Лермонтов стихи без цензуры


Классики без цензуры (внимание мат)

Я не знал, что любовь - зараза,
Я не знал, что любовь - чума.
Подошла и прищуренным глазом
Хулигана свела с ума.

Пой, мой друг. Навевай мне снова
Нашу прежнюю буйную рань.
Пусть целует она другова,
Молодая, красивая дрянь.

Ах, постой. Я ее не ругаю.
Ах, постой. Я ее не кляну.
Дай тебе про себя я сыграю
Под басовую эту струну.

Льется дней моих розовый купол.
В сердце снов золотых сума.
Много девушек я перещупал,
Много женщин в углу прижимал.

Да! есть горькая правда земли,
Подсмотрел я ребяческим оком:
Лижут в очередь кобели
Истекающую суку соком.

Так чего ж мне ее ревновать.
Так чего ж мне болеть такому.
Наша жизнь - простыня да кровать.
Наша жизнь - поцелуй да в омут.

Пой же, пой! В роковом размахе
Этих рук роковая беда.
Только знаешь, пошли их на хуй...
Не умру я, мой друг, никогда.

Есенин С. А. - «Сыпь, гармоника. Скука... Скука»

Сыпь, гармоника. Скука... Скука...
Гармонист пальцы льет волной.
Пей со мною, паршивая сука,
Пей со мной.

Излюбили тебя, измызгали -
Невтерпеж.
Что ж ты смотришь так синими брызгами?
Иль в морду хошь?

В огород бы тебя на чучело,
Пугать ворон.
До печенок меня замучила
Со всех сторон.

Сыпь, гармоника. Сыпь, моя частая.
Пей, выдра, пей.
Мне бы лучше вон ту, сисястую, -
Она глупей.

Я средь женщин тебя не первую...
Немало вас,
Но с такой вот, как ты, со стервою
Лишь в первый раз.

Чем вольнее, тем звонче,
То здесь, то там.
Я с собой не покончу,
Иди к чертям.

К вашей своре собачьей
Пора простыть.
Дорогая, я плачу,
Прости... прости...

Маяковский В. В. - «Вам»

Вам, проживающим за оргией оргию,
имеющим ванную и теплый клозет!
Как вам не стыдно о представленных к Георгию
вычитывать из столбцов газет?

Знаете ли вы, бездарные, многие,
думающие нажраться лучше как, -
может быть, сейчас бомбой ноги
выдрало у Петрова поручика?..

Если он приведенный на убой,
вдруг увидел, израненный,
как вы измазанной в котлете губой
похотливо напеваете Северянина!

Вам ли, любящим баб да блюда,
жизнь отдавать в угоду?!
Я лучше в баре блядям буду
подавать ананасную воду!

Маяковский В. В. «Вы любите розы? А я на них срал»

Вы любите розы?
а я на них срал!
стране нужны паровозы,
нам нужен металл!
товарищ!
не охай,
не ахай!
не дёргай узду!
коль выполнил план,
посылай всех
в пизду
не выполнил -
сам
иди
на
хуй.

Маяковский В. В. - «Гимн онанистов»

Мы,
онанисты,
ребята
плечисты!
Нас
не заманишь
титькой мясистой!
Не
совратишь нас
пиздовою
плевой!
Кончил
правой,
работай левой!!!

Маяковский В. В. - «Кто есть бляди»

Не те
бляди,
что хлеба
ради
спереди
и сзади
дают нам
ебти,
Бог их прости!
А те бляди -
лгущие,
деньги
сосущие,
еть
не дающие -
вот бляди
сущие,
мать их ети!

Маяковский В. В. - «Лежу на чужой жене»

Лежу
на чужой
жене,
потолок
прилипает
к жопе,
но мы не ропщем -
делаем коммунистов,
назло
буржуазной
Европе!
Пусть хуй
мой
как мачта
топорщится!
Мне все равно,
кто подо мной -
жена министра
или уборщица!

Маяковский В. В. - «Эй, онанисты»

Эй, онанисты,
кричите "Ура!" -
машины ебли
налажены,
к вашим услугам
любая дыра,
вплоть
до замочной
скважины!!!

Лермонтов М. Ю. - «К Тизенгаузену»
Не води так томно оком,
Круглой жопкой не верти,
Сладострастьем и пороком
Своенравно не шути.
Не ходи к чужой постеле
И к своей не подпускай,
Ни шутя, ни в самом деле
Нежных рук не пожимай.
Знай, прелестный наш чухонец,
Юность долго не блестит!
Знай: когда рука господня
Разразится над тобой
Все, которых ты сегодня
Зришь у ног своих с мольбой,
Сладкой влагой поцелуя
Не уймут тоску твою,
Хоть тогда за кончик хуя
Ты бы отдал жизнь свою.

Лермонтов М. Ю. - «О как мила твоя богиня»

Экспромт
О как мила твоя богиня.1
За ней волочится француз,
У нее лицо как дыня,
Зато жопа как арбуз.2

Лермонтов М. Ю. - «Ода к нужнику»

О ты, вонючий храм неведомой богини!
К тебе мой глас... к тебе взываю из пустыни,
Где шумная толпа теснится столько дней
И где так мало я нашел еще людей.
Прими мой фимиам летучий и свободный,
Незрелый слабый цвет поэзии народной.
Ты покровитель наш, в святых стенах твоих
Я не боюсь врагов завистливых и злых,
Под сению твоей не причинит нам страха
Ни взор Михайлова, ни голос Шлиппенбаха
Едва от трапезы восстанут юнкера,
Хватают чубуки, бегут, кричат: пора!
Народ заботливо толпится за дверями.
Вот искры от кремня посыпались звездами,
Из рукава чубук уж выполз, как змея,
Гостеприимная отдушина твоя
Открылась бережно, огонь табак объемлет.
Приемная труба заветный дым приемлет.
Когда ж Ласковского приходит грозный глаз,
От поисков его ты вновь скрываешь нас,
И жопа белая красавца молодого
Является в тебе отважно без покрова.
Но вот над школою ложится мрак ночной,
Клерон уж совершил дозор обычный свой,
Давно у фортепьян не раздается Феня...
Последняя свеча на койке Беловеня
Угасла, и луна кидает бледный свет
На койки белые и лаковый паркет.
Вдруг шорох, слабый звук и легкие две тени
Скользят по каморе к твоей желанной сени,
Вошли... и в тишине раздался поцалуй,
Краснея поднялся, как тигр голодный, хуй,
Хватают за него нескромною рукою,
Прижав уста к устам, и слышно: "Будь со мною,
Я твой, о милый друг, прижмись ко мне сильней,
Я таю, я горю... " И пламенных речей
Не перечтешь. Но вот, подняв подол рубашки,
Один из них открыл атласный зад и ляжки,
И восхищенный хуй, как страстный сибарит,
Над пухлой жопою надулся и дрожит.
Уж сближились они... еще лишь миг единый...
Но занавес пора задернуть над картиной,
Пора, чтоб похвалу неумолимый рок
Не обратил бы мне в язвительный упрек.

Лермонтов М. Ю. - «Расписку просишь ты, гусар»

асписку просишь ты, гусар,
Я получил твое посланье;
Родилось в сердце упованье,
И легче стал судьбы удар;
Твои пленительны картины
И дерзкой списаны рукой;
В твоих стихах есть запах винный,
А рифмы льются малафьёй.

Борделя грязная свобода
Тебя в пророки избрала;
Давно для глаз твоих природа
Покров обманчивый сняла;
Чуть тронешь ты жезлом волшебным
Хоть отвратительный предмет,
Стихи звучат ключом целебным,
И люди шепчут: он поэт!

Так некогда в степи безводной
Премудрый пастырь Аарон
Услышал плач и вопль народный
И жезл священный поднял он,
И на челе его угрюмом
Надежды луч блеснул живой,
И тронул камень он немой, -
И брызнул ключ с приветным шумом
Новорожденною струей.

Пушкин А. С. - «Анне Вульф»

Увы! напрасно деве гордой
Я предлагал свою любовь!
Ни наша жизнь, ни наша кровь
Ее души не тронет твердой.
Слезами только буду сыт,
Хоть сердце мне печаль расколет.
Она на щепочку нассыт,
Но и понюхать не позволит.

Пушкин А. С. - «Желал я душу освежить»

Желал я душу освежить,
Бывалой жизнию пожить
В забвеньи сладком близ друзей
Минувшей юности моей.
____

Я ехал в дальные края;
Не шумных блядей жаждал я,
Искал не злата, не честей,
В пыли средь копий и мечей.

Пушкин А. С. - «К кастрату раз пришел скрыпач»

К кастрату раз пришел скрыпач,
Он был бедняк, а тот богач.
«Смотри, сказал певец безмудый, —
Мои алмазы, изумруды —
Я их от скуки разбирал.
А! кстати, брат, — он продолжал, —
Когда тебе бывает скучно,
Ты что творишь, сказать прошу».
В ответ бедняга равнодушно:
— Я? я муде себе чешу.

Пушкин А. С. - «Из письма к Жуковскому»

Веселого пути
Я Блудову желаю
Ко древнему Дунаю
И мать его ебти.

Пушкин А.С. - «Рефутация г-на Беранжера»
Ты помнишь ли, ах, ваше благородье,
Мусье француз, говенный капитан,
Как помнятся у нас в простонародье
Над нехристем победы россиян?
Хоть это нам не составляет много,
Не из иных мы прочих, так сказать;
Но встарь мы вас наказывали строго,
Ты помнишь ли, скажи, ебена твоя мать?

Ты помнишь ли, как за горы Суворов
Перешагнув, напал на вас врасплох?
Как наш старик трепал вас, живодеров,
И вас давил на ноготке, как блох?
Хоть это нам не составляет много,
Не из иных мы прочих, так сказать;
Но встарь мы вас наказывали строго,
Ты помнишь ли, скажи, ебена твоя мать?

Ты помнишь ли, как всю пригнал Европу
На нас одних ваш Бонапарт-буян?
Французов видели тогда мы многих жопу,
Да и твою, говенный капитан!
Хоть это нам не составляет много,
Не из иных мы прочих, так сказать;
Но встарь мы вас наказывали строго,
Ты помнишь ли, скажи, ебена твоя мать?

Ты помнишь ли, как царь ваш от угара
Вдруг одурел, как бубен гол и лыс,
Как на огне московского пожара
Вы жарили московских наших крыс?
Хоть это нам не составляет много,
Не из иных мы прочих, так. сказать;
Но встарь мы вас наказывали строго,
Ты помнишь ли, скажи, ебена твоя мать?

Ты помнишь ли, фальшивый песнопевец,
Ты, наш мороз среди родных снегов
И батарей задорный подогревец,
Солдатской штык и петлю казаков?
Хоть это нам не составляет много,
Не из иных мы прочих, так сказать;
Но встарь мы вас наказывали строго,
Ты помнишь ли, скажи, ебена твоя мать?

Ты помнишь ли, как были мы в Париже,
Где наш казак иль полковой наш поп
Морочил вас, к винцу подсев поближе,
И ваших жен похваливал да еб?
Хоть это нам не составляет много,
Не из иных мы прочих, так сказать;
Но встарь мы вас наказывали строго,
Ты помнишь ли, скажи, ебена твоя мать?

kalobok.ru

Лермонтов без купюр (почти) • Arzamas

По требованиям цензуры многие тексты Лермонтова в дореволюционных и советских изданиях публиковались с сокращениями или изъятиями. Эти пропуски перепечатываются до сих пор. Arzamas предлагает узнать, что на самом деле сказал Лермонтов

Подготовила Алина Бодрова

1) Лермонтов М. Ю. Письмо Раевскому С. А., 16 января <1836 г.>. Тарханы. Лермонтов М. Ю. Сочинения: В 6 т. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1954–1957. Т. 6. Проза, письма. — 1957. — С. 433–434.

Любезный Святослав!

Мне очень жаль, что ты до сих пор ленишься меня уведомить о том, что ты делаешь, и что делается в Петербурге. Я теперь живу в Тарханах, в Чембарском уезде (вот тебе адрес на случай, что ты его не знаешь), у бабушки, слушаю, как под окном воет мятель (здесь все время ужасные, снег в сажень глубины, лошади вязнут и пердят и соседи оставляют друг друга в покое, что, в скобках, весьма приятно), ем за десятерых, еть не могу, потому что девки воняют, пишу четвертый акт новой драмы, взятой из происшествия, случившегося со мною в Москве. — О Москва, Москва, столица наших предков, златоглавая царица России великой, малой, белой, черной, красной, всех цветов, Москва,
ети ее мать преподло со мною поступила. Надо тебе объяснить сначала, что я влюблен. И что же я этим выиграл? — Одни поллюции. Правда, сердце мое осталось покорно рассудку, но в другом не менее важном члене тела происходит гибельное восстание. Теперь ты ясно видишь мое несчастное положение и, как друг, верно, пожалеешь, а может быть, и позавидуешь, ибо все то хорошо, чего у нас нет, от этого, верно, и  Слово не может быть опубликовано согласно пункту 6 статьи 1 закона «О государственном языке Российской Федерации». нам нравится. Вот самая деревенская филозофия!

Полный текст приводится по источнику:
Копия: РО ИРЛИ. Ф. 524. Оп. 2. № 133. Л. 1 — 1 об. — на двойном листе, вместе с копией письма Раевскому от начала марта 1837 г. Под вторым письмом помета: «Копии дословно верны с подлинниками. — И. Е. Цветков» (Л. 2).

2) Лермонтов М. Ю. Письмо Раевскому С. А. <первая половина марта 1837 г., Петербург>. Лермонтов М.Ю. Сочинения: В 6 т. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1954–1957. Т. 6. Проза, письма. — 1957. — С. 437–438.

У меня было на совести твое несчастье, меня мучила мысль, что ты за меня страдаешь. Дай бог, чтоб твои надежды сбылись. Бабушка хлопочет у Дубельта, и Афанасий Алексеевич также. Что до меня касается, то я заказал обмундировку и скоро еду. Мне комендант, я думаю, позволит с тобой видеться — иначе же я и так приеду. Сегодня мне прислали сказать, чтоб я не выезжал, пока не явлюсь к Клейнмихелю, ибо он теперь и мой начальник ети его мать. Я сегодня был у Афанасия Алексеевича, и он меня просил не рисковать без позволения коменданта — и сам хочет просить об этом. Если не позволит, то я все приеду. Что Краевский, на меня пеняет за то, что и ты пострадал за меня?

Полный текст приводится по источнику:
Копия: РО ИРЛИ. Ф. 524. Оп. 2. № 133. Л. 2. — на двойном листе, вместе с копией письма Раевскому от 16 января 1836 г. Под письмом помета: «Копии дословно верны с подлинниками. — И. Е. Цветков».


3) Лермонтов М. Ю. О, как мила твоя богиня… Лермонтов М. Ю. Полное собрание стихотворений: В 2-х т. — Л.: Сов. писатель. Ленингр. отд-ние, 1989. Т. 2. Стихотворения и поэмы. — 1989. — С. 513.

О, как мила твоя богиня!
За ней волочится француз;
У нее лицо, как дыня,
Зато жопа как арбуз.

Полный текст приводится по источнику:
Меринский А. М. М. Ю. Лермонтов в юнкерской школе. Русский мир. 1872. № 205. 10  августа. С. 1; купюра восстанавливается по письму Меринского к П. А. Ефремову от 3 февраля 1862 г. (РО ИРЛИ. Ф. 524. Оп. 4. № 25. Л. 135 об.)

4) В. Г. Белинский — В. П. Боткину [о Лермонтове] от 16–21 апреля 1840 г. Белинский В. Г. Полное собрание сочинений и писем: В 13 т. Т. 11: Письма 1829–1840. М., 1956. С. 509.

Как он верно смотрит на искусство, какой глубокий и чисто непосредственный вкус изящного! Женщин ругает: одних за то, что дают; других за то, что
не дают… Пока для него «женщина» и «давать» одно и то же. Мужчин он также презирает, но любит одних женщин и в жизни только их и видит. Боже мой, как он ниже меня по своим понятиям, и как я бесконечно ниже его в моем перед ним превосходстве! Каждое его слово — он сам, вся его натура, во всей глубине и целости своей. Я с ним робок — меня давят такие целостные, полные натуры, я перед ними благоговею и смиряюсь в сознании моего ничтожества. Понимаешь ли ты меня, о лысая и московская душа!

Полный текст приводится по источнику:
Щеголев П. Е. Книга о Лермонтове: В 2-х кн. Вып. 2. Л.: Прибой, 1929. С. 45.

5) Вчера и сегодня. 1845. Кн. 1. С. 94.

Но есть еще одно желанье…
Боюсь сказать… душа дрожит…
Что… если я со дня изгнанья
Совсем на родине забыт!

Полный текст приводится по источнику:
Автограф: ОПИ ГИМ. Ф. 445. No 227а. Л. 45 — беловой, в тетради Чертковской библиотеки.  

arzamas.academy

Стихи поэтов без цензуры - iNo pasaran — LiveJournal

Есенин С. А.

«Ветер веет с юга и луна взошла»
Ветер веет с юга

Не явилась днем.

Нет! Других ебём!«Не тужи, дорогой, и не ахай»

Не тужи, дорогой, и не ахай,

Жизнь держи, как коня, за узду,

Посылай всех и каждого на хуй,

Чтоб тебя не послали в пизду!

Лермонтов М. Ю.


«А. А. Ф...у»

О ты, которого зовут

Мошенник, пьяница и плут,

Подлец, баран и мародёр,

На сей листок склони свой взор,

И знай: его не я один,

Но все писали, сукин-сын!

Есть подлецы, которых бьют,

Которым в рожу все плюют,

Но, унижнные, они

Во тьме свои скрывают дни,

А ты оплеван, ты и бит,

Но все хранишь свой гордый вид.

В жилище смрада и говна

Твои блистают имена;

Но прилагательными их

Я не хочу марать свой стих...

«К Тизенгаузену»

Не води так томно оком,

Круглой жопкой не верти,

Сладострастьем и пороком

Своенравно не шути.

Не ходи к чужой постеле

И к своей не подпускай,

Ни шутя, ни в самом деле

Нежных рук не пожимай.

Знай, прелестный наш чухонец,

Юность долго не блестит!

Знай: когда рука господня

Разразится над тобой

Все, которых ты сегодня

Зришь у ног своих с мольбой,

Сладкой влагой поцелуя

Не уймут тоску твою,

Хоть тогда за кончик хуя

Ты бы отдал жизнь свою.«О как мила твоя богиня»
О как мила твоя богиня.1

За ней волочится француз,

У нее лицо как дыня,

Зато жопа как арбуз.2                                                                

1 Речь идет о гувернантке, в которую был влюблен Шаховской.

2 Гувернантка, была недурна собой, но довольно толста.


«Он был в краю святом»

Он был в краю святом,

На холмах Палестины.

Стальной его шелом

Иссекли сарацины. 

Понес он в край святой

Цветущие ланиты;

Вернулся он домой

Плешивый и избитый. 

Неверных он громил

Обеими руками — 

Ни жен их не щадил,

Ни малых с стариками. 

Встречаясь с ним подчас,

Смущалися красотки;

Он пиздил их не раз,

Перебирая четки. 

Вернулся он в свой дом

Без славы и без злата;

Глядит — детей содом,

Жена его брюхата. 

Пришибло старика:

За что ж с врагами бился?

Он дрался там пока —

С женой другой скоблился.

Маяковский В. В.

«Вам»

Вам, проживающим за оргией оргию,

имеющим ванную и теплый клозет!

Как вам не стыдно о представленных к Георгию

вычитывать из столбцов газет?

Знаете ли вы, бездарные, многие,

думающие нажраться лучше как, -

может быть, сейчас бомбой ноги

выдрало у Петрова поручика?..

Если он приведенный на убой,

вдруг увидел, израненный,

как вы измазанной в котлете губой

похотливо напеваете Северянина!

Вам ли, любящим баб да блюда,

жизнь отдавать в угоду?!

Я лучше в баре блядям буду

подавать ананасную воду!

«Вы любите розы? А я на них срал»

Вы любите розы?

а я на них срал!

стране нужны паровозы,

нам нужен металл!

товарищ!

не охай,

не ахай!

не дёргай узду!

коль выполнил план,

посылай всех

в пизду

не выполнил -

сам

иди

на

хуй.

«Кто есть бляди»

Не те бляди, что хлеба ради спереди и сзади дают нам ебти, Бог их прости!

А те бляди -лгущие,деньги сосущие, еть не дающие - вот бляди сущие, мать их ети!

«Лежу на чужой жене»

Лежу на чужой жене, потолок прилипает к жопе, но мы не ропщем - делаем коммунистов, назло буржуазной Европе!

Пусть хуй мой как мачта топорщится!

Мне все равно, кто подо мной - жена министра или уборщица!

«Нам ебля нужна»

Нам ебля нужна как китайцам рис.

Не надоест хую радиомачтой топорщиться!

В обе дырки гляди - не поймай сифилис.

А то будешь перед врачами корчиться!

Эй, онанисты»

Эй, онанисты, кричите "Ура!" - машины ебли  налажены,

к вашим услугам любая дыра, вплоть до замочной скважины!!!

Пушкин А. С.

«А шутку не могу придумать я другую»

А шутку не могу придумать я другую,

Как только отослать Толстого к хую

«Анне Вульф»

Увы! напрасно деве гордой 

Я предлагал свою любовь! 

Ни наша жизнь, ни наша кровь 

Ее души не тронет твердой. 

Слезами только буду сыт, 

Хоть сердце мне печаль расколет. 

Она на щепочку нассыт, 

Но и понюхать не позволит.

«Епитафия»

О слава тщетная! о тленья грозный вид -

Хуй твердый Пушкина здесь в первый раз лежит.

«К портрету Каверина»

Первый вариант  (без цензуры)

В нем пунша и войны кипит всегдашний жар,

На Марсовых полях он грозный был рубака,

Друзьям он верный друг, в бордели он ебака,

            И всюду он гусар.

Второй вариант

В нем пунша и войны кипит всегдашний жар,

На Марсовых полях он грозный был воитель,

Друзьям он верный друг, красавицам мучитель,

            И всюду он гусар.

«Как широко, как глубоко!»

Как широко,

Как глубоко!

Нет, бога ради,

Позволь мне сзади.

«Кж. В. М. Волконской»

          On peut fort bien, mademoiselle,

Vous prendre pour une maquerelle,

          Ou pour une vieille guenon;

Mais pour une garce, — oh, mon Dieu, non».


      перевод

— Сударыня, вас очень легко

Принять за сводню

Или за старую обезьяну,

Но за шлюху, — о боже, нет.

«Накажи, святой угодник»

Накажи, святой угодник,

Капитана Борозду,

Разлюбил он, греховодник,

Нашу матушку пизду.

«Недавно тихим вечерком»

Недавно тихим вечерком 

Пришел гулять я в рощу нашу

И там у речки под дубком 

Увидел спящую Наташу. 

Вы знаете, мои друзья, 

К Наташе вдруг подкравшись, я 

Поцеловал два раза смело, 

Спокойно девица моя 

Во сне вздохнула, покраснела; 

Я дал и третий поцелуй, 

Она проснуться не желала, 

Тогда я ей засунул хуй - 

И тут уже затрепетала.

«Орлов с Истоминой в постеле»

Орлов 1 с Истоминой 2 в постеле

В убогой наготе лежал.

Не отличился в жарком деле

Непостоянный генерал.

Не думав милого обидеть,

Взяла Лаиса 3 микроскоп

И говорит: "Позволь увидеть,

Чем ты меня, мой милый, ёб".

1 Генерал-майор Орлов М. Ф.

2 Истомина А. И. - артистка балета.

3 Именем Лаиса называли куртизанок.

«Смеетесь вы, что девой бойкой»

Смеетесь вы, что девой бойкой

Пленен я, милой поломойкой.

Она не старая мигушка,

Не кривожопая вострушка

И не плешивая ебушка.

buum83.livejournal.com

"Голубые" стихи М.Ю.Лермонтова - Chronoik Journal — ЖЖ

? LiveJournal
  • Main
  • Ratings
  • Interesting
  • Disable ads
Login
  • Login
  • CREATE BLOG Join
  • English (en)
    • English (en)
    • Русский (ru)
    • Українська (uk)
    • Français (fr)
    • Português (pt)
    • español (es)
    • Deutsch (de)
    • Italiano (it)
    • Беларуская (be)

chronoikproject.livejournal.com


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.