Лучшие стихи хименес


Хуан Рамон Хименес. Поэт лирических стихов, известных всему миру

29 июля 2013       Nasati      Главная страница » Музыка слов » стихи      Просмотров:   18332

Cecil Beaton

Не забывай меня,
нечаянная радость!

Чему когда-то верилось — разбилось,
что долгожданным было — позабылось,
но ты, неверная, нечаянная радость,
не забывай меня!
Не позабудешь?

Х.Р. Хименес

«Родился тот, кому дано выразить, благородно и сдержанно,
ту потаенную тоску, что несешь ты в своем сердце, Андалусия»
Р. Дарио

Дорогие друзья!

Сегодня я хочу поделиться с вами любимыми стихами и вспомнить об их авторе. Хуан Рамон Хименес — один из крупнейших лирических поэтов Испании, лауреат Нобелевской премии 1956 (смотрите как красиво звучит) за «За лирическую поэзию, образец высокого духа и художественной чистоты в испанской поэзии». Этот поэт известен в Испании всем чуть ли не с рождения.

Биография Хуана Рамона Хименеса

Хуан Рамон Хименес  родился в маленьком испанском городке Андалусии, расположенном на берегах реки Тинто, Могере.

Могер

Несмотря на то, что история этого города (вернее одного из его монастырей) тесно связана с Христофором Колумбом, об этом городке узнал весь мир только в начале 20 столетия, благодаря стихам героя моего сегодняшнего поста. В ночь на католическое Рождество в 1881 году здесь родился один из самых знаменитых людей Испании Хуан Рамон Хименес. Свой родной город и любимую Андалусию поэт воспел во многих своих произведениях и, в частности, в лирических зарисовках «Платеро и я». Герой этого цикла — маленький серый ослик, которому автор поверяет свои тайны и сомнения. Именем героя этой книги — лучшего друга писателя и всех детей Испании — названа одна из площадей городка.

Мальчик появился в обеспеченной семье банкира, в 1891 году родители отправили его в иезуитский колледж, потом будущий поэт поступил на юридический факультет в Севильский университет. Учиться ему не нравилось, все свободное время юноша занимался рисованием, увлекался романтической немецкой, французской, испанской поэзией и сам начал писать стихи.

 

Начало творческого пути Хуана Рамона Хименеса

Впервые его стихи напечатали в испанских журналах, когда Хуану не было и 16 лет. А в 19 лет он уже держал в руках свои книги – «Души фиалок» и «Кувшинки».

Увядшие фиалки… О запах издалека!
Откуда он донесся, уже потусторонний?
Из юности забытой, ушедшей без упрека?
Из женского ли сердца, из женских ли ладоней?

А, может, залетел он по прихоти случайной
рассеянного ветра, затихшего за лугом?
Или в стране забвенья, зеленой и печальной,
он вторит отголоском надеждам и разлукам?..

Но по-девичьи пахнет весенними ночами
и старыми стихами и первыми слезами —
серебряным апрелем, померкшим от печали,
…безоблачной печали, смеявшейся над нами…

К этому времени Хименес бросил университет и перебрался в Мадрид. Здесь он участвует в создании влиятельных журналов модернистского направления. Модернисты преклонялись перед красотой. Красота в их произведениях всегда была написана с большой буквы. «Мое творчество в юности было походом навстречу Красоте», говорил поэт. Его строки были изысканы и изящны. «На заре» — одно из самых ранних его стихотворений.

На заре.

Ночь
устала
кружиться…
Сиреневых ангелов стая
погасила зеленые звезды.

Под фиалковым пологом
даль полевая
проступила,
из тьмы выплывая.

И вздохнули цветы и глаза разомкнули,
и запахла роса луговая.

И на розовой таволге —
о, белизна тех объятий! —
полусонно слились, замирая,
как жемчужные души,
две юности наши
по возврате из вечного края.

Перевод А. Гелескула

В начале прошлого века общепризнанным известным автором-модернистом был никарагуанский поэт Рубен Дарио. Обязательно загляните в этот пост о нем. Для меня этот поэт стал открытием. Хименес познакомился с Р.Дарио в 1900 году. Эта встреча стала важной вехой в жизни Х. Хименеса, а Рубен Дарио стал одним из самых любимых учителей, которому он первое время старательно подражал. Рубен Дарио сразу обратил внимание на талантливого юношу и заметил, что несмотря на молодые годы, это уже зрелый поэт.
Когда читаешь Хименеса, поражаешься его эрудиции. Он жонглирует строками из Гете, Байрона, Верлена, Гюго, Данте, Шекспира, Ронсара и многих-многих других поэтов.

Первым серьезным потрясением для молодого человека стала смерть отца, у него началась глубокая депрессия.  Хименес оказался в больнице.

Прощание

Как горячо целую
твою ладонь живую!

(Калитка на запоре.
На сердце одиноко,
и нелюдимо в поле.)

С какой тянусь тоскою
за снящейся рукою!
Перевод Б. Дубина

Началось время поиска себя, поиска смысла жизни. Впервые у него появились мысли о старости и о смерти, мучительные размышления о которой не покидали поэта всю жизнь, и все его стихи – это разговор о жизни и смерти, о ценности каждого мгновенья. Кстати, когда я готовила этот пост, вышла на книгу «Вечные мгновения», составителем которой является переводчик, ленинградский испанист Виктор Андреев. Лучше, чем В. Андреев написать о творчестве Хименеса, невозможно! Поэтому просто цитирую и соглашаюсь с каждым словом))

«Стихи из первых сборников Хименеса поражают читателя великолепием и свежестью красок, изысканной музыкальностью, богатством и изящностью образов. В его поэзии неразрывно соединились слово, музыка, живопись. Хименес в полной мере ощущал чудесную, магическую власть родного языка, жадно вслушивался в звучащее слово. Он умел ценить слова — объемные, разноцветные, полнозвучные, в совершенстве владел искусством аллитерации. В молодости поэт увлекался живописью, писал картины, и это, видимо, помогало ему мастерски передавать словами все свои ощущения цвета. Кроме того, не следует забывать: в испанской поэзии существует цветовая символика. Так, к примеру, белый цвет символизирует грусть, красный страсть, черный — смерть. Хименес не изгонял из своей палитры черный цвет (как это сделали художники-импрессионисты), но его несомненно можно назвать импрессионистом испанского стиха. Пейзажи у Хименеса — красочные, звучащие, зримые. И главное: его пейзаж всегда одушевлен. Поэт был даже не пантеистом, а язычником — настолько полно ощущается в его стихах единство человека и природы. В своем «раннем» сборнике «Весенние баллады» Хименес напишет: «Эти баллады несколько поверхностны — в них больше музыки губ, чем музыки души. » Но ведь не научившись «музыке губ», поэт не смог бы запечатлеть «музыку души»»

Любовь жизни Хуана Рамона Хименеса


В 1912 году Хименес знакомится с американкой Зенобией Кампруби. Зенобия Кампруби была переводчицей Рабиндраната Тагора (очень рекомендую пройти по ссылке!), Хименес проникся музыкой строк этого индийского поэта, в это же время он начинает увлекаться японской поэзией. По выразительности ему становятся близки танка и хокку. Требования к стихотворным строкам изменились.
Через 3 года вышла книга романтических любовных стихов, посвященных Зенобии Кампруби. В 1916 году Хименес приехал к ней в США, и они поженились. Зенобия Кампруби стала его любимой женой и надежной помощницей.

Судьба взяла мое сердце
и тебя вложила мне в грудь…

Вскоре начинается следующий период его творчества — период лаконичности и емкости слов. Если «в ранних стихах он был изобильно щедр, теперь он — предельно скуп. Там — все «внешнее». Здесь — все «внутри» стиха» (В. Андреев) Поэзия становится «чистой» и скупой на эмоции.
В течение следующих 20 лет Хименес работал редактором в испанских литературных журналах. Но гражданская война в Испании вынуждает поэта уехать в Пуэрто-Рико. И хоть он выезжает из страны в качестве почетного атташе по культуре в США, но в глубине души он понимает, что скорее всего расстается со своей родиной навсегда. Так и происходит, когда Франко становится правителем Испании, они с женой все же решают не возвращаться, хоть разлуку со своей родиной он переживает тяжело. На чужбине он занимается преподаванием, читает лекции в университетах США, Пуэрто-Рико, Кубы, Аргентины.

Joaquín Sorolla Retrato de Juan Ramón Jiménez

Последние годы жизни Рамона Хименеса

25 октября 1956 года Рамону Хименесу была присуждена Нобелевская премия.
А через 2 дня умерла его жена.

Женщина рядом с тобой —
музыку, пламя, цветок —

все обнимает покой.
Если с тобой ее нет,

сходят с ума без нее
музыка, пламя и свет.

75 летний поэт остался один… Горько переживал он утрату любимой женщины и самого родного человека.

…Знаю, стала ты светом,
но не ведаю, где ты,
и не знаю, где свет.


Умер Хуан Рамон Хименес в столице Пуэрто-Рико 29 мая 1958 года в той же больнице, в которой скончалась и его жена от сердечного приступа.

Конечный путь

…И я уйду. А птица будет петь,
как пела,
и будет сад, и дерево в саду,
и мой колодец белый.

На склоне дня, прозрачен и спокоен,
замрет закат, и вспомнят про меня
колокола окрестных колоколен.

С годами будет улица иной;
кого любил я, тех уже не станет,
и в сад мой за беленою стеной,
тоскуя, только тень моя заглянет…

И я уйду; один — без никого,
без вечеров, без утренней капели
и белого колодца моего…

А птицы будут петь и петь, как пели.

Предлагаю вашему вниманию еще несколько моих любимых стихов поэта.

 

Хуан Рамон Хименес — лучшие стихи

 

Подай мне, надежда, руку, пойдем за незримый гребень,
туда, где сияют звезды в душе у меня, как в небе.
Закрой мне другой рукою глаза и потусторонней
тропинкой веди, слепого от снега твоей ладони.

Зато мы такие дали увидим при свете грусти:
под полной луною сердца любви голубое устье.
Меня схорони во мне же от жара мирской пустыни
и путь протори в глубины, где недра, как небо, сини.

Перевод С. Гончаренко

* * *

Le vent de l’autre nuit
a jete has l’Amour…
P. Verlalne

Под вечер осенний ветер
сорвал золотые листья.
Как грустно деревьям ночью,
как ночь эта долго длится!
Безжизненно-желтый месяц
вплывает в черные ветви;
ни плача, ни поцелуя
в его помертвелом свете.
Я нежно шепчу деревьям:
не плачьте о листьях желтых;
весной заклубится зелень
на ветках, дотла сожженных.
Но грустно молчат деревья,
скорбя о своей потере…
Не плачьте о желтых листьях:
и новые пожелтеют!

* * *

Щемящие сумерки позднего лета
и дом по-осеннему пахнет мимозой…
а память хоронит, не выдав секрета,
неведомый отзвук, уже безголосый…

Вдоль белых оград, как закатные пятна,
последние розы тускнеют лилово,
и слышится плач — далеко и невнятно
…забытые тени зовут из былого…

И чье-то мерещится нам приближенье,
а сердце сжимается вдруг поневоле,
и в зеркале смотрит на нас отраженье
глазами чужими и полными боли…
* * *

Воскресный январский вечер,
когда ни души нет в доме!
…Зелено-желтое солнце
на окнах, и на фронтоне,
и в комнате,
и на розах…
И капают капли света
в пронизанный грустью воздух…
Протяжное время сгустком
застыло
в раскрытом томе…
На цыпочках тихо бродит
душа в опустелом доме,
упавшую крошку хлеба
разглядывая на ладони.

* * *

Осенняя песня

По закатному золоту неба
журавли улетают… Куда?
И уносит река золотая
золоченые листья… Куда?
Ухожу по жнивью золотому,
ухожу и не знаю — куда?
Золотистая осень, куда же?
…Куда, золотая вода?

* * *

Надежду свою, подобно
блестящему украшенью,
из сердца, как из футляра,
я бережно вынимаю;
и с ней гуляю по саду,
и нянчу ее, как дочку,
и как невесту ласкаю
… и вновь одну оставляю.

* * *
Пристань

Мы спим, и наше тело —
это якорь,
душой заброшенный
в подводный сумрак жизни.

* * *

Если б только роз я жаждал!..
Только звезд — и больше ничего!..
Но в явленье малом каждом
вижу то, что видно сквозь него.

* * *

Рекомендую! Пронзительные стихи об одиночестве Юрия Левитанского

 

    Метки: поэзия, стихи о душе     

nasati.ru

Хименес Хуан Рамон. Стихотворения

----------------------------------------------------------------------------
Библиотека всемирной литературы
Испанские поэты XX века
Хуан Рамон Хименес, Антонио Мачадо, Федерико Гарсиа Лорка,
Рафаэль Альберти, Мигель Эрнандес
М., "Художественная литература", 1977
OCR Бычков М.Н. mailto:[email protected]
----------------------------------------------------------------------------

Из книги "ТРЕТЬЯ ПОЭТИЧЕСКАЯ АНТОЛОГИЯ" (1898-1953)

Лилия и солнце. Перевод Н. Горской
Белые печали. Перевод М. Самаева
"Мне снилось сегодня ночью..." Перевод А. Гелескула
Юность ("Мы с тобой одни остались..."). Перевод Н. Горской
Юность ("Когда сказал ей в тот вечер..."). Перевод А. Гелескула
"Над слюдою речного плеса..." Перевод С. Гончаренко
"Посох держа на плечах..." Перевод А. Гелескула
"Под вечер осенний ветер..." Перевод С. Гончаренко
"Я не вернусь. И в потемках..." Перевод А. Гелескула
"В этих долинах отрадных..." Перевод Н. Горской
"Я просто сказал однажды..." Перевод Н. Ванханен
"Тот букетик милых цветов..." Перевод П. Грушко
"Спускаюсь в сад и женщин встречаю..." Перевод М. Самаева
"В то утро весеннего дня..." Перевод П. Грушко
"Вокруг - пустота. Лишь вода..." Перевод Н. Горской
"Черный ветер. А в черном ветре..." Перевод С. Гончаренко
"Ко мне обернешься, плача..." Перевод А. Гелескула
"Женщина рядом с тобой..." Перевод М. Самаева
"В полях печально и пусто..." Перевод А. Гелескула
"Встречают ночь переулки..." Перевод А. Гелескула
"Сторож гремит на бахче..." Перевод М. Самаева
"Они уже здесь, телеги..." Перевод Н. Горской
"Склоном земным исполин..." Перевод М. Самаева
"В лазури цветы граната!.." Перевод А. Гелескула
"Ночь и ночная дорога..." Перевод Н. Горской
"Селенье. Над темноватой..." Перевод Н. Горской
"Одним из колес небесных..." Перевод А. Гелескула
Весна ("А мне ни до чего нет дела..."). Перевод Н. Горской
Осенний дождь. Перевод С. Гончаренко
Комната. Перевод Н. Горской
"Мы думали, что все на свете..." Перевод П. Грушко
Крестное утро. Перевод Н. Горской
Иду неустанно. Перевод Н. Горской
Поэт на коне. Перевод П. Грушко
Зеленая зеленушка. Перевод Н. Горской
"Люблю зеленый берег с деревьями на кромке..." Перевод А. Гелескула
"Этой смутной порой, когда воздух темнеет..." Перевод А. Гелескула
"Холодные радуги в зарослях сада..." Перевод А. Гелескула
"Детство! Луг, колокольни, зеленые ветки..." Перевод А. Гелескула
"Чем он был изначально, твой напев соловьиный?.." Перевод А. Гелескула
"Чуть желтеет луна за седой пеленою..." Перевод А. Гелескула
"Под ветром растаяла туча сырая..." Перевод А. Гелескула
Одинокая луна. Перевод А. Гелескула
"Что хоронишь ты, птица, в соловьиной гортани?.." Перевод А. Гелескула
"Не знаю, кем она забыта..." Перевод П. Грушко
"Я розу грустную в тот вечер..." Перевод П. Грушко
"Происходило это летом. На машине старой..." Перевод Н. Горской
Конец осени. Перевод П. Грушко
Зеленая птаха ("Память мне изменила..."). Перевод Н. Горской
Предвесеннее. Перевод А. Гелескула
Сны. Перевод М. Самаева
Округа. Перевод А. Гелескула
Весна ("Возник тишайший щебет ласточки-простушки..."). Перевод П. Грушко
Конечный путь. Перевод А. Гелескула
"Я погрузился в рощу..." Перевод Н. Горской
Возврат. Перевод А. Гелескула.
К Антонио Мачадо. Перевод С. Гончаренко
"Щемящие сумерки позднего лета..." Перевод А. Гелескула
"Увядшие фиалки... О запах издалека!.." Перевод А. Гелескула
"Бродят души цветов под вечерним дождем..." Перевод А. Гелескула
Поэту для ненаписанной книги. Перевод В. Андреева
Бедный мальчик. Перевод П. Грушко
Пиренеи. Перевод Н. Горской
Мать. Перевод В. Андреева
Тополевая роща. Перевод М. Самаева
Отрочество. Перевод П. Грушко
Сельский карнавал. Перевод А. Гелескула
Зеленая птаха ("Зеленый и смуглый лимон..."). Перевод Н. Горской
Зима. Перевод Н. Горской
Поэт. Перевод М. Самаева
Они. Перевод М. Самаева
Любовь. Перевод А. Гелескула
"Воскресный январский вечер..." Перевод С. Гончаренко
Новый мир. Перевод Н. Горской
Зеленая птаха ("Я пролетаю в полночь..."). Перевод Н. Горской
Осенняя песня. Перевод С. Гончаренко
В тоске. Перевод А. Гелескула
Горько-сладкая песня. Перевод С. Гончаренко
Зимняя песня. Перевод Н. Горской
"Блеял ягненок, малыш-непоседа..." Перевод Н. Горской
"Деревья - ярче костра..." Перевод П. Грушко
"Пришел, как жизнь, короткий..." Перевод С. Гончаренко
"Подай мне, надежда, руку..." Перевод С. Гончаренко
Рассвет. Перевод В. Андреева
"У меня по щеке пробежала слеза..." Перевод С. Гончаренко
"Безудержной водой..." Перевод А. Гелескула
"О, как же ты глядела!.." Перевод А. Гелескула
"На море штиль, серебристая ночь..." Перевод М. Самаева
Весна ("Апрель без ясной близости твоей..."). Перевод М. Самаева
Мимолетное возвращение. Перевод В. Андреева
Октябрь. Перевод А. Гелескула
Облака. Перевод А. Гелескула
"И сердце в пустоте затрепетало..." Перевод А. Гелескула
Надежда. Перевод А. Гелескула
"Судьба взяла мое сердце..." Перевод Н. Горской
17 июля. Перевод Н. Горской
"Надежду свою, подобно..." Перевод Н. Ванханен
"Мое сердце ушло вперед..." Перевод П. Грушко
"Мой лоб и небо..." Перевод М. Самаева
"Летят золотые стрелы..." Перевод А. Гелескула
"Даже когда между нами море..." Перевод М. Самаева
Небеса. Перевод Н. Горской
"В сплетенье тончайших бесчисленных нитей..." Перевод М. Самаева
"Ну, наконец!.." Перевод М. Самаева
Дело. Перевод М. Самаева
"Нынешнее через край..." Перевод М. Самаева
"Дай, разум, мне..." Перевод М. Самаева
"Камень вчерашнего дня..." Перевод Н. Ванханен
"Сначала пришла невинной..." Перевод Л. Горской
"Помедли, свет, помедли!.." Перевод М. Самаева
"Я снопа у моста любви..." Перевод А. Гелескула
"Печален приход рассвета..." Перевод Н. Горской
"Я узнал его, след на тропинке..." Перевод А. Гелескула
"Чист предстану перед тобой..." Перевод М. Самаева
"Встреча двух рук..." Перевод М. Самаева
Нищета. Перевод А. Гелескула
"Лежу в полудреме, в тени..." Перевод М. Самаева
"Явилась черная дума..." Перевод Н. Ванханен
Ноктюрн ("Туча: черный дымище..."). Перевод Н. Горской
"Мимо иду - тополя..." Перевод В. Андреева
Песенка. Перевод А. Гелескула
"Я знаю, наверно..." Перевод М. Самаева
"Не забывай меня..." Перевод А. Гелескула
"Я не я..." Перевод А. Гелескула
"Я как бедный ребенок..." Перевод А. Гелескула
"О да! С усилием густую крону..." Перевод Н. Ванханен
Рассвет ("Младенец заплакал..."). Перевод Н. Горской
На целый день. Перевод М. Самаева
Смерть. Перевод А. Гелескула
Ночь. Перевод П. Горской
"Бабочка света..." Перевод А. Гелескула
Ноктюрн ("Моя слеза и звезда..."). Перевод М. Самаева
Настоящее. Перевод Б. Андреева
"Был ее голос отзвуком ручья..." Перевод А. Гелескула
Вечер. Перевод Н. Горской
Бессонница ("Ночь проходит..."). Перевод Н. Горской
"Ее речь отличалась от нашей..." Перевод М. Самаева
Могерские рассветы ("Тополя-изваянья..."). Перевод П. Грушко
Праздник. Перевод Г. Кружкова
Поэзия. Перевод Г. Кружкова
Нежность. Перевод А. Гелескула
"Пой, голос мой, пой!.." Перевод Г. Кружкова
Бессонный. Перевод Н. Горской
"К тебе я в сон закрался..." Перевод А. Гелескула
Одинокий друг. Перевод П. Грушко
Зеленая птаха ("Я в реку войду..."). Перевод Н. Горской
Родина. Перевод Г. Кружкова
"Укоренился прочно..." Перевод Г. Кружкова
"Белое облако вдали..." Перевод А. Гелескула
Юг. Перевод А. Гелескула
Зеленая птаха ("Я - здесь..."). Перевод Н. Горской
Утро в саду. Перевод С. Гончаренко
Идеальная эпитафия. Перевод Н. Горской
Идеальное море. Перевод Н. Горской
Музыка. Перевод Н. Горской
Песня ("В выси - птицы пение..."). Перевод В. Андреева
Минерва. Перевод П. Горской
Бессонница ("Земля уснула. Я один сейчас..."). Перевод Г. Кружкова
Оно. Перевод М. Самаева
Любовь ("Запах цветка нам дарит..."). Перевод Г. Кружкова
Очевидность. Перевод Н. Горской
Природа. Перевод Н. Горской
"Комочек перьев..." Перевод А. Гелескула
"Только б уснуть этой ночью..." Перевод М. Самаева
Розы. Перевод А. Гелескула
Могерские рассветы. Предлетье. Перевод М. Самаева
Пристань. Перевод А. Гелескула
Творение. Перевод М. Самаева
Осенний. Перевод М. Самаева
Нет ни близкого... Перевод Н. Горской
Состояние. Перевод Н. Горской
На скале. Перевод Н. Горской
Свет и чернота. Перевод М. Самаева
Цветы в грозу. Перевод С. Гончаренко
Пример. Перевод М. Самаева
Вернусь я. Перевод М. Самаева
Счастье. Перевод М. Самаева
Пришедшая звезда. Перевод Н. Горской
Ветер любви. Перевод Н. Горской
Утрата. Перевод А. Гелескула
Моя бедная тоска. Перевод А. Гелескула
Тихая долина. Перевод А. Гелескула
Это моя душа. Перевод Н. Горской
Полнота. Перевод А. Гелескула
Молния. Перевод Н. Горской
Реквием. Перевод В. Андреева
Внезапная страна. Перевод Г. Кружкова
Я знаю, откуда птицы... Перевод Н. Горской
Начало улицы. Перевод Н. Горской
Бог явленный. Перевод М. Самаева
Мореплаватель. Перевод Г. Кружкова
Но идеальное... Перевод Н. Горской
Эта собака. Перевод Н. Горской
С радугой. Перевод Н. Горской
Дальше, чем я. Перевод Н. Горской
Бор вечности. Перевод М. Самаева
Извечный кармин. Перевод Н. Горской
Лучшая ночь. Перевод Н. Горской
Деревья-люди. Перевод Н. Горской
Вопросы к живущему. Перевод М. Самаева
Последний ребенок. Перевод В. Андреева
"...Знаю, стала ты светом..." Перевод А. Гелескула
Цвета, идеи. Перевод Н. Горской
Из напевов Нижней Такомы. Песни трех неудачников. Перевод И. Горской
Только ты. Перевод М. Самаева
Говорит мне река Гвадиана. Перевод А. Гелескула
Эта безбрежная Атлантика. Перевод А. Гелескула

Из книги "НЕИЗДАННЫЕ КНИГИ СТИХОВ", ТОМА I-II
Перевод Н. Горской

"Луна сквозь туман волнистый..."
"Казнить захочешь, так казни!.."
Спокойствие
Золото и мавр
Святая неделя
"Когда романтическая симфония отзвучала..."
Ростовщица
Католичка
Наваждение
"Над крышами скользнув, течет поток червонный..."
Печальный зимний отлив
Идет дождь
"Полнолунье наполнено запахом розмарина..."
Меланхолия наслаждения
"Эбеновый мрак текучий..."
Нагота
"Звезды сражались..."
"Если б только роз я жаждал!.."
Мелодия хоровода
Дети бегущие
"Щемящая боль забвенья!.."
"Божественно чистой росой окантован..."
"Отблески стекол цветных на мраморе пляшут..."
"Быть сильным или слабым? Что же..."
"У хрупкого хрусткого ветра..."
Черная чистота

Из книги "НОВАЯ АНТОЛОГИЯ"
Перевод Н. Горской

Предосеннее
Ученик интерната
Атмосфера
Другая атмосфера
Атмосфера III
Когда я был дитя и бог

Из книги "ДНЕВНИК ПОЭТА И МОРЯ"

"Корни и крылья..." Перевод Н. Горской
"Тот же поезд, дорога та же..." Перевод Н. Горской
Солнде в каюте. Перевод Н. Горской
"О, море! Мятежное небо..." Перевод В. Симонова
В глубине. Перевод Н. Горской

    СТИХОТВОРЕНИЯ В ПРОЗЕ


Перевод П. Грушко

Церкви
Негритянка и роза
Покой дерева
Поздно ночью
Порт
"Чувствую себя голубым"
Портрет ребенка (приписываемый Веласкесу)
Небо?
В трамвае
Уолт Уитмен
Cosmopolitan Club
Дом Эдгара По

Из книги "ТРЕТЬЯ ПОЭТИЧЕСКАЯ АНТОЛОГИЯ" (1898-1953)

    ЛИЛИЯ И СОЛНЦЕ

Мои слезы горьки, как море,
когда ты вздыхаешь весною,
я с тобой никогда не встречусь,
как не встретишься ты со мною.

Я могу умереть от горя,
когда ты идешь стороною,
я с тобой никогда не встречусь,
как не встретишься ты со мною.

Он

Захотелось луне -
той, что плачет ночами, -
прикоснуться к земле.
Может, знаешь зачем?
Чтоб меня опечалить?

Может, знаешь, откуда
эта прихоть луны?
Не с того ли случайно,
что жасмина и нарда
белизну облачала
эта ночь и сливался
аромат их с лучами...
Или просто затем,
чтоб меня опечалить?..

Может, знаешь, зачем
белый свой аромат
лепестки излучали?

Для чего в белый траур
ночь тогда облачалась
и, целуя меня,
ты сквозь слезы смеялась
здесь, на этой земле...
Чтоб меня опечалить?..

Этот смех, эти слезы -
что они означали?
И твои поцелуи...

Она

Так... Хотела тебя опечалить.

Мне снилось сегодня ночью,
что сбылся вчерашний сон,
но ласков и беспощаден
был утренний небосклон.

Как нежно ложились тени
вчера на исходе дня!
Казалось, душа родная
пришла навестить меня.

Пришла из иного мира
и долго была в пути,
но с ней аромат надежды
успел до меня дойти.

И шла она, будто знала,
что путь одинокий крут
и дни мои - словно слезы,
которые все бегут.

Мы с тобой одни остались -
ты и я - в тиши балкона.
Ты моей невестой стала
этим утром полусонным.

...Вся природа в сладкой лени,
краски стерты, блеклы тени,
серо-розовое небо,
тускловатый свет осенний...

Я к тебе приблизил губы,
и, не поднимая взгляда,
ты подставила мне щеку,
расставаясь будто с кладом.

...Пожелтевших листьев груды
на глухих садовых тропах,
но еще разлит повсюду
аромат гелиотропов...

Я назвал тебя невестой;
ты молчание хранила,
но из глаз меланхоличных
две слезинки уронила.

Когда сказал ей в тот вечер,
что я уеду наутро,
она, взглянув, улыбнулась,
но как-то странно и смутно.

- Зачем ты едешь? - спросила.
- В долинах нашего края
такая тишь гробовая,
как будто сам умираю.

- Зачем ты едешь? - Я слышу,
что сердце крикнуть готово,
хочу кричать - и ни звука,
хочу сказать - и ни слова.

- Куда ты едешь? - Куда-то,
где выше небо ночное
и где не будет так тихо
и столько звезд надо мною.

Ее глаза потонули
в тиши долин беспробудной,
и, погрустнев, она смолкла
с улыбкой странной и смутной.

Над слюдою речного плеса,
над стеклом в золотых отливах -
зачарованный берег в белых
тополях и зеленых ивах.
Бьется в русле уснувшем сердце,
льется в сонной излуке лето,
и реке упоенной снится
женский голос и голос флейты.
Зачарованный берег... Ивы
окунулись в затон глубокий
и целуют во сне ветвями
золотое стекло затоки.
И рукою подать до неба,
и течет это небо сонно,
голубым серебром тумана
гладя водную гладь и кроны.
Примечтался сегодня сердцу
этот берег с плакучей ивой,
и решило оно за счастьем
плыть по воле волны сонливой.
Но у самой воды внезапно
на глаза навернулись слезы:
зачарованный голос песню
пел совсем у другого плеса.

Посох держа на плечах,
смотрит пастух отрешенно,
как расплываются сосны
там, на краю небосклона;

тянется пыльное стадо,
тихое в час этот поздний,
и бубенцы под луною
все монотонней и слезней.

В белых туманах укрылся
хутор. Ни света, ни луга -
только сквозящая всюду
вечная чья-то разлука.

Речка в себе затаилась,
и хоть не видно протоки,
из тишины непроглядной
слышно, как воды глубоки.

Все расплывается. Глухо,
словно над вымершим краем.
Лишь под луной золотою
плач бубенцов нескончаем.

Le vent de l'autre nuit
a jete has l'Amour...

P. Verlalne {*}

Под вечер осенний ветер
сорвал золотые листья.
Как грустно деревьям ночью,
как ночь эта долго длится!
Безжизненно-желтый месяц
вплывает в черные ветви;
ни плача, ни поцелуя
в его помертвелом свете.
Я нежно шепчу деревьям:
не плачьте о листьях желтых;
весной заклубится зелень
на ветках, дотла сожженных.
Но грустно молчат деревья,
скорбя о своей потере...
Не плачьте о желтых листьях:
и новые пожелтеют!

{* Ночью ветер сбросил на землю статую Амура... П. Верлен (франц.)}

Я не вернусь. И в потемках
теплой и тихой волною
ночь убаюкает землю
под одинокой луною.

Ветер в покинутом доме,
где не оставлю и тени,
будет искать мою душу
и окликать запустенье.

Будет ли кто меня помнить,
я никогда не узнаю;
бог весть, найдется ли кто-то,
кто загрустит вспоминая,

Но будут цветы и звезды,
и радости, и страданья,
и где-то в тени деревьев
нечаянные свиданья.

И старое пианино
в ночи зазвучит порою,
но я уже темных окон
задумчиво не открою.

(Пиренеи)

В этих долинах отрадных,
полных печальной услады,
синие дали певучи
от колокольчиков стада;
свет, на траве засыпая,
льет золотую прохладу,
ветви, мечту осыпая,
слушают плач водопада.

Статуя с посохом длинным -
пастырь застыл утомленный,
глядя, как вешний, зеленый
день угасает, и сонно
стадо по горному склону
всходит к лугам отдаленным,
и колокольчики сыплют
слезы стеклянного звона.

Пастырь, сыграй на свирели,
в жалобной песне старинной
выплачи слезы долины,
полной тоски и забвенья,
выплачи росы земные,
рек и ручьев сновиденья,
выплачи солнца рубины,
выплачи сердца руины.

Пастырь, свирель заиграет,
и утопают в рыдании -
рядом с тобой, за горами -
тихие долы Испании.

Я просто сказал однажды -
услышать она сумела, -
мне нравится, чтоб весною
любовь одевалась белым.

Глаза голубые вскинув,
взглянула с надеждой зыбкой,
и только детские губы
светились грустной улыбкой.

С тех пор, когда через площадь
я шел на майском закате,
она стояла у двери,
серьезная, в белом платье.

Тот букетик милых цветов,
что прислала ты мне весною
(о жасмин, о лимонный цвет!), -
до сих пор он везде со мною.

Что за чудо, - не вянет он,
этот запах белого цвета,
будто девичий твой вопрос,
дожидающийся ответа...

Спускаюсь в сад и женщин
встречаю... Я бы мог
взять мысленно за руку
вон ту... Беру - цветок...

Теперь они в фонтане...
О женщина, постой!..
Лишь звезды в нем. А звезды
не ухватить рукой.

В то утро весеннего дня
она обнимала меня,
и, дол покидая зеленый,
пел жаворонок полусонный
про утро весеннего дня!

О бабочке - о белокрылой
летунье над пашнею стылой -
я ей рассказать не успел,
услышав: "Люблю тебя, милый!" -
и рот ее розой зардел!

Пылающими лепестками
меня ее рот покрывал,
а я ей глаза целовал...
"Хочу, чтоб своими устами
меня ты всю жизнь согревал!.."

Я лучшим своим мадригалом
ответил губам ее алым.
Промолвила: "Спустимся в сад...
За женщин цветы говорят,
сердцам помогая усталым..."

А небо весеннего дня
синело спокойным забвеньем.
И жаворонок с упоеньем
немые будил зеленя,
в дремотной округе звеня
хрустальным сияньем весенним -
в то утро весеннего дня!

Вокруг - пустота. Лишь вода... Пустота?
Разве вода - пустота? Да,
все - пустота. Лишь цветок... Вокруг пустота.
Но что же цветок тогда?

Вокруг пустота... И ветерок... Пустота?
Ветерок - пустота?.. Да,
все - пустота. Лишь мечта... Вокруг пустота.
Но разве пуста мечта?

...Par delicatesse
J'ai perdu ma vie.

A. Rimbaud {*}

Черный ветер. А в черном ветре
ледяная луна бела.
В эту Ночь Всех Святых повсюду
причитают колокола.
Со свинцового неба в духе
романтизма минувших лет
на сухие стволы часовен
темно-синий струится свет.
И гирлянды цветов, и свечи...
Как рыдают колокола!
...Черный ветер, а в черном ветре
ледяная луна бела.
Я бреду по дороге - мертвый,
в сонном свете, но наяву;
и мечтаю, мертвец, о жизни,
безнадежно немой, зову
тех, кто сделал меня безгласым...
Пусть искусаны до крови
мои губы, но снова красной
стала кровь моя от любви.
Сердце требует возрожденья,
тело - сильных и нежных рук,
улыбнуться мечтают губы
и, прорвавши порочный круг,
искупить проливные слезы
всех изведанных мною мук.
Только разве отпустит сердце
глубочайшая из могил?
Завтра год, а быть может - больше,
как его я похоронил.
Холодок сентиментализма.
Черный ветер. Луна - бела.
В эту Ночь Всех Святых повсюду
причитают колокола.

{* Из-за нежности я погубил свою жизнь. А. Рембо (франц.).}

Ко мне обернешься, плача, -
во время цветенья сада -
ко мне обернешься, плача,
и я повторю; - Не надо.

А сердце, прося покоя,
уснет... И, сама забота,
ты сестринскою рукою
смахнешь с меня капли пота.

Я встречу твой взгляд печальный,
печалясь тобой одною.
Я встречу твой взгляд печальный
с его добротой родною.
И спросишь ты: - Что с тобою? -
Глаза отведу я немо.
И спросишь ты: - Что с тобою? -
И снова взгляну я в небо.

И вдруг улыбнусь в ответ -
ты вздрогнешь, как от угрозы, -
и я улыбнусь в ответ,
чтоб вымолвить: - Вытри слезы...

Женщина рядом с тобой -
музыку, пламя, цветок -

все обнимает покой.
Если с тобой ее нет,

сходят с ума без нее
музыка, пламя и свет.

В полях печально и пусто,
одни стога среди луга.
Ложится вечер осенний,
и пахнет сеном округа.

Проснулся плач соловьиный,
а сосны замерли сонно,
и стал так нежно-сиренев
над ними цвет небосклона.

Уводит следом за песней
меня тропа луговая,
и веет осенью песня,
бог весть, кого отпевая, -
поет, как пела когда-то,
зовя ушедшего друга,
и падал вечер осенний,
и пахла сеном округа.

Встречают ночь переулки.
Все стало тихим и давним.
И с тишиною дремота
сошла к деревьям и ставням.

Забрезжили звезды в небе
над городом захолустным -
в нездешнем апрельском небе,
фиалковом небе грустном.

Огни за решеткой сада.
Скулит у ворот собака.
На синеве чернея,
возник нетопырь из мрака.

О, желтая дымка лампы
над детским незрячим взглядом
и вдовьи воспоминанья

thelib.ru

Juan Ramón JIMÉNEZ

CONTENIDO - СОДЕРЖАНИЕ

Principio
Начало

Poemas con traducciones
Стихотворения с переводами

Poemas sin traducciones

Переводы без источника

Platero y yo

Poemas A - Z

Стихотворения A - Я

 

 

Poemas con traducciones
Стихотворения с переводами

  1. ALBA (Se paraba la rueda de la noche...)
    НА ЗАРЕ (Ночь устала кружиться...)
  2. ¡ADIÓS! (Primero, ¡con que fuerza)
    ПРОЩАНИЕ (Как горячо целую)
  3. ¿Sabremos nosotros, vivos
    Найдем ли мы путь, живые
  4. ADOLESCENCIA (En el balcón, un instante)
    ЮНОСТЬ (Мы с тобой одни остались)
  5. ADOLESCENCIA (Aquella tarde, al decirle)
    ЮНОСТЬ (Когда сказал ей в тот вечер)
  6. Río de cristal, dormido
    Заворожило излуку
    Над слюдою речного плеса
  7. Mi alma es hermana del cielo
    Душе все роднее мглистый
  8. El pastor, lánguidamente
    Посох держа на плече,
  9. La otra tarde, se ha llevado
    Под вечер осенний ветер
  10. Yo no volvere. Y la noche
    Я не вернусь. И на землю
    Я не вернусь, и ночью
  11. Yo dije que me gustaba
    Я просто сказал однажды
  12. Mañana de primavera
    В то утро весеннего дня
  13. MADRUGADA (El viento rinde las ramas)
    РАССВЕТ (Баюкая птичью стаю)
  14. Soy yo quien anda, esta noche
    Я ли хожу одиночкой
  15. No era nadie. El agua
    Не было никого. Вода
    Вокруг - пустота. Лишь вода
  16. Viento negro, luna blanca
    Черный ветер. А в черном ветре
  17. TÚ me mirarás llorando
    Ко мне обернешься, плача
  18. Cuando la mujer está
    Женщина рядом с тобой...
  19. Tristeza dulce del campo
    В полях печально и пусто
  20. No es así, no es de este mundo
    Нет, не из этого мира
  21. La calle espera a la noche
    Встречают ночь переулки
  22. El guarda del sandiar
    Сторож гремит на бахче
  23. La luna, como un jigante
    Склоном земным исполин
  24. Granados en cielo azul
    В лазури цветы граната
  25. Los caminos de la tarde
    Вечерние дороги
  26. Ночь и ночная дорога
  27. Es el pueblo. Por encima
    Селенье. Над темноватой
  28. Como una rueda visible
    Одним из колес небесных
  29. LLUVIA DE OTOÑO (El agua lava la yedra)
    ОСЕННИЙ ДОЖДЬ (Хлещет по окнам ливень осенний)
  30. Creímos que todo estaba
    Мы думали, что все на свете
  31. MAÑANA DE LA CRUZ (Dios está azul. La flauta y el tambor)
    КРЕСТНОЕ УТРО (Бог голубеет. Флейты и тамбурины)
  32. ANDANDO (Andando, andando)
    ИДУ НЕУСТАННО (Иду неустанно)
  33. EL POETA A CABALLO (Qué tranquilidad violeta)
    ПОЭТ НА КОНЕ (Сон сиреневого цвета)
  34. Amo el paisaje verde, por el lado del río
    Люблю зеленый берег с деревьями на кромке
  35. En estas horas vagas que acercan a la noche
    Этой смутной порой, когда воздух темнеет
  36. ¡Infancia! ¡Campo verde, campanario, palmera
    Детство! Луг, колокольня, зеленые ветки,
  37. ¡Oh triste coche viejo, que en mi memoria ruedas!
    Ты все катишь, былое, в бедной старой карете.
  38. El viento se ha llevado las nubes de tristeza
    Под ветром растаяла туча сырая
  39. Yo no se quien la olvidó.
    Не знаю, кем она забыта...
  40. Le he puesto una rosa fresca
    Я розу грустную в тот вечер
  41. LUNA SOLA (Cesó el clarín agudo, y la luna esta triste)
    ОДИНОКАЯ ЛУНА (Отзвучала сирена, и луна все печальней.)
  42. OTOÑO ULTIMO (Ya el árbol no es de hojas secas)
    КОНЕЦ ОСЕНИ (Это дерево с ветхой листвою)
  43. ANTEPRIMA VERA (Llueve sobre el río...)
    ПРЕДВЕСЕННЕЕ (Капли над водою...)
  44. EL VIAJE DEFINITIVO (...Y yo me iré. Y se quedarán los pájaros)
    КОНЕЧНЫЙ ПУТЬ (...И я уйду. А птица будет петь)
  45. Me metí en el arbusto.
    Я погрузился в рощу.
  46. A ANTONIO MACHADO (Amistad verdadera, claro espejo)
    К АНТОНИО МАЧАДО (Как в зеркало, в дружбу)
  47. (Guipúzcoa) (El techo del vagón tiene un albor — ¿de dónde? —)
    (Гипускоа) (На потолке вагона размытый блик — светает?)
  48. Entre nubes dramáticas, surje, sucia, la aurora
    Беспокойные тучи сочатся зарею
  49. Umbría, el agua corre cerca de nuestra alma.
    Омыла нам сердца тенистая вода
  50. El alma de las flores divaga entre la lluvia.
    Бродят души цветов под вечерним дождем.
  51. A UN POETA para un libro no escrito (Creemos los nombres.)
    ПОЭТУ для ненаписанной книги (Да сотворим имена.)
  52. (Otoño) (El cauce va quedando fuera, con la resaca.)
    (Осень) (Русло, ширясь, пустеет от отлива к отливу.)
  53. ¡Este retrato de niña
    О эта девушка в раме!
  54. PIRINEOS (Nostaljia de domingo) (Al entrar en España, va cayendo la tarde...)
    ПИРЕНЕИ (Воскресная ностальгия) (Подъезжаешь к Испании. Стелются тени.)
    ПИРЕНЕИ (Воскресная ностальгия) (Над испанской границей вечерняя тишь...)
  55. FIESTA DE PUEBLO (Los arcos están rejios de reflejos granates,)
    ДЕРЕВЕНСКИЙ ПРАЗДНИК (Луч в радужной аркаде запутался, играя)
  56. CARNAVAL AGRESTE (¡Vienen los días de agua y sol!)
    СЕЛЬСКИЙ КАРНАВАЛ (Неделя солнца и воды!)
  57. EL PAJARITO VERDE (Morado y verde limón)
    ЗЕЛЕНАЯ ПТАХА (Все было к исходу дня)
  58. El recuerdo se va
    Уходит память, тонкими ступнями
  59. AMOR (Ten cuidado)
    ЛЮБОВЬ (Не будь же слеп)
  60. ¡Tardes de los domingos del invierno
    Воскресный январский вечер
  61. IDA DE OTOÑO (Por un camino de oro van los mirlos... ¿Adónde?)
    ОСЕННЯЯ ПЕСНЯ (По закатному золоту неба журавли улетают... Куда?)
    ОСЕННЯЯ ПЕСНЯ (По золотой дороге уходят дрозды, уходят... А куда?)
  62. EL NOSTÁLJICO DOBLE (¿Mar desde el huerto?)
    В ТОСКЕ (Море за садом?)
  63. CANCIÓN AGRIDULCE (Un poquito de sol)
    ГОРЬКО-СЛАДКАЯ ПЕСНЯ (Вспыхнуло солнце, родная моя,)
  64. CANCIÓN DE INVIERNO (Cantan. Cantan.)
    ЗИМНЯЯ ПЕСНЯ (Пели. Все время пели.)
  65. Pintor que me has pintado
    Художник, ты изобразил
  66. (Abril) (Riegan nuestro jardín. Huele a violetas)
    (Апрель) (Сад поливают. Свеже пахнет ранней)
  67. (Aldea) (Fría es la noche y pura.)
    (Деревня) (Свежеет ночь, светлея.)
  68. (Aldea) (El cordero balaba dulcemente.)
    (Деревня) (Блеял ягненок, малыш-непоседа)
  69. VÍSPERA (Hora morada y profunda)
    БЛАГОВЕСТ (Глубокий час, сиреневый и синий)
  70. (Sueño) (Por mi ruina hueca)
    Лишь ветер, затихая
  71. (Entretiempo) (Los arboles deslumbrantes)
    (Осень) (Деревья — ярче костра)
  72. LUZ ULTIMA (Luz en la selva en sombra, ¿te has perdido?)
    ПОСЛЕДНИЙ ЛУЧ (Луч под вечерней кроной, ты покинут?)
  73. Tarde ultima y serena,
    Пришел, как жизнь, короткий,
  74. ¡Tus dos manos, esperanza
    Подай мне, надежда, руку
  75. ¡Agua corriente eras
    Безудержной волной
  76. ¡Oh, como me mirabas!
    О, как же ты глядела!
  77. (Oberón solo) (No te he tenido más en mí)
    (Оберон — один) (Ты мне принадлежала)
  78. (Oberón a Titania) (Mar en calma, la noche plateada)
    (Оберон к Титании) (На море штиль, серебристая ночь)
  79. NADA (A tu abandono opongo la elevada)
    НИЧТО (Высокой мысли башню крепостную)
  80. RETORNO FUGAZ (¿Cómo era, Dios mío, como era?)
    МИМОЛЕТНОЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ (Как это было, как все было, Боже?)
  81. OCTUBRE (Estaba echado yo en la tierra, enfrente)
    ОКТЯБРЬ (Я наземь лег — и, ярко догорая)
  82. Se entro mi corazón en esta nada
    И сердце в пустоте затрепетало
  83. OCTUBRE (A través de la paz del agua pura)
    ОКТЯБРЬ (Сквозь бирюзу речной зеркальной глади)
  84. ESPERANZA (¡Esperar! ¡Esperar! Mientras, el cielo)
    НАДЕЖДА (Надеяться! И ждать, пока прохлада)
  85. Para quererte, al destino
    Судьба взяла мое сердце
  86. 17 DE JULIO (Como el niño que, harto)
    17 ИЮЛЯ (Как мальчик, сытый по горло)
  87. Saco mi esperanza, igual
    Надежду свою, подобно
  88. Me adelanté el corazón
    Мое сердце ушло вперед
  89. Por doquiera, flechas de oro
    Летят золотые стрелы
  90. CONVALECENCIA (Solo tu me acompañas, sol amigo)
    ВЫЗДОРОВЛЕНИЕ (Лишь ты со мною, солнце, друг душевный!)
  91. Clavo débil, clavo fuerte...
    Гвоздь потоньше, гвоздь потолще...
  92. Te deshoje, como una rosa
    Тебя, как розу
  93. SILENCIO (Hasta hoy la palabra)
    МОЛЧАНИЕ (Ни разу до этой минуты)
  94. ¡YA! (Aun la luna, encallada ya en el día)
    НУ, НАКОНЕЦ! (Луна, еще не снятая с мели)
  95. EL RITMO (Tira la piedra de hoy)
    РИТМ (Камень вчерашнего дня)
  96. Vino, primero, pura
    Впервые она предстала
    Сначала явилась в белом
    Сначала пришла невинной
  97. Es verdad ya. Mas fue
    Сегодняшняя правда
  98. A la puente del amor
    Я снова у мостá любви
  99. LA NOCHE (El dormir es como un puente)
    НОЧЬ (Твой сон — как мост в ночных просторах)
  100. Te conocí, porque al mirar la huella
    Я узнал его, след на тропинке,
  101. No corras, ve despacio
    Не торопись, поскольку все дороги
  102. MENDIGOS (Aunque sea lo que dice)
    НИЩЕТА (Хотя бы отзвук птицы)
  103. Se entró en mi frente el pensamiento negro
    Явилась черная дума
  104. Cada chopo, al pasarlo
    Мимо иду — тополя
  105. CANCIÓN (Me colmó el sol del poniente)
    ПЕСЕНКА (Душу мне солнце заката)
  106. MUERTO (Quedó fijo su peso)
    МЕРТВЫЙ (Остановились чаши на весах)
  107. Sé bien que soy tronco
    Я знаю, наверно
  108. Yo no soy yo. Soy este
    Я не я. Это кто-то иной
  109. Soy como un niño distraído
    Я как бедный ребенок
  110. Oh, si; romper la copa
    О да! С усилием густую крону
  111. Está tan puro ya mi corazón
    Давно уже созрело мое сердце
  112. MADRUGADA (El niñito se queja...)
    РАССВЕТ (Младенец заплакал...)
  113. Todo el día
    На целый день
  114. LA MUERTE (Estabas viendo)
    СМЕРТЬ (Завороженно...)
  115. MARES (Siento que el barco mío)
    МОРЯ (Я чувствую, что в темной глубине)
  116. NOCHE (¡Griito en el maar!)
    НОЧЬ (Крик среди моря!)
  117. Mariposa de luz
    Светозарная бабочка
    Бабочка света
  118. NOCTURNO (Mi lagrima y la estrella)
    НОКТЮРН (Моя слеза и звезда)
  119. ACTUALIDAD (El corazón inmenso)
    НАСТОЯЩЕЕ (Необъятное сердце)
  120. Era su voz la fuga del arroyo
    Был ее голос отзвуком ручья
  121. AMOR (Mi corazón estaba)
    ЛЮБОВЬ (Mоe сердце —)
  122. TARDE (Cómo, meciéndose en las copas de oro)
    ВЕЧЕР (Блуждая средь равнин)
  123. DESVELO (Se va la noche, negro toro)
    БЕССОННИЦА (Ночь проходит, как черный бык)
  124. AURORAS DE MOGUER (Los alamos de plata)
    МОГЕРСКИЕ РАССВЕТЫ (Тополя-изваянья)
  125. Poesía; rocío
    Поэзия! россыпь росы
  126. Voz mía, canta, cauta
    Пой, голос мой, пой!
  127. EL DESVELADO (¡Mis ojos abiertos!)
    БЕССОННЫЙ (Глазам, что бессонны)
  128. Me asome a tu dormir
    К тебе я в сон закрался
  129. Qué le pasa a una música
    Что с музыкой
  130. EL SOLO AMIGO (No me alcanzaras, amigo.)
    ОДИНОКИЙ ДРУГ (Ты меня не догонишь, друг.)
  131. EL PAJARITO VERDE (En el río me voy)
    ЗЕЛЕНАЯ ПТАХА (Я в реку войду)
  132. PATRIA (De dónde es una hoja)
    РОДИНА (Откуда — лепесток)
  133. Arraigado;
    Укоренился прочно;
  134. Nube blanca
    Белое облако вдали
  135. SUR (Nostaljia aguda, infinita)
    ЮГ (Бескрайняя, жгучая, злая)
  136. EL PAJARITO VERDE (He venido.)
    ЗЕЛЕНАЯ ПТАХА (Я — здесь.)
  137. MAÑANA EN EL JARDIN (¡El niñito dormido!)
    УТРО В САДУ (Спит ребенок в коляске...)
  138. EPITAFIO IDEAL (¡Abril!, ¿solo, desnudo)
    ИДЕАЛЬНАЯ ЭПИТАФИЯ (Апрель! Одинокий и голый)
  139. GRÁCIL (¿Te cojí? Yo no sé)
    Поймал ли тебя? Не знаю
  140. MAR IDEAL (El faro)
    ИДЕАЛЬНОЕ МОРЕ (Свет маяка)
  141. LA MÚSICA (De pronto, surtidor)
    МУЗЫКА (Внезапно, как взрыв)
  142. CANCIÓN (Álamo blanco) (Arriba canta el pajaro)
    ПЕСНЯ (Серебристый тополь) (В выси — птицы пение)
  143. MINERVA (Como la noche negra)
    МИНЕРВА (Как черная ночь глухая)
  144. ALERTA (La tierra duerme. Yo, despierto,)
    БЕССОННИЦА (Земля уснула. Я один сейчас)
  145. NATURALEZA (Todo infinito a que yo aspiro)
    ПРИРОДА (Бесконечность моих устремлений)
  146. Pajarito cojido
    Немая птаха
    Комочек перьев
  147. ROSAS (Como, si estás ya muerta)
    РОЗЫ (Ты мертва)
  148. PUERTO (Dormidos, nuestro cuerpo)
    ПРИСТАНЬ (Мы спим, и наше тело)
  149. LA OBRA (Día tras día, mi ala)
    ТВОРЕНИЕ (Изо дня в день)
  150. LAS FLORES BAJO EL RAYO (Las flores se dan la mano)
    ЦВЕТЫ В ГРОЗУ (Как птицы, цветы взлетают)
  151. RENACERÉ YO (Renaceré yo piedra)
    ВЕРНУСЬ Я (Вернусь я на землю камнем)
  152. LA FELICIDAD (Mira la amapola)
    СЧАСТЬЕ (Рдеющий мак глядится)
  153. LA ESTRELLA VENIDA (En el naranjo está la estrella.)
    ПРИШЕДШАЯ ЗВЕЗДА (В апельсине звезда мерцает.)
  154. VIENTO DE AMOR (Por la cima del árbol ire)
    ВЕТЕР ЛЮБВИ (По верхней ветке иду вершиной)
    ВЕТЕР ЛЮБВИ (По вершинам деревьев пойду)
  155. LA PERDIDA (Perdida en la noche inmensa.)
    УТРАТА (Бесконечна ночь утраты)
  156. MI TRISTE ANSIA (Lo que corre por la tierra es humo)
    МОЯ БЕДНАЯ ТОСКА (То, что стелется, — туман)
  157. VALLE TRANQUILO (Muerto que duerme)
    ТИХАЯ ДОЛИНА (Над темной правдой)
  158. ES MI ALMA (No sois vosotras, ricas aguas)
    ЭТО МОЯ ДУША (Это не ты среди камыша)
  159. HUIR AZUL (El cielo corre entre lo verde.)
    СИНЕЕ БЕГСТВО (Стелется небо в синем беге)
  160. REDONDEZ (Acariciar el hombro)
    ПОЛНОТА (Коснуться плеча)
  161. RÁFAGA (En lo negro te cojo)
    МОЛНИЯ (Вижу я в черных грозах)
  162. REQUIEM (Cuando todos los siglos vuelven)
    РЕКВИЕМ (Когда — в ночи — века являют)
  163. PAIS SUBITO (Quién se pudiera engañar)
    ВНЕЗАПНАЯ СТРАНА (Что за яркий обман)
  164. LOS PÁJAROS DE YO SÉ DONDE (Toda la noche)
    Я ЗНАЮ, ОТКУДА ПТИЦЫ... (Все вечера)
  165. NAVEGANTE (El mar otra vez, el mar)
    МОРЕПЛАВАТЕЛЬ (И снова — море, лишь море)
  166. PERO LO SOLO (La palma acaricia al pino)
    НЕИЗМЕННО ТОЛЬКО ОДНО (Сосне посылает пальма)
    НО ИДЕАЛЬНОЕ... (С тихим потоком хрустальным)
  167. ESTE PERRO (Este azul de aquel azul)
    ЭТА СОБАКА (Голубизна голубых глубин)
  168. CON IRIS (Me dan ansias de tocar)
    С РАДУГОЙ (Манит меня игра)
  169. MAS ALLA QUE YO (Esto ocaso que se apaga)
    ДАЛЬШЕ, ЧЕМ Я (Последние вспышки заката)
  170. PINAR DE LA ETERNIDAD (En la luz celeste y tibia)
    СОСНЫ ВЕЧНОСТИ (На запоздалом рассвете)
    БОР ВЕЧНОСТИ (В белом предутреннем свете)
  171. CARMIN FIJO (Este carmín no se ha ido)
    ИЗВЕЧНЫЙ КАРМИН (Этот кармин не иссякнет)
  172. LA NOCHE MEJOR (Como yo lo serené)
    ЛУЧШАЯ НОЧЬ (Я успокаивал долго)
    ЛУЧШАЯ НОЧЬ (Когда его утишил я)
  173. ARBOLES HOMBRES (Ayer tarde)
    ДЕРЕВЬЯ ЛЮДИ (С волнами мглы)
  174. EL MAS FIEL (Cantaron los gallos tristes)
    САМЫЙ ПОДЛИННЫЙ (Как голос самой судьбы)
  175. PREGUNTAS AL RESIDENTE (Tu que pasas por las piedras)
    ВОПРОСЫ К ЖИВУЩЕМУ (С корнем внутренним рожден ты)
  176. NIÑO ULTIMO (Música fiel en escala)
    ПОСЛЕДНИЙ РЕБЕНОК (Какая музыка в закате)
  177. MUDO UNIVERSO QUE ME CERCAS (El mar ha sido mas que el cielo.)
    БЕЗМОЛВНОЕ МИРОЗДАНИЕ, ТЫ, ЧТО МЕНЯ ОКРУЖАЕШЬ (Море было огромнее неба.)
  178. EN ESA LUZ (Y en esa luz estás tú)
    ...Знаю, cтала ты светом
  179. COLORES; IDEAS (Los colores que saca la luz a los cuerpos)
    ЦВЕТА; ИДЕИ (Цвета, в которые свет одевает тело)
  180. SOLO TU (Sólo tú, más que Venus)
    ТЫ ОДНА... (Нет, не Венера, ты)
  181. MI GUADIANA ME DICE (Con los tiempos que miraron)
    ГОВОРИТ МНЕ РЕКА ГВАДИАНА (Вспомни мои зеркала)
  182. ESTE INMENSO ATLÁNTICO (La soledad esta sola)
    ЭТА БЕЗБРЕЖНАЯ АТЛАНТИКА (Бездна одиночества одна)
  183. EL COLOR DE TU ALMA (Mientras que yo te beso, su rumor)
    ЦВЕТ ТВОЕЙ ДУШИ (Тебя целую, — солнца яркий свет)
  184. AZUCENA Y SOL (Nada me importa vivir)
    ЛИЛИЯ И СОЛНЦЕ (Мои слезы горьки, как море)
  185. VERDE VERDEROL
    ЗЕЛЕНАЯ ЗЕЛЕНУШКА (Зеленушка моя!)
  186. PRIMAVERA (Abril, sin tu asistencia clara, fuera)
    ВЕСНА (Апрель без ясной близости твоей)
  187. POETA (Cuando cojo este libro)
    ПОЭТ (Взять этот том случится)
  188. Después que entre las flores de la tarde una mano
    Когда романтическая симфония отзвучала
  189. BANQUERA (En las noches de plata, bajo los terciopelos)
    РОСТОВЩИЦА (Серебряной ночью, под сводами Райского Треста)
  190. REMEMBRANZAS (Recuerdo que cuando niño)
    КОГДА Я БЫЛ ДИТЯ И БОГ... (Когда я был дитя и бог, Могер был не селеньем скромным)

 

 

Poemas sin traducciones

  1. ALEGRÍA NOCTURNA (Allá va el olor)
  2. LA FUSIÓN (Al amanecer...)
  3. AJUSTE (Qué difícil es unir)
  4. AHOGADA (¡Su desnudez y el mar!)
  5. AGUA MUJER (Qué me copiaste en ti)
  6. AGUA EN EL AGUA (Quisiera que mi vida)
  7. ACCIÓN FINAL (34 AÑOS Y GOETHE) (No sé con qué decirlo)
  8. A LOS SIGLOS (Venid, siglos venideros)
  9. A DIOS EN PRIMAVERA (Señor, matadme, si queréis)
  10. CÁRCEL (La media puesta de sol)
  11. ÉSTASIS (Hoja verde...)
  12. LA QUE HABLA (Cállate, por Dios, que tú)
  13. LA HORA (Cada minuto de este oro)
  14. Cada hora mía me parece
  15. ASTROS (Por fuera luz de plata)
  16. LA SOLA (Ante mí estás, sí.)
  17. ANTE LA SOMBRA VIRJEN (Siempre yo penetrándote)
  18. MIRLO FIEL (Cuando el mirlo, en lo verde nuevo, un día)
  19. LA AUSENCIA (Cuando el amor se va)
  20. LA COPA FINAL (Contra el cielo inespresable)
  21. CON LAS ROSAS (No, esta dulce tarde)
  22. ROSA, POMPA, RISA (Con la primavera)
  23. EL RECUERDO (Como médanos de oro)
  24. COMO ME MIRAS... POR SI YO PUDIESE (Pajarillo cojido, de tu pecho dulce)
  25. COLOR (Color que, un momento, el humo)
  26. LA AUSENTE (Cierra, cierra la puerta)
  27. CÉNIT (Yo no seré yo, muerte)
  28. EL ADOLESCENTE (El alba me sorprende)
  29. DIOS DE AMOR (Lo que queráis, señor)
  30. DIOS PRIMERO (Días negros cual los días)
  31. DESNUDOS (Por el mar vendrán)
  32. LA PLENITUD (Delante está el carmín de la emoción.)
  33. OTRO SILENCIO (De noche, el oro)
  34. FRENTE (Cuánto infinito abarcado)
  35. Cuando tú quieras, muerte.
  36. EL HECHO (Cuando ella se ha ido)
  37. EL LLEGADO (No me mirarán diciendo: «¿Qué eres?»)
  38. EL IMPULSO (Subes de ti misma)
  39. EL ENLACE (Qué lejos, azul, el cielo)
  40. EL DÍA MENOS (Ya se arreglarán los sueños)
  41. EL DÍA BELLO (Y en todo desnuda tú.)
  42. EL DESCENSO (Sí, esta tarde no es imajen)
  43. EL DECHADO (Qué hermosa muestra eres, cielo azul del día)
  44. JUEGO (EL DÍA Y ROBERT BROWNING) (El chamariz en el chopo)
  45. EL CAMBIO (Lo terreno, por ti)
  46. EL SER UNO (Que nada me invada de fuera)
  47. EL POSEEDOR (No recuerdo...)
  48. El pajarito verde (No recuerdo...)
  49. EL PÁJARO DEL AGUA (Pájaro del agua)
  50. EL OTOÑADO (Estoy completo de naturaleza)
  51. EL OASIS (Verde brillor sobre el oscuro verde.)
  52. EL MÁS SOLO (Siempre, después, qué contento)
  53. EL MAR LEJANO (La fuente trueca su cantata.)
  54. EL MAR LEJANO (La fuente aleja su cantata.)
  55. NOSTALJIA GRANDE (Hojita verde con sol)
  56. HOJILLAS NUEVAS (A ISOLDITA ESPLÁ) (Mira por los chopos)
  57. ETERNIDAD (Eternidad, belleza)
  58. UN CLIMA (Está el cielo tan bello)
  59. Ese día, ese día
  60. ENTRESUEÑO (Que yo estoy en la tierra)
  61. EL TODO (No recordar nada...)
  62. LUNA GRANDE (La puerta está abierta)
  63. La muerte es una madre nuestra antigua
  64. La muerte es sólo un reposo
  65. La muerte es el reposo
  66. LA MUERTE BELLA (¿Que me vas a doler, muerte?)
  67. LA MEMORIA (Qué tristeza este pasar)
  68. LA FIESTA (Todos los días yo soy)
  69. LA ESPADA (Qué confiada duermes)
  70. LA ACTITUD (Sólo lo hiciste un momento.)
  71. MALVAS (Malvarrosa, malvaseda.)
  72. PRIMAVERA MADRE (Madre mía, tierra)
  73. SU SITIO FIEL (Las nubes y los árboles se funden)
  74. LAS DOS ALEGRÍAS (Qué alegre, en primavera)
  75. LA VEZ (Tú, lo grande, anda, descansa)
  76. ROSA (Sólo eres tú)
  77. TRASCIELO DEL CIELO AZUL (¡Qué miedo el azul del cielo!)
  78. ZINC (Qué hueco tan robado)
  79. Qué alegría este tirar
  80. PATIO PRIMERO (Silencio. Sólo queda)
  81. OJOS DE AYER (Ojos que quieren)
  82. SIESTA DE LA TORMENTA (Murió, como un niño, el hijo)
  83. MI OASIS (Qué trasparente amor)
  84. MENSAJERA DE LA ESTACIÓN TOTAL (Todas las frutas eran de su cuerpo)
  85. YA LA TÚ (Ya viene la primavera.)
  86. VIVO Y MUERTO (Tierra, tierra, tierra, tierra.)
  87. SOLO YO (Yo solo vivo dentro)
  88. Sólo mi frente y el cielo
  89. ROSA, NIÑA (Todo el otoño, rosa)
  90. SOL Y ROSA (Rosa completa en olor.)
  91. A mi alma (Siempre tienes la rama preparada)
  92. Acabas de salir de tu alcoba... Yo he entrado.
  93. AMOR (No, no has muerto, no.)
  94. Doraba la luna el río
  95. Belleza cotidiana -amor tranquilo-
  96. Con lilas llenas de agua
  97. Cuando, dormida tú, me echo en tu alma
  98. De tu lecho alumbrado de luna me venían
  99. Desnudos (Nacía, gris, la luna, y Beethoven lloraba)
  100. Lejos tú, lejos de ti
  101. El amor (El amor, a qué huele? Parece, cuando se ama)
  102. En el sopor azul e hirviente de la siesta
  103. Espejeo de estío (Sol único hecho agua, todo el mar)
  104. Estoy triste, y mis ojos no lloran
  105. Iba, blanca y tierna, entre
  106. Jardín (Yo no sé cómo saltar)
  107. Las tardes de enero (Va cayendo la noche: La bruma)
  108. Manos (¡Ay tus manos cargadas de rosas!)
  109. Mar ideal (Los dos vamos nadando)
  110. Mi cuerpo (Vivo olvidada de mi cuerpo.)
  111. Nocturno (Aun soñaba en las dulzuras de esta tarde.)
  112. Nostalgia (Al fin nos hallaremos. Las temblorosas manos)
  113. Nubes (Nevada de los cielos, pareciste)
  114. Otoño (Esparce octubre, al blando movimiento)
  115. Qué débil el latido
  116. ¡Qué dulcemente va cayendo tu belleza!
  117. Qué goce triste éste
  118. ¡Qué tristeza de olor de jazmín!
  119. ¿Remordimiento? (La tarde será un sueño de colores...)
  120. Reproches (Como el cansancio se abandona al sueño)
  121. Rosas mustias de cada día (Todas las rosas blancas de la luna caían)
  122. Si yo, por ti, he creado un mundo para ti
  123. Solía ser en el estío. El viejo coche
  124. Sueño (Imagen alta y tierna del consuelo)
  125. Tal como estabas (En el recuerdo estás tal como estabas.)
  126. ¿Te acuerdas? (¿Te acuerdas? Fue en el cuarto de los niños. La tarde)
  127. Ello (Existe; ¡yo lo he visto)
  128. Iba tocando mi flauta
  129. La más mía (Yo no sé decirme)
  130. Rosa íntima (Todas las rosas son la misma rosa)
  131. Volcán errante (Volcán que pasas traslaticio)
  132. Voz nueva (¿De quién es esta voz? ¿Por dónde suena)
  133. PARQUE VIEJO (Me he asomado por la verja)
  134. Desde este prado en flor, que el sol nimba de oro
  135. Por la herida que abril ha dejado en mi pecho
  136. PRIMAVERA AMARILLA (Abril venía, lleno)
  137. MADRIGAL DE AUSENCIA (Flor blanca, tibia al sol)
  138. ¿Dónde está la palabra, corazón
  139. PUREZA NEGRA (Me puso sus dos ojos sobre)
  140. SOLEDAD (En ti estás todo, mar, y sin embargo)
  141. 19 de junio (No sé si el mar es, hoy)
  142. MADRID, 3 de octubre (Ahora parecerás ¡oh mar lejano!)
  143. ¡Intelijencia, dame
  144. Ante mí estás, sí.
  145. No robes a tu soledad pura
  146. No le toques ya más
  147. LUZ TÚ (Luz vertical, luz tú;)
  148. EL CORAZÓN DE TODO EL CUERPO (Yo fui y vine contigo...)
  149. Alguna noche que he ido
  150. Las amantes del miserable (... Hace un frío tan horrible,)
  151. A mis penas (Cuando lloraba yo tanto)
  152. Granado el oro, está la espiga, al día claro
  153. Francina, en la primavera
  154. Escritor (Tiene algo de fogón o de locomotora...)
  155. La flor solitaria (No vienen en tu busca, pobre flor solitaria;)
  156. ¡Impenetrable es tu frente, cual un muro!
  157. Hoz de oro, la luna hirió el cielo violeta...
  158. He jugado contigo, dolor, y bien merezco
  159. Primavera y sentimiento (Estos crepúsculos tibios)
  160. Otra balada a la luna (Heine, Laforgue, Verlaine...)
  161. Mujer, perfúmame el campo;
  162. Mujer, abismo en flor, maldita seas! Rosa
  163. Quería decir un nombre
  164. Sentada (Sentada en mis rodillas)
  165. Balada de la luna (La luna estaba en un pino)

 

 

Переводы без источника

  1. БЕЛЫЕ ПЕЧАЛИ (Захотелось луне)
  2. Мне снилось сегодня ночью
  3. В этих долинах отрадных
  4. Тот букетик милых цветов
  5. Спускаюсь в сад и женщин
  6. Они уже здесь, телеги...

 

 

Стихотворения A - Я

    caramolka.com

    Хуан Рамон Хименес. Избранные стихи.: anna_eaglet — LiveJournal

    Хуан Рамон Хименес

     
    Камень вчерашнего дня
    брось и усни. И опять
    он возвратится к тебе
    утренним солнцем сиять.
     

    Я знаю, наверно,
    я вечности древо
    и кровью моею
    накормлены звезды,
    а птицы в листве –
    мои сны и мечты.
    И если паду я,
    подрубленный смертью, –
    обрушится небо.

    ***

    ПРИСТАНЬ

    Мы спим, и наше тело –
    это якорь,
    душой заброшенный
    в подводный сумрак жизни.

    ***

    Я не я.
    Зто кто-то иной,
    с кем иду и кого я не вижу
    и порой почти различаю,
    а порой совсем забываю.
    Кто смолкает, когда суесловлю,
    кто прощает, когда ненавижу,
    кто ступает, когда отступаюсь,
    и кто устоит, когда я упаду.

    ***

    Я как бедный ребенок,
    которого за руку водят
    по ярмарке мира.
    Глаза разбежались
    и столько мне, грустные, дарят…
    И горше всего, что уводят ни с чем!

    ***

    Мы думали, что все на свете -
    забвенье, щебень и зола...
    А в сердце правда улыбалась
    и часа своего ждала.

    Слеза - горячею кровинкой
    на белом инее стекла...
    А в сердце правда улыбалась
    и часа своего ждала.

    Холодной слякотью покрылся
    день черный, выжженный дотла...
    А в сердце правда улыбалась
    и часа своего ждала.

    ***

    Подай мне, надежда, руку,
    пойдем за незримый гребень,
    туда, где сияют звезды
    в душе у меня, как в небе.

    Закрой мне другой рукою
    глаза и потусторонней
    тропинкой веди, слепого.
    от снега твоей ладони.

    Зато мы такие дали
    увидим при свете грусти:
    под полной луною сердца
    любви голубое устье.

    Меня схорони во мне же
    от жара мирской пустыни
    и путь протори в глубины,
    где недра, как небо, сини.

    ***

    Не торопись, поскольку все дороги
    тебя ведут единственно к себе.
    Не торопись, иначе будет поздно,
    иначе твое собственное «я»,
    ребенок, что ни миг – новорожденный
    и вечный,
    не догонит никогда!

    ***

    ВЕЧЕР

    Блуждая средь равнин
    в закатном золоте, мне говорит душа,
    что с миром я – един!

    ***

    Поэзия! россыпь росы,
    рожденная на рассвете!
    прохлада и чистота
    последних на небосводе
    звезд – над свежею правдой
    утренних первых цветов!
    Поэзия! зерна росы!
    посеянное на земле небо!

    ***

    К тебе я в сон закрался,
    чтобы найти, притихшая вода,
    твоих глубин невиданные клады.
    И я почти нашел, почти нашел –
    там, в отраженье звездном
    небес, таких высоких и прозрачных, –
    нашел… Но захлебнулся твоим сном!

    ***

    РОДИНА

    Откуда – лепесток
    прозрачный солнца?
    Откуда
    лоб мыслящий, томящееся сердце?
    Откуда – хлынувший неудержимо
    поток поющий?

    ***

    ЮГ

    Бескрайняя, жгучая, злая
    тоска по всему, что есть.

    ***

    БЕССОННИЦА

    Земля уснула. Я один сейчас
    ее бессонный разум…

    Когда б она могла,
    с несметными богатствами своими,
    повиноваться мне! Когда бы вдруг
    ум чей-то новоявленный – мой ум –
    стал управлять огромным этим телом!

    0 яркий день,
    в котором, воплотясь,
    томления ночные могут стать
    той силою, что движет миром!
    Дай мне проснуться завтра на заре
    владельцем правды, вечной и свободной!

    ***

    НЕИЗМЕННО ТОЛЬКО ОДНО

    Сосне посылает пальма
    трепетный свет,
    и трепетно пальме сосна
    шлет свой ответ.
    Смугло-зеленая ночь
    была голубой и зеленой;
    «надейся», – мне говорит
    лик луны просветленный.
    Но вера – всегда одна,
    неизменно только одно:
    в нашей душе живет
    то, что свыше дано.

    Не торопись, поскольку все дороги
    тебя ведут единственно к себе.
    Не торопись, иначе будет поздно,
    иначе твое собственное «я»,
    ребенок, что ни миг – новорожденный
    и вечный,
    не догонит никогда!

    (Juan Ramón Jiménez, 24 декабря 1881— 29 мая 1958)

    anna-eaglet.livejournal.com

    Читать онлайн книгу Стихи - Хуан Рамон Хименес бесплатно. 1-я страница текста книги.

    сообщить о нарушении

    Текущая страница: 1 (всего у книги 1 страниц)

    Назад к карточке книги

    Хименес Хуан Рамон
    Стихи

    Хуан Рамон Хименес

    – 17 июля ("Как мальчик, сытый по горло..."). Перевод Н. Горской – Вечер ("Блуждая средь равнин..."). Перевод В. Андреева – Воскресный январский вечер.... Перевод С. Гончаренко – Выздоровление ("Лишь ты со мною, солнце, друг душевный..."). Перевод Б. Дубина – Душе все роднее мглистый.... Перевод Б. Дубина – Идеальное море ("Свет маяка..."). Перевод Н. Горской – Извечный кармин ("Этот кармин не иссякнет..."). Перевод Н. Горский – Камень вчерашнего дня.... Перевод Н. Ванханен – Ко мне обернешься, плача.... Перевод А. Гелескула – Мимолетное возвращение ("Как это было, как все было, Боже..."). Перевод В. Андреева – Мое сердце ушло вперед.... Перевод П. Грушко – Моя бедная тоска ("То, что стелется, – туман..."). Перевод А.Гелескула – Надежда ("Надеяться! И ждать, пока прохлада..."). Перевод А. Гелескула – Не торопись, поскольку все дороги.... Перевод А. Гелескула – Нет, не из этого мира.... Перевод А. Гелескула – Ничто ("Высокой мысли башню крепостную..."). Перевод А. Гелескула – Одинокая луна ("Отзвучала сирена, и луна все печальней..."). Перевод А. Гелескула – Октябрь ("Сквозь бирюзу речной зеркальной глади..."). Перевод А. Гелескула – Осенний дождь ("Хлещет по окнам ливень осенний..."). Перевод С. Гончаренко – Осенняя песня ("По закатному золоту неба журавли улетают... Куда..."). Перевод С. Гончаренко – Песенка ("Душу мне солнце заката..."). Перевод А. Гелескула – Под вечер осенний ветер.... Перевод С. Гончаренко – Подай мне, надежда, руку.... Перевод С. Гончаренко – Поймал ли тебя? Не знаю.... Перевод А. Гелескула – Посох держа на плече.... Перевод А. Гелескула – Поэту ("Да сотворим имена..."). Перевод В. Андреева – Пришел, как жизнь, короткий.... Перевод С. Гончаренко – Прощание ("Как горячо целую..."). Перевод Б. Дубина – Розы ("Ты мертва..."). Перевод А. Гелескула – Твой сон – как мост в ночных просторах.... Перевод П. Грушко – Штормовое, тяжелое, гулкое небо... – Эта безбрежная Атлантика ("Бездна одиночества одна..."). Перевод А.Гелескула – Юг ("Бескрайняя, жгучая, злая..."). Перевод А. Гелескул

    itexts.net

    Хуан Рамон Хименес / Поэзия / magSpace.ru

    Пой, голос мой, пой!

    Ведь если о чем-то

    ты умолчал,

    ты ничего не сказал!


    Мое знакомство с Хименесом произошло еще в школьные годы, когда мне в руки попала его "андалусианская элегия" — "Платеро и я". Прочитав ее, я, еще совсем ребенок, воспылал желанием поближе познакомиться с автором столь замечательного произведения. Оказалось, что проза (а «Платеро…» это именно проза, хоть и носит гордое имя «элегии») далеко не единственное, чем может похвастаться Хименес. Знаменитый испанский поэт накропал за свою жизнь добрую сотню (на самом деле гораздо больше) хороших, отличных, и просто великолепных стихотворений. Вот ими (то есть своими любимыми) я с вами и хочу сегодня поделиться. А в довесок идет краткий экскурс для тех, кто не знает, кто же такой этот Хуан Рамон Хименес.

    Испанский поэт, лауреат Нобелевской премии по литературе 1956. Родился 24 декабря 1881 в Могере (Андалусия). Город свой, он прославил во многих стихах, и в удивительной повести "Платеро и я", которая сделала его "малую родину" по настоящему знаменитой… В семье, кроме Хуана, было еще двое детей, а также дочь Виктора Хименеса от первого брака. Несмотря на слабое здоровье, мальчика в 1891 г. отправили в Кадис, в иезуитский колледж, после окончания которого Хименес изучает право в Севильском университете. Однако Х. занимается не столько юриспруденцией, сколько рисованием, чтением и сочинением стихов, особенно увлекается французской и немецкой романтической поэзией, а также испанской поэзией в лицее Росалии де Кастро и Густаво Беккера. Его ранние стихи, напечатанные в мадридском обозрении «Новая жизнь» («Vida nueva»), когда ему было 17 лет, привлекли внимание нескольких знаменитых испано-язычных поэтов того времени, в т. ч. никарагуанца Рубена Дарио, жившего в то время в Испании, и соотечественника Хименес а Франсиско Вильяспеса, которые посоветовали начинающему поэту переехать в Мадрид. Вняв их совету, Хименес бросает нерегулярные занятия правом, переезжает в Мадрид и активно участвует в создании двух влиятельных модернистских журналов – «Гелиос»(«Helios», 1902) и «Возрождение» («Renacimiento», 1906). Самые ранние из поэтических сборников Хименеса, «Души фиалок» («Almas de violeta») и «Водяные лилии»(«Ninfeas»).

    Подражательные, сентиментальные, проникнутые подростковой меланхолией, эти стихи тем не менее свидетельствуют об определенной стилистической искушенности поэта, о чувственности и нежной лиричности его ранней поэзии. Образы природы, которыми насыщены ранние стихи Хуана Хименеса, будут характерны для всей его поэзии.

    Под вечер осенний ветер

    сорвал золотые листья.

    Как грустно деревьям ночью,

    как ночь эта долго длится!

    Безжизненно-желтый месяц

    вплывает в черные ветви;

    ни плача, ни поцелуя

    в его помертвелом свете.

    Я нежно шепчу деревьям:

    не плачьте о листьях желтых;

    весной заклубится зелень

    на ветках, дотла сожженных.

    Но грустно молчат деревья,

    скорбя о своей потере...

    Не плачьте о желтых листьях:

    и новые пожелтеют!

    Внезапная смерть отца повергла поэта, только что вернувшегося в Могер, в состояние глубокой депрессии. Хименес едет лечиться от неврастении в санаторий в Бордо, где вскоре поправляется, однако превращается в полуотшельника, одержимого мыслями о смерти. Эти мысли будут преследовать его всю жизнь. Находясь в санатории, поэт пишет мало, предпочитает читать, в основном французских символистов — Верлена, Рембо, Малларме.

    Вернувшись в 1902 г. в Мадрид, Хименес пишет свои первые зрелые стихотворения, вошедшие в сборники «Рифмы»(«Rimas», 1902), «Печальные напевы» («Arias tristes», 1903), «Дальние сады» («Jardines lejanos», 1904), «Пасторали»(«Pastorales», 1905) и отличающиеся характерными для модернистской поэзии fin-de-siecle настроениями безысходности. Но в этих стихах слышен оригинальный поэтический голос изящный, музыкальный, с налетом таинственности.

    С 1905 по 1911 г. Хименес опять живет в Могере, где были написаны стихи, вошедшие в сборники «Чистые элегии» («Elejias puras», 1908), «Весенние баллады» («Ваladas de primavera», 1910) и «Гулкое одиночество» («La soledad sonora», 1911). Своими причудливыми образами и сложными размерами (александрийский стих, например) эти стихи заставляют вспомнить стиль барокко.

    В 1912 г. Хименес переезжает в Мадридскую студенческую резиденцию, центр гуманитарной культуры, где он знакомится с американкой Зенобией Кампруби. Вместе они переводят индийского поэта Рабиндраната Тагора. В это же время Хименес выпускает сборник «Лабиринт»(«Laberinto», 1913) — стихи, посвященные семи его возлюбленным, а также широко известный цикл белых стихов «Платеро и я» («Platero у уо», 1914). В подтексте этой своего рода лирической повести, где рассказывается о поэте и его ослике, лежит, как писал в 1970 г. американский литературный критик Майкл Предмор, мысль о «смерти и возрождении как процессе вечных превращений».

    Мои слезы горьки, как море,

    когда ты вздыхаешь весною,

    я с тобой никогда не встречусь,

    как не встретишься ты со мною.

    Я могу умереть от горя,

    когда ты идешь стороною,

    я с тобой никогда не встречусь,

    как не встретишься ты со мною.

    В 1915 г. выходит «Лето»(«Estio»), книга романтических любовных стихов, посвященных Зенобии Кампруби. В следующем году Хименес приехал к ней в Нью-Йорк, и они поженились. Путешествие по океану стало важной вехой в творчестве Хименеса. В его следующем сборнике «Дневник поэта-молодожена» («Diario de un poeta recien casado», 1917) нашло свое отражение это путешествие; примечателен «Дневник»и использованием свободного стиха — впервые в испанской поэзии. И хотя любовная тема играет существенную роль в этой книге, она вся пронизана темой моря, чья постоянная изменчивость и безостановочное движение символизируют нетерпимость Хименеса к устоявшимся поэтическим структурам, но в то же время море будит у поэта тоску по постоянству.

    На протяжении последующих 20 лет Хименес работал критиком и редактором в испанских литературных журналах, а в своем творчестве пытается выразить то, что он называл «жадностью вечности». В книге «Вечность»(«Eternidades» 1918) он отрекается от своих прошлых стихов и стремится к la poesia desnuda — к «обнаженной», «чистой» поэзии. Стихи сборника «Вечность» строги и эпиграмматичны, чужды изысканности, красочности, которые были характерны для раннего творчества поэта.

    В последующих поэтических сборниках – «Камень и небо»(«Piedra у cielo». 1919) и «Красота» («Belleza», 1923) — Хименес размышляет о связи между красотой и смертью, творчеством и спасением души. В эстетико-этическом трактате тех лет поэт заявляет, что существует связь между нравственностью и красотой. С 1923 по 1936 г. Хименес работает над антологией «Круглый год песен нового света» («La estacion total con las canciones de la nueva luz»), изданной только в 1946 г. и пронизанной острым чувством царящей в природе гармонии. «Название антологии символично, — писал в 1976 г. в своей книге «Современная испанская поэзия (1898...1963)» американский литературовед К. Кобб. – «Круглый год» — это стремление поэта связать воедино все сезоны, все начала и концы, рождение и смерть».
    Начавшаяся в 1936 г. гражданская война в Испании нарушила творческие планы поэта. Республиканское правительство направляет его почетным атташе по культуре в Соединенные Штаты, и, хотя поэт ехал туда по своей воле, свою разлуку с Испанией он воспринимал как добровольную ссылку. В эти годы Хименес — впервые в жизни — выступает с лекциями в университетах Кубы, Пуэрто-Рико и США. Когда же в 1939 г. Франко становится полновластным правителем Испании, Хименес с женой решают остаться за границей.

    В 1956 г., в год смерти жены, Хименес получил Нобелевскую премию по литературе «за лирическую поэзию, образец высокого духа и художественной чистоты в испанской поэзии». В речи на церемонии вручения премии член Шведской академии Яльмар Гульберг заявил: «Воздавая должное Хуану РамонуХименесу, Шведская академия тем самым воздает должное целой эпохе великой испанской литературы». В коротком ответном письме Хименеса, зачитанном в Стокгольме ректором Пуэрториканского университета, говорилось: «Нобелевская премия по праву принадлежит моей жене Зенобин. Если бы не ее помощь, не ее вдохновляющее участие, я не смог бы трудиться на протяжении сорока лет. Теперь без нее я одинок и беспомощен». Хименес так и не смог оправиться от смерти жены и через два года умер в Пуэрто-Рико в возрасте 76 лет.

    Я знаю, наверно, -

    я вечности древо

    и кровью моею

    накормлены звезды

    а птицы в листве -

    мои сны и мечты.

    И если паду я

    подрубленный смертью, -

    обрушится небо.

    Репутация Хименеса, поэта, свято преданного своему искусству, продолжает оставаться высокой. «Хименес занимает в испанской литературе совершенно уникальное место из-за стремления к обнаженности, универсальности и бесконечности поэзии», — писал К. Кобб, который считает, что в этом отношении Хименеса можно сравнить только с Йитсом и Рильке. Как и они, замечает Говард Янг, Хименес исповедует «религию, в которой поэзия — единственный обряд, а творчество — единственная форма поклонения».

     

    Вокруг — пустота. Лишь вода… Пустота?

    Разве вода — пустота? Да,

    все — пустота. Лишь цветок… Вокруг пустота.

    Но что же цветок тогда?

    Вокруг пустота… И ветерок… Пустота?

    Ветерок — пустота?.. Да,

    все — пустота. Лишь мечта… Вокруг пустота.

    Но разве пуста мечта?

     

    Вот так вот. И на закуску короткая подборка моих любимых стихотворений Хименеса.

     

    ДЕРЕВЬЯ-ЛЮДИ

    С волнами мглы

    пройдя сквозь густой шиповник

    (были цветы нежны и круглы),

    я прокрался под вечер

    туда, где застыли стволы.

    Одиночество было извечным,

    был бесконечным немой простор

    Я деревом стал меж деревьев

    и услышал их разговор

    Улетела последняя птица

    из моего тайника,

    только я остался в укрытье,

    где клубились темные облака.

    Я собой не хотел становиться -

    я боялся вызвать их гнев,

    как дерево чуждой породы

    средь народа вольных дерев.

    И они позабыли мой облик -

    облик блуждающего ствола,

    и, безликий, я долго слушал,

    как беседа деревьев текла.

    Я первой звезды дождался

    и вышел на берег реки,

    где играли лунные блики,

    невесомые, как светляки.

    Когда я к реке спускался,

    деревья смотрели издалека.

    Они обо всем догадались,

    и меня забрала тоска.

    Они обо мне говорили -

    сквозь опаловый зыбкий туман

    я слышал их добрый шепот...

    Как же им объяснить обман?

    Как сказать, что я только путник,

    что им совсем не родня?

    И не смог я предать деревья,

    что поверили вдруг в меня.

    Знает полночная тишина,

    как я с ними беседовал допоздна.

     

    БЕЛЫЕ ПЕЧАЛИ

    Он

    Захотелось луне -

    той, что плачет ночами,

    прикоснуться к земле.

    Может, знаешь зачем?

    Чтоб меня опечалить?

    Может, знаешь, откуда

    эта прихоть луны?

    Не с того ли случайно,

    что жасмина и нарда

    белизну облачала

    эта ночь и сливался

    аромат их с лучами...

    Или просто затем,

    чтоб меня опечалить?..

    Может, знаешь, зачем

    белый свой аромат

    лепестки излучали?

    Для чего в белый траур

    ночь тогда облачалась

    и, целуя меня,

    ты сквозь слезы смеялась

    здесь, на этой земле...

    Чтоб меня опечалить?..

    Этот смех, эти слезы -

    что они означали?

    И твои поцелуи...

    Она

    Так… Хотела тебя опечалить.

     

    МОЛНИЯ

    Вижу я в черных грозах

    твою золотую россыпь.

    Из какого металла

    небо тебя ковало?

    Ты пролилась из розы,

    эссенция тучи грозной?

    Ты со звезды упала

    дрожь красоты небывалой?

    Молния — блеск мгновенный

    женственности нетленной..

    Девятым магнитным валом

    тридевять ты просверкала!..

    И, в дрожь меня бросив,

    застыла холодной бронзой...

     

    Из-за нежности я погубил свою жизнь. А. Рембо (фр.).

    Черный ветер. А в черном ветре

    ледяная луна бела

    В эту ночь Всех Святых повсюду

    причитают колокола.

    Со свинцового неба в духе

    романтизма минувших лет

    на сухие стволы часовен

    темно-синий струится свет.

    И гирлянды цветов, и свечи...

    Как рыдают колокола!

    … Черный ветер, а в черном ветре

    ледяная луна бела.

    Я бреду по дороге — мертвый,

    в сонном свете, но наяву;

    и мечтаю, мертвец, о жизни,

    безнадежно немой, зову

    тех, кто сделал меня безгласным...

    magspace.ru

    ..:: СТИХИ. Хименес ::..


    Хуан Рамон Хименес

    .....

    
 Бездна одиночества одна.
 И один идешь к ней издалека
 одиноко, как одна волна
 в одиноком море одинока.
 
 

    .....

    
 Из-за нежности я погубил свою жизнь.
 А. Рембо (фр.)
 
 Черный ветер. А в черном ветре
 ледяная луна бела.
 В эту ночь Всех Святых повсюду
 причитают колокола.
 
 Со свинцового неба в духе
 романтизма минувших лет
 на сухие стволы часовен
 темно-синий струится свет.
 
 И гирлянды цветов, и свечи...
 Как рыдают колокола!
 ...Черный ветер, а в черном ветре
 ледяная луна бела.
 
 Я бреду по дороге - мертвый,
 в сонном свете, но наяву;
 и мечтаю, мертвец, о жизни,
 безнадежно немой, зову
 тех, кто сделал меня безгласным...
 
 Пусть искусаны до крови
 мои губы, но снова красной
 стала кровь моя от любви.
 
 Сердце требует возрожденья,
 тело - сильных и нежных рук,
 улыбнуться мечтают губы
 и, прорвавши порочный круг,
 искупить проливные слезы
 всех изведанных мною мук.
 
 Только разве отпустит сердце
 глубочайшая из могил?
 Завтра год, а быть может - больше,
 как его я похоронил.
 
 Холодок сентиментализма.
 Черный ветер. Луна - бела.
 В эту ночь Всех Святых повсюду
 причитают колокола.
 
 

    .....

    
 Все было к исходу дня
 лимонным и синим, мама.
 Все было к исходу дня,
 как на сердце у меня.
 
 А сердце его глухое
 молчало, меня казня!
 ...Все было к исходу дня
 лимонным и синим, мама.
 
 

    Осенний дождь

    
 Хлещет по окнам ливень осенний;
 брызжут осколки струй на ступени,
 вымыв до глянца листья сирени.
 В сердце, как в поле, льет с небосклона...
 Плещет и плещет дождь монотонно.
 
 Тонут в тумане мутные дали,
 тонет округа в смутной печали.
 Луч розоватой диагональю
 льется по мокрой раме оконной...
 Плещет и плещет дождь монотонный,
 
 В сердце и в поле так нелюдимо!
 
 Рядом ни друга нет, ни любимой...
 Юность проходит тщетно и мимо...
 Лоб ощущает холод ладони.
 Ливень осенний все монотонней.
 
 Ливень, как слезы... Вечер и ливень...
 Как не присниться сердцу и ниве,
 будто их доля станет счастливей,
 если прольется свет с небосклона?
 Плещет и плачет дождь монотонно.
 
 

    Иду неустанно

    
 Иду неустанно;
 и слушаю голос стеклянный
 растоптанной мною равнины песчаной.
 
 Иду неустанно;
 седлать скакуна я не стану,
 пускай я от прочих отстану, -
 иду неустанно, -
 отдам свою душу песчинкам стеклянным
 растоптанной мною равнины песчаной.
 
 Иду неустанно.
 По дальним и ближним полянам
 огромная ночь разлилась океаном.
 
 Иду неустанно.
 На сердце и сладко и странно;
 со всем, что встречаю, сливаюсь нежданно -
 иду неустанно! -
 и ноги купаются в травах туманных,
 и весь я наполнен теплынью медвяной.
 
 Иду неустанно,
 чтоб слышать все слезы и раны
 дорог, о которых пою постоянно.
 
 

    Осенняя песня

    
 По закатному золоту неба журавли улетают... Куда?
 И уносит река золотая золоченые листья... Куда?
 Ухожу по жнивью золотому, ухожу и не знаю - куда?
 Золотистая осень, куда же?.. Куда, золотая вода?
 
 

    .....

    
 Под ветром растаяла туча сырая,
 деревья подобны искрящимся кладам,
 и первые птицы вернулись из рая -
 и вырос закат заколдованным садом.
 
 Зажги, о закат, мою душу и тело,
 чтоб сердце, как ты, пламенело и крепло,
 и жарче любило, и ярче горело.
 ...а ветер забвенья избавит от пепла...
 
 

    .....

    
 Этой смутной порой, когда воздух темнеет,
 задыхается сердце и рвется на волю;..
 Лег туман, отзвонили, звезда леденеет
 над почтовой каретой семичасовою...
 А закат, колокольня и ветви над домом
 наполняются смыслом забытым и странным,
 словно я заблудился в саду незнакомом,
 как ребенок во сне, и смешался с туманом.
 
 Развернется карета, застонут вагоны
 и потянутся вдаль... если есть еще дали!
 Я стою одиноко и завороженно,
 не достигший отчизны паломник печали.
 
 

    .....

    
 Ты все катишь, былое, в бедной старой карете.
 Ты все таешь, мой город, возле сердца пригретый.
 И слезою ты стынешь, о звезда на рассвете,
 над зеленой долиной и над бедной каретой.
 
 Зеленей стало небо, ожила мостовая.
 Пряной свежестью ранней по обочинам веет.
 И жуют свое эхо не переставая
 ветряки, на которых заря розовеет.
 
 А душа вспоминает муку слов торопливых,
 белый всплеск занавески вслед карете бессменной,
 переулок вечерний в синих лунных отливах,
 поцелуи той ночи, последней, мгновенной...
 
 И все катит былое в бедной старой карете.
 И все тает мой город, возле сердца пригретый.
 И одна ты светлеешь, о звезда на рассвете,
 над зеленой долиной и над бедной каретой.
 
 

    Конечный путь

    
 ...И я уйду. А птица будет петь
 как пела,
 и будет сад, и дерево в саду,
 и мой колодец белый.
 
 На склоне дня, прозрачен и спокоен,
 замрет закат, и вспомнят про меня
 колокола окрестных колоколен.
 
 С годами будет улица иной;
 кого любил я, тех уже не станет,
 и в сад мой за беленою стеной,
 тоскуя, только тень моя заглянет...
 
 И я уйду; один - без никого,
 без вечеров, без утренней капели
 и белого колодца моего...
 А птицы будут петь и петь, как пели.
 
 

    К Антонио Мачадо

    
 Как в зеркало, в дружбу
 глядят наши души...
 А на закате стало небо
 еще спокойней и бездонней.
 Сегодня вечером повсюду
 тебя я чувствую, Антонио.
 
 А этот Аполлонов вечер,
 он пахнет музыкой и раем,
 и наши лиры мотыльками
 в закатном пламени сгорают.
 Ах, наши лиры на закате,
 где струны - огненные струи!
 Не к ним ли завтра эти розы
 прильнут бессмертным поцелуем?
 
 А ты - в дали, где солнце тонет, -
 ты помнишь обо мне, Антонио?
 
 

    .....

    
 (... Черепицы в дожде и в цветах.
 Х. Р. Х.)
 
 Бродят души цветов под вечерним дождем.
 О ростки желтоцвета по кровельным скатам,
 вы опять отогрели заброшенный дом
 нездоровым и стойким своим ароматом!
 
 Он как голос, который заплакать готов,
 или сказка лесная, с лачугой в низине,
 где невеселы краски, и много цветов,
 и большие глаза нелюдимы и сини...
 
 Привкус горя навек с этим запахом слит
 и возник в незапамятно-давние годы...
 Крыша пахнет цветами, а сердце болит,
 словно эти цветы - его желтые всходы.
 
 

    .....

    
 Судьба взяла мое сердце
 и тебя вложила мне в грудь.
 Ты меня не можешь отторгнуть,
 я тебя не могу отторгнуть, -
 друг без друга нам не вздохнуть!
 
 Ты и я, я и ты - это мы с тобою,-
 эти звенья не разомкнуть!
 Море и небо, связанные судьбою,
 небо и море суть.
 
 

    .....

    
 Женщина рядом с тобой...
 Музыку, пламя, цветок -
 все обнимает покой.
 Если с тобой ее нет,
 сходят с ума без нее
 музыка, пламя и свет.
 
 

    .....

    
 Я узнал его, след на тропинке,
 по тому, как заныло сердце,
 на которое лег он печатью.
 
 И весь день я искал и плакал,
 как покинутая собака.
 
 Ты исчезла... И в дальнем бегстве
 каждый шаг твой ложился на сердце,
 словно было оно дорогой,
 уводившей тебя навеки.
 
 

    .....

    
 Не торопись, поскольку все дороги
 тебя ведут единственно к себе.
 
 Не торопись, иначе будет поздно,
 иначе твое собственное "я",
 ребенок, что ни миг - новорожденный
 и вечный,
 не догонит никогда!
 
 

    Нищета

    
 - Хотя бы отзвук птицы,
 заглохший на лету!
 
 Забытый запах розы
 в заботливых глазах!
 
 И синий отсвет неба,
 погасший на слезах!
 
 

    .....

    
 Явилась черная дума,
 как будто бы птица ночи
 в окно среди дня влетела.
 
 Как выгнать ее - не знаю!
 
 Сидит неподвижно, молча,
 цветам и ручьям чуждая.
 
 

    .....

    
 И Знаю, стала ты светом,
 но не ведаю, где ты,
 и не знаю, где свет.
 
 

    .....

    
 Я не я.
 Зто кто-то иной,
 с кем иду и кого я не вижу
 и порой почти различаю,
 а порой совсем забываю.
 Кто смолкает, когда суесловлю,
 кто прощает, когда ненавижу,
 кто ступает, когда отступаюсь,
 и кто устоит, когда я упаду.
 
 

    .....

    
 Давно уже созрело мое сердце,
 и для него - что петь,
 что умирать.
 
 Как чистая страница
 
 для дум и сновидений,
 раскрыта книга жизни,
 раскрыта книга смерти.
 
 И в той, и в этой - вечность, мое сердце.
 
 Одна и та же. Пой и умирай.
 
 

    .....

    
 Пришел, как жизнь, короткий,
 прощальный, тихий вечер.
 Конец всему родному...
 А я хочу быть вечным!
 
 Листву в саду кровавя
 и душу мне увеча,
 пылает медь заката...
 А я хочу быть вечным!
 
 Как этот мир прекрасен!
 Не задувайте свечи...
 Будь вечным этот вечер,
 и я да буду вечен!
 
 

    nata-koenig.narod.ru

    Читать онлайн "Стихи" автора Хименес Хуан Рамон - RuLit

    Хименес Хуан Рамон

    Стихи

    Хуан Рамон Хименес

    - 17 июля ("Как мальчик, сытый по горло..."). Перевод Н. Горской - Вечер ("Блуждая средь равнин..."). Перевод В. Андреева - Воскресный январский вечер.... Перевод С. Гончаренко - Выздоровление ("Лишь ты со мною, солнце, друг душевный..."). Перевод Б. Дубина - Душе все роднее мглистый.... Перевод Б. Дубина - Идеальное море ("Свет маяка..."). Перевод Н. Горской - Извечный кармин ("Этот кармин не иссякнет..."). Перевод Н. Горский - Камень вчерашнего дня.... Перевод Н. Ванханен - Ко мне обернешься, плача.... Перевод А. Гелескула - Мимолетное возвращение ("Как это было, как все было, Боже..."). Перевод В. Андреева - Мое сердце ушло вперед.... Перевод П. Грушко - Моя бедная тоска ("То, что стелется, - туман..."). Перевод А.Гелескула - Надежда ("Надеяться! И ждать, пока прохлада..."). Перевод А. Гелескула - Не торопись, поскольку все дороги.... Перевод А. Гелескула - Нет, не из этого мира.... Перевод А. Гелескула - Ничто ("Высокой мысли башню крепостную..."). Перевод А. Гелескула - Одинокая луна ("Отзвучала сирена, и луна все печальней..."). Перевод А. Гелескула - Октябрь ("Сквозь бирюзу речной зеркальной глади..."). Перевод А. Гелескула - Осенний дождь ("Хлещет по окнам ливень осенний..."). Перевод С. Гончаренко - Осенняя песня ("По закатному золоту неба журавли улетают... Куда..."). Перевод С. Гончаренко - Песенка ("Душу мне солнце заката..."). Перевод А. Гелескула - Под вечер осенний ветер.... Перевод С. Гончаренко - Подай мне, надежда, руку.... Перевод С. Гончаренко - Поймал ли тебя? Не знаю.... Перевод А. Гелескула - Посох держа на плече.... Перевод А. Гелескула - Поэту ("Да сотворим имена..."). Перевод В. Андреева - Пришел, как жизнь, короткий.... Перевод С. Гончаренко - Прощание ("Как горячо целую..."). Перевод Б. Дубина - Розы ("Ты мертва..."). Перевод А. Гелескула - Твой сон - как мост в ночных просторах.... Перевод П. Грушко - Штормовое, тяжелое, гулкое небо... - Эта безбрежная Атлантика ("Бездна одиночества одна..."). Перевод А.Гелескула - Юг ("Бескрайняя, жгучая, злая..."). Перевод А. Гелескула - Я не я.... Перевод А. Гелескула - Явилась черная дума.... Перевод Н. Ванханен

    17 ИЮЛЯ

    Как мальчик, сытый по горло учебой, что-то рисует без цели и без сюжета, так и я бездумно тасую птиц безголосых, тучу безгрозовую, пустую комнату без отголосков и цветы без цвета...

    ...Сколько слов туманных, произнесенных всуе!..

    Тоскуют земля и небо, и я тоскую.

    Перевод Н. Горской

    ВЕЧЕР

    Блуждая средь равнин в закатном золоте, мне говорит душа, что с миром я - един!

    Перевод В. Андреева

    * * *

    Воскресный январский вечер, когда ни души нет в доме!

    ...Зелено-желтое солнце на окнах, и на фронтоне, и в комнате, и на розах... И капают капли света в пронизанный грустью воздух... Протяжное время сгустком застыло в раскрытом томе...

    На цыпочках тихо бродит Душа в опустелом доме, упавшую крошку хлеба разглядывая на ладони.

    Перевод С. Гончаренко

    ВЫЗДОРОВЛЕНИЕ

    Лишь ты со мною, солнце, друг душевный! Как пес, ты лижешь кромку одеяла, и в золотой подшерсток зарываюсь рукой усталой.

    И все пережитое отходит... дальше... дальше! Я немею и только улыбаюсь как ребенок, почти утешен ласкою твоею.

    Глаз не смыкаешь, солнце, надежный сторож всех моих падений, и, заходясь невнятицей и гневом, бросаешься на тени, пустые наваждения, безмолвно грозящие в закатном запустенье.

    Перевод Б. Дубина

    * * *

    Душе все роднее мглистый закат над листвой сухою. Коснись меня, луч осенний, своей потайной тоскою!

    Деревья сырого сада размыто сквозят в тумане и кажутся нареченной, с которой все ждут свиданья, и тянутся листья с тропок подобно живым ладоням... Листком обернемся, сердце, и в палой листве потонем!

    Приветный, потусторонний закат золотит аллею, и самое потайное под зыбким лучом светлее.

    Ласкающий листья отсвет так нежен в касанье робком! Созвучья иного лада плывут по размокшим тропкам напевов и ароматов согласие неземное, что сад золотит нездешней и вечной своей весною.

    Сияние нежит листья и, дымчато-золотое, в душе зацветает смутной, неведомой красотою.

    перевод Б. Дубина

    ИДЕАЛЬНОЕ МОРЕ

    Свет маяка словно вздох ребенка, который почти что Бог - до нас едва долетает.

    ...Какие просторы!..

    И мнится мне, что зажжен маяк не для морей зловещих, а для вечности вещей.

    Перевод Н. Горской

    ИЗВЕЧНЫЙ КАРМИН

    Этот кармин не иссякнет, кармин вечерних долин, карминовая кантата из глубины глубин.

    В лиловой ночи необъятной горит заката кармин; рядом с рассветом красным горит заката кармин; рядом с лазурным полднем горит заката кармин.

    Заката карминные волны, стойкой сосны рубин беспредельное умиранье пламени средь руин.

    В сердце, тоской объятом, горит заката кармин; в сердце карминно-красном горит заката кармин; в сердце бесстрастном горит заката кармин.

    Никогда не погаснет небесный костер-исполин, вечности яркая ясность за пределом земных долин.

    Перевод Н. Горский

    * * *

    Камень вчерашнего дня брось и усни. И опять он возвратится к тебе утренним солнцем сиять.

    www.rulit.me

    Хименес, Хуан Рамон — Википедия

    В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Хименес.

    Хуáн Рамóн Химéнес (исп. Juan Ramón Jiménez; 23 декабря 1881, Могер, Испания — 29 мая 1958, Сантурсе, Пуэрто-Рико) — испанский поэт, один из лучших лириков своего языка. Лауреат Нобелевской премии по литературе 1956 года «За лирическую поэзию, образец высокого духа и художественной чистоты в испанской поэзии».

    Хуáн Рамóн Химéнес родился 23 декабря 1881 года в андалусийском городке Могер в семье Виктора Химéнеса и Пурификасьон Мантекон Лопес-Парехо. Он был самым младшим в семье. У Хуана Рамона было две сестры (Игнасия и Виктория) и брат — Эустакио[1]. В детстве Хуáн Рамóн был очень мечтательным мальчиком, он мог подолгу любоваться красивыми вещами. Он очень любил смотреть в калейдоскоп. В то же время он совсем не переносил уродства. Мёртвые и смерть его очень пугали.

    В 1893 году, по примеру своего брата Эустакио, Хуáн Рамóн поступил в иезуитский колледж. Спустя три года, став бакалавром и получив среднее образование, он поступает на юридический факультет Севильского университета. Вместе с тем, он берёт уроки живописи и кадисского учителя Сальвадора Клементе. В 1898 году Химéнес бросает университет и вплотную занимается поэзией, в связи с чем возвращается в родной Могер. Уже 6 августа того же года в барселонском журнале «Чёрный кот» (El gato negro) была напечатана его первая поэма «La guajira»[2].

    В 1900 году, приглашённый Рубеном Дарио (Rubén Darío[3][4]) и Франсиско Виллаэспесой[5] в Мадрид для знакомства с поэтами-модернистами, он всерьёз увлекается чтением работ поэтов — основателей испанского модернизма — особенно Леопольдо Люгонеса, Амадо Нерво и Мануэля Диаса Родригеса. 3 июля в том же году в результате сердечного приступа умирает его отец. Он тяжело переживает смерть отца. У него учащаются проблемы с дыханием и он постоянно думает о том, что умрёт также, как и отец. Кроме того, со смертью отца, семья Химéнеса теряет всё имущество, которое по решению Верховного суда переходит в пользу банка Бильбао. Эти события делают Хуáна Рамóна нервным. В 1901 году его направляют в психиатрический санаторий в Бордо, где он лечится от депрессии. Живя в одном доме вместе с семьёй доктора Лалана, Хуáн влюбляется в его дочь Марту (в своих стихотворениях он называет её Франсиной). Проводя много времени в библиотеке доктора Лалана, Химéнес зачитывается поэзией французских поэтов-символистов — Бодлера, Верлена, Малларме. Уже в сентябре он поселяется с санатории Розарио в Мадриде. Хуáн Рамóн Химéнес был влюблён практически во всех сестёр милосердия, работавших в том санатории. Чаще всего упоминают двух из них — сестру Марию де Пилар де Хесус и Бланку Эрнандес Пинзон.

    В 1902 году становится инициатором создания испанского литературного журнала «Гелиос» (Helios)[6] модернистской направленности совместно с Августином Керолем, Грегорио Мартинесом Сьеррой, Рамоном Пересом де Айялой, Педро Гонсалесом Бланко и Карлосом Наварро Ламаркой. Журнал содержал как творческие тексты (в прозе и стихах), так и критические разборы литературных произведений. С журналом сотрудничали такие личности, как поэт и журналист Рубен Дарио, писатель и философ Мигель де Унамуно, писатель и журналист Хосе Мартинес Руис (Асорин), писатель и димпломат Хуан Валера, поэты Антонио и Мануэль Мачадо, поэт и журналист Сальвадор Руэда Сантос и другие. На страницах «Гелиоса» Химéнес в том же году публикует свою работу «Arias tristes».

    Чуть погодя, он покидает санаторий Розарио и переселяется к врачу-неврологу Луису Симарро[7]. В 1903 году, благодаря своим друзьям в Мадриде — Грегорио Мартинесу Сьерре и Марии Лехаррага, он знакомится с красивой и образованной североамериканкой Луизой Гримм, супругой испанского предпринимателя Антонио Мурьедаса Манрике де Лара, владельца своего дела в Мексике. Хуáн Рамóн влюбляется в Луизу и даже задумывается о браке с ней, но это ни к чему не приводит. Тем не менее, Гримм снабжает Хименеса большим количеством английской литературы. А совместно с Альберто Хименесом Фродом Хуáн Рамóн берётся за перевод «Гимна духовной красоте» Перси Шелли.

    Путешествовал по Франции и США, где в 1913 встретил писательницу, переводчицу Рабиндраната Тагора Зенобию Кампруби, которая в 1916 году стала его женой и помощницей.

    С началом Гражданской войны супруги эмигрировали на Кубу, затем жили в США и Пуэрто-Рико (с 1946). По приезде в Пуэрто-Рико поэт снова на несколько месяцев был госпитализирован в состоянии депрессии. Преподавал в университете. В 1956 году его жена умерла от рака, Хименес не мог оправиться от этой потери. Через два года он скончался в той же клинике, где умерла жена.

    Критики обычно различают в творчестве Хименеса три этапа — 1898—1915, 1916—1936, 1937—1958. На первом он пережил влияние романтической лирики Беккера, французского символизма (Бодлер, Верлен), модернистской поэтики Дарио. Второй этап отмечен воздействием англоязычной поэзии (Блейк, Шелли, Эмили Дикинсон, Уильям Батлер Йейтс). Третий этап определен многолетним изгнанием, это период духовного поиска, тяги к просветлению, определенной близости к традициям испанских мистиков.

    В наследии Хименеса выделяются также лирическая повесть в микроновеллах о сельской Андалусии «Платеро и я» (1914) и эссе о писателях-современниках «Испанцы трех миров» (1942).

    • Almas de violeta (1900)
    • Ninfeas (1900)
    • Rimas (1902)
    • Arias tristes (1903)
    • Jardines lejanos (1904)
    • Pastorales (1905)
    • Elejías puras (1908)
    • Elegías intermedias (1909)
    • Olvidanzas (1909)
    • Baladas de primavera (1910)
    • La soledad sonora (1911)
    • Poemas mágicos y dolientes (1911)
    • Melancolía (1912)
    • Laberinto (1913)
    • Platero y yo (1914)
    • Estío (1915)
    • Sonetos esprituales (1916)
    • Diario de un poeta recién casado (1917)
    • Poesías escogidas (1899—1917) (1917)
    • Eternidades (1918)
    • Piedra y cielo (1919)
    • Segunda antología poética (1899—1918) (1922)
    • Belleza (1923)
    • Unidad (1925)
    • Obra en marcha (1929)
    • Sucesión (1932)
    • Presente (1934)
    • Canción (1936)
    • La estación total con canciones de nueva luz (1936)
    • Política poética (1936)
    • Verso y prosa para niños (1937)
    • Ciego ante ciegos (1938)
    • Españoles de tres mundos (1942)
    • Antología poética (1944)
    • Voces de mi copla (1945)
    • La estación total con las canciones de la nueva luz (1946)
    • Animal de fondo (1947)
    • Diario de poeta y mar (1948)
    • Romances de Coral Gables (1948)
    • Dios deseado y deseante (1949)
    • Tercera antología poética (1957)
    • La corriente infinita (1903—1954 (1961)
    • Por el cristal amarillo (1902—1954) (1961)
    • El trabajo gustoso (1948—1954) (1961)
    • Primeras prosas (1890—1954) (1962)
    • La colina de los chopos (1913—1928) (1965)
    • Cartas literarias (1977)
    • Tiempo y espacio (1982)
    • La realidad invisible (1983)
    • Guerra en España (1985)
    • Poesía y prosa inéditas (2004)
    • Epistolario (2006)
    • Платеро и я. — Кишинев, 1975.
    • Испанские поэты XX века: Хуан Рамон Хименес. Антонио Мачадо. Федерико Гарсиа Лорка. Рафаэль Альберти. Мигель Эрнандес. — М.: Художественная литература, 1977. — (Библиотека всемирной литературы)
    • Избранное. — М.: Художественная литература, 1981.
    • Платеро и я. — М.: Детская литература, 1981.
    • Вечные мгновения. — СПб.: Северо-Запад, 1994.
    • Стихи// Поэты — лауреаты Нобелевской премии. — М.: Панорама, 1997. — С. 168—198.
    • Испанцы трех миров: Избранная проза, стихотворения/ Перевод с испанского Анатолия Гелескула; Составление, предисловие и комментарии Натальи Малиновской. — СПб.: издательство Ивана Лимбаха, 2008.
    • Díaz-Plaja G. Juan Ramón Jiménez en su poesía. — Madrid: Aguilar, 1958.
    • Gullón R. Conversaciones con Juan Ramón Jiménez. — Madrid: Taurus, 1958.
    • Predmore M. P. La obra en prosa de Juan Ramón Jiménez. — Madrid: Gredos, 1966.
    • González A. Juan Ramón Jiménez. — Madrid: Ediciones Júcar, 1974.
    • Palau de Nemes G. Vida y obra de Juan Ramón Jiménez. — Madrid: Gredos, 1976.
    • Campoamor González A. Vida y poesía de Juan Ramón Jiménez. — Madrid: Sedmay Ediciones, 1976.
    • Blasco Pascual F. J. La poética de Juan Ramón Jiménez. Desarrollo, contexto y sistema. — Salamanca: Universidad de Salamanca, 1981.
    • De Albornoz A. Juan Ramón Jiménez. — Madrid: Taurus, 1988.
    • Pau A. Juan Ramón Jiménez. El poeta en el jardín. — Madrid, 1999.
    • González Duro E. Biografía interior de Juan Ramón Jiménez. — Madrid: Ediciones Libertarias, 2002.
    • Alarcón Sierra R. Juan Ramón Jiménez: pasión perfecta. — Madrid: Espasa, 2003.
    • Baquero G. Eternidad de Juan Ramón Jiménez. — Madrid: Huerga y Fierro Editores, 2003.
    • Борхес Х. Л. Хуан Рамон Хименес// Он же. Собрание сочинений. Т.2. — СПб.: Амфора, 2005. — С. 721—722.

    Хуан Рамон Хименес — автор фразы, ставшей эпиграфом к научно-фантастическому роману-антиутопии Рэя Бредбери «451 градус по Фаренгейту»[8]:

    «Если тебе дадут линованную бумагу, пиши поперёк».

    О событиях из жизни Хуана Рамона Хименеса снят художественный фильм «La luz con el tiempo dentro» («Сияние во времени», 2015, режиссёр Антонио Гонсало).

    ru.wikipedia.org


    Смотрите также



    © 2011-
    www.mirstiha.ru
    Карта сайта, XML.