того, чтобы суметь себя обеспечить, нужно непременно иметь именно техническое образование.

Так биография Марины Коцубы пополнилась тремя годами студенчества на факультете экологии Санкт-Петербургского технологического университета растительных полимеров.

На третьем курсе, когда начались занятия по сопротивлению материалов, предмета, одно только определение которого - "часть механики деформируемого твердого тела, которая рассматривает методы инженерных расчетов конструкций на прочность", звучало для прирожденного гуманитария Марины подобно индийской мантре на языке хинди. Девушка сломалась, покинула университет и, поссорившись с отцом, поступила на режиссерский факультет Академии культуры.

Обучения Марины Коцубы в этой академии было подобно пуле. Оно заняло всего три дня. Потом ей преподаватели сказали, что ее призвание - сочинять, и больше ничего.

Закончилось же ее студенчество в стенах Высшей школы приватизации и предпринимательства, в которой экстраординарная студентка посещала всего три интересных ей предмета, после чего биография Марины Коцубы оказалась перед необъятным горизонтом всевозможных направлений пути ее собственного "я".

Карьера

Привыкшая с детства пугать окружающих людей своей разносторонностью, Марина не изменила себе. К своим тридцати годам она успела засветиться во всех крупных глянцевых изданиях и таблоидах. Ее называли "Королева поэтов", когда речь шла о ее стихотворениях, и "Вдохновение", если статья была посвящена музыке.

Журналистике Марина Кацуба стала известна как редактор, публицист, интервьюер и даже копирайтер.

Мир моды же узнал ее как талантливую модель и успешного продюсера коммерческих и глянцевых фэшн-съемок.

За десять лет карьеры сочинение стихотворений стало для биографии Марины Кацубы личной стихией ее творческой души. Превратившись в известную современную поэтессу, она ни разу даже не попыталась хоть как-то заработать на своих стихах, которых у нее родилось уже более двадцати тысяч, потому что совершенно не понимала, как можно продать самое ценное из того, что у нее есть.

Поэтому Марина делает это просто в свое удовольствие. Единственное, чего ей хочется - это чтобы ее зрители выключали свои сотовые телефоны и приносили цветы.

Баттл

В 2010 году она выиграла "Битву поэтов" на Санкт-Петербургском канале "100ТВ", а еще через четыре года переговорила харьковского исполнителя MC Drago в рэп-противостоянии проекта VERSUS-battle, отечественном интернет-шоу на канале YouTube в жанре рэп-баттлов - рифмованных словесных поединков двух исполнителей.

Ниже на фото - один из ярких моментов битвы VERSUS-battle между Мариной Кацубой и MC Drago.

Беспрецедентным же в истории обоих проектов стало то, что их победителем впервые стала девушка.

Личная жизнь

Эпиграфом к этой главе могут служить строки нашей сегодняшней героини:

Я тебе, непослушная, не сдалась.

Я тебя расцелую и отпущу.

Видеть в каждом разрезе глаз

Мой веселый и злой прищур…

За спиной тридцатилетней Марины уже два развода.

Впервые она связала себя узами брака очень рано, еще будучи семнадцатилетней студенткой-экологом. Ее супругом стал некий Никита, вместе с которым она в то время писала юмористические репризы для таких крупных проектов, как "КВН" и Comedy Club. На этом браке настояли родители девушки.

После Никиты в биографии и личной жизни Марины Кацубы появился второй муж Артем.

Их знакомство по давней традиции нашей героини было снова подобно пуле:

Я позвонила ему:

- Здравствуйте, я - Марина Кацуба, я божественная. Возьмите меня к себе.

- Что, простите?

- Ну, я завтра приду и все расскажу.

Примерно так мы и поженились...

За четыре года совместной жизни эта молодая супружеская пара успела создать в родном Санкт-Петербурге поэтический арт-клуб "Болт", организовать проект "Битва поэтов" на региональном телеканале "100ТВ" и множество благотворительных мероприятий для детей в детдомах и больницах.

В последнее время девушка находится в романтических отношениях с рэп-исполнителем Мишей Мэйти.

Пара похожа друг на друга по характеру и отношению к жизни. Как считает сама Марина Кацуба, биография и личная жизнь которой сегодня находится под пристальным вниманием средств массовой информации, Миша - самая большая любовь ее жизни.

В ноябре 2017 года Кацуба и Мэйти выпустили свой совместный клип на песню «Отель», ради съемок в котором влюбленной королеве поэзии даже пришлось коротко подстричься.

Постскриптум

В конце 2016 года вышел дебютный музыкальный альбом Марины Кацубы "Сегодня", став значимым для российской рэп-сцены, а также для ценителей современной литературы.

В прошлом году поэтесса представила зрителям России свою концертную программу "Города", а в ближайшем будущем готовится к выпуску ее второй музыкальный альбом.

Количество поклонников ее таланта растет с каждым днем. Она успешна, красива и по-прежнему полна новых творческих планов.

Единственное же, чего не хватает сейчас Марине Кацубе по ее собственному признанию - это семья и дети.

fb.ru

Марина Кацуба

Марина Кацуба

Автор ироничной, а иногда и саркастической поэтической лирики, по совместительству — менеджер школы стилистов, сняла клип на стихотворение «Самолет» и подготовила чтецкую программу «Доброе утро».

Легко сегодня быть поэтом?

Именоваться так мне кажется самонадеянным, называю себя «словородицей». Но если честно, стихи — язык, который можно вы учить, однако если он не родной, будешь говорить с акцентом. Смею предположить, что для меня это родной язык. Мне не нравится, как в 1980–1990-е исказилось отношение к поэзии. До этого были собиравшие стадионы Евтушенко, Рождественский, Пахмутова. Еще раньше — Ахматова: она шла по Невскому и люди падали от восторга. Сейчас образ поэта у масс совершенно иной. Многие мои знакомые, от клерков до глянцевых модников, представляют его пьющим оборванцем с грязными ногтями. Пора ломать этот стереотип.

Не вы ли критикуете в своих стихах культ гламура и общество потребления?

Нужно, чтобы поэта идентифицировали как человека умытого, уверенного в себе и в том, что он говорит, зачем и кому. Но не надо ни в коем случае превращать его искусство в шоу с блестками.

Расскажите про свое детство, среду, в которой выросли.

Я родилась в Петербурге, всю жизнь здесь и не планирую никуда уезжать, даже в Москву. Мама — учитель начальных классов, к тому же педагогдефектолог, папа — офицерподводник. В пять-шесть лет я уже составляла рифмованные тексты в шесть-восемь строчек и даже знала, что такое ямб. Родители слегка переусердствовали в плане моего образования: я занималась балетом, ходила в художественную школу, в кружок Союза писателей, училась играть на фортепиано. Работать начала в шестнадцать лет, корреспондентом в студенческой газете «Реакция». Писала за деньги антрепризы для КВН и стендап-комиков. Стихи сочиняла почти без перерывов: это своеобразная зависимость. Близкие не всегда готовы к твоим депрессивным или даже позитивным умозаключениям, а бумага — всегда. Попытки избавиться от потребности в творчестве были так же неудачны, как попытки замужества. Два раза разводилась, впрочем, с бывшими мужьями я в хороших отношениях.

Каким же мужчинам адресованы едкие шпильки в ваших стихах?

Образ мужчины и отношений в моих стихах — собирательный, я сублимирую в них не только личное настоящее и прошлое, но и что-то более общее, какие-то универсальные гендерные травмы. Нет, не думайте, меня вдохновляют мужчины, я люблю их, я стопроцентная гетеросексуалка. Однако надо признать, принцы повывелись — вокруг инфантильные баловни, склонные к нарциссизму и ищущие женщину-мать.

Какое образование вы получили?

В десятом классе я была очень озабочена экологией, ездила по обмену учиться в Швецию, написала большую работу про мусорный завод, с предисловием из Стругацких: «Ты должен сделать добро из зла, потому что тебе больше не из чего его сделать», — и меня были готовы взять на журфак МГУ вне конкурса. Но отец, имевший на меня сильное влияние, сказал: «Из нескольких тысяч инженеров могут себя обеспечить восемьдесят процентов, а из нескольких тысяч гуманитариев на это способна четверть или треть. Поэтому первое твое образование будет техническим». Я поступила в Университет растительных полимеров, на факультет экологии. Если множество видов физики еще как-то тянула, то на третьем курсе, когда начались занятия по сопромату, сломалась окончательно. Поссорившись с папой, поступила в Академию культуры, на режиссерский. Училась там три дня. Мне сказали: вам не надо быть ни режиссером, ни актрисой — надо сочинять, и все. После этого, уже работая в пяти местах, я перевелась в Высшую школу приватизации и предпринимательства и посещала лишь три предмета, которые были мне интересны.

Как сочетали поэзию с деятельностью в рекламе?

Когда мне было девять лет, мы с мамой часто видели возле Аничкова моста бедно одетую интеллигентную женщину с табличкой: «Меняю стихи на хлеб». Мама говорила: «Ты будешь стоять здесь же, если не определишь в жизни приоритеты». И я усвоила: ты можешь рисовать, писать стихи, петь, но должен найти средства себе на хлеб. Если не готов продавать творчество, подстраиваясь под формат, — а я свои стихи не продаю, — то будь любезен писать другие буковки, в той же рекламе или глянцевой журналистике. Если ты пишешь рекламу, ты ее обездушиваешь, и это просто работа. Правда журналистика — промежуточный вариант: высказываешься от своего лица, но тебя давят заданные тема и формат. Сейчас, став менеджером в Школе стилистов Гоши Карцева GOSH! и DA! School Дениса Гуляева, я нашла баланс: занимаюсь коммерческими проектами, но они связаны с созданием творческих образов, тружусь рядом с теми, кого люблю я и кто любит меня, ощущаю себя собой.

Вы занимаетесь и социальными проектами?

В рамках арт-клуба «Болт», а потом и сама по себе я уже довольно давно занимаюсь с детьми с ограниченными возможностями. Благодаря помощи моей мамы-педагога у меня есть целая программа с играми и рифмами. Она построена на возрастании сложности: загадки, стишки, потом совместное творчество.

У вас есть кумиры, авторитеты?

Все мои литературные кумиры уже мертвы. Со школьных времен любимые поэты — Ричард Бротиган и Чарльз Буковски. Они писали от безвыходности, не выбирали себе такую судьбу. Если же человек что-то пытается выдумать, часто получается графомания и поздравления на открытках.

В поэтические перформансы Кацуба часто приглашает музыкантов: в программе Gospel ей аккомпанировал участник регги-группы Alai Oli Дмитрий Лаврентьев, «Доброе утро» подготовлено с клавишником «Animal ДжаZ» Александром Заранкиным. Режиссером клипа «Самолет» стал стилист Гоша Карцев. В 2010 году Марина победила в «Битве поэтов» — конкурсе петербургского телеканала «100 ТВ».

www.sobaka.ru

Мария кацуба поэтесса. Кто такая марина кацуба, на которой пообещал жениться гнойный. В тот же день, когда ты выступала на баттле, там произошли две драки. Тебе вообще комфортно было находиться в такой обстановке

Марина Кацуба - петербургский поэт, автор четырёх сборников стихов ("22", "М", "ТЫ", "Чик-Чирик"), единственная девушка - победитель телепередачи 100ТВ «Битвы Поэтов» (передача с ее участием получила премию «Тэфи» в 2010), единственная девушка - участник и победитель главного хип-хоп батла страны VERSUS.

Лирике Марины Кацубы присуща поистине вийоновская сатирическая желчь, обжигающая "производительный низ", всю нашу феодальную лестницу, гламур, дискурсы, поп-культуру и прочее. И под ненавистью этой, как у Саши Черного, дышит "оскорбленная любовь", светлый лик которой проглядывает между тонкого бисера ее строк. Сама Марина возводит свою поэтическую генеалогию к Бротигану и Маяковскому, а внимательный читатель увидит, а вернее, услышит в ней и Ахматову, и Цветаеву, и вообще высокую женскую поэзию - но без рабского сэмплирования и нарочитого драматизма, присущих современной женской поэзии в целом.

В 2012 г. совместно с художником граффити Вячеславом Родионовым был издан первый сборник стихов Марины Кацуба «22». Вышедшую годом позже книгу «М» дополнил своими иллюстрациями известный художник Стас Багс (MILK AND VODKA). В 2016 вышел сборник «ТЫ», графическое наполнение для которого подготовил популярный рэп-исполнитель Schokk.

Дебютный музыкальный альбом Марины «Сегодня», вышедший в конце 2016 года при поддержке Zapal Records, стал важным событием как для российской хип-хоп сцены, так и для ценителей современной литературы, и несколько недель продержался на первом месте жанра «Хип-хоп» в iTunes .

Марина Кацуба записывает композиции и создает полноценные акустические программы с такими музыкантами как ZERO PEOPLE, Мэйти, "Внутреннее Сгорание", NOIZE MC, Никола Мельников, Никита Забелин, Виктор Санков, Александр Некрасов, Мария Дризик, Павел Васильев и другими.

Марина Кацуба является единственным автором всех текстов музыкального альбома «Молчи и обнимай меня крепче» певицы Шуры Кузнецовой. Исполнение лирического заглавного трэка альбома в отборочном туре шоу «Голос» на первом канале сделала Шуру настоящей звездой, а уровень внимания к лирике поэта в сетях резко возрос. В качестве автора текстов она также сотрудничает с другими рэп и поп-исполнителями.

Осенью 2017 года Марина Кацуба посетила 10 городов России с концертной программой ГОРОДА. Получив мощную обратную связь аудитории, количество поклонников творчества поэта по всей стране многократно увеличилось.

В ближайшее время Марина Кацуба планирует выпустить второй студийный альбом и аудиокнигу стихов.

Большинству людей, недовольных собственной жизнью, приходится тысячи раз повторять и даже внушать себе простую истину: "Нужно что-то срочно менять!"

А поутру эти же люди угрюмо расходятся по ненавистным работам и службам выполнять чужие приказы и волю, откладывая каждый день свою жизнь на потом.

Сегодня же мы узнаем историю человека, всю жизнь занимавшегося только тем, что ему самому нравится.

Родители

Биография Марины Кацубы началась в городе Санкт-Петербурге, в котором однажды объединились судьбы на вид сурового, но в душе веселого офицера-подводника и правильной во всех отношениях учительницы, как и все женщины ее рода имевшей светлые волосы, голубые глаза и грудь третьего размера, главного предмета зависти героини этой статьи.

Кацуба были классической петербургской семейной парой, все последующие тридцать три года супружества ходившей в один и тот же ресторан, чтобы отметить очередной день рождения матери Марины, за три года до появления ее на свет уже подарившей своему мужу старшую дочь Александру.

Ниже мы можем увидеть фото Марины Кацубы, биография которой только началась.

Детство

Став известной поэтессой, Марина однажды написала:

Детство нежное -

Мячиком пронеслось по дворам.

Все по-прежнему:

В рай не пускают по флаерам...

Родившаяся 15 ноября 1988 года младшая дочь семьи Кацубов впервые нарушила генетическую традицию маминого рода и унаследовала внешность отца.

Едва девочке исполнилось два года, родители вручили ей букварь, поэтому к своим четырем годам она уже начала читать и писать.

Кацуба-младшая росла чрезвычайно самостоятельным и талантливым ребенком. Уже в пятилетнем возрасте Марина написала свое первое и очень доброе стихотворение про пони, а заодно дала себе самую настоящую клятву никогда не бросать писать.

Любимой же ее игрой, несмотря на гуманитарные достижения, в то время был ”Мордошлеп”. Это развлечение придумал отец, и о

bestzagar.ru

Мария кацуба поэтесса. Кто такая марина кацуба, на которой пообещал жениться гнойный. Не страшно было с огромным, раскачанным мужчиной баттлиться

На этот раз наш книжный эксперт - петербургская поэтесса Марина Кацуба, девушка, которая рифмует с 5 лет, победитель «Битвы поэтов» и Versus Battle.

По признанию Марины, 80% её поэзии - про любовь. В своей творческой карьере Марина сотрудничала с разными музыкантами, такими, как Noize MC, Zero People, «Внутреннее Сгорание», Никола Мельников, Никита Забелин, Виктор Санков, Александр Некрасов, Мария Дризик, а в 2016 году выпустила свой первый альбом - «Сегодня». Поэтесса посоветовала нам четыре книги вместо стандартных трёх: ей непросто было отказаться от одной из любимых. Ну что ж, мы только рады!

«Идиот» Достоевского

Потому что русский человек, не прочитавший Достоевского, ничего о себе, русском человеке, не поймет. «Идиота» надо читать как минимум три раза в жизни, а может и больше - скажу еще через лет двадцать.

«Мы все из Бюллербю» Линдгрен

Вообще, всю Линдгрен нужно читать. Можно еще и её биографию, и публицистику, чтобы понять, какая судьба ведёт человека к глубокому пониманию «что есть счастье». Детей же невозможно обмануть, великие детские книги - самые честные книги во Вселенной. «Мы все из Бюкллербю» - я помню, какая у нее была обложка, когда мне подарили её перед первым классом, каждую иллюстрацию и как я хохотала на переменах, и даже подоконник, на котором я хохотала. Дарю эту книгам детям подруг, в надежде, что подругам она тоже подсобит в тяжелой, беспробудной взрослости.

«Машенька» Набокова

Первый роман самого образного писателя моей жизни. Его надо читать летом на даче, чтобы целиком прочувствовать. Или читать заграницей, вдали от Родины, чтобы захотеть домой всей душой - и почувствовать размер своей души. Если чередовать с Есениным, будучи впечатлительной натурой, можно спиться. С Набоковым вообще надо аккуратно - тонко воспринимающих он забирает, как наркотик.

«Ловля форели в Америке» Бротигана

Проза у Ричарда Бротигана чуть мутная, стремящаяся то ли к Курту Воннегуту, то ли к Бобу Дилану. А вот в его стихах есть все, что мне нужно: японская краткость и недосказанность, американская сила и небрежность, вселенская печаль. Им даже рифма не нужна, правда. Я полжизни их читаю и не могу нарадоваться.

Хотите узнать, что читает любимый артист или писатель? Напишите

[Куплет 1, Мэйти]:
Снова старый фильм. Немая сцена.
Руки бегут к тебе под платье, но я не виноват.
Наверное, я слаб; наверное, я странный -
Но ты со мною третью ночь подряд.

[Припев, Мэйти]:

[Переход]:
Ты молчишь, а я рисую на обоях.
Я курю. Нас двое и за окном Париж!
Фаянсовый сервиз и ход часов напротив,
Только помни - удача любит джаз.

[Куплет 2, Марина Кацуба]:
Только не окажись как те, кто влюбится и бегут,
Без тебя по утру постель, как стихи без букв.
Без тебя, я рассыплюсь по простони - пыль, стекло.
Как покинутый остров, пустые стихи без слов.

Не красней - вечер, тихо звуки летят на запад.
Я во сне уже видела эти рисунки, твои глаза.
Мне с тобою все мало рома, времени, сигарет.
Мы - герои Ремарка, у номера нет дверей.

Вздохи, речи, пробоины - страшно мне спать и спать.
Это вечер такой, что у каждой секунды своя судьба.
Сколько жизни, - и тело дрожит, и свет.
Только не окажись чужим -

Я уже сто лет никому не была своей.
Спит Гарсон в фойе.
Я уже сто лет никому не была своей;
Никому...

[Припев, Мэйти]:
Мой отель, мы ярко окунаемся в любовь.
Постель дышит весной, дышит весной, дышит весной.
Мой отель, мы ярко окунаемся в любовь.
Постель дышит весной, дышит весной, дышит весной.

О песне Мэйти - Отель (ft. Марина Кацуба)

  • 2017 год для Мэйти выдался очень насыщенным в плане творчества. Пожалуй никто из русскоязычных Артистов современности не смог побить этот рекорд. Итак, третий релиз под названием «Великий русский никто» выходит первого ноября. И совершенно отличается от двух предыдущих релизов этого года тем, что на тейпе есть не только Божественная лирика, но и треки, например "Белые сады" с достаточно высоким BPM. Этого долго ждали, и вот - случилось! Питерская поэтесса Марина Кацуба на единственном совместном треке "Отель" с гостевым куплетом. Продакшен к радости всех делали Dark Faders, арт пластинки от Дениса Луперкаля. Текст песни Мэйти - Отель (ft. Марина Кацуба) в наборе, и скоро буд

mode-house.ru

Стихи матери Марии - Православный журнал "Фома"

Монахиня Мария (известна как Мать Мария, в миру Елизавета Юрьевна, в девичестве Пиленко)  — монахиня Западноевропейского Экзархата русской традиции Константинопольского Патриархата. Русская поэтесса, мемуаристка, публицист, общественный деятель, участница французского Сопротивления. Канонизирована Константинопольским Патриархатом как преподобномученица. Она погибла в Германии в марте 1945 года. А родилась в Риге - 20 декабря 1891 года.

Вспоминая о ней сегодня, мы можем рассказать о ее бурной благотворительной деятельности, военных подвигах, сложной семейной жизни и выборе монашеского пути... а еще мы можем просто перечитать ее стихи:

 

***

За этот день, за каждый день отвечу, -

За каждую негаданную встречу, -

За мысль и необдуманную речь,

За то, что душу засоряю пылью

И что никак я не расправлю крылья,

Не выпрямлю усталых этих плеч.

 

За царский путь и за тропу пастушью,

Но, главное, - за дани малодушью,

За то, что не иду я по воде,

Не думая о глубине подводной,

С душой такой крылатой и свободной,

Не преданной обиде и беде.

 

О, Боже, сжалься над Твоею дщерью!

Не дай над сердцем власти маловерью.

Ты мне велел: не думая, иду...

И будет мне по слову и по вере

В конце пути такой спокойный берег

И отдых радостный в Твоём саду.

22 августа 1933 г.

***

Кто я, Господи? Лишь самозванка,

Расточающая благодать.

Каждая царапинка и ранка

В мире говорит мне, что я мать.

 

Только полагаться уж довольно

На одно сцепление причин.

Камень, камень, Ты краеугольный,

Основавший в небе каждый чин.

 

Господи, Христос - чиноположник,

Приобщи к работникам меня,

Чтоб ответственней и осторожней

Расточать мне искры от огня.

 

Чтоб не человечьим благодушьем,

А Твоей сокровищницей сил

Мне с тоской бороться и с удушьем,

С древним змием, что людей пленил.

Гренобль, 1932

***

Пусть отдам мою душу я каждому,

Тот, кто голоден, пусть будет есть,

Наг — одет, и напьётся пусть жаждущий,

Пусть услышит неслышащий весть.

 

От небесного грома до шёпота,

Учит всё — до копейки отдай.

Грузом тяжким священного опыта

Переполнен мой дух через край.

 

И забыла я, — есть ли средь множества

То, что всем именуется — я.

Только крылья, любовь и убожество,

И биение всебытия.

***

Ни формулы, ни мера вещества,

И ни механика небесной сферы

Навек не уничтожат торжества

Без чисел, без механики, без меры.

 

Нет, мир, с тобой я говорю, сестра,

И ты сестру свою с любовью слушай,

Мы - искры от единого костра,

Мы - воедино слившиеся души.

 

О, Мир, о мой одноутробный брат,

Нам вместе радостно под небом Божьим

Глядеть, как Мать воздвигла белый плат

Над нашим хаосом и бездорожьем.

***

Мне кажется, что мир еще в лесах,

На камень камень, известь, доски, щебень.

Ты строишь дом. Ты обращаешь прах

В единый мир, где будут петь молебен.

 

Растут медлительные купола...

Неименуемый, Нездешний. Некто,

Ты нам открыт лишь чрез Твои дела,

Открыт нам, как Великий Архитектор.

 

На нерадивых Ты подъемлешь бич,

Бросаешь их из жизни в сумрак ночи.

Возьми меня, я только Твой кирпич,

Строй из меня, Непостижимый Зодчий.

 

***

 

Не голодная рысит волчиха,

Не бродягу поглотил туман,

Господи, не ясно и не тихо

Средь Твоих оголодавших стран.

 

Над морозными и льдистыми реками

Реки ветра шумные гудят.

Иль мерещится мне только между нами

Вестников иных тревожный ряд?

 

Долгий путь ведёт нас всех к покою,

(Где уж там, на родине, покой?)

Лучше по звериному завою,

И раздастся отовсюду вой.

 

Посмотрите, - разметала вьюга

Космы дикие свои в простор.

В сердце нет ни боли, ни испуга,

И приюта нет средь изб и нор.

 

Нашей правды будем мы достойны,

Правду в смерть мы пронесём, как щит.

Господи... неясно, неспокойно

Солнце над землёй Твоей горит.

Париж, 1937г.

 

***

Сопряжены во мне два духа, —

Один спокойно счёт ведёт:

Сегодня воля, завтра гнёт,

Сегодня горечь, завтра мёд,

Всему есть мера, есть и счёт…

И стукают костяшки глухо…

 

Другой, — несчётный и бродяга,

Слепых и нищих поводырь.

Ну что ж Пустырь, так чрез пустырь,

Сегодня в даль, а завтра в ширь,

А послезавтра в небо тяга.

 

Пророчит он о граде, трусе,

О волнах огненной реки, —

И дал его мне в вожаки

Ты, Господи Исусе.

 

***

Запишет все слова протоколист,

А судьи применят законы.

И поведут. И рог возьмёт горнист.

И рёв толпы...И колокола звоны...

 

И крестный путь священного костра,

Как должно, братья подгребают уголь.

Вся жизнь, - огонь, - паляще и быстра.

Конец...как стянуты верёвки туго.

 

Приди, приди, приди в последний час.

...Скрещенье деревянных перекладин.

И точится незримая для глаз

Веками кровь из незаживших ссадин.

 

17 апреля 1938 г., Париж

foma.ru

Мария Шкапская. Ведьма, вакханка, волчица: vasily_sergeev — LiveJournal

Цитата сообщения Dmitry_Shvarts

Мария Шкапская (1891-1952). Ее имя возникло совершенно неожиданно, когда я стала писать о Вере Павловой, считающей себя реинкарнацией этой поэтессы.
До этого ничего даже не слышала о ней, не говоря уже о том, чтобы читать стихи Марии Шкапской.
А между тем она - представительница Серебряного века, современница Ахматовой и Цветаевой: первая была старше Марии всего на два года, вторая – младше на год.
Но какой разной оказалась их судьба и судьба их творчества! Первые обласканы славой,  правда посмертной, как своеобразной компенсацией за поломанные личные судьбы.
Вторая не получила ничего не только за сломанную личную, но и поэтическую, жизнь.
Мария Михайловна Шкапская, трижды умершая - как поэт, как лишенная заслуженной славы и как человек – вновь открывается читателю, поражая своей главной темой – женской любви, зачатия и права плоти на естественную жизнь. Она явилась как Мадонна, распятая на Кресте
Пришла с евангельско-библейской темой материнства, зачатия, плотской любви, заново зазвучавшей с такой же силой только в поэзии нашей современницы. Марина Цветаева плоть терпела, Мария Шкапская - ее обóживала, видя предназначение женщины не в служении Отчизне, а в служении жизни.

Имя Шкапской вышло из небытия усилиями, с одной стороны, любителей русской словесности, с другой - представителей феминистского движения. После пятидесятилетнего забвения в 1979 году в Лондоне появился малотиражный сборник, выпущенный Филипповым и Жиглевич.

В России имя поэтессы из шестидесятилетнего забвения вытащил Евгений Евтушенко, опубликовав ее стихи в Антологии. Потом был сборник стихов тиражом в 150 экземпляров, появившийся в 1996 году благодаря дочери (узнавшей только после смерти матери, что она в начале двадцатых была известным поэтом) и известному филологу Михаилу Гаспарову.

В 2000 году был издан еще один сборник Марии Шкапской. Вот, пожалуй, и все на сегодняшний день. Между тем о. Павел Флоренский, посмотревший на стихи Марии своим особым взглядом, сразу понял, что это за стихи и что за поэт мог их написать.

Поэзия Марии Шкапской – библейский текст и записывала она свои стихи не привычными стихотворными строчками, а прозаической сплошной строкой, подражая Священному Писанию.

Как тут не вспомнить слова Веры Павловой, что стихотворение – это партитура, иероглиф, который надо разгадывать.

Мария Михайловна старалась максимально снять поэтическую форму, считая ее манерной, но оставляя внутренний ритм текста, как в Библии.

Павел Флоренский сразу это понял и назвал ее по душе подлинно христианско-библейской поэтессой, поставив выше Цветаевой и Ахматовой по эмоциональной напряженности и строгой лаконичности.

Только из этой точки взгляда можно написать:
«Скудные, хилые, слабые, человеческие семена, хозяйка хорошая не дала бы нам для посева такого зерна. Но Ты из Недобрых Пастырей, Ты Неразумный Жнец. -- Всходы поднимутся частые -- терн, полынь и волчец»

Максим Горький восхищался ее самобытностью, тем, как она во весь голос заявила о значении женщины. Еще раньше Короленко напутствовал ее в большую литературу, а Николай Гумилев, Михаил Кузмин, Александр Блок и М.Лозинский в двадцатом дали добро на вступление Шкапской в Союз поэтов, хотя к тому времени не вышло ни одного ее печатного сборника.

Густав Климт. Поцелуй

Период превращения Золушки в поэтическую Принцессу длился всего пять лет, но в каждый из них выходило по новому поэтическому сборнику, не считая переизданий. Всего восемь. Но случилась катастрофа: в декабре 1925 года покончил жизнь самоубийством ее близкий друг, который, как она писала, был отцом ее второго сына.

Тогда, сама оказавшись на грани самоубийства,  сказала: «Больше стихов я писать не буду». Жизнь пересилила поэтический дар. Она решила стать «полезной», уйдя в журналистику, в стройки пятилетки, в описание советских достижений, в писательскую рутину и мертвечину.

Ушла уже внутренне убитая и выпотрошенная, уставшая от жизни и боли, понимая, что в новой жизни ее поэзии места нет. Здесь могут выжить только фальшивые чувства. Но личная трагедия стала лишь поводом и спусковым крючком,  убившим поэта.
«Ах, ступеней было много, длинной была дорога. Шла, ступеней не считая, падая и вставая, шла бы без стона и вдоха, но так устала, но такая была голгофа, что силы не стало. Упала. Распялась крестом у порога моего сурового Бога. И спросила так больно «Господи, разве еще не довольно» И ответил печальный «Этой дороге дальней нет ни конца, ни краю. Я твои силы знаю. Я твои силы мерил. Я в твои силы поверил». Сжег мне сердце очами. И был поцелуй палящий. И лежала в бессилии. И у лежащей за плечами зареяли крылья».

Густава Климт. Мать и дитя

В течение пяти поэтических лет, пока выходили один за другим ее сборники («Мать скорбящая», "Барабан строго господина", «Час вечерний», «Кровь-руда», "Явь", «Ца-Ца-Ца»), она терпела тяжесть и жестокость критики, обрушившейся на нее со скабрезной ухмылкой. Какими только эпитетами ее не награждали!

«Гинекологическая поэзия», «менструальная», «упадническая», «физиологическая». Ее называли «Василисой Розановой», сравнивая с известным русским философом, тоже пытавшимся осмыслить плоть и плотское влечение с точки зрения Вечности.

Так критики и общественное мнение реагировали на то, что Мария Шкапская посмела нарушить целомудренность и нетронутую девственность русской литературы, открыв женский мир зачатия и соития, вынашивания и рождения, материнства и плотской любви, в которых мужчина и женщина были подлинными со-авторами.

Модильяни. Обнаженная на голубой подушке

«Боже мой, и присно, и ныне, В наши кровью полные дни, Чаще помни о Скорбном Сыне И каждую мать храни!»

*

«До срока к нам не протягивай тонких пальцев своих, Не рви зеленые ягоды, не тронь колосьев пустых, Ткани тугие, нестканные, с кросен в ночь не снимай — Детям, Тобою мне данным, вырасти дай».

*

«О, тяготы блаженной искушенье, соблазн неодолимый зваться «мать» и новой жизни новое биенье ежевечерне в теле ощущать... По улице идти как королева, гордясь своей двойной судьбой. И знать, что взыскано твое слепое чрево и быть ему владыкой и рабой, и твердо знать, что меч Господня гнева в ночи не встанет над тобой... И быть как зверь, как дикая волчица, не утоляемой в своей тоске лесной, когда придет пора отвоплотиться и стать опять отдельной и одной...»

Густав Климт. Даная

Ее откровенность поражала и отталкивала современников. В первом сборнике «Mater Dolorosa» она выплеснула боль за нерожденного ребенка, захлебнувшегося в крови. Она сделала тогда аборт.

Аборт стал для нее символом России,  забеременевшей, но захлебнувшейся в разбое, убийствах и смертях. Революция закончилась выкидышем. Она переживала поражение революции как мать, как вечно рождающая земля, как женское бессознательное.

«Ах, дети, маленькие дети, как много вас могла б иметь я вот между этих сильных ног, --
осуществленного бессмертья почти единственный залог.
Когда б, ослеплена миражем минутных ценностей земных,
ценою преступленья даже не отреклась от прав своих».

Ей не простили этого откровения: «между ног». Ее не репрессировали, не ссылали в лагеря, ее просто замалчивали, оставив доживать свой век в безвоздушном пространстве..

Мария Шкапская жила тяжело, всегда, с самого начала. Родилась Мария, урожденная Андреевская, третьего октября 1891 года в полунищенской петербургской среде, в семье, питавшейся с помойки, что располагалась поблизости.
«Голодранка с петербургской улицы, тряпишница, выросшая на свалках».

Так писала она про себя в автобиографии. Отец - священнического рода, мелкий служащий, мать – из артистической среды.

Детей в семье было пятеро, Мария - старшая. Когда исполнилось одиннадцать, она стала главной кормилицей: мать парализовало, отец сходил с ума, заканчивая жизнь в психиатрической больнице.Мария, чтобы выучиться

и кормить семью из семи человек, научилась зарабатывать. Она не гнушалась никакой работы, дававшей возможность выживать. Обстирывала богатых, мыла полы, продавала старые, найденные на свалке, вещи, писала прошения и переписывала письма, делала много чего другого, что кормило семью.

Все дети семьи Андреевских получили хорошее образование: Иван, по образованию врач-психиатр, стал историком литературы, богословом и литературоведом; Михаил — приват-доцентом судмедэкспертизы, Елена стала врачом-биологом.
Сама Мария, окончив гимназию на казенный счет с отличием, поступает в медицинский институт на психоневрологический факультет, чтобы иметь возможность ухаживать за больным отцом. В институте познакомилась с будущим мужем Глебом Шкапским, с которым прожила более сорока лет.

Рафаэль. Мадонна с Младенцем. 1498 г.

Будучи студенткой, увлеклась революционными идеями: тогда терроризм и революция в интеллектуальной среде считались подвигом и романтикой. Ленский расстрел в апреле 1912 года выводит питерских студентов на демонстрацию, в которой участвует и Мария. Две недели тюрьмы.

Через год – снова тюрьма, уже на два месяца, и приговор – высылка в Олонецкую губернию (Архангельская область). Но ей повезло: московский купец Н.А.Шахов, меценат и филантроп, добился замены высылки всех осужденных по делу на выезд в Европу (!!!). Это был ее счастливый билет.

Здесь она знакомится с известными русскими литераторами, поступает учиться и заканчивает на стипендию Шахова литературный факультет университета города Тулузы с дипломом преподавателя словесности. Потом еще год изучает китайский в Париже и начинает писать стихи.

Материнство

Впрочем, стихи были ее единственной отрадой еще в подростковом возрасте, когда приходилось тяжело и много работать: когда невыносимо болели от стирки руки, она выходила ночью на кухню и начинала писать стихи. Тогда, уже в двенадцать лет, она и написала, что в миру место есть только бойцам. И она боролась, всю жизнь: с непониманием, с обстоятельствами жизни, с собой.

В 1916 году - возвращение в Россию. Канун революции, война, начинающаяся разруха, но она возвращается. Ей 25, она молода и красива, блестяще образована и полна деятельной энергии. Мария берется за подготовку своего первого сборника стихов, написанных в Париже.

Предисловие к сборнику готовит Зинаида Гиппиус. Выбор, конечно, не случаен. Женская тема, тема матери и дитя, зачатия и продления жизни, которая уже в первом сборнике Шкапской доминирует, звучит в ее стихах по-особому, выделяясь яркой фиолетовой полосой, как говорила Гиппиус.

Китайская Мадонна

Детей от Прекрасной Дамы иметь никому не дано, но только Она Адамово оканчивает звено.
И только в Ней оправданье темных наших кровей, тысячелетней данью влагаемых в сыновей.
И лишь по Ее зарокам, гонима во имя Ея – в пустыне времен и сроков летит, стеная, земля.

Но тема звучала не как биологический акт, окрашенный сексуальностью, а как вечная тема Рождения и Смерти, как мистически-религиозное таинство Возрождения, Вечного возвращения и бессмертия. И стих ее был закольцованным: дойдя до конца, он снова возвращался к началу.

Здесь чувствуется философия Ницше с его темой Вечного возвращения, мифология Материнства как символа Древа жизни посреди рая, влияние ветхозаветных образов закрытых пространств, начиная от городов, охраняющих своих детей, до чрева кита, в котором спасается Иона.

Это и новозаветный образ рождения от воды и Духа, раскрываемый Иисусом Никодиму, и влияние западного культа Дамы и поклонение Деве Марии. У Шкапской все наполнено библейской и мифологической символикой.

Г.Климт. Поцелуй всего мира

*Ты стережешь зачатные часы, Лукавый Сеятель, недремлющий над нами, - и человечьими забвенными ночами вздымаешь над землей огромные весы.

Но помню, чуткая, и - вся в любовном стоне, в объятьях мужниных, в руках его больших - гляжу украдкою в широкие ладони, где Ты приготовляешь их - к очередному плотскому посеву - детенышей беспомощных моих, - слепую дань страданию и гневу.

*

О, ты наверно знал, что жду тебя все эти годы. Что вся твоя и вся в огне, полна тобой, как медом чаша. Пришел, вкусил и весь во мне, и вот дитя — мое, и наше. Полна рука моя теперь, мой вечер тих и ночь покойна. Господь, до дна меня измерь, — я зваться матерью достойна.

*

Под шагами тяжкими и важными, как былинки впутались они в
наши жесткие, многоэтажные, в городские наши дни.
Забываем мы о них неделями и с утра отводим в детский сад,
их — невоплощенных Рафаэлями, не таких, что пел Рабиндранат.
Нет у нас чудесных и особенных, и они такие же, как мы,
дети той же скудной родины, узники одной тюрьмы.
Как же сделать их могли бы мы непохожими на нас,
если не с кем было быть счастливыми матерям в зачатный час.

Быть достойной звания Матери для нее  - главное. Поэтому Мария так переживала аборты, воспринимая их как прерывание ниточки жизни, как недостойное звание Матери, как кровь и смерть.
«И кровь моя текла, не усыхая -- не радостно, не так, как в прошлый раз, и после наш смущенный глаз не радовала колыбель пустая».

*

«Проливаем в любви и сечах, зачиная, родя, творя, нашей кровью затлели реки и цветут земные моря. Но течет угрюмо и красно единая с первого дня, всем дням и векам участна, и нас со всеми родня».

*

«Не снись мне так часто, крохотка, мать свою не суди. Ведь твое молочко нетронутым осталось в моей груди. Ведь в жизни — давно узнала я — мало свободных мест, твое же местечко малое в сердце моем, как крест. Что ж ты рученкой маленькой ночью трогаешь грудь? Видно виновной матери — не уснуть!» («Mater dolorosa»).

К гражданской войне у нее было уже двое детей, но выглядела Мария моложаво: высокая, ширококостная, что видно по ее немногочисленным фотографиям, с голубыми глазами и жаждой деятельности. В Питере она развернула бурную организаторскую работу по снабжению карточками, не оставляя писать стихи.

В двадцатом принесла свой рукописный сборник Александру Блоку, который в ее жизни сыграл решающую роль. После принятия в Союз поэтов, ее сразу ввели в состав президиума. Началась новая литературная жизнь поэта.

Петербурженке и северянке, люб мне ветер с гривой седой, тот, что узкое горло Фонтанки заливает невской водой.
Знаю – будут любить мои дети невский седобородый вал, оттого что был западный ветер, когда ты меня целовал.

Рафаэль. Мадонна Диоталлеви (Madonna Diotallevi). 1504 г.

Но длилась новая жизнь всего пять лет: в тридцать четыре Мария Шкапская  замолчала. Поводом стала трагедия, но Дмитрий Быков объясняет это чувством времени: хороший поэт всегда чувствует, когда оно для него кончается. И когда замолкает поэт, это равнозначно приговору эпохе:

После двадцать пятого года для Шкапской наступили иные времена: ушла в прозу в прямом и переносном смысле, в небытие, прожив еще двадцать семь пустых лет. Словно прощаясь с поэтической жизнью, она продала весь свой архив в ЦГАЛИ, который купили в основном из-за автографов М.Горького. В тридцатые годы появилось еще одно, последнее, стихотворение, которое напоминает, объясняющее и ее, и во многом - наше время:

«Дисциплина в этой стране настолько жестка, что язык фактически упразднен. Тирания находит вполне достаточным одно слово «есть!», с помощью которого передаются самые разнообразные чувства, отношения, понятия и целые философские системы. Эта реформа языка вполне устраивает население и даже писателей как представителей художественного слова»

Леонардо да Винчи. Мадонна Литта, 1490—1491

Во время войны Мария потеряла младшего сына, разыскивала его по всем возможным связям и контактам. Он вернулся, но его тут же посадили и сослали в лагеря. Потом снова посадили. Она так и не увидела его вернувшимся. Эту потерю Шкапская считала главной трагедией своей жизни.

Под конец  сильно болела: у нее случился парез ступни и из-за этого начала плохо ходить. Однажды попала под машину, второй раз - под поезд. Сотрясение мозга в обоих случаях, но осталась жива.

В последние годы увлеклась собаководством, вывела  новую породу пуделей, лечила собак, готовила книгу по собаководству; соорудила у себя на кухне маленький зооуголок, а в комнате стоял аквариум с рыбками.

Умерла Мария Шкапская в сентябре 1952 года на выставке собак, от инфаркта...

Тина Гай
Заглянуть также:
Стихи Шкапской
Иван Ефремов о Шкапской
Телесные коды в творчестве Марии Шкапской

vasily-sergeev.livejournal.com

Мария Шкапская. Лучшие стихи Марии Шкапской на портале ~ Beesona.Ru

Главная ~ Литература ~ Стихи писателей 18-20 века ~ Мария Шкапская

В этом разделе представлены лучшие стихи замечательного русского писателя Марии Шкапской написанные на рубеже 18-20 вв.

Лучшие стихи Марии Шкапской

Мария Михайловна Шкапская (1891 - 1952 гг.) - русская поэтесса и журналистка. Воспела в своих стихах высшую радость женщины - дать жизнь своему продолжению.

НазваниеТемаДата
Покой
Библия
Ведь были мы первые крепче и выше
Не оставляй следов неполноценных
Фонарик
Расчет случаен и неверен
Не снись мне так часто, крохотка
О, эта женская Голгофа
Не творчеств дни, а умирания
С китайского
Как в тёмный улей чёрная пчела
Как глухо плачет море
Баллада
И ели впервые и первые пили
О, сестры милые, с тоской неутолимой
Весна Стихи о природе, Стихи про весну
У антиквара
Быть бы тебе хорошей женою
Еще висел на ближнем фонаре
Как много женщин ты ласкал
Тумань мне голову, тумань
Все помним о древнем рае
Что ты там делаешь, старая мать
Магдалина
О, тяготы блаженной искушенье
Ведь солнце сегодня ярко
Было тело мое без входа
Мумия
В ковше Каверинскую Хазу
Пускай живет дитя моей печали
Да, говорят, что это нужно было
Вода
Сердце в ватке
Ты и Вы
В маленькой заклеенной загадке

www.beesona.ru

Все стихи Марии Шкапской

Еще висел на ближнем фонаре...

 

1

Еще висел на ближнем фонаре

Последний жид, и ветер, озверев

От горечи, от дыму и от сраму,

Еще срывал с заборов телеграмму

О том, что красные далеко от Ростова

И нечего метаться по-пустому.

А между тем, в предчувствьи римских ласк

Свои расчеты меркантильно снизив,

Как женщина, дрожал Новочеркасск

От поступи деникинских дивизий.

Они текли с обозом на восток,

Созвездиями новый путь измерив,

Предчувствуя, но все еще не веря,

Что это в самом деле эпилог,

Что некому наследственные иски

Теперь чинить, и что вот в этот год

Пошел ко дну тяжелый пакетбот,

Что звали мы Империей Российской.

 

  2

«Глоток воды». - «Нельзя, закрыта будка».

«Глоток воды». - «Нам на семью ведро,

Да очередь с утра по первопутку». -

«А наша очередь - вот в этот черный ров».

«Глоток воды. А за него возьмите

Вот эту шаль - теперь уж все равно».

И черпает, пока не глянет дно,

И все не может жажды утолить.

А после, уходя в глухую ночь,

Не поглядит умышленно назад,

Но щупают его через цепочку

Опасливые серые глаза.

Два слова вскользь, о гуннах и Аттиле -

(На ставнях болт, а на дверях замок)

И - жадно мерит шаль перед трюмо

При тусклом свете маленьких коптилок.

О, обыватель, в полушубке вошь,

Как о тебе страшна доныне повесть -

Ты за жилетку жизнь отдашь,

За соль выменивая совесть.

Так вымерены торные тропинки,

Так дорого яйцо к Христову дню,

Гусь к Рождеству, да к Троице ботинки,

Да то, что хата встала на краю.

Пусть под окном идет, шатаясь, время,

И пусть лежит в обломках старый мир -

Грызясь за них и с этими, и с теми,

Используешь ты их на свой сортир.

 

  3

Где же, матери, ваши дети?

Руки слабы, ветер силен.

Видно, сдул их веселый ветер,

Скифский ветер с семи сторон.

Как он свищет и как он воет

В этот страшный меченый год, -

Было двое их, помнишь, двое,

А не стало ни одного.

В полушубке и в куртке новой

Синеглазый мальчик кадет

Уложил во рву под Ростовом

За царя свои девять лет.

Ветер путал волосы ночью

И какие-то нес слова,

Полотняным его платочком

Утирала глаза трава.

И пока искали в мертвецкой

Между штабелей синих тел -

В промежуток от смерти к детской

Скифский ветер, смеясь, летел.

А другой - ты припоминаешь -

Шрам над бровью наискосок,

И в глазах синева такая ж,

И такой же сухой песок.

Как неведеньем мы богаты -

Это матери невдомек.

Может быть, это он для брата

У винтовки спустил курок.

А теперь в городской больнице

Грудь, проколотая штыком, -

И ему ничего не снится

Про тебя, про отца и дом.

Как стояла она над этим

Под покровом из кумачу -

Был к ней добрым веселый ветер -

Загасил ее, как свечу.

И над сердцем ее тяжелым

Так мягка и легка земля.

Ветер, ветер такой веселый,

Так просторны твои поля.

 

  4

Дали волю любить Колю,

А теперь хотят унять,

Опустили камень в воду -

Тяжело теперь поднять.

Колю знаю по походке -

Вот к окошку подошел.

Мы теперь товар не ходкий,

Спрос на мальчика пошел.

Ой, подруженька, с вечорки,

Нам с тобою не дружить -

Радость-горе мы делили,

А любовь не поделить.

 

Крутит ветер посконный подол,

Ветер весел, да темен дол,

Ой и редок в задолье лен -

Гдей-то видано до наших ден,

Чтобы девка набивалась сама,

Только б девичья наполнилась сума.

    

1924

45ll.net


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.