Краткое содержание стихи роберта бернса


Роберт Бёрнс - СТИХОТВОРЕНИЯ читать онлайн

Роберт Бёрнс

СТИХОТВОРЕНИЯ

Перевод С.Я. Маршака

Честная бедность

Кто честной бедности своей
Стыдится и все прочее,
Тот самый жалкий из людей,
Трусливый раб и прочее.

При всем при том,
При всем при том,
Пускай бедны мы с вами,
Богатство –
Штамп на золотом,
А золотой –
Мы сами!

Мы хлеб едим и воду пьем,
Мы укрываемся тряпьем
И все такое прочее,
А между тем дурак и плут
Одеты в шелк и вина пьют
И все такое прочее.

При всем при том,
При всем при том,
Судите не по платью.
Кто честным кормится трудом,
Таких зову я знатью,

Вот этот шут – природный лорд.
Ему должны мы кланяться.
Но пусть он чопорен и горд,
Бревно бревном останется!

При всем при том,
При всем при том,
Хоть весь он в позументах, –
Бревно останется бревном
И в орденах, и в лентах!

Король лакея своего
Назначит генералом,
Но он не может никого
Назначить честным малым.

При всем при том,
При всем при том,
Награды, лесть
И прочее
Не заменяют
Ум и честь
И все такое прочее!

Настанет день и час пробьет,
Когда уму и чести
На всей земле придет черед
Стоять на первом месте.

При всем при том,
При всем при том,
Могу вам предсказать я,
Что будет день,
Когда кругом
Все люди станут братья!

Джон Ячменное Зерно

Трех королей разгневал он,
И было решено,
Что навсегда погибнет Джон
Ячменное Зерно.

Велели выкопать сохой
Могилу короли,
Чтоб славный Джон, боец лихой,
Не вышел из земли.

Травой покрылся горный склон,
В ручьях воды полно,
А из земли выходит Джон
Ячменное Зерно.

Все так же буен и упрям,
С пригорка в летний зной
Грозит он копьями врагам,
Качая головой.

Но осень трезвая идет.
И, тяжко нагружен,
Поник под бременем забот,
Согнулся старый Джон.

Настало время помирать –
Зима недалека.
И тут-то недруги опять
Взялись за старика.

Его свалил горбатый нож
Одним ударом с ног,
И, как бродягу на правеж,
Везут его на ток.

Дубасить Джона принялись
Злодеи поутру.
Потом, подбрасывая ввысь,
Кружили на ветру.

Он был в колодец погружен,
На сумрачное дно.
Но и в воде не тонет Джон
Ячменное Зерно.

Не пощадив его костей,
Швырнули их в костер,
А сердце мельник меж камней
Безжалостно растер.

Бушует кровь его в котле,
Под обручем бурлит,
Вскипает в кружках на столе
И души веселит.

Недаром был покойный Джон
При жизни молодец, –
Отвагу подымает он
Со дна людских сердец.

Он гонит вон из головы
Докучный рой забот.
За кружкой сердце у вдовы
От радости поет…

Так пусть же до конца времен
Не высыхает дно
В бочонке, где клокочет Джон
Ячменное Зерно!

Старая дружба

Забыть ли старую любовь
И не грустить о ней?
Забыть ли старую любовь
И дружбу прежних дней?

За дружбу старую –
До дна!
За счастье прежних дней!
С тобой мы выпьем, старина,
За счастье прежних дней.

Побольше кружки приготовь
И доверху налей.
Мы пьем за старую любовь,
За дружбу прежних дней.

За дружбу старую –
До дна!
За счастье юных дней!
По кружке старого вина –
За счастье юных дней.

С тобой топтали мы вдвоем
Траву родных полей,
Но не один крутой подъем
Мы взяли с юных дней.

Переплывали мы не раз
С тобой через ручей.
Но море разделило нас,
Товарищ юных дней…

И вот с тобой сошлись мы вновь.
Твоя рука – в моей.
Я пью за старую любовь,
За дружбу прежних дней!

За дружбу старую –
До дна!
За счастье прежних дней!
С тобой мы выпьем, старина,
За счастье прежних дней.

Был честный фермер мой отец

Был честный фермер мой отец.
Он не имел достатка,
Но от наследников своих
Он требовал порядка.
Учил достоинство хранить,
Хоть нет гроша в карманах.
Страшнее – чести изменить,
Чем быть в отрепьях рваных!

Я в свет пустился без гроша,
Но был беспечный малый.
Богатым быть я не желал,
Великим быть – пожалуй!
Таланта не был я лишен,
Был грамотен немножко
И вот решил по мере сил
Пробить себе дорожку.

И так и сяк пытался я
Понравиться фортуне,
Но все усилья и труды
Мои остались втуне.
То был врагами я подбит,
То предан был друзьями
И вновь, достигнув высоты,
Оказывался в яме.

В конце концов, я был готов
Оставить попеченье.
И по примеру мудрецов
Я вывел заключенье:
В былом не знали мы добра,
Не видим в предстоящем,
А этот час – в руках у нас.
Владей же настоящим!

Надежды нет, просвета нет,
А есть нужда, забота.
Ну что ж, покуда ты живешь,
Без устали работай.
Косить, пахать и боронить
Я научился с детства.
И это все, что мой отец
Оставил мне в наследство.

Так и живу – в нужде, в труде,
Доволен передышкой.
А хорошенько отдохну
Когда-нибудь под крышкой.
Заботы завтрашнего дня
Мне сердца не тревожат.
Мне дорог нынешний мой день,
Покуда он не прожит!

Я так же весел, как монарх
В наследственном чертоге,
Хоть и становится судьба
Мне поперек дороги.
На завтра хлеба не дает
Мне эта злая скряга.
Но нынче есть чего поесть, –
И то уж это благо!

Беда, нужда крадут всегда
Мой заработок скудный.
Мой промах этому виной
Иль нрав мой безрассудный?
И все же сердцу своему
Вовеки не позволю я
Впадать от временных невзгод
В тоску и меланхолию!

О ты, кто властен и богат,
Намного ль ты счастливей?
Стремится твой голодный взгляд
Вперед – к двойной наживе.
Пусть денег куры не клюют
У баловня удачи, –
Простой, веселый, честный люд
Тебя стократ богаче!

Маленькая баллада


Конец ознакомительного отрывка
Вы можете купить книгу и

Прочитать полностью

Хотите узнать цену?
ДА, ХОЧУ

libking.ru

Роберт Бёрнс - СТИХОТВОРЕНИЯ » MYBRARY: Электронная библиотека деловой и учебной литературы. Читаем онлайн.

Роберта Бёрнса (25.01.1759 - 21.07.1796) по праву называют великим поэтом Шотландии. На родине день его рождения отмечается как национальный праздник, его стихи и песни вошли в дом каждой шотландской семьи.Поэзия Бёрнса сразу же располагает к себе ясностью, простотой, мелодичностью; он – певец, и все, что выходит из-под его пера, сродни песне, будь то поэтическая песнь о любви, историческая баллада, гимн природе или ячменному зерну. В его стихотворениях перед читателем возникает жизнь простых людей, которые грустят, радуются, страдают и любят. Бёрнс писал о своем народе, выходцем из которого был, и для своего народа, за что заслуженно пользуется его любовью и по сегодняшний день.

Роберт Бёрнс

СТИХОТВОРЕНИЯ

Перевод С.Я. Маршака

Честная бедность

Кто честной бедности своей
Стыдится и все прочее,
Тот самый жалкий из людей,
Трусливый раб и прочее.

При всем при том,
При всем при том,
Пускай бедны мы с вами,
Богатство –
Штамп на золотом,
А золотой –
Мы сами!

Мы хлеб едим и воду пьем,
Мы укрываемся тряпьем
И все такое прочее,
А между тем дурак и плут
Одеты в шелк и вина пьют
И все такое прочее.

При всем при том,
При всем при том,
Судите не по платью.
Кто честным кормится трудом,
Таких зову я знатью,

Вот этот шут – природный лорд.
Ему должны мы кланяться.
Но пусть он чопорен и горд,
Бревно бревном останется!

При всем при том,
При всем при том,
Хоть весь он в позументах, –
Бревно останется бревном
И в орденах, и в лентах!

Король лакея своего
Назначит генералом,
Но он не может никого
Назначить честным малым.

При всем при том,
При всем при том,
Награды, лесть
И прочее
Не заменяют
Ум и честь
И все такое прочее!

Настанет день и час пробьет,
Когда уму и чести
На всей земле придет черед
Стоять на первом месте.

При всем при том,
При всем при том,
Могу вам предсказать я,
Что будет день,
Когда кругом
Все люди станут братья!

Джон Ячменное Зерно

Трех королей разгневал он,
И было решено,
Что навсегда погибнет Джон
Ячменное Зерно.

Велели выкопать сохой
Могилу короли,
Чтоб славный Джон, боец лихой,
Не вышел из земли.

Травой покрылся горный склон,
В ручьях воды полно,
А из земли выходит Джон
Ячменное Зерно.

Все так же буен и упрям,
С пригорка в летний зной
Грозит он копьями врагам,
Качая головой.

Но осень трезвая идет.
И, тяжко нагружен,
Поник под бременем забот,
Согнулся старый Джон.

Настало время помирать –
Зима недалека.
И тут-то недруги опять
Взялись за старика.

Его свалил горбатый нож
Одним ударом с ног,
И, как бродягу на правеж,
Везут его на ток.

Дубасить Джона принялись
Злодеи поутру.
Потом, подбрасывая ввысь,
Кружили на ветру.

Он был в колодец погружен,
На сумрачное дно.
Но и в воде не тонет Джон
Ячменное Зерно.

Не пощадив его костей,
Швырнули их в костер,
А сердце мельник меж камней
Безжалостно растер.

Бушует кровь его в котле,
Под обручем бурлит,
Вскипает в кружках на столе
И души веселит.

Недаром был покойный Джон
При жизни молодец, –
Отвагу подымает он
Со дна людских сердец.

Он гонит вон из головы
Докучный рой забот.
За кружкой сердце у вдовы
От радости поет…

Так пусть же до конца времен
Не высыхает дно
В бочонке, где клокочет Джон
Ячменное Зерно!

Старая дружба

Забыть ли старую любовь
И не грустить о ней?
Забыть ли старую любовь
И дружбу прежних дней?

За дружбу старую –
До дна!
За счастье прежних дней!
С тобой мы выпьем, старина,
За счастье прежних дней.

Побольше кружки приготовь
И доверху налей.
Мы пьем за старую любовь,
За дружбу прежних дней.

За дружбу старую –
До дна!
За счастье юных дней!
По кружке старого вина –
За счастье юных дней.

С тобой топтали мы вдвоем
Траву родных полей,
Но не один крутой подъем
Мы взяли с юных дней.

Переплывали мы не раз
С тобой через ручей.
Но море разделило нас,
Товарищ юных дней…

И вот с тобой сошлись мы вновь.
Твоя рука – в моей.
Я пью за старую любовь,
За дружбу прежних дней!

За дружбу старую –
До дна!
За счастье прежних дней!
С тобой мы выпьем, старина,
За счастье прежних дней.

Был честный фермер мой отец

Был честный фермер мой отец.
Он не имел достатка,
Но от наследников своих
Он требовал порядка.
Учил достоинство хранить,
Хоть нет гроша в карманах.
Страшнее – чести изменить,
Чем быть в отрепьях рваных!

Я в свет пустился без гроша,
Но был беспечный малый.
Богатым быть я не желал,
Великим быть – пожалуй!
Таланта не был я лишен,
Был грамотен немножко
И вот решил по мере сил
Пробить себе дорожку.

И так и сяк пытался я
Понравиться фортуне,
Но все усилья и труды
Мои остались втуне.
То был врагами я подбит,
То предан был друзьями
И вновь, достигнув высоты,
Оказывался в яме.

В конце концов, я был готов
Оставить попеченье.
И по примеру мудрецов
Я вывел заключенье:
В былом не знали мы добра,
Не видим в предстоящем,
А этот час – в руках у нас.
Владей же настоящим!

Надежды нет, просвета нет,
А есть нужда, забота.
Ну что ж, покуда ты живешь,
Без устали работай.
Косить, пахать и боронить
Я научился с детства.
И это все, что мой отец
Оставил мне в наследство.

Так и живу – в нужде, в труде,
Доволен передышкой.
А хорошенько отдохну
Когда-нибудь под крышкой.
Заботы завтрашнего дня
Мне сердца не тревожат.
Мне дорог нынешний мой день,
Покуда он не прожит!

Я так же весел, как монарх
В наследственном чертоге,
Хоть и становится судьба
Мне поперек дороги.
На завтра хлеба не дает
Мне эта злая скряга.
Но нынче есть чего поесть, –
И то уж это благо!

Беда, нужда крадут всегда
Мой заработок скудный.
Мой промах этому виной
Иль нрав мой безрассудный?
И все же сердцу своему
Вовеки не позволю я
Впадать от временных невзгод
В тоску и меланхолию!

О ты, кто властен и богат,
Намного ль ты счастливей?
Стремится твой голодный взгляд
Вперед – к двойной наживе.
Пусть денег куры не клюют
У баловня удачи, –
Простой, веселый, честный люд
Тебя стократ богаче!

Маленькая баллада

Где-то девушка жила.
Что за девушка была!
И любила парня славного она.

Но расстаться им пришлось
И любить друг друга врозь,
Потому что началась война.

За морями, за холмами –
Там, где пушки мечут пламя,
Сердце воина не дрогнуло в бою.
Это сердце трепетало
Только ночью в час привала,
Вспоминая милую свою!

В деревне парень был рожден,
Но день, когда родился он,
В календари не занесен.
Кому был нужен Робин?

Был он резвый паренек,
Резвый Робин, шустрый Робин,
Беспокойный паренек –
Резвый, шустрый Робин!

Зато отметил календарь,
Что был такой-то государь,
И в щели дома дул январь,
Когда родился Робин.

Разжав младенческий кулак,
Гадалка говорила так:
– Мальчишка будет не дурак.
Пускай зовется Робин!

Немало ждет его обид,
Но сердцем все он победит.
Парнишка будет знаменит,
Семью прославит Робин.

Он будет весел и остер,
И наших дочек и сестер
Полюбит с самых ранних пор
Неугомонный Робин.

Девчонкам – бог его прости! –
Уснуть не даст он взаперти,
Но знать не будет двадцати
Других пороков Робин.

Был он резвый паренек –
Резвый Робин, шустрый Робин,
Беспокойный паренек –
Резвый, шустрый Робин!

В горах мое сердце

mybrary.ru

Бёрнс, Роберт — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Бёрнс.
Роберт Бёрнс
англ. Robert Burns
Дата рождения 25 января 1759(1759-01-25)[1][2][…]
Место рождения
Дата смерти 21 июля 1796(1796-07-21)[3][4][…](37 лет)
Место смерти
Гражданство (подданство)
Род деятельности автор песен, поэт, писатель, музыковед, фермер
Жанр стих, поэма, песня, баллада и кантата
Язык произведений шотландский язык[3] и английский[3]
Автограф
Произведения в Викитеке
 Медиафайлы на Викискладе
Цитаты в Викицитатнике

Ро́берт Бёрнс (в старом русском написании Борнс; скотс и англ. Robert Burns, гэльск. Raibeart Burns или гэльск. Rabbie Burns, 1759—1796) — шотландский поэт, фольклорист, автор многочисленных стихотворений и поэм, написанных на так называемом равнинном шотландском и английском языках.

День рождения Роберта Бёрнса, 25 января — национальный праздник в Шотландии, отмечаемый торжественным обедом (Burns Night или Burns supper[8][9][10]) с традиционным порядком следования воспетых поэтом блюд (основное — сытный пудинг хаггис), преподносимых под музыку шотландской волынки и предваряемых чтением соответствующих стихов Бёрнса (предобеденной молитвой «The Selkirk Grace» («Заздравный тост (скотс.)» в рус. переводе С. Я. Маршака[11]) и «Ode to Haggis» — рус. «Ода шотландскому пудингу „Хаггис“» ). Также этот день отмечается поклонниками творчества поэта во всём мире[12][13][14].

Роберт Бёрнс я 25 января 1759 года в селе Аллоуэй (три километра к югу от города Эр, графство Эйршир), в семье крестьянина Уильяма Бёрнса (William Burness, 1721—1784). В 1765 году его отец взял в аренду хозяйство Маунт-Олифант, и мальчику пришлось работать наравне со взрослыми, терпя голод и другие тяготы. В 1781 году Бёрнс вступил в масонскую ложу; масонство достаточно сильно повлияло на его творчество[15][16]. С 1783 года Роберт начинает сочинять стихи на эйширском диалекте. В 1784 году умирает отец, и после ряда неудачных попыток заняться сельским хозяйством Роберт с братом Гилбертом переезжает в Моссгил. В 1786 году выходит первая книга Бёрнса, Poems, Chiefly in the Scottish dialect («Стихотворения преимущественно на шотландском диалекте»). К начальному периоду творчества также относятся: «Джон Ячменное Зерно» (John Barleycorn, 1782), «Весёлые нищие» («The Jolly Beggars», 1785), «Молитва святоши Вилли» («Holy Willie’s Prayer»), «Святая ярмарка» («The Holy Fair», 1786). Поэт быстро становится известен по всей Шотландии[17].

Об истоках популярности Бёрнса И. Гёте заметил:

Возьмём Бёрнса. Не потому ли он велик, что старые песни его предков жили в устах народа, что ему пели их, так сказать, тогда ещё, когда он был в колыбели, что мальчиком он вырастал среди них и сроднился с высоким совершенством этих образцов, что он нашёл в них ту живую основу, опираясь на которую, мог пойти дальше? И ещё, не потому ли он велик, что его собственные песни тотчас же находили восприимчивые уши среди его народа, что они затем звучали ему навстречу из уст жнецов и вязальщиц снопов, что ими приветствовали его весёлые товарищи в кабачке? Тут уж и впрямь могло что-то получиться.

Johann Peter Eckermann. Gespräche mit Goethe in den letzten Jahren seines Lebens. Leipzig, 1827.

В 1787 году Бёрнс переезжает в Эдинбург и постепенно интегрируется в высших кругах столицы. В Эдинбурге Бёрнс познакомился с популяризатором шотландского фольклора Джеймсом Джонсоном, вместе с которым они начали издавать сборник «Шотландский музыкальный музей» («The Scot’s Musical Museum»). В этом издании поэт опубликовал множество шотландских баллад в своей обработке и собственных произведений.

Издаваемые книги приносят Бёрнсу определённый доход. Он попытался вложить заработанные гонорарами средства в аренду фермы, но только потерял свой небольшой капитал. Основным источником средств для существования с 1791 года стала работа на должности сборщика акцизов в Дамфрисе.

Роберт Бёрнс вёл довольно свободный образ жизни, и у него было три незаконнорождённых дочери от случайных и недолгих связей. В 1787 году он сочетался браком со своей давней возлюбленной Джин Армор. В этом браке у него родилось пятеро детей.

В период 1787—1794 были созданы известные поэмы «Тэм о’Шентер» («Tam o’Shanter», 1790) и «Честная бедность» («A Man’s A Man For A’ That», 1795), «Ода, посвящённая памяти миссис Освальд» («Ode, sacred to the Memory of Mrs. Oswald», 1789). В стихотворении, посвящённом Джону Андерсону (1789), тридцатилетний автор неожиданно размышляет о склоне жизни, о смерти.

В сущности, заниматься поэзией Бёрнс был вынужден в перерывах между основной работой. Последние годы он провёл в нужде и за неделю до смерти едва не попал в долговую тюрьму[17].

Бёрнс скончался 21 июля 1796 года в Дамфрисе, куда выехал уже больным по служебным делам за 2 недели до смерти.[18] Ему было всего 37 лет. Биограф Бёрнса Джеймс Карри высказывал предположение, что одной из причин скоропостижной смерти Бёрнса стало неумеренное употребление алкоголя. Однако историки XX века предполагают, что поскольку сам Джеймс Карри был активистом общества трезвости, то, возможно, его точка зрения не была вполне объективной[19]. Современные биографы склоняются к тому, что Бёрнс скончался от последствий тяжёлого физического труда в молодости и хронического ревмокардита, которым поэт страдал с детства, причём в 1796 году болезнь была усугублёна перенесённой дифтерией[20][21].

Основные даты жизни поэта[править | править код]

  • 25 января 1759 года — рождение Роберта Бёрнса.
  • 1765 год — Роберт с братом поступают в школу.
  • 1766 год — переезд на ферму Маунт Олифант.
  • 1774 год — Роберт пишет первые стихи.
  • 1777 год — переезд на ферму Лохли.
  • 4 июля 1781 года — посвящён в Братство Вольных Каменщиков в ложе Св. Дэвида № 174, Тарболтон.
  • 1784 год — смерть отца, переезд в Моссгил.
  • 1785 год — Роберт знакомится с Джин, написаны «Весёлые нищие», «Полевой мыши» и многие другие стихи.
  • 1786 год — Бёрнс передаёт права на ферму Моссгил брату; рождение близнецов; поездка в Эдинбург.
  • 1787 год — приём поэта в Великой Ложе Шотландии; выходит первое эдинбургское издание поэм; поездки по Шотландии.
  • 1789 год — работа акцизным.
  • 1792 год — назначение в инспекцию порта.
  • 1793 год — второе эдинбургское издание стихов в двух томах.
  • Декабрь 1795 года — Бёрнс находится в тяжёлом состоянии, возможно, связанном с удалением зубов.
  • 21 июля 1796 года — смерть
  • 25 июля 1796 года — похороны, в этот же день родился пятый сын Бёрнса — Максвел.
Памятник поэту в Лондоне

Хотя Бёрнс и обучался в сельской школе, его преподавателем был человек с университетским образованием — Джон Мёрдок (Murdoch, 1747—1824). Шотландия тогда переживала пик национального возрождения, была одним из самых культурных уголков Европы, в ней насчитывалось пять университетов. Под руководством Мёрдока Бёрнс занимался, помимо прочего, поэзией Александра Поупа. Как свидетельствуют рукописи, литературным английским языком Бёрнс владел безукоризненно (написал на нём «Субботний вечер поселянина», «Сонет к дрозду» и некоторые другие стихотворения). Использование в большинстве произведений шотландского («наречия» английского, в отличие от гэльского — кельтского шотландского языка) — осознанный выбор поэта, декларированный в названии первого сборника «Стихотворения преимущественно на шотландском диалекте».

С именем Бёрнса связывают особую форму строфы: шестистишие по схеме AAABAB с укороченными четвёртой и шестой строками. Подобная схема известна в средневековой лирике, в частности, в провансальской поэзии (с XI века), однако с XVI века популярность её угасла. Она сохранилась в Шотландии, где широко использовалась и до Бёрнса, но связывается с его именем и известна как «Бёрнсова строфа», хотя официальное её название — стандартный габби, оно идёт от первого произведения, прославившего эту строфу в Шотландии, — «Элегия на смерть Габби Симпсона, волынщика из Килбархана» (ок. 1640 года) Роберта Семпилла из Белтриза; «габби» — не имя собственное, а прозвище уроженцев городка Килбархан в Западной Шотландии. Данная форма применялась и в русской поэзии, например, в стихотворениях Пушкина «Эхо» и «Обвал».

Первый русский перевод Бёрнса (прозаический) появился уже в 1800 году — через четыре года после смерти поэта, но известность творчеству Бёрнса принесла вышедшая в 1829 году брошюра «Сельский субботний вечер в Шотландии. Вольное подражание Р. Бёрнсу И. Козлова». В периодических изданиях появились многочисленные отклики, и в том же году появилась первая в России литературоведческая статья Н. Полевого «О жизни и сочинениях Р. Бёрнса». Впоследствии творчеством Бёрнса занимался В. Белинский. В библиотеке А. Пушкина был двухтомник Бёрнса. В 1831 году появилось (но было напечатано лишь через 70 лет) стихотворение В. Жуковского «Исповедь батистового платка» — вольное переложение все того же «Джон Ячменное Зерно». Известен юношеский перевод четверостишия Бёрнса, выполненный М. Лермонтовым. Т. Шевченко отстаивал своё право творить на «нелитературном» (в качестве литературного подразумевался исключительно русский) украинском языке, ставил в пример Бёрнса, пишущего на шотландском диалекте английского: «А Борнц усё-таки поет народний і великий» (предисловие к неосуществлённому изданию «Кобзаря»).

Н. Некрасов в письме просил у И. Тургенева прислать несколько переводов Бёрнса для того, чтобы «переложить в стихи», однако, эти намерения не осуществились. Бёрнса переводили многие авторы, особенно усилился интерес к творчеству шотландского поэта в связи со столетием со дня смерти. Это позволило издать несколько сборников русских переводов, в том числе «Роберт Борнс и его произведения в переводе русских писателей» издательства А. Суворина из серии «Дешёвая библиотека». После русской революции 1917 года интерес к Бёрнсу обусловлен «крестьянским происхождением» поэта. Издание произведений Бёрнса входили в планы издательства «Всемирной литературы» М. Горького (не осуществлено). Единичные стихи Бёрнса переводили различные поэты, так, в 1917 году опубликован перевод стихотворения «Джон Ячменное Зерно» К. Бальмонта, отмеченный всеми как неудачный.

Поэзия Роберта Бёрнса получила широкую популярность в СССР благодаря переводам С. Я. Маршака. Впервые Маршак обратился к Бёрнсу в 1924 году, систематические переводы начаты с середины 1930-х гг., первый сборник переводов вышел в 1947 году, а в посмертном издании (Роберт Бёрнс. Стихи в переводах С. Маршака. — М., 1976) уже 215 произведений, что составляет приблизительно две пятых поэтического наследия Роберта Бёрнса. Переводы Маршака далёки от дословной передачи оригинала, но им свойственна простота и лёгкость языка, эмоциональная настроенность, близкая бёрнсовским строкам. Корней Чуковский в своей работе 1964 года «Высокое искусство», посвящённой теории художественного перевода, высоко оценивает творческий подход Маршака и в первую очередь сохранение им оригинальной стихотворной рифмы Бёрнса. В 1940-е годы в лондонской газете «Таймс» появилась статья, утверждающая, что Бёрнс непонятен англичанам и имеет лишь ограниченное региональное значение. В качестве одного из контраргументов в отзывах на статью приводилась огромная популярность Бёрнса в СССР. В 1959 году Маршак был избран почётным председателем Федерации Бёрнса в Шотландии.[источник не указан 1666 дней]

В последнее время переводы Маршака часто критикуются как неадекватные[источник не указан 1666 дней], и уже переведённые Маршаком стихи издаются и в переводах других авторов.

Популярность Бёрнса в целом очень высока, и к настоящему времени на русском языке существует уже до девяноста процентов его поэтического наследия.

Бёрнс и музыка[править | править код]

Изначально многие произведения Бёрнса создавались как песни, были переработкой или писались на мелодию народных песен. Поэзия Бёрнса проста, ритмична и музыкальна, не случайно и в русском переводе многие стихи ложились на музыку. Созданием музыкальных произведений в своё время занимались Д. Шостакович и Г. Свиридов. Большую популярность у детской аудитории нашла изданная фирмой «Мелодия»[22]пластинка с аудиосказкой «Робин Гуд» с песнями Р. Бёрнса в переводе С.Маршака на музыку М.Карминского (песни на ней исполняют: Г.Анисимова, К.Румянова, В.Толкунова, Е.Леонов, Л.Лещенко («В полях под снегом и дождём»), И.Кобзон и вокальный ансамбль «Коробейники»). В репертуаре А. Градского цикл композиций на стихи Бёрнса, например, «В полях под снегом и дождём…» (перевод С. Маршака стихотворения «Oh Wert Thou In The Cauld Blast»). Белорусский ВИА «Песняры» выступал с циклом произведений на слова Бёрнса. Молдавская рок-группа «Zdob și Zdub» исполняет песню «Ты меня оставила» на слова Бёрнса. Фолк-группа «Мельница» положила на музыку стихотворение «Горец», а также балладу «Лорд Грегори», самим Бёрнсом написанную на мелодию «The Lass of Roch Royal». Песня «Счастливый вдовец» была исполнена группой «Канцлер Ги». В репертуаре рок-группы «Оловянные солдатики» (1967—1982, 1998—…) была песня «Баллада о Джоне Ячменное Зерно», в репертуаре рок-группы «Интеграл» (п/р Бари Алибасова, 1967—1982) — песня «Вилли» («Как-то Вилли пива наварил/Нас он троих позвал на пир/Таких весёлых молодцов/Ещё не знал крещёный мир…») и песня «Мне нужна жена» (лучше или хуже, лишь бы женщиной была, женщиной без мужа)[23].

Часто песни на стихи шотландского поэта в переводе Маршака используются в кинофильмах. В числе наиболее популярных можно отметить танго «Любовь и бедность» («Poortith Cauld And Restless Love») из кинофильма «Здравствуйте, я ваша тётя!» в исполнении Александра Калягина, песню «Моей душе покоя нет» («For The Sake O' Somebody») из кинофильма «Служебный роман» в исполнении Алисы Фрейндлих, песню «Любовь как роза красная» («O my Luve’s like a red, red rose») из кинофильма «Школьный вальс» в исполнении Ольги Ярошевской. Из менее известных — «Зелёный дол», «Городок» в исполнении ансамбля «Уленшпигель».

В 2011 году армянская рок-группа Bambir записала альбом на стихи Бёрнса и Туманяна «Armenian Scotch»[источник не указан 2667 дней].

В 2011 году воронежский композитор и рок-музыкант Олег KNYAZZ Пожарский записал двойной альбом «Готовь нам счёт, хозяйка!», состоящий из песен и баллад на стихи Роберта Бёрнса в переводе Самуила Маршака.

Бёрнс в филателии[править | править код]

Почтовая марка СССР, посвящённая Роберту Бёрнсу, 40 коп., 1956 год

В 1959 году британское почтовое ведомство впервые за всю историю анонсировало на 1964 год выпуск почтовой марки Великобритании с изображением иного человека, нежели монарха королевства, — Шекспира. При этом, по сообщениям прессы, также рассматривалась кандидатура шотландца Роберта Бёрнса, но была отвергнута, несмотря на 200-летие со дня рождения поэта. Это вызвало протест его националистически настроенных соотечественников. В частности, Шотландская национальная партия отпечатала и распространяла за небольшую плату пропагандистские марки с портретом Бёрнса и надписью «Свободная Шотландия». По их замыслу, марки должны были наклеиваться рядом с официальной почтовой маркой страны с портретом Шекспира.

Но гораздо большую известность получила иная акция. Проблему ущемления Роберта Бёрнса на марках Великобритании близко к сердцу восприняла мисс Венди Вуд[en], горячая поклонница его таланта и убеждённая сепаратистка. Она отпечатала на ручном прессе и стала распространять почтовые конверты с лозунгом «Если Шекспир, почему не Бёрнс?» и несколько видов собственных пропагандистских марок с целью организовать массовую спам-атаку по почте соответствующих запросов в адрес премьер-министра Великобритании, всех членов британского парламента и министра почты. При франкировке этих писем Венди Вуд использовала только свои собственные марки. Она рассуждала, что почтовое отделение либо примет отправление так, либо заставит чиновников-получателей оплатить стоимость пересылки. Общий тираж марок мисс Вуд составил около 30 тысяч экземпляров. Некоторую его часть она перфорировала на швейной машинке, но большая часть тиража осталась без перфорации.

Голос общественности был услышан: британская почта согласилась выпустить почтовую марку в память о Бёрнсе, причём даже не дожидаясь круглой даты рождения, в год 170-летия со дня смерти поэта. Удовлетворённая Венди Вуд после этого отослала начальнику королевской почты Эдинбурга печатные платы, с которых она производила тиражи своих пропагандистских марок. Об его реакции на этот жест не сообщается.

Примечательно, что версия о результативности кампании Венди Вуд не единственная. С. Я. Маршак, поклонник Бёрнса, посвятил «филателистическое стихотворение» его марке, в котором высмеял министра почт и телеграфа, отвергнувшего предложение депутатов английского парламента выпустить такую марку.[24] Вот что пишет Борис Стальбаум в брошюре «Что надо знать филателисту»[25]:

Представляется наиболее вероятным, что свою роль в продвижении идеи о срочной необходимости выпуска британским почтовым ведомством почтовой марки в память о Роберте Бёрнсе сыграли все перечисленные выше кампании, а не какая-то одна из них.

Так же, в память о Роберте Бёрнсе, государством Остров Мэн в 1996 г была выпущена серия из 4 монет. Монеты номиналом в 1 крону (25 пенсов) были из серебра 925 пробы и весом 28,28 г и из медно-никеля.

Некоторые издания поэта на русском языке[править | править код]

  • Бернс Р. Песни и стихи / Пер. В. Федотова. — М.: Советская Россия, 1963. — 232 с. — 100 000 экз.
  • Бёрнс Р. В горах моё сердце: Песни, баллады, эпиграммы в пер. С. Я. Маршака / Предисл. Ю. Болдырева; грав. В. Фаворского. — М.: Детская литература, 1971. — 191 с.
  • Бёрнс Р. Стихи в переводах С. Маршака / Примеч. М. Морозова; оформл. худож. В. Добера. — М.: Художественная литература, 1976. — 382 с.
  • Бёрнс Р. Роберт Бёрнс в переводах С. Я. Маршака: [Песни, баллады, поэмы, эпиграммы] / Сост. Р. Райт; пер. С. Я. Маршак, Р. Райт; ил. В. А. Фаворский. — М.: Правда, 1979. — 271 с.
  • Бёрнс Р. Стихотворения: Пер. с англ. / Сост. С. В. Молева; пер. С. Я. Маршак. — Л.: Лениздат, 1981. — 175 с. — (Школьная библиотека).
  • Бёрнс Р. Стихотворения. Сборник. На англ. и русск. яз / Сост. И. М. Левидова. — М.: Радуга, 1982. — 705 с.
  • Бёрнс Р. Избранное / Сост., предисл. Б. И. Колесникова. — М.: Московский рабочий, 1982. — 254 с.
  • Бёрнс Р. Стихотворения и песни / Пер. с англ. С. Я. Маршака, В. Федотова; сост., авт. вступ. ст. и коммент. Б. И. Колесникова; грав. В. Фаворского. — М.: Детская литература, 1987. — 175 с.
  • Бёрнс Р. Джон Ячменное Зерно / Сост. А. В. Пятковская; пер. Я. И. Маршак, А. В. Пятковская. — М.: Зеркало, 1998. — 223 с. — (Имена: XVIII век / Ред. и сост. Малиновская Н. Р.).
  • Бёрнс Р. Собрание поэтических произведений / Вступ. статья, сост. и коммент. Е. В. Витковского. — М.: Рипол Классик, 1999. — 704 с. — (Бессмертная библиотека).
  • Бёрнс Р. Лирика: Стихотворения в пер. С. Я. Маршака. — М.: АСТ; Астрель; Олимп, 2000. — 304 с.
  • Бёрнс Р. Стихотворения. Песни. Баллады. / Вступ. статья и сост. Е. В. Витковского. — М.: Мир книги; Литература, 2007. — 368 с. — 9000 экз. — ISBN 978-5-486-01489-5.
  • Бёрнс Р. Джон Ячменное Зерно: стихотворения, поэмы, песни, баллады; пер. с шотл. и англ. Е. Фельдмана / Е. Румянцева. — СПб., М.: Амфора; ИД «Комсомольская правда», 2012. — 239 с. — (Великие поэты). — 61 164 экз. — ISBN 978-5-87107-298-1.

Русская библиография[править | править код]

  1. ↑ Энциклопедический словарь / под ред. И. Е. Андреевский, К. К. Арсеньев, Ф. Ф. Петрушевский — СПб.: Брокгауз — Ефрон, 1907.
  2. ↑ Британская энциклопедия (1910—1911) — 11 — New York City: 1911.
  3. 1 2 3 4 идентификатор BNF: платформа открытых данных — 2011.
  4. ↑ Encyclopædia Britannica
  5. ↑ SNAC — 2010.
  6. ↑ Бёрнс Роберт // Большая советская энциклопедия: [в 30 т.] / под ред. А. М. Прохорова — 3-е изд. — М.: Советская энциклопедия, 1969.
  7. ↑ LIBRIS — 2012.
  8. ↑ en:Burns supper
  9. ↑ BBC - Robert Burns - Burns Night - Running Order (неопр.). Дата обращения 1 февраля 2013. Архивировано 11 февраля 2013 года.
  10. ↑ Burns' Night in United Kingdom (неопр.). Дата обращения 1 февраля 2013. Архивировано 11 февраля 2013 года.
  11. ↑ http://ru.wikiquote.org/wiki/Самуил_Яковлевич_Маршак#Классические эпиграммы (Переводы произведений английского поэта Роберта Бёрнса)
  12. The Famous Grouse и The Macallan отпраздновали в Москве день рождения Роберта Бёрнса. Ссылка проверена 16 мая 2010.
  13. ↑ День рождения Роберта Бёрнса. Ссылка проверена 16 мая 2009.
  14. ↑ Еда в литературе - Вкус Шотландии: хаггис, каллен-скинк и кранахан (на день рождения Роберта Бёрнса) (неопр.). Дата обращения 1 февраля 2013. Архивировано 11 февраля 2013 года.
  15. ↑ Тодд Дж. Вилкинсон. Роберт Бернс и масонство
  16. ↑ https://archive.is/20120525174048/http://www.burnsscotland.com/000-000-338-993-C The Inauguration of Robert Burns as Poet Laureate of the Lodge, By William Stewart Watson
  17. 1 2 Гутнер М. Н. История английской литературы. Том 1. Выпуск второй. — М.Л.: Издательство Академии Наук СССР, 1945. Ссылка проверена 16 мая 2010.
  18. ↑ Найдено письмо о последних днях Роберта Бернса, utro.ru
  19. ↑ The Robert Burns Gallery Ссылка проверена 28 апреля 2015.
  20. ↑ The Death of Robert Burns (англ.) Ссылка проверена 16 мая 2010.
  21. Richard Hindle Fowler. Robert Burns. — Routledge, 1988. — 280 с. — ISBN 0-415-00169-2. Ссылка проверена 16 мая 2010.
  22. ↑ «Мелодия»: «Робин Гуд». Инсценированный рассказ В. Дубровского по пьесе С. Заяицкого (LP С50 09567-8, 1977)
  23. ↑ Песни в исп. группы Интеграл. (неопр.).
  24. ↑ Стихотворение С. Я. Маршака было напечатано в «Литературной газете» за 20 января 1958 года. Источник: Теплинский М. Почему я собираю марки? // Филателия СССР. — 1975. — № 12. — С. 17
  25. Стальбаум Борис. Что надо знать филателисту. — М.: ЦФА «Союзпечать», 1968. — С. 35—36. (Ссылка проверена 16 мая 2010)

ru.wikipedia.org

Чем мне нравятся стихи Роберта Бёрнса? | сочинение, краткое содержание, анализ, биография, характеристика, тест, отзыв, статья, реферат, ГДЗ, книга, пересказ, сообщение, доклад, литература | Читать онлайн

Тема: Общие темы

Стихи и песни шотландского поэта Р. Бёрнса очень популярны на его родине. Популярность эта объясняется тем, то поэзия Бёрнса тесно связана с народной песней Шотландии. Бёрнс — сын шотландского фермера, песни предков знакомы ему с колыбели. Именно в народном творчестве нашел он живую основу для своих будущих стихов, песен, поэм. Бёрнс часто использует народные сказания и легенды. Так, в основу стихотворения «Джон Ячменное Зерно» положено народное верование о духах, которые живут в хлебных зернах. Поэт переосмыслил эту легенду и создал песню, прославляющую стойкость духа хлебороба. Джона Ячменное Зерно и в землю закапывали, и под нож пускали, и дубасили, «потом, подбрасывая ввысь, кружили на ветру», и безжалостно растирали меж камней — все выдержал он!

Так пусть же до конца времен
Не высыхает дно
В бочонке, где клокочет
Джон Ячменное Зерно!

— восклицает поэт.

Вот этим жизнелюбием, остроумием и оптимизмом мне и нравятся стихи шотландского поэта. Это касается и моего любимого стихотворения «Честная бедность». Бедняки укрываются тряпьем, едят один хлеб, запивая его водой, в то время как

...дурак и плут
Одеты в шелк и вина пьют
И все такое прочее.

Но, убеждает нас поэт, «при всем при том» надо судить не по платью: Материал с сайта //iEssay.ru

Кто честным кормится трудом, —
Таких зову я знатью!

Награды и лесть не заменят ума и чести, поэтому бедняк не должен стыдиться своей бедности. Можно назначить дурака генералом, но никого нельзя «назначить честным малым», если он плут и мошенник. Только тот достоин уважения, считает поэт, кто умен, честен, умеет трудиться и зарабатывать честным трудом. «По уму и честь», говорит народная мудрость. Эта же мысль звучит в стихотворении Бёрнса:

Настанет день и час пробьет,
Когда уму и чести
На всей земле придет черед
Стоять на первом месте.

И мне по душе то, о чем сказал в своих стихотворениях великий шотландский поэт еще больше двух столетий назад.

На этой странице материал по темам:
  • бернс стихи краткое содержание
  • краткое содержание роберта бёрнса
  • критики о стихотворении бернса "хаггис"
  • стихи роберта бернса отзывы
  • стихи роберта бернса краткое содержание

iessay.ru

Роберт Бернс краткая биография | Kratkoe.com

Роберт Бернс краткая биография

Роберт Бёрнс — шотландский поэт, фольклорист, автор многочисленных стихотворений и поэм, написанных на так называемом «равнинном шотландском» и английском языках.

Роберт Бёрнс родился 25 января 1759 года в селе Аллоуэй (Шотландия), в семье крестьянина Уильяма Бёрнесса.

В 1765 году его отец взял в аренду хозяйство Маунт-Олифант, и мальчику пришлось работать наравне со взрослыми, терпя голод и подрывая свое здоровье.

В 1781 году Бёрнс вступил в масонскую ложу; масонство достаточно сильно повлияло на его творчество.

С 1783 года Роберт начинает сочинять стихи на эйширском диалекте.

В 1784 году умирает отец, и после ряда неудачных попыток заняться сельским хозяйством Роберт с братом Гилбертом переезжает в Моссгил.

В 1786 году выходит первая книга Бёрнса, Poems, Chiefly in the Scottish dialect («Стихотворения преимущественно на шотландском диалекте»). К начальному периоду творчества также относятся: «Джон Ячменное Зерно» (1782), «Весёлые нищие» (1785), «Молитва святоши Вилли», «Святая ярмарка» (1786). Поэт быстро становится известен по всей Шотландии.

В 1787 году Бёрнс переезжает в Эдинбург и становится вхож в высший свет столицы. В Эдинбурге Бёрнс познакомился с популяризатором шотландского фольклора Джемсом Джонсоном, вместе с которым они начали издавать сборник «Шотландский музыкальный музей». В этом издании поэт опубликовал множество шотландских баллад в своей обработке и собственных произведений.

Издаваемые книги приносят Бёрнсу определённый доход. Он попытался вложить заработанные гонорарами средства в аренду фермы, но только потерял свой небольшой капитал. Основным источником средств для существования с 1791 года стала работа на должности сборщика акцизов в Дамфрисе.

Роберт Бёрнс вёл довольно свободный образ жизни, и у него было три незаконнорождённых дочери от случайных и недолгих связей. В 1787 году он сочетался браком со своей давней возлюбленной Джин Армор. В этом браке у него родилось пятеро детей.

В период 1787—1794 были созданы известные поэмы «Тэм о’Шентер» (1790) и «Честная бедность» (1795), «Ода, посвящённая памяти миссис Освальд» (1789). В стихотворении, посвященном Джону Андерсону (1789), тридцатилетний автор неожиданно размышляет о склоне жизни, о смерти.

В сущности, заниматься поэзией Бёрнс был вынужден в перерывах между основной работой. Последние годы он провёл в нужде и за неделю до смерти едва не попал в долговую тюрьму.

Бёрнс скончался 21 июля 1796 года в Дамфрисе, куда выехал уже больным по служебным делам за 2 недели до смерти. Ему было всего 37 лет.

kratkoe.com

Поэт Роберт Бёрнс. Песни, написанные на стихи Бёрнса в русских фильмах.

«Культура.РФ» составила неожиданную подборку песен, написанных на стихи Роберта Бёрнса. Мы их знаем и любим — но никогда не могли подумать, что на самом деле они родом из Шотландии.

Александр Нэсмит. Портрет Роберта Бёрнса. 1821–1822

Самый известный из шотландских поэтов, Роберт Бёрнс воспевал свою родину, собирал фольклор и писал вдохновенные стихи — чаще всего не на английском (хотя прекрасно владел литературным языком), а на особом диалекте — «равнинном шотландском». В Великобритании про него есть поговорка: «Когда Шотландия забудет Бёрнса, то мир забудет Шотландию».

Творчество Бёрнса было известно и в России. Первые переводы появились еще в начале XIX века: известно, что томик Бёрнса стоял и в библиотеке Пушкина. Кто только не брался за «русского Бёрнса» — Белинский, Жуковский, Лермонтов, Бальмонт… Но родным для нас он стал благодаря советскому поэту Самуилу Маршаку, который перевел почти половину наследия великого шотландца. И хотя порой его переводы далеки от оригинала, «маршаковский» Бёрнс звучит именно так, как этого, наверное, хотел бы сам великий шотландец — легко и певуче.

Переводы Маршака были настолько мелодичны, что вдохновили многих советских композиторов-песенников — и так Роберт Бёрнс стал автором песен для многих советских фильмов. Вспоминаем эти песни и киноленты.

«Здравствуйте, я ваша тетя!» (1975)

Бразильская народная песня «Любовь и бедность»
Исполняет донна Роза д’Альвадорец (Александр Калягин)
Композитор Владислав Казенин

В исполнении Калягина эта песня звучит пародийно-страстно. Но само стихотворение, которое Роберт Бёрнс написал в 1793 году, за два года до смерти, звучит горько: поэт всю жизнь боролся с бедностью:

Любовь и бедность навсегда Меня поймали в сети. По мне и бедность не беда, Не будь любви на свете. Зачем разлучница-судьба – Всегда любви помеха? И почему любовь — раба Достатка и успеха?

O poortith cauld, and restless love, Ye wrack my peace between ye; Yet poortith a' I could forgive, An'twere na for my Jeanie. O why should Fate sic pleasure have, Life's dearest bands untwining? Or why sae sweet a flower as love Depend on Fortune's shining?

Песня «Моей душе покоя нет»
Исполняют Людмила Калугина (Алиса Фрейндлих) и Анатолий Новосельцев (Андрей Мягков)

Эта песня звучит в фильме трижды, в исполнении главных героев — Людмилы Прокофьевны и Новосельцева. В самом начале мы слышим сначала ее голос, а потом его. Весь фильм герои ищут того самого «кого-то» — а в финале, найдя, поют уже вдвоем.

Моей душе покоя нет. Весь день я жду кого-то. Без сна встречаю я рассвет – И все из-за кого-то. Со мною нет кого-то. Ах, где найти кого-то! Могу весь мир я обойти, Чтобы найти кого-то.

My heart is sair — I dare na tell – My heart is sair for Somebody: I could wake a winter night For the sake o' Somebody. O-hon! for Somebody! O-hey! for Somebody! I could range the world around For the sake o' Somebody.

Песня «Зима пронеслась…»
Исполняют Настенька (Ирина Мазуркевич) и девушки

Кадр из художественного фильма «О бедном гусаре замолвите слово» (1980)

Печальное стихотворение, написанное Бёрнсом в 1788 году, в этом фильме превращается из трагического в трагикомическое — его распевают «модистки» из заведения мадам Жозефины, зарабатывающие на жизнь не столько шитьем, сколько падением в объятия очередного гусара.

Зима пронеслась, и весна началась, И птицы, на дереве каждом звеня, Поют о весне, но невесело мне С тех пор, как любовь разлюбила меня. Шиповник расцвел для проснувшихся пчел. Поют коноплянки в честь вешнего дня. Их в гнездышке двое, сердца их в покое. Моя же любовь разлюбила меня.

The winter it is past, and the summer comes at last And the small birds, they sing on ev'ry tree; Now ev'ry thing is glad, while I am very sad, Since my true love is parted from me. The rose upon the breer, by the waters running clear, May have charms for the linnet or the bee; Their little loves are blest, and their little hearts at rest, But my true love is parted from me.

Песня «Любовь, как роза красная…»
Исполняет Ольга Ярошевская

По сюжету фильма двое десятиклассников — Гоша (Сергей Насибов) и Зося (Елена Цыплакова) — влюблены и собираются пожениться после окончания школы. Но выпускной вальс Гоша танцует с Диной (Евгения Симонова). На ней он и женится, предав свою первую любовь Зосю, которая ждет ребенка.

Читайте также:

И пусть сам Бёрнс в 1794 году, в конце жизни, писал что будет любить, пока не высохнут моря, на самом деле он тоже не без греха. Служанка его матери родила поэту первого ребенка как раз тогда, когда у него начался роман с будущей женой — Джин Армор. Отец Джин не хотел выдавать дочь замуж за Бёрнса, и только когда к поэту начала приходить известность, они смогли заключить официальный брак. Что, впрочем, не помешало ему и впоследствии влюбляться в других женщин.

Любовь, как роза красная Цветет в моем саду, Любовь моя, как песенка С которой в путь иду. Сильнее красоты твоей Моя любовь одна, Она со мной пока моря Не высохнут до дна.

O my Luve's like a red, red rose, That's newly sprung in June: O my Luve's like the melodie, That's sweetly play'd in tune. As fair art thou, my bonie lass, So deep in luve am I; And I will luve thee still, my dear, Till a' the seas gang dry.

www.culture.ru

СТИХИ РОБЕРТА БЕРНСА (пер. С.Маршака)


В ПОЛЯХ, ПОД СНЕГОМ И ДОЖДЁМ

В полях, под снегом и дождем,
Мой милый друг,
Мой бедный друг,
Тебя укрыл бы я плащом
От зимних вьюг,
От зимних вьюг.

А если мука суждена
Тебе судьбой,
Тебе судьбой,
Готов я скорбь твою до дна
Делить с тобой,
Делить с тобой.

Пускай сойду я в мрачный дол,
Где ночь кругом,
Где тьма кругом,--
Во тьме я солнце бы нашел
С тобой вдвоем,
С тобой вдвоем.

И если б дали мне в удел
Весь шар земной,
Весь шар земной,
С каким бы счастьем я владел
Тобой одной,
Тобой одной.

ГДЕ-ТО В ПЕЩЕРЕ, В ПРИБРЕЖНОМ КРАЮ

Где-то в пещере, в прибрежном краю,
Горе свое от людей утаю.
Там я обдумаю
Злую судьбу мою,
Злую, угрюмую участь мою.

Лживая женщина, клятвам твоим
Время пришло разлететься как дым.
Смейся с возлюбленным
Ты над загубленным,
Над обесславленным счастьем моим!

ДАВНО ЛИ ЦВЁЛ ЗЕЛЁНЫЙ ДОЛ

Давно ли цвел зеленый дол,
Лес шелестел листвой,
И каждый лист был свеж и чист
От влаги дождевой.

Где этот летний рай?
Лесная глушь мертва.
Но снова май придет в наш край --
И зашумит листва...

Но ни весной, ни в летний зной
С себя я не стряхну
Тяжелый след прошедших лет,
Печаль и седину.

Под старость краток день,
А ночь без сна длинна.
И дважды в год к нам не придет
Счастливая весна.

ЗА ПОЛЕМ РЖИ КУСТАРНИК РОС

За полем ржи кустарник рос.
И почки нераскрытых роз
Клонились, влажные от слез,
Росистым ранним утром.

Но дважды утренняя мгла
Сошла, и роза расцвела.
И так роса была светла
На ней душистым утром.

И коноплянка на заре
Сидела в лиственном шатре
И вся была, как в серебре,
В росе холодной утром.

Придет счастливая пора,
И защебечет детвора
В тени зеленого шатра
Горячим летним утром.

Мой друг, и твой придет черед
Платить за множество забот
Тем, кто покой твой бережет
Весенним ранним утром.

Ты, нераскрывшийся цветок,
Расправишь каждый лепесток
И тех, чей вечер недалек,
Согреешь летним утром!

МЕЛЬНИК

Мельник, пыльный мельник
Мелет нашу рожь.
Он истратил шиллинг,
Заработал грош.

Пыльный, пыльный он насквозь,
Пыльный он и белый.
Целоваться с ним пришлось -
Вся я поседела!

Мельник, пыльный мельник,
Белый от муки,
Носит белый мельник
Пыльные мешки.

Достает из кошелька
Мельник деньги белые.
Я для мельника-дружка
Все, что хочешь, сделаю!

ПЕСНЯ (МНЕ НУЖНА ЖЕНА)

Мне нужна жена –
Лучше или хуже,
Лишь была бы женщиной,
Женщиной без мужа.

Толстая, худая –
Это всё равно,
Пусть уродом будет –
По ночам темно.

Если молодая,
Буду счастлив с нею.
Если же старуха,
Раньше овдовею.

Пусть детей рожает, -
Было бы охоты.
А бездетной будет –
Меньше мне заботы.

Если любит рюмочку,
Пусть не будет пьяница.
А не любит рюмочки –
Больше мне останется!

ПЕСНЯ (ТЫ СВИСТНИ - ТЕБЯ НЕ ЗАСТАВЛЮ Я ЖДАТЬ)

Ты свистни - тебя не заставлю я ждать,
Ты свистни - тебя не заставлю я ждать,
Пусть будут браниться отец мой и мать,
Ты свистни, - тебя не заставлю я ждать!

Но в оба гляди, пробираясь ко мне.
Найди ты лазейку в садовой стене,
Найди три ступеньки в саду при луне.
Иди, но как будто идешь не ко мне,
Иди, будто вовсе идешь не ко мне.

А если мы встретимся в церкви, смотри:
С подругой моей, не со мной говори,
Украдкой мне ласковый взгляд подари,
А больше - смотри! - на меня не смотри,
А больше - смотри! - на меня не смотри!

Другим говори, нашу тайну храня,
Что нет тебе дела совсем до меня,
Но, даже шутя, берегись, как огня,
Чтоб кто-то не отнял тебя у меня,
И вправду не отнял тебя у меня!

Ты свистни - тебя не заставлю я ждать,
Ты свистни - тебя не заставлю я ждать,
Пусть будут браниться отец мой и мать,
Ты свистни, - тебя не заставлю я ждать!

ПЕСНЯ О ЗЛОЙ ЖЕНЕ

Со мной жена не ладит,
Колотит, а не гладит.
Тому, кто волю даст жене,
Она на шею сядет.

Я в ней мечтал найти покой,
Но, видно, дал я маху.
Ах, никогда порыв благой
Не вел к такому краху.

Одну надежду я таю, -
Что ждет меня награда,
И, верно, буду я в раю,
Отбыв все муки ада!

ПЛЕНИТЬСЯ МОГ БЫ Я ТОБОЙ

Плениться мог бы я тобой:
Так хороша ты и мила, -
Когда бы ты к мольбе любой
Столь благосклонна не была.

Конечно, щедрость не порок,
Но ты любовь и доброту
Даришь, как глупый ветерок,
Что всех целует на лету.

Цветок шиповника в росе
Теряет блеск и аромат,
Когда его ласкают все,
Когда руками он измят.

Еще дано тебе цвести,
Но наконец настанет срок, -
Ты будешь брошена в пути,
Как этот сорванный цветок.

ПОЦЕЛУЙ (ВЛАЖНАЯ ПЕЧАТЬ ПРИЗНАНИЙ)

Влажная печать признаний,
Обещанье тайных нег --
Поцелуй, подснежник ранний,
Свежий, чистый, точно снег.

Молчаливая уступка,
Страсти детская игра,
Дружба голубя с голубкой,
Счастья первая пора.

Радость в грустном расставанье
И вопрос: когда ж опять?..
Где слова, чтобы названье
Этим чувствам отыскать?

ПРОБИРАЯСЬ ДО КАЛИТКИ

Пробираясь до калитки
Полем вдоль межи,
Дженни вымокла до нитки
Вечером во ржи.

Очень холодно девчонке,
Бьет девчонку дрожь:
Замочила все юбчонки,
Идя через рожь.

Если звал кого-то кто-то
Сквозь густую рожь
И кого-то обнял кто-то,
Что с него возьмешь?

И какая нам забота,
Если у межи
Целовался с кем-то кто-то
Вечером во ржи!..

РАСТЁТ КАМЫШ СРЕДИ РЕКИ

Растет камыш среди реки.
Он зелен, прям и тонок.
Я в жизни лучшие деньки
Провел среди девчонок.

Часы заботу нам несут,
Мелькая в быстрой гонке.
А счастья несколько минут
Приносят нам девчонки.

Богатство, слава и почет
Волнуют наши страсти.
Но даже тот, кто их найдет,
найдет в них мало счастья.

Мне дай свободный вечерок
Да крепкие объятья -
И тяжкий груз мирских тревог
Готов к чертям послать я!

Пускай я буду осужден
Судьей в ослиной коже,
Но старый мудрый Соломон
Любил девчонок тоже!

Сперва мужской был создан пол.
Потом, окончив школу,
Творец вселенной перешел
К прекраснейшему полу!

СТРОЧКИ О ВОЙНЕ И ЛЮБВИ

Прикрытый лаврами разбой,
И сухопутный и морской
Не стоит славословья.
Готов я кровь отдать свою
В том жизнетворческом бою,
Что мы зовем любовью.

Я славлю мира торжество,
Довольство и достаток.
Создать приятней одного,
Чем истребить десяток!

СЧАСТЛИВЫЙ ВДОВЕЦ (В НЕДОБРЫЙ ЧАС)

В недобрый час я взял жену,
В начале мая месяца,
И, много лет живя в плену,
Не раз мечтал повеситься.

Я был во всем покорен ей
И нес безмолвно бремя.
Но наконец жене моей
Пришло скончаться время.

Не двадцать дней, а двадцать лет
Прожив со мной совместно,
Она ушла, покинув свет,
Куда- мне неизвестно...

Я так хотел бы разгадать
Загробной жизни тайну,
Чтоб после смерти нам опять
Не встретиться случайно!

Я совершил над ней обряд --
Похоронил достойно.
Боюсь, что черт не принял в ад
Моей жены покойной.

Она, я думаю, в раю...
Порой в раскатах грома
Я грозный грохот узнаю,
Мне издавна знакомый!

ФИНДЛЕЙ

-- Кто там стучится в поздний час?
"Конечно, я -- Финдлей!"
-- Ступай домой. Все спят у нас!
"Не все!" -- сказал Финдлей.

-- Как ты прийти ко мне посмел?
"Посмел!" -- сказал Финдлей.
-- Небось наделаешь ты дел.
"Могу!" -- сказал Финдлей.

-- Тебе калитку отвори...
"А ну!" -- сказал Финдлей.
-- Ты спать не дашь мне до зари!
"Не дам!" -- сказал Финдлей.

-- Попробуй в дом тебя впустить...
"Впусти!" -- сказал Финдлей,
-- Всю ночь ты можешь прогостить.
"Всю ночь!" -- сказал Финдлей.

-- С тобою ночь одну побудь...
"Побудь!" -- сказал Финдлей.
-- Ко мне опять найдешь ты путь.
"Найду!" -- сказал Финдлей.

-- О том, что буду я с тобой...
"Со мной!" -- сказал Финдлей.
-- Молчи до крышки гробовой!
"Идет!" -- сказал Финдлей.

ШЕЛА О''НИЛ

Когда волочиться я начал за нею,
Немало я ласковых слов говорил.
Но более всех
Имели успех
Слова: "Мы поженимся, Шела О''Нил!"

Дождался я брака.
Но скоро, однако,
Лишился покоя, остался без сил.
От ведьмы проклятой
Ушел я в солдаты,
Оставив на родине Шелу О''Нил.

Решился я вскоре
Бежать через море,
С колонной пруссаков в атаку ходил
Навстречу снарядам,
Ложившимся рядом
С шипеньем и свистом, как Шела О''Нил!

У Фридриха в войске
Я дрался геройски,
Штыка не боялся и с пулей дружил.
Нет в мире кинжала
Острее, чем жало
Безжалостной женщины - Шелы О''Нил!

ДЖОН ЯЧМЕННОЕ ЗЕРНО

Три короля из трех сторон
Решили заодно:
- Ты должен сгинуть, юный Джон
Ячменное Зерно!

Погибни, Джон,- в дыму, в пыли,
Твоя судьба темна!..
И вот взрывают короли
Могилу для зерна...

Весенний дождь стучит в окно
В апрельском гуле гроз,-
И Джон Ячменное Зерно
Сквозь перегной пророс...

Весенним солнцем обожжен
Набухший перегной,-
И по ветру мотает Джон
Усатой головой...

Но душной осени дано
Свой выполнить урок,-
и Джон Ячменное Зерно
От груза занемог...

Он ржавчиной покрыт сухой,
Он - в полевой пыли. ..
- Теперь мы справимся с тобой!
Ликуют короли ...

Косою звонкой срезан он,
Сбит с ног, повергнут в прах,
И скрученный веревкой Джон
Трясется на возах...

Его цепами стали бить,
Кидали вверх и вниз
И, чтоб вернее погубить,
Подошвами прошлись...

Он в ямине с водой - и вот
Пошел на дно, на дно...
Теперь, конечно, пропадет
Ячменное Зерно!..

И плоть его сожгли сперва,
И дымом стала плоть.
И закружились жернова,
Чтоб сердце размолоть...

. . . . . . . . . . . .
Готовьте благородный сок!
Ободьями скреплен
Бочонок, сбитый из досок,-
И в нем бунтует Джон...

Три короля из трех сторон
Собрались заодно,-
Пред ними в кружке ходит Джон
Ячменное Зерно. ..

Ои брызжет силой дрожжевой,
Клокочет и поет,
Он ходит в чаше круговой,
Он пену на пол льет.. .

Пусть не осталось ничего
И твой развеян прах,
Но кровь из сердца твоего
Живет в людских сердцах!..

Кто, горьким хмелем упоен,
Увидел в чаше дно -
Кричи:
- Вовек прославлен Джон
Ячменное Зерно!..

(перевод Эдуарда Багрицкого)

ЛЮБОВЬ И БЕДНОСТЬ

Любовь и бедность навсегда
Меня поймали в сети.
По мне и бедность не беда,
Не будь любви на свете.

Зачем разлучница-судьба —
Всегда любви помеха?
И почему любовь — раба
Достатка и успеха?

Богатство, честь в конце концов
Приносят мало счастья.
И жаль мне трусов и глупцов,
Что их покорны власти.

Твои глаза горят в ответ,
Когда теряю ум я,
А на устах твоих совет —
Хранить благоразумье.

Но как же мне его хранить,
Когда с тобой мы рядом?
Но как же мне его хранить,
С тобой встречаясь взглядом?

На свете счастлив тот бедняк
С его простой любовью,
Кто не завидует никак
Богатому сословью.

Ах, почему жестокий рок —
Всегда любви помеха
И не цветет любви цветок
Без славы и успеха?

ЛЮБОВЬ

Любовь, как роза красная,
Цветет в моем саду.
Любовь моя - как песенка,
С которой в путь иду.

Сильнее красоты твоей
Моя любовь одна.
Она с тобой, пока моря
Не высохнут до дна.

Не высохнут моря, мой друг,
Не рушится гранит,
Не остановится песок,
А он, как жизнь, бежит...

Будь счастлива, моя любовь,
Прощай и не грусти.
Вернусь к тебе, хоть целый свет
Пришлось бы мне пройти!

СТАРАЯ ДРУЖБА

Забыть ли старую любовь
И не грустить о ней?
Забыть ли старую любовь
И дружбу прежних дней?

За дружбу старую -
До дна!
За счастье прежних дней!
С тобой мы выпьем, старина,
За счастье прежних дней.

Побольше кружки приготовь
И доверху налей.
Мы пьем за старую любовь,
За дружбу прежних дней.

За дружбу старую -
До дна!
За счастье юных дней!
По кружке старого вина -
За счастье юных дней.

С тобой топтали мы вдвоем
Траву родных полей,
Но не один крутой подъем
Мы взяли с юных дней.

Переплывали мы не раз
С тобой через ручей.
Но море разделило нас,
Товарищ юных дней...

И вот с тобой сошлись мы вновь.
Твоя рука - в моей.
Я пью за старую любовь,
За дружбу прежних дней!

За дружбу старую -
До дна!
За счастье прежних дней!
С тобой мы выпьем, старина,
За счастье прежних дней.

***

Мою ладонь твоей накрой,
Твоей накрой,
Твоей накрой
И поклянись своей рукой,
Что будешь ты моя.

Я знал любви слепую власть,
И многих мук мне стоит страсть,
Но я любовь готов проклясть,
Пока ты не моя.

Мгновенный взор девичьих глаз
Мне сердце покорял не раз,
Но полюбил я лишь сейчас,
Красавица моя.

Мою ладонь твоей накрой,
Твоей накрой,
Твоей накрой
И поклянись своей рукой,
Что будешь ты моя!

ЧЕСТНАЯ БЕДНОСТЬ

Кто честной бедности своей
Стыдится и все прочее,
Тот самый жалкий из людей,
Трусливый раб и прочее.

При всем при том,
При всем при том,
Пускай бедны мы с вами,
Богатство -
Штамп на золотом,
А золотой -
Мы сами!

Мы хлеб едим и воду пьем,
Мы укрываемся тряпьем
И все такое прочее,
А между тем дурак и плут
Одеты в шелк и вина пьют
И все такое прочее.

При всем при том,
При всем при том,
Судите не по платью.
Кто честным кормится трудом,
Таких зову я знатью,

Вот этот шут - природный лорд.
Ему должны мы кланяться.
Но пусть он чопорен и горд,
Бревно бревном останется!

При всем при том,
При всем при том,
Хоть весь он в позументах, -
Бревно останется бревном
И в орденах, и в лентах!

Король лакея своего
Назначит генералом,
Но он не может никого
Назначить честным малым.

При всем при том,
При всем при том,
Награды, лесть
И прочее
Не заменяют
Ум и честь
И все такое прочее!

Настанет день и час пробьет,
Когда уму и чести
На всей земле придет черед
Стоять на первом месте.

При всем при том,
При всем при том,
Могу вам предсказать я,
Что будет день,
Когда кругом
Все люди станут братья!

ПОРА ОТЧАЛИТЬ КОРАБЛЮ…

Пора отчалить кораблю.
На много дней, на много лет
Умчится та, кого люблю,
И за кормою ляжет след.

Бродить я буду меж камней,
На островок глядеть в тоске.
Здесь я в слезах простился с ней,
Там скрылся парус вдалеке.

Как часто с этой крутизны,
Где птицы жадные кричат,
Под гул крутящейся волны
Смотреть я буду на закат.

Благословен тот райский сад,
Где Нэнси бродит в тишине
И там, где все ласкает взгляд,
Немножко помнит обо мне.

Я ПЬЮ ТВОЁ ЗДОРОВЬЕ

Прощай, красавица моя.
Я пью твое здоровье.
Надоедать не стану я
Тебе своей любовью.
Прощай, прости! Перенести
Сумею я разлуку.
А ты смекни да разочти,
Кому отдашь ты руку.
Ты говоришь: — Вступать мне в брак
Покуда неохота. —
А я скажу: — Я не дурак,
И ждать мне нет расчета.
Я знаю, ждет твоя родня
Кого-то побогаче.
Она не жалует меня.
Ну, дай вам бог удачи!
Меня считают бедняком
Без имени и рода.
Но не нуждаюсь я ни в ком, —
При мне моя свобода.
Башка и руки — вот мой клад.
Всегда к труду готов я.
Как говорят, — сам черт не брат,
Покуда есть здоровье!
Оно, конечно, высоко
Летит иная птица.
Но в дальней птице так легко
Порою ошибиться.
Прощай, мой друг. Я ухожу,
Куда ведет дорожка.
Но, может, в полночь погляжу
Я на твое окошко…

БОСАЯ ДЕВУШКА
(пер.С.Маршака)

Об этой девушке босой
Я позабыть никак не мог.
Казалось, камни мостовой
Терзают кожу нежных ног.

Такие ножки бы одеть
В цветной сафьян или в атлас.
Такой бы девушке сидеть
В карете, обогнавшей нас!

Бежит ручей ее кудрей
Льняными кольцами на грудь.
А блеск очей во тьме ночей
Пловцам указывал бы путь.

Красавиц всех затмит она,
Хотя ее не знает свет.
Она достойна и скромна.
Ее милее в мире нет.

вернуться на главную страницу

matyuhin2.narod.ru

Роберт Бернс

 

Имена Шекспира, Байрона или Бёрнса в сознании русских людей соседствуют с именами Пушкина, Лермонтова, и мы не удивляемся, что британские поэты заговорили на нашем родном языке. Это произошло благодаря труду нескольких поколений переводчиков, но прежде всего благодаря очень высокому уровню вообще русской поэтической культуры, которую и формировали Пушкин и Жуковский, Тютчев, Блок, Пастернак и многие другие великие творцы. В случае с Робертом Бёрнсом произошло еще и некое чудо. Русскому читателю его открыл С. Маршак. И не просто открыл, но сделал как бы почти русским поэтом. Бёрнса знает весь мир, но соотечественники поэта, шотландцы, считают нашу страну его второй родиной. «Маршак сделал Бёрнса русским, оставив его шотландцам», - писал Александр Твардовский. 

 

Дело в том, что Маршак не следовал буквально за ритмом, строфикой, за точностью смысла каждой строки - он нашел некий переводческий эквивалент самой стихии творчества шотландского поэта. Не все специалисты довольны таким приемом, но именно в этих переводах Берне сразу и навсегда вошел в нас, мы поверили этой версии - и, думаю, вряд ли успешными будут более точные переводы. Все-таки дух поэзии важнее буквы. 

НОЧЛЕГ В ПУТИ 


Меня в горах застигла тьма, 
Январский ветер, колкий снег. 
Закрылись наглухо дома, 
И я не смог найти ночлег. 
По счастью девушка одна 
Со мною встретилась в пути, 
И предложила мне она 
В ее укромный дом войти. 
Я низко поклонился ей - 
Той, что спасла меня в метель, 
Учтиво поклонился ей 
И попросил постлать постель. 
Она тончайшим полотном 
Застлала скромную кровать 
И, угостив меня вином, 
Мне пожелала сладко спать. 
Расстаться с ней мне было жаль, 
И, чтобы ей не дать уйти, 
Спросил я девушку: - Нельзя ль 
Еще подушку принести? 
Она подушку принесла 
Под изголовие мое. 
И так мила она была, 
Что крепко обнял я ее. 
В ее щеках зарделась кровь, 
Два ярких вспыхнули огня. - 
Коль есть у вас ко мне любовь, 
Оставьте девушкой меня! 
Был мягок шелк ее волос 
И завивался, точно хмель. 
Она была душистей роз, 
Та, что постлала мне постель. 
А грудь ее была кругла, - 
Казалось, ранняя зима 
Своим дыханьем намела 
Два этих маленьких холма. 
Я целовал ее в уста - 
Ту, что постлала мне постель, 
И вся она была чиста, 
Как эта горная метель. 
Она не спорила со мной, 
Не открывала милых глаз. 
И между мною и стеной 
Она уснула в поздний час. 
Проснувшись в первом свете дня, 
В подругу я влюбился вновь. 
- Ах, погубили вы меня! - 
Сказала мне моя любовь. 
Целуя веки влажных глаз 
И локон, вьющийся, как хмель, 
Сказал я: - Много, много раз 
Ты будешь мне стелить постель! 
Потом иглу взяла она 
И села шить рубашку мне. 
Январским утром у окна 
Она рубашку шила мне... 
Мелькают дни, идут года, 
Цветы цветут, метет метель, 
Но не забуду никогда 
Той, что постлала мне постель. 

Дух поэзии Бёрнса - это прежде всего дух народа Шотландии того времени. Народ как бы ждал своего поэта, и он явился в самой гуще народа. В деревушке Аллоуэй сохранилась глиняная мазанка под соломенной крышей, где 25 января 1759 года родился Роберт Бернс. Дом этот своими руками построил отец поэта Вильям Бернс, сын разорившегося фермера с севера Шотландии. В новом доме отец сделал полку для книг, много читал и даже что-то записывал по вечерам. А записывал он как бы свой будущий разговор с сыном и называлось все это «Наставление в вере и благочестии»

Отец много заботился об образовании детей. Когда Роберту исполнилось семь, а его брату Гильберту шесть лет, отец пригласил в дом учителя Джона Мердока, который с жаром декламировал Мильтона и Шекспира, объяснял трудные места. Он знакомил мальчиков с классикой, научил выразительно читать стихи и правильно говорить по-английски. 

На творчество Бёрнса очень сильно повлияли и классические образцы на литературном английском языке, и родное простонародное шотландское наречие, на котором пела песни мать, на котором его рассказывали страшные сказки про ведьм и оборотней. 

 

Зал Роберта Бёрнса в московской Измайловской гимназии

Мальчики работали с отцом на ферме - помогали пахать, сеять, убирать урожай. Однажды летом Роберт впервые влюбился в девушку с соседней фермы. «Так для меня начались любовь и поэзия», - вспоминал он потом. 

Земля, крестьянский труд, чистая любовь - они и стали главными темами в его творчестве. И при этом все строфы Бёрнса пронизаны мелодией старой шотландской поэзии, музыки. 

Кто там стучится в поздний час? 
«Конечно, я - Финдпей!» 
Ступай домой. Все спят у нас! 
«Не все!» - сказал Финдпей. 
Как ты прийти ко мне посмел? 
«Посмел!» - сказал Финдпей. 
Небось наделаешь ты дел. 
«Моту!» - сказал Финдпей. 
Тебе калитку отвори.. 
«А ну!» - сказал Финдпей. 
Ты спать не дашь мне до зари! 
«Не дам!» - сказал Финдпей. 

Чем закончился этот диалог, читатель может узнать, прочитав книгу стихов и баллад Бёрнса. У нас, слава Богу, Бернс издавался и издается много. 

 

Так вот, народ услышал в стихах Бёрнса родную музыку, услышал родную душу и увидел самого себя.

 

История жизни Роберта Бернса

 

Бернс не был просто талантливым самородком. Он получил, во-первых, хорошее образование, а, во-вторых, много занимался самообразованием. Потом в салонах Эдинбурга, куда приедет Берне издавать свои стихи, его культуре и знаниям будут удивляться. 

 

На возмужание таланта огромное влияние оказал томик стихов Роберта Фергюссона - молодого поэта, погибшего на двадцать четвертом году жизни. Он писал стихи на шотландском наречии. Бернс был потрясен тем, какие прекрасные стихи можно писать на «простонародном диалекте». Бернс начал собирать старинные песни и баллады, из них черпать поэзию. А на могиле Фергюссона он позже поставит плиту из гранита с высеченными на ней своими строками: 

Ни урны, ни торжественного слова, 
Ни статуи в его ограде нет, 
Лишь голый камень говорит сурово: 
Шотландия! Под камнем - твой поэт! 

После смерти отца Бернс стал главой семьи и хозяином новой фермы. Днем он много работал на ферме, а вечерами уходил потанцевать в Мохлин. У него много стихов о девушках, с которыми он танцевал. 

 

В Мохлине Роберт встретил Джин, ставшую его любовью на всю жизнь. По старинному шотландскому обычаю они вначале заключили тайный брак, для этого надо было подписать «брачный контракт», по которому возлюбленные «признают себя навеки мужем и женой». Потом Роберт уехал на заработки, чтобы обеспечить семью. Джин ждала ребенка. 3 сентября 1786 года она родила близнецов -мальчика и девочку, которых назвали в честь родителей Робертом и Джин. 

С «брачным контрактом» связана целая история. Родители Джин порвали этот контракт и подали на Бёрнса жалобу в церковный совет и суд. Много было треволнений. Но к этому времени у Бёрнса вышла книга и к нему пришла слава. Потом вышло эдинбургское издание стихов и поэм Бёрнса - после чего его встречали уже везде как славного барда. Его голос услышала вся Шотландия. Церковь официально признала брак - и семья стала жить вместе. Скоро Джин родила еще одного мальчика. 

Поэту исполнилось тридцать лет. Он много трудился на новой ферме, писал стихи и даже философские трактаты. От гонораров он отказывался: 

Одной мечтой с тех пор я жил: 
Служить стране по мере сил 
(Пускай они и слабы!), 
Народу пользу принести - 
Ну, что-нибудь изобрести 
Иль песню спеть хотя бы!.. 

Известная переводчика О. Райт-Ковалева в предисловии к одной из книг Бёрнса пишет, что «последние годы были самыми сложными в жизни Бёрнса. Он был государственным служащим - и закоренелым бунтарем, счастливым отцом семейства - и героем множества романтических приключений, крестьянским сыном - другом «знатнейших семейств»... 21 июля 1796 года поэт скончался, оставив семью без всяких средств. Бёрнса хоронили с помпой: регулярные войска шли церемониальным маршем до кладбища, играли трескучий и бездушный похоронный марш. Джин не могла проводить Роберта: в этот час она родила ему пятого сына. Друзья взяли на себя заботу о ней и детях». 

 

Через много лет английский король назначил вдове Бёрнса пенсию, но Джин от пенсии отказалась. 

Бёрнсу поставлено много памятников, но для меня подтверждением признания поэта служит такой факт: молодые русские поэты в качестве эпиграфов в своих книгах приводят строки из Бёрнса и подражают ему. Например, поэт Николай Никишин в сборнике «Лесной разъезд» опубликовал «Лесную балладу»: 

Я шел до сумерек, в туман, 
Среди некошеных полян 
И вдоль оврага. 
Мой дом остался в стороне, 
Но было лучшее при мне - 
Ружье и фляга. 
Я постучался в крайний дом - 
Найти ночлег и ужин в нем 
С прямым расчетом. 
За дверью кто-то пошуршал, 
И женский голос прошептал: 
«Ну кто еще там?» 

И эпиграф Никишин взял из Бёрнса: «Так девушка во цвете лет / Глядит доверчиво на свет / И всем живущим шлет привет, // В глуши таясь...» 

 

Берне настолько притягателен своей жизнью, судьбой, поэтикой, красотой, запечатленной в стихах, что всегда будет волновать и поэтов и читателей. 

tunnel.ru

Роберт Бернс - Стихотворения (сборник) читать онлайн

Роберт Бернс

Стихотворения (сборник)

Я сердцем не здесь, я в шотландских горах,
Я мчусь, забывая опасность и страх,
За диким оленем, за ланью лесной,  –
Где б ни был я – сердцем в отчизне родной.

Шотландия! смелых борцов колыбель,
Стремлений моих неизменная цель,
С тобой я расстался, но в каждом краю
Люблю я и помню отчизну мою!

Простите, вершины скалистые гор,
Долин изумрудных цветущих простор!
Простите, поляны и рощи мои,
Простите, потоков шумящих струи!..

Я сердцем в родимых шотландских горах;
Я мчусь, забывая опасность и страх,
За диким оленем, за ланью лесной,  –
Где б ни был я – сердцем в отчизне родной!

1796,Перевод О. Чюминой

Довольство судьбой

Свободен и весел, я малым доволен;
Мир божий мне кажется чудно приволен;
Я радуюсь солнцу, я радуюсь дню,
И призрак заботы я песней гоню.

Взгрустнется ль, порой, под ударом судьбы  –
Я вспомню, что жизнь нам дана для борьбы.
Веселье равняется звонкой монете,
Свобода же – сан высочайший на свете,

И этого сана лишить не могли
Великие мужи ничтожных земли!
Мой путь не без терний, но раз уж пройден,
Кто вспомнит, – как труден был путнику он?

Фортуну слепую мы часто поносим,
Но как бы ее ни звалися дары:
Песнь, наслажденье, работа, пиры,  –
На все отвечаю я: – милости просим!

1796,Перевод О. Чюминой

Дженни платье разорвала;
Прицепился колос;
За собой она слыхала
В поле чей-то голос.

Дженни бедная бежала
Все по бездорожью,
Дженни платье разорвала,
Пробираясь рожью.

Если кто встречал кого-то
В поле знойным летом,
Что кому-то за охота
Толковать об этом…

Если кто во ржи кого-то
Целовал случайно  –
Не для нас о том забота
И не наша тайна.

1796,Перевод О. Чюминой

Я женат, и не для света,  –
Для меня жена моя.
За душой одна монета,
Но ее не занял я.

В долг ничем я не ссужаю
Из соседей никого,
Но и сам не занимаю
У соседей ничего.

Не бывал я господином
И слугой ни для кого,  –
Но с мечом моим старинным
Не страшусь я ничего.

Пусть мой голос мало значит,
Пусть живу я бедняком  –
Обо мне никто не плачет,
Я не плачу ни о ком!

1796,Перевод О. Чюминой

Сельский субботний вечер в Шотландии

Была пора – луч ясный в ней сиял,
Я сердцем жил, я радостью дышал,
И жизнь моя играючи летела.
Те дни прошли; одета черной мглой,
В моих очах природа потемнела;
Кругом гроза; но ты была со мной,
Моя судьба душой твоей светлела;
Мне заменил твой дружеский привет
Обман надежд и блеск (веселых лет;
Забылось всё. – Как пленники к неволе,
Привыкнул я к моей угрюмой доле;
Она – окажу ль – мне сделалась мила:
Меня с тобой она, мой друг, свела,
И, может быть, недаром мы узнали,
Как много есть прекрасного в печали!
Теперь с тобой надолго разлучен;
Но дружбою, но памятью твоею
Как воздухом душистым окружен;
Я чувствовать и думать не умел,
Чтоб чувств и дум с тобой не разделять.
Стеснен ли дух от мрачных впечатлений,
Горит ли он в порывах вдохновений  –
Могу ль тебя, могу ль не вспоминать?
В уме моем ты мыслию высокой,
Ты в нежности и тайной, и глубокой
Душевных чувств, и ты ж в моих очах
Как яркая звезда на темных небесах.

Я ждал ее, я мчался к ней душою,
Я для нее сквозь слезы песни пел,
Я пел, – она… была уж не земною;
Звук томных струн, он к ней не долетел;
Тиха ее далекая могила;
Душа светла в надзвездной стороне;
Но сердце тех, кого она любила…
Святая тень! молися обо мне…

1

Ноябрь шумит; в полях метель и вьюга;
Ненастный день стал меркнуть за горой;
Уж отпряжен усталый бык от плуга,
И весь в пыли он тащится домой.
Поселянин скорей спешит с работы;
С неделею окончены заботы;
Его соха, и лом, и борона,
И сбруя вся в порядке убрана;
Он веселит свое воображенье,
Что радостно начнется воскресенье;
И чрез лесок в уютный домик свой
Идет к семье на отдых и покой.

2

И на холме, дубами осененный,
Уж видит он приют уединенный;
Уже детьми он шумно окружен  –
Обнять отца бегут со всех сторон.
Приветен вид его родимой сени;
Манят к себе трескучий огонек;
Как чисто всё, плита и очажок!
Залепетав, сын младший на колени
К нему вскочил, и, с важностью скромна,
Подсела к ним радушная жена;
Кругом себя бросая взор веселый,
Покоен, рад, забыл он труд тяжелый.

3

Меж тем пошла забота у детей:
Кто прячет плуг, кто стадо загоняет;
Обдумав всё, один из них скорей
В соседнее местечко посылает
Тихонько весть – и Дженни к ним бежит,
Надежда их, уж девушка большая,
Мила, свежа, как роза полевая,
У ней в очах любовь так и горит.
Смеется мать, отец не наглядится;
Как рада их к груди она прижать,
И рада им наряд свой показать,
И деньгами готова поделиться:
У той швеи, к которой отдана,
Своим трудом достала их она.

4

Родные все друг о друге приветно
Хотят узнать; семейный сладкий час
Веселье мчит в беседах незаметно:
То спор, то смех, и каждый свой рассказ
О том, где был, что видел, начинает;
Один начнет, другой перебивает;
А муж с женой-с детей не сводят глаз,
И речь начать, и дать совет готовы.
Хозяйка-мать, взяв ножницы с иглой,
Из лоскутков малюткам шьет обновы;
Отец молчит, но, помня долг святой,
Уж занят он их будущей судьбой.
Что мать с отцом велят повиноваться,
Радушно жить и помнить божий страх,
От нужд искать убежища в трудах,
И день и ночь порочных дум чуждаться,
Правдиву быть на деле и в речах  –
Он вкоренял от детства в их умах;
Он говорил: «К прекрасному дорога
У всех одна – творца о всем молить,
Не делать зла, добро всегда творить;
С тем будет бог, кто сердцем ищет бога».

6

Но кто стучит тихонько у ворот?
Дивятся все, а Дженни узнает;
Дрожит как лист, едва промолвит слово:
«То, верно, сын соседа городского;
Его отец в село к нам посылал,
И он меня чрез поле провожал».
В раздумье мать; как делу быть, не знает,
Глядит на дочь и молча замечает,
Как вдруг любовь зажглась в ее глазах
И вспыхнула румянцем на щеках;
И мать спросить у дочери робеет,
Кто новый гость; а та дохнуть не смеет.
Но страх прошел; ответ был не худой:
Не из бродяг сосед их молодой.

7

И юноша красивый, статный входит,
И взор родных на гостя устремлен,
И Дженни к ним, стыдясь, его подводит,
И любо ей, что дружно принят он.
С ним речь завел хозяин говорливый,
Каков посев, о стаде, о конях.
Надежды луч горит в младых сердцах;
Но милый гость застенчив: торопливый,
Не знает он, что делать, что сказать.
Смекнула всё догадливая мать:
Нет, видно, дочь себя не уронила;
Девичью спесь, как должно, сохранила.

8

Любовь, любовь! живой восторг сердец,
Твой чистый жар всем радостям венец.
Уже давно я, путник неизвестный,
Чрез скучный мир печально прохожу;
Но долг велит, и правду я скажу;
В долине слез отрадою небесной
Одна любовь; нет радости другой!
Вот наших дней минуты золотые:
Когда одни, вечернею порой,
Стыдливые, любовники младые,
В тени дерев, сидят рука с рукой;
Их взор горит весельем и тоской,
На их устах привет и ропот нежный;
А вкруг цветет шиповник белоснежный,
И тихо к ним склоняется кусток,
И веет им душисты! ветерок.

9

И где же, где найдется тот несчастный,
Злодей без чувств, кто б Дженни изменил,
В холодный яд обманом превратил
Мечту души невинной и прекрасной!
Как нарушать святое на земли,
Любовь и мир доверчивой семьи!
Взгляните там – вот жертва обольщенья:
Она не ждет, не хочет утешенья;
Таясь от всех, уныла и бледна,
Во цвете лет рассудка лишена,
Как меж могил огни осенней ночи,
Так мрачные ее сверкают очи;
Рыдает мать, зачем она в живых;
Отец клянет позор власов седых…

10

Но ужин ждет – похлебка, дичь готовы,
Принесены творог и молоко,
Обычный дар любимой их коровы,
Да и сама она недалеко,
Пришла с двора – и голову с рогами
Просунула тихонько меж досками,
И сена клок заботливо жует.
Хозяйка-мать то сядет, то уйдет,
О юноше хлопочет прихотливо,
И сочный сыр пред ним уже стоит,
И пенится некупленное пиво;
Он хвалит всё, за всё благодарит,
Узнав о том с подробностью большою,
Как делан сыр хозяйкою самою
И что ему тогда лишь минет год,
Как желтый лен в полях цвести начнет.

11

Довольны все. От добрых слов вкуснее,
Уже дошел их ужин до конца,
И старец встал; кругом огня теснее
Садятся все, но тише и важнее,
И Библия покойного отца,
Бесценное наследство родовое,
Положена пред старцем на столе;
Он обнажил чело полвековое,
И волосы, рядами на челе
Приглажены к вискам его, белели;
И те стихи заметил он в псалмах,
Которые хотел, чтоб дети пели;
Потом сказал с слезами на очах:
«Помолимся подателю всех благ!»

12

Они поют. Сердечные, простые,
В один напев слилися голоса;
И звуки те шотландских гор родные,
И вера их несет на небеса.
В святую брань так мученики пели,
И, может быть, стремясь к высокой цели,
Наш Джон Граам и смелый лорд Эльджин
Слыхали их в рядах своих дружин,
Когда сердца огнем небес горели,
Когда, в руках молитвенник и меч,
Их рать неслась грозой народных сеч
И пряталась под бронею верига.
Но снова вдруг возникла тишина;
У всех душа святынею полна  –
Разогнута божественная книга.

13

Отец семьи, душой священник сам,
Читает в ней паденье человека,
Как богу был угоден Авраам,
Как Моисей гнал племя Амалека,
Иль страх и плач державного певца
Под грозною десницею творца,
Иль Иова и жалобы, и муки,
Иль дивных арф пророческие звуки,
Когда Исай, восторгами крушим,
Пылал и пел, как тайный серафим.

14

Иль чтенье то Евангелья святое,
Как божий сын снисшел и жил меж нас,
За грешных кровь безгрешного лилась,
На небесах он имя нес второе,
А на земле ему и места нет
Главы склонить. Иль как его завет
Меж градов, сел, народов отдаленных,
Везде проник в посланьях вдохновенных,
Как, заточен, возлюбленный Христом
В Патмосе жил, и ангела с мечом
Он в солнце зрел, внимая от Сиона
И гнев, и суд на гибель Вавилона,

15

Супруг, отец, угодник пред тобой,
Небесный царь, колено преклоняет,
И к небесам торжественно стрелой
С надеждою молитва возлетает:
«Да вместе их творец благословит,
Да в жизни той опять соединит;
И там, в лучах бессмертного сиянья,
Не будет где ни слез, ни воздыханья,
Друг другу мы час от часу милей,
Мы станем петь хвалу любви твоей,
А время течь своей стезею вечной
Кругом миров под властью бесконечной!»

16

Стремленье дум покорных и святых,
Сей набожный восторг людей простых  –
Его не тмят обряд и блеск служенья,
Ни тонкий вкус пленительного пенья:
Кто зрит сердца, тот в благости своей
Равно царю и нищему внимает,
Под бедный кров от пышных алтарей
Он в хижину к молящим низлетает,
И благодать по вере им дана,
И вписаны на небе имена.

17

Час тихий сна меж тем уж приближался
И все идут на сладостный покой;
Простясь, вздохнул счастливец молодой;
Отец один с хозяйкою остался,
И долго он еще наедине
Молил творца в умильной тишине,
Чтоб тот, кто птиц и греет и питает,
Кто в нежный блеск лилею одевает,
Чтоб он, господь, во всем с семьей его
Всегда творил свою святую волю,
Как хочет сам, благословил их долю;
Лишь он просить дерзает одного,
Чтоб все они закон его хранили,
Всевышнего боялись и любили.

18

Так сельский бард своих родных полей
Оставил нам семейное преданье.
Цари творят богатых и князей,  –
Муж праведный есть лучшее созданье
Творца миров; и память старины,
Любовь семейств, отцовские уставы,
Блаженство, честь той дикой стороны
Еще хранят в ней доблестные нравы.
О, как певцу Шотландия мила!
Как молит он, чтоб родина цвела,
Да благодать небес над нею льется,
Сынов ее парок да не коснется,
Да в их груди течет Валлиса кровь,
И дух его, и к родине любовь
Пылают в них, и ангелом незримым
Да веет он над островом любимым!..

19

А я к тебе, к тебе взываю я,
Святая Русь, о наша мать-земля!
Цвети, цвети, страна моя родная!
Меж царств земных, как пальма молодая,
Цвети во всем, и в доле золотой
Счастлива будь, и счастье лей рекой!
Страна сердец, и дум, и дел высоких!
О, как гремят везде в краях далеких
Твоих дружин и флотов чудеса
И русских дев стыдливая краса!
Верна царям и верою хранима,
Врагу страшна, сама неустрашима,
Да будут честь и нравов простота
И совести народной чистота
Всегда твоей и славой, и отрадой,
И огненной кругом тебя оградой,
И пред тобой исчезнет тень веков
При звуке струн восторженных певцов!

1796Перевод И. И. Козлова (1829)

К полевой маргаритке, которую Роберт Бернс, обрабатывая свое поле, нечаянно срезал железом сохи в апреле 1786 г.


Конец ознакомительного отрывка
Вы можете купить книгу и

Прочитать полностью

Хотите узнать цену?
ДА, ХОЧУ

libking.ru

Роберт Бёрнс - фото, стихи, биография, личная жизнь, причина смерти

Биография

Шотландский поэт XVIII века Роберт Бёрнс вошел в историю мировой литературы как истинный патриот своего народа. Выходец из семьи просто крестьянина, он всю жизнь посвятил поэзии: пел оды родному краю, клеймил глупость и невежество, слагал красивые баллады о любви, бережно хранил шотландский фольклор. Творчество Бёрнса, как и его имя, известно на весь мир, а в России красоту его рифм смогли оценить благодаря переводам Самуила Яковлевича Маршака.

Детство и юность

Роберт Бёрнс родился 25 января 1759 года в деревне Аллоуэй, графство Эйршир. Отцом мальчика был фермер Уильям Бёрнесс, взявший в жены крестьянскую дочь Агнес Броун. Семья жила в собственном доме, построенном Уильямом. Но, когда мальчику исполнилось 7 лет, отец продал жилище, чтобы взять 70-акровый надел земли в хозяйстве Маунт-Олифант, и вся семья переехала туда.

Роберт БёрнсРоберт Бёрнс

Начались суровые будни маленького Роберта. Будучи самым старшим, он вынужден был работать наравне со взрослыми, что негативно отразилось на здоровье мальчика, он рос ослабленным, болезненным. Несмотря на это, Бёрнессы все равно жили в крайней бедности, дети (их было семеро) не имели возможности даже ходить в школу, отец сам обучал их грамоте.

Дома Роберт с братом Гилбертом осваивали чтение, арифметику и письмо, учили историю и географию. Агнес поощряла сыновей к чтению, ребята выросли на поэмах Уильяма Шекспира и Джона Мильтона, но самым любимым автором Бёрнса стал поэт Роберт Фергюссон. Также от матери мальчик перенял знание и любовь к шотландскому языку и фольклору: песням, сказкам, балладам.

Дом, где родился Роберт БёрнсДом, где родился Роберт Бёрнс

Позже братья посещали сельскую школу Джона Мердока, он преподавал им латынь и французский. Роберт периодически учился в разных учебных заведениях (в Далримпле, Киркосвальде), но каждый раз бросал занятия, чтобы помогать отцу со сбором урожая.

Пробы поэтического пера юноша делает в 15-16 лет под влиянием романтических порывов. Сначала пишет поэтические признания деревенской девушке Нелли Киркпатрик. А в Киркосвальдской школе он знакомится с Пегги Томпсон, которой посвящает первые стихотворения «Now Westlin «Winds» и «I Dream'd I Lay».

Портрет Роберта БёрнсаПортрет Роберта Бёрнса

Жизнь юноши меняется в 1777 году, когда отец, устав терпеть неудачи, перебрался на ферму в Лохли близ Тарболтона. Братья Бёрнесс стали, к большому неудовольствию отца, участвовать в светской жизни Тарболтона, записались в деревенскую школу танцев, основали «Клуб холостяков». Роберт влюбился в местную красавицу Элисон Бегби, но она, несмотря на написанные в ее честь песни, отвергла парня.

1781 год в жизни Бёрнса – особенный: во-первых, молодой человек вступает в масонскую ложу Святого Давида, а во-вторых, знакомится с моряком Ричардом Брауном, который обогнул полмира, был великолепным рассказчиком, знал много интересных фактов. Браун укрепил веру шотландца в себя, одобрил его как поэта. В 1784 году умер отец Бёрнса, и относительно беззаботная жизнь молодого человека закончилась.

Поэзия

Продав ферму, братья Бёрнесс перебрались в Моссгил. Однажды Роберт, страдая от нужды, решил опубликовать свои стихи, чтобы получить немного денег и уехать в Вест-Индию. Благо, стихотворного материала у него было предостаточно. В 1786 году вышел его первый книжный сборник «Поэмы: в основном на шотландском диалекте».

Поэт Роберт БёрнсПоэт Роберт Бёрнс

Вопреки ожиданиям автора вслед за солидным гонораром пришел и успех. Стихи молодого, никому не известного поэта тронули сердца ценителей жанра в Эдинбурге. Перед Бёрнсом (теперь он подписывается этим укороченным псевдонимом) открылись двери в мир высшего света шотландской столицы.

Популярность поэта приносит все больше прибыли, его стихи переиздаются не раз, рифмы расходятся на цитаты. В поэзии дебютанта есть место и сатире, и романтике, и дидактике. Он пишет доступным, легким языком о жизни и быте простых людей, о природе Шотландии, о бескорыстной любви, о веселых крестьянских праздниках.

Сборник стихов Роберта Бёрнса, издание 1794 годаСборник стихов Роберта Бёрнса, издание 1794 года

Автор становится любимым гостем литературных салонов и творческих вечеров. В 1787 году статус «барда Каледонии» присвоило ему собрание шотландской Великой масонской ложи. Однако светский интерес быстротечен, наскучил высший свет и Бёрнсу. К тому же, по его признанию, он чувствовал снисходительное отношение аристократии из-за своего крестьянского происхождения. В 1788-м поэт возвращается в деревню, где женится на любимой девушке.

В 1789 году получает должность акцизного чиновника. Параллельно работает в издании «Шотландский музыкальный музей», собирает тексты и мелодии из разных источников, редактирует то, что кажется ему фривольным. Эта работа позволила сохранить многое из богатого фольклорного наследия Шотландии.

Сергей Юрский читает стихи Роберта Бёрнса

Однако даже несмотря на службу и общественную работу, Роберт Бёрнс не оставляет перо. В этот период его биографии написаны такие произведения, как «Ода, посвященная памяти миссис Освальд» (1989), «Тэм о’Шентер» (1790). В 1793 году в Эдинбурге вышло второе издание стихов Бёрнса в двух томах. К этому времени литератор уже тяжело болен: у него все чаще случаются сердечные приступы и обмороки.

В 1795 году мужчина пишет поэму «Честная бедность», в которой воспевает личность человека выше рангов и состояния. Эта работа стала последней в творчестве Роберта Бёрнса. Народный поэт Шотландии оставил после себя богатое литературное наследие: свыше 500 поэм и 300 песен.

Настоящее признание Бёрнс, как истинный талант, получил после смерти. Невероятную красоту его творчества узнали во всем мире благодаря переводам на десятки языков мира. Большая заслуга в этом для русскоязычного читателя принадлежит детскому поэту Самуилу Яковлевичу Маршаку. Он перевел для школьников стихотворения «В горах мое сердце», «Джон ячменное зерно» и сотни других.

Личная жизнь

Личной жизни великого поэта биографы посвящали отдельные книги – Бёрнс славился влюбчивой натурой и оставил после себя немалое число внебрачных детей. Вместе с законными наследниками их число составило 12, все рождены от 4 женщин. Поэт был хорош собой – сохранившиеся портреты передают привлекательность черт его лица – и еще в юности начал пленять сердца девушек.

Помолвка Роберта Бёрнса и Мэри КэмпбеллПомолвка Роберта Бёрнса и Мэри Кэмпбелл

Его первая внебрачная дочь Элизабет появилась на свет, когда отцу был 21 год. Ее родила служанка матери Бетти Пейтон. Роберт признал девочку, а вот Бетти отреклась от нее, и малышку воспитывали сестры и мать поэта. В деревне осудили парня, и хотя пускали на церковную службу, но заставляли сидеть на «скамье покаяния».

Однако уроком Бёрнсу это не стало. На сельских танцах он знакомится с веселой хохотушкой Джин Армор – дочкой зажиточного подрядчика. Пылкий юноша тут же влюбляется и буквально фонтанирует стихами (многие потом войдут в его первый сборник). В 1786 году Джин забеременела и родила близнецов. Еще в пору беременности молодые заключили тайный брак. Но отец девушки пришел в ярость и аннулировал документ. Его не устраивал нищий, к тому же ветреный зять.

Джин Армор, Роберта БёрнсаДжин Армор, Роберта Бёрнса

Обиженный Роберт искал утешения в объятиях Мэри Кэмпбелл, но та вскоре скончалась от тифа. После насыщенной амурными приключениями жизни в Эдинбурге шотландский сердцеед вернулся в деревню уже трижды отцом – его столичная пассия Дженни Клоу родила сына, которого тоже назвали Робертом. И, наконец, четвертой дамой, подарившей гению незаконнорожденное дитя – дочь Бетти, стала некая Анна Парк.

В 1788 году Роберт все же женился на Джин Армор, которую отец к тому времени выгнал из дома, и та ютилась у знакомой женщины. В общей сложности Джин родила Бёрнсу 9 детей, 6 из которых умерли еще в детстве. Однако, как пишут биографы, Роберт до конца жизни не оставлял страсти к прелюбодеянию.

Смерть

Последние годы жизни поэта были отмечены сильной нуждой, а сам он ослаблен болезнью сердца, которую «заработал» еще в детстве на ферме, живя впроголодь и тяжело работая. В 1796 году он перебрался в Дамфрис и присоединился к отряду добровольцев местной гвардии. Здесь же мужчина и скончался 21 июля 1796 года.

Комната, где умер Роберт БёрнсКомната, где умер Роберт Бёрнс

Смерть наступила от ревмокардита. Бёрнсу было 37 лет. Знаменитый шотландец был похоронен в Дамфрисе с большими почестями.

В память о поэте поклонники отмечают день его рождения – 25 января – так называемым «Ужином Бёрнса», в который обязательно входит пудинг «Хаггис», обожаемый и воспетый литератором.

Цитаты

«Не разлучаются сердца,
Что спаяны в одно»
«В крепкой дружбе наша сила.
Дружбе слава и хвала»
«Мы ловим радости в пути.
Пугливо наше счастье,
Оно исчезнет - и найти
Его не в нашей власти»
«Но лучше труд до изнуренья,
Чем с жалкой жизнью примиренье»

Стихотворения

  • «В горах мое сердце»
  • «Шотландская слава»
  • «Робин»
  • «Был честный фермер мой отец»
  • «Честная бедность»
  • «Джон ячменное зерно»
  • «Ода шотландскому пудингу «Хаггис»
  • «Веселые нищие»
  • «Невеста с приданым»

24smi.org

Советские кинопесни Роберта Бёрнса (С моими дополнениями): dandorfman — LiveJournal

Неожиданная подборка песен, написанных на стихи Роберта Бёрнса. Мы их знаем и любим — но никогда не могли подумать, что на самом деле они родом из Шотландии.

Самый известный из шотландских поэтов, Роберт Бёрнс воспевал свою родину, собирал фольклор и писал вдохновенные стихи — чаще всего не на английском (хотя прекрасно владел литературным языком), а на особом диалекте — «равнинном шотландском». В Великобритании про него есть поговорка: «Когда Шотландия забудет Бёрнса, то мир забудет Шотландию». А день рождения поэта, 25 января, шотландцы до сих пор считают национальным праздником и отмечают его под музыку волынок и Бёрнсовские чтения.


Творчество Бёрнса было известно и в России. Первые переводы появились еще в начале XIX века: известно, что томик Бёрнса стоял и в библиотеке Пушкина. Кто только не брался за «русского Бёрнса» — Белинский, Жуковский, Лермонтов, Бальмонт... Но родным для нас он стал благодаря советскому поэту Самуилу Маршаку, который перевел почти половину наследия великого шотландца. И хотя порой его переводы далеки от оригинала, «маршаковский» Бёрнс звучит именно так, как этого, наверное, хотел бы сам великий шотландец — легко и певуче.

Переводы Маршака были настолько мелодичны, что вдохновили многих советских композиторов-песенников — и так Роберт Бёрнс стал автором песен для многих советских кинолент. Вспоминаем эти песни и киноленты.

«Здравствуйте, я ваша тётя» (1975)


Бразильская народная песня «Любовь и бедность»
Исполняет донна Роза д’Альвадорец (Александр Калягин)
Композитор Владислав Казенин


В исполнении Калягина эта песня звучит пародийно-страстно. Но само стихотворение, которое Роберт Бёрнс написал в 1793 году, за два года до смерти, звучит горько: поэт всю жизнь боролся с бедностью:

Любовь и бедность навсегда
Меня поймали в сети.
По мне и бедность не беда,
Не будь любви на свете.

Зачем разлучница-судьба —
Всегда любви помеха?
И почему любовь — раба
Достатка и успеха?

O poortith cauld, and restless love,
Ye wrack my peace between ye;
Yet poortith a’ I could forgive,
An’twere na for my Jeanie.

O why should Fate sic pleasure have,
Life’s dearest bands untwining?
Or why sae sweet a flower as love
Depend on Fortune’s shining?

«Служебный роман» (1977)


Песня «Моей душе покоя нет»
Исполняют Людмила Калугина (Алиса Фрейндлих) и Анатолий Новосельцев (Андрей Мягков)


Эта песня звучит в фильме трижды, в исполнении главных героев — Людмилы Прокофьевны и Новосельцева. В самом начале мы слышим сначала ее голос, а потом его. Весь фильм герои ищут того самого «кого-то» — а в финале, найдя, поют уже вдвоем.

Моей душе покоя нет.
Весь день я жду кого-то.
Без сна встречаю я рассвет —
И все из-за кого-то.
Со мною нет кого-то.
Ах, где найти кого-то!
Могу весь мир я обойти,
Чтобы найти кого-то.

My heart is sair — I dare na tell —
My heart is sair for Somebody:
I could wake a winter night
For the sake o’ Somebody.
O-hon! for Somebody!
O-hey! for Somebody!
I could range the world around
For the sake o’ Somebody.

«О бедном гусаре замолвите слово» (1980)


Песня «Зима пронеслась...»
Исполняют Настенька (Ирина Мазуркевич) и девушки


Кадр из художественного фильма «О бедном гусаре замолвите слово» (1980)

Печальное стихотворение, написанное Бёрнсом в 1788 году, в этом фильме превращается из трагического в трагикомическое — его распевают «модистки» из заведения мадам Жозефины, зарабатывающие на жизнь не столько шитьем, сколько падением в объятия очередного гусара.

Зима пронеслась, и весна началась,
И птицы, на дереве каждом звеня,
Поют о весне, но невесело мне
С тех пор, как любовь разлюбила меня.

Шиповник расцвел для проснувшихся пчел.
Поют коноплянки в честь вешнего дня.
Их в гнездышке двое, сердца их в покое.
Моя же любовь разлюбила меня.

The winter it is past, and the summer comes at last
And the small birds, they sing on ev’ry tree;
Now ev’ry thing is glad, while I am very sad,
Since my true love is parted from me.

The rose upon the breer, by the waters running clear,
May have charms for the linnet or the bee;
Their little loves are blest, and their little hearts at rest,
But my true love is parted from me.

«Школьный вальс» (1978)


Песня «Любовь, как роза красная...»
Исполняет Ольга Ярошевская


По сюжету фильма двое десятиклассников — Гоша (Сергей Насибов) и Зося (Елена Цыплакова) — влюблены и собираются пожениться после окончания школы. Но выпускной вальс Гоша танцует с Диной (Евгения Симонова). На ней он и женится, предав свою первую любовь Зосю, которая ждет ребенка.

И пусть сам Бёрнс в 1794 году, в конце жизни, писал что будет любить, пока не высохнут моря, на самом деле он тоже не без греха. Служанка его матери родила поэту первого ребенка как раз тогда, когда у него начался роман с будущей женой — Джин Армор. Отец Джин не хотел выдавать дочь замуж за Бёрнса, и только когда к поэту начала приходить известность, они смогли заключить официальный брак. Что, впрочем, не помешало ему и впоследствии влюбляться в других женщин.

Любовь, как роза красная
Цветет в моем саду,
Любовь моя, как песенка
С которой в путь иду.

Сильнее красоты твоей
Моя любовь одна,
Она со мной пока моря
Не высохнут до дна.
O my Luve’s like a red, red rose,
That’s newly sprung in June:
O my Luve’s like the melodie,
That’s sweetly play’d in tune.

As fair art thou, my bonie lass,
So deep in luve am I;
And I will luve thee still, my dear,
Till a’ the seas gang dry.
___________________________________
По-моему, самая лучшая песня из советского кинофильма на стихи Роберта Бернса, здесь не названа.
Дополняю.
Перевел одесский гений Эдуард Багрицкий. Все его переводы на голову выше переводов Маршака, этот - не исключение.
Сам текст - не отдельное стихотворение, а фрагмент из поэмы Бёрнса "Весёлые нищие".

Дополню некоторыми песнями, которые не из кинофильмов.

Это перевод на русский самой знаменитой песни Бёрнса, музыка Юрия Вайханского. стихи Маршака

Но оригинал ее звучит так:
Auld Lang Syne


Это перевод Маршака и музыка Градского, поет он же.

тоже перевод Маршака, "Шотландская песня". Поет Валентин Гафт.

Закончу не песней, а стихами. Снова перевод Багрицкого:

dandorfman.livejournal.com


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.