Лермонтов стихи о любви


Стихи Лермонтова о любви, любовная лирика поэта в стихах

***

Любовная лирика Лермонтова в стихах отличается трагичностью и драматизмом. Это связано в первую очередь с личной жизнью поэта, которая сложилась не очень удачно. Ему не везло с девушками: они насмеивались над чувствами юного поэта, отвергали его ухаживания.

Молодой и пылкий Лермонтов рано начал писать стихи о любви. Его произведения были адресованы возлюбленным. Первая любовь поэта – Екатерина Сушкова, светская кокетка и красавица, была старше Лермонтова на несколько лет и не разделяла его пылких чувств. Обида от неразделенной любви выливается у поэта в целый ряд стихотворений, которые составили так называемый “Сушковский цикл” (1830 год: «К Сушковой», «Благодарю!», «Зови надежду сновиденьем», «Взгляни, как мой спокоен взор», «Я не люблю тебя, страстей…» и другие).

Новое увлечение поэта – сестра его университетского друга, Варвара Лопухина. К ней Лермонтов испытывал самую сильную и самую глубокую влюбленность. Ее чудный образ поэт воспевает в своем дальнейшем творчестве, противопоставляя образу светской дамы. Стихи Лермонтова о любви к Лопухиной отличаются искренностью и чистотой: «У ног других не забывал», «Мы случайно сведены судьбою», «Оставь напрасные заботы», «Она не гордой красотою», «Слова разлуки повторяя», «Валерик» и прочие.

Любовные стихотворения Лермонтова из “Ивановского цикла” посвящены еще одной женщине в его жизни – Наталье Ивановой, дочери известного драматурга. Ее измена вызвала у поэта чувство оскорбленной гордости и даже жажду смерти. Все эти переживания Лермонтова вошли в вышеупомянутый сборник, включающий в себя около 40 эмоциональных и чувственных стихотворений («Я не достоин, может быть», «Я не унижусь пред тобою», «Любил с начала жизни я», «Болезнь в груди моей и нет мне исцеленья», «Время сердцу быть в покое» и другие).

Любовь в творчестве Лермонтова – высокое, светлое, искреннее чувство, но обычно обреченное на безответность или безнадежно утраченное. Лирический герой Лермонтова страдает от любви, но все же надеется на то, что она способна избавить его от одиночества. Стихотворения поэта на любовную тематику – это отражение его душевных переживаний, его восприятие окружающего мира, вечный поиск идеала и противопоставление ему действительности. Любовь – это мука, но мука сладостная, без которой жизнь будет лишена всех красок.

Пусть я кого-нибудь люблю

Пусть я кого-нибудь люблю:
Любовь не красит жизнь мою.
Она как чумное пятно
На сердце, жжет, хотя темно;

Враждебной силою гоним,
Я тем живу, что смерть другим:
Живу – как неба властелин –
В прекрасном мире – но один.

К *** (Я не унижусь пред тобою…)

Я не унижусь пред тобою;
Ни твой привет, ни твой укор
Не властны над моей душою.
Знай: мы чужие с этих пор.

Ты позабыла: я свободы
Для зблужденья не отдам;
И так пожертвовал я годы
Твоей улыбке и глазам,

И так я слишком долго видел
В тебе надежду юных дней
И целый мир возненавидел,
Чтобы тебя любить сильней.

Как знать, быть может, те мгновенья,
Что протекли у ног твоих,
Я отнимал у вдохновенья!
А чем ты заменила их?

Быть может, мыслею небесной
И силой духа убежден,
Я дал бы миру дар чудесный,
А мне за то бессмертье он?

Зачем так нежно обещала
Ты заменить его венец,
Зачем ты не была сначала,
Какою стала наконец!

Я горд!- прости! люби другого,
Мечтай любовь найти в другом;
Чего б то ни было земного
Я не соделаюсь рабом.

К чужим горам, под небо юга
Я удалюся, может быть;
Но слишком знаем мы друг друга,
Чтобы друг друга позабыть.

Отныне стану наслаждаться
И в страсти стану клясться всем;
Со всеми буду я смеяться,
А плакать не хочу ни с кем;

Начну обманывать безбожно,
Чтоб не любить, как я любил,-
Иль женщин уважать возможно,
Когда мне ангел изменил?

Я был готов на смерть и муку
И целый мир на битву звать,
Чтобы твою младую руку –
Безумец!- лишний раз пожать!

Не знав коварную измену,
Тебе я душу отдавал;
Такой души ты знала ль цену?
Ты знала – я тебя не знал!

Нет, не тебя так пылко я люблю

Нет, не тебя так пылко я люблю,
Не для меня красы твоей блистанье:
Люблю в тебе я прошлое страданье
И молодость погибшую мою.

Когда порой я на тебя смотрю,
В твои глаза вникая долгим взором,
Таинственным я занят разговором,
Но не с тобой я сердцем говорю.

Я говорю с подругой юных дней,
В твоих чертах ищу черты другие,
В устах живых — уста давно немые,
В глазах — огонь угаснувших очей.

Я не хочу, чтоб свет узнал…

Я не хочу, чтоб свет узнал
Мою таинственную повесть;
Как я любил, за что страдал,
Тому судья лишь бог да совесть!..

Им сердце в чувствах даст отчет,
У них попросит сожаленья;
И пусть меня накажет тот,
Кто изобрел мои мученья;

Укор невежд, укор людей
Души высокой не печалит;
Пускай шумит волна морей,
Утес гранитный не повалит;

Его чело меж облаков,
Он двух стихий жилец угрюмый
И, кроме бури да громов,
Он никому не вверит думы…

Поцелуями прежде считал…

Поцелуями прежде считал
Я счастливую жизнь свою,
Но теперь я от счастья устал,
Но теперь никого не люблю.

И слезами когда-то считал
Я мятежную жизнь мою,
Но тогда я любил и желал –
А теперь никого не люблю!

И я счет своих лет потерял
И я крылья забвенья ловлю:
Как я сердце унесть бы им дал!
Как бы вечность им бросил мою!

Время сердцу быть в покое…

Время сердцу быть в покое
От волненья своего
С той минуты, как другое
Уж не бьется для него;

Но пускай оно трепещет –
То безумной страсти след:
Так все бурно море плещет,
Хоть над ним уж бури нет!..

Неужли ты не видала
В час разлуки роковой,
Как слеза моя блистала,
Чтоб упасть перед тобой?

Ты отвергнула с презреньем
Жертву лучшую мою,
Ты боялась сожаленьем
Воскресить любовь свою.

Но сердечного недуга
Не смогла ты утаить;
Слишком знаем мы друг друга,
Чтоб друг друга позабыть.

Так расселись под громами,
Видел я, в единый миг
Пощаженные веками
Два утеса бреговых;

Но приметно сохранила
Знаки каждая скала,
Что природа съединила,
А судьба их развела.

Она поет – и звуки тают…

Она поет – и звуки тают
Как поцелуи на устах,
Глядит – и небеса играют
В ее божественных глазах;

Идет ли – все ее движенья,
Иль молвит слово – все черты
Так полны чувства, выраженья,
Так полны дивной простоты.

Они любили друг друга так долго и нежно…

Они любили друг друга так долго и нежно,
С тоской глубокой и страстью безумно-мятежной!
Но, как враги, избегали признанья и встречи,
И были пусты и хладны их краткие речи.

Они расстались в безмолвном и гордом страданье
И милый образ во сне лишь порой видали.
И смерть пришла: наступило за гробом свиданье…
Но в мире новом друг друга они не узнали.

Она была прекрасна, как мечта…

Она была прекрасна, как мечта
Ребенка под светилом южных стран;
Кто объяснит, что значит красота:
Грудь полная иль стройный, гибкий стан,
Или большие очи? — но порой
Все это не зовем мы красотой:
Уста без слов—любить никто не мог;
Взор без огня — без запаха цветок!
О небо, я клянусь, она была
Прекрасна!.. я горел, я трепетал,
Когда кудрей, сбегающих с чела,
Шелк золотой рукой своей встречал,
Я был готов упасть к ногам ее,
Отдать ей волю, жизнь, и рай, и все,
Чтоб получить один, один лишь взгляд
Из тех, которых все блаженство — яд!

***

К Л.- (У ног других не забывал…)

У ног других не забывал
Я взор твоих очей;
Любя других, я лишь страдал
Любовью прежних дней;

Так память, демон-властелин,
Все будит старину,
И я твержу один, один:
Люблю, люблю одну!

Принадлежишь другому ты,
Забыт певец тобой;
С тех пор влекут меня мечты
Прочь от земли родной;

Корабль умчит меня от ней
В безвестную страну,
И повторит волна морей:
Люблю, люблю одну!

И не узнает шумный свет,
Кто нежно так любим,
Как я страдал и сколько лет
Я памятью томим;

И где бы я ни стал искать
Былую тишину,
Все сердце будет мне шептать:
Люблю, люблю одну!

***

Отчего

Мне грустно, потому что я тебя люблю,
И знаю: молодость цветущую твою
Не пощадит молвы коварное гоненье.
За каждый светлый день иль сладкое мгновенье
Слезами и тоской заплатишь ты судьбе.
Мне грустно… потому что весело тебе.

***

Ребенку

О грезах юности томим воспоминаньем,
С отрадой тайною и тайным содроганьем,
Прекрасное дитя, я на тебя смотрю…
О, если б знало ты, как я тебя люблю!
Как милы мне твои улыбки молодые,
И быстрые глаза, и кудри золотые,
И звонкий голосок!— Не правда ль, говорят,
Ты на нее похож?— Увы! года летят;
Страдания ее до срока изменили,
Но верные мечты тот образ сохранили
В груди моей; тот взор, исполненный огня,
Всегда со мной. А ты, ты любишь ли меня?
Не скучны ли тебе непрошеные ласки?
Не слишком часто ль я твои целую глазки?
Слеза моя ланит твоих не обожгла ль?
Смотри ж, не говори ни про мою печаль,
Ни вовсе обо мне… К чему? Ее, быть может,
Ребяческий рассказ рассердит иль встревожит…
Но мне ты всё поверь. Когда в вечерний час,
Пред образом с тобой заботливо склонясь,
Молитву детскую она тебе шептала,
И в знаменье креста персты твои сжимала,
И все знакомые родные имена
Ты повторял за ней,— скажи, тебя она
Ни за кого еще молиться не учила?
Бледнея, может быть, она произносила
Название, теперь забытое тобой…
Не вспоминай его… Что имя?— звук пустой!
Дай бог, чтоб для тебя оно осталось тайной.
Но если как-нибудь, когда-нибудь, случайно
Узнаешь ты его — ребяческие дни
Ты вспомни, и его, дитя, не прокляни!

obrazovaka.ru

Стихи о любви Лермонтова Михаила Юрьевича. - Стихи - Любовь - Каталог статей

В поэзии Лермонтова «пушкинских» основ не наблюдается – ни лаконизма, ни гармонической точности. На его стихи о любви оказал сильное влияние отпечаток событий детства – девочки отвергали ухаживания Лермонтова, в ответ на его чувства сыпали насмешками. Впоследствии самые сильные чувства Лермонтова, пережитые во взрослом возрасте, также не находили взаимности. Так, например, Е.А. Сушковой он посвящает строки «Я не люблю тебя: страстей…», «Взгляни, как мой спокоен взор». Это попытки отрицания любви, а не её воспевание. В этих тонких, драматичных стихах сквозит обречённость.

В период формирования личности Лермонтова сменяющиеся любовные увлечения были попыткой самоутверждения. Самое продолжительное чувство вызвала у него В.А. Лопухина, сестра товарища по университету. Чувство Лермонтова к ней оказалось самым сильным. Лопухина была адресатом или прототипом и в ранней любовной лирике Лермонтова, и в поздних произведениях.

Чувство любви в поэзии Лермонтова неразрывно сливается с первыми впечатлениями от посещения Кавказа: его он почитал своей поэтической родиной.

Любовь в произведениях Лермонтова – это все же мотив, который задевает его стороной. Главные темы – разлад между мечтами и реальностью, столкновение и борьба противоположностей, света и порока. При этом в отображении своих переживаний Лермонтов широко использовал самые разные образы и мотивы: духовная мощь, смирение, демоническое коварство, целомудрие и невинность, молитвы и дерзкие порывы. Чтобы передать свои чувства, он прибегал к описанию укоров совести, раскаяния, умиления, страдания и отчаяния.

В поэме «Маскарад» Лермонтов в полной мере отражает свое внутреннее смятение – любовь, по мнению многих, призвана спасти мир. Но Арбенина она спасти не могла. Любовь «слабого создания, ангела красоты» не возродила его к новой жизни. Да, без жены у Арбенина нет ни души, ни чувства, но он предпочел самостоятельно поставить точку, не дожидаясь возможного расставания, самому решить свою судьбу – и судьбу любящей его женщины.

Зачастую презирая людей, представителей «высшего света», Лермонтов, тем не менее, заставляет звучать в своих стихах голос еще одной любви – любви к своей родине, к России. Он называет эту любовь странной – любовь к холоду полей, печальным деревням. Это любовь-тоска, полная жалости к простому народу, сожаления об истинном положении вещей.

Отчего

Мне грустно, потому что я тебя люблю,
И знаю: молодость цветущую твою
Не пощадит молвы коварное гоненье.
За каждый светлый день иль сладкое мгновенье
Слезами и тоской заплатишь ты судьбе.
Мне грустно... потому что весело тебе.

Опасение

Страшись любви: она пройдет,
Она мечтой твой ум встревожит,
Тоска по ней тебя убьет,
Ничто воскреснуть не поможет.

Краса, любимая тобой,
Тебе отдаст, положим, руку...
Года мелькнут... летун седой
Укажет вечную разлуку...

И беден, жалок будешь ты,
Глядящий с кресел иль подушки
На безобразные черты
Твоей докучливой старушки,

Коль мысли о былых летах
В твой ум закрадутся порою
И вспомнишь, как на сих щеках
Играло жизнью молодою...

Без друга лучше жизнь влачить
И к смерти радостней клониться,
Чем два удара выносить
И сердцем о двоих крушиться!..

Она не гордой красотою...

Она не гордой красотою
Прельщает юношей живых,
Она не водит за собою
Толпу вздыхателей немых.
И стан ее — не стан богини,
И грудь волною не встает,
И в ней никто своей святыни,
Припав к земле, не признает.
Однако все ее движенья,
Улыбки, речи и черты
Так полны жизни, вдохновенья,
Так полны чудной простоты.
Но голос душу проникает,
Как вспоминанье лучших дней,
И сердце любит и страдает,
Почти стыдясь любви своей.

Она была прекрасна, как мечта...

Она была прекрасна, как мечта
Ребенка под светилом южных стран;
Кто объяснит, что значит красота:
Грудь полная иль стройный, гибкий стан,
Или большие очи? — но порой
Все это не зовем мы красотой:
Уста без слов—любить никто не мог;
Взор без огня — без запаха цветок!

О небо, я клянусь, она была
Прекрасна!.. я горел, я трепетал,
Когда кудрей, сбегающих с чела,
Шелк золотой рукой своей встречал,
Я был готов упасть к ногам ее,
Отдать ей волю, жизнь, и рай, и все,
Чтоб получить один, один лишь взгляд
Из тех, которых все блаженство — яд!

Они любили друг друга...
Sie liebten sich beide, doch keiner
Wollt'es dem andern gestehn.
Heine

Они любили друг друга так долго и нежно,
С тоской глубокой и стастью безумно-мятежной!
Но, как враги, избегали признанья и встречи,
И были пусты и хладны их краткие речи.

Они расстались в безмолвном и гордом страданье
И милый образ во сне лишь порою видали.
И смерть пришла: наступило за гробом свиданье.
.. Но в мире новом друг друга они не узнали.

Она поет — и звуки тают...

Она поет — и звуки тают,
Как поцелуи на устах,
Глядит — и небеса играют
В ее божественных глазах;

Идет ли — все ее движенья,
Иль молвит слово — все черты
Так полны чувства, выраженья,
Так полны дивной простоты.

Нет, не тебя так пылко я люблю...

Нет, не тебя так пылко я люблю,
Не для меня красы твоей блистанье:
Люблю в тебе я прошлое страданье
И молодость погибшую мою.

Когда порой я на тебя смотрю,
В твои глаза вникая долгим взором:
Таинственным я занят разговором,
Но не с тобой я сердцем говорю.

Я говорю с подругой юных дней,
В твоих чертах ищу черты другие,
В устах живых уста давно немые,
В глазах огонь угаснувших очей.

Не смейся над моей пророческой тоскою...

Не смейся над моей пророческой тоскою;
Я знал: удар судьбы меня не обойдет;
Я знал, что голова, любимая тобою,
С твоей груди на плаху перейдет;
Я говорил тебе: ни счастия, ни славы
Мне в мире не найти; настанет час кровавый,
И я паду, и хитрая вражда
С улыбкой очернит мой недоцветший гений;
И я погибну без следа
Моих надежд, моих мучений,
Но я без страха жду довременный конец.
Давно пора мне мир увидеть новый;
Пускай толпа растопчет мой венец:
Венец певца, венец терновый!..
Пускай! я им не дорожил.

Раскаянье

К чему мятежное роптанье,
Укор владеющей судьбе?
Она была добра к тебе,
Ты создал сам свое страданье.
Бессмысленный, ты обладал
Душою чистой, откровенной,
Всеобщим злом не зараженной.
И этот клад ты потерял.
Огонь любви первоначальной
Ты в ней решился зародить
И далее не мог любить,
Достигнув цели сей печальной.
Ты презрел всё; между людей
Стоишь, как дуб в стране пустынной,
И тихий плач любви невинной
Не мог потрясть души твоей.
Не дважды бог дает нам радость,
Взаимной страстью веселя;
Без утешения, томя,
Пройдет и жизнь твоя, как младость.
Ее лобзанье встретишь ты
В устах обманщицы прекрасной;
И будут пред тобой всечасно
Предмета первого черты.
О, вымоли ее прощенье,
Пади, пади к ее ногам,
Не то ты приготовишь сам
Свой ад, отвергнув примиренье.
Хоть будешь ты еще любить,
Но прежним чувствам нет возврату,
Ты вечно первую утрату
Не будешь в силах заменить.

Расстались мы, но твой портрет...

Расстались мы, но твой портрет
Я на груди своей храню:
Как бледный призрак лучших лет,
Он душу радует мою.
И, новым преданный страстям,
Я разлюбить его не мог:
Так храм оставленный - всё храм,
Кумир поверженный - всё бог!

28 сентября

Опять, опять я видел взор твой милый,
Я говорил с тобой.
И мне былое, взятое могилой,
Напомнил голос твой.
К чему?- другой лобзает эти очи
И руку жмет твою.
Другому голос твой во мраке ночи
Твердит: люблю! люблю!
Откройся мне: ужели непритворны
Лобзания твои?
Они правам супружества покорны,
Но не правам любви;
Он для тебя не создан; ты родилась
Для пламенных страстей.
Отдав ему себя, ты не спросилась
У совести своей.
Он чувствовал ли трепет потаенный
В присутствии твоем;
Умел ли презирать он мир презренный,
Чтоб мыслить об одном;
Встречал ли он с молчаньем и слезами
Привет холодный твой,
И лучшими ль он жертвовал годами
Мгновениям с тобой?
Нет! я уверен, твоего блаженства
Не может сделать тот,
Кто красоты наружной совершенства
Одни в тебе найдет.
Так! ты его не любишь... тайной властью
Прикована ты вновь
К душе печальной, незнакомой счастью,
Но нежной, как любовь.

Свершилось! полно ожидать...

Свершилось! полно ожидать
Последней встречи и прощанья!
Разлуки час и час страданья
Придут - зачем их отклонять!
Ах, я не знал, когда глядел
На чудные глаза прекрасной,
Что час прощанья, час ужасный,
Ко мне внезапно подлетел.
Свершилось! голосом бесценным
Мне больше сердца не питать,
Запрусь в углу уединенном
И буду плакать... вспоминать!

Силуэт

Есть у меня твой силуэт,
Мне мил его печальный цвет;
Висит он на груди моей,
И мрачен он, как сердце в ней.
В глазах нет жизни и огня,
Зато он вечно близ меня;
И тень твоя, но я люблю,
Как тень блаженства, тень твою.

Слышу ли голос твой...

Слышу ли голос твой
Звонкий и ласковый,
Как птичка в клетке,
Сердце запрыгает;
Встречу ль глаза твои
Лазурно-глубокие,
Душа им навстречу
Из груди просится,
И как-то весело,
И хочется плакать,
И так на шею бы.

Соседка

Не дождаться мне, видно, свободы,
А тюремные дни будто годы;
И окно высоко над землей!
И у двери стоит часовой!
Умереть бы уж мне в этой клетке,
Кабы не было милой соседки!..
Мы проснулись сегодня с зарей,
Я кивнул ей слегка головой.
Разлучив, нас сдружила неволя,
Познакомила общая доля,
Породнило желанье одно
Да с двойною решеткой окно;
У окна лишь поутру я сяду,
Волю дам ненасытному взгляду...
Вот напротив окошечко: стук!
Занавеска подымется вдруг.
На меня посмотрела плутовка!
Опустилась на ручку головка,
А с плеча, будто сдул ветерок,
Полосатый скатился платок,
Но бледна ее грудь молодая,
И сидит она, долго вздыхая,
Видно, буйную думу тая,
Все тоскует по воле, как я.
Не грусти, дорогая соседка...
Захоти лишь - отворится клетка,
И, как божии птички, вдвоем
Мы в широкое поле порхнем.
У отца ты ключи мне украдешь,
Сторожей за пирушку усадишь,
А уж с тем, что поставлен к дверям,
Постараюсь я справиться сам.
Избери только ночь потемнее,
Да отцу дай вина похмельнее,
Да повесь, чтобы ведать я мог,
На окно полосатый платок.

Романс к И...

Когда я унесу в чужбину
Под небо южной стороны
Мою жестокую кручину,
Мои обманчивые сны,
И люди с злобой ядовитой
Осудят жизнь мою порой,
Ты будешь ли моей защитой
Перед бесчувственной толпой?
О, будь!.. о, вспомни, нашу младость,
Злословья жертву пощади,
Клянися в том! чтоб вовсе радость
Не умерла в моей груди,
Чтоб я сказал в земле изгнанья:
Есть сердце, лучших дней залог,
Где почтены мои страданья,
Где мир их очернить не мог.

Тамара

В глубокой теснине Дарьяла,
Где роется Терек во мгле,
Старинная башня стояла,
Чернея на черной скале.
В той башне высокой и тесной
Царица Тамара жила:
Прекрасна, как ангел небесный,
Как демон, коварна и зла.
И там сквозь туман полуночи
Блистал огонек золотой,
Кидался он путнику в очи,
Манил он на отдых ночной.
И слышался голос Тамары:
Он весь был желанье и страсть,
В нем были всесильные жары,
Была непонятная власть.
На голос невидимой пери
Шел воин, купец и пастух;
Пред ним отворялися двери,
Встречал его мрачный евнух.
На мягкой пуховой постели,
В парчу и жемчуг убрана,
Ждала она гостя... Шипели
Пред нею два кубка вина.
Сплетались горячие руки,
Уста прилипали к устам,
И странные, дикие звуки
Всю ночь раздавалися там:
Как будто в ту башню пустую
Сто юношей пылких и жен
Сошлися на свадьбу ночную,
На тризну больших похорон.
Но только что утра сиянье
Кидало свой луч по горам,
Мгновенно и мрак и молчанье
Опять воцарялися там.
Лишь Терек в теснине Дарьяла,
Гремя, нарушал тишину,
Волна на волну набегала,
Волна погоняла волну.
И с плачем безгласное тело
Спешили они унести;
В окне тогда что-то белело,
Звучало оттуда: прости.
И было так нежно прощанье,
Так сладко тот голос звучал,
Как будто восторги свиданья
И ласки любви обещал.

Я не унижусь пред тобою...

Я не унижусь пред тобою;
Ни твой привет, ни твой укор
Не властны над моей душою.
Знай: мы чужие с этих пор.
Ты позабыла: я свободы
Для заблужденья не отдам,
И так пожертвовал я годы
Твоей улыбке и глазам,
И так я слишком долго видел
В тебе надежду юных дней,
И целый мир возненавидел,
Чтобы тебя любить сильней.
Как знать, быть может, те мгновенья,
Что протекли у ног твоих,
Я отнимал у вдохновенья!
А чем ты заменила их?
Быть может, мыслию небесной
И силой духа убежден,
Я дал бы миру дар чудесный,
А мне за то бессмертье он?
Зачем так нежно обещала
Ты заменить его венец,
Зачем ты не была сначала,
Какою стала наконец!
Я горд!.. прости! люби другого,
Мечтай любовь найти в другом;
Чего б то ни было земного
Я не сделаюсь рабом.
К чужим горам под небо юга
Я удалюся, может быть;
Но слишком знаем мы друг друга,
Чтобы друг друга позабыть.
Отныне стану наслаждаться
И в страсти стану клясться всем;
Со всеми буду я смеяться,
А плакать не хочу ни с кем;
Начну обманывать безбожно,
Чтоб не любить, как я любил;
Иль женщин уважать возможно,
Когда мне ангел изменил?
Я был готов на смерть и муку
И целый мир на битву звать,
Чтобы твою младую руку —
Безумец! — лишний раз пожать!
Не знав коварную измену,
Тебе я душу отдавал;
Такой души ты знала ль цену?
Ты знала — я тебя не знал!

К *** (Мой друг, напрасное старанье!..)

Мой друг, напрасное старанье!
Скрывал ли я свои мечты?
Обыкновенный звук, названье,
Вот всё, чего не знаешь ты.
Пусть в этом имени хранится,
Быть может, целый мир любви.
Но мне ль надеждами делиться?
Надежды... о! они мои,
Мои — они святое царство
Души задумчивой моей...
Ни страх, ни ласки, ни коварство,
Ни горький смех, ни плач людей,
Дай мне сокровища вселенной,
Уж никогда не долетят
В тот угол сердца отдаленный,
Куда запрятал я мой клад.
Как помню, счастье прежде жило
И слезы крылись в месте том:
Но счастье скоро изменило,
А слезы вытекли потом.
Беречь сокровища святые
Теперь я выучен судьбой;
Не встретят их глаза чужие,
Они умрут во мне, со мной!..

Пусть я кого-нибудь люблю...

Пусть я кого-нибудь люблю:
Любовь не красит жизнь мою.
Она как чумное пятно
На сердце, жжет, хотя темно;
Враждебной силою гоним,
Я тем живу, что смерть другим:
Живу - как неба властелин -
В прекрасном мире - но один.

К *** (Мы снова встретились с тобой...)

Мы снова встретились с тобой,
Но как мы оба изменились!..
Года унылой чередой
От нас невидимо сокрылись.
Ищу в глазах твоих огня,
Ищу в душе своей волненья.
Ах! как тебя, так и меня
Убило жизни тяготенье!..

К *** (Печаль в моих песнях...)

Печаль в моих песнях, но что за нужда?
Тебе не внимать им, мой друг, никогда.
Они не прогонят улыбку святую
С тех уст, для которых живу и тоскую.
К тебе не домчится ни Слово, ни звук,
Отзыв беспокойный неведомых мук.
Певца твоя ласка утешить не может:
Зачем же он сердце твое потревожит?
О нет! одна мысль, что слеза омрачит
Тот взор несравненный, где счастье горит,
Безумные б звуки в груди подавила,
Хоть прежде за них лишь певца ты любила.

К Н. И.

Я не достоин, может быть,
Твоей любви: не мне судить;
Но ты обманом наградила
Мои надежды и мечты,
И я всегда скажу, что ты
Несправедливо поступила.
Ты не коварна, как змея,
Лишь часто новым впечатленьям
Душа вверяется твоя.
Она увлечена мгновеньем;
Ей милы многие, вполне
Еще никто; но это мне
Служить не может утешеньем.
В те дни, когда, любим тобой,
Я мог доволен быть судьбой,
Прощальный поцелуй однажды
Я сорвал с нежных уст твоих;
Но в зной, среди степей сухих,
Не утоляет капля жажды.
Дай бог, чтоб ты нашла опять,
Что не боялась потерять;
Но... женщина забыть не может
Того, кто так любил, как я;
И в час блаженнейший тебя
Воспоминание встревожит!
Тебя раскаянье кольнет,
Когда с насмешкой проклянет
Ничтожный мир мое названье!
И побоишься защитить,
Чтобы в преступном состраданье
Вновь обвиняемой не быть!

К Сушковой

Вблизи тебя до этих пор
Я не слыхал в груди огня.
Встречал ли твой прелестный взор -
Не билось сердце у меня.
И что ж?- разлуки первый звук
Меня заставил трепетать;
Нет, нет, он не предвестник мук;
Я не люблю - зачем скрывать!
Однако же хоть день, хоть час
Еще желал бы здесь пробыть,
Чтоб блеском этих чудных глаз
Души тревоги усмирить.

А.О. Смирновой

Без вас хочу сказать вам много,
При вас я слушать вас хочу;
Но молча вы глядите строго,
И я в смущении молчу.
Что ж делать?.. Речью неискусной
Занять ваш ум мне не дано...
Всё это было бы смешно,
Когда бы не было так грустно...

Ангел

По небу полуночи ангел летел,
И тихую песню он пел,
И месяц, и звезды, и тучи толпой
Внимали той песне святой.
Он пел о блаженстве безгрешных духов
Под кущами райских садов,
О Боге великом он пел, и хвала
Его непритворна была.
Он душу младую в объятиях нес
Для мира печали и слез;
И звук его песни в душе молодой
Остался - без слов, но живой.
И долго на свете томилась она,
Желанием чудным полна,
И звуков небес заменить не могли
Ей скучные песни земли.

Благодарность

За все, за все тебя благодарю я:
За тайные мучения страстей,
За горечь слез, отраву поцелуя,
За месть врагов и клевету друзей;
За жар души, растраченный в пустыне,
За все, чем я обманут в жизни был...
Устрой лишь так, чтобы тебя отныне
Недолго я еще благодарил.

Выхожу один я на дорогу...

Выхожу один я на дорогу;
Сквозь туман кремнистый путь блестит;
Ночь тиха. Пустыня внемлет богу,
И звезда с звездою говорит.
В небесах торжественно и чудно!
Спит земля в сияньи голубом...
Что же мне так больно и так трудно?
Жду ль чего? жалею ли о чём?
Уж не жду от жизни ничего я,
И не жаль мне прошлого ничуть;
Я ищу свободы и покоя!
Я б хотел забыться и заснуть!
Но не тем холодным сном могилы...
Я б желал навеки так заснуть,
Чтоб в груди дремали жизни силы,
Чтоб дыша вздымалась тихо грудь;
Чтоб всю ночь, весь день мой слух лелея,
Про любовь мне сладкий голос пел,
Надо мной чтоб вечно зеленея
Тёмный дуб склонялся и шумел.

Графине Ростопчиной

Я верю: под одной звездою
Мы с вами были рождены;
Мы шли дорогою одною,
Нас обманули те же сны.
Но что ж!— от цели благородной
Оторван бурею страстей,
Я позабыл в борьбе бесплодной
Преданья юности моей.
Предвидя вечную разлуку,
Боюсь я сердцу волю дать;
Боюсь предательскому звуку
Мечту напрасную вверять...
Так две волны несутся дружно
Случайной, вольною четой
В пустыне моря голубой:
Их гонит вместе ветер южный;
Но их разрознит где-нибудь
Утеса каменная грудь...
И, полны холодом привычным,
Они несут брегам различным,
Без сожаленья и любви,
Свой ропот сладостный и томный,
Свой бурный шум, свой блеск заемный
И ласки вечные свои.

Договор

Пускай толпа клеймит презреньем
Наш неразгаданный союз,
Пускай людским предубежденьем
Ты лишена семейных уз.
Но перед идолами света
Не гну колени я мои;
Как ты, не знаю в нем предмета
Ни сильной злобы, ни любви.
Как ты, кружусь в веселье шумном,
Не отличая никого:
Делюся с умным и безумным,
Живу для сердца своего.
Земного счастья мы не ценим,
Людей привыкли мы ценить;
Себе мы оба не изменим,
А нам не могут изменить.
В толпе друг друга мы узнали,
Сошлись и разойдемся вновь.
Была без радостей любовь,
Разлука будет без печали.

Звезда (Вверху одна...)

Вверху одна
Горит звезда,
Мой ум она
Манит всегда,
Мои мечты
Она влечет
И с высоты
Меня зовет.
Таков же был
Тот нежный взор,
Что я любил
Судьбе в укор;
Мук никогда
Он зреть не мог,
Как та звезда,
Он был далек;
Усталых вежд
Я не смыкал,
Я без надежд
К нему взирал.

Звезда (Светись...)

Светись, светись, далекая звезда,
Чтоб я в ночи встречал тебя всегда;
Твой слабый луч, сражаясь с темнотой,
Несет мечты душе моей больной;
Она к тебе летает высоко;
И груди сей свободно и легко...
Я видел взгляд, исполненный огня
(Уж он давно закрылся для меня),
Но, как к тебе, к нему еще лечу,
И хоть нельзя - смотреть его хочу...

Зови надежду сновиденьем...

Зови надежду сновиденьем,
Неправду - истиной зови,
Не верь хвалам и увереньям,
Но верь, о, верь моей любви!
Такой любви нельзя не верить,
Мой взор не скроет ничего;
С тобою грех мне лицемерить,
Ты слишком ангел для того.


Евфимия Дмитриевна Чижова, урожденная Арсеньева (1811-1873) - двоюродная тетка М.Ю. Лермонтова. Похоронена в селе Заколпье Гусь-Хрустального района Владимирской области.

ПОЭЗИЯ.

Copyright © 2015 Любовь безусловная


lubovbezusl.ru

Стихи Михаила Лермонтова о любви

Черны очи

Много звезд у летней ночи,
Отчего же только две у вас,
Очи юга! Черны очи!
Нашей встречи был недобрый час.
Кто ни спросит, звезды ночи
Лишь о райском счастье говорят;
В ваших звездах, черны очи,
Я нашел для сердца рай и ад.
Очи юга, черны очи,
В вас любви прочел я приговор,
Звезды дня и звезды ночи
Для меня вы стали с этих пор!

 

Любить вас долго было б скучно…

Любить вас долго было б скучно,
Любить до гроба – право, смех,
Пройти ж вас мимо равнодушно –
Перед собою тяжкий грех.

 

Ах! Ныне я не тот совсем…

Ах! Ныне я не тот совсем,
Меня друзья бы не узнали,
И на челе тогда моем
Власы седые не блистали.
Я был еще совсем не стар;
А иссушил мне сердце жар
Страстей, явилися морщины
И ненавистные седины,
Но и теперь преклонных лет
Я презираю тяготенье.
Я знал еще души волненье –
Любви минувшей грозный след,
Но говорю: краса Терезы…
Теперь среди полночной грезы
Мне кажется: идет она
Между каштанов и черешен…
Катится по небу луна…
Как я доволен и утешен!
Я вижу кудри… Взор живой
Горячей влагою оделся…
Как жемчуг перси белизной.
Так живо образ дорогой
В уме моем напечатлелся!
Стан невысокий помню я
И азиатские движенья,
Уста пурпурные ея,
Стыда румянец и смятенье…
Но полно! Полно! Я любил,
Я чувств своих не изменил!..
………………
Любовь, сокрывшись в сердце диком,
В одних лишь крайностях горит
И вечно (тщетно рок свирепый
Восстал) меня не охладит,
И тень минувшего бежит
Поныне всюду за Мазепой…

Тамара

В глубокой теснине Дарьяла,
Где роется Терек во мгле,
Старинная башня стояла,
Чернея на черной скале.
В той башне высокой и тесной
Царица Тамара жила:
Прекрасна, как ангел небесный,
Как демон, коварна и зла.
И там сквозь туман полуночи
Блистал огонек золотой,
Кидался он путнику в очи,
Манил он на отдых ночной.
И слышался голос Тамары:
Он весь был желанье и страсть,
В нем были всесильные чары,
Была непонятная власть.
На голос невидимой пери
Шел воин, купец и пастух;
Пред ним отворялися двери,
Встречал его мрачный евнух.
На мягкой пуховой постели,
В парчу и жемчуг убрана,
Ждала она гостя. Шипели
Пред нею два кубка вина.
Сплетались горячие руки,
Уста прилипали к устам,
И странные, дикие звуки
Всю ночь раздавалися там.
Как будто в ту башню пустую
Сто юношей пылких и жен
Сошлися на свадьбу ночную,
На тризну больших похорон.
Но только что утра сиянье
Кидало свой луч по горам,
Мгновенно и мрак и молчанье
Опять воцарялися там.
Лишь Терек в теснине Дарьяла
Гремя нарушал тишину;
Волна на волну набегала,
Волна погоняла волну;
И с плачем безгласное тело
Спешили они унести;
В окне тогда что-то белело,
Звучало оттуда: прости.
И было так нежно прощанье,
Так сладко тот голос звучал,
Как будто восторги свиданья
И ласки любви обещал.

Они любили друг друга так долго и нежно…

Они любили друг друга так долго и нежно,
С тоской глубокой и страстью безумно-мятежной!
Но, как враги, избегали признанья и встречи,
И были пусты и хладны их краткие речи.
Они расстались в безмолвном и гордом страданье
И милый образ во сне лишь порою видали.
И смерть пришла: наступило за гробом свиданье…
Но в мире новом друг друга они не узнали.

Нет, не тебя так пылко я люблю…

1
Нет, не тебя так пылко я люблю,
Не для меня красы твоей блистанье:
Люблю в тебе я прошлое страданье
И молодость погибшую мою.
2
Когда порой я на тебя смотрю,
В твои глаза вникая долгим взором:
Таинственным я занят разговором,
Но не с тобой я сердцем говорю.
3
Я говорю с подругой юных дней;
В твоих чертах ищу черты другие;
В устах живых уста давно немые,
В глазах огонь угаснувших очей.

Любовь мертвеца

Пускай холодною землею
Засыпан я,
О друг! Всегда, везде с тобою
Душа моя.
Любви безумного томленья,
Жилец могил,
В стране покоя и забвенья
Я не забыл.
*
Без страха в час последней муки
Покинув свет,
Отрады ждал я от разлуки –
Разлуки нет.
Я видел прелесть бестелесных
И тосковал,
Что образ твой в чертах небесных
Не узнавал.
*
Что мне сиянье божьей власти
И рай святой?
Я перенес земные страсти
Туда с собой.
Ласкаю я мечту родную
Везде одну;
Желаю, плачу и ревную,
Как в старину.
*
Коснется ль чуждое дыханье
Твоих ланит,
Моя душа в немом страданье
Вся задрожит.
Случится ль, шепчешь засыпая
Ты о другом,
Твои слова текут пылая
По мне огнем.
*
Ты не должна любить другого,
Нет, не должна,
Ты мертвецу, святыней слова,
Обручена.
Увы, твой страх, твои моленья
К чему оне?
Ты знаешь, мира и забвенья
Не надо мне!

Расстались мы; но твой портрет…

Расстались мы; но твой портрет
Я на груди моей храню:
Как бледный призрак лучших лет,
Он душу радует мою.
И новым преданный страстям,
Я разлюбить его не мог:
Так храм оставленный – всё храм,
Кумир поверженный – всё бог!

Она была прекрасна, как мечта…

Она была прекрасна, как мечта
Ребенка под светилом южных стран;
Кто объяснит, что значит красота:
Грудь полная, иль стройный, гибкий стан,
Или большие очи? – но порой
Всё это не зовем мы красотой:
Уста без слов – любить никто не мог;
Взор без огня – без запаха цветок!
О небо, я клянусь, она была
Прекрасна!.. Я горел, я трепетал,
Когда кудрей, сбегающих с чела,
Шелк золотой рукой своей встречал,
Я был готов упасть к ногам ее,
Отдать ей волю, жизнь, и рай, и всё,
Чтоб получить один, один лишь взгляд
Из тех, которых всё блаженство – яд!

К* (Прости! – мы не встретимся боле…)

1
Прости! – мы не встретимся боле
Друг другу руки не пожмем;
Прости! – твое сердце на воле…
Но счастья не сыщет в другом.
Я знаю: с порывом страданья
Опять затрепещет оно,
Когда ты услышишь названье
Того, кто погиб так давно!
2
Есть звуки – значенье ничтожно
И презрено гордой толпой –
Но их позабыть невозможно:
Как жизнь, они слиты с душой;
Как в гробе, зарыто былое
На дне этих звуков святых;
И в мире поймут их лишь двое,
И двое лишь вздрогнут от них!
3
Мгновение вместе мы были,
Но вечность – ничто перед ним;
Все чувства мы вдруг истощили,
Сожгли поцелуем одним;
Прости! – не жалей безрассудно,
О краткой любви не жалей:
Расстаться казалось нам трудно,
Но встретиться было б трудней!

Послушай! Вспомни обо мне…

Послушай! Вспомни обо мне,
Когда, законом осужденный,
В чужой я буду стороне –
Изгнанник мрачный и презренный.
И будешь ты когда-нибудь
Один, в бессонный час полночи,
Сидеть с свечой… И тайно грудь
Вздохнет – и вдруг заплачут очи;
И молвишь ты: когда-то он,
Здесь, в это самое мгновенье,
Сидел тоскою удручен
И ждал судьбы своей решенье!

 

Глупой красавице (Амур спросил меня однажды…)

1
Амур спросил меня однажды,
Хочу ль испить его вина, –
Я не имел в то время жажды,
Но выпил кубок весь до дна.
2
Теперь желал бы я напрасно
Смочить горящие уста,
Затем что чаша влаги страстной,
Как голова твоя, – пуста.

 

loveset.ru

Лермонтов Михаил – Стихи о любви

Вы здесь

Звезда (Светись...)

Зови надежду сновиденьем...

Весна

Видение

Выхожу один я на дорогу...

Графине Ростопчиной

Договор

Звезда (Вверху одна...)

Светись, светись, далекая звезда,
Чтоб я в ночи встречал тебя всегда;
Твой слабый луч, сражаясь с темнотой,
Несет мечты душе моей больной;
Она к тебе летает высоко;
И груди сей свободно и легко...

Я видел взгляд, исполненный огня
(Уж...Читать далее

Зови надежду сновиденьем,
Неправду - истиной зови,
Не верь хвалам и увереньям,
Но верь, о, верь моей любви!

Такой любви нельзя не верить,
Мой взор не скроет ничего;
С тобою грех мне лицемерить,
Ты слишком ангел для того.Читать далее

Когда весной разбитый лед
Рекой взволнованной идет,
Когда среди полей местами
Чернеет голая земля
И мгла ложится облаками
На полуюные поля,—
Мечтанье злое грусть лелеет
В душе неопытной моей;
Гляжу, природа молодеет,
Но молодеть...Читать далее
Я видел юношу: он был верхом
На серой борзой лошади - и мчался
Вдоль берега крутого Клязьмы. Вечер
Погас уж на багряном небосклоне,
И месяц в облаках блистал и в волнах;
Но юный всадник не боялся, видно,
Ни ночи, ни росы холодной; жарко
...Читать далее
Выхожу один я на дорогу;
Сквозь туман кремнистый путь блестит;
Ночь тиха. Пустыня внемлет богу,
И звезда с звездою говорит.

В небесах торжественно и чудно!
Спит земля в сияньи голубом...
Что же мне так больно и так трудно?
Жду ль...Читать далее

Я верю: под одной звездою
Мы с вами были рождены;
Мы шли дорогою одною,
Нас обманули те же сны.
Но что ж!— от цели благородной
Оторван бурею страстей,
Я позабыл в борьбе бесплодной
Преданья юности моей.
Предвидя вечную разлуку,
...Читать далее
Пускай толпа клеймит презреньем
Наш неразгаданный союз,
Пускай людским предубежденьем
Ты лишена семейных уз.

Но перед идолами света
Не гну колени я мои;
Как ты, не знаю в нем предмета
Ни сильной злобы, ни любви.

Как ты,...Читать далее

Вверху одна
Горит звезда,
Мой ум она
Манит всегда,
Мои мечты
Она влечет
И с высоты
Меня зовет.
Таков же был
Тот нежный взор,
Что я любил
Судьбе в укор;
Мук никогда
Он зреть не мог,
Как та звезда,...Читать далее

www.romanticcollection.ru

Стихи Лермонтова про любовь, полный анализ -

Автор Аксения На чтение 20 мин. Просмотров 3.3k.

Любовная лирика Лермонтова в стихах отличается трагичностью и драматизмом. Это связано в первую очередь с личной жизнью поэта, которая сложилась не очень удачно. Ему не везло с девушками: они насмеивались над чувствами юного поэта, отвергали его ухаживания. Молодой и пылкий Лермонтов рано начал писать стихи о любви. Его произведения были адресованы возлюбленным. Ниже представлены стихи о любви М. Ю. Лермонтова.

Тема любви в лирике М. Лермонтова

С именем Лермонтова открывается новая страница русской литературы. часто рассматривают как поэта, в творчестве которого много трагического. Нельзя забывать о том, что истоки трагизма в творчестве Лермонтова — это не только его личная судьба, и как человека, и как поэта, но и трагизм окружающей действительности.

30‑е годы — это годы реакции в России, все лучшее сгноили, разогнали, сослали в Сибирь. Характеризуя творчество Лермонтова, Белинский позднее скажет: “Без отрицания жизнь превратится в стоячее и вонючее болото”. Белинский верно заметил основное противоречие романтического восприятия мира Лермонтовым — это противоречие между идеалом и действительностью, которое в творчестве Лермонтова достигает предельного напряжения.

Его произведения поражают беспощадностью отрицания и могучим полетом мечты. Лермонтовский романтизм основан на твердом убеждении, что существует “жизнь иная”, что человек создан для любви, для счастья. Любовь занимает большое место в поэзии Лермонтова.

Позднее скажет: “По тому, как может любить человек, мы можем судить о его внутренней зрелости”. Лермонтов, как личность, сформировался очень рано. В пятнадцать лет у него уже были глубокие, философские стихи о любви, о родине, о тайне человеческого бытия.

Он пишет: “Мне жизнь все как-то коротка, и все боюсь, что не успею я свершить чего-то”. Идеалы Лермонтова беспредельны: он жаждет не простого улучшения жизни, а “полного блаженства”, изменения несовершенной человеческой природы, абсолютного разрешения всех противоречий бытия.

Существов

litfest.ru

Стихи Михаила Лермонтова о любви

***

Пусть я кого-нибудь люблю:

Пусть я кого-нибудь люблю:
Любовь не красит жизнь мою.
Она как чумное пятно
На сердце, жжет, хотя темно;
Враждебной силою гоним,
Я тем живу, что смерть другим:
Живу - как неба властелин -
В прекрасном мире - но один.

***

К *** (Я не унижусь пред тобою...)

Я не унижусь пред тобою;
Ни твой привет, ни твой укор
Не властны над моей душою.
Знай: мы чужие с этих пор.
Ты позабыла: я свободы
Для зблужденья не отдам;
И так пожертвовал я годы
Твоей улыбке и глазам,
И так я слишком долго видел
В тебе надежду юных дней
И целый мир возненавидел,
Чтобы тебя любить сильней.
Как знать, быть может, те мгновенья,
Что протекли у ног твоих,
Я отнимал у вдохновенья!
А чем ты заменила их?
Быть может, мыслею небесной
И силой духа убежден,
Я дал бы миру дар чудесный,
А мне за то бессмертье он?
Зачем так нежно обещала
Ты заменить его венец,
Зачем ты не была сначала,
Какою стала наконец!
Я горд!- прости! люби другого,
Мечтай любовь найти в другом;
Чего б то ни было земного
Я не соделаюсь рабом.
К чужим горам, под небо юга
Я удалюся, может быть;
Но слишком знаем мы друг друга,
Чтобы друг друга позабыть.
Отныне стану наслаждаться
И в страсти стану клясться всем;
Со всеми буду я смеяться,
А плакать не хочу ни с кем;
Начну обманывать безбожно,
Чтоб не любить, как я любил,-
Иль женщин уважать возможно,
Когда мне ангел изменил?
Я был готов на смерть и муку
И целый мир на битву звать,
Чтобы твою младую руку -
Безумец!- лишний раз пожать!
Не знав коварную измену,
Тебе я душу отдавал;
Такой души ты знала ль цену?
Ты знала - я тебя не знал!

***

Нет, не тебя так пылко я люблю

Нет, не тебя так пылко я люблю,
Не для меня красы твоей блистанье:
Люблю в тебе я прошлое страданье
И молодость погибшую мою.
Когда порой я на тебя смотрю,
В твои глаза вникая долгим взором,
Таинственным я занят разговором,
Но не с тобой я сердцем говорю.
Я говорю с подругой юных дней,
В твоих чертах ищу черты другие,
В устах живых — уста давно немые,
В глазах — огонь угаснувших очей.

 ***

Я не хочу, чтоб свет узнал...

Я не хочу, чтоб свет узнал
Мою таинственную повесть;
Как я любил, за что страдал,
Тому судья лишь бог да совесть!..
Им сердце в чувствах даст отчет,
У них попросит сожаленья;
И пусть меня накажет тот,
Кто изобрел мои мученья;
Укор невежд, укор людей
Души высокой не печалит;
Пускай шумит волна морей,
Утес гранитный не повалит;
Его чело меж облаков,
Он двух стихий жилец угрюмый
И, кроме бури да громов,
Он никому не вверит думы...

 ***

Поцелуями прежде считал...

Поцелуями прежде считал
Я счастливую жизнь свою,
Но теперь я от счастья устал,
Но теперь никого не люблю.
И слезами когда-то считал
Я мятежную жизнь мою,
Но тогда я любил и желал -
А теперь никого не люблю!
И я счет своих лет потерял
И я крылья забвенья ловлю:
Как я сердце унесть бы им дал!
Как бы вечность им бросил мою!

 ***

Время сердцу быть в покое...

Время сердцу быть в покое
От волненья своего
С той минуты, как другое
Уж не бьется для него;
Но пускай оно трепещет -
То безумной страсти след:
Так все бурно море плещет,
Хоть над ним уж бури нет!..
Неужли ты не видала
В час разлуки роковой,
Как слеза моя блистала,
Чтоб упасть перед тобой?
Ты отвергнула с презреньем
Жертву лучшую мою,
Ты боялась сожаленьем
Воскресить любовь свою.
Но сердечного недуга
Не смогла ты утаить;
Слишком знаем мы друг друга,
Чтоб друг друга позабыть.
Так расселись под громами,
Видел я, в единый миг
Пощаженные веками
Два утеса бреговых;
Но приметно сохранила
Знаки каждая скала,
Что природа съединила,
А судьба их развела.

 ***

Она поет - и звуки тают...

Она поет - и звуки тают
Как поцелуи на устах,
Глядит - и небеса играют
В ее божественных глазах;
Идет ли - все ее движенья,
Иль молвит слово - все черты
Так полны чувства, выраженья,
Так полны дивной простоты.

 ***

Они любили друг друга так долго и нежно...

Они любили друг друга так долго и нежно,
С тоской глубокой и страстью безумно-мятежной!
Но, как враги, избегали признанья и встречи,
И были пусты и хладны их краткие речи.
Они расстались в безмолвном и гордом страданье
И милый образ во сне лишь порой видали.
И смерть пришла: наступило за гробом свиданье...
Но в мире новом друг друга они не узнали.

***

Она была прекрасна, как мечта...

Она была прекрасна, как мечта
Ребенка под светилом южных стран;
Кто объяснит, что значит красота:
Грудь полная иль стройный, гибкий стан,
Или большие очи? — но порой
Все это не зовем мы красотой:
Уста без слов—любить никто не мог;
Взор без огня — без запаха цветок!
О небо, я клянусь, она была
Прекрасна!.. я горел, я трепетал,
Когда кудрей, сбегающих с чела,
Шелк золотой рукой своей встречал,
Я был готов упасть к ногам ее,
Отдать ей волю, жизнь, и рай, и все,
Чтоб получить один, один лишь взгляд
Из тех, которых все блаженство — яд!

***

К Л.- (У ног других не забывал...)

(Подражание Байрону)

У ног других не забывал
Я взор твоих очей;
Любя других, я лишь страдал
Любовью прежних дней;
Так память, демон-властелин,
Все будит старину,
И я твержу один, один:
Люблю, люблю одну!
Принадлежишь другому ты,
Забыт певец тобой;
С тех пор влекут меня мечты
Прочь от земли родной;
Корабль умчит меня от ней
В безвестную страну,
И повторит волна морей:
Люблю, люблю одну!
И не узнает шумный свет,
Кто нежно так любим,
Как я страдал и сколько лет
Я памятью томим;
И где бы я ни стал искать
Былую тишину,
Все сердце будет мне шептать:
Люблю, люблю одну!

***

Отчего

Мне грустно, потому что я тебя люблю,
И знаю: молодость цветущую твою
Не пощадит молвы коварное гоненье.
За каждый светлый день иль сладкое мгновенье
Слезами и тоской заплатишь ты судьбе.
Мне грустно... потому что весело тебе.

***

Ребенку

О грезах юности томим воспоминаньем,
С отрадой тайною и тайным содроганьем,
Прекрасное дитя, я на тебя смотрю...
О, если б знало ты, как я тебя люблю!
Как милы мне твои улыбки молодые,
И быстрые глаза, и кудри золотые,
И звонкий голосок!— Не правда ль, говорят,
Ты на нее похож?— Увы! года летят;
Страдания ее до срока изменили,
Но верные мечты тот образ сохранили
В груди моей; тот взор, исполненный огня,
Всегда со мной. А ты, ты любишь ли меня?
Не скучны ли тебе непрошеные ласки?
Не слишком часто ль я твои целую глазки?
Слеза моя ланит твоих не обожгла ль?
Смотри ж, не говори ни про мою печаль,
Ни вовсе обо мне... К чему? Ее, быть может,
Ребяческий рассказ рассердит иль встревожит...
Но мне ты всё поверь. Когда в вечерний час,
Пред образом с тобой заботливо склонясь,
Молитву детскую она тебе шептала,
И в знаменье креста персты твои сжимала,
И все знакомые родные имена
Ты повторял за ней,— скажи, тебя она
Ни за кого еще молиться не учила?
Бледнея, может быть, она произносила
Название, теперь забытое тобой...
Не вспоминай его... Что имя?— звук пустой!
Дай бог, чтоб для тебя оно осталось тайной.
Но если как-нибудь, когда-нибудь, случайно
Узнаешь ты его — ребяческие дни
Ты вспомни, и его, дитя, не прокляни!

***

Поэты любовной поэзии

 |   |   |   |   |   |   |   |   |   |   |   |   |  Лермонтов  |   |   |   |   |   |   |   |   | 

***

Голосовые признания на телефон

 

Политика конфиденциальности | Служба поддержки |

www.oloveza.ru

Михаил Лермонтов - Я не унижусь пред тобою: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Я не унижусь пред тобою;
Ни твой привет, ни твой укор
Не властны над моей душою.
Знай: мы чужие с этих пор.
Ты позабыла: я свободы
Для заблужденья не отдам;
И так пожертвовал я годы
Твоей улыбке и глазам,
И так я слишком долго видел
В тебе надежду юных дней
И целый мир возненавидел,
Чтобы тебя любить сильней.
Как знать, быть может, те мгновенья,
Что протекли у ног твоих,
Я отнимал у вдохновенья!
А чем ты заменила их?
Быть может, мыслею небесной
И силой духа убежден,
Я дал бы миру дар чудесный,
А мне за то бессмертье он?
Зачем так нежно обещала
Ты заменить его венец,
Зачем ты не была сначала,
Какою стала наконец!
Я горд!- прости! люби другого,
Мечтай любовь найти в другом;
Чего б то ни было земного
Я не соделаюсь рабом.
К чужим горам, под небо юга
Я удалюся, может быть;
Но слишком знаем мы друг друга,
Чтобы друг друга позабыть.
Отныне стану наслаждаться
И в страсти стану клясться всем;
Со всеми буду я смеяться,
А плакать не хочу ни с кем;
Начну обманывать безбожно,
Чтоб не любить, как я любил,-
Иль женщин уважать возможно,
Когда мне ангел изменил?
Я был готов на смерть и муку
И целый мир на битву звать,
Чтобы твою младую руку —
Безумец!- лишний раз пожать!
Не знав коварную измену,
Тебе я душу отдавал;
Такой души ты знала ль цену?
Ты знала — я тебя не знал!

Анализ стихотворения «К* (Я не унижусь пред тобою)» Лермонтова

Стихотворение «К* (Я не унижусь пред тобою…)» посвящено одному из первых любовных разочарований Лермонтова. Современники не догадывались, кому оно было в действительности посвящено. Лишь значительно позднее исследователи установили, что таинственная возлюбленная – Н. Иванова. Молодой поэт познакомился с ней в 1830 г. и быстро влюбился. Неизвестно, как девушка ответила на его чувства, но Лермонтов, вероятно, считал, что может надеяться на взаимность. Встречаясь с Ивановой только на балах, поэт постепенно понял, что был одним из многочисленных поклонников ветреной красавицы. Между молодыми людьми произошел решительный разговор, после чего всякие отношения прекратились. В 1832 г. Лермонтов сумел беспристрастно взглянуть на неудавшийся роман. Свои впечатления он выразил в стихотворении «К* (Я не унижусь пред тобою…)».

Произведение очень эмоционально. Заметно, что автор искренне любил девушку и глубоко переживал эту душевную травму. Ему нелегко далось утверждение: «мы чужие с этих пор». Лермонтов с раннего возраста считал главным идеалом свободу, но преступил через нее ради любви. Поддавшись внезапной страсти, он совершил большую ошибку в жизни. Девушка стала в его глазах новым божеством, для которого он ничего не жалел. Конечно, в заявлениях юного романтика еще много преувеличений. Недолгие отношения он считает пожертвованными годами, когда он «целый мир возненавидел», отдав все чувства любимой.

С другой стороны, Лермонтов достаточно здраво судит о потраченном зря времени, которое он мог использовать для развития своего поэтического дара. В более зрелом возрасте поэт вообще почувствует презрение к балам и маскарадам. Возможно, истоки этого презрения лежат в неудавшейся любви.

Судя по стихотворению, девушка давала поэту какие-то обещания. С ее стороны это была просто кокетливая игра. Но возвышенная душа Лермонтова воспринимала эти слова за чистую монету. Поэт слишком поздно понял, что был для Ивановой очередной забавой.

Только теперь автор прозрел, он заявляет: «я горд!». Совершенная ошибка стала огромным уроком на будущее. Поэт утверждает, что больше никогда не станет унижаться перед кем-либо. Намек на удаление «под небо юга» — традиционная для XIX века угроза уехать на Кавказ. Лермонтов заявляет, что отныне будет тверд душой и сердцем. Коварная измена девушки, которую он считал ангелом, заставила его навсегда потерять уважение к женщинам. С этого времени он сам будет приносить ложные клятвы и разбивать сердца.

Торжественность и пафос произведения постепенно нарастают. В финале автор заявляет, что возлюбленная понимала, на что он был способен ради нее. Но сам он находился в любовном тумане и не знал, что в действительности представляет собой мнимая «богиня».

rustih.ru

Михаил Лермонтов - Нет, не тебя так пылко я люблю: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Нет, не тебя так пылко я люблю,
Не для меня красы твоей блистанье:
Люблю в тебе я прошлое страданье
И молодость погибшую мою.

Когда порой я на тебя смотрю,
В твои глаза вникая долгим взором:
Таинственным я занят разговором,
Но не с тобой я сердцем говорю.

Я говорю с подругой юных дней,
В твоих чертах ищу черты другие,
В устах живых уста давно немые,
В глазах огонь угаснувших очей.

Анализ стихотворения «Нет, не тебя так пылко я люблю» Лермонтова

М. Ю. Лермонтов всю жизнь страдал от непонимания людей. Это было связано с его чрезмерным увлечением идеями романтизма, а также с политическими убеждениями. К концу жизни он уже настолько свыкся со своим образом нелюдимого человека, что даже находил в нем определенный интерес. Это самым непосредственным образом сказалось на его личной жизни. Поэт стремился к созданному в воображении женскому идеалу, но не мог найти его в реальности. В последние годы жизни он увлекался В. Лопухиной. Девушка отвечала ему взаимностью и была готова согласиться на брак. По свидетельству современников Лермонтов сам отказался от своего счастья. Он считал свою судьбу неудавшейся и не видел никаких перспектив. Поэт боготворил Лопухину, но боялся, что браком обречет любимую на совместные страдания. В этом благородном стремлении видно, насколько Лермонтов потерял цель и смысл своего существования. Примечательно, что окончательный ответ Лопухиной он дал перед второй ссылкой на Кавказ. Стихотворение «Нет, не тебя так пылко я люблю…» (1841 г.) посвящено Е. Быховец, с которой поэт встретился по пути в ссылку и открыл девушке свою душу.

Стихотворение относится к чистой любовной лирике. Оно проникнуто очень печальным и трагическим настроением. Утверждают, что Е. Быховец была очень похожа на Лопухину, поэтому Лермонтов видел в ней свою возлюбленную и решился на очень откровенный разговор. Признавая невероятную красоту молодой девушки, поэт с сожалением восклицает, что его сердце принадлежит другой. Он считает, что его молодость и мечты давно погибли, но получили временное воскрешение при взгляде на собеседницу.

Разговаривая с Е. Быховец, Лермонтов не может избавиться от воспоминаний о любимой. Внешнее сходство девушек приводит к тому, что поэт занят «таинственным разговором» с мысленным образом Лопухиной.

Лермонтов упоминает о возлюбленной только в прошедшем времени. Более того, он описывает ее с помощью образов «уста… немые», «угаснувшие очи». Этим автор подчеркивает, что навсегда похоронил свою любовь. Поездку на Кавказ он считает сознательным поиском смерти, поэтому прощается со всем, что еще связывает его с жизнью.

Многие стихотворения Лермонтова стали пророчествами о собственной смерти. «Нет, не тебя так пылко я люблю…» — одно из них.

rustih.ru

Михаил Лермонтов - Нищий: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

У врат обители святой
Стоял просящий подаянья
Бедняк иссохший, чуть живой
От глада, жажды и страданья.

Куска лишь хлеба он просил,
И взор являл живую муку,
И кто-то камень положил
В его протянутую руку.

Так я молил твоей любви
С слезами горькими, с тоскою;
Так чувства лучшие мои
Обмануты навек тобою!

Анализ стихотворения «Нищий» Лермонтова

Стихотворение «Нищий» Лермонтов написал в 1830 г. после посещения Троице-Сергиевой лавры в компании молодежи. Он посвятил его Е. Сушковой, в которую был страстно влюблен в то время.

Многие исследователи считают, что произведение основано на реальном жестоком поведении легкомысленной возлюбленной поэта. У стен монастыря Сушкова в шутку подала нищему камень. Лермонтов был настолько возмущен этим поступком, что женщина сразу же утратила в его глазах всю привлекательность. Современники утверждали, что все так и было. Сама Сушкова категорически отрицала этот неприглядный факт в своей биографии. Как бы то ни было, но именно после этого посещения монастыря Лермонтов значительно охладел к своей возлюбленной, а через несколько лет даже смог ей отомстить. Сушкова сама влюбилась в поэта, но он встретил ее признание с холодным презрением.

Стихотворение относится к лучшим образцам любовной лирики. Лермонтов использует очень яркое сравнение. Бедняк, который просит милостыню около святого места, считался в России наделенным особой благодатью. Это означало, что он уже успел побывать во многих местах и в поисках спасения и защиты прибегнул к последнему средству. Отказать такому человеку в подаянии было просто невозможно, так как его душа уже приобщилась к Богу. Описанный Лермонтовым обман был совершенно немыслим в религиозной стране. В сознании людей протянувший камень совершил бы преступление против самого Бога и понес бы немедленное наказание.

Сравнивая свою безнадежную любовь с положением нищего, Лермонтов подчеркивает ее силу. Он выстраивает параллели между голодом и мольбами, жаждой и слезами, страданиями и тоской. Отказ возлюбленной он воспринимает как предательское подношение камня в протянутую руку. Такой поступок не может быть прощен. Лермонтов боготворил свою избранницу, поэтому обман его «лучших чувств» он сравнивает с духовным преступлением.

Лермонтов не так уж и часто обращался в своем творчестве к религиозным символам. Он не был набожным христианином, но при этом считал, что не стоит злоупотреблять священной темой и использовать ее в описании бытовых ситуаций. Только невероятно сильное чувство подтолкнуло его пойти на это в стихотворении «Нищий».

rustih.ru

Лермонтов - Молитва: Стихотворение "В минуту жизни трудную", читать стих Михаила Юрьевича Лермонтова

В минуту жизни трудную
Теснится ль в сердце грусть,
Одну молитву чудную
Твержу я наизусть.

Есть сила благодатная
В созвучьи слов живых,
И дышит непонятная,
Святая прелесть в них.

С души как бремя скатится,
Сомненье далеко —
И верится, и плачется,
И так легко, легко…

Анализ стихотворения «В минуту жизни трудную» Лермонтова

Лермонтов вошел в поэтический мир, прежде всего, как бунтарь-одиночка. С самых ранних произведений он развивает романтический образ поэта, противостоящего толпе. Главные устремления лирического героя – достижение свободы и независимости. Параллельно он разрабатывает демоническую тему. Идеал Лермонтова – мятежный дух, стоящий выше людских и божественных законов. Естественно, такие настроения были очень далеки от христианского смирения и покорности. Многие считали поэта вольнодумцем и безбожником.

Именно поэтому стихотворение «В минуту жизни трудную», или «Молитва», резко выделяется на общем фоне творчества Лермонтова. Оно было написано в 1839 г., вскоре после возвращения поэта из ссылки. Обращение к религиозной теме можно объяснить мучительным поиском выхода из непростой ситуации. Защита Пушкина в стихотворении «Смерть поэта» вызвало царскую опалу и закрыло для Лермонтова двери во многие дома высшего общества. К нему стали относиться с подозрением и недоверием. Будучи еще молодым человеком, поэт с горечью признает, что не находит в людских сердцах отклика на свои призывы к справедливости. Его отчужденность от мира только усиливается.

Маловероятно, что Лермонтов испытал внезапное религиозное озарение. Просто вера осталась единственным средством к спасению, когда другие возможности уже исчерпаны. Есть свидетельства, что на поэта сильно повлияло общение с М. Щербатовой, призывавшей его обратиться к Богу.

Спокойное и грустное стихотворение все равно не укладывается в религиозные стандарты. В нем вообще не упоминается Бог, святые или какие-либо библейские персонажи. Автор не прибегает к покаянию, что по идее следовало бы сделать в первую очередь, учитывая его жизнь и поступки. Он смиряет свою гордость, но не признает за собой ошибок. Молитва Лермонтова проста и легка. Конкретное ее содержание совершенно не важно. Значение имеет само «созвучье слов живых». Их сочетание имеет невероятную силу, позволяющую человеку сбросить с себя тяжелый груз накопленных переживаний и страданий. Молитва способна очистить душу и дать возможность и дальше нести свой жизненный крест.

Стихотворение удивительно лирично и музыкально. Впоследствии на его основе был создан романс.

Стих «В минуту жизни трудную» стал ярким образцом религиозной лирики. В наше время он очень высоко ценится среди последователей неортодоксальных христианских учений.

rustih.ru

Михаил Лермонтов - Ангел: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

По небу полуночи ангел летел,
И тихую песню он пел,
И месяц, и звезды, и тучи толпой
Внимали той песне святой.

Он пел о блаженстве безгрешных духов
Под кущами райских садов,
О Боге великом он пел, и хвала
Его непритворна была.

Он душу младую в объятиях нес
Для мира печали и слез;
И звук его песни в душе молодой
Остался — без слов, но живой.

И долго на свете томилась она,
Желанием чудным полна,
И звуков небес заменить не могли
Ей скучные песни земли.

Анализ стихотворения «Ангел» Лермонтова

Стихотворение «Ангел» (1831 г.) относится к юношескому периоду творчества Лермонтова. В его основу поэт положил детскую колыбельную песню, которую слышал от матери. Это единственное юношеское произведение Лермонтова, которое он впоследствии сам передал в печать.

Стихотворение написано в то время, когда поэт полностью находился во власти идеалистических представлений. Он еще не столкнулся с суровым и безжалостным миром, который будет вызывать только презрение. Лермонтову очень далеко до мотивов острого одиночества и демонической темы. Его ощущения чисты и возвышенны.

Центральный образ произведения – летящий по небу ангел, который поет «тихую песню». Это божественное пение приковывает внимание всей природы. Ангел прославляет Бога и райскую жизнь. Он несет с собой юную душу, чтобы вдохнуть ее в младенца. Эта душа абсолютно безгрешна, она внимает песне ангела и навсегда сохраняет ее в своей памяти. Ангелу жаль оставлять невинную душу в «мире печали и слез», поэтому в песне он дарит ей надежду на будущее воскрешение в лучшем мире.

Автор считает, что слова этой песни и ее конкретное содержание не так важны. Ее основное достоинство — мелодичность. Достаточно сохранить в душе хотя бы звук, который вновь сделает песню первозданно живой. В несколько ином виде Лермонтов впоследствии разовьет эту тему в стихотворении «Молитва».

Автор сравнивает человеческую жизнь с бесконечным томлением души, которую может согреть только ангельская песня. «Скучные песни земли» никогда не заменят «звуки Небес». Это очень красивое поэтическое сравнение означает, что для любого человека первостепенными являются духовные ценности.

Произведение написано очень простым и доступным языком. Многократное использование союза «и» в начале строк придает ему библейскую торжественность.

В стихотворении «Ангел» Лермонтов еще не использует религиозные образы в качестве каких-то символов. В нем нет тайного смысла и скрытых намеков. Сюжет произведения не выходит за рамки православных канонов. Это действительно искреннее выражение наивной веры молодого человека, навеянное дорогими воспоминаниями из детства. Ангел может ассоциироваться только с любящей матерью, которая поет младенцу колыбельную песню перед тем, как отпустить его в самостоятельную жизнь, наполненную страданиями и болью.

rustih.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.