Красивые стихи о войне


Стихи о войне


*

Вас нет ещё: вы – воздух, глина, свет;

О вас, далёких, лишь гадать могли мы,–

Но перед вами нам держать ответ.

Потомки, вы от нас неотделимы.

Был труден бой. Казались нам не раз

Незащищёнными столетий дали.

Когда враги гранатой били в нас,

То и до вас осколки долетали.

*



А. Твардовский

Я знаю, никакой моей вины

В том, что другие не пришли с войны,

В том, что они – кто старше, кто моложе –

Остались там, и не о том же речь,

Что я их мог, но не сумел сберечь,–

Речь не о том, но всё же, всё же, всё же...

*


Как мало их осталось на земле

не ходят ноги и тревожат раны,

и ночью курят, чтобы в страшном сне,

вновь не стреляли в них на поле брани.

Мне хочется их каждого обнять,

теплом душевным с ними поделиться,

Была бы сила, чтобы время вспять…

но я не бог... война им снова снится.

Пусть внукам не достанется война

и грязь её потомков не коснётся,

пусть курит бывший ротный старшина

и слышит, как внучок во сне смеётся.

*


Не танцуйте сегодня, не пойте.

В предвечерний задумчивый час

Молчаливо у окон постойте,

Вспомяните погибших за нас.

Там, в толпе, средь любимых, влюблённых,

Средь весёлых и крепких ребят,

Чьи-то тени в пилотках зелёных

На окраины молча спешат.

Им нельзя задержаться, остаться –

Их берёт этот день навсегда,

На путях сортировочных станций

Им разлуку трубят поезда.

Окликать их и звать их – напрасно,

Не промолвят ни слова в ответ,

Но с улыбкою грустной и ясной

Поглядите им пристально вслед.

*


Тот самый длинный день в году

С его безоблачной погодой

Нам выдал общую беду

На всех, на все четыре года.

Она такой вдавила след

И стольких наземь положила,

Что двадцать лет и тридцать лет

Живым не верится, что живы.

И к мёртвым выправив билет,

Всё едет кто-нибудь из близких

И время добавляет в списки

Ещё кого-то, кого-то нет... И ставит, ставит обелиски.

*



До свидания, мальчики!

Ах война, что ж ты сделала подлая:

Стали тихими наши дворы,

Наши мальчики головы подняли,

Повзрослели они до поры.

На пороге едва помаячили

И ушли за солдатом – солдат…

До свидания мальчики! Мальчики,

Постарайтесь вернуться назад.

Нет, не прячьтесь, вы будьте высокими

Не жалейте ни пуль, ни гранат,

И себя не щадите вы, и всё-таки

Постарайтесь вернуться назад.

Ах война что ж ты подлая сделала:

Вместо свадеб – разлуки и дым.

Наши девочки платьица белые

Раздарили сестрёнкам своим.

Сапоги – ну куда от них денешься?

Да зелёные крылья погон…

Вы наплюйте на сплетников, девочки,

Мы сведём с ними счеты потом.

Пусть болтают, что верить вам не во что,

Что идёте войной наугад…

До свидания, девочки! Девочки,

Постарайтесь вернуться назад.

*


Штыки от стужи побелели,

Снега мерцали синевой.

Мы, в первый раз надев шинели,

Сурово бились под Москвой.

Безусые, почти что дети,

Мы знали в яростный тот год,

Что вместо нас никто на свете

За этот город не умрёт.

*


Я не был на фронте, но знаю

Как пули над ухом свистят,

Когда диверсанты стреляют

В следящих за ними ребят,

Как пули рвут детское тело

И кровь алым гейзером бьёт...

Забыть бы всё это хотелось,

Да ноющий шрам не даёт.

Я не был на фронте, но знаю

Сгоревшей взрывчатки угар.

Мы с Юркой бежали к трамваю,

Вдруг свист и слепящий удар...

Оглохший, в дымящейся куртке,

Разбивший лицо о панель,

Я всё же был жив, а от Юрки

Остался лишь только портфель.

Я не был на фронте, но знаю

Тяжёлый грунт братских могил.

Он, павших друзей накрывая,

И наши сердца придавил.

Как стонет земля ледяная,

Когда аммонала заряд

Могилы готовит, я знаю,

Мы знаем с тобой, Ленинград.

*


Я говорю: нас, граждан Ленинграда,

не поколеблет грохот канонад,

и если завтра будут баррикады –

мы не покинем наших баррикад…

И женщины с бойцами встанут рядом,

и дети нам патроны поднесут,

и надо всеми нами зацветут

старинные знамёна Петрограда.

*


На Мамаевом кургане тишина,

За Мамаевым курганом тишина,

В том кургане похоронена война,

В мирный берег тихо плещется волна.

Перед этою священной тишиной

Встала женщина с поникшей головой,

Что-то шепчет про себя седая мать,

Всё надеется сыночка увидать.

Заросли степной травой глухие рвы,

Кто погиб, тот не поднимет головы,

Не придёт, не скажет: «Мама! Я живой!

Не печалься, дорогая, я с тобой!»

*


Жди меня, и я вернусь.

Только очень жди,

Жди, когда наводят грусть

Жёлтые дожди,

Жди, когда снега метут,

Жди, когда жара,

Жди, когда других не ждут,

Позабыв вчера.

Жди, когда из дальних мест

Писем не придёт,

Жди, когда уж надоест

Всем, кто вместе ждёт.

Жди меня, и я вернусь,

Не желай добра

Всем, кто знает наизусть,

Что забыть пора.

Пусть поверят сын и мать

В то, что нет меня,

Пусть друзья устанут ждать,

Сядут у огня,

Выпьют горькое вино

На помин души...

Жди. И с ними заодно

Выпить не спеши.

Жди меня, и я вернусь,

Всем смертям назло.

Кто не ждал меня, тот пусть

Скажет: – Повезло.

Не понять, не ждавшим им,

Как среди огня

Ожиданием своим

Ты спасла меня.

Как я выжил, будем знать

Только мы с тобой,–

Просто ты умела ждать,

Как никто другой.

*


Я столько раз видала рукопашный,

Раз наяву. И тысячу – во сне.

Кто говорит, что на войне не страшно,

Тот ничего не знает о войне.

*


Побледнев,

Стиснув зубы до хруста,

От родного окопа

Одна

Ты должна оторваться,

И бруствер

Проскочить под обстрелом

Должна.

Ты должна.

Хоть вернёшься едва ли,

Хоть «Не смей!»

Повторяет комбат.

Даже танки

(Они же из стали!)

В трёх шагах от окопа

Горят.

Ты должна.

Ведь нельзя притворяться

Перед собой,

Что не слышишь в ночи,

Как почти безнадёжно

«Сестрица!»

Кто-то там,

Под обстрелом, кричит...

*


Вслед за врагом пять дней за пядью пядь

Мы по пятам на Запад шли опять.

На пятый день под яростным огнём

Упал товарищ, к Западу лицом.

Как шёл вперёд, как умер на бегу,

Так и упал и замер на снегу.

Так широко он руки разбросал,

Как будто разом всю страну обнял.

Мать будет плакать много горьких дней,

Победа сына не воротит ей.

Но сыну было – пусть узнает мать –

Лицом на Запад легче умирать.

*


За пять минут уж снегом талым

Шинель запорошилась вся.

Он на земле лежит, усталым

Движеньем руку занеся.

Он мёртв. Его никто не знает.

Но мы ещё на полпути,

И слава мёртвых окрыляет

Тех, кто вперёд решил идти.

В нас есть суровая свобода:

На слёзы обрекая мать,

Бессмертье своего народа

Своею смертью покупать.

*



Р. Рождественский Баллада о красках

Был он рыжим, как из рыжиков рагу.

Рыжим, словно апельсины на снегу.

Мать шутила, мать весёлою была:

«Я от солнышка сыночка родила...»

А другой был чёрным-чёрным у неё.

Чёрным, будто обгоревшее смольё.

Хохотала над расспросами она, говорила:

«Слишком ночь была черна...»

В сорок первом, в сорок памятном году

Прокричали репродукторы беду.

Оба сына, оба-двое, соль Земли,

Поклонились маме в пояс и ушли...

Довелось в бою почуять молодым

Рыжий бешеный огонь и чёрный дым,

Злую зелень застоявшихся полей,

Серый цвет прифронтовых госпиталей.

Оба сына, оба-двое, два крыла,

Воевали до Победы. Мать ждала.

Не гневила, не кляла она судьбу.

Похоронка обошла её избу.

Повезло ей, привалило счастье вдруг.

Повезло одной на три села вокруг.

Повезло ей, повезло ей, повезло! –

Оба сына воротилися в село.

Оба сына, оба-двое, плоть и стать...

Золотистых орденов не сосчитать.

Сыновья сидят рядком – к плечу плечо.

Ноги целы, руки целы – что ещё?

Пьют зелёное вино, как повелось...

У обоих изменился цвет волос.

Стали волосы – смертельной белизны...

Видно, много белой краски у войны.

*


Его зарыли в шар земной,

А был он лишь солдат,

Всего, друзья, солдат простой,

Без званий и наград.

Ему как мавзолей земля –

На миллион веков,

И млечные пути пылят

Вокруг него с боков.

На рыжих скатах тучи спят,

Метелицы метут,

Грома тяжёлые гремят,

Ветра разбег берут.

Давным давно окончен бой...

Руками всех друзей

Положен парень в шар земной,

Как будто в мавзолей...

*


На фотографии в газете

Нечётко изображены

Бойцы, ещё почти что дети,

Герои мировой войны.

Они снимались перед боем –

В обнимку четверо у рва.

И было небо голубое,

Была зелёная трава.

Никто не знает их фамилий,

О них ни песен нет, ни книг.

Здесь чей-то сын и чей-то милый,

И чей-то первый ученик.

Они легли на поле боя,

Жить начинавшие едва,

И было небо голубое,

Была зелёная трава.

Забыть тот горький год неблизкий

Мы никогда бы не смогли,

По всей России обелиски,

Как души, рвутся из земли.

...Они прикрыли жизнь собою,

Жить начинавшие едва,

Чтоб было небо голубое,

Была зелёная трава.

*



Память о сорок первом

О, рассвет после ночи бессонной,

И трава в оловянной росе,

И шлагбаум, как нож, занесённый

Над шершавою шеей шоссе!..

Мы шагаем – и головы клоним,

И знобит нас, и тянет ко сну.

В дачном поезде, в мирном вагоне

Лейтенант нас привёз на войну.

Нам исход этой битвы неведом,

Неприятель всё рвётся вперёд.

Мой товарищ не встретит Победу,

Он за Родину завтра умрёт.

...Я старею, живу в настоящем,

Я неспешно к закату иду, –

Так зачем же мне снится всё чаще,

Будто я – в сорок первом году?

Будто снова я молод, как прежде,

И друзья мои ходят в живых,

И ещё не венки, а надежды

Возлагает Отчизна на них...

*


Сердце словно опалило –

Седина в висках.

Прошлое рекой уплыло,

Но душа в слезах.

В бой за Родину солдаты

Шли за шагом шаг.

Верили в Победу свято –

Не сломил их враг.

Стон стоял по всей России:

Голод, пытки, страх.

Смерть косой людей косила

В сёлах, городах.

Отступали в сорок первом

С ужасом в груди:

– Автоматы, танки, где вы?

С чем же в бой идти?

Погибали в мясорубке:

Фрицы шли стеной…

Но не знали немцы русских,

Ждал их страшный бой.

За берёзы и пригорки,

За родимый дом.

За Кавказ, Кубань и Волгу,

За великий Дон.

Всем солдатам воевавшим

Низкий наш поклон...

По солдатам, в битве павшим, –

Колокольный звон...

*


Куда б ни шёл, ни ехал ты,

Но здесь остановись,

Могиле этой дорогой

Всем сердцем поклонись.

Кто б ни был ты – рыбак,

шахтёр,

Учёный иль пастух, – 

Навек запомни: здесь лежит

Твой самый лучший друг.

И для тебя, и для меня

Он сделал всё, что мог:

Себя в бою не пожалел,

А Родину сберёг.

*


Последнею усталостью устав,

Предсмертным умиранием охвачен,

Большие руки вяло распластав,

Лежит солдат.

Он мог лежать иначе,

Он мог лежать с женой в своей постели,

Он мог не рвать намокший кровью мох,

Он мог...

Да мог ли? Будто? Неужели?

Нет, он не мог.

Ему военкомат повестки слал.

С ним рядом офицеры шли, шагали.

В тылу стучал машинкой трибунал.

А если б не стучал, он мог?

Едва ли.

Он без повесток, он бы сам пошёл.

И не за страх – за совесть и за почесть.

Лежит солдат – в крови лежит, в большой,

А жаловаться ни на что не хочет.

*


Пусть враг коварен –

Это не беда.

Преград не знает русская пехота.

Блестят штыки,

Грохочут поезда,

К победе рвутся вымпелы Балтфлота

А в небе,

Сделав круг и высоту

Набрав, вступают в бой орлы.

И сразу

Мы слышим сердца учащённый стук,

Но действуем – спокойно, 

По приказу.

Мы знаем всё,

Что нет таких врагов,

Чтоб волю русских преклонить и скомкать.

Мы – это мы.

Да будет наша кровь

Такой же чистой и в сердцах потомков.

*


Когда на смерть идут,– поют,

а перед этим можно плакать.

Ведь самый страшный час в бою –

час ожидания атаки

Снег минами изрыт вокруг

и почернел от пыли минной.

Разрыв – и умирает друг.

И, значит, смерть проходит мимо.

Сейчас настанет мой черёд,

За мной одним идёт охота.

Ракеты просит небосвод

и вмёрзшая в снега пехота.

Мне кажется, что я магнит,

что я притягиваю мины.

Разрыв – и лейтенант хрипит.

И смерть опять проходит мимо.

Но мы уже не в силах ждать.

И нас ведёт через траншеи

окоченевшая вражда,

штыком дырявящая шеи.

Бой был коротким.

А потом

глушили водку ледяную,

и выковыривал ножом

из-под ногтей я кровь

*


В полях за Вислой сонной

Лежат в земле сырой

Серёжка с Малой Бронной

И Витька с Моховой.

А где-то в людном мире

Который год подряд

Одни в пустой квартире

Их матери не спят.

Свет лампы воспалённой

Пылает над Москвой

В окне на Малой Бронной,

В окне на Моховой.

Друзьям не встать. В округе

Без них идёт кино.

Девчонки, их подруги,

Все замужем давно.

В полях за Вислой сонной

Лежат в земле сырой

Серёжка с Малой Бронной

И Витька с Моховой.

Но помнит мир спасённый,

Мир вечный, мир живой,

Серёжку с Малой Бронной

И Витьку с Моховой.

*



Мы знаем, что ныне лежит на весах
И что совершается ныне.
Час мужества пробил на наших часах,
И мужество нас не покинет.
Не страшно под пулями мёртвыми лечь,
Не горько остаться без крова,
И мы сохраним тебя, русская речь,
Великое русское слово.
Свободным и чистым тебя пронесём,
И внукам дадим, и от плена спасём
Навеки!

*


Если я не вернусь, дорогая,

Нежным письмам твоим не внемля,

Не подумай, что это – другая.

Это значит... сырая земля.

Это значит, дубы-нелюдимы

Надо мною грустят в тишине,

А такую разлуку с любимой

Ты простишь вместе с Родиной мне.

Только вам я всем сердцем и внемлю,

Только вами и счастлив я был:

Лишь тебя и родимую землю

Я всем сердцем, ты знаешь, любил.

И доколе дубы-нелюдимы

Надо мной не склонятся, дремля,

Только ты мне и будешь любимой,

Только ты да родная земля!

*


Ю. Друнина


На носилках, около сарая,

На краю отбитого села,

Санитарка шепчет, умирая:

– Я ещё, ребята, не жила... 

И бойцы вокруг неё толпятся

И не могут ей в глаза смотреть:

Восемнадцать – это восемнадцать, 

Но ко всем неумолима смерть...

Через много лет в глазах любимой,

Что в его глаза устремлены,

Отблеск зарев, колыханье дыма

Вдруг увидит ветеран войны.

Вздрогнет он и отойдет к окошку,

Закурить пытаясь на ходу.

Подожди его, жена, немножко – 

В сорок первом он сейчас году.

Там, где возле чёрного сарая,

На краю отбитого села,

Девочка лепечет, умирая:

– Я ещё, ребята, не жила... 

*


С. Орлов

Учила жизнь сама меня.
Она сказала мне,–
Когда в огне была броня
И я горел в огне,–
Держись, сказала мне она,
И верь в свою звезду,
Я на земле всего одна,
И я не подведу.
Держись, сказала, за меня.
И, люк откинув, сам
Я вырвался из тьмы огня –
И вновь приполз к друзьям.

*



Пусть голосуют дети Я в госпитале мальчика видала.
При нём снаряд убил сестру и мать.
Ему ж по локоть руки оторвало.
А мальчику в то время было пять.

Он музыке учился, он старался.
Любил ловить зелёный круглый мяч…
И вот лежал – и застонать боялся.
Он знал уже: в бою постыден плач.

Лежал тихонько на солдатской койке,
обрубки рук вдоль тела протянув...
О, детская немыслимая стойкость!
Проклятье разжигающим войну!

Проклятье тем, кто там, за океаном,
за бомбовозом строит бомбовоз,
и ждёт невыплаканных детских слёз,
и детям мира вновь готовит раны.

О, сколько их, безногих и безруких!
Как гулко в чёрствую кору земли,
не походя на все земные звуки,
стучат коротенькие костыли.

И я хочу, чтоб, не простив обиды,
везде, где люди защищают мир,
являлись маленькие инвалиды,
как равные с храбрейшими людьми.

Пусть ветеран, которому от роду
двенадцать лет,
когда замрут вокруг,
за прочный мир,
за счастие народов
подымет ввысь обрубки детских рук.

Пусть уличит истерзанное детство
тех, кто войну готовит, – навсегда,
чтоб некуда им больше было деться
от нашего грядущего суда.

*


А. Дольский


Баллада о без вести пропавшем

Меня нашли в четверг на минном поле.

В глазах разбилось небо, как стекло,

и всё, чему меня учили в школе,

в соседнюю воронку утекло.

Друзья мои по роте и по взводу

ушли назад, оставив рубежи,

и похоронная команда на подводу

меня забыла в среду положить.

И я лежал и пушек не пугался,

напуганный до смерти всей войной,

и подошёл ко мне какой-то Гансик

и наклонился тихо надо мной.

И обомлел недавний гитлерюгенд,

узнав в моём лице своё лицо,

и удивлённо плакал он, напуган

моей или своей судьбы концом.

О жизни не имея и понятья,

о смерти рассуждая как старик,

он бормотал молитвы ли, проклятья,

но я не понимал его язык.

И чтоб не видеть глаз моих незрячих,

в земле не нашей, мой недавний враг,

он закопал меня, немецкий мальчик, – 

от смерти думал откупиться так.

А через день, когда вернулись наши,

убитый Ганс в обочине лежал.

Мой друг сказал: – Как он похож на Сашу!

Теперь уж не найдёшь его, а жаль...

И я лежу уже десятилетья

в земле чужой, я к этому привык

и слышу, надо мной играют дети,

но я не понимаю их язык.

*


Он не стонал. Он только хмурил брови

И жадно пил. Смотрели из воды

Два впалых глаза. Капли тёплой крови

В железный ковш стекали с бороды.

С врагом и смертью не играя в прятки,

Он шёл сквозь эти хмурые леса.

Такие молча входят в пекло схватки

И молча совершают чудеса.

*



Он не вернулся из боя

Почему всё не так? Вроде всё как всегда:

То же небо – опять голубое,

Тот же лес, тот же воздух и та же вода,

Только он не вернулся из боя.

Мне теперь не понять, кто же прав был из нас

В наших спорах без сна и покоя.

Мне не стало хватать его только сейчас,

Когда он не вернулся из боя.

Он молчал невпопад и не в такт подпевал,

Он всегда говорил про другое,

Он мне спать не давал, он с восходом вставал,

А вчера не вернулся из боя.

То, что пусто теперь, – не про то разговор,

Вдруг заметил я – нас было двое.

Для меня будто ветром задуло костёр,

Когда он не вернулся из боя.

Нынче вырвалась, будто из плена, весна,

По ошибке окликнул его я:

– Друг, оставь покурить! – А в ответ – тишина:

Он вчера не вернулся из боя.

Наши мёртвые нас не оставят в беде,

Наши павшие – как часовые.

Отражается небо в лесу, как в воде,

И деревья стоят голубые.

Нам и места в землянке хватало вполне,

Нам и время текло для обоих.

Всё теперь одному. Только кажется мне,

Это я не вернулся из боя.

*



Мы вращаем землю

От границы мы Землю вертели назад –

Было дело, сначала.

Но обратно её закрутил наш комбат,

Оттолкнувшись ногой от Урала.

Наконец-то нам дали приказ наступать,

Отбирать наши пяди и крохи,

Но мы помним, как солнце отправилось вспять

И едва не зашло на Востоке.

Мы не меряем Землю шагами,

Понапрасну цветы теребя,

Мы толкаем её сапогами –

От себя, от себя.

И от ветра Востока пригнулись стога,

Жмётся к скалам отара.

Ось земную мы сдвинули без рычага,

Изменив направленье удара.

Не пугайтесь, когда не на месте закат.

Судный день – это сказки для старших.

Просто Землю вращают, куда захотят,

Наши сменные роты на марше.

Мы ползём, бугорки обнимаем,

Кочки тискаем зло, не любя,

И коленями Землю толкаем –

От себя, от себя.

Здесь никто не найдёт, даже если б хотел,

Руки кверху поднявших.

Всем живым – ощутимая польза от тел:

Как прикрытье используем павших.

Этот глупый свинец всех ли сразу найдёт,

Где настигнет – в упор или с тыла?

Кто-то там впереди навалился на дот –

И Земля на мгновенье застыла.

Я ступни свои сзади оставил,

Мимоходом по мёртвым скорбя,

Шар земной я вращаю локтями –

От себя, от себя.

Кто-то встал в полный рост и, отвесив поклон,

Принял пулю на вдохе,

Но на Запад, на Запад ползет батальон,

Чтобы солнце взошло на Востоке.

Животом – по грязи, дышим смрадом болот,

Но глаза закрываем на запах.

Нынче по небу солнце нормально идёт,

Потому что мы рвёмся на Запад!

Руки, ноги – на месте ли, нет ли, –

Как на свадьбе, росу пригубя,

Землю тянем зубами за стебли –

На себя, на себя!

*


Касаясь трёх великих океанов,

Она лежит, раскинув города,

Покрыта сеткою меридианов,

Непобедима, широка, горда.

Но в час, когда последняя граната

Уже занесена в твоей руке

И в краткий миг припомнить разом надо

Всё, что у нас осталось вдалеке.

Ты вспоминаешь не страну большую,

Какую ты изъездил и узнал,

Ты вспоминаешь родину – такую,

Какой её ты в детстве увидал.

Клочок земли, припавший к трём берёзам,

Далёкую дорогу за леском,

Речонку со скрипучим перевозом,

Песчаный берег с низким ивняком.

Вот где нам посчастливилось родиться,

Где на всю жизнь, до смерти, мы нашли

Ту горсть земли, которая годится,

Чтоб видеть в ней приметы всей земли.

Да, можно выжить в зной, в грозу, в морозы,

Да, можно голодать и холодать,

Идти на смерть… Но эти три берёзы

При жизни никому нельзя отдать.

*


Сзади Нарвские были ворота,

Впереди была только смерть...

Так советская шла пехота

Прямо в жёлтые жерла «Берт».

Вот о вас и напишут книжки:

«Жизнь свою за други своя»,

Незатейливые парнишки –

Ваньки, Васьки, Алёшки, Гришки,–

Внуки, братики, сыновья!

*



Ю. Левитанский

Ну что с того, что я там был. Я был давно, я всё забыл.

Не помню дней, не помню дат. И тех форсированных рек.

Я неопознанный солдат. Я рядовой, я имярек.

Я меткой пули недолёт. Я лёд кровавый в январе.

Я крепко впаян в этот лёд. Я в нём как мушка в янтаре.

Ну что с того, что я там был. Я всё забыл. Я всё избыл.

Не помню дат, не помню дней, названий вспомнить не могу.

Я топот загнанных коней. Я хриплый окрик на бегу.

Я миг непрожитого дня, я бой на дальнем рубеже.

Я пламя вечного огня, и пламя гильзы в блиндаже.

Ну что с того, что я там был. В том грозном быть или не быть.

Я это всё почти забыл, я это всё хочу забыть.

Я не участвую в войне, война участвует во мне.

И пламя вечного огня горит на скулах у меня.

Уже меня не исключить из этих лет, из той войны.

Уже меня не излечить от тех снегов, от той зимы.

И с той зимой, и с той землёй, уже меня не разлучить.

До тех снегов, где вам уже моих следов не различить.

*


Когда последний взрыв раздался,

Не умерла война во мне:

Я долго, долго оставался

Солдатом в мирной тишине.

Глядел на нивы и опушки,

Но лезли мысли прежних дней:

Как лучше здесь поставить пушки,

Где вырыть линию траншей.

У каждой речки мимоходом

Глаза, как требовал устав,

Искали «скрытые подходы»

И «ось» десантных переправ.

Боями бредил в сновидениях,

Порой все ночи напролёт,

То отдавал распоряжения,

А то командовал: «Вперёд!»

Жене, что в бок меня толкала:

«Да не шуми, проснись, чудак»,

Хрипел тревожно и устало:

«А ты сюда попала как?»

Когда последний взрыв раздался,

Не умерла война во мне:

Я долго, долго оставался

Солдатом в мирной тишине.

*


А мы с тобой, брат, из пехоты,

А летом лучше, чем зимой.

С войной покончили мы счёты,

Бери шинель, пошли домой!

Война нас гнула и косила,

Пришёл конец и ей самой.

Четыре года мать без сына,

Бери шинель, пошли домой!

К золе и к пеплу наших улиц

Опять, опять, товарищ мой,

Скворцы пропавшие вернулись,

Бери шинель, пошли домой!

А ты с закрытыми очами

Спишь под фанерною звездой.

Вставай, вставай, однополчанин,

Бери шинель пошли домой!

gorenka.org

Стихи о Великой Отечественной войне трогательные до слез

Пожалуй, нет ни одного события для советского и российского народа, которому бы было посвящено такое множество стихотворений, сколько посвящено Великой Отечественной войне. Стихи о войне были написаны и в сороковые-роковые и десятилетиями позже и сейчас. Их писали и непосредственные участники войны, и те, кто слышал о войне только из книжек или из фильмов. Мы постарались собрать для вас самые лучшие и трогательные стихи о войне, пробирающие до слез, как советских, так и современных авторов.

Стихи о войне 1941-1945 до слез

Была война в сороковых,
Там на смерть дрались за свободу,
За то, чтоб не было невзгоды,
За то, чтоб не было войны.

На минах танки подрывались,
Солдаты на смерть там сражались.
И в восемнадцать лет свои,
За нас отдали жизнь они.

То, что случилось, не забудем,
И до конца мы помнить будем
Про подвиг тот в сороковых,
Про тех, кого уж нет в живых.
Иван Ващенко

Летела с фронта похоронка

Летела с фронта похоронка
На молодого пацана,
А он еще лежал в воронке…
Ах, как безжалостна война!

И проходили мимо танки…
Чужая речь… а он лежал,
И вспоминал сестру и мамку,
Лежал и тихо умирал.

Пробита грудь была навылет,
И кровь стекала в черный снег,
А он, глазами голубыми,
Встречал последний свой рассвет.

Нет, он не плакал, улыбался,
И вспоминал родимый дом,
И пересилив боль поднялся,
И, автомат подняв с трудом,

Он в перекошенные лица
Горячий выплеснул свинец,
Приблизив этим на минуту
Войны, безжалостной, конец.

Летела с фронта похоронка,
Уже стучался почтальон,
Солдат, глаза закрыв в воронке,
На миг опередил её.
Степан Кадашников

Запас прочности

До сих пор не совсем понимаю,
Как же я, и худа, и мала,
Сквозь пожары к победному Маю
В кирзачах стопудовых дошла.

И откуда взялось столько силы
Даже в самых слабейших из нас?..
Что гадать! — Был и есть у России
Вечной прочности вечный запас.
Юлия Друнина

Слава

За пять минут уж снегом талым
Шинель запорошилась вся.
Он на земле лежит, усталым
Движеньем руку занеся.

Он мертв. Его никто не знает.
Но мы еще на полпути,
И слава мертвых окрыляет
Тех, кто вперед решил идти.

В нас есть суровая свобода:
На слезы обрекая мать,
Бессмертье своего народа
Своею смертью покупать.
Константин Симонов

Сороковые, роковые

Сороковые, роковые,
Военные и фронтовые,
Где извещенья похоронные
И перестуки эшелонные.

Гудят накатанные рельсы.
Просторно. Холодно. Высоко.
И погорельцы, погорельцы
Кочуют с запада к востоку…

А это я на полустанке
В своей замурзанной ушанке,
Где звездочка не уставная,
А вырезанная из банки.

Да, это я на белом свете,
Худой, веселый и задорный.
И у меня табак в кисете,
И у меня мундштук наборный.

И я с девчонкой балагурю,
И больше нужного хромаю,
И пайку надвое ломаю,
И все на свете понимаю.

Как это было! Как совпало —
Война, беда, мечта и юность!
И это все в меня запало
И лишь потом во мне очнулось!..

Сороковые, роковые,
Свинцовые, пороховые…
Война гуляет по России,
А мы такие молодые!

Он не вернулся из боя

Почему все не так? Вроде все как всегда:
То же небо – опять голубое,
Тот же лес, тот же воздух и та же вода,
Только он не вернулся из боя.

Мне теперь не понять, кто же прав был из нас
В наших спорах без сна и покоя.
Мне не стало хватать его только сейчас,
Когда он не вернулся из боя.

Он молчал невпопад и не в такт подпевал,
Он всегда говорил про другое,
Он мне спать не давал, он с восходом вставал,
А вчера не вернулся из боя.

То, что пусто теперь, – не про то разговор,
Вдруг заметил я – нас было двое.
Для меня будто ветром задуло костер,
Когда он не вернулся из боя.

Нынче вырвалась, будто из плена, весна,
По ошибке окликнул его я:
– Друг, оставь покурить! – А в ответ – тишина:
Он вчера не вернулся из боя.

Наши мертвые нас не оставят в беде,
Наши павшие – как часовые.
Отражается небо в лесу, как в воде,
И деревья стоят голубые.

Нам и места в землянке хватало вполне,
Нам и время текло для обоих.
Все теперь одному. Только кажется мне,
Это я не вернулся из боя.
Владимир Высоцкий

Жди меня

Жди меня, и я вернусь.
Только очень жди,
Жди, когда наводят грусть
Желтые дожди,
Жди, когда снега метут,
Жди, когда жара,
Жди, когда других не ждут,
Позабыв вчера.
Жди, когда из дальних мест
Писем не придет,
Жди, когда уж надоест
Всем, кто вместе ждет.
Жди меня, и я вернусь,
Не желай добра
Всем, кто знает наизусть,
Что забыть пора.
Пусть поверят сын и мать
В то, что нет меня,
Пусть друзья устанут ждать,
Сядут у огня,
Выпьют горькое вино
На помин души…
Жди. И с ними заодно
Выпить не спеши.
Жди меня, и я вернусь,
Всем смертям назло.
Кто не ждал меня, тот пусть
Скажет: «Повезло».
Не понять, не ждавшим им,
Как среди огня
Ожиданием своим
Ты спасла меня.
Как я выжил, будем знать
Только мы с тобой, —
Просто ты умела ждать,
Как никто другой.
Константин Симонов

Материнские слезы

Как подули железные ветры Берлина,
Как вскипели над Русью военные грозы!
Провожала московская женщина сына…
Материнские слезы, Материнские слезы!

Сорок первый – кровавое знойное лето.
Сорок третий – атаки в снегах и морозы.
Письмецо долгожданное из лазарета…
Материнские слезы, Материнские слезы!

Сорок пятый – за Вислой идет сраженье,
Землю прусскую русские рвут бомбовозы.
А в России не гаснет свеча ожиданья…
Материнские слезы, Материнские слезы!

Пятый снег закружился, завьюжил дорогу
Над костями врага у можайской березы.
Сын седой возвратился к родному порогу…
Материнские слезы, Материнские слезы!
Алексей Недогонов

Слушайте! Это мы говорим. Мёртвые (отрывок из поэмы «Реквием»)

Слушайте!
Это мы говорим.
Мертвые.
Мы.
Слушайте!
Это мы говорим.
Оттуда.
Из тьмы.
Слушайте! Распахните глаза.
Слушайте до конца.
Это мы говорим,
мертвые.
Стучимся в ваши сердца…

Не пугайтесь!
Однажды мы вас потревожим во сне.
Над полями свои голоса пронесем в тишине.
Мы забыли, как пахнут цветы.
Как шумят тополя.
Мы и землю забыли.
Какой она стала, земля?
Как там птицы?
Поют на земле
без нас?
Как черешни?
Цветут на земле
без нас?
Как светлеет река?
И летят облака
над нами?
Без нас.

Мы забыли траву.
Мы забыли деревья давно.
Нам шагать по земле не дано.
Никогда не дано!
Никого не разбудит оркестра печальная медь…
Только самое страшное,—
даже страшнее, чем смерть:
знать,
что птицы поют на земле
без нас!
Что черешни цветут на земле
без нас!
Что светлеет река.
И летят облака
над нами.
Без нас.

Продолжается жизнь.
И опять начинается день.
Продолжается жизнь.
Приближается время дождей.
Нарастающий ветер колышет большие хлеба.
Это — ваша судьба.
Это — общая наша судьба…
Так же птицы поют на земле
без нас.
И черешни цветут на земле
без нас.
И светлеет река.
И летят облака
над нами.
Без нас…
Роберт Рождественский

Неизвестному солдату

Он на горбу войну тащил в пехоте,
И запах крови знал, и горький быт траншей.
Он воевал в стрелковой третьей роте
И от столицы фрицев гнал взашей.

А на крутой дуге Орлово-Курской
С гранатой против «тигра» выходил,
И «тигр» тот средь равнины русской,
Свернувши ствол, в числе других чадил.

Лицом твердея в рукопашной драке,
Он душу тяжко вкладывал в удар…
И телом мял не пахнущие маки,
Когда тащил его с надсадой санитар.

Несли бойца в палатку медсанбата,
Он, зубы стиснув, каменно молчал.
В бреду палящем матом крыл медбрата.
Очнувшись — от безсилия кричал.

И снова — в бой! Немеряные вёрсты
Вели его маршрутом на Берлин,
Но… виден судьбоносный перекрёсток
В осколках разрывающихся мин.

И до Победы не дойдя полшага,
Сражённый у Зееловских высот,
Он не стоял на лестнице Рейхстага,
Закончив многотрудный свой поход.

А встретил смерть в отчаянной атаке
И в рост упал, обняв руками склон…
Сдержите слёз непрошеную накипь.
Всем НЕИЗВЕСТНЫМ — наш земной поклон…
Олег Бучнев

Пропавшим безвести

Без суеты и перебранки,
В неполных восемнадцать лет,
Бросались мальчики под танки,
В последний раз сказав: «Привет!»

Повсюду взрывы грохотали,
И рвался крупповский металл,
Но сердце Феди крепче стали —
Он за Отчизну жизнь отдал.

А матери пришлют бумагу:
Мол, без вести пропал солдат.
И от солёной горькой влаги
Насквозь промокнет старый плат.

И как сказать о том невесте,
Что верность и любовь хранит.
Не может сын пропасть без вести,
Не верит мать, что он убит.

А годы мчатся чередою,
Сидит старушка у окна,
Давно уж сделалась седою,
Но ждёт по-прежнему она.

И всё ей чудится ночами
Сквозь шум дождя и ветра вой,
Что наконец вернулся к маме
Её Федюша дорогой.
Александр Раков

Вечный огонь

Минули двадцатого века года,
Стирается память… Но знаю,
Я помню, я вижу везде и всегда
Российское небо – над нами.

Его озаряет священный огонь,
Что в сердце пылает столицы.
Гранит монумента с геройской звездой,
А свыше – твердыни бойницы.

Никольская, Спасская башни стены
Стократ принимали парады,
Свидетели самой безбожной войны
Святые иконы – преградой.

Ковалась Победа в тревожные дни,
История, русская слава…
Гранитные бюсты – «народа вожди»,
Вершители судеб державы…

В гражданскую, дико кромсая страну,
Трагедию мы разделили.
Безмерную чашу до дна — чью вину? —
За нашу планету допили…

Не вычеркнешь строки: стоит мавзолей,
Пожарский и Минин… Всё было.
И сад Александровский в грусти аллей.
Россию ничто не сломило!

Эпический Жуков верхом на коне…
Второй мировой полководцы
Уснули навеки в Кремлёвской стене,
И космоса  — первопроходцы…

От царских династии вознёс купола —
Собором  — Василий Блаженный.
На мраморе – «Ленин». Хула и хвала…
На Красной, — кто ангел, кто тленный?

«Несут караул»… И чеканят шаги
По площади…, в белых перчатках.
Полки — каблуками и тянут «носки»,
Звенит метрономом брусчатка.

Удары Курантов — в рубиновый свет,
Салютов победных раскаты…
Утраты и горе немыслимых бед,
И радость весны в сорок пятом.

В бессмертье ушедших, легендою вдаль.
Для них не хватило бы места…
Солдат безымянный внесён на алтарь,
Один – но за всех! – неизвестный.

Не маршал пускай тот боец-рядовой,
Блокаду прорвал Ленинграда…,
Он вечно живой, не погиб под Москвой,
В окопах стоит Сталинграда…,

На Курской дуге, на Кавказе, в Крыму…
Так было! Так есть! И так будет!
За всех поклонится к нему одному
Идут – континентами – люди…
Кутышев Евгений

Безвести пропавший

В той деревне затерянной, малой,
Что была и темна, и бедна,
Говорили: корова пропала.
Это значит: сдохла она.

И жила там старушка в избушке.
И в углу ей сверчок напевал.
И сказали однажды старушке:
— Сын твой без вести где-то пропал.

— Значит, умер? — всплеснулась старушка, —
И его не воротишь ничем?
И померкла, погасла избушка
После новости этой совсем.

Но один днём и ночью, единый
Ей покоя вопрос не давал:
Ведь не зверь же какой, не скотина,
Почему же не умер — пропал?

В этой дикой нечаянной вести
Ей великий являлся позор.
Ей глубокое снилось безчестье.
Ей жестокий звучал приговор.

Отрывая её от раздумья,
Говорила соседка не раз:
— Но пропал ведь не значит, что умер.
— Это хуже, чем умер, в сто раз.

Это слово, как чёрное горе,
Тяготило, тревожило, жгло.
И когда умерла она вскоре,
Тяжким камнем на сердце легло.

Даже самой немыслимой дали
Отдалённее в мире есть даль.
Даже самой бездонной печали
Есть бездоннее в мире печаль.
Василий Казанцев

Просто безвести пропавшие

Не зажечь свечи за здравие,
И нельзя в помин души,
Мне досталось испытание
Быть ни мертвым, ни живым.

И взлетев в объятья вечности,
Словно птицы над рекой,
Мы в бою пропали без вести,
Не найдя в земле покой.

Мы не погибли, мы просто ушли
Просто ушли в небеса
На безымянных высотах земли
Наши слышны голоса.

Будут вечно наши матери
Ждать о нас любую весть,
Все, кто веры не утратили
В то, что мы свете есть.

Не живые и не павшие
Не пришедшие с войны,
Просто без вести пропавшие
Сыновья своей страны.

Мы не погибли, мы просто ушли
Просто ушли в небеса
На безымянных высотах земли
Наши слышны голоса.

Тёплый дождь моросит весной,
Пряча слёзы в закат.
До утра в тишине ночной
Наши вдовы не спят.

Мы не погибли, мы просто ушли
Просто ушли в небеса
На безымянных высотах земли
Наши слышны голоса.
Александра Вулых

Ходят по небу солдаты…

Ходят по небу Солдаты.
Ходят строем, Бога ждут.
У него спросить им надо:
«Отче, нас когда найдут?

На исходе уже силы
И не пухом нам Земля.
Безымянные могилы…
Погибали, что, за зря?»

Аты — баты, аты — баты…
Врата, Боже, открывай.
Шаг печатают Солдаты,
Что идут из из ада в рай.

Регистрируй поименно:

— Пал Серега под Смоленском.
До сих пор лежу под склоном.

— Я — Петро, лежу под Ржевом,
В первом перелеске, слева
У огромнейшей сосны.

— Пал под Ленинградом… Сева…
Сплю в болоте с той весны.

— Николай — я под Херсоном
В безымянной сплю могиле
И таких нас — миллионы,
Тех, кто Родину любили
И погибли за Победу…
Почему о нас забыли?
Места в памяти нам нету?

Аты — баты, аты — баты…
Врата, Боже, открывай.
Безымянные Солдаты
Что идут из из ада в рай.
Людмила Дубинская

Георгиевская ленточка

За окнами весенний лес летит,
Я еду в ленинградской электричке.
Напротив меня девочка сидит
С Георгиевской ленточкой в косичке.

Сегодня эту ленточку носить
На сумке можно, можно в виде брошки.
Но я прекрасно помню и без лент,
Как бабка не выбрасывала крошки.

Как много лишнего мы слышим в дни побед.
Но только этой патоке с елеем
Не очень верят те, кто в десять лет
Питался в основном столярным клеем.

А время умножает всё на ноль,
Меняет поколение поколением.
И вот войны подлеченная боль
Приходит лишь весенним обострением.

Над этой болью многие кружат
Как вороньё, как чайки. И так рады,
Как будто свой кусок урвать хотят
Бетонной героической блокады.

Я еду в поезде, смотрю на все подряд:
В окно, на девочку с прекрасными глазами…
А за окном солдатики лежат
И прорастают новыми лесами.

Стихи о войне для школьников трогательные до слез

Нам не дано спокойно сгнить в могиле —
Лежать навытяжку и приоткрыв гробы,-
Мы слышим гром предутренней пальбы,
Призыв охрипшей полковой трубы
С больших дорог, которыми ходили.

Мы все уставы знаем наизусть.
Что гибель нам? Мы даже смерти выше.
В могилах мы построились в отряд
И ждем приказа нового. И пусть
Не думают, что мертвые не слышат,
Когда о них потомки говорят.

Мы

Есть в голосе моём звучание металла.
Я в жизнь вошёл тяжёлым и прямым.
Не всё умрёт. Не всё войдёт в каталог.
Но только пусть под именем моим
Потомок различит в архивном хламе
Кусок горячей, верной нам земли,
Где мы прошли с обугленными ртами
И мужество, как знамя, пронесли.

Мы жгли костры и вспять пускали реки.
Нам не хватало неба и воды.
Упрямой жизни в каждом человеке
Железом обозначены следы –
Так в нас запали прошлого приметы.
А как любили мы – спросите жён!
Пройдут века, и вам солгут портреты,
Где нашей жизни ход изображён.

Мы были высоки, русоволосы.
Вы в книгах прочитаете, как миф,
О людях, что ушли, не долюбив,
Не докурив последней папиросы.
Когда б не бой, не вечные исканья
Крутых путей к последней высоте,
Мы б сохранились в бронзовых ваяньях,
В столбцах газет, в набросках на холсте.

Но время шло. Меняли реки русла.
И жили мы, не тратя лишних слов,
Чтоб к вам прийти лишь в пересказах устных
Да в серой прозе наших дневников.
Мы брали пламя голыми руками.
Грудь раскрывали ветру. Из ковша
Тянули воду полными глотками
И в женщину влюблялись не спеша.

И шли вперёд, и падали, и, еле
В обмотках грубых ноги волоча,
Мы видели, как женщины глядели
На нашего шального трубача.
А тот трубил, мир ни во что не ставя
(Ремень сползал с покатого плеча),
Он тоже дома женщину оставил,
Не оглянувшись даже сгоряча.
Был камень твёрд, уступы каменисты,
Почти со всех сторон окружены,
Глядели вверх – и небо было чисто,
Как светлый лоб оставленной жены.

Так я пишу. Пусть неточны слова,
И слог тяжёл, и выраженья грубы!
О нас прошла всесветная молва.
Нам жажда зноем выпрямила губы.

Мир, как окно, для воздуха распахнут
Он нами пройден, пройден до конца,
И хорошо, что руки наши пахнут
Угрюмой песней верного свинца.

И как бы ни давили память годы,
Нас не забудут потому вовек,
Что, всей планете делая погоду,
Мы в плоть одели слово «Человек»!
Николай Майоров

Героям Победы — спасибо!

СПАСИБО ГЕРОЯМ,
СПАСИБО СОЛДАТАМ,
Что МИР подарили,
Тогда — в сорок пятом!

Вы кровью и пОтом
Добыли ПОБЕДУ.
Вы мОлоды были,
Сейчас — уже дЕды.

Мы ЭТУ ПОБЕДУ —
Вовек не забудем!!!
Пусть МИРНОЕ солнце
Сияет всем людям!!!

Пусть счастье и радость
Живут на планете!!!
Ведь мир очень нужен —
И взрослым, и детям!!!
Ольга Маслова

Рассказ ветерана

Я, ребята, на войне
В бой ходил, горел в огне.
Мёрз в окопах под Москвой,
Но, как видите, — живой.
Не имел, ребята, права
Я замёрзнуть на снегу,
Утонуть на переправах,
Дом родной отдать врагу.
Должен был прийти я к маме,
Хлеб растить, косить траву.
В День Победы вместе с вами
Видеть неба синеву.
Помнить всех, кто в горький час
Сам погиб, а землю спас…
Я веду сегодня речь
Вот о чём, ребята:
Надо Родину беречь
По-солдатски свято!
Владимир Степанов

Кукла

Много нынче в памяти потухло,
а живет безделица, пустяк:
девочкой потерянная кукла
на железных скрещенных путях.

Над платформой пар от паровозов
низко плыл, в равнину уходя…
Теплый дождь шушукался в березах,
но никто не замечал дождя.

Эшелоны шли тогда к востоку,
молча шли, без света и воды,
полные внезапной и жестокой,
горькой человеческой беды.

Девочка кричала и просила
и рвалась из материнских рук,—
показалась ей такой красивой
и желанной эта кукла вдруг.

Но никто не подал ей игрушки,
и толпа, к посадке торопясь,
куклу затоптала у теплушки
в жидкую струящуюся грязь.

Маленькая смерти не поверит,
и разлуки не поймет она…
Так хоть этой крохотной потерей
дотянулась до нее война.

Некуда от странной мысли деться:
это не игрушка, не пустяк,—
это, может быть, обломок детства
на железных скрещенных путях.
Вероника Тушнова

Баллада о маленьком человеке

На Земле безжалостно маленькой
жил да был человек маленький.
У него была служба маленькая.
И маленький очень портфель.
Получал он зарплату маленькую…
И однажды — прекрасным утром —
постучалась к нему в окошко
небольшая, казалось, война…
Автомат ему выдали маленький.
Сапоги ему выдали маленькие.
Каску выдали маленькую
и маленькую — по размерам — шинель.
…А когда он упал — некрасиво, неправильно,
в атакующем крике вывернув рот,
то на всей земле не хватило мрамора,
чтобы вырубить парня в полный рост!
Роберт Рождественский

Нет у Бога без вести пропавших

«Без вести пропал…» Неправда это!
Он солдат — его терять нельзя.
Он остался там, на дне кювета,
Где его засыпала земля.

Он сожжён, расстрелян иль повешен,
Танковою гусеницей смят.
Он, как все простые люди, грешен,
Как солдат, он безупречно свят.

Славлю жизнь за Родину отдавших,
Смерть принявших в роковом бою.
Нет у Бога без вести пропавших,
Все они стоят в одном строю!
Николай Рачков

Белая береза

Я помню, ранило березу
Осколком бомбы на заре.
Студеный сок бежал, как слезы,
На изувеченной коре.

За лесом пушки грохотали,
Клубился дым пороховой.
Но мы столицу отстояли,
Спасли березу под Москвой.

И рано-раненько весною
Береза белая опять
Оделась новою листвою
И стала землю украшать.

И с той поры на все угрозы
Мы неизменно говорим:
Родную русскую березу
В обиду больше не дадим.

Куда б ни шёл, ни ехал ты…

Куда б ни шёл, ни ехал ты,
Но здесь остановись,
Могиле этой дорогой
Всем сердцем поклонись.

Кто б ни был ты –
Рыбак, шахтёр,
Учёный иль пастух, –
Навек запомни: здесь лежит
Твой самый лучший друг.

И для тебя, и для меня
Он сделал все, что мог:
Себя в бою не пожалел,
А Родину сберег.
Михаил Исаковский

«Есть!»

Я не раз, и не два, и не двадцать
слышал, как посылают на смерть,
слышал, как на приказ собираться
отвечают коротеньким «Есть!».

«Есть!», – в ушах односложно звучало,
долгим эхом звучало в ушах,
подводило черту и кончало:
человек делал шаг.

Но ни разу про Долг и про Веру,
про Отечество, Совесть и Честь
ни солдаты и ни офицеры
не добавили к этому «Есть!»

С неболтливым сознанием долга,
молча помня Отчизну свою,
жили славно, счастливо и долго
или вмиг погибали в бою.
Борис Слуцкий

Еще тогда нас не было на свете…

Еще тогда нас не было на свете,
Когда гремел салют из края в край.
Солдаты, подарили вы планете
Великий Май, победный Май!

Еще тогда нас не было на свете,
Когда в военной буре огневой,
Судьбу решая будущих столетий,
Вы бой вели, священный бой!

Еще тогда нас не было на свете,
Когда с Победой вы домой пришли.
Солдаты Мая, слава вам навеки
От всей земли, от всей земли!

Благодарим, солдаты, вас
За жизнь, за детство и весну,
За тишину, за мирный дом,
За мир, в котором мы живем!
Автор: М. Владимов

У обелиска

Ты всё твердишь, что вечно одинок,
Что жизнь прошла, что песня не сложилась.
Но здесь — ты видишь — почернел венок,
И проволока каркаса обнажилась.
Мы никого с тобою не спасём,
Но по-иному дни свои оценим,
Когда цветы к подножью принесём,
Когда венки увядшие заменим.
Давай с тобой, не отвернув лица,
Опять читать бойцов погибших списки.
Им нет конца.
Им нет и нет конца!
Земля моя!
Поля да обелиски…
Владимир Суворов

Березы

Я люблю, когда шумят березы,
Когда листья падают с берез.
Слушаю — и набегают слезы
На глаза, отвыкшие от слез.

Все очнется в памяти невольно,
Отзовется в сердце и в крови.
Станет как-то радостно и больно,
Будто кто-то шепчет о любви.

Только чаще побеждает проза,
Словно дунет ветер хмурых дней.
Ведь шумит такая же береза
Над могилой матери моей.

На войне отца убила пуля,
А у нас в деревне у оград
С ветром и дождем шумел, как улей,
Вот такой же желтый листопад…

Русь моя, люблю твои березы!
С первых лет я с ними жил и рос.
Потому и набегают слезы
На глаза, отвыкшие от слез…
Николай Рубцов

Мальчики

Уходили мальчики – на плечах шинели,
Уходили мальчики – храбро песни пели,
Отступали мальчики пыльными степями,
Умирали мальчики, где – не знали сами…
Попадали мальчики в страшные бараки,
Догоняли мальчиков лютые собаки.
Убивали мальчиков за побег на месте,
Не продали мальчики совести и чести…
Не хотели мальчики поддаваться страху,
Поднимались мальчики по свистку в атаку.
В черный дым сражений, на броне покатой
Уезжали мальчики – стиснув автоматы.
Повидали мальчики – храбрые солдаты –
Волгу – в сорок первом,
Шпрее – в сорок пятом,
Показали мальчики за четыре года,
Кто такие мальчики нашего народа.
И. Карков

Стихи о победе в Великой Отечественной войне

Весть о Победе разнеслась мгновенно…
Среди улыбок, радости и слез
Оркестр Академии военной
Ее по шумным улицам пронес.

И мы, мальчишки, ринулись за ним –
Босое войско в одежонке драной.
Плыла труба на солнце, словно нимб,
Над головой седого оркестранта.

Гремел по переулкам марш победный,
И город от волненья обмирал.
И даже Колька, озорник отпетый,
В то утро никого не задирал.
А. Д. Деменьтьев

Победа

Победа! Победа! Победа!
Проносится весть по стране.
Конец испытаньям и бедам,
Конец многолетней войне,

Разрушено логово зверя,
Войны очаги сметены.
И с вестью в открытые двери
Врывается солнце весны.

Победа, добытая кровью,
Ты сердцу дороже стократ.
Ты с нами была в Подмосковье.
Ты помнишь Кавказ, Сталинград.

Ты с нами ходила в колоннах,
Вела нас в решительный бой.
Сегодня на наших знаменах
Ты солнце затмила собой.
Иосиф Василевский

День Победы (первый день после войны)

Весна на улицах. По майскому теплеет,
И гром войны сменяет гром с дождём,
Лист распускается, и травы зеленеют,
Лучами, припекая, солнце греет.
Солдаты где-то гибнут под огнём.

И пал Берлин, и флаг над рейхстагом,
Над раненым склонилась медсестра.
И, проявляя с храбростью отвагу,
Стремительным броском мы взяли Прагу.
На землю опустилась … тишина.

Победу, приближая, долго ждали…
И растянулись сутки на года,
Когда с кровавыми боями отступали,
Разбив врага, страну освобождали.
Война закончилось сегодня — навсегда.

И был тот день обычным и похожим
На все другие будничные дни.
Нет! Этот день святой и не похожий!
Вглядитесь в лица граждан: у прохожих
Светились счастьем, радостью они.

Из репродукторов торжественным размером,
— По-бе-да! – объявляет Левитан.
Четыре года – мужество и вера…
Страна скорбела, плакала и пела
По деревням, по сёлам, городам…

Трудились фабрики, работали заводы,
В полях колхозных высевали хлеб,
По рекам плыли баржи, пароходы,
Пройдя все испытания и невзгоды,
Победу праздновал советский человек.

Молились и, крестясь пред образами,
Семьёю собирались у стола.
Солдаты, офицеры — с орденами…
И, похоронку пробежав стократ глазами,
Жена иль мать стояли у окна.

Смешались слёзы, горе, плачь и песни,
Гармошке в такт подыгрывал баян,
Грустили, веселились, пили вместе,
Салюты грохотали в поднебесье,
А кто-то умирал в госпиталях от ран.

На фронте смолкли пушки, пулемёты,
Кричали горомогласное: Ура-а-а-а!!!
В знамёнах — Бранденбургские ворота,
«На брудершафт» — связистки и пилоты,
Танкисты обнимаются с пехотой.
Мир наступил… Победная весна.
Кутышев Евгений

Спасибо деду за Победу

Спасибо деду за Победу,
За все военные года…
За то, что он за нашу землю
В атаку смело шёл всегда…

За то, что годы молодые
Не пожалел он потерять…
За то, что Родину не дрогнув,
Ушёл мальчишкой защищать…

За то, что не было там трусов,
Среди друзей — однополчан…
Узбеков, русских, белорусов,
Грузин, татар и молдаван…

За то, что грудь свою подставил
Под пули, бомбы и штыки…
Освобождая нашу землю —
Деревни, сёла, городки…

За то, что плакал, как мальчишка
Когда друзей он хоронил…
За то, что память о погибших
В душе и сердце сохранил…

За то, что мы живём на свете
Без взрывов бомб и без стрельбы
За счастье жить, как вольный ветер
Не зная ужасов войны…

Спасибо деду за Победу
От всех российских матерей…
За то, что он во имя мира
Собой закрыл чужих детей…
Михаил Кривов

Отрывок из поэмы «Реквием» (3 часть)

Плескалось
багровое знамя,
горели
багровые звёзды,
слепая пурга
накрывала
багровый от крови
закат,
и слышалась
поступь
дивизий,
великая поступь
дивизий,
железная поступь
дивизий,
точная
поступь
солдат!
Навстречу раскатам
ревущего грома
мы в бой поднимались
светло и сурово.
На наших знамёнах
начертано
слово:
Победа!
Победа!!
Во имя Отчизны —
победа!
Во имя живущих —
победа!
Во имя грядущих —
победа!
Войну
мы должны сокрушить.
И не было гордости
выше,
и не было доблести
выше —
ведь кроме
желания выжить
есть ещё
мужество
жить!
Навстречу раскатам
ревущего грома
мы в бой поднимались
светло и сурово.
На наших знамёнах
начертано слово
Победа!
Победа!!
Р. Рождественский

Тот самый долгожданный май

Услышав о военных фразу,
И повернувшись вдруг ко мне,
Бывает, спрашивают сразу:
— А это о какой войне?

О той войне – ужасной самой,
О бесконечной той войне
Где смерть ходила вслед за славой,
Где год за десять был вполне!

О той — отечественной, страшной,
Где жизнь была ценой в пустяк…
Мужчины погибали наши,
А иногда — запросто так.

Потом, конечно, были войны,
Но всех их не сравнишь с одной,
Так будем памяти достойны,
Оплаченной такой ценой!

И, если говорят «Победа!»,
То никогда не забывай,
Про ту войну, про кровь, про деда…
Про самый долгожданный май!
Петр Давыдов

Выпьем, папа, за твою победу

Отгремят салюты и парады.
Тем, кто жив, достанутся награды.
Скажут речи громко, с чувством долга,
А потом забудут всех надолго.
Сколько их осталось ветеранов?
Сколько их не стало слишком рано?
И сейчас никто не скажет точно
Сколько судеб разорвало в клочья!
В памяти еще грохочут войны.
Временами это очень больно…

В мае шумно праздник отмечали,
А теперь душа моя в печали…

Я к тебе на кладбище приеду,
Выпить, папа,
За твою Победу.
Петр Давыдов

Летят, со свистом, пули той войны

Наверно я сегодня не усну…
Мне кажется – я слышу в отдаленье
Летят, со свистом, пули сквозь весну,
Как страшные военные мгновенья…

Пусть выстрелы назначены не мне,
Смертельный дождь идет над полем брани,
Есть  чувство страха, в самой глубине,
От пуль, летящих в сумрачном тумане.

Я знаю, что пройдут один-два дня,
И все забудут про войну на время.
И этим пулям не попасть в меня –
Я в разную фантастику не верю…

… 8 мая не могу уснуть –
Все вспоминаю тех, кого не стало.
И сквозь бои четырехлетний путь,
И что домой вернулось слишком мало…

Что с каждым годом меньше, меньше тех,
Кто на руках победу вынес с боя.
Мне кажется – у них особый смех,
Над ними небо очень голубое!

Скажу «Спасибо!» одному из них,
Спрошу «Какие   просьбы есть, вопросы?»
И прочитаю им вот этот стих.
И поклонюсь, не сдерживая слезы…

Летят со свистом пули сквозь года.
О прошлом надо помнить… Иногда…
Петр Давыдов

maminsayt.ru

Стихи о войне


*

Вас нет ещё: вы – воздух, глина, свет;

О вас, далёких, лишь гадать могли мы,–

Но перед вами нам держать ответ.

Потомки, вы от нас неотделимы.

Был труден бой. Казались нам не раз

Незащищёнными столетий дали.

Когда враги гранатой били в нас,

То и до вас осколки долетали.

*



А. Твардовский

Я знаю, никакой моей вины

В том, что другие не пришли с войны,

В том, что они – кто старше, кто моложе –

Остались там, и не о том же речь,

Что я их мог, но не сумел сберечь,–

Речь не о том, но всё же, всё же, всё же...

*


Как мало их осталось на земле

не ходят ноги и тревожат раны,

и ночью курят, чтобы в страшном сне,

вновь не стреляли в них на поле брани.

Мне хочется их каждого обнять,

теплом душевным с ними поделиться,

Была бы сила, чтобы время вспять…

но я не бог... война им снова снится.

Пусть внукам не достанется война

и грязь её потомков не коснётся,

пусть курит бывший ротный старшина

и слышит, как внучок во сне смеётся.

*


Не танцуйте сегодня, не пойте.

В предвечерний задумчивый час

Молчаливо у окон постойте,

Вспомяните погибших за нас.

Там, в толпе, средь любимых, влюблённых,

Средь весёлых и крепких ребят,

Чьи-то тени в пилотках зелёных

На окраины молча спешат.

Им нельзя задержаться, остаться –

Их берёт этот день навсегда,

На путях сортировочных станций

Им разлуку трубят поезда.

Окликать их и звать их – напрасно,

Не промолвят ни слова в ответ,

Но с улыбкою грустной и ясной

Поглядите им пристально вслед.

*


Тот самый длинный день в году

С его безоблачной погодой

Нам выдал общую беду

На всех, на все четыре года.

Она такой вдавила след

И стольких наземь положила,

Что двадцать лет и тридцать лет

Живым не верится, что живы.

И к мёртвым выправив билет,

Всё едет кто-нибудь из близких

И время добавляет в списки

Ещё кого-то, кого-то нет... И ставит, ставит обелиски.

*



До свидания, мальчики!

Ах война, что ж ты сделала подлая:

Стали тихими наши дворы,

Наши мальчики головы подняли,

Повзрослели они до поры.

На пороге едва помаячили

И ушли за солдатом – солдат…

До свидания мальчики! Мальчики,

Постарайтесь вернуться назад.

Нет, не прячьтесь, вы будьте высокими

Не жалейте ни пуль, ни гранат,

И себя не щадите вы, и всё-таки

Постарайтесь вернуться назад.

Ах война что ж ты подлая сделала:

Вместо свадеб – разлуки и дым.

Наши девочки платьица белые

Раздарили сестрёнкам своим.

Сапоги – ну куда от них денешься?

Да зелёные крылья погон…

Вы наплюйте на сплетников, девочки,

Мы сведём с ними счеты потом.

Пусть болтают, что верить вам не во что,

Что идёте войной наугад…

До свидания, девочки! Девочки,

Постарайтесь вернуться назад.

*


Штыки от стужи побелели,

Снега мерцали синевой.

Мы, в первый раз надев шинели,

Сурово бились под Москвой.

Безусые, почти что дети,

Мы знали в яростный тот год,

Что вместо нас никто на свете

За этот город не умрёт.

*


Я не был на фронте, но знаю

Как пули над ухом свистят,

Когда диверсанты стреляют

В следящих за ними ребят,

Как пули рвут детское тело

И кровь алым гейзером бьёт...

Забыть бы всё это хотелось,

Да ноющий шрам не даёт.

Я не был на фронте, но знаю

Сгоревшей взрывчатки угар.

Мы с Юркой бежали к трамваю,

Вдруг свист и слепящий удар...

Оглохший, в дымящейся куртке,

Разбивший лицо о панель,

Я всё же был жив, а от Юрки

Остался лишь только портфель.

Я не был на фронте, но знаю

Тяжёлый грунт братских могил.

Он, павших друзей накрывая,

И наши сердца придавил.

Как стонет земля ледяная,

Когда аммонала заряд

Могилы готовит, я знаю,

Мы знаем с тобой, Ленинград.

*


Я говорю: нас, граждан Ленинграда,

не поколеблет грохот канонад,

и если завтра будут баррикады –

мы не покинем наших баррикад…

И женщины с бойцами встанут рядом,

и дети нам патроны поднесут,

и надо всеми нами зацветут

старинные знамёна Петрограда.

*


На Мамаевом кургане тишина,

За Мамаевым курганом тишина,

В том кургане похоронена война,

В мирный берег тихо плещется волна.

Перед этою священной тишиной

Встала женщина с поникшей головой,

Что-то шепчет про себя седая мать,

Всё надеется сыночка увидать.

Заросли степной травой глухие рвы,

Кто погиб, тот не поднимет головы,

Не придёт, не скажет: «Мама! Я живой!

Не печалься, дорогая, я с тобой!»

*


Жди меня, и я вернусь.

Только очень жди,

Жди, когда наводят грусть

Жёлтые дожди,

Жди, когда снега метут,

Жди, когда жара,

Жди, когда других не ждут,

Позабыв вчера.

Жди, когда из дальних мест

Писем не придёт,

Жди, когда уж надоест

Всем, кто вместе ждёт.

Жди меня, и я вернусь,

Не желай добра

Всем, кто знает наизусть,

Что забыть пора.

Пусть поверят сын и мать

В то, что нет меня,

Пусть друзья устанут ждать,

Сядут у огня,

Выпьют горькое вино

На помин души...

Жди. И с ними заодно

Выпить не спеши.

Жди меня, и я вернусь,

Всем смертям назло.

Кто не ждал меня, тот пусть

Скажет: – Повезло.

Не понять, не ждавшим им,

Как среди огня

Ожиданием своим

Ты спасла меня.

Как я выжил, будем знать

Только мы с тобой,–

Просто ты умела ждать,

Как никто другой.

*


Я столько раз видала рукопашный,

Раз наяву. И тысячу – во сне.

Кто говорит, что на войне не страшно,

Тот ничего не знает о войне.

*


Побледнев,

Стиснув зубы до хруста,

От родного окопа

Одна

Ты должна оторваться,

И бруствер

Проскочить под обстрелом

Должна.

Ты должна.

Хоть вернёшься едва ли,

Хоть «Не смей!»

Повторяет комбат.

Даже танки

(Они же из стали!)

В трёх шагах от окопа

Горят.

Ты должна.

Ведь нельзя притворяться

Перед собой,

Что не слышишь в ночи,

Как почти безнадёжно

«Сестрица!»

Кто-то там,

Под обстрелом, кричит...

*


Вслед за врагом пять дней за пядью пядь

Мы по пятам на Запад шли опять.

На пятый день под яростным огнём

Упал товарищ, к Западу лицом.

Как шёл вперёд, как умер на бегу,

Так и упал и замер на снегу.

Так широко он руки разбросал,

Как будто разом всю страну обнял.

Мать будет плакать много горьких дней,

Победа сына не воротит ей.

Но сыну было – пусть узнает мать –

Лицом на Запад легче умирать.

*


За пять минут уж снегом талым

Шинель запорошилась вся.

Он на земле лежит, усталым

Движеньем руку занеся.

Он мёртв. Его никто не знает.

Но мы ещё на полпути,

И слава мёртвых окрыляет

Тех, кто вперёд решил идти.

В нас есть суровая свобода:

На слёзы обрекая мать,

Бессмертье своего народа

Своею смертью покупать.

*



Р. Рождественский Баллада о красках

Был он рыжим, как из рыжиков рагу.

Рыжим, словно апельсины на снегу.

Мать шутила, мать весёлою была:

«Я от солнышка сыночка родила...»

А другой был чёрным-чёрным у неё.

Чёрным, будто обгоревшее смольё.

Хохотала над расспросами она, говорила:

«Слишком ночь была черна...»

В сорок первом, в сорок памятном году

Прокричали репродукторы беду.

Оба сына, оба-двое, соль Земли,

Поклонились маме в пояс и ушли...

Довелось в бою почуять молодым

Рыжий бешеный огонь и чёрный дым,

Злую зелень застоявшихся полей,

Серый цвет прифронтовых госпиталей.

Оба сына, оба-двое, два крыла,

Воевали до Победы. Мать ждала.

Не гневила, не кляла она судьбу.

Похоронка обошла её избу.

Повезло ей, привалило счастье вдруг.

Повезло одной на три села вокруг.

Повезло ей, повезло ей, повезло! –

Оба сына воротилися в село.

Оба сына, оба-двое, плоть и стать...

Золотистых орденов не сосчитать.

Сыновья сидят рядком – к плечу плечо.

Ноги целы, руки целы – что ещё?

Пьют зелёное вино, как повелось...

У обоих изменился цвет волос.

Стали волосы – смертельной белизны...

Видно, много белой краски у войны.

*


Его зарыли в шар земной,

А был он лишь солдат,

Всего, друзья, солдат простой,

Без званий и наград.

Ему как мавзолей земля –

На миллион веков,

И млечные пути пылят

Вокруг него с боков.

На рыжих скатах тучи спят,

Метелицы метут,

Грома тяжёлые гремят,

Ветра разбег берут.

Давным давно окончен бой...

Руками всех друзей

Положен парень в шар земной,

Как будто в мавзолей...

*


На фотографии в газете

Нечётко изображены

Бойцы, ещё почти что дети,

Герои мировой войны.

Они снимались перед боем –

В обнимку четверо у рва.

И было небо голубое,

Была зелёная трава.

Никто не знает их фамилий,

О них ни песен нет, ни книг.

Здесь чей-то сын и чей-то милый,

И чей-то первый ученик.

Они легли на поле боя,

Жить начинавшие едва,

И было небо голубое,

Была зелёная трава.

Забыть тот горький год неблизкий

Мы никогда бы не смогли,

По всей России обелиски,

Как души, рвутся из земли.

...Они прикрыли жизнь собою,

Жить начинавшие едва,

Чтоб было небо голубое,

Была зелёная трава.

*



Память о сорок первом

О, рассвет после ночи бессонной,

И трава в оловянной росе,

И шлагбаум, как нож, занесённый

Над шершавою шеей шоссе!..

Мы шагаем – и головы клоним,

И знобит нас, и тянет ко сну.

В дачном поезде, в мирном вагоне

Лейтенант нас привёз на войну.

Нам исход этой битвы неведом,

Неприятель всё рвётся вперёд.

Мой товарищ не встретит Победу,

Он за Родину завтра умрёт.

...Я старею, живу в настоящем,

Я неспешно к закату иду, –

Так зачем же мне снится всё чаще,

Будто я – в сорок первом году?

Будто снова я молод, как прежде,

И друзья мои ходят в живых,

И ещё не венки, а надежды

Возлагает Отчизна на них...

*


Сердце словно опалило –

Седина в висках.

Прошлое рекой уплыло,

Но душа в слезах.

В бой за Родину солдаты

Шли за шагом шаг.

Верили в Победу свято –

Не сломил их враг.

Стон стоял по всей России:

Голод, пытки, страх.

Смерть косой людей косила

В сёлах, городах.

Отступали в сорок первом

С ужасом в груди:

– Автоматы, танки, где вы?

С чем же в бой идти?

Погибали в мясорубке:

Фрицы шли стеной…

Но не знали немцы русских,

Ждал их страшный бой.

За берёзы и пригорки,

За родимый дом.

За Кавказ, Кубань и Волгу,

За великий Дон.

Всем солдатам воевавшим

Низкий наш поклон...

По солдатам, в битве павшим, –

Колокольный звон...

*


Куда б ни шёл, ни ехал ты,

Но здесь остановись,

Могиле этой дорогой

Всем сердцем поклонись.

Кто б ни был ты – рыбак,

шахтёр,

Учёный иль пастух, – 

Навек запомни: здесь лежит

Твой самый лучший друг.

И для тебя, и для меня

Он сделал всё, что мог:

Себя в бою не пожалел,

А Родину сберёг.

*


Последнею усталостью устав,

Предсмертным умиранием охвачен,

Большие руки вяло распластав,

Лежит солдат.

Он мог лежать иначе,

Он мог лежать с женой в своей постели,

Он мог не рвать намокший кровью мох,

Он мог...

Да мог ли? Будто? Неужели?

Нет, он не мог.

Ему военкомат повестки слал.

С ним рядом офицеры шли, шагали.

В тылу стучал машинкой трибунал.

А если б не стучал, он мог?

Едва ли.

Он без повесток, он бы сам пошёл.

И не за страх – за совесть и за почесть.

Лежит солдат – в крови лежит, в большой,

А жаловаться ни на что не хочет.

*


Пусть враг коварен –

Это не беда.

Преград не знает русская пехота.

Блестят штыки,

Грохочут поезда,

К победе рвутся вымпелы Балтфлота

А в небе,

Сделав круг и высоту

Набрав, вступают в бой орлы.

И сразу

Мы слышим сердца учащённый стук,

Но действуем – спокойно, 

По приказу.

Мы знаем всё,

Что нет таких врагов,

Чтоб волю русских преклонить и скомкать.

Мы – это мы.

Да будет наша кровь

Такой же чистой и в сердцах потомков.

*


Когда на смерть идут,– поют,

а перед этим можно плакать.

Ведь самый страшный час в бою –

час ожидания атаки

Снег минами изрыт вокруг

и почернел от пыли минной.

Разрыв – и умирает друг.

И, значит, смерть проходит мимо.

Сейчас настанет мой черёд,

За мной одним идёт охота.

Ракеты просит небосвод

и вмёрзшая в снега пехота.

Мне кажется, что я магнит,

что я притягиваю мины.

Разрыв – и лейтенант хрипит.

И смерть опять проходит мимо.

Но мы уже не в силах ждать.

И нас ведёт через траншеи

окоченевшая вражда,

штыком дырявящая шеи.

Бой был коротким.

А потом

глушили водку ледяную,

и выковыривал ножом

из-под ногтей я кровь

*


В полях за Вислой сонной

Лежат в земле сырой

Серёжка с Малой Бронной

И Витька с Моховой.

А где-то в людном мире

Который год подряд

Одни в пустой квартире

Их матери не спят.

Свет лампы воспалённой

Пылает над Москвой

В окне на Малой Бронной,

В окне на Моховой.

Друзьям не встать. В округе

Без них идёт кино.

Девчонки, их подруги,

Все замужем давно.

В полях за Вислой сонной

Лежат в земле сырой

Серёжка с Малой Бронной

И Витька с Моховой.

Но помнит мир спасённый,

Мир вечный, мир живой,

Серёжку с Малой Бронной

И Витьку с Моховой.

*



Мы знаем, что ныне лежит на весах
И что совершается ныне.
Час мужества пробил на наших часах,
И мужество нас не покинет.
Не страшно под пулями мёртвыми лечь,
Не горько остаться без крова,
И мы сохраним тебя, русская речь,
Великое русское слово.
Свободным и чистым тебя пронесём,
И внукам дадим, и от плена спасём
Навеки!

*


Если я не вернусь, дорогая,

Нежным письмам твоим не внемля,

Не подумай, что это – другая.

Это значит... сырая земля.

Это значит, дубы-нелюдимы

Надо мною грустят в тишине,

А такую разлуку с любимой

Ты простишь вместе с Родиной мне.

Только вам я всем сердцем и внемлю,

Только вами и счастлив я был:

Лишь тебя и родимую землю

Я всем сердцем, ты знаешь, любил.

И доколе дубы-нелюдимы

Надо мной не склонятся, дремля,

Только ты мне и будешь любимой,

Только ты да родная земля!

*


Ю. Друнина


На носилках, около сарая,

На краю отбитого села,

Санитарка шепчет, умирая:

– Я ещё, ребята, не жила... 

И бойцы вокруг неё толпятся

И не могут ей в глаза смотреть:

Восемнадцать – это восемнадцать, 

Но ко всем неумолима смерть...

Через много лет в глазах любимой,

Что в его глаза устремлены,

Отблеск зарев, колыханье дыма

Вдруг увидит ветеран войны.

Вздрогнет он и отойдет к окошку,

Закурить пытаясь на ходу.

Подожди его, жена, немножко – 

В сорок первом он сейчас году.

Там, где возле чёрного сарая,

На краю отбитого села,

Девочка лепечет, умирая:

– Я ещё, ребята, не жила... 

*


С. Орлов

Учила жизнь сама меня.
Она сказала мне,–
Когда в огне была броня
И я горел в огне,–
Держись, сказала мне она,
И верь в свою звезду,
Я на земле всего одна,
И я не подведу.
Держись, сказала, за меня.
И, люк откинув, сам
Я вырвался из тьмы огня –
И вновь приполз к друзьям.

*



Пусть голосуют дети Я в госпитале мальчика видала.
При нём снаряд убил сестру и мать.
Ему ж по локоть руки оторвало.
А мальчику в то время было пять.

Он музыке учился, он старался.
Любил ловить зелёный круглый мяч…
И вот лежал – и застонать боялся.
Он знал уже: в бою постыден плач.

Лежал тихонько на солдатской койке,
обрубки рук вдоль тела протянув...
О, детская немыслимая стойкость!
Проклятье разжигающим войну!

Проклятье тем, кто там, за океаном,
за бомбовозом строит бомбовоз,
и ждёт невыплаканных детских слёз,
и детям мира вновь готовит раны.

О, сколько их, безногих и безруких!
Как гулко в чёрствую кору земли,
не походя на все земные звуки,
стучат коротенькие костыли.

И я хочу, чтоб, не простив обиды,
везде, где люди защищают мир,
являлись маленькие инвалиды,
как равные с храбрейшими людьми.

Пусть ветеран, которому от роду
двенадцать лет,
когда замрут вокруг,
за прочный мир,
за счастие народов
подымет ввысь обрубки детских рук.

Пусть уличит истерзанное детство
тех, кто войну готовит, – навсегда,
чтоб некуда им больше было деться
от нашего грядущего суда.

*


А. Дольский


Баллада о без вести пропавшем

Меня нашли в четверг на минном поле.

В глазах разбилось небо, как стекло,

и всё, чему меня учили в школе,

в соседнюю воронку утекло.

Друзья мои по роте и по взводу

ушли назад, оставив рубежи,

и похоронная команда на подводу

меня забыла в среду положить.

И я лежал и пушек не пугался,

напуганный до смерти всей войной,

и подошёл ко мне какой-то Гансик

и наклонился тихо надо мной.

И обомлел недавний гитлерюгенд,

узнав в моём лице своё лицо,

и удивлённо плакал он, напуган

моей или своей судьбы концом.

О жизни не имея и понятья,

о смерти рассуждая как старик,

он бормотал молитвы ли, проклятья,

но я не понимал его язык.

И чтоб не видеть глаз моих незрячих,

в земле не нашей, мой недавний враг,

он закопал меня, немецкий мальчик, – 

от смерти думал откупиться так.

А через день, когда вернулись наши,

убитый Ганс в обочине лежал.

Мой друг сказал: – Как он похож на Сашу!

Теперь уж не найдёшь его, а жаль...

И я лежу уже десятилетья

в земле чужой, я к этому привык

и слышу, надо мной играют дети,

но я не понимаю их язык.

*


Он не стонал. Он только хмурил брови

И жадно пил. Смотрели из воды

Два впалых глаза. Капли тёплой крови

В железный ковш стекали с бороды.

С врагом и смертью не играя в прятки,

Он шёл сквозь эти хмурые леса.

Такие молча входят в пекло схватки

И молча совершают чудеса.

*



Он не вернулся из боя

Почему всё не так? Вроде всё как всегда:

То же небо – опять голубое,

Тот же лес, тот же воздух и та же вода,

Только он не вернулся из боя.

Мне теперь не понять, кто же прав был из нас

В наших спорах без сна и покоя.

Мне не стало хватать его только сейчас,

Когда он не вернулся из боя.

Он молчал невпопад и не в такт подпевал,

Он всегда говорил про другое,

Он мне спать не давал, он с восходом вставал,

А вчера не вернулся из боя.

То, что пусто теперь, – не про то разговор,

Вдруг заметил я – нас было двое.

Для меня будто ветром задуло костёр,

Когда он не вернулся из боя.

Нынче вырвалась, будто из плена, весна,

По ошибке окликнул его я:

– Друг, оставь покурить! – А в ответ – тишина:

Он вчера не вернулся из боя.

Наши мёртвые нас не оставят в беде,

Наши павшие – как часовые.

Отражается небо в лесу, как в воде,

И деревья стоят голубые.

Нам и места в землянке хватало вполне,

Нам и время текло для обоих.

Всё теперь одному. Только кажется мне,

Это я не вернулся из боя.

*



Мы вращаем землю

От границы мы Землю вертели назад –

Было дело, сначала.

Но обратно её закрутил наш комбат,

Оттолкнувшись ногой от Урала.

Наконец-то нам дали приказ наступать,

Отбирать наши пяди и крохи,

Но мы помним, как солнце отправилось вспять

И едва не зашло на Востоке.

Мы не меряем Землю шагами,

Понапрасну цветы теребя,

Мы толкаем её сапогами –

От себя, от себя.

И от ветра Востока пригнулись стога,

Жмётся к скалам отара.

Ось земную мы сдвинули без рычага,

Изменив направленье удара.

Не пугайтесь, когда не на месте закат.

Судный день – это сказки для старших.

Просто Землю вращают, куда захотят,

Наши сменные роты на марше.

Мы ползём, бугорки обнимаем,

Кочки тискаем зло, не любя,

И коленями Землю толкаем –

От себя, от себя.

Здесь никто не найдёт, даже если б хотел,

Руки кверху поднявших.

Всем живым – ощутимая польза от тел:

Как прикрытье используем павших.

Этот глупый свинец всех ли сразу найдёт,

Где настигнет – в упор или с тыла?

Кто-то там впереди навалился на дот –

И Земля на мгновенье застыла.

Я ступни свои сзади оставил,

Мимоходом по мёртвым скорбя,

Шар земной я вращаю локтями –

От себя, от себя.

Кто-то встал в полный рост и, отвесив поклон,

Принял пулю на вдохе,

Но на Запад, на Запад ползет батальон,

Чтобы солнце взошло на Востоке.

Животом – по грязи, дышим смрадом болот,

Но глаза закрываем на запах.

Нынче по небу солнце нормально идёт,

Потому что мы рвёмся на Запад!

Руки, ноги – на месте ли, нет ли, –

Как на свадьбе, росу пригубя,

Землю тянем зубами за стебли –

На себя, на себя!

*


Касаясь трёх великих океанов,

Она лежит, раскинув города,

Покрыта сеткою меридианов,

Непобедима, широка, горда.

Но в час, когда последняя граната

Уже занесена в твоей руке

И в краткий миг припомнить разом надо

Всё, что у нас осталось вдалеке.

Ты вспоминаешь не страну большую,

Какую ты изъездил и узнал,

Ты вспоминаешь родину – такую,

Какой её ты в детстве увидал.

Клочок земли, припавший к трём берёзам,

Далёкую дорогу за леском,

Речонку со скрипучим перевозом,

Песчаный берег с низким ивняком.

Вот где нам посчастливилось родиться,

Где на всю жизнь, до смерти, мы нашли

Ту горсть земли, которая годится,

Чтоб видеть в ней приметы всей земли.

Да, можно выжить в зной, в грозу, в морозы,

Да, можно голодать и холодать,

Идти на смерть… Но эти три берёзы

При жизни никому нельзя отдать.

*


Сзади Нарвские были ворота,

Впереди была только смерть...

Так советская шла пехота

Прямо в жёлтые жерла «Берт».

Вот о вас и напишут книжки:

«Жизнь свою за други своя»,

Незатейливые парнишки –

Ваньки, Васьки, Алёшки, Гришки,–

Внуки, братики, сыновья!

*



Ю. Левитанский

Ну что с того, что я там был. Я был давно, я всё забыл.

Не помню дней, не помню дат. И тех форсированных рек.

Я неопознанный солдат. Я рядовой, я имярек.

Я меткой пули недолёт. Я лёд кровавый в январе.

Я крепко впаян в этот лёд. Я в нём как мушка в янтаре.

Ну что с того, что я там был. Я всё забыл. Я всё избыл.

Не помню дат, не помню дней, названий вспомнить не могу.

Я топот загнанных коней. Я хриплый окрик на бегу.

Я миг непрожитого дня, я бой на дальнем рубеже.

Я пламя вечного огня, и пламя гильзы в блиндаже.

Ну что с того, что я там был. В том грозном быть или не быть.

Я это всё почти забыл, я это всё хочу забыть.

Я не участвую в войне, война участвует во мне.

И пламя вечного огня горит на скулах у меня.

Уже меня не исключить из этих лет, из той войны.

Уже меня не излечить от тех снегов, от той зимы.

И с той зимой, и с той землёй, уже меня не разлучить.

До тех снегов, где вам уже моих следов не различить.

*


Когда последний взрыв раздался,

Не умерла война во мне:

Я долго, долго оставался

Солдатом в мирной тишине.

Глядел на нивы и опушки,

Но лезли мысли прежних дней:

Как лучше здесь поставить пушки,

Где вырыть линию траншей.

У каждой речки мимоходом

Глаза, как требовал устав,

Искали «скрытые подходы»

И «ось» десантных переправ.

Боями бредил в сновидениях,

Порой все ночи напролёт,

То отдавал распоряжения,

А то командовал: «Вперёд!»

Жене, что в бок меня толкала:

«Да не шуми, проснись, чудак»,

Хрипел тревожно и устало:

«А ты сюда попала как?»

Когда последний взрыв раздался,

Не умерла война во мне:

Я долго, долго оставался

Солдатом в мирной тишине.

*


А мы с тобой, брат, из пехоты,

А летом лучше, чем зимой.

С войной покончили мы счёты,

Бери шинель, пошли домой!

Война нас гнула и косила,

Пришёл конец и ей самой.

Четыре года мать без сына,

Бери шинель, пошли домой!

К золе и к пеплу наших улиц

Опять, опять, товарищ мой,

Скворцы пропавшие вернулись,

Бери шинель, пошли домой!

А ты с закрытыми очами

Спишь под фанерною звездой.

Вставай, вставай, однополчанин,

Бери шинель пошли домой!

gorenka.org

Стихи о войне для детей и школьников | Стихи о Великой Отечественной Войне 1941

Стихи о войне

Служивый

Через плечо уставший автомат…
Я с ним за годы долгие сроднился,
Мне мир войны неведомый открылся:
Война – жестокий и ненужный ад.

Молчит кукушечка, а мне ведь скоро в бой.
Ну что ей стоит мне годков подбросить!
Не дай Господь, шальная пуля скосит.
Кукушка вещая, поговори со мной.

…Летят каймою белой облака,
На Родине моей цветёт калина.
Старушка мать, смахнув слезу, ждёт сына.
Ну а в груди её живёт тоска.

Даст Бог, вернётся в дом родной сынок
Осенним днём под клёкот журавлиный.
Пусть путь домой его не будет длинным,
И пусть до встречи будет малым срок.

Такая жизнь: то мир, а то война.
Где ложь, где правда – не сыскать ответа.
Опять ждёт бой солдата на рассвете.
За жизнь – копейка, на войне цена…

И. Мордовина

Дороги полны

Дороги военные в песнях воспетые,
Дождями омытые, снегом одетые,
Земля, что разбита ногами, копытами,
Прошедшими здесь и давно позабытыми.
В узлы сплетены, проторёны и пройдены,
Как вены набухшие раненой Родины.
Все силы на битву великую брошены.
Дороги - полны, а вот травы – не кошены.

В. Шильцын

День Победы

Праздник мира, весны и Победы
Ликованьем встречает народ,
Хоть достались тяжелые беды
Он за ратные подвиги горд.

Льются слезы бедой невозвратной
У могилы, где вечный огонь.
Для героев страны необъятной
Вверх взметнулась в салюте ладонь.

Обелиски на солнце сверкают,
На груди орденов перезвон,
То живые герои шагают,
Отдавая погибшим поклон.

Разукрасилось красками небо
В майский день, когда пела весна,
Акварелью победного цвета
Надо мной расцвели небеса.

В них восторг, вера в мирное время,
Память сердца о годах войны.
Одолели фашистское племя
Миру-мир вам, России сыны!

А. Зарубенко

В нашем крае не было войны

Зелень пробудившейся весны,
Щебет птиц, заливистый и звонкий…
В нашем крае не было войны,
Только приходили похоронки.

Вестник смерти, почтальон-старик,
Опустив глаза, конверт протянет, –
Полетит над полем бабий крик,
Ясный день мгновенно черным станет.

В сизой дымке скроются леса,
Стаи молний горизонт охватят,
Русские заплачут небеса
О погибшем на войне солдате.

Видятся детей и юных вдов
Тонкие страдальческие лица,
Срубы заколоченных домов,
Враз осиротевших без кормильца,

Яблони в заброшенных садах,
Темные фуфайки в изголовье,
Белые бинты в госпиталях
С красной проступающею кровью...

Подвигу людскому нет цены.
Памяти навеки нет покоя.
В нашем крае не было войны.
Разве можно говорить такое?!

В. Стоянцева

Цена победы

Рано утром в сорок первом
Началась война.
Чтобы выбить супостата
Встала вся страна.

Кто-то бился с ним в окопах,
Кто-то хлеб растил,
И в далёком сорок пятом
Всё же победил.

И вот спустя десятки лет
У деда я спросил:
"Скажи, отец, откуда в вас
Нашлось так много сил?

Ведь враг был техникой силён
Числом превосходил?
Но был разбит он в пух и прах
И голову сложил!"

Старик немного помолчал,
Слезинку обронил,
Сказал: "Вся сила в том, сынок,
Что РОДИНУ ЛЮБИЛ.. "

Р. Кутдусов

СОРОК ПЯТЫЙ


Блестят на солнце ордена,
Звенят торжественно медали,
Гордится ими вся страна,
Они свободу отстояли.

Всё меньше остаётся их,
Седых защитников народа,
Что приближали счастья миг,
К победе шли четыре года.

Их украшает седина,
Сияют новые медали,
В долгу пред ними вся страна,
Тепла они не ощущали.

Я в форме на парад иду,
В душе царит благоговенье,
Гремят фанфары раз в году,
И продолжается забвенье.

Мы за свободу шли на бой,
Войны безусые солдаты,
Чтоб защитить страну собой.
Уводят мысли в сорок пятый...

А. Болутенко

***

- Господи, смилуйся! - вскрикнула баба,
И застонала  - беспомощно, слабо.
Села на лавку, и в мертвых глазах
Скорчился болью затравленный страх.
И - тишина переполнила тело
В ушах зазвенело - "осиротела..."
- Осиротела, -ворочались губы,
И пятился образ Спасителя в угол...
А на столе, на бумаге шершавой
Буквы чернильные падали вправо.
Падали...
          падали...
                   Все повторяя:
"...пал смертью храбрых..."
                9 мая.

А. Парунов

Вам, ветераны!

Светлая память
Тем, кого нет!
Тем,
Кто не встретил
Мирный Рассвет,

Сквозь канонады,
Сквозь голод,
Сквозь страх,
Гордо Победу
Нёс на плечах.

Боже!
Дай здравия
Тем, кто живой,
После побоищ,
Вернулся домой!

Вам, ветераны,
В близи и в дали...
Низкий поклон
Мой
До самой земли!!!

Г. Кучер

День Победы (отрывок)

День Победы -  главный праздник,
Самый важный и святой.
Знают все, он завоёван
Был огромною ценой.

Слёзы радости и счастья,
Слёзы скорби и потерь,
Всё слилось в то день прекрасный,
В тот великий майский день.

Пусть идёт над миром праздник,
Пусть гремит салютов гром,
Ветераны тех событий
Снова вспомнят о былом.

Города и полустанки,
Деревеньки и поля,
Где они фашистов били,
Где погибли их друзья.

Светят звёзды обелисков
И бушует май в цветах,
Благородные седины
Пусть блистают на висках.

Пусть наденут ветераны
Все награды в этот день.
Все их подвиги и славу
Обойдёт забвенья тень.

Пусть гремит салют Победы,
Как с небес весенний гром,
Дорогие ветераны,
До земли Вам  наш поклон!

И. Бутримова

Парад Победы (отрывок)

Спешат года быстрее птичьих стай.
И дети той поры теперь уж деды,
Но каждый раз, когда приходит май,
Мы празднуем великую Победу.

И не стесняясь повлажневших глаз,
Припоминают старые солдаты
Тот незабвенный и заветный час,-
Победный марш в далеком сорок пятом,

Когда за шелком полковых знамен
Оружие сверкало блеском стали,
И перед строем боевых колонн,
Примкнув штыки, линейные стояли.

И вздрогнула от грохота земля!
И будто враз вздохнула мостовая,
И солнышко над башнями Кремля
Вдруг вспыхнуло, Победу озаряя!

И снова Май, сияет небосвод,
И вновь звенят награды фронтовые.
Да будет славен подвигом народ!
Да будет жить Великая Россия!

Ю. Михайленко

Девочка, прошедшая войну

Девушку, совсем ещё девчонку,
С мягкою улыбкой после сна,
В форме школьной, с бАнтами и чёлкой
Увела безжалостно война.

В медсанбатах фронтовых походных,
В городах, пылающих огнём
Всех солдат израненных, голодных
Возвращала к жизни день за днём.

Маленькими ловкими руками
Бинтовала раненых, слепых.
Сколько писем написала мамам
За безруких пареньков седых.

На шинели ордена, медали,
Выправка военная и стать.
Только деток руки не держали,
Не успела деток нарожать.

Всех, кто дорог был, любим и близок,
Забрала разлучница-война.
Пожелтевший обгоревший снимок:
Два солдата в форме и она.

Предлагали сердце, душу, руку.
Жизнь, как в сказке, счастье чередой.
Да лежит один в Великих Луках,
А под Сталинградом спит другой.

И стоит в печали одинокой
Слушая седую тишину,
Бабушкою ставшая до срока
Девочка, прошедшая войну.

Т. Лаврова

***

Мы прошли с тобою пол-Европы,
Прошагали в битвах полземли,
Кровью обагренные окопы
Нас хранили,в дружбе берегли.

Бок о бок сражаясь с мерзким гадом,
Погибали верные друзья,
И свистели в воздухе снаряды,
Содрогалась бедная земля..

Там, за нами Родина родная,
Отступать не смели ни на шаг,
Мы Россию грудью защищали,
Был повержен кровожадный враг.

Мы прошли от Волги до Берлина,
Гнали вон фашистскую чуму,
Нашу землю,что,непобедима
Не забрать во веки никому.

В. Задорожный

А я не видел деда...

А я не видел деда,
он не пришёл с войны.
Зато была победа
и слёзы той весны.

И я весной родился,
но через тридцать лет.
За это дед мой бился,
спасая белый свет.

На память только фото,
и старая тетрадь.
Теперь моя работа –
Россию защищать.

Напишет сын в тетрадке
неровною строкой:
«Спи, прадед, всё в порядке.
Суворовец Руцкой»

И пусть могила деда
от дома вдалеке.
Не зря была победа –
граница на замке!

Е. Долгих

День Победы

 А День Победы начинался просто:
Дождь с утречка поморосил немножко,
Дед хмурился, высказывался «остро»,
А мать в тарелки разлила окрошку.

Все ели молча, а меня свербило,
Сказать хотелось: «Дед, ну, расскажи!
Как там, в Рейстаге, это было?
Как батальоном брали этажи?
Как перед строем получал награды,
Дед, расскажи, мне это надо!»

Дед усмехнулся, понял всё без слов.
Надел пиджак и звякнули медали:
«Дороже всех моих наград любовь,
С которой меня дома ожидали.

Там, позади, остались смерть и боль,
И юность, обожженная войною.
Мы обо всём поговорим с тобой,
Когда поедем за реку, в ночное».

Поправил ордена, махнул рукою,
И захромал на праздничный концерт.
Пять долгих лет он был на поле боя,
Россию заслонял, как мог, собою,
Мой самый лучший, мой любимый дед!

Е. Долгих

Ветераны

Вот и снова весна, снова Праздник Победы,
Снова светлая грусть нам сжимает сердца -
Ведь уходят они - те, кто вынес все беды,
Не оставив позиций своих до конца !

А уходят, как жили - обычно и просто,
Не печалясь, что в жизнь их вмешалась война,
Как, когда-то - в разведку, за линию фронта,
На храненье отдав нам свои ордена....

В. Давыдов

Быль для детей

Летней ночью, на рассвете,
Гитлер дал войскам приказ
И послал солдат немецких
Против всех людей советских –
Это значит – против нас.

Он хотел людей свободных
Превратить в рабов голодных,
Навсегда лишить всего.
А упорных и восставших,
На колени не упавших,
Истребить до одного!

Он велел, чтоб разгромили,
Растоптали и сожгли
Все, что дружно мы хранили,
Пуще глаза берегли,

Чтобы мы нужду терпели,
Наших песен петь не смели
Возле дома своего.

Чтобы было все для немцев
Для фашистов-иноземцев.
А для русских и для прочих,
Для крестьян и для рабочих – Ничего!

Нет! - сказали мы фашистам .
- Не потерпит наш народ ,
Чтобы русский хлеб душистый
Назывался словом «брот» ...

И от моря и до моря
Поднялись большевики ,
И от моря и до моря
Встали русские полки .

Встали , с русскими едины ,
Белорусы , латыши ,
Люди вольной Украины ,
И армяне , и грузины ,
Молдаване , чуваши -

Все советские народы
Против общего врага ,
Все , кому мила свобода
И Россия дорога !

С. Михалков

* * *

На фотографии в газете
нечетко изображены
бойцы, еще почти что дети,
герои мировой войны.
Они снимались перед боем -
в обнимку, четверо у рва.
И было небо голубое,
была зеленая трава.
Никто не знает их фамилий,
о них ни песен нет, ни книг.
Здесь чей-то сын и чей-то милый
и чей-то первый ученик.
Они легли на поле боя,-
жить начинавшие едва.
И было небо голубое,
была зеленая трава.
Забыть тот горький год неблизкий
мы никогда бы не смогли.
По всей России обелиски,
как души, рвутся из земли.
...Они прикрыли жизнь собою,-
жить начинавшие едва,
чтоб было небо голубое,
была зеленая трава.

Р. Казакова

***

Ветер гонит облако с дождями,
Листья перевертывает скопом.
Мы сидим в отрытой наспех яме,
Кратко именуемой окопом.

На штыки склоняясь, дремлем стоя,
К стенке приспособившись спиною.
Снится только самое простое -
Отдых с табаком и тишиною.

Но еще нам снится на рассвете
День победный, громкий и нарядный.
То, что с нами было в сорок третьем,
Кажется теперь невероятным.

И теперь нам кажется порою,
Что не уезжали из столицы,
И, бывает, кутаем весною
Горло из боязни простудиться.

Но случись гроза над нашим краем,
Будем - вновь живучие, как боги,-
О победе и тепле мечтая,
Ждать чужие танки у дороги.

К. Ваншенкин

Весна победы

Весна пришла и День Победы
Встречает снова вся страна.
Давно не слышно канонады,
Но не забыта та война.

Бои тяжелые под Брестом
И отступленье до Москвы.
Разгром врага под Сталинградом
Победы первые ростки.

Весна Победы, гром салютов
И слёзы на глазах солдат.
Как долго ждали мы Победы
И майский праздничный парад.

На фронте и в глубоком тыле,
Ковал Победу весь народ.
Не все вернулись с поля брани,
Их подвиг в памяти живёт.

Уходят в вечность ветераны
Но сохраним мы навсегда.
Бессмертный ваш Великий подвиг
И не забудем никогда

Алекс

***

Что мы знаем о войне?! – Немного…
По рассказам бабушек и мам
Знаем, что надежда и тревога
Об руку ходили по домам.

Слухи зависали, как знамена.
Дымом застилался горизонт.
Многоверстный и многоименный
Жаждал крови ненасытный фронт.

А из тыла за волной волна
Шла латать верховные промашки:
Всасывала мальчиков война –
И выплевывала мертвые бумажки.

Каждый шаг – к победе ли, к беде, –
Сводки измеряли расстояньем.
Даже самый распобедный день
Был кому-то вечным расставаньем.

Годы возвращающий экран,
Очевидцев честные романы –
Все равно останутся обманом:
Ссадины не заменяют ран.

Только изредка за толщей дней
Вдруг всплеснёт сирены голос лютый,
Замирая криками детей –
И застынет сердце на минуту…

М. Галин

День Победы

Победный день! Он и далёк и близок...
Везде салюты празднично гремят.
Светлеют лица ветеранов от улыбок,
А слёзы заблестят, отводят взгляд.

Четыре долгих и тяжёлых года,
Стояла насмерть русская земля.
Отцов,на фронт ушедших, на заводах,
Сменяли,подрастая , сыновья.

Как мало тех, кто воевал,осталось,
Тех,кто в тылу вносил в Победу вклад
И в чьих сердцах без вида на усталость
Мы слышим грохот давних канонад.

Мы помним Вас,герои, поимённо.
И гордо- "ветеранами"- зовём.
И от потомков всей страны огромной
За ратный подвиг низкий, Вам ,поклон!

Г. Долгих

В землянке

Огонек чадит в жестянке,
Дым махорочный столбом...
Пять бойцов сидят в землянке
И мечтают кто о чем.

В тишине да на покое
Помечтать оно не грех.
Вот один боец с тоскою,
Глаз сощуря, молвил: "Эх!"

И замолк, второй качнулся,
Подавил протяжный вздох,
Вкусно дымом затянулся
И с улыбкой молвил: "Ох!"

"Да",- ответил третий, взявшись
За починку сапога,
А четвертый, размечтавшись,
Пробасил в ответ: "Ага!"

"Не могу уснуть, нет мочи! -
Пятый вымолвил солдат. -
Ну чего вы, братцы, к ночи
Разболтались про девчат!"

Э. Асадов

Пехота

Пехота серой ленточкой пошла
Спеша, закутавшись в седом тумане.
От страха сжалась, скомкалась душа,
Её смерть поджидала на кургане.

Траву примяли тысячи сапог,
Ковыль посеребрил степные дали.
Ждёт каждого солдата сто дорог,
Не всем маршруты лёгкие раздали.

Летят, туман пронзая, трассера;
Хрипя со стоном, падают солдаты.
Застыло в небе громкое “Ура!”,
“За Родину!”, “За нас, за всех, ребята!”

А над курганом солнечный восход.
И помирать кому же, брат, охота!
Солдатам знать судьбу бы наперёд…
Застыв, сереет на земле пехота.

Растаял не спросясь седой туман
И оголил сердца солдатам, души.
Растаял, словно зыбкий талисман,
Покров от смерти для солдат разрушив.

И. Мордовина

***

Разведка

Вдали татакал злобно пулемёт,
От гари наждаком тянуло глотку.
Разведка шла без отдыха вперёд,
Не вытоптав травы, не тронув ветку.

Проход найти и вывести солдат,
Дорогу отыскать из окруженья.
Война – тяжёлый труд и сущий ад.
Чтоб не сойти с ума, где взять терпенье?

Размеренный, холодный сердца стук.
Деталь любая – словно фант в копилку.
Сомнений нет и нет душевных мук,
И рановато думать про могилку.

Найти бы в окружении проход
И выполнить еще одну работу.
Зависит от разведчиков исход:
Сумеют ли они спасти пехоту…

И. Мордовина

***

Оборванного мишку утешала
Девчушка в изувеченной избе:
"Не плачь, не плачь... Сама недоедала,
Полсухаря оставила тебе...

... Снаряды пролетали и взрывались,
Смешалась с кровью черная земля...
Была семья, был дом... Теперь остались
Совсем одни на свете - ты и я..."

... А за деревней рощица дымилась,
Поражена чудовищным огнём,
И Смерть вокруг летала злою птицей,
Бедой нежданной приходила в дом...

"Ты слышишь, Миш, я сильная, не плачу,
И мне дадут на фронте автомат.
Я отомщу за то, что слезы прячу,
За то, что наши сосенки горят..."

Но в тишине свистели пули звонко,
Зловещий отблеск полыхнул в окне...
И выбежала из дому девчонка:
"Ой, Мишка, Мишка, как же страшно мне!.."

... Молчание. Ни голоса не слышно.
Победу нынче празднует страна...
А сколько их, девчонок и мальчишек,
Осиротила подлая война?!..

Л. Тасси

***

Приснилось мне, приснилось мне
Как будто я на той войне.
Вдруг вижу – папа молодой,
Тогда еще не папа мой,
Такой смешной, такой худой,
И совершенно не седой.
Среди разрывов и огня
Идет, не зная про меня.

Приснилось мне, приснилось мне,
Я папу видел на войне.
Идет куда-то в сапогах
Не на протезах.
На ногах.
 
Петр Давыдов

***

Вот и кончилась война,
И домой вернулся я,
И вернулся я домой,
Что увидел, Боже мой!
Нету дома, нету крыши,
Нет детей и нет жены,
Под камнями скребут мыши,
Все деревья сожжены.
Все проклятые фашисты,
Дом и счастье отняли,
Ну а я то был танкистом,
А в награду получи…
И не зная, что мне делать,
Я побрел куда-то вдаль,
Были дом, семья и дети,
А осталась лишь медаль…

Флерка

***

Война приходит в каждый дом,
И даже к тем, кто ищет мира,
Кто не боец и не задира.
Война приходит в каждый дом.

Сегодня слезы на глазах
Не только там, где боль ужасна,
Но даже тут, где не опасно,
Сегодня слезы на глазах.

Минута долгая кричит,
Она со всех сторон нависла.
Страшны печальные те числа.
Минута долгая кричит.

Война приходит в каждый дом,
Она уносит наших близких.
Предвестница желаний низких –
Война – приходит в каждый дом.

О. Козырев

***

Если завтра была война,
я бы просто так не сдавался
в руки взял автомат
и с друзьями бок-о-бок сражался

и отправился я на линию фронта
защищать границу страны
и уснул бы навеки под слоем грунта
похороненый с честью свиньи

душу бы Дяде Ване продал
что бы стропы в огню запылали
молча летел и на замлю камнем упал
или с криком "Родину-мать не бросаем!"

Окопы бы рыл голой рукой
Ел песок, выгразая траншеи
Лишь бы враг не прошел,
пусть велики будут наши потери

РГД сжал в руке и на танки, которые
одному никогда не взорвать
но нас таких много, готовые
за Родину жизни отдать.

Свою жизнь я терял в этих строках,
попадая под пули зверей,
не один раз,а много
и всё лишь для вас, для детей...

Что бы память жила о солдатах,
внесших флаг на крышу Рейхстага,
профашистским эстонцам на пальцах нужно разъяснить:
гитлеровскую жажду одной русской кровью было не утолить...

С. Стронций

Война - игрушка. Но в руках кого?

Рукой стирая слезы у окна,
Она глазами провожает мужа.
Ведь где-то там опять идет война.
Скажите: ну кому все это нужно?

Почувствовав ее взгляд на спине,
В последний раз несмело обернулся
И будто взглядом он сказал жене:
"Ты жди, любимая, ты жди. Вернусь я".

Что наша жизнь? Жестокое кино,
Безжалостная, дикая воронка.
И в дверь звонок... Письмо? Нет, не письмо...
И сжалось сердце: это похоронка!

Война - игрушка. Но в руках кого?
Кому же в радость новая могила?
Кому же стало легче от того,
Что мать не встретится с погибшим сыном,

Что мальчик с синевою на глазах
Забудет, что такое слово "папа",
А та, что его держит на руках,
Навек останется вдовой солдата?

О матери и жены тех ребят,
Чьи жизни унесли войны рассветы!
Пред вами на коленях вся земля,
Пред вами на коленях вся планета!

Т. Опанасенко

***

На лицах детей
Только страхи и боль,
Они, к сожаленью,
Знакомы с войной.
По бледненьким щёчкам
Катятся слёзы.
Несчастье и боль близко-близко ходят.
Война беспощадно весь мир обнимает,
А дети страдают,
А дети не знают,
Что где-то рядом бродит смерть,
Боятся они на неё посмотреть.
И страшные люди в военной форме
Вон там, на ходу,  стреляют по окнам...
И тут вдруг солдат  заходит в дом,
Весь грязный, в крови, а в руках – пулемёт.
А дети чуть дышат,
Боясь умереть,
Солдат-то их слышит,
Да не смеет смотреть.
Он знает прекрасно,
Что им тяжело.
Зачем, ну зачем не опустит ружьё?
Ведь знает прекрасно, что
Дети – святое,
Убить ребёнка –
Аду подобно.
Но отдан приказ –
«Уничтожить село!»...
В глазах у солдата
Слёзы давно.
Он стоит и не знает,
Что делать ему.
Теперь сам как ребёнок
У чувства  в плену.
А бедные детки,
Прижавшись друг к другу,
Лишь верят в детство...
Лишь верят в чудо...

Этьен

Мы в той войне победили

Историей стала Война.
Всё меньше в живых ветеранов,
Лишь в праздник видны ордена,
Всё реже идут на экране

Сюжеты Второй мировой.
Уже современные дети
И вовсе не знают, порой,
Что всё это было на свете.

О тех временах «знатоки»,
Которые лиха не знали,
Вещают, что наши полки
Неправильно, мол, воевали.

Что маршалы наши – дерьмо,
Ведь русских-то больше убили.
Глядишь, и собою само
Окажется, что победили

Союзные силы, не мы.
То скрытно, а то и открыто
Внедряется в наши умы,
Что карта российская бита.

На нашей земле проросло
Фашизма звериное семя.
Как это случиться могло?
Что с нами? Что с нами со всеми?

Да, ныне не те времена,
Другие уж приоритеты.
Уходит в былое война,
Советское кануло в лету.

Враги нам уже не враги,
Пускай не друзья, но партнёры.
Мы первые видим шаги
Свободы по нашим просторам.

Но помнить мы твёрдо должны
Свои и легенды, и были.
Мы дети Великой Страны,
И Мы в той Войне победили!

Ю. Вайн

Заучит все реже слово "Ветеран"

Звучит так гордо - ветеран!
Но в сердце боль от прошлых ран.
И клонит голову печаль,
И тяжек скорбных слёз хрусталь.

Звучит так сильно - воевал,
Отчизну жизнью защищал.
Но боль в глазах, её не скрыть:
Друзей погибших - не забыть.

Звучит победно - ветеран!
По бедам шёл он, на таран -
Не украшение медаль,
А славных доблестей скрижаль.

Звучит всё реже - ветеран!
Но память - вечный океан...
Пусть не иссякнет он вовек,
Ведь прошлым вечен человек!

Н. Самоний

Памяти героев Великой Отечественной войны

Я чувствую кожей, как стонет земля,
Полями сражений вздыхая.
Я вижу, как сохнут, скорбя, тополя,
Листву, словно слёзы, роняя;

Я слушаю ветер - он эхом войны
Гудит так щемяще-тревожно.
Он помнит всех тех, кто пропал без вины
В кровавом огне бездорожья.

Я чувствую кожей, как стонет земля,
Кургановой грудью вздыхая.
Я слышу, как росами плачут поля,
С мольбою сердечно взывая:

Одумайтесь, люди... Не надо войны!

Н. Самоний

Горящее лето 41го

Земля вокруг дышала тишиной,
Трава росой упавшей умывалась.
Спала страна - июньский выходной,
Но до войны мгновение осталось.

Мистически задуманный блиц-криг,
Взревели танки, взвыли самолеты.
Земли родной протяжный жуткий крик,
Под сапогами вражеской пехоты.

Сжимается пружина до конца,
Видна Москва в немецкие бинокли.
Но все - от старика и до юнца
Увидев смерть, не распустили сопли.

И машинист с Заставы Ильича,
И школьники, что жили на Таганке,
Тушили зажигалки по ночам
Шли в полный рост на вражеские танки.

Уходит время - 7 десятков лет
Прошло с того пылающего лета.
И пусть уже сегодня с нами  нет
Героев тех, чьи подвиги воспеты.

Мы помним их - и память не стереть.
В израненной земле лежат солдаты.
За жизнь других они пошли на смерть,
Ложась под танк с последнею гранатой.

Ю. Шмидт

За Отечество

Белым саваном снега укрыта земля,
Здесь бои проходили когда-то.
Той далекой зимою, в конце февраля,
Встали насмерть Отчизны солдаты.

За Отечество бились - ни шагу назад!
И с гранатами лезли под танки:
Ополченец рабочий, комвзвод лейтенант
И безусый парнишка с Таганки.

Сколько боли и ран оставляла война,
На земле нашей с вами Российской.
Тех погибших солдат мы прочтем имена
На гранитной плите обелиска.

Ю. Шмидт

Май 45-го

Май сорок пятого. Победа.
Усталость. Тяжесть рук и ног.
Ее так ждали наши деды,
Прошел уже не малый срок.

Четыре года перестрелок,
Бомбежек, яростных атак.
Тупая боль сковала тело.
Все! Сдался вражеский Рейхстаг!

Ценою миллионов жизней,
Сгоревших, сел и городов,
Повергнута чума фашизма.
Ценой могил, ценой крестов.

В руках держали папиросы,
Уже не в силах прикурить.
Сидят солдаты и матросы,
Сумевшие тогда дожить.

Ю. Шмидт

Вечный огонь

Вечный огонь. Александровский сад.
Вечная память героям.
Кто же он был, неизвестный солдат,
Чтимый Великой страною.

Может, он был, еще юный курсант,
Или простой ополченец.
Может, убит, потому что не встал
Перед врагом на колени.

Может, в атаку он шел в полный рост,
Пуля в излете достала.
Или он был неизвестный матрос,
Тот, что погиб у штурвала.

Может, был летчик, а может танкист;
Это сегодня не важно.
Мы никогда не прочтем этот лист,
Тот треугольник бумажный.

Вечный огонь. Александровский сад.
Памятник тысячам жизней.
Вечный огонь - это память солдат,
Честно служивших отчизне.

Ю. Шмидт

Защитники Отечества родного...

Две старых фотографии, два деда,
Со стен, как будто смотрят на меня.
Один погиб, почти перед победой,
Другой - пропал в немецких лагерях.

Один дошел до самого Берлина,
В апреле сорок пятого - убит.
Другой- пропал без вести, словно сгинул,
И, даже не известно, где лежит.

Защитники Отечества родного,
Две разных жизни, но с одной судьбой.
Со старых фотографий смотрят снова,
Те, кто отдали жизнь за нас с тобой.

И в этот День Защитника Отчизны,
Героев павших будем вспоминать.
Они для нас свои отдали жизни,
Чтоб мы могли отчизну защищать.

Ю. Шмидт

ivanok.ru

Красивые стихи о войне

Славно начато славное дело
В грозном грохоте, в снежной пыли,
Где томится пречистое тело
Оскверненной врагами земли.
К нам оттуда родные березы
Тянут ветки и ждут и зовут,
И могучие деды-морозы
С нами сомкнутым строем идут.

Вспыхнул над молом первый маяк,
Других маяков предтеча,—
Заплакал и шапку снял моряк,
Что плавал в набитых смертью морях
Вдоль смерти и смерти навстречу.

Победа у наших стоит дверей…
Как гостью желанную встретим?
Пусть женщины выше поднимут детей,
Спасенных от тысячи тысяч смертей,—
Так мы долгожданной ответим.

2

Давно окончилась война,
И победившей нет державы,
Теряют цену ордена,
Героям нет достойной славы.

Уходят в мир иной они,
За подвиг не найдя почёта,
В победные их видят дни,
Иного славить чтоб кого-то.

Суровый сорок первый год,
Была тяжёлой оборона,
Но смотрит на войну народ,
Как на поход Наполеона.

Уходят годы, словно дым,
А ветераны – как изгои,
И непонятно молодым,
За что сражались, как Герои.

Давно окончилась война,
Хоть отмечаем День Победы,
Но какова ему цена:
Теплом Герои не согреты.

3

Враги сожгли родную хату,
Сгубили всю его семью.
Куда ж теперь идти солдату,
Кому нести печаль свою?

Пошел солдат в глубоком горе
На перекресток двух дорог,
Нашел солдат в широком поле
Травой заросший бугорок.

Стоит солдат — и словно комья
Застряли в горле у него.
Сказал солдат: «Встречай, Прасковья,
Героя-мужа своего.

Готовь для гостя угощенье,
Накрой в избе широкий стол, —
Свой день, свой праздник возвращенья
К тебе я праздновать пришел…»

Никто солдату не ответил,
Никто его не повстречал,
И только теплый летний ветер
Траву могильную качал.

Вздохнул солдат, ремень поправил,
Раскрыл мешок походный свой,
Бутылку горькую поставил
На серый камень гробовой.

«Не осуждай меня, Прасковья,
Что я пришел к тебе такой:
Хотел я выпить за здоровье,
А должен пить за упокой.

Сойдутся вновь друзья, подружки,
Но не сойтись вовеки нам…»
И пил солдат из медной кружки
Вино с печалью пополам.

Он пил — солдат, слуга народа,
И с болью в сердце говорил:
«Я шел к тебе четыре года,
Я три державы покорил…»

Хмелел солдат, слеза катилась,
Слеза несбывшихся надежд,
И на груди его светилась
Медаль за город Будапешт.

4

Ах война, что ж ты сделала подлая:
Стали тихими наши дворы,
Наши мальчики головы подняли,
Повзрослели они до поры,

На пороге едва помаячили
И ушли за солдатом – солдат…
До свидания мальчики! Мальчики,
Постарайтесь вернуться назад

Нет, не прячьтесь, вы будьте высокими
Не жалейте ни пуль, ни гранат,
И себя не щадите вы, и все-таки
Постарайтесь вернуться назад.

Ах война что ж ты подлая сделала:
Вместо свадеб – разлуки и дым.
Наши девочки платьица белые
Раздарили сестренкам своим.

Сапоги – ну куда от них денешься?
Да зеленые крылья погон…
Вы наплюйте на сплетников, девочки,
Мы сведем с ними счеты потом.

Пусть болтают, что верить вам не во что,
Что идете войной наугад…
До свидания, девочки! Девочки,
Постарайтесь вернуться назад.

5

Внимая ужасам войны,
При каждой новой жертве боя
Мне жаль не друга, не жены,
Мне жаль не самого героя…
Увы! утешится жена,
И друга лучший друг забудет;
Но где-то есть душа одна —
Она до гроба помнить будет!
Средь лицемерных наших дел
И всякой пошлости и прозы
Одни я в мир подсмотрел
Святые, искренние слезы —
То слезы бедных матерей!
Им не забыть своих детей,
Погибших на кровавой ниве,
Как не поднять плакучей иве
Своих поникнувших ветвей…

6

Ещё той ночью игры снились детям,
Но грозным рёвом, не пустой игрой,
Ночное небо взрезав на рассвете,
Шли самолёты на восток.
Их строй

Нёс, притаясь, начало новой ноты,
Что, дирижёрским замыслам верна,
Зловещим визгом первого полёта
Начнёт запев по имени — война.

Но дирижер не знал, что в этом звуке,
Где песнь Победы чудилась ему,
Звучат народа собственного муки,
Хрипит Берлин, поверженный в дыму.

Той первой ночью, в ранний час рассвета,
Спала земля в колосьях и цветах,
И столько было света,
Столько цвета,
Что снились разве только в детских снах.

Той ночью птицы еле начинали
Сквозь дрёму трогать флейты и смычки,
Не ведая, что клювы хищной стаи
Идут, уже совсем недалеки.

Там где-то стон растоптанной Европы,
А здесь заставы день и ночь не спят.
Притих в лазурной дымке Севастополь.
Притих под белой ночью Ленинград.

Штыки постов глядятся в воды Буга.
Ещё России даль объята сном…
Но первой бомбы вой коснулся слуха,
И первый гром — и первый рухнул дом.

И первый вопль из детской колыбели,
И материнский, первый, страшный крик,
И стук сердец, что сразу очерствели
И шли в огонь, на гибель, напрямик.

И встал в ту ночь великий щит народа
И принял в грудь ударов первый шквал,
Чтоб год за годом, все четыре года,
Не утихал сплошной девятый вал…

… Всё отошло. Заволоклось туманом.
И подняла Победа два крыла.
Но эта ночь, как штыковая рана,
Навек мне сердце болью обожгла.

7

Блестят на солнце ордена,
Звенят торжественно медали,
Гордится ими вся страна,
Они свободу отстояли.

Всё меньше остаётся их,
Седых защитников народа,
Что приближали счастья миг,
К победе шли четыре года.

Их украшает седина,
Сияют новые медали,
В долгу пред ними вся страна,
Тепла они не ощущали.

Я в форме на парад иду,
В душе царит благоговенье,
Гремят фанфары раз в году,
И продолжается забвенье.

Мы за свободу шли на бой,
Войны безусые солдаты,
Чтоб защитить страну собой.
Уводят мысли в сорок пятый...

8

Дочь обратилась однажды ко мне:
- Папа, скажи мне, кто был на войне?
- Дедушка Лёня — военный пилот -
В небе водил боевой самолёт.
Дедушка Женя десантником был.
Он вспоминать о войне не любил
И отвечал на вопросы мои:
- Очень тяжёлые были бои.
Бабушка Соня трудилась врачом,
Жизни спасала бойцам под огнём.
Прадед Алёша холодной зимой
Бился с врагами под самой Москвой.
Прадед Аркадий погиб на войне.
Родине все послужили вполне.
Много с войны не вернулось людей.
Легче ответить, кто не был на ней.

9

Казалось, было холодно цветам,
и от росы они слегка поблёкли.
Зарю, что шла по травам и кустам,
обшарили немецкие бинокли.
Цветок, в росинках весь, к цветку приник,
и пограничник протянул к ним руки.
А немцы, кончив кофе пить, в тот миг
влезали в танки, закрывали люки.
Такою все дышало тишиной,
что вся земля еще спала, казалось.
Кто знал, что между миром и войной
всего каких-то пять минут осталось!
Я о другом не пел бы ни о чем,
а славил бы всю жизнь свою дорогу,
когда б армейским скромным трубачом
я эти пять минут трубил тревогу.

10

Дочь обратилась однажды ко мне:
- Папа, скажи мне, кто был на войне?
- Дедушка Лёня — военный пилот -
В небе водил боевой самолёт.
Дедушка Женя десантником был.
Он вспоминать о войне не любил
И отвечал на вопросы мои:
- Очень тяжёлые были бои.
Бабушка Соня трудилась врачом,
Жизни спасала бойцам под огнём.
Прадед Алёша холодной зимой
Бился с врагами под самой Москвой.
Прадед Аркадий погиб на войне.
Родине все послужили вполне.
Много с войны не вернулось людей.
Легче ответить, кто не был на ней.

Казалось, было холодно цветам,
и от росы они слегка поблёкли.
Зарю, что шла по травам и кустам,
обшарили немецкие бинокли.
Цветок, в росинках весь, к цветку приник,
и пограничник протянул к ним руки.
А немцы, кончив кофе пить, в тот миг
влезали в танки, закрывали люки.
Такою все дышало тишиной,
что вся земля еще спала, казалось.
Кто знал, что между миром и войной
всего каких-то пять минут осталось!
Я о другом не пел бы ни о чем,
а славил бы всю жизнь свою дорогу,
когда б армейским скромным трубачом
я эти пять минут трубил тревогу.

stihivsem.ru

Стихи о войне современных неизвестных авторов ~ Оллам

Так тихо подумал про себя солдат......

Наталья Чичканева

С днём победы .

seromanin

Спросила дедушку.....

Наталья Чичканева

Двуугольник "Слухи"

Ефим Синев

Солдат

Наталья Чичканева

К 75 - летию Великой Победы

Fedya Chikmandarov

Награда

Татьяна Шелыганова

...

Яков Локтионов

Вандализм в музее военной техники

Дмитрий Шнайдер

Гражданская война

Лев Зазерский

Не нужны ракеты, бомбы не нужны...

Fedya Chikmandarov

Ты убит в декабре сорок первого ...

Лев Зазерский

"Три славных дня". Июль. Тридцатый год. 

Потапова Елена

Мальчики, поэты, комсомольцы

Потапова Елена

Сорок пятый. Грянули салюты.

Потапова Елена

Фабрика святых. Пятая тетрадь

П. Фрагорийский

Фабрика святых. Четвертая тетрадь

П. Фрагорийский

Фабрика святых. Третья тетрадь

П. Фрагорийский

Война народу не нужна

Михаил Васильков

Фабрика святых. Первая тетрадь

П. Фрагорийский

Фабрика святых. Вторая тетрадь

П. Фрагорийский

Бессмертный полк

Лев Зазерский

Память о войне

Лев Зазерский

«ДЕНЬ ПОБЕДЫ 1945 ГОДА»

Максимчук Людмила Викторовна

Война

Лев Зазерский

ollam.ru

День Победы — десять самых пронзительных стихотворений о войне

Девятого мая в России и во многих других странах отмечается один из самых главных праздников – День Победы в Великой Отечественной войне. В этой самой страшной за всю историю человечества войне советский народ потерял более 27 миллионов человек.

В память об этой трагедии, о подвиге и героизме народа, победившего фашизм, Федеральное агентство новостей решило напомнить читателям с детства знакомые строки самых пронзительных стихотворений, написанных о войне. Все поэты, стихи которых мы приводим, за исключением Владимира Высоцкого, сами прошли фронт, воевали, работали военными корреспондентами. Поэт Михаил Кульчицкий с войны не вернулся…

«Жди меня», – просили любимых солдаты, уходя на войну

Знаменитое стихотворение Константина Симонова, которое получило название по первой строчке, является одним из самых высоких образцов русской лирики. Слова «жди меня» мог бы сказать каждый, кто уходил навстречу смерти и неизвестности и мечтал о прочном тыле, о любви и верности.

Константин Симонов

***

Жди меня, и я вернусь.
Только очень жди,
Жди, когда наводят грусть
Желтые дожди,
Жди, когда снега метут,
Жди, когда жара,
Жди, когда других не ждут,
Позабыв вчера.
Жди, когда из дальних мест
Писем не придет,
Жди, когда уж надоест
Всем, кто вместе ждет.

Жди меня, и я вернусь,
Не желай добра
Всем, кто знает наизусть,
Что забыть пора.
Пусть поверят сын и мать
В то, что нет меня,
Пусть друзья устанут ждать,
Сядут у огня,
Выпьют горькое вино
На помин души...
Жди. И с ними заодно
Выпить не спеши.

Жди меня, и я вернусь,
Всем смертям назло.
Кто не ждал меня, тот пусть
Скажет: — Повезло.
Не понять, не ждавшим им,
Как среди огня
Ожиданием своим
Ты спасла меня.
Как я выжил, будем знать
Только мы с тобой, —
Просто ты умела ждать,
Как никто другой.

/июль-август 1941 года/

«Упадническая» песня

Знаменитую песню «В землянке» на стихи Алексея Суркова одно время даже пытались запретить, слова «а до смерти четыре шага» кто-то из начальства посчитал упадническими. Но на фронте ее всё равно пели, а гвардейцы-танкисты писали поэту: «Напишите вы для этих людей, что до смерти четыре тысячи английских миль, а нам оставьте так, как есть, — мы-то ведь знаем, сколько шагов до неё, до смерти». «Землянка» прозвучала и в поверженном Берлине у стен Рейхстага.

Алексей Сурков

В землянке

Бьется в тесной печурке огонь,
На поленьях смола, как слеза,
И поет мне в землянке гармонь
Про улыбку твою и глаза.

Про тебя мне шептали кусты
В белоснежных полях под Москвой.
Я хочу, чтобы слышала ты,
Как тоскует мой голос живой.

Ты сейчас далеко-далеко.
Между нами снега и снега.
До тебя мне дойти нелегко,
А до смерти — четыре шага.

Пой, гармоника, вьюге назло,
Заплутавшее счастье зови.
Мне в холодной землянке тепло
От моей негасимой любви.

Самый страшный час в бою

Это одно из самых страшных стихотворений о войне, написанное Семеном Гудзенко, который студентом в 1941 году добровольцем ушел на фронт, был пулеметчиком, а после тяжелейшего ранения – военкором. Война догнала его – он умер от последствий ранений в 30 лет.

Семен Гудзенко

Перед атакой

Когда на смерть идут — поют,
А перед этим можно плакать.
Ведь самый страшный час в бою —
Час ожидания атаки.

Снег минами изрыт вокруг
И почернел от пыли минной.
Разрыв — и умирает друг.
И значит — смерть проходит мимо.

Сейчас настанет мой черед,
За мной одним идет охота.
Будь проклят сорок первый год,
И вмерзшая в снега пехота.

Мне кажется, что я магнит,
Что я притягиваю мины.
Разрыв — и лейтенант хрипит.
И смерть опять проходит мимо.

Но мы уже не в силах ждать.
И нас ведет через траншеи
Окоченевшая вражда,
Штыком дырявящая шеи.

Бой был короткий. А потом
Глушили водку ледяную,
И выковыривал ножом
Из-под ногтей я кровь чужую.

/октябрь 1942/

Не до ордена – была бы Родина

Поэт Михаил Кульчицкий ушел на фронт в 1941 году, воевал в истребительном батальоне. В декабре 1942 года окончил пулеметно-минометное училище, получил звание младшего лейтенанта. 19 января 1943 года командир минометного взвода младший лейтенант Михаил Кульчицкий погиб в бою под селом Трембачево Луганской области при наступлении от Сталинграда в район Харькова. Самые знаменитые свои стихи он написал за три недели до гибели.

Михаил Кульчицкий

***

Мечтатель, фантазер, лентяй-завистник!
Что? Пули в каску безопасней капель?
И всадники проносятся со свистом
вертящихся пропеллерами сабель.
Я раньше думал: «лейтенант»
звучит вот так: «Налейте нам!»
И, зная топографию,
он топает по гравию.

Война — совсем не фейерверк,
а просто — трудная работа,
когда,
черна от пота,
вверх
скользит по пахоте пехота.
Марш!
И глина в чавкающем топоте
до мозга костей промерзших ног
наворачивается на чеботы
весом хлеба в месячный паек.
На бойцах и пуговицы вроде
чешуи тяжелых орденов.
Не до ордена.
Была бы Родина
с ежедневными Бородино.

/26 декабря 1942, Хлебниково-Москва/

Недолет. Перелет. Недолет

Поэт-фронтовик Александр Межиров воевал в составе парашютно-десантного корпуса, потом в стрелковом батальоне, был несколько раз ранен, выходил из окружения в Синявинских болотах. Самые известные стихи Межирова «Коммунисты, вперед!», а жаль…

Александр Межиров

***

Мы под Колпином скопом стоим,
Артиллерия бьет по своим.
Это наша разведка, наверно,
Ориентир указала неверно.

Недолет. Перелет. Недолет.
По своим артиллерия бьет.

Мы недаром присягу давали.
За собою мосты подрывали, —
Из окопов никто не уйдет.
Недолет. Перелет. Недолет.

Мы под Колпином скопом лежим
И дрожим, прокопченные дымом.
Надо все-таки бить по чужим,
А она — по своим, по родимым.

Нас комбаты утешить хотят,
Нас, десантников, армия любит...
По своим артиллерия лупит, —
Лес не рубят, а щепки летят.

Памяти поэта Михаила Кульчицкого

Стихи памяти своего погибшего друга посвятил один из самых крупных русских поэтов 20 века Борис Слуцкий, прошедший всю войну, несколько раз раненный, всю жизнь мучившийся от последствий фронтовой контузии. Одно из самых знаменитых стихотворений Слуцкого «Лошади в океане» было настолько популярным, что ходило в рукописях без указания имени автора, став почти народным.

Борис Слуцкий

Голос друга

Памяти поэта Михаила Кульчицкого

Давайте после драки
Помашем кулаками,
Не только пиво-раки
Мы ели и лакали,
Нет, назначались сроки,
Готовились бои,
Готовились в пророки
Товарищи мои.

Сейчас все это странно,
Звучит все это глупо.
В пяти соседних странах
Зарыты наши трупы.
И мрамор лейтенантов —
Фанерный монумент —
Венчанье тех талантов,
Развязка тех легенд.

За наши судьбы (личные),
За нашу славу (общую),
За ту строку отличную,
Что мы искали ощупью,
За то, что не испортили
Ни песню мы, ни стих,
Давайте выпьем, мертвые,
За здравие живых!

Но все же, все же, все же…

Многие считают, что лучшие стихи о войне написал Александр Твардовский, автор поистине народной поэмы «Василий Теркин».

Александр Твардовский

***

Я знаю, никакой моей вины
В том, что другие не пришли с войны,
В то, что они — кто старше, кто моложе —
Остались там, и не о том же речь,
Что я их мог, но не сумел сберечь,-
Речь не о том, но все же, все же, все же…

Ах, война!

Булат Окуджава, день рождения которого приходится на 9 мая, почти мальчишкой попал на фронт, воевал, но осмыслил этот свой опыт уже после войны – в стихах, ставших песнями, и в прозе – замечательной повести «Будь здоров, школяр!»

***

Ах, война, что ж ты сделала, подлая:
стали тихими наши дворы,
наши мальчики головы подняли,
повзрослели они до поры,
на пороге едва помаячили
и ушли за солдатом солдат...

До свидания, мальчики! Мальчики,
постарайтесь вернуться назад.

Нет, не прячьтесь вы, будьте высокими,
не жалейте ни пуль, ни гранат
и себя не щадите вы... И все-таки
постарайтесь вернуться назад.

Ах, война, что ж ты, подлая, сделала:
Вместо свадеб — разлуки и дым!
Наши девочки платьица белые
Раздарили сестренкам своим.
Сапоги... Ну куда от них денешься?
Да зеленые крылья погон...

Вы наплюйте на сплетников, девочки!
Мы сведем с ними счеты потом.
Пусть болтают, что верить вам не во что,
Что идете войной наугад...

До свидания, девочки! Девочки,
Постарайтесь вернуться назад!

/1958/

Но разве от этого легче?

Владимиру Высоцкому в 1941 году было всего три года, но его стихи и песни, написанные о войне, настолько пронзительны, что многие ветераны долго не верили, что их мог написать человек, «не нюхавший пороха».

Владимир Высоцкий

Братские могилы

На братских могилах не ставят крестов,
И вдовы на них не рыдают,
К ним кто-то приносит букеты цветов,
И Вечный огонь зажигают.

Здесь раньше вставала земля на дыбы,
А нынче — гранитные плиты.
Здесь нет ни одной персональной судьбы —
Все судьбы в единую слиты.

А в Вечном огне виден вспыхнувший танк,
Горящие русские хаты,
Горящий Смоленск и горящий рейхстаг,
Горящее сердце солдата.

У братских могил нет заплаканных вдов —
Сюда ходят люди покрепче.
На братских могилах не ставят крестов,
Но разве от этого легче?..

/1964/.

riafan.ru

Стихи о войне


*

Вас нет ещё: вы – воздух, глина, свет;

О вас, далёких, лишь гадать могли мы,–

Но перед вами нам держать ответ.

Потомки, вы от нас неотделимы.

Был труден бой. Казались нам не раз

Незащищёнными столетий дали.

Когда враги гранатой били в нас,

То и до вас осколки долетали.

*



А. Твардовский

Я знаю, никакой моей вины

В том, что другие не пришли с войны,

В том, что они – кто старше, кто моложе –

Остались там, и не о том же речь,

Что я их мог, но не сумел сберечь,–

Речь не о том, но всё же, всё же, всё же...

*


Как мало их осталось на земле

не ходят ноги и тревожат раны,

и ночью курят, чтобы в страшном сне,

вновь не стреляли в них на поле брани.

Мне хочется их каждого обнять,

теплом душевным с ними поделиться,

Была бы сила, чтобы время вспять…

но я не бог... война им снова снится.

Пусть внукам не достанется война

и грязь её потомков не коснётся,

пусть курит бывший ротный старшина

и слышит, как внучок во сне смеётся.

*


Не танцуйте сегодня, не пойте.

В предвечерний задумчивый час

Молчаливо у окон постойте,

Вспомяните погибших за нас.

Там, в толпе, средь любимых, влюблённых,

Средь весёлых и крепких ребят,

Чьи-то тени в пилотках зелёных

На окраины молча спешат.

Им нельзя задержаться, остаться –

Их берёт этот день навсегда,

На путях сортировочных станций

Им разлуку трубят поезда.

Окликать их и звать их – напрасно,

Не промолвят ни слова в ответ,

Но с улыбкою грустной и ясной

Поглядите им пристально вслед.

*


Тот самый длинный день в году

С его безоблачной погодой

Нам выдал общую беду

На всех, на все четыре года.

Она такой вдавила след

И стольких наземь положила,

Что двадцать лет и тридцать лет

Живым не верится, что живы.

И к мёртвым выправив билет,

Всё едет кто-нибудь из близких

И время добавляет в списки

Ещё кого-то, кого-то нет... И ставит, ставит обелиски.

*



До свидания, мальчики!

Ах война, что ж ты сделала подлая:

Стали тихими наши дворы,

Наши мальчики головы подняли,

Повзрослели они до поры.

На пороге едва помаячили

И ушли за солдатом – солдат…

До свидания мальчики! Мальчики,

Постарайтесь вернуться назад.

Нет, не прячьтесь, вы будьте высокими

Не жалейте ни пуль, ни гранат,

И себя не щадите вы, и всё-таки

Постарайтесь вернуться назад.

Ах война что ж ты подлая сделала:

Вместо свадеб – разлуки и дым.

Наши девочки платьица белые

Раздарили сестрёнкам своим.

Сапоги – ну куда от них денешься?

Да зелёные крылья погон…

Вы наплюйте на сплетников, девочки,

Мы сведём с ними счеты потом.

Пусть болтают, что верить вам не во что,

Что идёте войной наугад…

До свидания, девочки! Девочки,

Постарайтесь вернуться назад.

*


Штыки от стужи побелели,

Снега мерцали синевой.

Мы, в первый раз надев шинели,

Сурово бились под Москвой.

Безусые, почти что дети,

Мы знали в яростный тот год,

Что вместо нас никто на свете

За этот город не умрёт.

*


Я не был на фронте, но знаю

Как пули над ухом свистят,

Когда диверсанты стреляют

В следящих за ними ребят,

Как пули рвут детское тело

И кровь алым гейзером бьёт...

Забыть бы всё это хотелось,

Да ноющий шрам не даёт.

Я не был на фронте, но знаю

Сгоревшей взрывчатки угар.

Мы с Юркой бежали к трамваю,

Вдруг свист и слепящий удар...

Оглохший, в дымящейся куртке,

Разбивший лицо о панель,

Я всё же был жив, а от Юрки

Остался лишь только портфель.

Я не был на фронте, но знаю

Тяжёлый грунт братских могил.

Он, павших друзей накрывая,

И наши сердца придавил.

Как стонет земля ледяная,

Когда аммонала заряд

Могилы готовит, я знаю,

Мы знаем с тобой, Ленинград.

*


Я говорю: нас, граждан Ленинграда,

не поколеблет грохот канонад,

и если завтра будут баррикады –

мы не покинем наших баррикад…

И женщины с бойцами встанут рядом,

и дети нам патроны поднесут,

и надо всеми нами зацветут

старинные знамёна Петрограда.

*


На Мамаевом кургане тишина,

За Мамаевым курганом тишина,

В том кургане похоронена война,

В мирный берег тихо плещется волна.

Перед этою священной тишиной

Встала женщина с поникшей головой,

Что-то шепчет про себя седая мать,

Всё надеется сыночка увидать.

Заросли степной травой глухие рвы,

Кто погиб, тот не поднимет головы,

Не придёт, не скажет: «Мама! Я живой!

Не печалься, дорогая, я с тобой!»

*


Жди меня, и я вернусь.

Только очень жди,

Жди, когда наводят грусть

Жёлтые дожди,

Жди, когда снега метут,

Жди, когда жара,

Жди, когда других не ждут,

Позабыв вчера.

Жди, когда из дальних мест

Писем не придёт,

Жди, когда уж надоест

Всем, кто вместе ждёт.

Жди меня, и я вернусь,

Не желай добра

Всем, кто знает наизусть,

Что забыть пора.

Пусть поверят сын и мать

В то, что нет меня,

Пусть друзья устанут ждать,

Сядут у огня,

Выпьют горькое вино

На помин души...

Жди. И с ними заодно

Выпить не спеши.

Жди меня, и я вернусь,

Всем смертям назло.

Кто не ждал меня, тот пусть

Скажет: – Повезло.

Не понять, не ждавшим им,

Как среди огня

Ожиданием своим

Ты спасла меня.

Как я выжил, будем знать

Только мы с тобой,–

Просто ты умела ждать,

Как никто другой.

*


Я столько раз видала рукопашный,

Раз наяву. И тысячу – во сне.

Кто говорит, что на войне не страшно,

Тот ничего не знает о войне.

*


Побледнев,

Стиснув зубы до хруста,

От родного окопа

Одна

Ты должна оторваться,

И бруствер

Проскочить под обстрелом

Должна.

Ты должна.

Хоть вернёшься едва ли,

Хоть «Не смей!»

Повторяет комбат.

Даже танки

(Они же из стали!)

В трёх шагах от окопа

Горят.

Ты должна.

Ведь нельзя притворяться

Перед собой,

Что не слышишь в ночи,

Как почти безнадёжно

«Сестрица!»

Кто-то там,

Под обстрелом, кричит...

*


Вслед за врагом пять дней за пядью пядь

Мы по пятам на Запад шли опять.

На пятый день под яростным огнём

Упал товарищ, к Западу лицом.

Как шёл вперёд, как умер на бегу,

Так и упал и замер на снегу.

Так широко он руки разбросал,

Как будто разом всю страну обнял.

Мать будет плакать много горьких дней,

Победа сына не воротит ей.

Но сыну было – пусть узнает мать –

Лицом на Запад легче умирать.

*


За пять минут уж снегом талым

Шинель запорошилась вся.

Он на земле лежит, усталым

Движеньем руку занеся.

Он мёртв. Его никто не знает.

Но мы ещё на полпути,

И слава мёртвых окрыляет

Тех, кто вперёд решил идти.

В нас есть суровая свобода:

На слёзы обрекая мать,

Бессмертье своего народа

Своею смертью покупать.

*



Р. Рождественский Баллада о красках

Был он рыжим, как из рыжиков рагу.

Рыжим, словно апельсины на снегу.

Мать шутила, мать весёлою была:

«Я от солнышка сыночка родила...»

А другой был чёрным-чёрным у неё.

Чёрным, будто обгоревшее смольё.

Хохотала над расспросами она, говорила:

«Слишком ночь была черна...»

В сорок первом, в сорок памятном году

Прокричали репродукторы беду.

Оба сына, оба-двое, соль Земли,

Поклонились маме в пояс и ушли...

Довелось в бою почуять молодым

Рыжий бешеный огонь и чёрный дым,

Злую зелень застоявшихся полей,

Серый цвет прифронтовых госпиталей.

Оба сына, оба-двое, два крыла,

Воевали до Победы. Мать ждала.

Не гневила, не кляла она судьбу.

Похоронка обошла её избу.

Повезло ей, привалило счастье вдруг.

Повезло одной на три села вокруг.

Повезло ей, повезло ей, повезло! –

Оба сына воротилися в село.

Оба сына, оба-двое, плоть и стать...

Золотистых орденов не сосчитать.

Сыновья сидят рядком – к плечу плечо.

Ноги целы, руки целы – что ещё?

Пьют зелёное вино, как повелось...

У обоих изменился цвет волос.

Стали волосы – смертельной белизны...

Видно, много белой краски у войны.

*


Его зарыли в шар земной,

А был он лишь солдат,

Всего, друзья, солдат простой,

Без званий и наград.

Ему как мавзолей земля –

На миллион веков,

И млечные пути пылят

Вокруг него с боков.

На рыжих скатах тучи спят,

Метелицы метут,

Грома тяжёлые гремят,

Ветра разбег берут.

Давным давно окончен бой...

Руками всех друзей

Положен парень в шар земной,

Как будто в мавзолей...

*


На фотографии в газете

Нечётко изображены

Бойцы, ещё почти что дети,

Герои мировой войны.

Они снимались перед боем –

В обнимку четверо у рва.

И было небо голубое,

Была зелёная трава.

Никто не знает их фамилий,

О них ни песен нет, ни книг.

Здесь чей-то сын и чей-то милый,

И чей-то первый ученик.

Они легли на поле боя,

Жить начинавшие едва,

И было небо голубое,

Была зелёная трава.

Забыть тот горький год неблизкий

Мы никогда бы не смогли,

По всей России обелиски,

Как души, рвутся из земли.

...Они прикрыли жизнь собою,

Жить начинавшие едва,

Чтоб было небо голубое,

Была зелёная трава.

*



Память о сорок первом

О, рассвет после ночи бессонной,

И трава в оловянной росе,

И шлагбаум, как нож, занесённый

Над шершавою шеей шоссе!..

Мы шагаем – и головы клоним,

И знобит нас, и тянет ко сну.

В дачном поезде, в мирном вагоне

Лейтенант нас привёз на войну.

Нам исход этой битвы неведом,

Неприятель всё рвётся вперёд.

Мой товарищ не встретит Победу,

Он за Родину завтра умрёт.

...Я старею, живу в настоящем,

Я неспешно к закату иду, –

Так зачем же мне снится всё чаще,

Будто я – в сорок первом году?

Будто снова я молод, как прежде,

И друзья мои ходят в живых,

И ещё не венки, а надежды

Возлагает Отчизна на них...

*


Сердце словно опалило –

Седина в висках.

Прошлое рекой уплыло,

Но душа в слезах.

В бой за Родину солдаты

Шли за шагом шаг.

Верили в Победу свято –

Не сломил их враг.

Стон стоял по всей России:

Голод, пытки, страх.

Смерть косой людей косила

В сёлах, городах.

Отступали в сорок первом

С ужасом в груди:

– Автоматы, танки, где вы?

С чем же в бой идти?

Погибали в мясорубке:

Фрицы шли стеной…

Но не знали немцы русских,

Ждал их страшный бой.

За берёзы и пригорки,

За родимый дом.

За Кавказ, Кубань и Волгу,

За великий Дон.

Всем солдатам воевавшим

Низкий наш поклон...

По солдатам, в битве павшим, –

Колокольный звон...

*


Куда б ни шёл, ни ехал ты,

Но здесь остановись,

Могиле этой дорогой

Всем сердцем поклонись.

Кто б ни был ты – рыбак,

шахтёр,

Учёный иль пастух, – 

Навек запомни: здесь лежит

Твой самый лучший друг.

И для тебя, и для меня

Он сделал всё, что мог:

Себя в бою не пожалел,

А Родину сберёг.

*


Последнею усталостью устав,

Предсмертным умиранием охвачен,

Большие руки вяло распластав,

Лежит солдат.

Он мог лежать иначе,

Он мог лежать с женой в своей постели,

Он мог не рвать намокший кровью мох,

Он мог...

Да мог ли? Будто? Неужели?

Нет, он не мог.

Ему военкомат повестки слал.

С ним рядом офицеры шли, шагали.

В тылу стучал машинкой трибунал.

А если б не стучал, он мог?

Едва ли.

Он без повесток, он бы сам пошёл.

И не за страх – за совесть и за почесть.

Лежит солдат – в крови лежит, в большой,

А жаловаться ни на что не хочет.

*


Пусть враг коварен –

Это не беда.

Преград не знает русская пехота.

Блестят штыки,

Грохочут поезда,

К победе рвутся вымпелы Балтфлота

А в небе,

Сделав круг и высоту

Набрав, вступают в бой орлы.

И сразу

Мы слышим сердца учащённый стук,

Но действуем – спокойно, 

По приказу.

Мы знаем всё,

Что нет таких врагов,

Чтоб волю русских преклонить и скомкать.

Мы – это мы.

Да будет наша кровь

Такой же чистой и в сердцах потомков.

*


Когда на смерть идут,– поют,

а перед этим можно плакать.

Ведь самый страшный час в бою –

час ожидания атаки

Снег минами изрыт вокруг

и почернел от пыли минной.

Разрыв – и умирает друг.

И, значит, смерть проходит мимо.

Сейчас настанет мой черёд,

За мной одним идёт охота.

Ракеты просит небосвод

и вмёрзшая в снега пехота.

Мне кажется, что я магнит,

что я притягиваю мины.

Разрыв – и лейтенант хрипит.

И смерть опять проходит мимо.

Но мы уже не в силах ждать.

И нас ведёт через траншеи

окоченевшая вражда,

штыком дырявящая шеи.

Бой был коротким.

А потом

глушили водку ледяную,

и выковыривал ножом

из-под ногтей я кровь

*


В полях за Вислой сонной

Лежат в земле сырой

Серёжка с Малой Бронной

И Витька с Моховой.

А где-то в людном мире

Который год подряд

Одни в пустой квартире

Их матери не спят.

Свет лампы воспалённой

Пылает над Москвой

В окне на Малой Бронной,

В окне на Моховой.

Друзьям не встать. В округе

Без них идёт кино.

Девчонки, их подруги,

Все замужем давно.

В полях за Вислой сонной

Лежат в земле сырой

Серёжка с Малой Бронной

И Витька с Моховой.

Но помнит мир спасённый,

Мир вечный, мир живой,

Серёжку с Малой Бронной

И Витьку с Моховой.

*



Мы знаем, что ныне лежит на весах
И что совершается ныне.
Час мужества пробил на наших часах,
И мужество нас не покинет.
Не страшно под пулями мёртвыми лечь,
Не горько остаться без крова,
И мы сохраним тебя, русская речь,
Великое русское слово.
Свободным и чистым тебя пронесём,
И внукам дадим, и от плена спасём
Навеки!

*


Если я не вернусь, дорогая,

Нежным письмам твоим не внемля,

Не подумай, что это – другая.

Это значит... сырая земля.

Это значит, дубы-нелюдимы

Надо мною грустят в тишине,

А такую разлуку с любимой

Ты простишь вместе с Родиной мне.

Только вам я всем сердцем и внемлю,

Только вами и счастлив я был:

Лишь тебя и родимую землю

Я всем сердцем, ты знаешь, любил.

И доколе дубы-нелюдимы

Надо мной не склонятся, дремля,

Только ты мне и будешь любимой,

Только ты да родная земля!

*


Ю. Друнина


На носилках, около сарая,

На краю отбитого села,

Санитарка шепчет, умирая:

– Я ещё, ребята, не жила... 

И бойцы вокруг неё толпятся

И не могут ей в глаза смотреть:

Восемнадцать – это восемнадцать, 

Но ко всем неумолима смерть...

Через много лет в глазах любимой,

Что в его глаза устремлены,

Отблеск зарев, колыханье дыма

Вдруг увидит ветеран войны.

Вздрогнет он и отойдет к окошку,

Закурить пытаясь на ходу.

Подожди его, жена, немножко – 

В сорок первом он сейчас году.

Там, где возле чёрного сарая,

На краю отбитого села,

Девочка лепечет, умирая:

– Я ещё, ребята, не жила... 

*


С. Орлов

Учила жизнь сама меня.
Она сказала мне,–
Когда в огне была броня
И я горел в огне,–
Держись, сказала мне она,
И верь в свою звезду,
Я на земле всего одна,
И я не подведу.
Держись, сказала, за меня.
И, люк откинув, сам
Я вырвался из тьмы огня –
И вновь приполз к друзьям.

*



Пусть голосуют дети Я в госпитале мальчика видала.
При нём снаряд убил сестру и мать.
Ему ж по локоть руки оторвало.
А мальчику в то время было пять.

Он музыке учился, он старался.
Любил ловить зелёный круглый мяч…
И вот лежал – и застонать боялся.
Он знал уже: в бою постыден плач.

Лежал тихонько на солдатской койке,
обрубки рук вдоль тела протянув...
О, детская немыслимая стойкость!
Проклятье разжигающим войну!

Проклятье тем, кто там, за океаном,
за бомбовозом строит бомбовоз,
и ждёт невыплаканных детских слёз,
и детям мира вновь готовит раны.

О, сколько их, безногих и безруких!
Как гулко в чёрствую кору земли,
не походя на все земные звуки,
стучат коротенькие костыли.

И я хочу, чтоб, не простив обиды,
везде, где люди защищают мир,
являлись маленькие инвалиды,
как равные с храбрейшими людьми.

Пусть ветеран, которому от роду
двенадцать лет,
когда замрут вокруг,
за прочный мир,
за счастие народов
подымет ввысь обрубки детских рук.

Пусть уличит истерзанное детство
тех, кто войну готовит, – навсегда,
чтоб некуда им больше было деться
от нашего грядущего суда.

*


А. Дольский


Баллада о без вести пропавшем

Меня нашли в четверг на минном поле.

В глазах разбилось небо, как стекло,

и всё, чему меня учили в школе,

в соседнюю воронку утекло.

Друзья мои по роте и по взводу

ушли назад, оставив рубежи,

и похоронная команда на подводу

меня забыла в среду положить.

И я лежал и пушек не пугался,

напуганный до смерти всей войной,

и подошёл ко мне какой-то Гансик

и наклонился тихо надо мной.

И обомлел недавний гитлерюгенд,

узнав в моём лице своё лицо,

и удивлённо плакал он, напуган

моей или своей судьбы концом.

О жизни не имея и понятья,

о смерти рассуждая как старик,

он бормотал молитвы ли, проклятья,

но я не понимал его язык.

И чтоб не видеть глаз моих незрячих,

в земле не нашей, мой недавний враг,

он закопал меня, немецкий мальчик, – 

от смерти думал откупиться так.

А через день, когда вернулись наши,

убитый Ганс в обочине лежал.

Мой друг сказал: – Как он похож на Сашу!

Теперь уж не найдёшь его, а жаль...

И я лежу уже десятилетья

в земле чужой, я к этому привык

и слышу, надо мной играют дети,

но я не понимаю их язык.

*


Он не стонал. Он только хмурил брови

И жадно пил. Смотрели из воды

Два впалых глаза. Капли тёплой крови

В железный ковш стекали с бороды.

С врагом и смертью не играя в прятки,

Он шёл сквозь эти хмурые леса.

Такие молча входят в пекло схватки

И молча совершают чудеса.

*



Он не вернулся из боя

Почему всё не так? Вроде всё как всегда:

То же небо – опять голубое,

Тот же лес, тот же воздух и та же вода,

Только он не вернулся из боя.

Мне теперь не понять, кто же прав был из нас

В наших спорах без сна и покоя.

Мне не стало хватать его только сейчас,

Когда он не вернулся из боя.

Он молчал невпопад и не в такт подпевал,

Он всегда говорил про другое,

Он мне спать не давал, он с восходом вставал,

А вчера не вернулся из боя.

То, что пусто теперь, – не про то разговор,

Вдруг заметил я – нас было двое.

Для меня будто ветром задуло костёр,

Когда он не вернулся из боя.

Нынче вырвалась, будто из плена, весна,

По ошибке окликнул его я:

– Друг, оставь покурить! – А в ответ – тишина:

Он вчера не вернулся из боя.

Наши мёртвые нас не оставят в беде,

Наши павшие – как часовые.

Отражается небо в лесу, как в воде,

И деревья стоят голубые.

Нам и места в землянке хватало вполне,

Нам и время текло для обоих.

Всё теперь одному. Только кажется мне,

Это я не вернулся из боя.

*



Мы вращаем землю

От границы мы Землю вертели назад –

Было дело, сначала.

Но обратно её закрутил наш комбат,

Оттолкнувшись ногой от Урала.

Наконец-то нам дали приказ наступать,

Отбирать наши пяди и крохи,

Но мы помним, как солнце отправилось вспять

И едва не зашло на Востоке.

Мы не меряем Землю шагами,

Понапрасну цветы теребя,

Мы толкаем её сапогами –

От себя, от себя.

И от ветра Востока пригнулись стога,

Жмётся к скалам отара.

Ось земную мы сдвинули без рычага,

Изменив направленье удара.

Не пугайтесь, когда не на месте закат.

Судный день – это сказки для старших.

Просто Землю вращают, куда захотят,

Наши сменные роты на марше.

Мы ползём, бугорки обнимаем,

Кочки тискаем зло, не любя,

И коленями Землю толкаем –

От себя, от себя.

Здесь никто не найдёт, даже если б хотел,

Руки кверху поднявших.

Всем живым – ощутимая польза от тел:

Как прикрытье используем павших.

Этот глупый свинец всех ли сразу найдёт,

Где настигнет – в упор или с тыла?

Кто-то там впереди навалился на дот –

И Земля на мгновенье застыла.

Я ступни свои сзади оставил,

Мимоходом по мёртвым скорбя,

Шар земной я вращаю локтями –

От себя, от себя.

Кто-то встал в полный рост и, отвесив поклон,

Принял пулю на вдохе,

Но на Запад, на Запад ползет батальон,

Чтобы солнце взошло на Востоке.

Животом – по грязи, дышим смрадом болот,

Но глаза закрываем на запах.

Нынче по небу солнце нормально идёт,

Потому что мы рвёмся на Запад!

Руки, ноги – на месте ли, нет ли, –

Как на свадьбе, росу пригубя,

Землю тянем зубами за стебли –

На себя, на себя!

*


Касаясь трёх великих океанов,

Она лежит, раскинув города,

Покрыта сеткою меридианов,

Непобедима, широка, горда.

Но в час, когда последняя граната

Уже занесена в твоей руке

И в краткий миг припомнить разом надо

Всё, что у нас осталось вдалеке.

Ты вспоминаешь не страну большую,

Какую ты изъездил и узнал,

Ты вспоминаешь родину – такую,

Какой её ты в детстве увидал.

Клочок земли, припавший к трём берёзам,

Далёкую дорогу за леском,

Речонку со скрипучим перевозом,

Песчаный берег с низким ивняком.

Вот где нам посчастливилось родиться,

Где на всю жизнь, до смерти, мы нашли

Ту горсть земли, которая годится,

Чтоб видеть в ней приметы всей земли.

Да, можно выжить в зной, в грозу, в морозы,

Да, можно голодать и холодать,

Идти на смерть… Но эти три берёзы

При жизни никому нельзя отдать.

*


Сзади Нарвские были ворота,

Впереди была только смерть...

Так советская шла пехота

Прямо в жёлтые жерла «Берт».

Вот о вас и напишут книжки:

«Жизнь свою за други своя»,

Незатейливые парнишки –

Ваньки, Васьки, Алёшки, Гришки,–

Внуки, братики, сыновья!

*



Ю. Левитанский

Ну что с того, что я там был. Я был давно, я всё забыл.

Не помню дней, не помню дат. И тех форсированных рек.

Я неопознанный солдат. Я рядовой, я имярек.

Я меткой пули недолёт. Я лёд кровавый в январе.

Я крепко впаян в этот лёд. Я в нём как мушка в янтаре.

Ну что с того, что я там был. Я всё забыл. Я всё избыл.

Не помню дат, не помню дней, названий вспомнить не могу.

Я топот загнанных коней. Я хриплый окрик на бегу.

Я миг непрожитого дня, я бой на дальнем рубеже.

Я пламя вечного огня, и пламя гильзы в блиндаже.

Ну что с того, что я там был. В том грозном быть или не быть.

Я это всё почти забыл, я это всё хочу забыть.

Я не участвую в войне, война участвует во мне.

И пламя вечного огня горит на скулах у меня.

Уже меня не исключить из этих лет, из той войны.

Уже меня не излечить от тех снегов, от той зимы.

И с той зимой, и с той землёй, уже меня не разлучить.

До тех снегов, где вам уже моих следов не различить.

*


Когда последний взрыв раздался,

Не умерла война во мне:

Я долго, долго оставался

Солдатом в мирной тишине.

Глядел на нивы и опушки,

Но лезли мысли прежних дней:

Как лучше здесь поставить пушки,

Где вырыть линию траншей.

У каждой речки мимоходом

Глаза, как требовал устав,

Искали «скрытые подходы»

И «ось» десантных переправ.

Боями бредил в сновидениях,

Порой все ночи напролёт,

То отдавал распоряжения,

А то командовал: «Вперёд!»

Жене, что в бок меня толкала:

«Да не шуми, проснись, чудак»,

Хрипел тревожно и устало:

«А ты сюда попала как?»

Когда последний взрыв раздался,

Не умерла война во мне:

Я долго, долго оставался

Солдатом в мирной тишине.

*


А мы с тобой, брат, из пехоты,

А летом лучше, чем зимой.

С войной покончили мы счёты,

Бери шинель, пошли домой!

Война нас гнула и косила,

Пришёл конец и ей самой.

Четыре года мать без сына,

Бери шинель, пошли домой!

К золе и к пеплу наших улиц

Опять, опять, товарищ мой,

Скворцы пропавшие вернулись,

Бери шинель, пошли домой!

А ты с закрытыми очами

Спишь под фанерною звездой.

Вставай, вставай, однополчанин,

Бери шинель пошли домой!

gorenka.org

Стихи ко Дню Победы. Трогательные строки для детей на 9 мая, которые пробирают до слез

Сорок пятый – за Вислой идет сраженье,
Землю прусскую русские рвут бомбовозы.
А в России не гаснет свеча ожиданья…
Материнские слезы, Материнские слезы!

Пятый снег закружился, завьюжил дорогу
Над костями врага у можайской березы.
Сын седой возвратился к родному порогу…
Материнские слезы, Материнские слезы!

НИКТО НЕ ЗАБЫТ
«Никто не забыт и ничто не забыто» —
Горящая надпись на глыбе гранита.
Поблекшими листьями ветер играет
И снегом холодным венки засыпает.
Но, словно огонь, у подножья – гвоздика.
Никто не забыт и ничто не забыто.

(А. Шамарин)

Враги сожгли родную хату
Сгубили всю его семью
Куда ж теперь идти солдату
Кому нести печаль свою
Пошел солдат в глубоком горе
На перекресток двух дорог
Нашел солдат в широком поле
Травой заросший бугорок
Стоит солдат и словно комья
Застряли в горле у него
Сказал солдат
Встречай Прасковья
Героя мужа своего
Готовь для гостя угощенье
Накрой в избе широкий стол
Свой день свой праздник возвращенья
К тебе я праздновать пришел
Никто солдату не ответил
Никто его не повстречал
И только теплый летний вечер
Траву могильную качал
Вздохнул солдат ремень поправил
Раскрыл мешок походный свой
Бутылку горькую поставил
На серый камень гробовой
Не осуждай меня Прасковья
Что я пришел к тебе такой
Хотел я выпить за здоровье
А должен пить за упокой
Сойдутся вновь друзья подружки
Но не сойтись вовеки нам
И пил солдат из медной кружки
Вино с печалью пополам
Он пил солдат слуга народа
И с болью в сердце говорил
Я шел к тебе четыре года
Я три державы покорил
Хмелел солдат слеза катилась
Слеза несбывшихся надежд
И на груди его светилась
Медаль за город Будапешт
Медаль за город Будапешт

За пять минут уж снегом талым
Шинель запорошилась вся.
Он на земле лежит, усталым
Движеньем руку занеся.

Он мертв. Его никто не знает.
Но мы еще на полпути,
И слава мертвых окрыляет
Тех, кто вперед решил идти.

В нас есть суровая свобода:
На слезы обрекая мать,
Бессмертье своего народа
Своею смертью покупать.

1942г.

До сих пор не совсем понимаю,
Как же я, и худа, и мала,
Сквозь пожары к победному Маю
В кирзачах стопудовых дошла.

И откуда взялось столько силы
Даже в самых слабейших из нас?..
Что гадать!– Был и есть у России
Вечной прочности вечный запас.

Глаза бойца слезами налиты,
Лежит он, напружиненный и белый,
А я должна приросшие бинты
С него сорвать одним движеньем смелым.
Одним движеньем – так учили нас.
Одним движеньем – только в этом жалость…
Но встретившись со взглядом страшных глаз,
Я на движенье это не решалась.
На бинт я щедро перекись лила,
Стараясь отмочить его без боли.
А фельдшерица становилась зла
И повторяла: “Горе мне с тобою!
Так с каждым церемониться – беда.
Да и ему лишь прибавляешь муки”.
Но раненые метили всегда
Попасть в мои медлительные руки.

Не надо рвать приросшие бинты,
Когда их можно снять почти без боли.
Я это поняла, поймешь и ты…
Как жалко, что науке доброты
Нельзя по книжкам научиться в школе!

Все переменится вокруг.
Отстроится столица.
Детей разбуженных испуг
Вовеки не простится.

Не сможет позабыться страх,
Изборождавший лица.
Сторицей должен будет враг
За это поплатиться.

Запомнится его обстрел.
Сполна зачтется время,
Когда он делал, что хотел,
Как Ирод в Вифлееме.

Настанет новый, лучший век.
Исчезнут очевидцы.
Мученья маленьких калек
Не смогут позабыться.
1941г.

Не забывайте о войне.
Cвоим потомкам передайте
Как гибли прадеды в огне,
Вы подвиг предков не предайте.

Не забывайте обелиски
На месте подвигов былых.
Пускай война уже не близко,
Вы, всё же, помните о них.

Не забывайте, в праздный час,
О тех, кто на войне остался.
Гордитесь теми, кто за Вас
В последний, смертный, бой поднялся.

Не забывайте никогда
Заплаченную ими цену.
Храните в памяти, тогда,
Не обесцените победу.

Пусть шепчут, в спину Вам, враги:
— Забудьте след былых времен…
Но прошлый опыт говорит:
— Забыл победу — побежден!

Не забывайте о войне.
Держите флаг победы выше.
Наказывает жизнь, вдвойне,
Победу и беду забывших.

Когда на смерть идут – поют,
А перед этим можно плакать.
Ведь самый страшный час в бою –
Час ожидания атаки.

Снег минами изрыт вокруг
И почернел от пыли минной.
Разрыв – и умирает друг.
И, значит смерть проходит мимо.

Сейчас настанет мой черед.
За мной одним идет охота.
Будь проклят сорок первый год
И вмерзшая в снега пехота…

Мы родом не из детства, нет!
Его война у нас украла!
Как будто разом отключили свет,
И тьма жестокая настала.
И в горле задержался смех,
Рыданьем вырвавшись наружу.
И слёзы на глазах у тех,
Кто провожал отца иль мужа.
Мы куклы побросали, взяв лопаты,
И шили не наряды, а кисеты.
Надолго позабыв кинотеатры,
В госпиталях давали мы концерты.
Учебный год был слишком уж коротким,
За парты мы садились лишь зимою,
В газетах, книгах старых между строчек
Писали не чернилами, а сажею с водою.
А лето проводили на фабриках, в полях,
На фронте трудовом сражались.
Чтобы солдаты в боевых краях
Без хлеба и патронов не остались.
Мы ждали почтальона и боялись!
Пусть лучше мимо он пройдёт,
А вдруг он не письмо желанное доставит,
А похоронку принесёт.
Так день за днём четыре долгих года,
За осенью зима, а там весна и лето.
И вот великим единением народа
Добыта долгожданная победа.
Не описать, не рассказать словами,
Какие чувства охватили всех,
Смешались боль утраты, ликованьем,
Здесь слышан плач, а там – счастливый смех
Летели вверх пилотки, шапки, кепки.
Гремело многократное ура!
Всё это в памяти так сохранилось крепко,
Как будто было это лишь вчера.
Стал праздником тот день, святым и светлым,
Одним из главных на Руси!
Но, Боже справедливый, чашу эту
Ты мимо сыновей и внуков пронеси.

(Н.И. Афанасьева)

Этот день знаком мне отдалённо.
Этот день почти мне незнаком.
Слёзы радости тем более бездонны;
И теперь земля – наш общий дом.

Нет! Мне счастья вовсе не понять,
Той победы, что сердце обжигает.
Не дано мне матерью страдать,
Что с войны сыночка ожидает.

Не дано мне тем солдатом быть
И встречать рассветы под окопом.
Не дано так родину любить
“Я скачу галопом по Европе”.

Но могу душою уважать
Тех людей – за поколенья пали.
Ведь и им хотелось бы мечтать,
Всё о том, чтоб мы их вспоминали.

(Е. Фахуртдинова)

Мир и дружба всем нужны!
Мир важней всего на свете!
На земле, где нет войны,
Ночью спят спокойно дети.
Там, где пушки не гремят,
В небе солнце ярко светит,
Нужен мир для всех ребят!
Нужен мир на всей планете!
Пусть пулеметы не строчат
И пушки грязные молчат,
Пусть в небе не клубится дым,
Пусть небо будет голубым,
Пусть бомбовозы по нему
Не пролетают ни к кому,
Не гибнут люди, города…
Мир нужен на земле всегда!

Очень красивые стихи о победе для школьников

К великой дате -День Победы особенно готовятся школьники и детки в детском саду, так как проводятся тематические утренники, открытые уроки и концерты посвященные 9 мая. Детки разучивают стихотворения посвященные героям, победе над врагом, чтобы почтить память всех тех, кто был частью Великой победы, а героев было немало как на фронте так и в тылу! Ниже представлена подборка стихов, которые подойдут для детей начальной школы и более старших классов, для прочтения и заучивания наизусть.

***

– Хуже всех на фронте пехоте!

– Нет! Страшнее саперам.

В обороне или в походе

Хуже всех им, без спора!

– Верно, правильно! Трудно и склизко

Подползать к осторожной траншее.

Но страшней быть девчонкой-связисткой,

Вот кому на войне

всех страшнее.

Я встречал их немало, девчонок!

Я им волосы гладил,

У хозяйственников ожесточенных

Добывал им отрезы на платье.

Не за это, а так

отчего-то,

Не за это,

а просто

случайно

Мне девчонки шептали без счета

Свои тихие, бедные тайны.

Я слыхал их немало, секретов,

Что слезами политы,

Мне шептали про то и про это,

Про большие обиды!

Я не выдам вас, будьте спокойны.

Никогда. В самом деле,

Слишком тяжко даются вам войны.

Лучше б дома сидели.

***

Хатынь

Поразило поле красотою.
Жаворонки в песне залились.
И такое небо надо мною,
Будто только радость дарит жизнь.
Ах вы травы, как вы шелковисты,
Вымахали, добрые, стеной…
Не пугали вас снарядов свисты,
Не палились вы слепой войной.
Жизнь кругом привольная, а рядом –
Боль людская – уголок земли,
Уничтоженный свинцовым градом,
Где дороги скорби пролегли.
Здесь когда-то тоже жизнь кипела,
Раздавался громкий детский смех,
Но война, как туча, налетела,
Уничтожив поголовно всех.
Вместо изб – надгробия из камня.
Словно из земли идущий стон,
И, почти лишающий сознанья,
Раздается колокольный звон.
В нем я слышу вечное проклятье
Всякому насилию и злу.
Люди! Люди! Будьте всюду братья,
Не живите всяк в своем углу.
Жертв безмерных, боли не забудьте.
Кровь людская в жилах не остынь!
И к земле родной добрее будьте,
Помня слово вечное – Хатынь.

Ильинов В.И. 

***

Вечный огонь

Над могилой, в тихом парке
Расцвели тюльпаны ярко.
Вечно тут огонь горит,
Тут солдат советский спит.

Мы склонились низко-низко
У подножья обелиска,
Наш венок расцвёл на нём
Жарким, пламенным огнём.

Мир солдаты защищали,
Жизнь за нас они отдали.
Сохраним в сердцах своих
Память светлую о них!

Как продолжение жизни солдат
Под звёздами мирной державы
Цветы на ратных могилах горят
Венками немеркнущей славы.

 ***

Кто был на войне

Дочь обратилась однажды ко мне:
— Папа, скажи мне, кто был на войне?

— Дедушка Лёня — военный пилот —
В небе водил боевой самолёт.

Дедушка Женя десантником был.
Он вспоминать о войне не любил

И отвечал на вопросы мои:
— Очень тяжёлые были бои.

Бабушка Соня трудилась врачом,
Жизни спасала бойцам под огнём.

Прадед Алёша холодной зимой
Бился с врагами под самой Москвой.

Прадед Аркадий погиб на войне.
Родине все послужили вполне.

Много с войны не вернулось людей.
Легче ответить, кто не был на ней.

***

ПУСТЬ БУДЕТ МИР

Как надоели вОйны на свете,
Гибнут солдаты и малые дети,
Стонет земля, когда рвутся снаряды,
Матери плачут и плачут комбаты.

Хочется крикнуть: » — Люди, постойте,
Войну прекратите, живите достойно,
Гибнет природа и гибнет планета,
Ну неужели вам нравится это ??? »

Война — это боль, это смерть, это слёзы,
На братских могилах тюльпаны и розы.
Над миром какое-то время лихое,
Где прАвит война, никому нет покоя.

Я вас призываю, нам всем это нужно,
Пускай на земле будет мир, будет дружба,
Пусть солнце лучистое всем нам сияет,
А войн — НИКОГДА и НИГДЕ не бывает !!!

Ольга Маслова, г. Санкт-Петербург

«Мальчик из села Поповки»

Среди сугробов и воронок
В селе, разрушенном дотла,
Стоит, зажмурившись ребёнок —
Последний гражданин села.

Испуганный котёнок белый,
Обломок печки и трубы —
И это всё, что уцелело
От прежней жизни и избы.

Стоит белоголовый Петя
И плачет, как старик без слёз,
Три года прожил он на свете,
А что узнал и перенёс.

При нём избу его спалили,
Угнали маму со двора,
И в наспех вырытой могиле
Лежит убитая сестра.

Не выпускай, боец, винтовки,
Пока не отомстишь врагу
За кровь, пролитую в Поповке,
И за ребёнка на снегу.

***

Ракет зеленые огни

По бледным лицам полоснули.

Пониже голову пригни

И, как шальной, не лезь под пули.

Приказ «Вперед!»,

Команда: «Встать!»

Опять товарища бужу я.

А кто-то звал родную мать,

А кто-то вспоминал чужую.

Когда, нарушив забытье,

Орудия заголосили,

Никто не крикнул: «За Россию!..»

А шли и гибли

За нее.

( Н. Cтаршинов)

***

На обожженные сороковыми,

Сердцами, вросшими в тишину,

Конечно, мы смотрим глазами иными

На нашу большую войну.

 

Мы знаем по сбивчивым, трудным рассказам

О горьком победном пути,

Поэтому должен хотя бы наш разум

Дорогой страданья пройти.

 

И мы разобраться обязаны сами

В той боли, что мир перенес.

…Конечно, мы смотрим иными глазами –

Такими же, полными слез.

(Ю. Поляков)

***

«Солнце скрылось за горою…»

Солнце скрылось за горою,

Затуманились речные перекаты,

А дорогою степною

Шли с войны домой советские солдаты.

 

От жары, от злого зноя

Гимнастерки на плечах повыгорали;

Свое знамя боевое

От врагов солдаты сердцем заслоняли.

 

Они жизни не щадили,

Защищая отчий край — страну родную

Одолели, победили

Всех врагов в боях за Родину святую.

 

Солнце скрылось за горою,

Затуманились речные перекаты,

А дорогою степною

Шли с войны домой советские солдаты.

( А. Коваленков)

***

«Его зарыли в шар земной…»

Его зарыли в шар земной,

А был он лишь солдат,

Всего, друзья, солдат простой,

Без званий и наград.

Ему как мавзолей земля —

На миллион веков,

И Млечные Пути пылят

Вокруг него с боков.

На рыжих скатах тучи спят,

Метелицы метут,

Грома тяжелые гремят,

Ветра разбег берут.

Давным-давно окончен бой…

Руками всех друзей

Положен парень в шар земной,

Как будто в мавзолей…

(С. Орлов)

Трогательные строки к 9 мая о войне, которые берут за душу

Трогательные и пронзительные поэтические строки о страшной  войне собраны в этой статье и не хватит всех слов, чтобы описать всю трагичность, всю боль и ужас военных лет.  Стихи помогут выразить благодарность солдатам ВОВ, что потомки помнят героическую победу и благодарны за мир, за свободную страну! Поэтому так важно донести до детей,  рассказать о мужественных подвигах наших отцов, дедов и прадедов, чтобы они были патриотами, любили свою Родину и уважали старших!

 

Варвары

Они с детьми погнали матерей
И яму рыть заставили, а сами
Они стояли, кучка дикарей,
И хриплыми смеялись голосами.

У края бездны выстроили в ряд
Бессильных женщин, худеньких ребят.
Пришел хмельной майор и медными глазами
Окинул обреченных… Мутный дождь

Гудел в листве соседних рощ
И на полях, одетых мглою,
И тучи опустились над землею,
Друг друга с бешенством гоня…

Нет, этого я не забуду дня,
Я не забуду никогда, вовеки!
Я видел: плакали, как дети, реки,
И в ярости рыдала мать-земля.

Своими видел я глазами,
Как солнце скорбное, омытое слезами,
Сквозь тучу вышло на поля,
В последний раз детей поцеловало,

В последний раз…
Шумел осенний лес. Казалось, что сейчас
Он обезумел. Гневно бушевала
Его листва. Сгущалась мгла вокруг.

Я слышал: мощный дуб свалился вдруг,
Он падал, издавая вздох тяжелый.
Детей внезапно охватил испуг,
Прижались к матерям, цепляясь за подолы.

И выстрела раздался резкий звук,
Прервав проклятье,
Что вырвалось у женщины одной.
Ребенок, мальчуган больной,

Головку спрятал в складках платья
Еще не старой женщины. Она
Смотрела, ужаса полна.
Как не лишиться ей рассудка!

Все понял, понял все малютка.
— Спрячь, мамочка, меня! Не надо умирать!
Он плачет и, как лист, сдержать не может дрожи.
Дитя, что ей всего дороже,

Нагнувшись, подняла двумя руками мать,
Прижала к сердцу, против дула прямо…
— Я, мама, жить хочу. Не надо, мама!
Пусти меня, пусти! Чего ты ждешь?

И хочет вырваться из рук ребенок,
И страшен плач, и голос тонок,
И в сердце он вонзается, как нож.
— Не бойся, мальчик мой. Сейчас вздохнешь ты вольно.

Закрой глаза, но голову не прячь,
Чтобы тебя живым не закопал палач.
Терпи, сынок, терпи. Сейчас не будет больно.

И он закрыл глаза. И заалела кровь,
По шее лентой красной извиваясь.
Две жизни наземь падают, сливаясь,
Две жизни и одна любовь!

Гром грянул. Ветер свистнул в тучах.
Заплакала земля в тоске глухой,
О, сколько слез, горячих и горючих!
Земля моя, скажи мне, что с тобой?

Ты часто горе видела людское,
Ты миллионы лет цвела для нас,
Но испытала ль ты хотя бы раз
Такой позор и варварство такое?

Страна моя, враги тебе грозят,
Но выше подними великой правды знамя,
Омой его земли кровавыми слезами,
И пусть его лучи пронзят,

Пусть уничтожат беспощадно
Тех варваров, тех дикарей,
Что кровь детей глотают жадно,
Кровь наших матерей…

1943

(Муса Джалиль)

***

Помни

Помни, как гремели орудий раскаты,
Как в огне умирали солдаты
В сорок первом,
Сорок пятом —
Шли солдаты за правду на бой.

Помни, как земля содрогалась и слепла,
Как заря поднималась из пепла,
Гром орудий
Не забудем
Мы с тобой.

Помни: грозный смерч над землей в небе синем —
Это черная смерть в Хиросиме,
В Хиросиме,
В небе синем —
Черный пепел в сердцах навсегда.

Помни, не забудь обожжённые лица —
Это может опять повториться.
Не забудем
Это, люди,
Никогда.

Помни, в нашей власти и грозы, и ветер,
Мы за счастье и слезы в ответе,
На планете
Наши дети —
Поколение юных живет…

Помни, чтоб шумели весенние всходы, —
Не забудь эти грозные годы!
Путь наш труден,
Встаньте, люди,
Жизнь зовет!

(А. Досталь)

***

Шинель

Почему ты шинель бережешь? —
Я у папы спросила. —
Почему не порвешь, не сожжешь? —
Я у папы спросила.

Ведь она и грязна, и стара,
Приглядись-ка получше,
На спине вон какая дыра,
Приглядись-ка получше!

Потому я ее берегу, —
Отвечает мне папа, —
Потому не порву, не сожгу, —
Отвечает мне папа. —

Потому мне она дорога,
Что вот в этой шинели
Мы ходили, дружок, на врага
И его одолели!

(Е. Благинина)

***

Истерзанные судьбы поколения,
Немые крики, тишины волнения,
И залпы оглушающие в раз,
Сметающие жизнь и в профиль и в анфас.
Жара, что холодит и раскаленный лед,
Бессилье отказаться от которого не мог.
Наружу от которого воротит ото зла,
А руки все немеют, видно не судьба…
Не смог один, другой осилил, победил,
Он поддержал, к победе он дорогу проложил,
Чтоб знать, чтоб верить, будет на планете мир,
Чтоб каждый мирно и свобожно жил!
Победы день он был для этого, для нас,
Чтоб знали мы, что жизнь нам удалась,
Что дедов мы должны благодорить,
Их вспоминать, лилеять, славить, жить!

***

Я, ребята, на войне
В бой ходил, горел в огне.
Мёрз в окопах под Москвой,
Но, как видите, — живой.
Не имел, ребята, права
Я замёрзнуть на снегу,
Утонуть на переправах,
Дом родной отдать врагу.
Должен был прийти я к маме,
Хлеб растить, косить траву.
В День Победы вместе с вами
Видеть неба синеву.
Помнить всех, кто в горький час
Сам погиб, а землю спас…
Я веду сегодня речь
Вот о чём, ребята:
Надо Родину беречь
По-солдатски свято!

***

Казалось, было холодно цветам,
и от росы они слегка поблёкли.
Зарю, что шла по травам и кустам,
обшарили немецкие бинокли.
Цветок, в росинках весь, к цветку приник,
и пограничник протянул к ним руки.
А немцы, кончив кофе пить, в тот миг
влезали в танки, закрывали люки.
Такою все дышало тишиной,
что вся земля еще спала, казалось.
Кто знал, что между миром и войной
всего каких-то пять минут осталось!
Я о другом не пел бы ни о чем,
а славил бы всю жизнь свою дорогу,
когда б армейским скромным трубачом
я эти пять минут трубил тревогу.

***

Стелются черные тучи,
Молнии в небе снуют.
В облаке пыли летучей
Трубы тревогу поют.
С бандой фашистов сразиться
Смелых Отчизна зовет.
Смелого пуля боится,
Смелого штык не берет.
Ринулись ввысь самолеты,
Двинулся танковый строй.
С песней пехотные роты
Вышли за Родину в бой.
Песня — крылатая птица —
Смелых скликает в поход.
Смелого пуля боится,
Смелого штык не берет.
Славой бессмертной покроем
В битвах свои имена.
Только отважным героям
Радость победы дана.
Смелый к победе стремится,
Смелым дорога вперед.
Смелого пуля боится,
Смелого штык не берет.

***

Учила жизнь сама меня.
Она сказала мне,-
Когда в огне была броня
И я горел в огне,-
Держись, сказала мне она,
И верь в свою звезду,
Я на земле всего одна,
И я не подведу.
Держись, сказала, за меня.
И, люк откинув, сам
Я вырвался из тьмы огня —
И вновь приполз к друзьям.

***

На носилках, около сарая,
На краю отбитого села,
Санитарка шепчет, умирая:
— Я еще, ребята, не жила…

И бойцы вокруг нее толпятся
И не могут ей в глаза смотреть:
Восемнадцать — это восемнадцать,
Но ко всем неумолима смерть…

Через много лет в глазах любимой,
Что в его глаза устремлены,
Отблеск зарев, колыханье дыма
Вдруг увидит ветеран войны.

Вздрогнет он и отойдет к окошку,
Закурить пытаясь на ходу.
Подожди его, жена, немножко —
В сорок первом он сейчас году.

Там, где возле черного сарая,
На краю отбитого села,
Девочка лепечет, умирая:
— Я еще, ребята, не жила…

***

Воюют стрелковые роты,
Уставшие, в серых шинелях.
Бойцы легендарной пехоты,
Расходные… словно мишени.

Их жарит огонь минометный,
В мороз согревает лопата…
Не вспомнит фамилию ротный
Убитого рядом солдата.

Голодный… Без сна… Обессилев,
Засыпанный мёрзлой позёмкой
Орлов, а быть может Васильев,
Убит был немецким осколком…
Распахнуты настежь ворота,
Не зная грядущих лишений,
Течёт пополнение в роты
В залатанных наспех шинелях.

***

Стояла батарея за этим вот холмом,

Нам ничего не слышно, а здесь остался гром.

Под этим снегом трупы еще лежат вокруг,

И в воздухе морозном остались взмахи рук.

Ни шагу знаки смерти ступить нам не дают.

Сегодня снова, снова убитые встают.

Сейчас они услышат, как снегири поют.

Поэзия о ВОВ посвященная ветеранам

Особое внимание в День Победы уделяется ветеранам, нашим дедушкам и бабушкам, которым выпали такие нечеловеческие испытания — голод, жестокая утрата родных и близких, натиск фашистов, которые они с достоинством выдержали. Мы должны быть им благодарны, за их героические поступки и выражать эту благодарность намного чаще, а не только 9 мая.

Поздравьте наших ветеранов с  праздником, поблагодарите их за мирное небо, ведь им так важно знать, что мы ценим мир, в котором живем, Мир без войны! Что это все не зря, что мы помним их подвиг, героизм, мужество и всегда будем помнить и передавать следующим поколениям. А сердечные стихи вам в этом помогут…

Победитель

Вы помните еще ту сухость в горле,

Когда, бряцая голой силой зла,

Навстречу нам горланили и перли

И осень шагом испытаний шла?

Но правота была такой оградой,

Которой уступал любой доспех.

Все воплотила участь Ленинграда.

Стеной стоял он на глазах у всех.

И вот пришло заветное мгновенье:

Он разорвал осадное кольцо.

И целый мир, столпившись в отдалении,

Восторге смотрит на его лицо.

Как он велик! Какой бессмертный жребий!

Как входит в цепь легенд его звено!

Все, что возможно на земле и небе,

Им вынесено и совершено.

(Борис Пастернак)

***

Мы родились, когда все было в прошлом,
Победе нашей не один десяток лет,
Но как нам близко то, что уже в прошлом.
Дай Бог вам, ветераны, долгих лет!
И каждый год душа болит, рыдает,
Когда нам память выдает слова.
Дух праздника в воздухе витает,
А на глазах печали пелена.
Спасибо вам, что мы войны не знали,
Что мы не слышим шума страшных лет,
Что вы нам жизнь своею жизнью дали!
Дай Бог вам, ветераны, долгих лет!
Пусть помнят все про подвиг вашей жизни,
Пусть люди помнят ваши имена.
И пусть умолкнут войны, что есть в мире
В тот день, когда черемуха цвела.
Да, — это праздник вашей седины,
Вы пережили много бед.
Поклон нижайший, до самой земли,
Дай Бог вам, ветераны, долгих лет!

***

Той весной ушли, казалось, беды,
И не предстоит на свете ран …
Ветераны наши! С Днем Победы!
С Днем Победы, юный ветеран!
Сед и сгорблен, может, ты. Но все же,
Пусть по жизни путь прошел большой,
Очень многих молодых моложе
Боевой солдатской душой!
Потому, наш мудрый, крепкий, милый,
Поздравляем с чудным майским Днем,
Что черпаешь молодости силы,
Ветеран, всегда ты только в нем!!!

***

Низкий поклон ветеранам!

Сколько раненых тел и раненых душ,
Покалеченных судеб и жизней:
Чей-то брат, чей-то сын, отец или муж
Полегли, защищая Отчизну.
В их медалях отлиты и слезы, и боль,
И все дни, что за семьи сражались…
Чтобы чистое небо над головой,
Чтобы дети с улыбкой рождались.

***

Спасибо вам большое, ветераны!
Спасибо вам за мир на всей земле,
За каждый бой, что лег на сердце шрамом,
За то, что дали вы отпор войне!

Здоровья вам желаем, долголетия,
Надежды в сердце, а в душе — весны,
Чтоб были рядом внуки ваши, дети,
Чтоб в мире больше не было войны!

***

Спасибо! Спасибо я говорю
Всем ветеранам за то, что живу.
За то, что вижу леса и поля,
За то, что свободна наша земля.

Спасибо за тихий и мирный рассвет,
Дороже, и правда, ведь этого нет.
Узнали вы цену победы своей,
Когда при обстреле теряли друзей.

Когда в тишине вы читали письмо,
Лишь в мыслях представив родное лицо.
Спасибо за силу в той лютой войне.
И за человечность спасибо вдвойне.

Сейчас, преклонившись пред Вашей слезой,
Спасибо скажу вам с открытой душой
За то, что свободно на свете дышу,
Под гнётом фашистов что я не живу.

***

Дорогие наши ветераны,
Пусть заживут на сердце раны!
Пусть каждый день будет счастливым,
Здоровья Вам, побольше силы.

От нас же, низкий Вам уклон,
За светлый день и крепкий сон,
Безоблачные небеса,
И то, что верим в чудеса.

Ведь подрастают дети наши,
И это все — заслуга Ваша!
Нам благодарностей не счесть,
Спасибо Вам за Вашу смелость, честь!

***

Ветеранам мы хотим спасибо
За отвагу и за мужество сказать,
Благодарны, что отпор фашизму дали,
Не дадим историю переписать!

Хоть ряды ваши редеют с каждым годом,
В памяти вы нашей навсегда,
Детям своим, внукам мы о вас расскажем,
Героизм ваш не забудем никогда!

***

Вы, ветераны, нынче деды —
В боях прошел ваш звездный час…
Поздравить с Днем Святой Победы
Позвольте, дорогие, вас!
Враг вас на части рвал снарядом,
Враг не жалел на вас свинец…
Спасибо, что еще вы рядом —
Защитник Родины, боец —
Мужчина. Дедушка. Отец.
Вы не молоды — уж седы,
Но стройны еще, моложавы…
Дорогие мои деды
Достояние всей державы!
На плечах ваших столько бед.
Лагерей и расстрелов главы,
Но несете и сто побед
Вы в лучах золоченой славы.
Как на марше, сердца стучат,
Костыли и врачи — для виду…
Вас заменят полки внучат
И страну не дадут в обиду!

***

Без вас бы не было и нас,
Не знали бы мы счастье жизни.
Спасибо наши дорогие,
Что были верны нашей отчизне!

Спасибо за чистое небо над нами,
За улыбки и смех наших детей.
Спасибо, что до сих пор вы рядом,
От этого нам на душе теплей!

***

Уж отгремел последний бой когда-то,
И отыграл горнист войне отбой,
Но весь народ об этом помнит свято,
И вам обязаны мы этой тишиной!
Нет, не забыть нам, дорогие ветераны,
Ваш подвиг ратный на истерзанной земле,
Хоть мы сражались, глядя на экраны
Внимали с гордостью рассказам о войне!
Как вы все эти годы воевали,
Стояли сутками под пулями в воде,
Зимой суровою на поле замерзали,
Под солнцем умирали на земле.
Под шквалом непрерывного огня
В атаку, зубы стиснув, вы бежали,
И плакали, фашиста матеря,
Когда еще в начале отступали!
Плененные, с достоинством держались,
И выстояли, мужество храня.
И как могли, друг другу помогали,
Хоть непрощенные, но Родину любя!
В Америке, в Европе все узнали,
Как побеждать умеет наш народ.
Как губы полумертвые шептали:
«За Родину! За Сталина! Вперед!»
Как наш народ умеет ненавидеть,
Как может сильно Родину любить!
И там пусть не стараются забыть,
Как всей Европе помогли мы выжить!
В стране теперь большие перемены.
Порою трудно логику понять,
Что называли прежде вы изменой,
Теперь за это можно награждать.
Обида вдруг непрошенной слезою
Из мудрых глаз невольно заструится,
И грустно нынче нашему герою,
Душа болит и по ночам не спится.
И все больней болят, наверно, раны
У тех, кто до сих пор еще в строю.
И сердце жмет, услышав Левитана,
У каждого, в моем родном краю!
Мы просим вас, родимые, простите,
Что не всегда внимательны бываем,
И на душе обиду не таите,
Что позвонить порою забываем.
Мы поздравляем вас с победным маем,
Здоровья вам желает вся страна!
Мы уберечь Отчизну обещаем,
Недаром носим ваши имена!
И восстановится могущество былое,
И процветающей должна Россия стать,
Когда такие славные герои,
Смогли родную землю отстоять!

***

Весенний праздник — День Победы.
Чтоб на полях цветы цвели,
Покой и счастье наши деды
На эту землю принесли.

Чтобы никогда беда не повторилась,
Чтоб светлый день грядущий наступил,
О людях, жизнь отдавших ради мира,
Мы знаем, вечно помним и скорбим.

***

Сирень

Сегодня праздник. Очень тёплый день,
А за окном красуется сирень.
И кто-то снова форму надевает,
Своих друзей погибших поминает.
Но, меньше их становится, увы,
Защитников великих всей страны.

Для них сейчас салют,
И боевые граммы вновь нальют.
Так, будьте же, родимые, здоровы,
Хоть иногда бываете суровы.
Мы любим вас и ценим от души.
Пусть годы эти будут лишь в тиши,
И никогда бомбёжки не вернуться,
И слёзы больше вечно не прольются.

Мы ваш подвиг в душах сохраним
И про него рассказ передадим
Потомкам нашим, вас навеки славя,
Вас поздравляем вновь с 9 Мая!

Дорогие друзья, вот и подошла подборка стихотворений, которые берут за душу, до слез! Хочется пожелать вам Мирного неба для вас и ваших близких! Обязательно скажите спасибо ветеранам за наше будущее, разучите с деками стих в благодарность за Победу!

Мира и добра вам и вашим семьям, берегите себя и близких!

azbyka-vkysa.ru

Стихи о Великой Отечественной Войне которые пробирают до слёз

Великие и мудрые слова, сложенные в стихи о Великой Отечественной Войне 1941-1945 написанные прошедшими её людьми пробирают до слёз. Великие стихи о войне, о Родине, о лишениях, страданиях русского народа и о всепоглощающей радости Победы.

Алексей Сурков
Бьется в тесной печурке огонь,
На поленьях смола, как слеза,
И поет мне в землянке гармонь
Про улыбку твою и глаза.
О тебе мне шептали кусты
В белоснежных полях под Москвой.
Я хочу, чтоб услышала ты,
Как тоскует мой голос живой.
Ты сейчас далеко-далеко.
Между нами снега и снега.
До тебя мне дойти не легко,
А до смерти — четыре шага.
Пой, гармоника, вьюге назло,
Заплутавшее счастье зови.
Мне в холодной землянке тепло
От твой негасимой любви. 

****

Константин Симонов
Жди меня, и я вернусь.
Только очень жди,
Жди, когда наводят грусть
Желтые дожди,
Жди, когда снега метут,
Жди, когда жара,
Жди, когда других не ждут,
Позабыв вчера.
Жди, когда из дальних мест
Писем не придет,
Жди, когда уж надоест
Всем, кто вместе ждет.
Жди меня, и я вернусь,
Не желай добра
Всем, кто знает наизусть,
Что забыть пора.
Пусть поверят сын и мать
В то, что нет меня,
Пусть друзья устанут ждать,
Сядут у огня,
Выпьют горькое вино
На помин души…
Жди. И с ними заодно
Выпить не спеши.
Жди меня, и я вернусь,
Всем смертям назло.
Кто не ждал меня, тот пусть
Скажет: — Повезло.
Не понять, не ждавшим им,
Как среди огня
Ожиданием своим
Ты спасла меня.
Как я выжил, будем знать
Только мы с тобой,-
Просто ты умела ждать,
Как никто другой.

****

Эдуард Асадов
Письмо с фронта
Мама! Тебе эти строки пишу я,
Тебе посылаю сыновний привет,
Тебя вспоминаю, такую родную,
Такую хорошую — слов даже нет!
Читаешь письмо ты, а видишь мальчишку,
Немного лентяя и вечно не в срок
Бегущего утром с портфелем под мышкой,
Свистя беззаботно, на первый урок.
Грустила ты, если мне физик, бывало,
Суровою двойкой дневник «украшал»,
Гордилась, когда я под сводами зала
Стихи свои с жаром ребятам читал.
Мы были беспечными, глупыми были,
Мы все, что имели, не очень ценили,
А поняли, может, лишь тут, на войне:
Приятели, книжки, московские споры —
Все — сказка, все в дымке, как снежные горы…
Пусть так, возвратимся — оценим вдвойне!
Сейчас передышка. Сойдясь у опушки,
Застыли орудия, как стадо слонов,
И где-то по-мирному в гуще лесов,
Как в детстве, мне слышится голос кукушки…
За жизнь, за тебя, за родные края
Иду я навстречу свинцовому ветру.
И пусть между нами сейчас километры —
Ты здесь, ты со мною, родная моя!
В холодной ночи, под неласковым небом,
Склонившись, мне тихую песню поешь
И вместе со мною к далеким победам
Солдатской дорогой незримо идешь.
И чем бы в пути мне война ни грозила,
Ты знай, я не сдамся, покуда дышу!
Я знаю, что ты меня благословила,
И утром, не дрогнув, я в бой ухожу!

Анна Ахматова
Победа

Славно начато славное дело
В грозном грохоте, в снежной пыли,
Где томится пречистое тело
Оскверненной врагами земли.
К нам оттуда родные березы
Тянут ветки и ждут и зовут,
И могучие деды-морозы
С нами сомкнутым строем идут.

Вспыхнул над молом первый маяк,
Других маяков предтеча,-
Заплакал и шапку снял моряк,
Что плавал в набитых смертью морях
Вдоль смерти и смерти навстречу.

Победа у наших стоит дверей…
Как гостью желанную встретим?
Пусть женщины выше поднимут детей,
Спасенных от тысячи тысяч смертей,-
Так мы долгожданной ответим.

****

Павел Шубин
Атака

Погоди, дай припомнить… Стой!
Мы кричали «ура»… Потом
Я свалился в окоп пустой
С развороченным животом.
Крови красные петушки
Выбегали навстречу дню,
Сине-розовые кишки
Выползали на пятерню.
И с плеча на плечо башка
Перекидывалась, трясясь,
Как у бонзы или божка,
Занесённого в эту грязь.
Где-то плачущий крик «ура»,
Но сошёл и отхлынул бой.
Здравствуй, матерь-земля, пора!
Возвращаюсь к тебе тобой.
Ты кровавого праха горсть
От груди своей не отринь,
Не как странник и не как гость
Шёл я в громе твоих пустынь.
Я хозяином шёл на смерть,
Сам приученный убивать,
Для того чтобы жить и сметь,
Чтобы лучшить и открывать.
Над рассветной твоей рекой
Встанет завтра цветком огня
Мальчик бронзовый, вот такой,
Как задумала ты меня.
И за то, что последним днём
Не умели мы дорожить,
Воскреси меня завтра в нём,
Я его научу, как жить!

****

Ольга Берггольц
29 января 1942
Отчаяния мало. Скорби мало.
О, поскорей отбыть проклятый срок!
А ты своей любовью небывалой
меня на жизнь и мужество обрек.
Зачем, зачем?
Мне даже не баюкать,
не пеленать ребенка твоего.
Мне на земле всего желанней мука
и немота понятнее всего.
Ничьих забот, ничьей любви не надо.
Теперь одно всего нужнее мне:
над братскою могилой Ленинграда
в молчании стоять, оцепенев.
И разве для меня победы будут?
В чем утешение себе найду?!
Пускай меня оставят и забудут.
Я буду жить одна — везде и всюду
в твоем последнем пасмурном бреду…
Но ты хотел, чтоб я живых любила.
Но ты хотел, чтоб я жила. Жила
всей человеческой и женской силой.
Чтоб всю ее истратила дотла.
На песни. На пустячные желанья.
На страсть и ревность — пусть придет другой.
На радость. На тягчайшие страданья
с единственною русскою землей.
Ну что ж, пусть будет так…

****

Семен Гудзенко
Перед атакой
Когда на смерть идут,- поют,
а перед этим можно плакать.
Ведь самый страшный час в бою —
час ожидания атаки.
Снег минами изрыт вокруг
и почернел от пыли минной.
Разрыв — и умирает друг.
И, значит, смерть проходит мимо.
Сейчас настанет мой черед,
За мной одним идет охота.
Ракеты просит небосвод
и вмерзшая в снега пехота.
Мне кажется, что я магнит,
что я притягиваю мины.
Разрыв — и лейтенант хрипит.
И смерть опять проходит мимо.
Но мы уже не в силах ждать.
И нас ведет через траншеи
окоченевшая вражда,
штыком дырявящая шеи.
Бой был коротким.
А потом глушили водку ледяную,
и выковыривал ножом
из-под ногтей я кровь чужую.

Михаил Исаковский
Русской женщине.
…Да разве об этом расскажешь
В какие ты годы жила!
Какая безмерная тяжесть
На женские плечи легла!…
В то утро простился с тобою
Твой муж, или брат, или сын,
И ты со своею судьбою
Осталась один на один.
Один на один со слезами,
С несжатыми в поле хлебами
Ты встретила эту войну.
И все — без конца и без счета —
Печали, труды и заботы
Пришлись на тебя на одну.
Одной тебе — волей-неволей —
А надо повсюду поспеть;
Одна ты и дома и в поле,
Одной тебе плакать и петь.
А тучи свисают все ниже,
А громы грохочут все ближе,
Все чаще недобрая весть.
И ты перед всею страною,
И ты перед всею войною
Сказалась — какая ты есть.
Ты шла, затаив свое горе,
Суровым путем трудовым.
Весь фронт, что от моря до моря,
Кормила ты хлебом своим.
В холодные зимы, в метели,
У той у далекой черты
Солдат согревали шинели,
Что сшила заботливо ты.
Бросалися в грохоте, в дыме
Советские воины в бой,
И рушились вражьи твердыни
От бомб, начиненных тобой.
За все ты бралась без страха.
И, как в поговорке какой,
Была ты и пряхой и ткахой,
Умела — иглой и пилой.
Рубила, возила, копала —
Да разве всего перечтешь?
А в письмах на фронт уверяла,
Что будто б отлично живешь.
Бойцы твои письма читали,
И там, на переднем краю,
Они хорошо понимали
Святую неправду твою.
И воин, идущий на битву
И встретить готовый ее,
Как клятву, шептал, как молитву,
Далекое имя твое…

****

Дмитрий Кедрин
Родина
Весь край этот, милый навеки,
В стволах белокорых берез,
И эти студеные реки,
У плеса которых ты рос,
И темная роща, где свищут
Всю ночь напролет соловьи,
И липы на старом кладбище,
Где предки уснули твои,
И синий ласкающий воздух,
И крепкий загар на щеках,
И деды в андреевских звездах,
В высоких седых париках,
И рожь на нолях непочатых,
И эта хлеб-соль средь стола,
И псковских соборов стрельчатых
Причудливые купола,
И фрески Андрея Рублева
На темной церковной стене,
И звонкое русское слово,
И в чарочке пенник на дне,
И своды лабазов просторных,
Где в сене — раздолье мышам,
И эта — на ларчиках черных —
Кудрявая вязь палешан,
И дети, что мчатся, глазея,
По следу солдатских колонн,
И в старом полтавском музее
Полотнища шведских знамен,
И сапки, чтоб вихрем летели!
И волка опасливый шаг,
И серьги вчерашней метели
У зябких осинок в ушах,
И ливни — такие косые,
Что в поле не видно ни зги,-
Запомни:
Всё это — Россия,
Которую топчут враги.

****

Борис Костров

Пусть враг коварен —
Это не беда.
Преград не знает русская пехота.
Блестят штыки,
Грохочут поезда,
К победе рвутся вымпелы Балтфлота
А в небе,
Сделав круг и высоту
Набрав, вступают в бой орлы.
И сразу
Мы слышим сердца учащенный стук,
Но действуем — спокойно,
По приказу.
Мы знаем все,
Что нет таких врагов,
Чтоб волю русских преклонить и скомкать.
Мы — это мы.
Да будет наша кровь
Такой же чистой и в сердцах потомков.

****

Борис Пастернак
Победитель

Вы помните еще ту сухость в горле,
Когда, бряцая голой силой зла,
Навстречу нам горланили и перли
И осень шагом испытаний шла?
Но правота была такой оградой,
Которой уступал любой доспех.
Все воплотила участь Ленинграда.
Стеной стоял он на глазах у всех.
И вот пришло заветное мгновенье:
Он разорвал осадное кольцо.
И целый мир, столпившись в отдаленьи,
B восторге смотрит на его лицо.
Как он велик! Какой бессмертный жребий!
Как входит в цепь легенд его звено!
Все, что возможно на земле и небе,
Им вынесено и совершено.

****

Сергей Орлов
Учила жизнь сама меня

Учила жизнь сама меня.
Она сказала мне,-
Когда в огне была броня
И я горел в огне,-
Держись, сказала мне она,
И верь в свою звезду,
Я на земле всего одна,
И я не подведу.
Держись, сказала, за меня.
И, люк откинув, сам
Я вырвался из тьмы огня —
И вновь приполз к друзьям.

****

Юлия Друнина
За нашу Советскую Родину ! Мы Победим!

Качается рожь несжатая .
Шагают бойцы по ней .
Шагаем и мы —
девчата ,
Похожие на парней .

Нет , это горят не хаты —
То юность моя в огне .
Идут по войне девчата ,
Похожие на парней .

Я только раз видала рукопашный ,
Раз — наяву . И тысячу — во сне .
Кто говорит , что на войне не страшно ,
Тот ничего не знает о войне.

****

Александр Твардовский
В тот день, когда окончилась война

В тот день, когда окончилась война
И все стволы палили в счет салюта,
В тот час на торжестве была одна
Особая для наших душ минута.
В конце пути, в далекой стороне,
Под гром пальбы прощались мы впервые
Со всеми, что погибли на войне,
Как с мертвыми прощаются живые.
До той поры в душевной глубине
Мы не прощались так бесповоротно.
Мы были с ними как бы наравне,
И разделял нас только лист учетный.
Мы с ними шли дорогою войны
В едином братстве воинском до срока,
Суровой славой их озарены,
От их судьбы всегда неподалеку.
И только здесь, в особый этот миг,
Исполненный величья и печали,
Мы отделялись навсегда от них:
Нас эти залпы с ними разлучали.
Внушала нам стволов ревущих сталь,
Что нам уже не числиться в потерях.
И, кроясь дымкой, он уходит вдаль,
Заполненный товарищами берег.
И, чуя там сквозь толщу дней и лет,
Как нас уносят этих залпов волны,
Они рукой махнуть не смеют вслед,
Не смеют слова вымолвить. Безмолвны.
Вот так, судьбой своею смущены,
Прощались мы на празднике с друзьями.
И с теми, что в последний день войны
Еще в строю стояли вместе с нами;
И с теми, что ее великий путь
Пройти смогли едва наполовину;
И с теми, чьи могилы где-нибудь
Еще у Волги обтекали глиной;
И с теми, что под самою Москвой
В снегах глубоких заняли постели,
В ее предместьях на передовой
Зимою сорок первого;
и с теми,
Что, умирая, даже не могли
Рассчитывать на святость их покоя
Последнего, под холмиком земли,
Насыпанном нечуждою рукою.
Со всеми — пусть не равен их удел, —
Кто перед смертью вышел в генералы,
А кто в сержанты выйти не успел —
Такой был срок ему отпущен малый.
Со всеми, отошедшими от нас,
Причастными одной великой сени
Знамен, склоненных, как велит приказ, —
Со всеми, до единого со всеми.
Простились мы.
И смолкнул гул пальбы,
И время шло. И с той поры над ними
Березы, вербы, клены и дубы
В который раз листву свою сменили.
Но вновь и вновь появится листва,
И наши дети вырастут и внуки,
А гром пальбы в любые торжества
Напомнит нам о той большой разлуке.
И не за тем, что уговор храним,
Что память полагается такая,
И не за тем, нет, не за тем одним,
Что ветры войн шумят не утихая.
И нам уроки мужества даны
В бессмертие тех, что стали горсткой пыли.
Нет, даже если б жертвы той войны
Последними на этом свете были, —
Смогли б ли мы, оставив их вдали,
Прожить без них в своем отдельном счастье,
Глазами их не видеть их земли
И слухом их не слышать мир отчасти?
И, жизнь пройдя по выпавшей тропе,
В конце концов у смертного порога,
В себе самих не угадать себе
Их одобрения или их упрека!
Что ж, мы трава? Что ж, и они трава?
Нет. Не избыть нам связи обоюдной.
Не мертвых власть, а власть того родства,
Что даже смерти стало неподсудно.
К вам, павшие в той битве мировой
За наше счастье на земле суровой,
я вам, наравне с живыми, голос свой
Я обращаю в каждой песне новой.
Вам не услышать их и не прочесть.
Строка в строку они лежат немыми.
Но вы — мои, вы были с нами здесь,
Вы слышали меня и знали имя.
В безгласный край, в глухой покой земли,
Откуда нет пришедших из разведки,
Вы часть меня с собою унесли
С листка армейской маленькой газетки.
Я ваш, друзья, — и я у вас в долгу,
Как у живых, — я так же вам обязан.
И если я, по слабости, солгу,
Вступлю в тот след, который мне заказан,
Скажу слова, что нету веры в них,
То, не успев их выдать повсеместно,
Еще не зная отклика живых, —
Я ваш укор услышу бессловесный.
Суда живых — не меньше павших суд.
И пусть в душе до дней моих скончанья
Живет, гремит торжественный салют
Победы и великого прощанья.

****

Николай Тихонов
Ленинград

Петровой волей сотворен
И светом ленинским означен —
В труды по горло погружен,
Он жил — и жить не мог иначе.
Он сердцем помнил: береги
Вот эти мирные границы,-
Не раз, как волны, шли враги,
Чтоб о гранит его разбиться.
Исчезнуть пенным вихрем брызг,
Бесследно кануть в бездне черной
А он стоял, большой, как жизнь,
Ни с кем не схожий, неповторный!
И под фашистских пушек вой
Таким, каким его мы знаем,
Он принял бой, как часовой,
Чей пост вовеки несменяем!

Иосиф Уткин
Если я не вернусь, дорогая

Если я не вернусь, дорогая,
Нежным письмам твоим не внемля,
Не подумай, что это — другая.
Это значит… сырая земля.
Это значит, дубы-нелюдимы
Надо мною грустят в тишине,
А такую разлуку с любимой
Ты простишь вместе с Родиной мне.
Только вам я всем сердцем и внемлю,
Только вами и счастлив я был:
Лишь тебя и родимую землю
Я всем сердцем, ты знаешь, любил.
И доколе дубы-нелюдимы
Надо мной не склонятся, дремля,
Только ты мне и будешь любимой,
Только ты да родная земля!

****

Друнина Юлия
Я только раз видал рукопашный

Я только раз видал рукопашный,
Раз — наяву. И сотни раз — во сне…
Кто говорит, что на войне не страшно,
Тот ничего не знает о войне.

****

Юрий Соловьёв
По дорогам войны

Я под городом Белым
В бессонном бреду
По дорогам разбитым
Голодный бреду
И по глине скользят
Кирзачи вновь и вновь,
А мне падать нельзя,
То не глина, а кровь
Разливается вширь…
…и ошметками грязь.
В плоть впиваются вши
Под бинтом шевелясь.
И врубает сирену
Улыбчивый ас
Разряжая обойму
На бреющем в нас.

Котелок бы баландой
Наполнить на треть
И хлебать, и хлебать,
Забывая про смерть.
А потом завалиться
Под первым кустом
И со стоном забыться
Спасительным сном.

Я под городом Белым
В бессонном бреду
По дорогам разбитым
Голодный бреду…

Илья Эренбург
В мае 1945

Когда она пришла в наш город,
Мы растерялись. Столько ждать,
Ловить душою каждый шорох
И этих залпов не узнать.
И было столько муки прежней,
Ночей и дней такой клубок,
Что даже крохотный подснежник
В то утро расцвести не смог.
И только — видел я — ребенок
В ладоши хлопал и кричал,
Как будто он, невинный, понял,
Какую гостью увидал.

О них когда-то горевал поэт:
Они друг друга долго ожидали,
А встретившись, друг друга не узнали
На небесах, где горя больше нет.
Но не в раю, на том земном просторе,
Где шаг ступи — и горе, горе, горе,
Я ждал ее, как можно ждать любя,
Я знал ее, как можно знать себя,
Я звал ее в крови, в грязи, в печали.
И час настал — закончилась война.
Я шел домой. Навстречу шла она.
И мы друг друга не узнали.

Она была в линялой гимнастерке,
И ноги были до крови натерты.
Она пришла и постучалась в дом.
Открыла мать. Был стол накрыт к обеду.
«Твой сын служил со мной в полку одном,
И я пришла. Меня зовут Победа».
Был черный хлеб белее белых дней,
И слезы были соли солоней.
Все сто столиц кричали вдалеке,
В ладоши хлопали и танцевали.
И только в тихом русском городке
Две женщины как мертвые молчали.

****

Александр Яшин

Назови меня именем светлым,
Чистым именем назови —
Донесется, как песня, с ветром
До окопов голос любви.
Я сквозь грохот тебя услышу,
Сновидения за явь приму.
Хлынь дождем на шумную крышу,
Ночью ставни открой в дому.
Пуля свалит в степи багровой —
Хоть на миг сдержи суховей,
Помяни меня добрым словом,
Стынуть буду — теплом повей.
Появись, отведи туманы,
Опустись ко мне на траву,
Подыши на свежие раны —
Я почувствую,
оживу.

****

Владимир Высоцкий
Братские могилы

На братских могилах не ставят крестов,
И вдовы на них не рыдают,
К ним кто-то приносит букеты цветов,
И Вечный огонь зажигают.

Здесь раньше вставала земля на дыбы,
А нынче — гранитные плиты.
Здесь нет ни одной персональной судьбы —
Все судьбы в единую слиты.

А в Вечном огне виден вспыхнувший танк,
Горящие русские хаты,
Горящий Смоленск и горящий рейхстаг,
Горящее сердце солдата.

У братских могил нет заплаканных вдов —
Сюда ходят люди покрепче.
На братских могилах не ставят крестов,
Но разве от этого легче?.

****

Юрий Соловьёв
Ветераны Великой Отечественной

Как мало их осталось на земле
Не ходят ноги и тревожат раны,
И ночью курят, чтобы в страшном сне,
Вновь не стреляли в них на поле брани.

Мне хочется их каждого обнять,
Теплом душевным с ними поделиться,
Была бы сила, чтобы время вспять…
Но я не Бог…война им снова снится.

Пусть внукам не достанется война
И грязь её потомков не коснётся,
Пусть курит бывший ротный старшина
И слушает, как правнучек смеётся.

korki.lol


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.