Лопе де вега стихи о любви


Высказывания Лопе де Вега (Лопе Феликс де Вега Карпьо)

(1562—1635 гг.) драматург

А ведь жена при старом муже –
Что плющ, повисший на ветвях:
Когда раскидистому клену
Он обовьет и ствол и крону,
Он юн и свеж, а клен зачах.

Бог любви неумолим:
Он за обиду мстит и губит.

Быть легковерным – глупо и опасно,
И легковерье – это путь страданий.
Но видеть без разумных оснований
Кругом обман – не менее ужасно.

Важнейшее правило искусства гласит, что оно не может подражать ничему иному, кроме правдоподобного.

В деле чести непригоден
Астрологии язык.

В дороге и в тюрьме всегда рождается дружба и ярче проявляются способности человека.

Ведь женщине во мненьи света
Легко упасть, когда весь день
Ей в зеркало глядеть не лень.

Ведь раб не тот, кто стонет под кнутом,
Не тот отшельник, кто по воле неба
Живет в уединении глухом,
И нищ не тот, кто просит корку хлеба.
Но тот и раб, и нищ, и одинок,
Кто в жизни выбрал спутником порок.

Ведь тот, кто больше не полезен,
Забыт и сердцу не любезен.

В любви всегда согласие и лад,
Но букву зачеркнуть – и выйдет ад!

Влюбленных зренье услаждает,
И только тот в любви вкушает
Весь аромат ее, кто зряч.

Во все времена земля была человеку родной матерью, а вода злою мачехой.

Всегда надменна красота.
Да. Но жестокость – некрасива.

Вся доблесть состоит в уменьи
Стать выше, чем слепая страсть,

В чужой не шляйся дом блудливо,
Коль должен свой беречь от зла.

Глаза ревнивцев, повторяю это,
Опаснее любой другой напасти.

Давно известно – меж неравных
Не уживается любовь.

Есть люди, которые не могут полюбить, прежде чем их не оскорбили, и то, что у других вызывает отвращение, только разжигает их страсть.

…Женщине влюбленной
Лукавой быть – немудрено!

Злословить, и остро при этом,
Весьма приятно, милый мой.
Ведь было сказано поэтом:
Злословье греет нас зимой
И освежает жарким летом.

Измена другу – преступленье
Без оправданья, без прощенья.

Как бы ни был влюблен человек, себя он любит еще сильнее.

Когда душа к другой душе стремится,
Она ослеплена и не страшится.

Когда любящий гневается на любимую, это приводит лишь к тому, что любовь становится еще более пылкой и нежной.

Когда мы любим, мы теряем зренье.

Крайняя противоположность любви вовсе не разлука, не ревность, не забвение, не корысть, а ссора.

Кто недостоин высоты,
Тому судьба очнуться павшим.

Кто ловок, различает ясно,
Что пустяки, а что опасно.

Кто мудр, испытывать не станет
Ни женщин, друг мой, ни стекла.

Кто мягко стелет для колен,
Тот голову не прочь отрезать.

Кто не постучался в сердце,
Тот стучится в дверь напрасно!

Кто раз умеет обмануть,
Тот много раз еще обманет.

Кто столько блеска проявил
В искусстве лгать и лицемерить,
Тому дозволено не верить,
Хотя б он правду говорил.

Любая книга – умный друг:
Чуть утомит, она смолкает;
Она безмолвно поучает,
С ней назидателен досуг.

Любовь – вернейшее родство,
И в мире ближе нет его.

Любовь глуха, прошу запомнить,
Она ничьих речей не слышит,
Красуясь на своем престоле.

Любовь, конечно, рай, но райский сад
Нередко ревность превращала в ад.

Любовь могуча и сильна,
Права имеет самодержца,
Измены нет, какой она
Простить была бы не вольна,
Когда услышит голос сердца.

Любовь – огонь, тоска по счастью.
Ее неодолимой власти
Любая тварь подчинена.

Любовь подобна придворному, который все поступки, идущие от сердца, прикрывает маской учтивости.

Любовь ревнивые замки
Волшебной силой отмыкает.

Любовью оскорбить нельзя,
Кто б ни был тот, кто грезит счастьем;
Нас оскорбляют безучастьем.

Мирская слава – вспышка пакли.
Пылает миг – и гаснет вдруг.

Надежда на счастье, пусть даже обманчивая, никогда не причиняет человеку зла, потому что она облегчает жизнь.

…Нам ценна
Любовь, когда она вольна.

На сто обманутых красавиц,
Каков бы ни был средь людей их чин,
Всегда пятьсот обманутых мужчин.

Наша воля ни над чувством,
Ни над временем не властна.
Видим мы, что нас любили,
Лишь когда любовь утратим.

Невежливость между равными некрасива, со стороны же начальника она есть тирания.

Недаром какой-то мудрец сказал, что половиной своей красоты женщины обязаны портнихам.

Недаром ярость и благоразумие изображают в образе юнца и старика. Юнец готов руками выдернуть хвост у дикого коня и падает, поверженный на землю. А старец не спеша, по волоску, лошадке хвост укоротит.

Непоправимым оскорбленьям.
Приносит время исцеленье.

…Нет для любящих сердец
Уместней кары, чем венец.

Нет! Никогда не умирает тот,
Чья жизнь прошла светло и беспорочно,
Чья память незабвенная живет,
В сердцах людей укоренившись прочно.

Нет ядовитее сосудов
Для чувства смертного мужчины,
Чем эти женские глаза.

Ничто не усиливает любви так, как неодолимые препятствия.

Получше всякого обмана –
В беседе с умным человеком
Сказать ему простую правду.

Плащ на золотой подкладке
Все прикроет недостатки.

Поверьте мне: любовь уходит
Путем, которым входит ревность.

Поверьте, признак мудреца – великодушное забвенье.

Помни, друг: трудней найти
Друга, нежели подругу.

Прелестниц ветреных, мой друг,
Мы страстно любим, но не вечно.
Мы любим долго и сердечно
Лишь добродетельных подруг.

Прелесть в женщине, конечно, –
Быть новой и меняться вечно.

Природу трудно изменить,
Но жизнь изменчива, как море.
Сегодня – радость, завтра – горе,
И то и дело рвется нить.

Проклятая любовь всему виной.
Кто ей поддастся, тот утратит разом
Свою свободу, мужество и разум.

Раз сделать глупость – не беда.
Беда – хотеть ее исправить.
И глупость первую оставить
Нам безопаснее всегда.

Раздражению неведомы полутона.

Свободу, царство, счастие нашел
Тот, кто избрал при жизни ореол
Высокой чести и бессмертной славы.

Сильней любви в природе нет начала.

Слугу не терпят, если он
Кой в чем искусней господина.

Служить великодушным людям
Приятней всяких награждений.

Танцы прелестью своей,
В полете, в радостном порыве
Красавиц делают красивей,
Дурнушек делают милей.

Тем, кто в бой вступил с судьбой,
Не о гордости пустой,
А о долге печься надо.

Тот, кто любит, но в разлуке
Подавить не может ревность,
Тот любви не знает, ибо
Нет любви, где нет смиренья

Уважать женщин – это долг, которому всякий честный человек должен повиноваться с рождения.

У женщины – как опыт учит нас
Здоровье с красотою неразлучны.

Учтивость отомкнет везде
Расположенье и доверье,
А глупое высокомерье –
Ключ к неприязни и вражде.

Человеку рождение не прибавляет заслуг и не отнимает их у него, ибо оно не зависит от его воли, но за свои поступки, как хорошие, так и дурные, он полностью отвечает сам.

Чем больше трудностей в борьбе,
Тем и победа будет краше.

…Чужой секрет
Мучительнее всех несчастий!

Шепчет кривда, шепчет ложь,
А правда громко говорит.

Я знаю твердо, что любовь пройдет,
Когда два сердца разделяет море.

Любовь, деньги и заботы скрыть невозможно: любовь – потому, что она творит глазами, деньги – потому, что они сказываются в роскоши того, у кого водятся, а заботы – потому, что они написаны на челе человека.

Порыв рождается душой,
Осуществленье – грудью смелой,
Отвага – внутреннею силой,
Гордыня – тайным размышленьем,
Решимость – пламенным желаньем,
Одушевление – надеждой,
Неколебимость – мощью духа,
Непримиримость – раздраженьем,
Общительность – благоразумьем,
Бесстрашие – высокомерьем,
Великодушье – благородством,
Влюбленность – прелестью предмета,
Благожелательность – радушьем,
Отчаянье – самозабвеньем,
Все дружелюбное – любовью,
А грозное – ревнивым сердцем.

Как много смерть несет открытий,
И перемен, и превращений
В любой державе или доме.

Знай, о друзьях и об идеях,
О женщинах и о картинах
Не следует судить поспешно.
Друзья нам могут изменить;
Идеи требуется взвесить;
В картины надобно всмотреться.
А женщины являют часто
Прекрасный облик без души.

vsebasni.ru

СТИХИ ЛОПЕ ДЕ ВЕГА

ЗА НЕЖНЫЙ ПОЦЕЛУЙ ТЫ ТРЕБУЕШЬ СОНЕТА
(пер. В.Жуковского)

За нежный поцелуй ты требуешь сонета.
Но шутка ль быть творцом четырнадцати строк
На две лишь четки рифм? Скажи сама, Лилета:
«А разве поцелуй безделка?» Дай мне срок!

Четыре есть стиха, осталось три куплета.
О Феб! о добрый Феб! не будь ко мне жесток,
Хотя немножечко парнасского мне света!
Еще строфа! Смелей! Уж берег недалек!

Но вот уж и устал! О мука, о досада!
Здесь, Лила — поцелуй! тут рифма и — надсада!
Как быть? Но бог помог! еще готов терцет!

Еще б один — и все! пишу! хоть до упада!
Вот!.. Вот! почти совсем!.. О радость, о награда!
Мой, Лила, поцелуй, и вот тебе сонет!

СОНЕТ МАРСЕЛЫ
(пер. Вл. Пяста)

О , как нехорошо любить притворно!..
Но как забыть, отдав ей больше году,
Свою любовь? Прогонишь в дверь природу,
Она в окно стучится вновь упорно.

Отвергнутой заискивать - позорно,
И верной быть неверному в угоду, -
Необходимо дать себе свободу -
Предмет любви избрать другой проворно.

Увы! Любить без чувства невозможно,
Как ни обманывай себя прилежно.
Тому не выжить, что в основе ложно,

Нет, лучше ждать настойчиво и нежно,
И может быть от искорки ничтожной
Он вспыхнет вновь, костер любви мятежной

СОНЕТ К РОЗЕ
(пер. П.Грушко)

Сорочку изумрудную невинно
Снимаешь ты, переменив наряд,
О роза, цвет александрийских гряд,
Избранница восточного кармина!

То кровь коралла, то огонь рубина,
То искры пурпура в тебе горят!
Неравных пять лучей твой трон творят
Невечный, огненная сердцевина!

Благословен творец, в тебя влюбленный,
Но, глядя на пунцовые одежды,
Мы думаем о перемене дней.

Как тратит ветер возраст твой зеленый!
Как ненадежны ветхие надежды,
Чья участь — опуститься до корней!

МУЖЧИНОЙ БЫТЬ - НЕ ЗНАЧИТ БЫТЬ ЛЮБИМЫМ...
(пер. П.Грушко)

Мужчиной быть - не значит быть любимым,
любой из них несчастье для невест
упорством нелюбимый надоест,
любимый - хвастовством неукротимым.

Пресыщенный красавец - нестерпимым
желаньем победить в один присест.
Мужчина - это ли не тяжкий крест,
Когда он мнит себя неотразимым?

Красавицы, не лейте слёз, коль скоро
судьба у вас отнимет ухажёра.
Вам служит ваша красота судьбой.

А слепота - опасней нет напасти!
Когда мужчина обещает счастье -
несчастье нависает над тобой.

О, ЖИЗНЬ, ТВОЙ БЕГЛЫЙ СВЕТ - ОБМАН ДЛЯ НАС...

(пер. П.Грушко)

О жизнь, твой беглый свет — обман для нас!
За воздух держимся честолюбиво,
В надежде дерзновенной это диво
Подольше удержать в последний час!

Цветок, который на снегу угас,
Лист, на ветру дрожащий сиротливо, —
Стремительного времени пожива!
Что за надежда в глуби наших глаз?

Вассал твой смертный — тяжба двух стремлений:
Одно — алчба подземного предела,
Другое хочет в небесах витать.

Суди сама, чей труд благословенней:
Землей Земли пребыть стремится тело,
Душа желает Небом Неба стать.

О, ЖЕНЩИНА, УСЛАДА ИЗ УСЛАД...
(пер. П.Грушко)

О женщина, услада из услад
И злейшее из порождений ада,
Мужчине ты и радость, и награда,
Ты боль его и смертоносный яд.

Ты добродетели цветущий сад
И аспид, выползающий из сада,
За доброту тебя прославить надо,
За дьявольскую ложь — отправить в ад.

Ты кровью нас и молоком взрастила,
Но есть ли в мире своенравней сила?
Ты шелест крыл и злобных гарпий прыть.

Тобою нежим мы сердца и раним,
Тебя бы я сравнил с кровопусканьем,
Оно целит, но может и убить.

ДРОВОСЕК И СМЕРТЬ (басня)

(пер. И.Тыняновой)

Послушай сказку: дряхлый старец,
годов восьмидесяти, не меньше,
из леса дальнего в Афины
таскал огромные поленья.
Был труд его настолько тяжек,
что жаждал он одной лишь смерти
и лютую молил смиренно:
— Приди, о Смерть! О Смерть, не медли! —
И Смерть услышала однажды,
стуча доспехами скелета,
пред ним явилась и сказала
на костяном своем наречье:
— Ты звал меня, чего ты хочешь? —
И старец, задрожав, ответил:
— Хочу, чтоб ты мне пособила
вязанку дров взвалить на плечи.

matyuhin2.narod.ru

Сильное Слово: Лопе де Вега (афоризмы)

Любовью оскорбить нельзя,
Кто б ни был тот, кто грезит счастьем;
Нас оскорбляют безучастьем.

Знай, о друзьях и об идеях,
О женщинах и о картинах
Не следует судить поспешно.
Друзья нам могут изменить;
Идеи требуется взвесить;
В картины надобно всмотреться,
Чтоб дать им должную оценку;
А женщины являют часто...
Я знаю. Совершенно верно.
Прекрасный облик без души.

Кто мало видел, много плачет.

...для всех, кто в мире дышит,
Черед счастливый настает.
Не знает счастья только тот,
Кто зова счастья не услышит.

...имей хотя бы
Отвагу не топтать мечты,
Из-за которой гибнешь.

...всякий любит снова
Когда он знает, что забыт.

Книг теперь такая тьма,
Что нужную средь них найдешь едва ли;
А прочитав толстенные тома,
Знать будешь менее, чем знал вначале.

...чужой секрет
Мучительнее всех несчастий.

...Любая книга - умный друг:
Чуть утомит, она смолкает;
Она безмолвно поучает,
С ней назидателен досуг...

Плащ на золотой подкладке
Все прикрывает недостатки.

Будь он кузен, будь он знакомый,
пока мужчина не влюблен
свободно к даме входит он,
и запросто и на приемы.
Но стоит лишь ему влюбиться
он реже посещает дом.
Он… Он даже говорит с трудом.
Он робок, он всего боится.

Учтивость отомкнет везде
Расположенье и доверье,
А глупое высокомерье —
Ключ к неприязни и вражде.

... чувство - это хищный зверь,
Вцепившийся когтями в разум...

- Всегда надменна красота.
- Да. Но жестокость — некрасива.

Тщеславие всегда любило
Господствовать над тем, что мило.

Любовь--упорство до конца;
Ища вниманья знатной дамы,
Усердны будьте и упрямы:
Не камни--женские сердца.

Любовь предпочитает равных.

...Не нужно быть, как те красотки,
Что любят зеркальце тайком
Подвесить к ставню, то бочком,
А то и прямо посередке.
Когда такая из окна
Ведет беседу с кавалером,
То этак, то иным манером
Располагается она.
Дурак на свой относит счет
Весь этот праздник и гордится,
А дама в зеркальце глядится,
Для зеркальца игру ведет...

И если мне казалось тяжко
Быть мнимой дурой час-другой,
То каково должно быть той,
Что неумна всю жизнь, бедняжка?

Быть легковерным — глупо и опасно,
И легковерье — это путь страданий,
Но видеть без разумных оснований
Кругом обман — не менее ужасно

Когда мы любим, мы теряем зренье.

Недаром какой-то мудрец сказал, что половиной своей красоты женщины обязаны портнихам.

Раз сделать глупость — не беда.
Беда — хотеть её исправить.
И глупость первую оставить
Нам безопаснее всегда.

Слугу не терпят, если он
Кой в чем искусней господина.

Чем больше трудностей в борьбе,
Тем и победа будет краше.

В давно исчезнувшие лета
Философ басню написал
О двух горшках. Когда б он знал,
Как здесь подходит басня эта!
Один был глиняный горшок,
Другой — чугунный или медный;
Их у одной деревни бедной
На берег выбросил поток.
И глиняный посторонился
Чугунного, боясь, что тот
Его толкнёт и разобьёт.
Урок бы многим пригодился:
В сравненье с женщиной мужчина —
Горшок чугунный; если с ней
Он стукнется чуть-чуть сильней,
То цел чугун, а бьётся глина.

Кто ничего не дал, не вправе
На что-нибудь претендовать.

Кто столько блеска проявил
В искусстве лгать и лицемерить,
Тому дозволено не верить,
Хотя б он правду говорил…

Кто мудр, испытывать не станет
Ни женщин, друг мой, ни стекла.

Ведь не в величье — наслажденье,
А в том, чтобы душа могла осуществить свою надежду.

Не нравится мне эта милость
Там, где и гнев, и подозренье.
Кто мягко стелет для колен,
Тот голову не прочь отрезать.

Нельзя внушить себе, что любишь,
Когда другой любовью дышит кровь!

Давно известно - меж неравных
Не уживается любовь.

Когда ты вместе с кем на службе,
Не верь его сердечной дружбе:
Все в этой дружбе--ложь и лесть.

Палимый страстью, ты всегда
Мечтаешь о победе скорой,
Но презираешь ту, которой
Овладеваешь без труда,
И если с легкостью достиг
Пленительного обладанья,
К предмету страстного желанья
Охладеваешь в тот же миг.

Любовь, конечно, вид безумья,
Но часто наблюдаем мы,
Как величайшие умы
Ей поддаются без раздумья.

Любовь в ревнивой злобе
Не знает, что такое страх.

Нет для любящих сердец
Уместней кары, чем венец.

Утратить разум, сделаться больным,
живым и мертвым стать одновременно,
хмельным и трезвым, кротким и надменным,
скупым и щедрым, лживым и прямым;
все позабыв, жить именем одним,
быть нежным, грубым, яростным, смиренным,
веселым, грустным, скрытным, откровенным,
ревнивым, безучастным, добрым, злым;
в обман поверив, истины страшиться,
пить горький яд, приняв его за мед,
несчастья ради, счастьем поступиться,
считать блаженством рая адский гнет:
все это значит — в женщину влюбиться,
кто испытал любовь, меня поймет.

Ведь тот, кто больше не полезен,
Забыт, и сердцу не любезен.

Покрылись тьмой мои глаза!
И все же просится слеза:
Кто мало видел, много плачет.
Глаза, вот это вам расплата
За то, что изливали свет
На недостойный вас предмет.
Но в этом я не виновата.
Не плачьте. Гордость слезы прячет,
В них утешаются глаза.
И все же просится слеза:
Кто мало видел, много плачет.
У вас, конечно, отговорка,
Я знаю, сразу бы нашлась:
Ведь солнце смотрит же на грязь,
И смотрит даже очень зорко.
Теперь хозяйка вам назначит
Другой удел, мои глаза.
И все же просится слеза:
Кто мало видел, много плачет.

Нам ценна
Любовь, когда она вольна

Чем больше трудностей в борьбе,
Тем и победа будет краше.

Раздражению неведомы полутона.

Проклятая любовь всему виной.
Кто ей поддастся, тот утратит разом
Свою свободу, мужество и разум.

Природу трудно изменить,
Но жизнь изменчива как море.
Сегодня — радость, завтра — горе,
И то и дело рвется нить.

... На сто обманутых красавиц,
Каков бы ни был средь людей их чин,
Всегда пятьсот обманутых мужчин.

Любовь могуча и сильна,
Права имеет самодержца,
Измены нет, какой она
Простить была бы не вольна,
Когда услышит голос сердца.

Любовь, конечно, рай, но райский сад
Нередко ревность превращала в ад.

Когда душа к другой душе стремится,
Она ослеплена и не страшится.

Любовь ревнивые замки
Волшебной силой отворяет.

И на соломе не годится
Сооружать алмазный храм.

Поверьте - нет безумья в том,
Когда мы душу открываем,
И если боль мы изливаем,
То облегченье ей даём.

Кто испытал любовь хоть раз,
Всю жизнь сокровищем владеет:
Его воспоминанье греет,
Хотя бы жар любви погас.

Кто сердится - всегда не прав!

Но победитель, гордый славой,
Не мстит сраженному врагу.

Ведь вы видали на часах:
Когда раскрутится цепочка,
Колесики замрут -- и точка.
Вот точно так же и в сердцах
Мы наблюдаем остановку,
Когда надежду раскрутить.

Иные тонкие натуры
На самом деле просто дуры,
Мудрящие себе во вред

Сатиры, как и все другое,
Что задевает за живое,
Годны для черни, господа.
Я помню раз и навсегда:
"Оставь чужую честь в покое".

Поверьте мне: любовь уходит
Путем, которым входит ревность.

Один философ справедливо
Заметил про замужних женщин,
Что нет страшнее казни в мире,
Чем если возгордясь умом,
они мужьям законы пишут.

Но что готовит нам нежданно
Судьба, никто не может знать.

Никто (вы это подтвердите сами)
Не сетует, что обделён умом,
Но всяк твердит, что обделён деньгами.
Уверенные в разуме своём,
Ума не ищут люди; тем упрямей
Они хотят умножить капитал
Каков бы ни был он, всегда он мал.

Путь к доброй славе не таков.
Друзей вербует нам учтивость,
Тогда как глупая кичливость
Лишь умножает нам врагов.

Живём и дышим мы, любя,
Но любит всяк лишь сам себя.

Рука, когда она честна,
Ни перед кем лица не прячет.

Когда у нас есть здравый ум
И внутреннее благородство,
Нас уважает целый свет.

Не в этом ли величье наше,
Чтобы велеть самим себе?

Вставай, чуть петухи пропели,
С вечерним звоном спать ложись;
Пусть не заметит даже рысь
В твоем окне малейшей щели;
Пусть солнце даже беглым взглядом
Не глянет в дом угрюмый твой,
Который светел лишь тобой,
Где самый рай граничит с адом;
Пусть стережет дракон стоглавый
Твое руно, твои плоды;
Что пользы в том? Язык вражды
И очи зависти лукавы.

Не будем препираться даром:
Я измениться не вольна.
Или я угли есть должна,
Чтоб сердце воспылало жаром?

Я буду стоек и спокоен,
Не отступлю перед судьбой.
Я вышел в дерзновенный бой
И должен одержать, как воин,
Победу над самим собой.

Обеты, клятвы, все так ломко,
Все превращается в игру,
В клочки бумаги на ветру!

И так уж горько от забот,
А тут еще бочонок перца!

Нельзя в душе лелеять мщенье,
Вражду и ревность без конца;
Ничье не выдержит терпенье.
Поверьте, признак мудреца -
Великодушное забвенье.

Ведь было сказано поэтом:
Злословье греет нас зимой
И освежает жарким летом.

В чужой не шляйся дом блудливо,
Коль должен свой беречь от зла!

Так что ж, стесняться нет причин:
Любите то, что вам так мило.
Подчас нам сельский луг дороже
Изящных городских садов,
Ну, а потом... в конце концов
Все женщины - одно и то же!

Мы часто видим, как роскошно
Цветут бесплодные деревья.

Милость может быть опасной,
Коль внушает подозренья.

За благодарностью – готовь
Любезность милую в замену…
А кто заплатит за любовь,
Тот начинает знать ей цену!
Коль благодарность велика,
То, значит, женщине понятно,
Что быть любимою приятно:
Тут и любовь недалека.

Кто сам себе блаженство не сулил,
К чужому счастью остается хладен.

Я мог бы сочинить сто сказок,
Когда хотел бы вам солгать;
Но лучше всякого обмана -
В беседе с умным человеком
Сказать ему простую правду.

milady-s.blogspot.com

rrulibs.com : Поэзия : Поэзия: прочее : ЛОПЕ ДЕ ВЕГА[458] : читать онлайн : читать бесплатно

ЛОПЕ ДЕ ВЕГА[458]

«О бесценная свобода…»[459]

Перевод В. Портнова


О бесценная свобода,
Ты, что золота дороже, —
В мире божьем драгоценного немало:
Под лучами небосвода
На подводном мягком ложе
Много перлов ослепительно сверкало.
Но всегда их затмевает блеск кинжала,
Пот и кровь их заливают,
Жизнь — их страшная оплата,
И свободу, а не злато
Дети мира неустанно воспевают,
Все в ней слито величаво:
Жизнь, добро, богатство, слава.


И когда мне вдруг забрезжил
Средь земного прозябанья
Свет небесный, свет живительный и яркий, —
Ибо я дотоле не жил
И сучили нить страданья
Три загадочных сестры, седые Парки, —
Охватил меня восторг немой и жаркий,
Утоленье вечной жажды:
Я свободою владею,
Упиваюсь жадно ею,
И лишь тот, кто в жизнь мою проник однажды,
Тот оценит беспристрастно,
Как судьба моя прекрасна.


Я, единственный властитель
Сей горы и долов милых,
Наслаждаюсь их привольем бесконечно,
И войти в мою обитель
Честолюбие не в силах,
Ибо скромный жребий выбрал я навечно.
И когда веду я за руку беспечно
Слепенького мальчугана,
Ищущего перехода,
Защитит меня свобода
От стрелы, меча, насилья и обмана.
Я оплачу боль чужую
И спою, о чем горюю.


На заре, уже омытой
Первой розовой росою,
Я из хижины, в предутреннем тумане,
Выхожу к реке, покрытой
Огневою полосою, —
Здесь ищу себе дневное пропитанье.
И когда жары почую нарастанье,
Грудь стеснится, взор смежится,
Ива тенью вырезною
Охранит меня от зноя,
Ветерок над головою закружится,
Щебет и благоуханье
Восстановят мне дыханье.


Сходит ночь в плаще громадном,
Никнет день в ее объятья,
И надолго воцаряется прохлада.
И в тумане непроглядном
Песнь заводят, слов не тратя,
Дети сумрака, веселые цикады.
И тогда моя единая отрада —
Строки деревенской прозы,
Немудреные подсчеты,
Но легки мои заботы:
Ведь подвластны мне лишь овцы или козы,
И мой день не омрачали
Королевские печали.


Груша нежно зеленеет,
Яблоки сгибают ветку,
И, как воск, прозрачно-желт орех мускатный,
Терн поспел, и ярко рдеет,
Лозами заткав беседку,
Виноград — медвяный, сочный, ароматный,
Изобилен урожай мой благодатный!
И пока его сберу я
Терпеливою рукою,
Над спокойною рекою,
Там, где Эстио катит ласковые струи,
Увенчает сбор мой новый
Золотистый плод айвовый.


Не завидую чужому,
Хоть богатому жилищу,
Где разврат и бессердечье душу давят.
В чистом поле я как дома,
Здесь нашел я кров и пищу,
Здесь вовек меня навет не обесславит.
Кто вкусил от сельской неги, не оставит
Шкурой застланного ложа,
Ибо так оно покойно,
Что презрения достойно
Ложе бархатное чванного вельможи.
Бедный ключ, поящий травы,
Не таит в себе отравы.


Во дворце, в толпе придворной,
В жажде роскоши сугубой,
Новой утвари, еды или наряда
Я бы шею гнул покорно
И тянул проворно губы
К той руке, в которой спрятана награда.
Ждал неверного, обманчивого взгляда
Тех, кто краткий миг в фаворе
И возносится над нами,
Кто в погоне за чинами
Видит счастье иль отчаянное горе…
Мир милей в крестьянском платье,
Чем война в парче и злате.


Не боюсь аристократа,
Не робею толстосума,
Не лакействую пред тем, кто на престоле,
Не стремлюсь затмить собрата,
Не ищу пустого шума,
Вечной славы и расфранченной неволи.
Но порадует крестьянское застолье,
Как пастух придет усталый,
Хлебом, и вином, и мясом, —
А вечерним тихим часом
Одинаково великий спит и малый.
Все равны во мраке ночи,
Когда сон смыкает очи.

Романс о столице[460]

Перевод Инны Шафаренко


Умерь свои громкие стоны,
Моя разбитая лира:
Душе моей многострадальной
В аккорде одном не излиться.
Изломана ты изрядно
Немилостивой судьбою,
И твой несчастный владелец
Тебе, бедняжка, подобен.
Давай же снова расскажем
О бедах, давно не новых,
И в этой печальной песне
Печальный оплачем жребий.
Твои безумные струны —
Единственная отрада
Безумца-поэта, который
Теперь умудрен страданьем.
А если кто не поверит,
Что стал я много мудрее, —
Пусть сам пройдет мою школу,
Познает горечь изгнанья.
Тогда он скажет, наверно,
Что самый благоразумный
Не смог бы такие обиды
Стерпеть, не издав ни звука.
И все же лишь та, в ком причина
Всех мук моих и унижений,
Мне может принесть исцеленье
И сладостный свет надежды;
Когда в кипарис высокий
Ударит молния с неба,
Он падает, опаленный,
И гибнет в огне жестоком,
Но если злобная буря
Над тростником пронесется, —
Тот гнется и стелется низко,
А после встает невредимый…


О ты, Вавилон кишащий!
Так, видно, судьбе угодно,
Что издали я, сквозь слезы,
На пышность твою взираю.
В обители бедной и скромной,
Которая столь дорога мне,
В моем одиночестве тихом
Прозрел я и многое понял.
Я вижу, какие лавины
Позорных и подлых наветов
Катятся с гор твоих черных —
Гор клеветы и обмана…
По улицам многолюдным
Рыщут хищные звери,
На ощупь бродят слепые,
Беспомощно спотыкаясь…
А сколько там душ томится
Под мертвою оболочкой,
Честных душ, обреченных
На медленную погибель;
Сколько самодовольных
Богатых невежд и болванов,
Чьим глупостям с восхищеньем
Прислужники их внимают!
А сколько коварных Веллидо[461]
Под маской друзей бескорыстных
И Александров Великих,
Ничтожных в своем самомненье!
Как много там хитрых Улиссов
И юных сирен сладкогласных,
Как много коней троянских,
В чьем чреве враги с оружьем!
Как много судейских жезлов,
Настолько тонких и гибких,
Что гнутся они послушно
Под тяжестью страха и денег!
Как много людей никчемных,
Что прячутся за спиною
Других, достойных почтенья,
Доверчивых, благородных, —
И их сосут потихоньку;
Так плющ сосет, обвивая
Мощный и стройный тополь,
Его животворные соки.
Как много там лицемеров,
Падких до денег и славы,
Чьи веки опущены скромно,
Чтоб алчность не выдать взглядом…
Сколько там важных сеньоров,
Чье чувство чести и долга
Сравнится величиною,
Пожалуй, лишь с их долгами;
Как много сеньор надменных,
Растративших состоянья
Предков с гербом золоченым
На золото позументов!
Сколько там гордых Лукреций,[462]
Чья нерушимая верность
Рушится даже от звона
Мелкой разменной монеты!
Каждый хватает, что может,
Обманывает, как умеет,
А золота блеск, словно латы,
Любые грехи прикрывает.
И полчища разоренных
Рядятся в шелка и бархат,
Купленные ценою
Подлости и бесчестья;
Толпы юнцов безусых,
Отвагой дам умиляя,
Толкуют о фландрских битвах,[463]
Ни разу боя не видев;
Льстецы вельмож окружают,
Униженно изгибаясь,
И сети интриг плетутся
В надежде на щедрость подачек…
Уроды в пышных нарядах,
Расшитых камзолах и брыжах
Мнят, что они красивы —
Им лгут зеркала кривые,
А пылкие кавалеры
С ухоженными усами,
Хоть машут шпагами грозно,
На деле — жалкие трусы.
Придворные выступают
В плюмажах, огромных, как крылья,
Что их вознесли высоко…
Как больно им будет падать!
О Вавилон, гудящий
Шумом разноязыким!
Ты добрая мать чужеземцам,
Но — мачеха собственным детям!
Когда-то народы мира
Казну отдавали Риму,
А нынче все из Мадрида
Сокровища только увозят!
Но, лира, скорее умолкни!
Зашли мы слишком далеко:
Боюсь, своей головою
За это можно ответить.
О многом, что нам известно,
Болтать мы лучше не станем,
И наши обиды скроем
Под тяжкой плитой молчанья!

Лодка[464]

Перевод Инны Шафаренко


О злополучная лодка,
Разбившаяся о скалы,
Без парусов, без мачты,
Одна среди волн свирепых!
Куда тебя злобный ветер
От милой земли уносит?
Куда ты плывешь, бедняга,
В какие стремишься дали,
Надеждою безрассудной
Иль дерзкой мечтой влекома?
Подобно судам могучим,
Что знают дальние страны,
Покинув привычный берег,
Ты смело уходишь в море,
К судьбе своей равнодушна,
Величественно-печальна,
В игре стихий беззащитна,
Себя ты волнам вверяешь…
Но знай, что волны коварно
Тебя увлекут к утесам,
Где почести разобьются
О рифы зависти черной.
Пока ты плавала, лодка,
Вблизи берегов знакомых,
Тебе ничем не грозили
Порывы гневные ветра;
Полет твой был беззаботен,
Ибо места родные
Неглубоки, укрыты
И плавать в них безопасно.
Правда, на родине ныне,
Ах, не в чести добродетель:
Там и жемчужину ценят
Лишь в дорогой оправе…
Ты скажешь, что знаешь многих,
Кто в милостивую погоду
Снимался с якоря нищим,
И богачом возвращался.
Не следуй этим примерам:
Из тех, кто умчался далеко,
Сколько несчастных погибло,
Прельстившись чужой удачей!
Ведь для открытого моря
Нет у тебя в запасе
Ни весел лжи хитроумной,
Ни паруса тонкой лести!
Кто обманул тебя, лодка?
Не поддавайся соблазну
И поверни обратно,
Чуя верную гибель!
Разве твоя оснастка
Годна для далеких странствий?
Где в ней цветные флаги,
Вымпелы золотые,
Где высокие реи,
С которых издали виден
Зеленый лесистый берег
Со светлой каймой песчаной?
Где лот на длинном канате,
Чтоб глубину измерить,
Когда ты с пути собьешься
И будешь блуждать во мраке?
Что пользы от громкой славы
Беднягам, на дне погребенным?
Ведь никогда неудачник
Мечты своей въявь не увидит!
Быть может, тебя опояшут
В соленой подводной чаще
Зелено-красные ветви
Густых кудрявых кораллов,
Зато блестящие листья
Пышных венков лавровых
На берегу увенчают
Суда с богатой добычей.
Ужель ты хочешь, чтоб стал я,
Тебя стараясь прославить,
Средь моряков Фаэтоном,
Сгоревшим в пламени неба?
Увы, миновало время,
Когда зефир легкокрылый
Порхал над нежною розой,
Дыша ее ароматом.
Теперь ураган жестокий
Несется с яростным воем
И катит валы крутые,
До солнца вздымая брызги,
Из раскаленного горна
Небесной кузницы жаркой
Льются лучи, опаляя
И замки, и крыши хижин…
Ты помнишь, как мы с тобою
Мирно ловили рыбу
И, выйдя на берег с уловом,
Довольные, обсыхали?
Заря заливала небо
Розовым перламутром,
Борта твои, полные рыбы,
Блестели жемчугом влажным;
С моей возлюбленной вместе
В прибрежной хижине скромной
Мы тихий приют находили
И ложе из свежих листьев;
Она звала меня мужем,
Я звал ее нежно женою;
Пред столь лучезарным счастьем
Бледнели светила в небе…
И вот нежданным ударом
Смерть с милой меня разлучила…
О лодка, до самого края
Тебя затопили слезы!
Ну что ж, валяйтесь без дела
Теперь и весла и сети!
Тому, кто лишился счастья,
Крылатый парус не нужен!
Владелица бедной лодки,
Ты сладостный мир вкушаешь,
А я лишь мечтаю о праве
К тебе с мольбой обратиться:
О, сделай так, чтобы мог я
Судьбу разделить с тобою,
С тобою, прекрасной и чистой,
Встретиться в вышних сферах!
Внемли любви моей пылкой,
Ведь божества милосердны
И не должны оставаться
Глухи к людским стенаньям!
Но нет, ты меня не слышишь!
А впрочем, о чем сокрушаться?
Век человека недолог,
И мы увидимся вскоре!
Живому — всего не хватает,
А мертвому — много ли надо!

Дровосек и Смерть[465]

Басня

Перевод Инны Тыняновой


Послушай сказку: дряхлый старец,
годов восьмидесяти, не меньше,
из леса дальнего в Афины
таскал огромные поленья.
Был труд его настолько тяжек,
что жаждал он одной лишь смерти
и лютую молил смиренно:
— Приди, о Смерть! О Смерть, не медли! —
И Смерть услышала однажды,
стуча доспехами скелета,
пред ним явилась и сказала
на костяном своем наречье:
— Ты звал меня, чего ты хочешь? —
И старец, задрожав, ответил:
— Хочу, чтоб ты мне пособила
вязанку дров взвалить на плечи.

Назидание любимцам[466]

Басня

Перевод Инны Тыняновой


Знакомая это картина:
не должен казаться слуга,
коль жизнь ему дорога,
ученее господина.
Король однажды сказал
своему любимцу такое:
— Мне лист не дает покоя,
что так ладно я написал;
я взгляну, как напишешь ты,
лучшее выбрать умея.—
У придворного вышло ладнее,
когда сравнили листы.
Королем расхваленный, к дому
направляется он скорей
и, из трех своих сыновей,
обращается ко старшому:
Нам здесь оставаться опасно,
большая грозит мне беда. —
О причине спросил тогда
сын, испугавшись ужасно.
Что в отце твоем больше прока
чем в нем, наш король нашел.
А того, кто его превзошел,
не терпит тот, кто высоко!

Клевер[467]

«Иисусе, ах, как сладко…»

Перевод Федора Кельина


Иисусе, ах, как сладко
Пахнет клевер, Иисусе,
Алый клевер, весь в цвету!
Клевер женщины прекрасной,
Что так в мужа влюблена,
Клевер девушки, — она
Под охраною всечасной,
Но любовь в ней ложью страстной
Будит первую мечту.
Иисусе, ах, как сладко
Пахнет клевер, Иисусе,
Алый клевер, весь в цвету!
Клевер девушки без мужа, —
Женихам потерян счет, —
И вдовы, что мужа ждет,
Прикрывая неуклюже
Токой белою снаружи
Нижней юбки пестроту.
Иисусе, ах, как сладко
Пахнет клевер, Иисусе,
Алый клевер, весь в цвету!

Майская песня[468]

«Пусть себя поздравят…»

Перевод Федора Кельина


Пусть себя поздравят
Май счастливый,
Ручьи и реки,
Радостные нивы!
У ольхи зеленой
Ствол пусть станет выше,
Даст миндаль цветущий
Плоды другие!
Расцветут на диво
На заре росистой
На зеленых шпагах
Рукоятки лилий.
Пусть стада уходят
За зеленым тмином
По горе, недавно
Снегами покрытой!


Пошли своим молодоженам
Благословенье, о господь!
Вам поздравлять, лугам зеленым:
Одна теперь в них кровь и плоть.


Вы — льдистые горы,
Вы — гордые пики,
Вы — древние дубы,
Вы — сосны седые,
О, дайте дорогу
Воде, чтобы чистым
Ручьем низвергалась
С утесов в долину!
Соловьи пусть звонким
Щекотом и свистом
Про любовь расскажут
Зеленым миртам,
Чтоб с искусством новым
И новым пылом
Для птенчиков гнезда
Свивали птицы.


Пошли своим молодоженам
Благословенье, о господь!
Вам поздравлять, лугам зеленым:
Одна теперь в них кровь и плоть.

«Верни ягненка мне, пастух чужой…»

Перевод Вл. Резниченко


Верни ягненка мне, пастух чужой,
Ведь у тебя и так большое стадо,
А он — моя последняя отрада,
В разлуке с ним я потерял покой.


Не мил ему ошейник золотой,
Бубенчик медный — лучше нет наряда;
А нужен выкуп — вот тебе награда:
Теленок, будет год ему весной.


Ты доказательств просишь? Вот приметы:
Глазенки с поволокой, как спросонок,
Шерсть темная, сплошные завитки.


Хозяин — я. Чтобы проверить это,
Пусти его — ко мне придет ягненок
И будет соль лизать с моей руки.

«Терять рассудок, делаться больным…»

Перевод Вл. Резниченко


Терять рассудок, делаться больным,
Живым и мертвым стать одновременно,
Хмельным и трезвым, кротким и надменным,
Скупым и щедрым, лживым и прямым;


Все позабыв, жить именем одним,
Быть нежным, грубым, яростным, смиренным,
Веселым, грустным, скрытным, откровенным,
Ревнивым, безучастным, добрым, злым;


В обман поверив, истины страшиться,
Пить горький яд, приняв его за мед,
Несчастья ради счастьем поступиться,


Считать блаженством рая тяжкий гнет, —
Все это значит: в женщину влюбиться;
Кто испытал любовь, меня поймет.

«Ну, Виоланта! Задала урок!..»

Перевод С. Гончаренко


Ну, Виоланта! Задала урок!
Не сочинил я сроду ни куплета,
А ей — изволь сонет. Сонет же — это
Геенна из четырнадцати строк.


А впрочем, я четыре превозмог,
Хоть и не мыслил о судьбе поэта…
Что ж, если доберусь я до терцета,
Катрены не страшны мне, видит бог.


Вот я трехстишья отворяю дверь…
Вошел. И не споткнулся, право слово!
Один терцет кончаю. А теперь,


С двенадцатым стихом — черед второго…
Считайте строчки! Нет ли где потерь?
Четырнадцать всего? Аминь! Готово.

«Король — легенда есть — был деревом пленен…»[469]

Перевод Федора Кельина


Король — легенда есть — был деревом пленен,
А юноша один так с мрамором сдружился,
Что близ своей любви он вечно находился,
И камню страсть свою вверял всечасно он.


Но тот, кто в грубый ствол и в камень был влюблен,
Надеждой большею, бесспорно, тот гордился.
Мог подойти он к ним, когда мечтой томился,
Лобзанием своим был тайно награжден.


Увы, о, горе мне! Я о скале тоскую.
Зеленый плющ, что той скале родня,
Жестокий, дикий плющ разжалобить хочу я.


Надежду скорбную в душе своей храня,
Что ты, крылатый бог, коль от любви умру я,
В такой же камень здесь ты превратишь меня!

«Как дым, что в небе вычертил почти…»

Перевод Вл. Резниченко


Как дым, что в небе вычертил почти
Живой узор — и все уж улетело;
Как ветер, что везде шныряет смело,
А сеть расставишь — пустота в сети;


Как пыль, что тучей вьется на пути,
Но дождь пошел — и тут же пыль осела;
Как тень, что похищает форму тела,
Но тела нет — и тени не найти, —


Так речи женщин: фальшь в любом ответе;
Прельстятся чем-нибудь, — рассудок вон! —
Стыд потеряв, забудут все на свете.


Непостоянство — имя им. Смешон,
Кто верит женщине: лишь дым и ветер,
Лишь пыль и тлен — то, в чем уверен он.

rulibs.com

Лопе де Вега (Лопе Феликс де Вега Карпьо)-цитаты

  • Когда мы любим, мы теряем зрение.
  • Крайняя противоположность любви вовсе не разлука, не ревность, не забвение, не корысть, а ссора.
  • Любовь, деньги и заботы скрыть невозможно: любовь — потому что она говорит глазами, деньги — потому что они сказываются в роскоши того, у кого водятся, а заботы — потому что они написаны на челе человека.
  • Любовь подобна придворному, который все поступки, идущие от сердца, прикрывает маской учтивости.
  • Надежда на счастье, пусть даже обманчивая, никогда не причиняет человеку зла, потому что она облегчает жизнь.
  • Невежливость между равными некрасива, со стороны же начальника она есть тирания.
  • Недаром ярость и благоразумие изображают в образе юнца и старика. Юнец готов руками выдернуть хвост у дикого коня и падает поверженный на землю. А старец не спеша, по волоску, лошадке хвост укоротит.
  • Уважать женщин — это долг, которому всякий честный человек должен повиноваться с рождения.
  • Человеку рождение не прибавляет заслуг и не отнимает их у него, ибо оно не зависит от его воли, но за свои поступки, как хорошие, так и дурные, он полностью отвечает сам.

А ведь жена при старом муже –

   Что плющ, повисший на ветвях:

   Когда раскидистому клену

   Он обовьет и ствол и крону,

   Он юн и свеж, а клен зачах.


     Бог любви неумолим:

   Он за обиду мстит и губит.


     Быть легковерным – глупо и опасно,

   И легковерье – это путь страданий.

   Но видеть без разумных оснований

   Кругом обман – не менее ужасно.


     Ведь женщине во мненьи света

   Легко упасть, когда весь день

   Ей в зеркало глядеть не лень.


    Ведь раб не тот, кто стонет под кнутом,

   Не тот отшельник, кто по воле неба

   Живет в уединении глухом,

   И нищ не тот, кто просит корку хлеба.

   Но тот и раб, и нищ, и одинок,

   Кто в жизни выбрал спутником порок.


     Ведь тот, кто больше не полезен,

   Забыт и сердцу не любезен.

    В любви всегда согласие и лад,

   Но букву зачеркнуть – и выйдет ад!


     Влюбленных зренье услаждает,

   И только тот в любви вкушает

   Весь аромат ее, кто зряч.


    Вся доблесть состоит в уменьи

   Стать выше, чем слепая страсть,

   Глаза ревнивцев, повторяю это,

   Опаснее любой другой напасти.


     Давно известно – меж неравных

   Не уживается любовь.


     …Женщине влюбленной

   Лукавой быть – немудрено!


     Измена другу – преступленье

   Без оправданья, без прощенья.


     Когда душа к другой душе стремится,

   Она ослеплена и не страшится.


      Кто мягко стелет для колен,

   Тот голову не прочь отрезать.


     Кто раз умеет обмануть,

   Тот много раз еще обманет.


     Кто столько блеска проявил

   В искусстве лгать и лицемерить,

   Тому дозволено не верить,

   Хотя б он правду говорил.


     Любовь – вернейшее родство,

   И в мире ближе нет его.


     Любовь глуха, прошу запомнить,

   Она ничьих речей не слышит,

   Красуясь на своем престоле.


     Любовь, конечно, рай, но райский сад

   Нередко ревность превращала в ад.


     Любовь могуча и сильна,

   Права имеет самодержца,

   Измены нет, какой она

   Простить была бы не вольна,

   Когда услышит голос сердца.


     Любовь – огонь, тоска по счастью.

   Ее неодолимой власти

   Любая тварь подчинена.


     Любовь ревнивые замки

   Волшебной силой отмыкает.


     Любовью оскорбить нельзя,

   Кто б ни был тот, кто грезит счастьем;

   Нас оскорбляют безучастьем.


     Мирская слава – вспышка пакли.

   Пылает миг – и гаснет вдруг.


 ​   …Нам ценна

   Любовь, когда она вольна.


     На сто обманутых красавиц,

   Каков бы ни был средь людей их чин,

   Всегда пятьсот обманутых мужчин.


    Наша воля ни над чувством,

   Ни над временем не властна.

   Видим мы, что нас любили,

   Лишь когда любовь утратим.


     Непоправимым оскорбленьям.

   Приносит время исцеленье.


     …Нет для любящих сердец

   Уместней кары, чем венец.


     Нет! Никогда не умирает тот,

   Чья жизнь прошла светло и беспорочно,

   Чья память незабвенная живет,

   В сердцах людей укоренившись прочно.


     Нет ядовитее сосудов

   Для чувства смертного мужчины,

   Чем эти женские глаза.


   Ничто не усиливает любви так, как неодолимые препятствия.


     Получше всякого обмана –

   В беседе с умным человеком

   Сказать ему простую правду.


     Плащ на золотой подкладке

   Все прикроет недостатки.


     Поверьте мне: любовь уходит

   Путем, которым входит ревность.


   Поверьте, признак мудреца – великодушное забвенье.


     Прелестниц ветреных, мой друг,

   Мы страстно любим, но не вечно.

   Мы любим долго и сердечно

   Лишь добродетельных подруг.


     Прелесть в женщине, конечно, –

   Быть новой и меняться вечно.


     Природу трудно изменить,

   Но жизнь изменчива, как море.

   Сегодня – радость, завтра – горе,

   И то и дело рвется нить.


     Проклятая любовь всему виной.

   Кто ей поддастся, тот утратит разом

   Свою свободу, мужество и разум.


     Раз сделать глупость – не беда.

   Беда – хотеть ее исправить.

   И глупость первую оставить

   Нам безопаснее всегда.


     Раздражению неведомы полутона.


     Свободу, царство, счастие нашел

   Тот, кто избрал при жизни ореол

   Высокой чести и бессмертной славы.


     Сильней любви в природе нет начала.


     Слугу не терпят, если он

   Кой в чем искусней господина.


     Служить великодушным людям

   Приятней всяких награждений.


     Танцы прелестью своей,

   В полете, в радостном порыве

   Красавиц делают красивей,

   Дурнушек делают милей.


     Тем, кто в бой вступил с судьбой,

   Не о гордости пустой,

   А о долге печься надо.


     Тот, кто любит, но в разлуке

   Подавить не может ревность,

   Тот любви не знает, ибо

   Нет любви, где нет смиренья


  Уважать женщин – это долг, которому всякий честный человек должен повиноваться с рождения.


    У женщины – как опыт учит нас

   Здоровье с красотою неразлучны.


     Учтивость отомкнет везде

   Расположенье и доверье,

   А глупое высокомерье –

   Ключ к неприязни и вражде.


   Человеку рождение не прибавляет заслуг и не отнимает их у него, ибо оно не зависит от его воли, но за свои поступки, как хорошие, так и дурные, он полностью отвечает сам.


    Чем больше трудностей в борьбе,

   Тем и победа будет краше.


     …Чужой секрет

   Мучительнее всех несчастий!


     Шепчет кривда, шепчет ложь,

   А правда громко говорит.


     Я знаю твердо, что любовь пройдет,

   Когда два сердца разделяет море.


   Любовь, деньги и заботы скрыть невозможно: любовь – потому, что она творит глазами, деньги – потому, что они сказываются в роскоши того, у кого водятся, а заботы – потому, что они написаны на челе человека.


     Порыв рождается душой,

   Осуществленье – грудью смелой,

   Отвага – внутреннею силой,

   Гордыня – тайным размышленьем,

   Решимость – пламенным желаньем,

   Одушевление – надеждой,

   Неколебимость – мощью духа,

   Непримиримость – раздраженьем,

   Общительность – благоразумьем,

   Бесстрашие – высокомерьем,

   Великодушье – благородством,

   Влюбленность – прелестью предмета,

   Благожелательность – радушьем,

   Отчаянье – самозабвеньем,

   Все дружелюбное – любовью,

   А грозное – ревнивым сердцем.


     Как много смерть несет открытий,

   И перемен, и превращений

   В любой державе или доме.


    Знай, о друзьях и об идеях,

   О женщинах и о картинах

   Не следует судить поспешно.

   Друзья нам могут изменить;

   Идеи требуется взвесить;

   В картины надобно всмотреться.

   А женщины являют часто

   Прекрасный облик без души.

antrio.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.