Макаревич стихи песен


Тексты песен Андрей Макаревич, слова песен

1 Ангел текст песни
2 Брассенс и Бернес текст песни
3 В пыльный маленький город текст песни
4 Вагонные споры текст песни
5 Всяк по своей гуляет дороге текст песни
6 До скорого, брат текст песни
7 До скорого, брат (памяти Майка Науменко) текст песни
8 За тех, кто в море текст песни
9 Здорово, Миша текст песни
10 Когда мне было 10 лет текст песни
11 Костёр текст песни
12 Кто виноват текст песни
13 Либо это, либо то текст песни
14 Мама, я летчика люблю текст песни
15 Машина Времени - Пока горит свеча текст песни
16 Меня очень не любят эстеты текст песни
17 Мой приятель художник текст песни
18 Моя страна сошла с ума текст песни
19 Музыканты уходят из мира текст песни
20 На Невском Проспекте у Бара текст песни
21 Наливай текст песни
22 Не маячит надежда мне текст песни
23 Ну что ты распелся, милый? Ну кто же тебя просил? текст песни
24 Памяти Александра Галича текст песни
25 Перекресток (Ю.Ильченко) текст песни
26 Песня перемен текст песни
27 Песня про Машу и ее сучку текст песни
28 Песня про первых текст песни
29 Пока горит свеча текст песни
30 Посвящение архитектурному текст песни
31 Посвящение театру текст песни
32 Разговор с соотечественником текст песни
33 Рассмеши меня, Петросян текст песни
34 Снежинка (и отдельно с большим наслаждением я кладу на московский cпартак) текст песни
35 Соловки текст песни
36 Тонкий шрам на любимой попе (исп. А. Макаревич & М. Леонидов) текст песни
37 Три окна текст песни
38 Уходящее лето текст песни
39 Чтобы жить и дышать, и Любить, и мечтать, пусть меня не оставит Надежда текст песни
40 Я с детства склонен к перемене мест текст песни
41 Я снова жду осенних холодов текст песни
42 Я хотел бы пройти сто дорог текст песни

www.lyricshare.net

Андрей Макаревич - песни и стихи - I

Все песни и стихи Андрея Макаревича и ансамбля “Машина Времени”

1968

Однажды я пел на большой эстраде...

Однажды я пел на большой эстраде,
Старался выглядеть молодцом,
А в первом ряду задумчивый дядя
Смотрел на меня квадратным лицом.
Не то он задачки искал решенье,
Не то он был сотрудник газет,
Не то он считал мои прегрешенья,
Не то он просто хотел в клозет.
А в задних рядах пробирались к калошам,
И девочка с белым, красивым лицом
Уходила с парнем, который - хороший,
А я себя чувствовал желторотым юнцом.
Какие же песни петь на эстраде
Чтоб отвести от песен беду?
Чтоб они годились квадратному дяде
И этой девочке в заднем ряду.
Не могу понять, хоть ты вой, хоть тресни,
Что стало с песней в конце концов?
А может быть, братцы, кончилась песня?
И падает в землю белым лицом.
Ну хорошо, а что же дальше?
Покроет могилку трава-мурава...
Тогда я думаю -
"Спокойствие, мальчики,
Еще не сказаны все слова!"


1969

This happened to me

This happened to me
You said me goodbye
You did let me see
Then you let me bye
So, you let me bye
I know this can be
You know - I don't lie
This happened to me
Remember - we knew
I can't fit my mind
I'm feeling so blue
Why you telling "bye"
So, you let me bye
I know this can be
You know - I don't lie
This happened to me.
This happened to me
You sad me goodbye
You did let me see
Then you let me bye
So, you let me bye
I know this can be
You know - I don't lie
This happened to me.


1971

Песня про розовые очки

День назад
Я был не рад,
Что родился на свет,
И считал,
Что я устал
И счастья в жизни нет.
Я, наверно,
Постепенно
Умер бы в ночи,
Только вдруг
Принес мне друг
Волшебные очки.

И беда навсегда
Станет нипочем,
Если ты надел очки
С розовым стеклом.

Все на свете
В новом свете
Стало вдруг кругом.
И ненастья
И несчастья
Стали пустяком.
И решил я,
Что спешил я
Горе горевать,
И очки свои
Решил я
Больше не снимать.

И беда навсегда
Станет нипочем,
Если ты надел очки
С розовым стеклом.


Помогите

Помогите, помогите
Беда случилась со всеми
Посмотрите, посмотрите
С цепей сорвалось время
Вчера я с ним играл
И думал, что оно ручное
И никто не знал
Что случится вдруг такое
Помогите, помогите
Беда случилась со всеми
Посмотрите, посмотрите
С цепей сорвалось время
Знакомый врач сказал:
Что, может быть, оно взбесилось
День три дня стоял
И жизнь почти остановилась
Помогите, помогите
Беда случилась со всеми
Посмотрите, посмотрите
С цепей сорвалось время
И если бы ему
Вернуться вдруг не захотелось
Не ясно ни кому
Что людям всем пришлось бы делать
Помогите, помогите
Беда случилась со всеми
Посмотрите, посмотрите
С цепей сорвалось время.


Последние дни

Последние дни
Мы с тобою вдвоем
Ни знает никто - чья в этом вина
Последние дни
Все прошло, мы уйдем
Я буду один, ты будешь одна.


Солдат

Я с детства выбрал верный путь,
Решил чем буду заниматься,
И все никак я не дождусь,
Когда мне стукнет восемнадцать.
Тогда приду в военкомат,
И доложу при всех как нужно,
Что я в душе давно солдат,
И пусть меня берут на службу.
Мне форму новую дадут,
Научат бить из автомата,
Когда по городу пройду,
Умрут от зависти ребята.
Я так решил давным-давно,
И пусть меняет мода моду,
И огорчает лишь одно,
Что мне служить всего два года.


Я сегодня один

Я сегодня один,
Целый мир у меня друзей,
Город шумный затих
И опустел.
Мимо спящих машин
Мимо смолкнувших площадей,
Тихо-тихо пройдет завтрашний день,
Ты сейчас высоко паришь,
До тебя мне миллионы дней.
А лишь только вчера
Мы были вдвоем,
Целый город ночной
Расплескал океан огней
Но не гаснет окно
В доме твоем,
Ты сейчас не со мной
До тебя мне миллионы дней
А лишь только вчера
Мы были вдвоем
Дремлет город ночной
Расплескав океан огней
И не гаснет окно в доме твоем.


1972

Замок в небе

Замок в небе
Я шел двенадцать дней,
И понял, что окончен путь,
И никого не встречу я.
На сотни лет вперед, куда я только мог взглянуть,
Лежали серые поля...

Открой свое окно,
Взгляни на мир сквозь краску дня,
И ты увидишь все равно
Пустые серые поля...


Миллионеры

Я слышал, что миллионеры
Для всех на Западе в пример,
Я б тоже был для всех примером,
Когда б я был миллионер.
Сорил деньгами б я своими,
Имел заводы и поля,
Мое во всех газетах имя
И фотография моя.
Пять машин позолоченных
Ждут меня у крыльца,
Я сажусь с озабоченным
Выражением лица.
Жизнь, как сон.
Работы лучше не найду я,
Горит любовь в мильонах глаз.
Куплю я ванну золотую...
И изумрудный унитаз.


Продавец счастья

Вчеpа я шел домой в начале ночи,
Когда Москва затихла, наконец.
И видел как пpоходит чеpез площадь
Hа редкость необычный пpодавец.
Он был одет в пуpпуpные одежды,
Hад ним в тумане пели соловьи.
Он продавал нам лучшие надежды,
И счастье, и безоблачные дни.
И я хотел купить себе удачи,
И я полез за мелочью в каpман.
Hо он угрюмо буpкнул: Hету сдачи,
И не спеша, ушел в густой туман.
Сегодня я всю ночь пpовел в дозоpе,
И до утра бродил по тем местам.
И с кем угодно я готов поспоpить,
Что продавца не встретить больше там.


1973

В круге чистой воды

Я
Раскрасил свой дом
В самый праздничный
цвет,
Написал
На небе своем
Бесконечный рассвет.
Мне
На весь этот мир
Было красок не жаль,
Я любил
И сказки творил,
И забыл по печаль.
Но
Случилась беда
В ярком мире моем,
И все краски,
Что выдумал я,
Были смыты дождем.
Мир
Не долго страдал
После этой беды,
Только ветер
Небо качал
В круге чистой воды.


День гнева

Сегодня самый лучший день,
Пусть реют флаги над полками!
Сегодня самый лучший день -
Сегодня битва с дураками.
Как много лет любой из нас,
От них терпел и боль и муки.
Но вышло время - пробил час,
И мы себе развяжем руки.
Друзьям раздайте по ружью,
Ведь храбрецы средь них найдутся.
Друзьям раздайте по ружью,
И дураки переведутся.
Когда последний враг упал,
Труба победу проиграла -
Лишь в этот миг я осознал.
Насколько нас осталось мало!


Битва с дураками

Сегодня самый лучший день,
Пусть реют флаги над полками!
Сегодня самый лучший день -
Сегодня битва с дураками.
Как много лет любой из нас,
От них терпел и боль и муки.
Но вышло время - пробил час,
И мы себе развяжем руки.
Друзьям раздайте по ружью,
Ведь храбрецы средь них найдутся.
Друзьям раздайте по ружью,
И дураки переведутся.
Когда последний враг упал,
Труба победу проиграла -
Лишь в этот миг я осознал.
Насколько нас осталось мало!


Марионетки

Лица стерты, краски тусклы -
То ли люди, то ли куклы,
Взгляд похож на взгляд,
А день - на день.
И я устал и отдыхаю,
В балаган вас приглашаю,
Где куклы так похожи на людей.
Арлекины и пираты,
Циркачи и акробаты,
И злодей, чей вид внушает страх,
Волк и заяц, тигры в клетке -
Все они марионетки
В ловких и натруженных руках.
Кукол дергают за нитки,
На лице у них улыбки,
И играет клоун на трубе.
И в процессе представленья
Создается впечатленье,
Что куклы пляшут сами по себе.
Ах, до чего порой обидно,
Что хозяина не видно:
Вверх и в темноту уходит нить.
А куклы так ему послушны
И мы верим простодушно
В то, что кукла могут говорить.
Но вот хозяин гасит свечи,
Кончен бал и кончен вечер,
Засияет месяц в облаках...
Кукол снимут с ниток длинной
И, засыпав нафталином,
В виде тряпок сложат в сундуках.


Наш дом

Годы летят стрелою,
Скоро и мы с тобою,
Разом из города уйдем.
Где-то в лесу дремучем,
Или на горной круче,
Сами себе построим дом.
Там вокруг такая тишина,
Что вовек не снилась нам.
И за этой тишиной, как за стеной,
Хватит места нам с тобой.
Двери покрепче справим,
Рядом на цепь посадим,
Восемь больших голодных псов.
Чтобы они не спали,
К дому не подпускали,
Горе врагов и дураков.
Рядом с парадной дверью,
Надо вкопать скамейку,
А перед ней тенистый пруд.
Чтобы присев однажды,
Мог бы подумать каждый.
Нужен ли он кому-то тут.
Там вокруг такая тишина,
Что вовек не снилась нам.
И за этой тишиной, как за стеной,
Хватит места нам с тобой.


Туманные поля

Я видел странный сон,
Как будто новый день пришел,
И опустела вдруг Земля.
И гляжу в мое окно, и прямо за моим окном
Лежат туманные поля.
И я открыл окно, и долго-долго я кричал,
И ждал, что вдруг ответят мне,
Но тихо плакал дождь, и ветер все кого-то звал,
И было пусто на Земле.
Я шел двенадцать дней,
И понял, что окончен путь,
И никого не встречу я.
На сотни лет вперед, куда я только мог взглянуть,
Лежали серые поля...

Открой свое окно,
Взгляни на мир сквозь краску дня,
И ты увидишь все равно
Пустые серые поля...


Ты или я

Все очень просто, сказки - обман
Солнечный остров скрылся в туман
Замков воздушных не носит земля
Кто-то ошибся, ты или я?
Все очень просто, нет гор золотых
Падают звезды в руки других
Нет райской птицы среди воронья
Кто-то ошибся, ты или я?
Лишь только весною тают снега
И даже у моря есть берега,
Всех нас согреет вера одна,
Кто-то успеет, ты или я?
Все очень просто, сказки, обман
Солнечный остров скрылся в туман,
Всех нас согреет вера одна,
Кто-то успеет - ты или я?


Хрустальный город

Я был вчера в огромном городе,
Где совершенно нет людей.
И в каждом доме, вместо окон
Я видел только зеркала.
И я прошел по людным улицам,
Был город полон отражений.
Они брели за мной, как тени
И молча слушали меня.
Когда я просто улыбался,
То улыбался мне весь город.
И если я кивал кому-то,
То все кивали мне в ответ.
И иногда казалось мне, что город жив,
И что вокруг миллион людей,
И вновь никак не мог поверить я
Что я один и что вокруг лишь зеркала.
Они поссориться не могут -
Они похожи друг на друга.
И скоро я покинул город -
И город сразу опустел.


Я устал

Я устал встречать знакомых и гадать, кто друг,
Вынимать улыбку снова из кармана брюк.
Я устал искать тепло в глазах, где нет тепла,
И играть в пустые слова.
Я устал смотреть сквозь окна в твой холодный дом,
Лгать себе, что для меня есть место в доме том,
Лгать себе, что мне помогут хоть иногда,
Если вдруг со мной беда.
Я устал искать рассветы в тусклых красках дня,
Я устал, усталость эта мучает меня.
Если б только ты поверил, если бы ты знал -
До чего я сильно устал...


1974

Битое стекло

Нас манили светлые вершины,
Но бесследно время утекло,
И в дороге дальней,
От мечты хрустальной
Нам осталось битое стекло.
Мы с врагами мысленно сражались.
Но пришел момент и понял я,
Что среди врагов,
Нет у нас врагов,
Худшие враги - твои друзья.
Новый день придет -
Ты пойди спроси его,
Сколько дней осталось
Светлый праздник ждать.
Он уйдет
И не скажет ничего,
Потому что завтра
Будет день опять.
Осень пролетела незаметно,
И на юг умчались стаи птиц,
И в процессе дней
Вместо журавлей
Всем раздали комнатных синиц.


Былые дни

Если год назад я мог себе замечать,
Как быстро пролетают дни, -
Теперь я вижу это сам.
Дни летят вперед, как в море корабли,
Теряясь в голубой дали,
И нету им пути назад.
И каждый раз мне, однако,
Хочется горько заплакать,
Как вспомню я былые дни...
За окошком листья падают давно,
И дождик плачет проливной.
Я завтра выйду в чистый луг.
Караваны дней былых в последний раз
Промчатся завтра надо мной.
Опишут свой последний круг.
И каждый раз мне, однако,
Хочется горько заплакать,
Как вспомню я былые дни...
Каждый год и каждый день я жду весны,
И нетерпенью нет границ,
Я жду, когда придет весна.
Может быть, былые дни на этот раз,
Как стаи перелетных птиц,
На лето вновь вернутся к нам?
И каждый раз мне, однако,
Хочется горько заплакать,
Как вспомню я былые дни...


Дай мне ответ

Как много дней ты провел среди друзей?
Пока не понял, что ты совсем один.
И сколько ты искал путей к мечте своей?
Пока не понял, что дороги не найти,
И сколько дней ты ждал любви своей,
Пока не понял, что такой на свете нет?
Скажи, с какого дня ты стал обманывать себя?
И дай мне, дай мне, дай мне ответ.
Как много ты узнаешь ерунды,
Пока не поймешь, что ты не знаешь ничего.
И сколько раз ты ходил вокруг беды?
Пока тебя не затянуло самого.
И сколько сил ты за дело положил,
Пока не понял, что смысла в этом нет?
Скажи, с какого дня ты стал обманывать себя,
И дай мне, дай мне, дай мне ответ.


Песня про глупого про льва

В зоопарке в клетке тесной
Содержался грозный лев.
Горевал о жизни светлой,
Разевая львиный зев.
Голодовки объявлял он,
Бился в стену лбом подчас.
И все это вызывало
Нехороший резонанс.
Говорили, что природа
Этим всем возмущена,
И что львиная свобода
Тут без прав ущемлена.
И тогда решеньем срочным
Был расширен клетки круг.
Там разбит был сад восточный
И устроен тихий пруд.
Прутья клетки расписали
Под закат и под рассвет
И на завтрак подавали
Льву из вырезки лангет.
Это все не видя сроду,
Лев польщен и тронут был.
И про львиную свободу
Очень быстро позабыл.
Он забыл о львиной силе.
И ручным он стал за час.
Говорят, его возили
За границу - на показ.
И у нас с тех пор узнали,
Как такой вопрос решить.
Чтобы звери не рычали,
Надо лучше их кормить.


Флаг над замком

Как легко решить, что ты слаб
Чтобы мир изменить,
Опустить над крепостью флаг
И ворота открыть.
Пусть толпа войдет в город твой
Пусть цветы оборвет
И тебя в суматохе людской
Там никто не найдет.
Как легко знать, что ты в стороне,
Что решаешь не ты,
Пусть другие побеждают в войне
И сжигают мосты.
Полпути позади и немного осталось,
И себя обмануть будет легче всего,
От ненужных побед остается усталость,
Если завтрашний день не сулит ничего.
И как трудно стерпеть и сберечь все цветы,
И сквозь холод и мрак,
Поднимать на мачте мечты
Свой единственный флаг.


Черно-белый цвет

Кто знал?
Кто тебя таким создал?
Кто позволил быть тебе счастливей всех?
Кто смог
На тебя надеть венок,
Самый средний в этом мире человек?
Стар мир,
Ты его затер до дыр,
И веселых красок в мире больше нет.
Ты сам,
Сам закрыл свои глаза
И весь мир раскрасил в черно-белый цвет.
Кто ты?
Скажи сам себе
Хотя бы в этот раз.
Кто ты?
Куда ты идешь?
Не открывая глаз?
И кто позволил тебе
Раскрасить мир и людей
В черно-белый цвет!?


Это новый день

Я песню спел свою
И умер быстро, как солдат в бою,
Меня на утро не нашли в строю
Я песен больше не пою.
И я совсем один и мне легко,
Что сам себе я господин
И все холсты моих заброшенных картин
Покрыты сетью паутин.
О, это новый день,
Он несет нам радость
И сомнений гонит тень
О, он нас зовет вперед
О, как хотел я знать,
Как хочу я знать, куда он нас зовет.
И снова на углу полно прохожих
Одинаковых на рожу,
До чего же все похожи, каждый день одно и то же
А за что же милый боже,
Сделал ты меня на них похожим?
И снова кто-то мне подарит
Свою выцветшую бледную печаль
Она меня состарит,
Но мне его совсем не жаль
Меня опять уносит в даль
И я расстроен как рояль.


Я смотрю в окно

Я смотрю в окно,
Занятья лучше нет
Я смотрю в окно
И вижу целый свет
Проходят люди мимо
Как будто нет меня
Им совсем не нужен я.
И за мигом миг
Я вижу сотни лиц
Рожденных и родных
Убитых и убийц
И все они спешат
Прожить ненужный час
Пока их факел не погас.
Здесь ведут войну
За лучшие места
Здесь идут ко дну
Взмывают в небеса
Пусть не сегодня бог
А завтра ты никто
Я смотрю на вас в окно.


1975

Из конца в конец

Есть волшебный замок
В разноцветных облаках,
Добрыми делами
Весь в улыбках и цветах.
Там не бывает ночи,
Там царит веселье дня.
И замок открыт для всех,
Но не для меня.
Есть печальный замок
Из сомнений и тревог,
Каменные стены,
В паутине потолок.
Сумрак подсознанья,
Темный и сырой подвал.
Туда нелегко попасть,
Но я там побывал.
И лежит дорога,
Между ними лишь одна,
Сквозь огонь и воду
Мне всегда она видна.
И с утра до ночи,
Словно проклятый гонец,
Я должен по ней пройти...
Из конца в конец.


И. Саульскому

Он пригласил нас в дом последний раз.
Прощание? Поминки? Или проводы?
Не знаю. Но горел на кухне газ,
И были убедительными доводы
С которыми он нам преподносил
Свое прощанье.
Возражать не смели,
Не то чтоб спорить не хватало сил,
Он не хотел.
И долго мы сидели
За странно неустроенным столом,
Нас много. Он один. И старый дом
Как будто неохотно с ним прощался.
Вино лилось рекой. Никто не признавался,
Что в этот раз прощаемся всерьез.
И было нарочитое веселье,
И он шутил, и хохотал до слез,
И с каждой шуткой будто удалялся
В чужой нам мир. В чужое новоселье.
И некая стена, как из стекла,
Нас разделяла, становилась толще.
И, наконец, настала тишина.
Конец. И ничего не будет больше.
Но было утро. Из последних зим
Нас та зима не баловала снами.
Я шел и думал - что же мы творим?
Что будет с ним
И что же будет с нами.


Летучий Голландец

Каждый день, отправляясь в плаванье,
По морям сквозь ветра и бури,
Я мечтаю о тихой гавани,
Где б мои корабли уснули.
И о пристани в синих сумерках,
Где огни угольками рдеют,
Где не верят тому, что умер я,
Где все время ждут меня
И надеются.
Как давно ты была оставлена
Моя тихая старая гавань.
И с тех пор моя жизнь отравлена,
Пересуды и грязный саван.
Плыли прочь, онемев от ужаса,
Лишь завидя мой парус белый,
Никому не хватило мужества,
Подойти и узнать в чем дело.
А потом, где б они ни плавали,
Мстя за страх, что тогда испытали,
Объявили посланцем дьявола,
Кораблем-мертвецом назвали.
Дай им Бог оправдаться дочиста,
Оставаться в мирке-постели,
Им не знать каково одиночество
Под огнями святого Эльма.
Каждый день, отправляясь в плаванье,
По морям сквозь ветра и бури,
Я мечтаю о тихой гавани,
Где б мои корабли уснули.
И о домике в синих сумерках,
Где окно от закатов рдеет,
Где не верят тому, что умер я,
Где все время ждут меня.


Песенка для спектакля "Республика на колесах"

Отгремели шторма роковые,
Повредив паруса корабля...
Что же стало с тобою, Расея,
Горемычная наша земля?
Все, что было, покрыто золою,
Все побито и нечего жрать,
И какому царю иль герою
Из огня тебя снова спасать?
Знать, в лучах рокового заката
Божья милость прошла стороной,
И несет нас, несет нас куда-то
Вместе с нашей несчастной страной.


1976

Белый день

Белый день бывает только раз
Только раз за десять тысяч лет
И лишь на миг откроются глаза
В этот день.
Ты поймешь, что истин в мире нет
И увидишь в этом высший смысл
И ты поймешь, как мал любой ответ
И все, что ты знал.
Ты узнаешь, что такое боль
И что такое свет, и что такое тьма
И ты не зря на свете проживешь
Если ты успел заметить, что вчера
Был белый день.


Девятый вал

Был день, белый день,
Неба голубой цвет,
И никто не знал:
В этот день шла война
На целый белый свет,
Как девятый вал.
Был бой, и снова бой,
Город превращен в прах,
И повержен враг.
Миллион бойцов, юных молодцов,
Дружно вознеслись в рай
С песней на устах.
Был день, и мир настал,
Войне пришел конец,
И никто не знал:
В сотый раз шла война
На целый белый свет,
Как девятый вал.


День рождения

Сегодня теплый день,
И в этот день я
Я хочу поздравить Вас:
У Вас сегодня день рожденья -
Так в добрый час!
И стол накрыт давно,
Сегодня к Вам придут друзья,
Придут друзья друзей,
Которым все равно -
К Вам можно или к Вам нельзя.
И будет много выпито вина
За праздничным столом,
И мальчик у окна
Напьется пьян:
В том не его вина,
И он не хулиган,
Он просто с Вами не знаком.
И кто-то вдруг решит,
Что девочка напротив так мила
И он давно хотел такой.
И, чтоб беседу поддержать,
Она не станет возражать,
Но скоро ей домой бежать,
И он махнет рукой.
И будет много слов
О дисках и джинсах,
И о погоде в небесах,
А на часах
Уж заполночь давно.
И опустел Ваш дом,
И за окном
Уже мерещится рассвет.
Друзей уж нет -
Друзья ушли давно,
Лишь одиночество одно
Забыто Вами на столе,
Как будто пачка сигарет.
Спешу поздравить Вас -
Сегодня стали Вы
На целый год старей...


Избавленье

Я видел, как в комнату,
Не знавшую тревог,
Ворвался ветер,
Он поднял пыль,
Годами дремавшую в углах,
И в танце закружил
По коридору,
Сорвал он с окон шторы,
И в окна хлынул
Сумасшедший день,
И дом застыл,
Сияньем дня смущенный,
В надежде робкой
Снова скрыться в тень
Я видел, как в комнату,
Не знавшую тревог
Ворвался ветер,
Он поднял со стола
Листы бумаги,
В полете превратив их
В белых птиц,
И это было словно
Избавленье.
Я понял, что мой труд
Смешон
И мал, как миг.
Я бросил все
И стал самим собой.


Песня о капитане

Случилось так, что небо было сине и бездонно
И легкий ветер по морю, гнал мелкую волну
И был корабль полон, и друзьями, и знакомыми
И путь держал в далекую страну.
И путь держал в далекую страну
И капитан был опытный. Он все моря проплавал
Он силы был недюжинной - дубы валил плечом
И нам казалось: много нас.
Мы сильные, мы храбрые
И никакие бури нипочем...
Но что для моря наш корабль -
Скорлупка несерьезная
И вот однажды вечером попали мы в туман
Средь неба грянул гром, собрались тучи грозные
Пронесся средней силы ураган...
И вот, что удивительно. Все сильные и храбрые
И все, кому мы верили, воскликнули: "Тону!";
Мы ждали от них помощи, они же нас оставили
И первыми отправились ко дну...
А нас носило по морю, надежды наши таяли
И только по случайности, нас приняла земля
И те из нас, кто выжили.
По разным обстоятельствам
Забыли капитана корабля.


Шок

Я посетил её в определённый час,
Не в силах чувства нежные сдержать.
"Хозяйки дома нет, но есть письмо для вас,
В нём, очевидно, просят подождать".
Любимый почерк написал
Слова любви, слова прощанья -
Она в Анапу едет отдыхать.
Какой несчастный день, какой ужасный шок!
Мне предстоит остаться в пустоте.
Слова любви, как прах, погребены у ног,
Пришёл конец игре больших детей.
Пришлось свой галстук повязать
И на вокзал бегом бежать -
Свою любовь искать в вокзальной суете.
Вокзал набит толпой, надежды больше нет.
Но тут увидел я её кашне.
А с ней стоит брюнет весьма солидных лет,
И я опять остался в стороне.
Не пил я пива много лет,
Но вот сейчас пойду в буфет -
Тогда быть может легче станет мне.


1977

Блюз о безусловном вреде пьянства

Я глаз не мог открыть,
Я долго думал, что же будет
Если станут пить чуть больше наши люди
И какой ущерб огромный понесет страна
От этой водки и вина.
Писатель на посту,
Стоит, не унывает
Видит за версту
И мысли выражает
Не смог бы столь глубоким быть его роман
Когда бы был писатель пьян.
Рабочий у станка,
Стоит на вахте гордо
Норма высока, его движенья тверды
Но ни за что на свете он не дал бы план
Когда бы был рабочий пьян.
Колхозник хлеб убрал,
И был объявлен знатным
Капли в рот не брал
И трезвым был, понятно
Не разобрал бы он, где плуг, где борона
Кода бы выпил он вина.
И мы должны понять,
Что надо нам стремиться
К тому, чтоб твердо знать -
Когда остановиться.
А если понял, подставляй стакан,
Да только не напейся пьян.


Вот, что странно

Вот, что странно!
Я долго думал, что нас ждет,
И вот, что странно -
Что ждет - сам черт не разберет.
И чем мы дольше будем ждать,
Тем меньше будем понимать.
Вот, что странно,
Я долго думал, что нас губит
И вот, что странно,
Нас губят те, кто нас не любит,
И если тех, кто нас не любит
Станет больше, чем тех, кто любит -
Скоро нас совсем погубят.
Вот, что странно!
Я думал, что же нам поможет,
И вот, что странно!
Что нам помочь никто не сможет.
И если даже вдруг, похоже
На то, что кто-то нам поможет -
Это очень странно даже.
Вот, что странно!
Я долго думал, как нам быть,
И вот, что странно -
Нам остается только пить.
И чем мы больше будем пить,
Тем легче сможем все забыть.
Вот, что странно.


Где найти подругу жизни?

Утром, знает каждый смертный,
Как не хочется вставать.
Где б найти подругу жизни,
Знать бы как ее искать?
Вечер томный, что же делать,
Где же правда, где же ложь?
Пить вино мне надоело.
Завтра высплюсь - завтра дождь.
Маски, краски, лживы сказки,
Мы в порядке, марионетки пляшут здесь.
Те же песни, те же ласки,
Эй, скрипач, смычок повесь!
Ах, подружка, где ж ты бродишь?
Мне скучно без твоих утех.
Мне бы знать чего ты стоишь?
Я смеюсь - ведь смех не грех.
Утро снова дождик сыплет,
Как не хочется вставать!
Где б найти подругу жизни,
Знать бы где ее искать?


Гимн забору

Душой и сердцем я горю,
Забору славу я пою,
Который стойкостью своей,
Являет нам пример,
Который крепок и силен,
Который верен, словно слон,
Надежен, словно милиционер.
Снимите шляпу с головы,
Перед забором все равны,
А если дверь найдете в нем - заприте на засов.
И днем и ночью в час любой
Храня священный ваш покой
Стоит его величество забор.
Забор спасет от разных бед,
Он на любой вопрос ответ,
Он вечно делит все на две
Различных стороны.
И если мы протянем в ряд
Заборы, что вокруг стоят
Они легко достанут до луны.
Забор всегда непобедим,
Сердца трепещут перед ним,
Он наша слава и позор,
Векам наперекор,
И если хочешь на земле,
Оставить память о себе,
Тогда построй еще один забор.


Люди в лодках

Долго я шел,
Берегом реки,
Я шел,
Судьбу свою кляня,
И все надежды
Были далеки,
И все же
Утром к морю вышел я.
И я заметил,
Что мне легко,
И мир
совсем не так уж плох,
И наша лодка
может плыть легко
Мимо
дивных берегов
и островов.
Люди в лодках,
Вас несет река,
Разносит,
Сносит день за днем.
И ваших
Лодок много,
И река велика,
И все вы позабыли,
Где ваш дом.
И всё же
Я заметил,
что мне легко,
И мир
совсем не так уж плох,
И наша лодка
Может плыть легко
Мимо
дивных берегов
и островов.


Маски

И в радости праздной,
И в горькой беде
Пусть каждый из вас
Будет верен себе.
Носите маски;
Носите маски:
Лишь только под маской
Ты сможешь остаться собой.
По воле случайной
Или воле своей
Ходят невежды
В масках умных людей.
И я полагаю,
Что каждый из вас
Должен маску такую
Иметь про запас.
И если у друга
Cлучилась беда,
Маску участья
Не поздно надеть никогда.
Под маской, как в сказке,
Ты невидим,
И сколько угодно
Ты можешь смеяться
Над другом своим.
И в радости праздной,
И в горькой беде
Пусть каждый из вас
Будет верен себе.
Носите маски;
Носите маски:
Лишь только под маской
Ты сможешь остаться собой.


Необычайно грустная песня или телега

Синеет небо, простор полей,
Вся жизнь - телега, я еду в ней.
Кругом ухабы, кругом поля,
И конь мой слабый
Несет меня
Туда, где нет меня.
Столбы считаю весь долгий путь,
И сам не знаю, куда свернуть.
Мой конь убогий совсем простыл,
Сбивает ноги,
Плетется, просто не жалея сил.
Уж еле-еле мой конь несет меня,
Мне надоело кормить коня.
Я ненавижу судьбу свою,
И что увижу - про то пою.


Памяти А. Галича

Снова в мир весна кинулась,
И я поверить отважился,
Будто время вспять двинулось,
Или только мне кажется?
Словно бог нажал клавиши
Всех желаний несбыточных -
И я увидел нас, давешних,
Непохожих на нынешних.
Вот идут они, смирные,
И почти во всем первые,
И насчет войны - мирные,
И насчет идей - верные
И разит от них силою -
Здоровы душой, телом ли,
А я хочу спросить: милые,
Что же вы с собой сделали?
Ведь это ж только вам чудится,
Что все идет, как вам хочется...
А я искал его улицу,
Вспоминал его отчество.
И где его окно светится,
Я готов был ждать месяцы,
Только чтобы с ним встретиться,
Чтобы с ним живым встретиться.
Как же это вы, умные?
Что же это вы, смелые?
Чем же это вы думали,
Что же это вы сделали?
Вы в спокойствии тонете,
Но когда дурить бросите
Вы его еще вспомните,
Вы о нем еще спросите.
Только что ж теперь плакаться:
И просить о прощении
В край, куда он отправился,
Едут без возвращения.
Высыхает слез лужица
Зря роняете слезы вы...
Снова мир волчком кружится
Бело-голубой, розовый.


Родной дом

Над нашим домом целый год мела метель,
B дом по крышу замело.
А мне сказали, что за тридевять земель,
D домах и сухо и тепло.
И я узнав о том покинул отчий дом,
B я пустился в дальний путь,
И я за восемь лет прошел весь белый свет,
На свете есть на что взглянуть.
Но лишь потом я вспомнил дом.
И темной ночью, И самым светлым днем,
Как хорошо иметь свой дом.
Помни о том - в краю чужом я вспомнил дом.
И темной ночью и самым светлым днем,
Как хорошо иметь свой дом.
Я видел хижины и видел я дворцы,
Дворец кому-то тоже дом.
Я не заметил, что они счастливее, чем мы,
Хоть и не мне судить о том.
Меня встречали, улыбались тут и там,
Сажали есть давали пить,
А я устал скитаться по чужим домам,
А свой никак не мог забыть.
В краю чужом я вспомнил дом,
И самой темной ночью и самым светлым днем,
Как хорошо иметь свой дом.
Помни о том - в краю чужом я вспомнил дом.
И темной ночью, и самым светлым днем,
Как хорошо иметь свой дом.


Самая тихая песня

Есть на свете вещь, которую никак
Я не могу понять,
Чем у человека меньше слов.
Тем громче будет он кричать,
Будет он кричать.
Если человеку будет, что сказать,
Он лучше промолчит,
И лишь только тот, кому нечего сказать
Громче всех кричит.
Он громче всех кричит.
Стал бы ярче солнца круг, и улыбнулся мир
Если б друг у друга мы спросили вдруг.
Зачем мы так кричим?
Ну зачем мы так кричим?
В песнях никогда я не поучал
Я просто очень рад,
Что я сыграл вам песню
В которой не кричал,
А тихо-тихо пел.


Скрипач, который играл на танцах

В полном зале бал, шумный карнавал,
Для всех скрипач играл,
А зал плясал и хлопал от души.
Но скрипач играл и сильно горевал,
Поскольку целый зал
Не понимал
Как звуки скрипки хороши.
И вот скрипач устал, встал, покинул зал,
Сказав, что кончен бал,
И кончен бал, и зал пустеет вмиг.
И никто не знал как скрипач устал,
Ведь каждый отдыхал,
И не страдал,
И слушать скрипку не привык.
И каждый был доволен,
Что попал на бал и вскоре
Будет новый бал
С известным скрипачом.


Уведите детей. Снимите шляпы...

Уведите детей.
Снимите шляпы
Верующие -
Целуйте крест:
Сегодня,
Где-то в половине пятого
По городу пройдет
Удивительнейший оркестр.
Там будут все:
Гиганты и карлики
Совсем молодые
И снега седей.
Будут Музыканты -
Большие и маленькие:
Оркестр Совершенно
Глухих Людей
Они исполнят:
Гимн Повседневности,
Реквием Клятвам
На Старой Крови,
Марш Равнодушия,
Оду Посредственности
И вечную Тему
Чьей-то Любви.
Они всех вокруг
Поразят горением,
Как делали это
Миллион лет подряд,
И будут святы
В своем откровении,
Ибо не ведают,
Что творят.
Но скоро шеренга
За городом скроется,
Шагами замучив
Дорогу - змею,
И вы не успеете
Даже расстроиться.
И жизнь опять
Войдет в колею.


Это было так давно

Это было так давно,
Что и вспомнить мудрено,
Это было очень много лет назад.
Дом был старый, как утес,
Он по окна в землю врос,
И за окнами шумел забытый сад.
Были дни тогда длинней,
Я не помню лучших дней,
Были добрые и верные друзья.
Я был сказочно богат,
Я имел забытый сад,
И не верил в то, что стану старше я.
Но час пробил, я битым был,
И бился в стену лбом.
И день и ночь все мысли прочь -
Я думал об одном,
Как вышло так что я дорос
Уж до седых волос,
Легко поверив в то,
Что нет ответа на вопрос.
Я молод был и верил в то,
Что будет много дней
Я так хотел от этих дел
Немного отдохнуть.
И я помню как теперь,
Что была открыта дверь,
Там был ясный день
И чистая вода.
А сегодня срок истек,
На двери висит замок,
Дверь закрыта,
Ключ потерян навсегда.
А вчера приснилось мне,
Что нашел я ключ во сне,
И упал замок,
И дверь уж отперта,
Я сдержать себя не смог,
И ступил я за порог,
И за дверью оказалась... пустота.


Я думал...

Я думал,
Что я упал случайно,
Горела
В груди моей надежда:
Все будет, как прежде,
И лучше, чем прежде.
И завтра
Опять настанет лето,
И утро
Окрасит новым светом.
Найдутся ответы,
Простые ответы
Ты снова
Забыл, что праздник
Кончен твой,
И снова
Ты бьешься
В стену головой,
Не скоро
Придет твой новый
Солнечный день.
Я думал,
Что я построю город
Над тихой
Задумчивой рекою,
Ворота открою
И двери открою.
И лучшим
Друзьям раздам по дому,
И в город
Впущу своих знакомых:
Пусть будут, как дома,
И лучше, чем дома.
Ты снова
Забыл, что праздник
Кончен твой,
И снова
Ты бьешься
В стену головой,
Не скоро
Придет твой новый
Солнечный день...


Я поверить был бы рад

Скажем прямо, я поверить был бы рад
В то, что светлый день вернется к нам назад,
И, что каждый сам себе построит дом,
И, что краски не смываются дождем.
Скажем прямо, я поверить был бы рад
В то, что мир весьма похож на детский сад.
Только правды ради следует признать
То, что дети не умеют воевать.
И если с детских лет сомнений нет,
Что на семь бед один ответ.
Кто каждый будет раз держать ответ.
И вы спросите у меня тогда:
Хотел бы быть я с ними? - Я
Сказал бы: "да", но я отвечу: "нет!"
Скажем прямо, я поверить был бы рад,
В то, что нету на пути у нас преград
И, что в мире скоро вымрут дураки,
И, что могут ошибаться лишь враги.
И если с детских лет сомнений нет,
Что на семь бед один ответ.
Кто каждый будет раз держать ответ.
И вы спросите у меня тогда:
Хотел бы быть я с ними? - Я
Сказал бы: "да", но я отвечу: "нет!"

antrio.ru

Андрей Макаревич: Стихи

Андрей Макаревич: Стихи
Стихи.

***

При всем своем к закону уваженьи,
По улицам хожу не так, как все:
Поправ собой все правила движенья,
По встречной пешеходной полосе.

Тому я вижу лишь одну причину,
Простую, как колумбово яйцо:
Идя в потоке, видишь только спины,
Идя навстречу, смотришь всем в лицо...
 

***
Среди всего, что в нас переплелось,
Порой самодовольство нами правит.
"Казаться или быть?" - вот в чем вопрос,
Который время человеку ставит.
Считаться кем-то, или кем-то быть?
Быть смелым, или делать вид, что смелый?
Ты жертвовал, творил, умел любить,
Или об этом лишь вещал умело,
Робея самому себе признаться,
К чему стремишься:  быть или казаться?..
Что стоит жизнь в довольстве иль покое,
Когда ее пытаются лепить,
Фальшивя переделанной строкою...
Легко казаться. Очень трудно быть...
 
***
Наша жизнь не приемлет в себе постоянства.
И прощаться легко. Только некая грусть
Занимает в душе небольшое пространство,
Если сверху смотреть на отмеренный путь.

Ведь прощаемся мы не с людьми, не с местами,
И не в том, между нами, расставания суть.
Всякий раз мы прощаемся с нашими днями,
Что уже не вернуть ...
 
 

Знаю и верю

Нас мотает от края до края,
По краям расположены двери,
На последней написано: "Знаю",
А на первой написано: "Верю".

И, одной головой обладая,
Никогда не войдешь в обе двери:
Если веришь - то веришь, не зная,
Если знаешь - то знаешь, не веря.

И свое формируя сознанье,
С каждым днем, от момента рожденья,
Мы бредем по дороге познанья,
А с познаньем приходит сомненье.

И загадка останется вечной,
Не помогут ученые лбы :
Если знаем - безумно слабы,
Если верим -  сильны бесконечно!
 

***
Ночью - больше усталость и меньше злость.
За окном - осенняя вьюга.
Гостиница - это от слова «гость»,
Все мы в жизни в гостях друг у друга.
Можно глотку драть, не жалея сил,
Утверждая, что все невзначай, но...
Всех нас кто-то когда-то сюда пригласил,
Мы встречаемся не случайно.
И когда поверишь, что это так,
То рождается ощущенье
В том, что каждая встреча есть верный знак
Высочайшего назначенья.
Только что надежды? Рассыпались в прах.
Ночь в окне туманом клубится...
Я опять в каких-то незванных гостях.
Спит хозяин. Пора расходиться...
 
 

И. Иртеньеву

Увы! Прошли года, когда мы,
Учуяв сердцем верный тон,
Вгрызались юными зубами
В унылый брежневский бетон.

И дух крепчал в убогом теле,
Когда, дозволенность поправ,
В ночных ментовках мы сидели
И пели "All you need is love".

Был тонок луч, и голос светел,
И ветер голову кружил...
...Старик Державин нас заметил,
Но никого не заложил.
 
 

***
Удивляются дети малые:
Отчего мы такие усталые?
Оттого ли, что пели много мы?
Иль измучены мы дорогами?

Отвечаю им с сожалением:
Нет, измучены мы не пением.
И не пением, и не танцами,
А хождением по инстанциям,

Уставая до измождения
От бессмысленного хождения.
И самим нам безумно хочется
Знать, когда же все это кончится.

 
***
Однажды я пел на большой эстраде,
Старался выглядеть молодцом,
А в первом ряду задумчивый дядя
Смотрел на меня квадратным лицом.

Не то он задачки искал решенье,
Не то он был сотрудник газет,
Не то он считал мои прегрешенья,
Не то он просто хотел в клозет.

А в задних рядах пробирались к калошам,
И девочка с белым, красивым лицом
Уходила с парнем, который хороший,
А я себя чувствовал желторотым юнцом.

Какие же песни петь на эстраде,
Чтоб отвести от песен беду?
Чтоб они годились квадратному дяде
И этой девочке в заднем ряду.

Не могу понять, хоть ты вой, хоть тресни,
Что стало с песней, в конце концов ?
А, может быть, братцы, кончилась песня
И падает в землю белым лицом...

Ну хорошо, а что же дальше?
Покроет могилку трава-мурава...
Тогда я думаю: "спокойствие, мальчики,
Еще не сказаны все слова !"
 

***
Уведите детей, снимите шляпы,
Верующие – целуйте крест.
Сегодня, где-то в половине пятого,
По городу пройдет удивительный оркестр.

Там будут все: гиганты и карлики,
Совсем молодые и снега седей,
Будут музыканты, большие и маленькие, -
Оркестр совершенно глухих людей

Они исполнят гимн повседневности,
Реквием клятвам на старой крови,
Марш равнодушия, оду посредственности
И вечную тему чьей-то любви.

Они всех вокруг поразят горением,
Как делали это миллион лет подряд,
И будут святы в своем откровении,
Ибо не ведают, что творят.

Но скоро шеренга за городом скроется,
Шагами замучив дорогу - змею,
И вы не успеете даже расстроиться,
И жизнь войдет опять в колею.
 

И. Саульскому

Он пригласил нас в дом последний раз...
Прощание? Поминки? Или проводы?
Не знаю... Но горел на кухне газ,
И были убедительными доводы,
С которыми он нам преподносил
Свое прощанье... Возражать не смели.
Не то чтоб спорить не хватало сил,
Он не хотел... И долго мы сидели
За странно неустроенным столом,
Нас много. Он один. И старый дом
Как будто неохотно с ним прощался.
Вино лилось рекой. Никто не признавался,
Что в этот раз прощаемся всерьез.
И было нарочитое веселье,
И он шутил и хохотал до слез,
И с каждой шуткой будто удалялся
В чужой нам мир. В чужое новоселье.
И некая стена, как из стекла,
Нас разделяла, становилась толще.
И, наконец, настала тишина.
Конец. И ничего не будет больше.
Но было утро. Из последних зим,
Нас та зима не баловала снами...
Я шел и думал - что же мы творим?
Что будет с ним? И что же будет с нами?

***
Когда поднимались травы,
Высокие, словно сосны,
Неправый казался правым
И боль становилась сносной.

Зеленое море пело,
Навек снимая усталость,
Весне не будет предела, казалось...
А что осталось?

Остался бездомный ветер,
Осенний звон погребальный
И лист, последний на свете,
На черной дороге дальней.

Весною нам все известно
И все до предела ясно
Мы дрались легко и честно
И это было прекрасно.

И часто в бою казалось -
Победа в руки давалась,
И нужно самую малость, казалось…
А что осталось?

Остались стены пустые
И бельма белых портретов,
И наши стяги святые
Обрывками старой газеты.

И выше любого хотенья,
Сильнее любого знанья,
Вечное жизни цветенье
И вечное умиранье.
 

***
Подняв капюшоны штормовок,
Мы выйдем в осеннюю мглу
И каждому предку потомок
Воздаст по заслугам хвалу.

А там, наверху, все благие
Отверзнут алмазную ширь
На головы наши хмельные
Прольется небесный чифирь

Сгибаясь под тяжестью ноши,
Прекрасно по лужам шагать
И думать, какой ты хороший,
И вольные песни слагать.

И сами собой возникают
Полезных пословиц стада:
Погода плохой не бывает,
Одежда бывает худа!

И прочие, в этом же роде,
Но мы их в рассчет не берем.
Иные в них мысли находим
И так, например, мы поем:

Коль режешь - так режь, как придется,
Не надо семь раз отмерять,
И воду не пей из колодца,
В который наметил плевать.

Мы сами придумаем порох,
Беде не откроем ворот.
И кто угадает тот город,
Куда нас язык доведет?

Пусть хату ты выстроил скраю,
Молясь о спасенье души,
Ты, все-таки, многое знаешь,
И ты кулаками маши.

Маши, хоть и кончилась драка.
Мы ищем добра от добра.
Нам волосы нужно оплакать
С голов, что скатились вчера.

И в кузов, никем не назвавшись,
Мы лезем, и что нам сума,
И крестимся мы, не дождавшись,
Когда загрохочут грома.

А счастье - оно за горами,
Где век не стоптать нам сапог.
Не держим язык за зубами,
Грибной доедая пирог.

В великое плаванье мчится,
Без страха, наш утлый корабль
И в небе прекрасней синица,
Чем в руки попавший журавль.

Нам трезвым моря по колено,
А пьяные мы промолчим.
И ляжет дорога - до Праги, до Вены,
Та самая, что от печи.

Подняв капюшоны штормовок,
Мы выйдем в осенний рассвет,
Оставив вопрос нерешенный:
Семь бед. А что ждет нас в ответ?
 

***
Сколько дел и друзей я беспечно оставил,
Отложил, как казалось тогда, до поры...
Сколько слов не сказал, сколько точек не ставил,
И прошел в пол-воды, и сыграл в пол-игры.

Лучшим доктором в мире считается время.
Я давно не грущу, обходя этот дом,
А пройдешь мимо дома - и что-то защемит,
И чуть-чуть поболит. И отпустит потом...
 

***
На пустые страницы истории Русской Империи
То золою, то золотом наши ложатся года.
Так отдайте литовцам - Литву, Михайло Сергеевич,
Мил насильно не будешь, увы. Ну а кровь - не вода.

Вот бы было красиво, достойно, вот было бы здорово:
Высочайшим указом свободу даруем, мол, вам.
Всем омоновцам дать по медали с портретом Невзорова,
Хорошо угостить, а потом отпустить по домам.

Будут новые стычки, поверьте, уж повод отыщется.
И опять у рязанского парня не дрогнет рука.
Отпустите литовцев. Вам это зачтется, запишется,
Все равно с них сегодня, пардон, как с козла молока.

Скоро кончатся дырки от бубликов - где уж там бублики !
Недоверье к словам рождено недоверьем к делам.
Лучше друг по соседству, чем враг в виде братской республики.
Отпустите литовцев, ну что они сделали Вам ?

Под вопросом их глаз Вам все больше и больше сутулиться
Может быть, мы и вправду - большая-большая семья?
Только что-то семье не живется без танков на улицах,
Без талонов на воздух, без каторги и без вранья.

Я бы много отдал, чтоб увидеть как все это кончится.
Отпустите их с Богом, причем не потом, а сейчас,
Пусть они улыбнутся в ответ - как мне этого хочется !
И тогда их улыбки счастливее сделают нас.
 

***
И опять мне снится одно и то же:
За моим окном мерно дышит море,
И дрожит весь дом от его ударов,
На моем окне остаются брызги,
И стена воды переходит в небо,
И вода холодна, и дна не видно,
И корабль уже здесь, и звучит команда,
И ко мне в окно опускают сходни,
И опять я кричу: "Погодите, постойте!"
Я еще не готов, дайте день на сборы,
Дайте только день, без звонков телефона,
Без дождя за окном, без вчерашних истин,
Дайте только день!» Но нет, не слышат...
Отдают концы, убирают сходни,
И скрипит штурвал, и звучит команда,
(На моем окне остаются брызги)
И на миг паруса закрывают небо,
И вода бурлит, и корабль отходит...
Я стою у окна и глотаю слезы,
Потому что больше его не будет...
Остается слякоть московских улиц,
Как на дне реки, фонарей осколки.
А еще прохожих чужие лица.
И остывший чай. И осенний вечер.
 
***
Когда на постылой веревке
Затянут тугой узелок,
Я выйду, красивый и легкий,
К началу бескрайних дорог.
Коллеги, улыбки на лица!
Я волен, поздравьте меня.
Я всем предлагаю напиться
По случаю этого дня.
Несите стаканы и водку,
И в миг, когда тост на устах,
Забацаем общую фотку
На память об этих местах.
А я встану где-нибудь скраю,
Так сладко стоять на краю,
И всем на прощанье сыграю,
И всем, на удачу, спою.
***
Здравствуй, мой милый друг,
Здравствуй, мой старый друг.
Видишь, зима вокруг,
Видишь, метель вокруг.

Сядем с тобой за стол,
В кружки нальем вино -
Кажется, год прошел,
Год - это так давно.

Помнишь, стояло лето?
Вечным казалось лето.
Было ли важно это?
Было ли нужно это?

Помнишь, еще тогда,
Как мы кидались в бой!
Правда была одна,
И никакой другой.

Шел впереди отважный,
Мы поспевали дружно.
Было ли это важно?
Было ли это нужно?

Помнишь, как мы устали
И понемногу встали.
Снежные дни настали,
Зимние дни настали.

Стал отряд безоружным.
Друг боевой - бумажным.
Было ли это нужным?
Было ли это важным?

Помнишь, за холодами
Небо было бесцветным.
Дни казались годами,
Год прошел незаметно.

Друг!
Забудь о печали,
Все еще повернется.
Помнишь, нам обещали -
Скоро весна вернется.

Будет весна прекрасна,
Тут-то и станет ясно -
Было ли все напрасно?
Или не все напрасно?

***
Все проходит по кругу:
Отвага, испуг,
Друг и недруг,
Любовь и разлука.
Все бывает не вдруг
И не сходит нам с рук -
Это круг.
И не выйти из круга.
***
Когда ко дну идет баркас
Или рыбачья фелюга,
Шаланда, шлюпка, словом, то,
Что не господствует в размерах,
Картина бедствия проста:
Седой матрос кричит: "Полундра!",
И, не теряя время на дебаты,
Весь экипаж, покинув борт,
Стремится к полосе прибоя.
Но если вдруг ко дну идет
Трансокеанский лайнер
В двенадцать с лишним этажей,
Картина бедствия иная:
В машинном - паника. Вода
Все туже давит в переборку,
Искрит проводка,
Гаснет свет...
А наверху еще гуляют,
Горят огни, играет джаз,
Стюард, надушенный не в меру,
Разносит "Брют", и нет причин
Для огорчений и тревоги.
И мне все чаше снится сон:
В машинном - паника. Вода
Все туже давит в переборку,
Искрит проводка, гаснет свет,
Я остаюсь один в отсеке,
И вот уже соленый лед
Дошел почти до подбородка,
Через двенадцать этажей
Я слышу музыку и смех,
И мне до них не докричаться.
***
Лето изношено
Смято и брошено,
Как на позор,
В желтый цвет
Окрашено.
В осени нет
Ничего хорошего
Ни для ума,
Ни для сердца
Нашего.

Осень похожа
На поражение,
То, о котором
Знаешь заранее.
На прекратившееся
Движение.
На осложнение.
На опоздание.

И не могу я
Понять поэтому
Как это осень,
Такая лишняя,
Воспринимается
Всеми поэтами
Как нечто духовное
И возвышенное?

***
Перед временем, как прежде,
Все бесправны и равны:
Гибнут лучшие надежды,
Рвутся старые штаны.

Новый ветер дует в лица,
Новый ливень будет лить...
Старым - нечего делиться,
Новым - нечего делить.

***
То, что любовь - беда, а не награда,
Я понял поздно - на исходе дня.
Все те, кого любил сильней, чем надо,
Однажды уходили от меня.
И я кидался вслед, стучался в окна,
И знал, что зря, и становился плох,
Жалел себя, и все казалось - сдохну,
И подыхал. И все таки не сдох.
... Земля мала, и - круглая, как блюдце.
Круги все уже, как я погляжу.
Настанет день - и все они вернутся.
Вернутся все.
И что я им скажу?
***
У каждого дела бывает начало,
Начало, когда еще сделано мало.
Начало - кольцо, нет конца у колец.
И все же началу приходит конец.

У каждого дела есть средняя часть,
Если поначалу не дали пропасть.
По камушку строим волшебный дворец,
Но и середине приходит конец.

У каждого дела бывает конец,
Хороший конец будет делу венец,
Но время проходит, и вот наконец
Даже концу приходит конец.

И мы вспоминиаем, что было начало,
Начало, когда было сделано мало.
И чаще всего мы не можем понять -
Зачем надо было его начинать?

***
Мы все своей дороги ждали,
И каждый верой жить привык.
Мы так спешили в эти дали
И опоздали
лишь на миг.

Уже зима с природой спорит,
И дни ее недалеки.
Река ушла в седое море,
И сушат сети
рыбаки.

Нам никогда не будет плохо -
Мы все изведали с тобой.
Пусть за эпохою эпоха
Грядет,
одна дурней другой.

Не навести на глину глянца!
И я давно уже готов
Всю жизнь играть себе на танцах
В краю
взбесившихся рабов.

***
Между раем, землей и адом
Нет лазеек - сомненья прочь.
Правит ночь Гефсиманским садом,
Беспробудная, злая ночь.

Ночь усталым сомкнула вежды,
Тишиной напоила сад,
И соратники безмятежны,
И сподвижники крепко спят.

По челу разлита усталость -
Не услышат не помянут...
А Ему до беды осталось,
Может, пять с небольшим минут.

Он недвижен. Он ловит звуки.
На мгновенья разбиты дни:
Вот Пилат умывает руки,
Вот толпа, что кричит: "Распни!",

И Голгофа, и та осина,
Где Иуда прервет свой род...
До чего же невыносимо
Видеть ход вещей наперед!

Бесполезно учить чему-то -
Все уйдет, как вода в песок.
Бесполезно считать минуты -
Все исполнится точно в срок,

Все исполнится неизбежно:
Взят. К злодеям причтен. Распят.
А соратники безмятежны!
А сподвижники сладко спят!

И пока в тишине звенящей
Был слышен доспехов звон,
Все слова о какой-то чаше
Повторял беспрестанно Он.

Только нет в небесах ответа,
Ни движенья, ни звука нет.
Лишь мгновенья бегут, и это
Было принято как ответ.

У пророка одна дорога.
Суд над нею - лишь Высший Суд.
И осталось ему немного -
Слава Богу,
уже идут.
 

www.mashina-vremeni.com

Андрей Макаревич тексты песен

Исполнитель Песня Просмотров
Пэт Почтальон Пэт 2182
Выпускной мы видеть хотим улыбки 2181
My Little Pony Equestria Girls Rainbow Rocks Shine Like Rainbows 2181
ASAP Ferg Work 2181
Ханна Монтана Обычная Девчонка 2181
Звонки Наберусь силы, смелости 2180
nicebeatzprod. под звуки поцелуев вместе проснемся 2179
Завяжи глаза Cvetocek-7 2178
Сколько лет я спорил с судьбой Разговор со счастьем 2178
The Thundermans Грозная Семейка 2178
Yung Lean Blinded 2178
Людмила Сенчина Уезжаешь, милый,вспоминай меня... 2178
Республика Полина Ты для меня не вечность 2178
Nare Gevorgyan Arev 2177
А.Дольский Ну вот, наконец-то, дождливый сентябрь... 2177
Тони Раут 7 Грехов 2177
Башкирия это вам не Сирия 2176
N1NT3ND0 Травматика, в рот ебатика, автоматика, за братика 2176
Мы певцы и музыканты акробаты и шуты 2175
Борис Пастернак Любить иных - тяжёлый крест 2175
Живая Вода Со вьюном я хожу 2174
Ольга Воронец Зачем, вы девочки, красивых любите... 2173
Никита Киоссе Целовать другого 2172
Рахманинов Островок 2171
Nikolaj Grandjean Love Rocks 2171

songspro.ru

Тексты песен Андрей Макаревич от Ангел до Я хотел бы пройти сто дорог

1 Ангел
2 Брассенс и Бернес
3 В пыльный маленький город
4 Вагонные споры
5 Дай мне руку,душа моя
6 До скорого, брат
7 До скорого, брат (памяти Майка Науменко)
8 Если в городе твоём снег
9 За тех, кто в море
10 Здорово, Миша
11 Костёр
12 Кто виноват
13 Мама, я летчика люблю
14 Машина Времени - Пока горит свеча
15 Меня очень не любят эстеты
16 Музыканты уходят из мира
17 На Невском Проспекте у Бара
18 Наливай
19 Не маячит надежда мне
20 Перекресток (Ю.Ильченко)
21 Песня о всеобщей утрате девственности
22 Песня перемен
23 Песня про первых
24 Пока горит свеча
25 Пора в обратный путь
26 Посвящение архитектурному
27 Посвящение театру
28 Рассмеши меня, Петросян
29 Снежинка (и отдельно с большим наслаждением я кладу на московский cпартак)
30 Соловки
31 Тонкий шрам на любимой попе (исп. А. Макаревич & М. Леонидов)
32 Три окна
33 У ломбарда
34 Уходящее лето
35 Чтобы жить и дышать, и Любить, и мечтать, пусть меня не оставит Надежда
36 Я с детства склонен к перемене мест
37 Я снова жду осенних холодов
38 Я хотел бы пройти сто дорог

lyricsworld.ru

Макаревич, Андрей Вадимович — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Макаревич.
Андрей Макаревич

в 2019 году
Имя при рождении Андрей Вадимович Макаревич
Полное имя Андрей Вадимович Макаревич
Дата рождения 11 декабря 1953(1953-12-11) (66 лет)
Место рождения Москва, РСФСР, СССР
Страна  СССР →  Россия
Профессии певец, гитарист, рок-музыкант, поэт, поэт-песенник, композитор, кинокомпозитор, телеведущий, актёр, клавишник, художник-художник-график, архитектор, писатель, автор-исполнитель, предприниматель, музыкальный продюсер, радиоведущий[1], путешественник
Годы активности 1968 — н. в.
Инструменты гитара, фортепиано, электрогитара, бас-гитара
Жанры рок-музыка, блюз-рок, авторская песня, прогрессивный рок
Псевдонимы Макар
Коллективы «Машина времени»,
«Оркестр креольского танго»
Лейблы Sintez records
Награды
 Медиафайлы на Викискладе

Андре́й Вади́мович Макаре́вич (род. 11 декабря 1953, Москва) — советский и российский музыкант, певец, поэт, бард, композитор, художник, продюсер, телеведущий, лидер и единственный бессменный участник рок-группы «Машина времени». Заслуженный артист РСФСР (1991), Народный артист Российской Федерации (1999)[2]. Член общественного совета Российского еврейского конгресса[3].

Родился 11 декабря 1953 года в Москве в семье архитектора и преподавателя МАРХИ Вадима Григорьевича Макаревича (26 марта[4] 1924—1996) и врача-фтизиатра, доктора медицинских наук Нины Марковны Макаревич (в девичестве Шмуйлович, 1926—1989; по воспоминаниям Евгения Додолева: Нинель Мордуховны[5]).

Отец был участником Великой Отечественной войны, в декабре 1943 года на Карельском фронте потерял ногу и после излечения в сентябре 1945 года уволился из рядов Советской Армии[6], гвардии лейтенант Макаревич был награждён орденом Отечественной войны II степени, медалями «За оборону Москвы», «За победу над Германией» и другими[4]. Работал старшим архитектором мастерской Горстройпроекта; с 1956 года — преподавателем Московского архитектурного института на кафедре строительной физики (с 1977 по 1988 год — на кафедре основ архитектурного проектирования): доцентом, а далее до оставления преподавания по болезни в 1993 году — профессором[6][7]. В. Г. Макаревич был соавтором монографии «Световая архитектура» (с Н. М. Гусевым, 1973) и некоторых других печатных трудов, соавтором «Монумента Победы в Таллине» (1952), создателем «Пантеона Вечной Славы» (1953), монумента В. И. Ленина (1955, автор, скульптур Кибальников), памятника Карлу Марксу в Москве (1961, скульптор Кербель), павильона юннатов на ВДНХ. Одновременно занимался в аспирантуре МАРХИ темой «Вопросы архитектурной пластики в связи с условиями естественного освещения», провёл работу по улучшению освещенности на Втором московском часовом заводе[7]. Был автором оформления советских павильонов на всемирных выставках в Брюсселе, Монреале, национальных выставок в Париже, Генуе, Лос-Анджелесе[8].

Мать закончила музыкальную школу[9]. Имела специальность врача-фтизиатра, работала научным сотрудником Центрального научно-исследовательского института туберкулёза, доктор медицинских наук, профессор[10][11]. В 1957 году защитила диссертацию кандидата медицинских наук по теме «Экспериментальное изучение вакцины БЦЖ в комбинации с неспецифическим компонентом»[12]. Была одним из первых советских микробиологов, обратившихся к изучению нетуберкулёзных микобактерий, в 1973 году защитив докторскую диссертацию по теме «Атипичные микобактерии: методы идентификации, источники выделения и значение в клинике туберкулёза»[13]; другие труды — по патофизиологии и фармакотерапии лёгочного и внелёгочного туберкулёза, методам изоляции микобактерии туберкулёза из выделений больных, микобактериозам[14]. Автор методических рекомендаций «Идентификация кислотоустойчивых микобактерий» (М., 1972).

Дед по отцу — сельский учитель Григорий Андреевич Макаревич (1886—1947), родом из д. Павловичи Гродненской губернии; бабушка по отцу — заслуженный учитель РСФСР, биолог Лидия Антоновна Макаревич (в девичестве Уссаковская, 1891—1973), родом из села Блудень Гродненской губернии[15][16]. В 1915 году они переехали в Москву, где родился отец музыканта[17][18]. Л. А. Макаревич в 1948—1956 годах руководила станцией юных натуралистов на ул. Юннатов в Москве, была награждена орденом Ленина.

Прадед по деду со стороны отца — крестьянин Андрей Иванович Макаревич (28.11.1848 — ?). Известно, что Макаревичи были королевскими крестьянами, когда Белоруссия входила в состав Речи Посполитой[19].

Прадед по бабушке со стороны отца — Антоний Константинович Уссаковский (род. 1867—19??), греко-католический священник, из шляхетского рода герба Сас; прабабушка — Анфила Кириакиди[19].

Дед по материнской линии, Марк (Мордух) Эльевич Шмуйлович (ум. 1951)[20] — родом из еврейского местечка Пустошка (Себежского уезда Витебской губернии)[21], был сапожником, членом партии Бунд[22]. Его отец, тоже сапожник Эля Моисеевич Шмуйлович (1865—?), перебрался в Пустошку из Ильюшкино Рыкшинской волости Невельского уезда, где его отец — невельский мещанин Моисей Данилович Шмуйлович (1842—?) — в свою очередь с 1859 года занимался изготовлением кирпича, имел дом и землю[23][24]. Бабушка по материнской линии Мария Моисеевна (Мериеся Мойшевна) Бляхман (1902—1978)[22], также родом из-под Витебска, была судмедэкспертом и патологоанатомом Московского уголовного розыска[25]. Прадед Моисей (Мойша-Шмуль) Бляхман[22] был шойхетом (резником) при одной из синагог Витебска.

Тётя, сестра матери — Галина Марковна (род. 1940) в прошлом — научный сотрудник НИИ редких металлов[10][22]. Сестра Андрея Макаревича — архитектор Наталья Вадимовна Макаревич (род. 29 июня 1962[26]), занимается танцами, её муж — Валерий Павлович Воронин (род. 30 мая 1958), сын (племянник Андрея) — Андрей Валерьевич Воронин (род. 19 марта 1986)[19][27]. Андрей Макаревич — двоюродный брат Алексея Макаревича и Елены Дымарской, жены Виталия Дымарского[19] и дядя Анастасии Макаревич и Варвары Макаревич[19].

В детские годы Макаревич жил в коммуналке в двухэтажном доме на Волхонке (этот дом принадлежал когда-то князьям Волконским), напротив Музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина[8] и мечтал стать водолазом, герпетологом, палеонтологом, зоологом[9]. По его словам, большая часть мечтаний осуществилась — он попробовал многое из того, чем хотел заниматься в детские годы. Потом переехали на Комсомольский проспект в отдельную квартиру, где родилась сестра Андрея, которая младше его на 9 лет[28].

Школа № 19 (имени Белинского) Москва, Кадашёвский 1-й пер., д. 3а. Здесь учился Андрей Макаревич.

Благодаря отцу Андрей Макаревич имел возможность слушать музыку, которая постоянно звучала в доме. Под руководством своего отца — архитектора и музыканта-любителя — Андрей с ранних лет играл на фортепиано. Он поступил в музыкальную школу по классу фортепиано, но, вопреки воле родителей, бросил учёбу.

Андрей Макаревич учился в 19-й московской школе (спецшкола с английским уклоном) в 1960—1970 годах. Собрал уникальную коллекцию бабочек, мечтал стать специалистом по изучению змей и даже держал их дома. С четвёртого класса пристрастился к подводному плаванию, позже — к горным лыжам.

В 12 лет Макаревич начал самостоятельно заниматься игрой на гитаре[29]. С детства увлекался музыкой Булата Окуджавы и Владимира Высоцкого.

Сочинял стихи, играл на гитаре дворово-костровые и бардовские песни[30].

В 1966 году познакомился с музыкой группы «The Beatles» и, по собственным словам, стал битломаном, как и некоторые из его сверстников, что и определило его дальнейшую судьбу.

«Было чувство, что всю предыдущую жизнь я носил в ушах вату, а тут её вдруг вынули. Я просто физически ощущал, как что-то внутри меня ворочается, двигается, меняется необратимо. Начались дни битлов. Битлы слушались с утра до вечера. Утром, перед школой, потом сразу после и вплоть до отбоя. В воскресенье битлы слушались весь день. Иногда измученные битлами родители выгоняли меня на балкон вместе с магнитофоном, и тогда я делал звук на полную, чтобы все вокруг тоже слушали Битлов…»

В репортаже программы «Время» с книжной ярмарки, посвящённом выходу книги «Битлы перестройки», самого музыканта назвали «битлом перестройки»[31].

В восьмом классе основал ансамбль «The Kids», исполнявший кавер-версии иностранных песен. Первое официальное выступление ансамбля произошло в 1968 году.

В 1969 году вместе с одноклассниками-битломанами Александром Ивановым, Павлом Рубиным, Игорем Мазаевым и Юрием Борзовым (вскоре к ним примкнул друг детства Борзова Сергей Кавагоэ, учившийся на этой же параллели в другой московской школе) была организована группа «Машина времени», существующая по сей день. С этой группой связана практически вся дальнейшая жизнь и творческая деятельность Андрея Макаревича. По сей день он является руководителем группы, её «лицом», основным автором текстов, а также композитором и исполнителем значительной части песен.

После окончания школы в 1971 году поступил в Московский архитектурный институт, откуда в 1974 году был отчислен (официально — «за несвоевременный уход с работы на овощной базе», фактически — по закрытому распоряжению одной из партийных инстанций, из-за неодобряемых занятий рок-музыкой), после чего устроился на работу архитектором в Гипротеатр («Государственный институт проектирования театров и зрелищных сооружений») где работал до 1979 года, в 1975 году восстановился в МАРХИ на вечернем отделении, окончил его в 1977 году с дипломом художника-графика и архитектора. Сделал несколько архитектурных проектов, один из которых — цирк[9]. Тем не менее, основным занятием всё это время была работа с «Машиной времени».

В 1979 году с «Машиной времени» подписал контракт Союзконцерт, что придало группе легальный статус, и с этого момента Макаревич, уволившись из Гипротеатра, официально стал музыкантом и исполнителем. В последующие годы много гастролировал в составе группы по СССР, снимался (вместе с группой) в фильмах Александра Стефановича «Душа» (1982) и «Начни сначала» (1986) (в последнем сыграл главную роль). 30 декабря 1984 года Андрей выступил в московской школе[неопределённость][прояснить].

Андрей Макаревич: «Что касается пластинок, то первая из них вышла в США без всякого участия и ведома с нашей стороны, называлась „Охотники за удачей“ и звучала отвратительно. Удивительно, но денег за неё мы так и не видели. На родине наш бесплодный альянс с фирмой грамзаписи „Мелодия“ тянулся с 1980 года, а первый альбом вышел в 1986-м „В добрый час“ (тоже, кстати, без нашего ведома и участия — видимо, потянул капризный ветерок перестройки). С тех пор пластинки выходили уже регулярно».

Когда он жил на Ленинском проспекте. Этажом ниже Макаревича жила немолодая учительница географии. Как только в его квартире раздавался шум или какое-то шевеление, она вызывала милицию. После премьеры фильма «Душа» дома у Андрея собрались одни «звезды» — отметить. И вдруг в три часа ночи звонок. Открывать пошёл Михаил Боярский. Просто опешил, увидев милицейский патруль. Патруль тоже был ошеломлен, особенно когда в прихожую вышли София Ротару, Ролан Быков и прочие знаменитости. Инцидент был исчерпан, но борьба «гигантов» продолжалась. Как-то Андрей признался мне: «Знаешь, хочется просто пойти в школу, в класс, где она работает, и сказать: „Дети, ваша учительница меня терроризирует. Сделайте что-нибудь.“ Но я не такой злой…» Кончилось все само собой. Когда Макаревича стали показывать по ТВ, писать про него хорошие статьи в газетах, все претензии соседки куда-то исчезли…

С 1982 года сочетал в своём творчестве рок «Машины времени» с акустической бардовской песней, выступая с сольными концертами без сопровождения других музыкантов, с одной акустической гитарой, — на которых исполнял собственные песни, не предназначенные для «Машины времени». Большинство из них издано в составе альбомов, см. раздел «Сольная дискография». Первым крупным сольным концертом было выступление весной 1985 года в Ленинграде, на котором Андрей исполнил все свои хиты — от «Морского закона» до «Вагонных споров». Как правило, в ходе сольных концертов отказывался исполнять песни из репертуара «Машины времени»; исключение делалось лишь для нескольких песен, в числе которых «Вагонные споры» (1984), «Свеча», «Он был старше её» (1996). Впоследствии охладел к такому формату выступлений, однако в 2010-е вернулся к нему, записав в сольном исполнении песни «К нам в Холуёво приезжает Путин», «Сказка о законодателях» и другие.

Уже в 1990-х годах участвовал в записи альбомов группы «Квартал», продюсировал альбом Юза Алешковского «Окурочек». Выпустил несколько сборников своих стихотворений и две биографические книги воспоминаний. 9 мая 1996 года выступил с программой «Песни, которые я люблю» в Театре Эстрады. В телеэфире она была показана на РТР в прайм-тайм (20:00).

В августе 2001 года организовал проект «Оркестр креольского танго», играет джаз, блюз, босса-нову, румбу, свинг и шансон. «Оркестр креольского танго» собрал музыкантов из самых разных коллективов — из «Машины времени», «Квартала», «Папоротника», «Игорь Бойко Бэнда» и некоторых других.

Со своим проектом «Джазовые Трансформации», вместе с «трио Евгения Борца» и Ирины Родилес, Андрей Макаревич выступает в джаз-клубе «Союз Композиторов»[32]. Выступает на блюзовых джем-сейшнах со своим старым приятелем Алексеем White Беловым из группы «Удачное приобретение»[33]. Президент фестиваля «Сотворение мира»[34].

Андрей Макаревич, 2009 год

Жёны[править | править код]

  • Первая жена — Елена Игоревна Глазова (Фесуненко) (род. 23 февраля 1957)[26], дочь известного советского политобозревателя Игоря Фесуненко (писал книги про бразильский футбол и помогал «Машине»), была студенткой Историко-архивного института, брак распался через три года (1976—1979)[35].
  • Вторая жена — Алла Михайловна Макаревич (в дев. Голубкина[19])(род. 6 октября 1960)[26][36] (бывшая жена Алексея Романова, врач-косметолог (октябрь 1986 года — 1989)[35]), в 1987 году родился их сын Иван, затем супруги развелись.
  • В середине 1990-х СМИ писали о романе и возможном браке Андрея с ведущей радиостанции «Европа-плюс» Ксенией Стриж. Позже в интервью она называла слухи «сильно преувеличенными», хотя подтвердила, что в 1991—1995 годах они действительно были близки[35][37].
  • Два года (1998—2000) Макаревич сожительствовал с журналисткой (и пресс-атташе «Машины времени») Анной Вячеславовной Рождественской (род. 15 июня 1974)[26], которая в 2000 году родила дочь Аню.
  • Третья жена — Наталья Николаевна Голубь (род. 9 марта 1968)[26], гримёр, стилист, фотохудожник. 31 декабря 2003 года он официально женился в третий раз[38]. Развелся в 2010 году.

Дети[править | править код]

У Андрея Макаревича трое детей:

  • Дана (род. 1975) — внебрачная дочь; проживает в городе Филадельфия, по образованию юрист, вице-президент фармацевтической компании[39], замужем за американским бизнесменом[27][40].
  • Иван Макаревич (род. 30 июня 1987) — актёр, от брака с врачом-косметологом Аллой Голубкиной, его крёстный отец — Александр Зайцев (1958—2007) — бывший клавишник «Машины времени»[41].
  • Анна Рождественская[19] (род. 23 сентября 2000) — от отношений с Анной Рождественской[42].

Внуки[править | править код]

У Андрея Макаревича трое внуков: Джимми (род. 2000) — баскетболист, Эмма (род. 2002) и Сара (род. 2008) от внебрачной дочери Даны, внуки не знают русского языка[43].

Политические взгляды и общественная деятельность[править | править код]

В 1967 году Андрей Макаревич вступил в комсомол, в котором формально состоял до 1980-х годов[44]. По многочисленным собственным утверждениям в интервью и книгах, он, по меньшей мере с 1970-х годов, негативно относился к политической системе СССР, хотя диссидентом никогда не был и в открытых выступлениях против коммунистического режима не участвовал. Тексты многих написанных Макаревичем песен нередко воспринимались поклонниками группы как несущие некий политический подтекст («Марионетки», «Кого ты хотел удивить?», «Поворот», «Барьер» и другие), хотя сам он всегда говорил, что фанаты часто находят подтекст там, где его нет и никогда не было, кроме того, иногда песни пишутся под влиянием момента и вовсе не отражают мировоззрение автора «в целом».

Перестройка и распад СССР[править | править код]

В период перестройки песен на явно политические темы Макаревич писал очень немного, почти все они относятся к самому концу 1980-х — началу 1990-х годов (это, например, «Ветер надежды», «Бурьян породил бурьян», «У свободы недетское злое лицо», «Я хочу знать», «Аэрофлотовская»). Макаревич приветствовал отстранение коммунистов от власти в России.

20 августа 1991 года, в дни августовского путча, «Машина времени» выступала на баррикадах перед защитниками российского Белого дома, за что впоследствии все участники группы были удостоены медали «Защитнику свободной России».

Обычно Макаревич дистанцируется от политических событий и редко участвует в политически значимых мероприятиях, тем не менее c 1991 по 2011 год он последовательно поддерживал действующую российскую власть: сначала Бориса Ельцина, затем Владимира Путина и Дмитрия Медведева. В апреле 1993 года, во время конституционного кризиса в России поддержал президента РФ Б. Н. Ельцина в его противостоянии с Верховным Советом, приняв участие в пропрезидентской кампании «Да—да—нет—да», приуроченной к референдуму 25 апреля 1993 года[45].

В 1996 году Макаревич и «Машина времени» приняли участие в пропагандистской кампании «Голосуй или проиграешь» в поддержку на выборах президента России Бориса Ельцина. В мае 1996 года на выборах Президента РФ стал доверенным лицом Бориса Ельцина.

2000-е[править | править код]

ru.wikipedia.org

Андрей Макаревич - Посвящение архитектурному текст песни, слова

Что за весенняя сила меня заманила сегодня
На угол Кузнецкого моста,
Люди стареют и камни стареют, но камни стареют
Значительно меньше людей.
И среди этих камней лет на десять назад
Оглянуться, вернуться мне мысленно просто.
Шаг за ворота во двор, что на улице Жданова,
В дом, где я прожил две тысячи дней.

Тот же базар у фонтана, табачный дымок,
Те же темы, беседы и те же порядки,
Тот же пьянящий дурман приобщенности
К тайнам искусства, которое выше времен.
Только вот стали короче прически у мальчиков,
Также исчезли на джинсах заплатки.
И вместо лапки куриной и надписи "Beatles forever"
На стенах: "Спартак - чемпион"

Знаю - ничего не вернется,
Бьется злое сердце в часах,
Источник teksty-pesenok.ru
Только иногда отзовется
Солнцем
Что-то вечное в нас.

Где вы теперь, мои братья и сестры по школе,
Нас всех разметало по нашему краю,
Служат в конторах, участвуют в конкурсах,
Делают выставки, честно содержат семью,
Только вот я, до сих пор, на гитаре играю,
Когда это кончится право на знаю.
И эту песню играя, вас всех вспоминаю,
И сильно скучаю, а значит - люблю.

Реже и реже я к вам попадаю, но я не страдаю,
От груза священного долга.
Дескать, ушел на эстраду, где выше зарплата,
Порвал с нашим братом, а значит не наш.
Нас всех обучили секрету созданья гармонии в мире
И, видимо, это надолго -
Ты загрунтуешь холсты, я настрою гитару,
А кто-то уже заточил карандаш.


Текст песни добавил: Аноним

Исправить текст песни

Поделитесь текстом песни:



teksty-pesenok.ru

Андрей Макаревич - Пой текст песни, слова

Он приходит в место, где ему должно петься,
Место занято, он стоит по соседству,
В три ручья из глаз, тишина,

Время сладко шепчет новые сказки,
И, прикрыв ушами свиные глазки,
Спит большая, как кит, страна,

Улетела птичка, уснула рыбка,
Сохранилась привычка считать улыбкой
Этот странный оскал на лице,

И уже под уклон понеслась дорога,
Сколько там осталось, спроси у Бога,
Бог живёт на другом конце.

И только маленький мальчик, не затоптанный строем,
Не знающий слова "страх",

Очень хочет быть новым последним героем
С красивой гитарой в руках.

Запрокинута вверх голова,
Он не дышит, он слышит слова,

Он не дышит, он слышит слова:
"Только помни, ты будешь один, и на самом краю,
Только помни, что правда всегда победит,
Даже если погибнет в бою,
Береги каждый день, пока ты живой,
И пока твой ангел с тобой,
Пой."
Источник teksty-pesenok.ru

Эти бедные бледные божьи созданья
Из Эдемского сада до конца мирозданья
Выгнанные взашей.

Размножались и жили в любви и печали
И кругами кружили, и с годами мельчали
И смельчали до серых мышей.

Они кричат о свободе, но любят палку,
Так что после кнута и пряник не жалко
Сабантуй от поста до поста.

В головах у них пусто, на душе у них чисто,
Им стругают новых фанерных артистов
Из отделочного листа.

И только маленький мальчик, не затоптанный строем,
Не знающий слова "страх"

Очень хочет быть новым последним героем
С красивой гитарой в руках.

Высоко запрокинута вверх голова,
Он не дышит, он слышит слова,

Он не дышит, он слышит слова:
"Только помни, ты будешь один, и на самом краю,
Только помни, что правда всегда победит,
Даже если погибнет в бою,
Береги каждый день, пока ты живой,
И пока твой ангел с тобой,
Пой."


Текст песни добавил: Аноним

Исправить текст песни

Поделитесь текстом песни:



teksty-pesenok.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.