Красивые стихи о стамбуле


Стихи о путешествиях ~ Оллам.ру

Протянут мост между частями света,
И влажный воздух носит запах рыб.
Поток толпы скользит по парапету,
К перилам кто-то с удочкой прилип.
На площади базарной у причала
Взлетают шумно стаи голубей.
Дымится плов, расставлены пиалы,
Зайди же гость, разуйся, ешь и пей.
Пробудешь в лавке рыночной изрядно,
Уже забыв, зачем туда пришёл.
Хотел купить халат себе нарядный,
И вот как дар, кладут его на стол.
Взяв понемногу перца и корицы,
Ты продавцу становишься родным.
И вы никак не можете проститься,
Всё в разговоры погружаясь с ним.
Шагнул Стамбул одной ногой в Европу,
Потом решил, что хватит, мол, уже.
Вот мчатся в шортах женщины галопом,
Им семенят навстречу в парандже.
В костюм и галстук облачили турка,
Пустив по-светски с тростью на бульвар.
Но так и видишь: в недрах переулка
Идет к метро с кинжалом янычар.
Минуя дверь кофейни придорожной,
Скользнешь глазами: головы склоняя
Там над доской сидят, заметить можно,
Как палец с перстнем взялся за коня.
Резное блюдо, горочка лукума,
Плющом увита задняя стена.
Здесь отдохнешь от суетного шума,
Уйдя на миг в иные времена.
Напротив купол высится Софии,
Средь позолоты скромно кое-где
Остались лики, скорбные такие.
Они сейчас находятся в беде.
Как будто вовсе не было Царь-града!
Морской прибой слизал его волной.
Песочный замок, детскую усладу,
Залил навек с игривостью шальной.
Звучит призыв к вечернему намазу,
Заворожив певучестью стиха.
И все дела бросают прямо сразу,
Спешат, как овцы, слыша пастуха.
Ковер босые приласкает ноги,
Закатный луч ударит в витражи.
Отступят тут житейские тревоги,
Их с простотою Богу расскажи.
А если дух тоскует и томится:
Не испытал Аллах земную боль.
Он только правит властною десницей,
А пострадать за нас, увы, уволь,
То между старых, сереньких кварталов
Стоит невзрачный, чуть облезлый дом.
Афонский инок отворит устало,
На этаже, по-моему, восьмом
Ютится храм, затерянный на свете.
По-эмигрантски просто, горячо
Там служат, как испуганные дети
Всегда готовы защитить плечом
Свои постройки в случае тревожном,
Чтоб хулиган дворовый не сломал,
Как сквозь толпу проходят осторожно,
Неся в руке наполненный фиал…
Между деревьев возле водоема –
Покои древних царственных владык.
Оттуда веет райскою истомой,
И перед ней немеет мой язык.
Прекрасен стан узорного кувшина,
Но не нальет никто уже вина.
Он узницей гаремною покинут,
Которая от глаз удалена
Капризного османского вельможи,
Фаянсовый виднеется сервиз,
Опалы, изумруды, мех и кожа,
Парча расшитых драгоценных риз…
У входа куст разросся, и бутоны
Зарозовели отблеском зари,
Он, в росписи орнамента продленный,
Запечатлён снаружи, изнутри
Чудесных залов, комнат, переходов,
Камин, кальян, подушки и ковры
Принадлежат теперь уже народу.
Не пережил султан бы сей поры.
В широтах южных быстро вечереет.
Накинет город темный свой хиджаб.
Все по домам торопятся скорее,
А я – ступить на корабельный трап.
Вот местный мальчик, жмурясь и ликуя,
Так кукурузу яростно грызёт.
И невдомёк ему, что увезу я
Его в душе на много верст вперед.
Он подрастет, окрепнет, поумнеет,
Но не узнает, что прошли года,
А на полях какой-то там Рассеи
О нём припомнят с грустью иногда.
Старуха сонно пряжу растеряла,
Лоток закрыли с ваксой обувной,
Танцует ветер около вокзала,
Крутясь, как дервиш – всё беру с собой.
Бывает часто: ноет в сердце рана,
Чтобы тогда отрадою пахнул
Мне, из морского выступив тумана,
Великолепный сказочный Стамбул.

ollam.ru

Au jour le jour: Стамбул *

И в марте идут проливные дожди.

И медленно едет трамвай "Ностальжи".

Волшебный Стамбул, ты мне песенку спой
От башни Галата к дворцу Топкапы.
От Айя-Софии веди в Каракёй,
Где в Пэру уходит трамвай "Ностальжи".

Спускался под землю я в Еребатан.
С Босфора я вдаль провожал корабли.
Я видел немало чарующих стран,
Но в сердце остался трамвай "Ностальжи".

Помню, осенью в день листопада
Оказался я в дальнем краю.
По дорожкам султанского сада
Я бродил, и на пленку свою
Я снимал желтый гравий дорожек,
Белый мрамор фонтана, цветы,
И каких-то случайных прохожих,
Вход в султанский дворец, и ковры…
Помню, все это было так странно:
Теплый ветер с Босфора качал
Кипарисы, и в водах фонтана
Я лазурь над собой различал.
Старый турок, готовясь к намазу,
Расстелил на земле коврик свой,
Снял сандалии, сел, и ни разу
Не взглянул на окрестный покой.
Щелкнув камерой снова, из сада
Я пошел по Стамбулу гулять.
А в России был день листопада -
День, который хотел бы я снять.

Стамбул... прощание

Непостижимое... вечности гул -
многоголосый вечерний Стамбул.
И показалось мне, окна у спальни
приотворили вселенские ставни.

Заворожённо стояла одна,
потусторонним дыша из окна.
Как заклинанье, твердя наизусть:
"Константинополь, я скоро вернусь!"


Столица трех Империй -
Стамбул по площади
Много больше Москвы.
Но кажется тесным
Турецкой назойливостью.
Впрочем, внешне приветлив
И гостеприимен, вроде бы.
Ну да, плати просто,
Для порядка торгуясь.
Щурься на солнце
И высоченные мечети.
Нет, это всего лишь минареты.
На рассвете и на закате -
Ала-акбар-ибн-рагим!
Страна мусульман, -
Магомет - их пророк.
Кстати, Иисус - тоже в пророках...
Очень смешные такси.
И толстозадые женщины,
Крикливые и постоянно потные.
Бани турецкие - хаммам, -
Та еще невидаль, -
Хочешь - кальян покуривай,
А хочешь - за отдельную плату -
С турчонком резвись.
Вроде как тайна,
И карается даже, -
Экстрим для скучающих.
Но доллары и евро
Всем нужны.
В Стамбуле всюду
Проживают турки...
А Лондон все же больше.

Константинополь

Лариса Иванова-Ленская

Ты - православия колыбель,
Константинополь, сейчас ты чей?
Не православный ведь ты теперь.
Кому достался ты, как трофей?

Бои большие шли за тебя -
Кровь православных в Босфор текла
И орошала она поля.
И не звонят здесь колокола.

Давно не слышен их нежный звон,
Исчез церковный здесь перезвон.
Затих сердечный и тяжкий стон,
Свечей не ставят здесь на канон.

Константинополь, ты - где сейчас?
Тебя уж нет на карте мира.
В какой тревожный и грустный час
Ты своего сменил кумира?

Стамбул

Лев Дроздов -Лад

Гортанный крик с высоты минарета
Разом смял горожан поток.
Женщины в черном до глаз одеты
С мужами в шальварах глядят на Восток.

Большого Базара затихли улицы,
Закрылись витрины Златого Тельца.
Идет толпа, под ветром сутулится,
Кривым переулкам не видно конца.

Дворцы с акведуками, мощные форты -
Наследье времен византийских владык.
Каждый ракурс достоин фото,
В каждом окне - Империи блик.

В Мраморном море колышутся тени -
Узким Босфором идут караваны.
Рог Золотой блистает во времени
В бусах огней и мечетей тюрбанах.

Туман над Галатой лукума плотней,
Стекает по стенам хаммамной пеной.
Европа с Азией встретились в ней
И здесь заблудились в толпе поколений.

Стамбульские зарисовки

Леонид Зеленский

В сказочном, таинственном Стамбуле
Шум стоит на улицах такой,
Что себя не слышишь в мощном гуле
Мчащихся машин по мостовой.

Раньше звался он Константинополь,
Византийскою столицей был,
Как вселенский вековой акрополь,
Центром православия служил.

Из Европы в Азию по морю,
Проложил торговые пути,
Завладев вратами на Босфоре,
Смог развиться, выгоду найти.

Но напали турки на святыню,
Разгромив христианский бастион,
Дух османский править стал отныне,
Город был разграблен, полонён.

Вместо храмов с жизнью православной,
Выросли мечети до небес,
Где ислам стал верой самой главной,
Византийский мир погас, исчез.

Строятся дворцы, богатство оных
Поражает роскошью своей,
Красотой садов, ковров огромных,
Массой комнат, лестниц и дверей.

Правят всем великие султаны,
Выше их на свете только Бог,
К ним везут богатство караваны,
Доставляя радость им, восторг.

Но приходит время, по-другому
Жить решил униженный народ,
Нет возврата к прошлому былому,
Лишь вперёд, республика зовёт.

И уходит эра султаната,
Навсегда уходит из страны,
Достоянием народа стали злата,
И дворцы, и ценности казны.

Светской жизнью радует приезжих,
Миллионный нынешний Стамбул,
Красотою дивных гор прибрежных,
И цветов, в которых утонул.

Радует величием старинным,
И размахом жизни молодой,
Отдыхом достойнешим и чинным,
И, конечно, вкусною едой.

В сказочном, таинственном Стамбуле,
Я провёл прекрасно пару дней,
Побывал на празднике в ауле,
И отметил там свой юбилей.

Стамбул

Максим Седунов

Город крушения догм и изгнания бесов,
город разбросанных временем серых камней -
как же умеет он твёрдой рукой василевсов
править меня... и я делаюсь только сильней.

Люди здесь явно устали от зрелищ и хлеба,
но всё равно их удел - оставаться людьми.
Каждый свернувший направо уходит налево,
каждый увидевший свет пребывает в тени.

Высшая радость лишь та, что на грани печали,
высшая истина та, что вопит на столбе.
Город, который однажды возник пред очами,
ты отчего-то пожизненно носишь в себе.

Здесь отошла уже мода встречать по одёжке,
а на немытых ушах у бездомных собак
вечно болтаются бирки (считай, что серёжки),
странно звучит, но всё выглядит именно так.

Город, в котором всегда начинаешь сначала,
где недействительны карты и календари,
город, где можешь часами стоять у причала,
слушая голос, призывно звучащий внутри.

И горизонт раздвигается шире и шире...
ты вроде тот же, но как бы уже и не тот
милостью мест, позволяющих слышать в эфире
редкие отзвуки самых предельных частот.

Блистательный Стамбул...

Марина Ахмедова-Колюбакина

Блистательный Стамбул -
протяжный зов азана
и голубиный гул
на площади вокзальной.

Геометричный стиль
мечетских силуэтов -
архитектурный стих
турецких минаретов.

И вязь могильных плит
в соседстве неустанном
с толпой, где жар парит
над продавцом каштанов.

И кофе аромат
с какой-нибудь террасы,
сводящий всех с ума -
до полного экстаза.

И старенький трамвай
на шумном Истикляле,
везущий прямо в рай
средь чаек на причале.

Смешение кровей,
братание наречий -
и ужин на траве
в компании беспечной.

Ислама аскетизм
и роскошь Византии
причудливо сплелись
в каком-то дивном стиле.

И остров вдалеке,
манящий и знакомый...
Успею ль налегке
к последнему парому?

Босфор

Марина Ахмедова-Колюбакина

Как завораживает слово
порою языка чужого,
что чудится мне мощный хор
потоков, падающих с гор,
в созвучном рокоте - Босфор…

В нём древней Византии слава,
гаремов сладкая отрава,
рабынь свободная душа,
что рвётся из своей оправы,
и драгоценной, и лукавой,
на волю, как на сталь ножа.

В нём поступь слышится фортуны
и легкомысленной, и юной,
форсящей вечно пред толпой,
всегда завистливой и злой.

Душистым льются в нём щербетом
стихи придворного поэта,
лаская падишахский слух
то рубаи, то триалетом,
вдевая их, как нить в иглу.

Так завораживает слово
порою языка чужого,
что нам не нужен перевод…
Босфор - прекрасное созвучье,
и, кажется, не знать нам лучше,
что значит он - Коровий брод.

Зима в Стамбуле

Марина Ахмедова-Колюбакина

Давай увидимся в Стамбуле,
но не в расплавленном июле,
а в хладнокровном январе,
где минареты в карауле
горят в закатном янтаре.

Где нет туристов любопытных
их селфи вечных, их избитых -
пардон и сорри, и мерси…
где странной радости избыток
и незагруженных такси.

Где к зимней пристани свинцовой
надёжно тросом пришвартован,
как пёс, «Каптан Ахмет Кемаль» -
и на борту матрос сурово
на ужин стряпает кефаль.

Давай кружить, как эти чайки,
по узким улочкам случайным,
чтоб отыскать однажды ту,
где в бардаки нальют нам чаю,
что мы когда-то пили тут.

Здесь сутки дольше века длятся
и можно молча признаваться
в любви к тебе без словаря…
мой рейс вечерний в десять двадцать,
и нам пора уже прощаться
посередине января.

Прощание со Стамбулом

Марина Ахмедова-Колюбакина

По узким улочкам Стамбула
люблю бродить я, между прочим,
где каждый тихий переулок
имеет свой особый почерк.
И если месяц тонкорогий
завис над сонным минаретом,
я по нему найду дорогу,
совсем не думая об этом.
Но проходя мимо мечети,
что византийским была храмом,
щепотью всё же незаметной
я осеню себя упрямо.

Святые лики из-под слоя
извёстки четырёхстолетней,
засветятся, как с аналоя,
какой-то радостью последней.
А мне как будто бы знакомы
вот те царьградские палаты,
и рядом с тем османским домом
уже бродила я когда-то...
Но в этом таинстве, наверно,
уже никто не разберётся -
ни правоверный, ни неверный,
в капкане собственных эмоций.

Да, это, в общем, и неважно -
рукой подать тут до Босфора
и я спущусь к нему отважно
по закоулкам-коридорам.
Там вездесущие паромы,
огнями жёлтыми моргая,
гудком меня окликнут громко,
вдоль набережной проплывая.
И брызгами солёный ветер
меня окрестит, как фавором…
Так хорошо, что есть на свете
необъяснимый этот город.

Стамбул!

Марина Ахмедова-Колюбакина

Стамбул!
Весь пронизанный светом,
Как будто божественный сад,
Ракеты твоих минаретов
Поднять тебя в небо хотят.

Царь-град двух великих религий,
Сквозь жизни мирской суету
Ты верно несёшь, как вериги,
Смирение их и вражду.

И здесь, в Топкапы, страстной тенью,
Сводя всех туристок с ума,
Вновь по византийским каменьям
Блуждает Султан Сулейман.

И с утренним пеньем азана,
Славянской блистая красой,
Навстречу ему Роксалана
Выходит из тьмы золотой.

Византий и Константинополь,
И вечный, как мир, Истамбул…
Летишь белой чайкой в Европу
Сквозь торг азиатский и гул.

И над изумрудным Босфором,
Где чудятся вещие сны,
Племён и религий раздоры
Как будто уже не страшны.

По улочкам бродит мессия,
Неузнанный шумной толпой,
И царственно Айя-София
Взирает на Рог Золотой.

Турецкая песенка

Марина Ахмедова-Колюбакина

Когда я слышу ветра гул
И волн протяжный стон,
Хочу в Стамбул, хочу в Стамбул,
Как будто рядом он.

Когда мне груз не по плечу,
А ноша тяжела,
В Стамбул хочу, в Стамбул хочу,
Где ночь, как день, светла.

Мне безразличен высший свет
И президентский пул,
Ведь у меня желанья нет
Прекрасней, чем Стамбул.

Дойти, доехать, долететь
По суше и морям…
Хочу в Стамбуле умереть
И вновь родиться там!

Византийский след

Марк Горбовец

След Византийского искусства, -
Остаток древности святой,
Воспламеняют наши чувства,
Склоняя мысль к эпохи той.

Дворец, заполненный водою,
В глуби запрятан под землею,
В нем мраморный колонный строй,
Как бы любуется красою.

Над ними арочные своды,
Собой являют мощный щит,
Архитектурный стиль и моду
И инженерный колорит.

Средь сотен мраморных колонн.
Есть две с особым постаментом,
Где знак Горгон изображен
По древнегреческим приметам.

Медузы крупной голова
Змеями грозными обвита,
О ней недобрая молва
В легендах греков скрыта.

Стамбул сей памятник хранит,
Дворца значенье знает, -
Там дух истории царит,
В веках он там витает.

Стамбульский Миниатюрк

Марк Горбовец

Три тысчелетья в парке этом-
Истории страны урок,
Чтоб изучая по макетам
Представить современник мог:

Искусства вечные творенья,-
Шедевры славных мастеров,
Что вызывают восхищенье
Чудесной прелестью даров.

Здесь все, чем Турция гордится,
Что создал с древних лет народ,
Чем мир не может не дивиться,
Бессмертия взирая плод.

Дворцы, мечети, цитадели,
Аквиадуки и мосты,-
Великолепные модели
Культуры вечные посты.

Пещерный монастырь Сюмела,
Руины Немрут - статуй строй в горах,
Театр Аспендос, созданный умело,
И Зевса жертвенник - искусства мощный взмах.

Античный Артемиды храм
Свою красу представил нам,
И в честь Мавссола пирамида
Чудесного шедевра вида.

Собор Софьи, с пристройкой минарета,
Дворец Далмабахче и Топкапы,
Архитектурные шедевры это,-
Культуры высшие столпы.

Все, что собрали здесь не перечислить,
Здесь можно необъятное объять,
Увидев это станешь лучше мыслить
И сможешь лучше Турцию понять.

Голубая мечеть. Загадка

Носова Татьяна

Храм из мрамора в жарком Стамбуле
Все туристы хотят рассмотреть.
Он напротив Собора Софии,
Этот храм - (Голубая мечеть).
Айя София

Ольга Вл Белостоцкая

Он - Единственная. Что ей
Эпоха наша? - Краткий миг.
Она - Премудрая - без боя
Перецарила всех владык.

Морщины, шрамы - не изъяны;
Велик любой ее каприз.
Она и на Юстиниана
Уже смотрела сверху вниз.

И после видано немало;
Но, благосклонна к малым нам,
Ладонью теплой поднимала
Пылинок божьих к небесам.

Влюбилась я! Меня пленило!
Забытый кем-то в камне след,
Вояки старого могила,
Античный облик Гавриила,
Над гулким Космосом перила
И сердце разомкнувший свет.

Сон о Стамбуле

Таманна

Стамбул волшебный и пьянящий
Во снах всегда манишь к себе,
Крик чаек над водой парящих
Зовет, и я стремлюсь к тебе.

Заезжих путников на лодках
Босфор качает на волнах,
Все помнит об османских сводках
Дух тайны в городских стенах.

В армУдах* с лакомым лукумом
Там чай выносят из кафе,
В тени средь городского шума,
К местам уютным на софе.

Мечетью голубой любуюсь
Под жаром солнечных лучей,
От встречи с древним я волнуюсь
И в ТопкапЫ** спешу скорей.

Оттенков сотни у тюльпанов,
И в парках городских - цветник.
Оазис красок для султанов
Средь мостовых такой возник.
---
Мечтаю я о городе контрастов,
С ним ближе познакомиться хочу.
Я радостно промолвлю: "Милый, здравствуй!"
И верю в то, что скоро прилечу.

*Армуды - турецкие стаканчики для чая.
**Топкапы - главный дворец Османской империи до середины XIX века

Бизантион Стамбул Константинополь

Татьяна Верейская

Стамбул, какую мне картину нарисуешь?
В названии твоем отзвук веков, смешение религий.
Ты обликом своим меня чаруешь.
Увиденное не опишут полно книги.

Босфор, сапфиром в серебре, твой стан объемлет.
Мосты висячие изящны над водою.
Утро встающее здесь муэдзинам внемлет.
Нет города с похожею судьбою.

Здесь лик империй средь веков таится,
В дворцах средь древних пагод и мечетей.
Европа с Азией воочию роднится.
Шаги истории слышны среди столетий.

Одно из чудес света - Айя Софья,
Неповторимый, дивный храм христианский.
Величию не надо многословья.
Душе - глоток воды артезианской.

Дворец ТопкапЫ - древности творенье.
Султан Мехмед ее возвел с любовью.
Любого он пленит воображенье.
Бесспорно уживается он с новью.

В оттенках бирюзы шедевр исламский -
Мечеть « Мави джами» - краса Стамбула,
Чем-то напомнил комплекс мне бухарский,
Дитем прекрасным к городу прильнула.

Базар восточный,что же с ним сравнится?
Фейвейрок красок , шум веселый улья.
Душисты пряности и колоритны лица.
Забыть эту картину не смогу я.

Бизантион - Стамбул - Константинополь
Лежит жемчужной раковиной город
На месте, где стоял древний акрополь,
По-прежнему красив и вечно молод.

Бизантион* - Стамбул - Константинополь…….
Бизантион - старинное название Стамбула.

Стамбул, хочу тебя увидеть снова

Татьяна Верейская

Стамбул, хочу тебя увидеть снова,
Хочу пройтись по улицам твоим
И любоваться красками Босфора,
В лучах заката он неповторим.

Хочу в Святой Софии наслаждаться
Старинною мозаикой икон.
К истории незримо прикасаться
В бинбирдиреке***, среди мраморных колонн.

В кофейне Пьер Лоти кофе отведать.
Возле Эюб Султана** птиц кормить.
Чрез акварели впечатления поведать,
Чтоб на холсте мгновенье сохранить.

На Халиче* красавцы пароходы
Меня огнями вновь заворожат,
Зовя с собой в неведомые воды,
Их отражения желанья сторожат.

Стамбул, о новой встрече я мечтаю,
Хочу времен дыханье ощутить.
Я строки в восхищении слагаю
И верно не смогу тебя забыть.

Стамбул, хочу тебя увидеть снова…

*Халич - залив - лиман, разделяющий европейскую сторону города на две части.

**Эюб Султан - мечеть, возле которой находится большое количество древних знаменитых усыпальниц.

***Бинбирдирек - Тысячеколонное водохранилище, сооружено в 4ом столетии во времена Великого Константина.

Стамбул

Татьяна Нужина

Чужая жизнь, иные нравы,
Другие игры и забавы,
Другие жесты, мир иной,
Там музы не было со мной…

Смешались запад и восток,
Огромный транспортный поток,
Дома - бетон и черепица
И, так же, без улыбок лица.

Повсюду банки, магазины,
Ларьки, стеклянные витрины,
Дворцы, мечети, мост висячий,
Чай ароматный и горячий.

Машин змеится караван,
И в голове от них - туман.
Пролив, паром, базар огромный,
Не наш, Казанский, тихий, скромный.

Все продается - рыба, кожа,
Невеста денег стоит тоже…
Аэропорт, моторов гул -
Таким запомнился Стамбул.

В Стамбул!

Фуникова Анна

Мечети тают в море света,
Поёт протяжно муэдзин,
И копья легких минаретов
Рвут в выси остриями синь.

Спустя века, все так же молод,
До неба полон голубей,
Великолепный этот город
Раскрыл объятия тебе.

Здесь ночь, как девушка, смеётся,
Игриво вскидывая бровь.
И пряный сумрак в окна льётся,
И будоражат вина кровь.

Шепчи судьбе слова признанья,
Налей шербет, поешь халвы,
Пусть сердце бьётся в ожиданьи
Иной надежды и любви!

Стамбул

Фуникова Анна

Минареты и мечети,
Город каменных святынь.
Над Босфором - море света,
Золотых столетий дым.

Нежит солнечная ласка
Купола и облака,
Вся палитра южных красок
Не истрачена века.

Город роскоши и лета -
Здесь ночами наяву
Разрезают минареты
На созвездья синеву.

Ночной Стамбул

Фуникова Анна

Лунное яблоко в небе ночном...
Вечный Стамбул забывается сном.

Скрипка поёт из приморского бара
Небу, объятому звёздным пожаром.

Копья остры у вершин минаретов,
Вечность дыханием бриза согрета.

Льнёт тёплым боком к огням побережья
Сонный Босфор, темнокудрый и нежный.

Истикляль

Фуникова Анна

Вези, таксист, меня на Истикляль*,
На вечеринку ласкового лета.
Щербет неона щедро лей в хрусталь,
Пусть плавятся витрины в море света.

В калейдоскопе красок и теней
Здесь услаждают песнями и лестью,
В огне реклам шумит людской ручей,
Звучит свирель, в литавры бьёт оркестрик.

О, шар земной, как молод ты и мал,
Весь Божий мир зову своей Отчизной...
За двадцать долларов на Истикляль
Гони, таксист... На вечный праздник жизни!

*Истикляль - старинный проспект Стамбула, где расположены посольства западных стран, фешенебельные магазины и кафе, центр ночной жизни.

---

Россыпи стамбульской ночи
Фиолета темноты…
Воздух густ и непорочен
Словно бусинки любви…
Светел взгляд трамвайных окон
И мечети - стрелы ввысь,
Ветер с моря черный локон,
Чуть касаясь, теребит…
Камни узких тротуаров
К горизонту…Звонкий гул,
Где-то отзвуки гитары:
Провожал меня Стамбул…
Город из восточной сказки,
Город не моей мечты…
Ускользающий и вязкий,
Будто мед…и будто ты…

veravverav.blogspot.com

Джем Караджа. Стихи о Стамбуле

Из турецкой поэзии:

Джем Караджа

Всё о горе и о горе…

Постой! Оставь! Еще пусть на огне
Кипит вода для кофе в турке жаркой …
Ты про Стамбул опять поведай мне,
Как без меня он там?..
Я слышать жажду
Про мой Босфор, где дремлют в глубине
Морские рыбы, раздувая жабры.
Просох ли город на семи холмах,
Промытый весь июньскими дождями?
И к ласке солнца белые дома
Потянутся ли вновь, как дети к маме,
Чтоб от любви к нему сойти с ума?

Скажи, что там улыбчивы всегда
Прохожие –
В автобусах, в машинах,
На кораблях и в скорых поездах –
И женщины, и дети, и мужчины.
Пусть это ложь…
Но так приятно мне 
Внимать твоей неправде оголтелой –
И ты солги…
О горе, о войне
И о беде мне слушать надоело!

Замри! И телевизор не включай!
Лишь про Стамбул тверди мне бесконечно!
Про город городов, 
Где по ночам
Ракеты минаретов смотрят в вечность!
Ты посмотри со склона Бейоглу
На город наш моим далеким взором!
Сарайбурну, мостам воздай хвалу
И Золотому рогу, о котором
Мечтаю я в чужом своем углу.

Скажи, что там улыбчивы всегда
Прохожие –
В автобусах, в машинах,
На кораблях и в скорых поездах –
И женщины, и дети, и мужчины.
Пусть это ложь…
Но так приятно мне 
Внимать твоей неправде оголтелой –
И ты солги…
О горе, о войне
И о беде мне слушать надоело!

Остановись! Ни с места! Погоди!
Пожалуйста, останься ненадолго!
И как Стамбул прильни к моей груди,
Чтобы тоску мою ударить током…
Стамбула запах – это запах твой!
Твои глаза черны, как ночь Стамбула!..
И кудри твои, крашеные хной
Пусть обовьют босфорскою волной
Мою мечту, что жизнь перевернула…
Стамбул – родник, что Богом послан в зной!

Скажи, что там улыбчивы всегда
Прохожие –
В автобусах, в машинах,
На кораблях и в скорых поездах –
И женщины, и дети, и мужчины.
Пусть это ложь…
Но так приятно мне 
Внимать твоей неправде оголтелой –
И ты солги…
О горе, о войне
И о беде мне слушать надоело!

Перевела с турецкого
Марина Ахмедова-Колюбакина

http://www.stihi.ru/2012/06/24/4925

Cem Karaca

Hep kahır

Dur! Bırak kaynasın kahvenin suyu,

Bana istanbul'u anlat nasıldı?

Bana boğazı anlat nasıldı?

Haziran titreyişlerle kaçak yağmurlar ardı yıkanmış,

Kurunur muydu yine o yedi tepe

Ana şefkati gibi sıcak bir güneşle...

İnsanlar gülüyordu de

Trende,vapurda,otobüste,

Yalan da olsa hoşuma gidiyor,söyle.

Hep kahır,hep kahır,hep kahır

Bıktım be...

Dur! Bırak kalsın,açma televizyonu

Bana istanbul'u anlat nasıldı?

Şehirlerin şehrini anlat nasıldı?

Beyoğlu sırtlarından yasak gözlerimle bakıp,

Köprüler,Sarayburnu,minareler ve halici öv

Diyiverdin mi bir merhaba, gizlice...

İnsanlar gülüyordu de

Trende,vapurda,otobüste,

Yalan da olsa hoşuma gidiyor,söyle.

Hep kahır,hep kahır,hep kahır

Bıktım be...

Dur! bırak,kımıldama,kal biraz öylece n'olur

Kokun İstanbul gibidir,gözlerin İstanbul gecesi.

Şimdi gel sarıl,sarıl bana kınalım

Gökkubbenin altında ortada beraber,

Çok şükür diyerek yeniden başlamanın hayali,

Hasretinin çölünde sanki bir pınar gibi.

İnsanlar gülüyordu de

Trende,vapurda,otobüste,

Yalanda olsa hoşuma gidiyor,söyle.

Hep kahır,hep kahır,hep kahır

Bıktım be...

akhmedof.livejournal.com

Стихи о Стамбуле | islam.ru

Магриб-элегия на Босфоре

Ты любишь чаек с берегов Босфора

Кормить своим молчаньем удивлённым?

Сидишь здесь у воды под звёздным балдахином

И наблюдаешь невозможность встреч

Европы с Азией, раздвинутой проливом…

А рядом рыбу жарят, зеленью украсят

И поднесут с турецким благолепьем,

К тебе склоняясь, будто бы к султану.

Откуда-то повеет вдруг дымком кофейным…

Нежно счастлив

Застигнутый магрибом в тихий час,

Когда идут, фарватер соблюдая,

По-детски с огоньками вдоль Стамбула

Цепочки неизвестных кораблей…

Куда же плыть: на север или к югу?

И дремлешь так в приморском ресторане,

И вздрогнешь вдруг: пропел вокруг азан,

А ты забыл про близкие мечети…

Я сам бы феску красную примерил,

Одел чапан, в гаремы направляясь,

Когда б не век, что всё поперепутал…
Когда б я век по вкусу подбирал…

 

Русский купец на Большом базаре в Стамбуле

По Большому базару стамбульскому ходит, как дервиш в лохмотьях, весна.

Тьма вещей здесь, вулканная лава проснулась, кипит – ах, какая весна…

Через узкие щели продуманных окон, сжимаясь, летят облака, облака.

Средь ковров, благовоний, керамик зажаты мы – где ж облака, облака?

Я российский купец и кручусь здесь как белка – без ночи, без сна.

Я товаром турецким украшу российские грады – нам люба весна,

Также нам по сердцу сладость Туретчины, гурий её лепота!

 

Османский стиль - от Стамбула до Махачкалы

1

Османский стиль придумал не Синан.

Печатью красоты он от Аллаха дан.

Каким бы грек ни обладал секретом,

Кто поднял к небесам такие минареты?

Кто линиям придал отменную летучесть

И камням тяжким – дух, и радость, и певучесть?

Вслед за Синаном шесть столетий хором

Не устают блаженствовать в повторах.

И где б ты не был в Турции, в горах иль на холмах –

Османским гением нас радует Аллах.

2

Айя-София – божеский кристалл,

Порог переступил – и слово потерял.

Здесь мастер камня Богу всё сказал

За всех за нас - и словно ангел стал.

Его молитва в куполе и в сводах,

Растворена, как лёгкий вздох в природе.

Здесь геометрия пришла от озаренья,

Архитектура стала песнопеньем.

Сначала всё смотри – потом, глаза закрыв,

Вдруг сам поймёшь, что значит «будь халиф!».             

3

Мечеть Махачкалы соборная – Джума,

В османском стиле сложена она.

В неё шагнёшь – и дух тут перехватит:

Простор такой, что семь небес охватит.

И как в Стамбуле, в купола  летят                                        

Невидных ангелов прозрачные дуа.  

А минареты в горы улетают,

Азан над  Дагестаном прославляя.

Сюда ты шёл малыш, сюда придёшь и стар:

Чтоб душу просветить, сказать «Аллах акбар!»

 

Старые стены Стамбула

Здесь камень превращён в искуснейший аят:

Его лизала соль морская, солнце жгло и змеи

Сверкали ятаганами средь молний.

В них память насыщалась, как янтарь,

Как жемчуг – в алхимическом смешенье

Всего и вся, впечатывая речь

Умолкнувших столетья поколений,

Ушедших в невозвратные моря…

Их отзвуки баюкает рассветно

Всегда прекрасный молодой Босфор…

 

Айя-София

Нет храма на свете яснее и чище – чем Айя-София,

Где неба так много, где молятся своды – ах, Айя-София!

Здесь встретились с небом послы из России – да, Айя-София,

Отсюда и Киев, Москва – всё в России от Айя-Софии.

Земля здесь иль небо? «Дух дышит, где хочет!» - поётся в Софии,

Ты рядом, но кто ты – в лучах шестикрылий – ты послан Софией?

Блаженно молчишь и ласкаешь наш ум, о Премудрость всесильна.

И трон твой превыше небес – даже слово прекрасно бессильно…

Отчего же молений не слышно? – Навеки  умолкла София?

Пустотою музейного ларца укрыли тебя, ай, София.

Ататюрк не посмел всё разрушить, принудил Софию

Без азана стоять, как пустыню без вод – ой, София…

Слышишь, Турция (встань  же с колен!), плач Софии?

Пусть же вечно всем людям несёт свет молитвы София!

 

Голубая мечеть

Как от солнца луна отражает сиянье,

Голубится мечеть – от Софии познанье.

Таурата, Забура посланья вбирает,

И Инжила – все Свитки Коран завершает.

Не разорваны древних Пророков реченья –

От Адама и Хаввы протянуты звенья.

Нет религий отдельных – исконный Ислам

Коренится в столетьях, Адаму он дан.

Вспоминай эти истины в этой мечети:

В изразцах голубых ночью, днём, на рассвете

Свет единый, играясь, лучами скользит.

Зажигая ковры, сквозь витраж он летит.   

Как от солнца луна отражает сиянье,

Голубится мечеть – от Софии познанье.

 

Размышления белогвардейца в Стамбуле

Словно волчица в голоде, меня стережёт Босфор.

Горько покинуть Родину, сдав её красным в позор.

Сколько ж империй прославленных здесь подымали флаг!

Но, словно халва, рассыпались Рим, Византия – в прах…

Прилив и отлив – всё отмерено там, у Небесных врат.

Но, кажется, скоро разрушится Османов оплот – Халифат?

У нас рушат храмы русские, а здесь притесняют Ислам,

За что нам столетьем двадцатым урок такой страшный дан?

Быть может, мы были неискренни в молитве, в дружбе, в любви,

Быть может, от веры прадедов запальчиво отошли?

Так было когда-то римлянам и византийцам – в укор,

И время смело их империи, словно постылый сор.

И Халифат – империя… огромный был Дом мусульман,

Но где он? Рассыпан ветрами сором из дальних стран…

Словно волчица в голоде, нас всех стережёт Босфор.

Горько покинуть Родину, сдав её красным в позор.

 

Как вольно нам теперь

Как вольно нам теперь: слетать легко в Стамбул!

Пройти в прохлады каменных мечетей,

Следить за корабельным караваном

И чаек сосчитать – на то он и Босфор.

Устав от тишины, проникнуть вглубь Базара.

От водоноса длинную струю

Поймать и пить, Стамбулом насыщаясь…

Какая нега – быть! Какое счастье – плакать

Здесь, на твоём плече, о царственный Стамбул!

 

Турцию заново мы открываем

Турцию заново мы открываем:

В море купаемся и отдыхаем,

Бизнес и нефть, путешествия, пляжи,

Всё не охватишь, всем не расскажешь.

 

Но оглянись же – сколько столетий

Ссорились люди, как малые дети!

Землю и воды делили, а зря –

Божья от века земля и вода.

 

Как же соседям желанно жить дружно!

Мир и работа, спокойствие нужны,

Вовсе не войны, не слёзы другого –

Турки с Россией не знали такого.

 

Век просветленья настал  – и мы вместе!

Сердце спокойно и разум на месте.

Только вот совесть стучит и тревожит:

Курды ведь - братья, а так с ними можно ль?!

 

Кто подтолкнул тебя, Каин, на брата?

Или «Америка в том виновата»?

Радуйся каждый – Аллаха созданье! –

Путь к дружелюбию - сквозь покаянье.

 

Турцию заново мы открываем:

В море купаемся и отдыхаем,

Бизнес и нефть, путешествия, пляжи,

Всё не охватишь, всем не расскажешь.

 

Но оглянись же – сколько столетий

Ссорились люди, как малые дети!

Землю и воды делили, а зря –

Божья от века земля и вода.

 

Сабурово, осень-декабрь 2011 года

islam.ru

Закрыв глаза, я слушаю Стамбул

İstanbul'u dinliyorum, gözlerim kapalı...

Переводить с турецкого очень... менталитетно. Первая попытка, не судите строго.

Орхан Вели Канык (Orhan Veli Kanik), 1914-1950 - знаменитый турецкий поэт. Родился в Стамбуле, местный, поэтому стих – домашний такой; папа у него был - дирижер симфонического оркестра – так что, что такое «слушать» -  знакомо с детства. Популярнейшее стихотворение, в каждом учебнике турецкого языка, видимо, поэтому переводы неудачные очень. Вот  тут и тут . Больше - не нашла. И здесь ещё - одна строфа переведена.
Только ленивый под это стихотворение картинки Стамбула или видеоряд не подбирал.  Роликов на ютубе больше десятка. А тут ролик – сам Орхан читает это стихотворение. На турецком, разумеется.


Закрыв глаза, я слушаю Стамбул.



Свежо, солёно и чуть-чуть лениво
Вздыхает влажно ветерок с залива...
В далёких узких улочках пророчит
Прохладу водоноса колокольчик.


Трепещут листья в воздухе от зноя,
А в парках заплутал зелёный гул.
Закрыв глаза, я слушаю Стамбул.


 
Закрыв глаза, я слушаю Стамбул.
 


Немного шума волн и много чаек
С полётной высоты. Который век
всё так же сеть прилежно выбирает
На лодке утомленный человек.

Закат отправил волны все на берег,
и чуточку совсем не дотянул
и пеной возле женских ног уснул.
Закрыв глаза, я слушаю Стамбул.



Закрыв глаза, я слушаю Стамбул.
Прохладный гомон КапалЫ ЧаршЫ


И толпы верных у Махмутпаши,
 



Весенний ветер, утренний простор,
Из доков молота с железом слышен спор.

И каждый неказистый тихий двор

Взрывает крыльев голубиных гул.
Закрыв глаза, я слушаю Стамбул.

Закрыв глаза, я слушаю Стамбул.
Я слушаю свои воспоминанья,
Они совсем без знаков препинанья.
Но будет незаслуженным укор -
я сам себе не верю до сих пор.
Причал и лодки, море и Босфор.

Вдруг вечер солнце как свечу задул.

Закрыв глаза, я слушаю Стамбул.

Закрыв глаза, я слушаю Стамбул.

Вот девушка идет по мостовой.
Красива, и замечена толпой


Я слышу как ей вслед летят - и шутки,
и брань скабрезная, лихие прибаутки.

Но что-то тихо выронила вдруг -
Цветок на камни выскользнул из рук.
И безразлично - кто ей подмигнул.
Закрыв глаза, я слушаю Стамбул.

Закрыв глаза, я слушаю Стамбул.
Горяч ли лоб твой? И влажны ли губы?
Подол трепещет, как крыло у пташки,
За тонким робким деревцем фисташки

Изогнут и неслышен небесами
Восходит месяц и глядит на юг.



Закрыв глаза, я слышу сердца стук.
Я слушаю Стамбул с закрытыми глазами.


Update

Вот, говорила, что... менталитетно))). Сразу появились уточнения и добавления, которые с искренней благодарностью и вношу.

от bylinin - менталитетный такой, альтернативный))), вариант "перевода" -

Закрыв глаза, я слушаю Стамбул!
На улицах чужой гортанный гул.
По-гречески давно не говорят,
И колокольный звон забыл Царьград.

Легко качает листья ветерок,
Бренчит вдали бубенчик водоноши.
Слетелись птицы. Хлебных крошек впрок
Им добрый турок с вечера накрошит...

от aliena-aliena - замечательная, немного ньюэйжная музыка Стаматиса Спанудакиса "Дождливые сумерки на Босфоре" (Stamatis Spanoudakis - Rainy Dusk At Bospurus) - с почти византийской грустью о Стамбуле.

znichk-a.livejournal.com

Стамбул - город мечты - Только позитив — LiveJournal

...я мечтала о Стамбуле...


Визант-Константинополь-Стамбул.
Топкапы
Айя София
Голубая мечеть
Цистерна Базилика (Йеребатан сарай). Хамам. Ода воде.
Долмабахче
Влахерны
Церковь Христа Спасителя в Хоре (она же - Мечеть Карие)
По Стамбулу на трамвае, автобусе, метро, пароме, морском автобусе и пр. видах транспорта
Вкусно покушать в Стамбуле
Принцевы острова или просто Адалар
По Босфору. Крепость Румели-Хисары
Стамбул - город мечты
Археологический музей


Есть города, поглощающие тебя целиком. На их территории чувствуешь себя собранным — тоска по родине рассеивается, тупая боль в мышцах исчезает, грусть кремового цвета сменяется оранжевой верой в будущее. Верой, которой переполняешься, когда снимаешь с головы теплую шапку, развязываешь шарф, подставляя лицо под порывы морского ветра… Стамбул именно такой город. Привык доминировать — нейтральная позиция не для него. Если решил переехать в Стамбул, то надолго. Если Стамбул принял тебя в свои объятия, то навсегда. К нему быстро привязываешься. У него глубокие синие очи с живописным дном, где живут манерные медузы, рыбки с блуждающими серо-зелеными глазами. У него бархатистый голос — приторно-свежий, как морозный бриз зимнего Босфора, мужественно-крепкий, как турецкое кофе, манящий, как свежеиспеченная пахлава в медовом сиропе. Одним словом, Стамбул не отпускает тебя, ты не отпускаешь Стамбул. Может, просто люди быстро привыкают к хорошему?.. (Эльчин Сафарли. "Сладкая соль Босфора")*

* Все, что будет далее написано курсивом, я взяла из книги "Сладкая соль Босфора" моего нежно любимого автора - Эльчина Сафарли.

Город мечты встретил меня широко распахнутыми лазурными объятьями Босфора, свежим бризом Халича или просто Золотого Рога, ароматом симитов на набережной и запахами свежепойманной и при тебе пожаренной хамсы и ставриды, буйством цветущих каштанов и роз, перекличками азана с мечетей, звенящими трамваями, вездесущими кошками и прохладой парка Гюльхане. Стамбул дружелюбно принял меня заботливыми руками банщиц хамама и приветливыми жителями города. Продавцы жареной скумбрии у Галатского моста приветливо улыбались мне (впрочем, хочу отметить, что приветливость и дружелюбие, как показалось мне, - очень присущие практически всем жителям Стамбула качества).

Город мечты оказался таким, как я представляла его, начитавшись Орхана Памука и Эльчина Сафарли, но и лично для меня Стамбул приготовил свои, только для меня предназначенные ощущения и краски. Вы когда-нибудь видели ярко-розовые каштаны? Я - нет. Их для меня в числе многих подарков приготовил Стамбул.

А из нашего окна....(нет-нет, не площадь и не красная, видна. Из нашего окна была видна Айя София - вернее краешек ее)

Визант. Константинополь. Второй Рим. Стамбул.
И это все об одном городе, который в глубокой древности греки называли просто ПОЛИС, потому что не было ему равных среди других городов. Потому что с самого своего основания он был именно МЕГАполисом. Потому что трудно найти на глобусе город с более сложной, драматической судьбой. Древний Константинополь , несмотря на 6 веков османского правления, не пропал, не канул в лету. Он возникает иногда как чарующий мираж, иногда как угрожающее видение-знамение, предупреждение.

Стены древнего Константинополя (большая часть сохранившихся стен находится в квартале Фатих)

Мы увидим истоки нашего православия в фресках на стенах храма Хора (ныне - мечети Карие), и в действующей поныне церкви в Влахернах.
Мы находим Константинополь в крепостных стенах, в акведуке, в головах медуз чарующего подземного дворца, имевшего совершенно бытовое назначение - цистерна Йеребатан.

Ирисы на могилах (возле мечети Сулеймание). Возле этой мечети захоронена скандально известная славянка - Хюррем (смеющаяся), Хасеки (милая сердцу), Анастасия - всем известная как Роксолана. Здесь же захоронен ее муж - Сулейман великолепный.

Босфор.

Босфор - главное действующее лицо в многовековой истории, драме, эпопее, если короче - жизни этого удивительного города. На его берегах, согласно мифологии, бродила Ио с прекрасными грустными глазами - возлюбленная Зевса, которую в корову обратила ревнивая супруга Бога-громовержца. Впрочем Зевс, кроме Ио, пошалил на Берегах Босфора немало. В образе быка он украл, посадил себе на спину красавицу-Европу и перевез ее через Босфор.

Сегодня Босфор не переплывают быки, сегодня по его просторам ходят огромные танкеры, сухогрузы, круизные корабли, даже авианосцы попадаются. А также - лодочки рыбаков, водные автобусы и маршрутные такси перевозят горожан из Азии в Европу и обратно.

Сегодня на берегах Босфора "припаркованы" катера и яхты - персональный транспорт зажиточных жителей в Бебеке (престижном почти загородно-дачном районе Стамбула)

Набережная в Ортакее: седая древность и современность, в Стамбуле особо ощущается связь веков.

Крепость Румели Хисары и Босфорский мост.

Турки говорят, что если звезда с желанием упадет и растворится в Босфоре, то сбудутся «твое желание и желание твоей половинки».

Золотой Рог (Халич).

Этот морской пролив в свое время пустил османское войско в самое сердце Константинополя. Сегодня - это романтичные берега вдоль древних районов города - Фанар, Фатих, Орткаей, Эюп... (на этих берегах по-прежнему сохраняются традиции древности, здесь живут греки, иудеи, болгары, армяне, цыгане).

Современность и древняя история - создают потрясающий коктейль эмоций, ощущений и впечатлений в Стамбуле. В таких вот мраморных (!) павильонах (или киосках?) постройки времен османской империи (!) - нынче продают, пиво, айран, сигареты, жевачку и прочую мелочовку

Гениальное достижение прогресса, везущее вас по древним улицам - современный с отличным кондиционированием - стамбульский трамвай

Продавцы дондурмы настолько артистичны, что заслуживают отдельного рассказа. Впрочем, как и сама дондурма - это стамбульское мороженое не похоже ни на что, опробованное мною ранее из семейства замороженных сладостей

Одним из символов стамбульского бытия для меня стал стаканчик - бардак чая

В лавочках, на базаре, просто за столиком в парке или возле древних византийских стен гостеприимные жители Стамбула вам непременно предложат  бардачок чая. А кое где ;))) еще и черной икры дадут попробовать

Чудесное турецкое пивко в жаркий день тоже радовало душу. Однако главным открытием для меня стал айран. Знаете почему его нет на моих снимках? Правильно - этот чудесный кисломолочный солоноватый прохладный напиток невозможно было сфотографировать - он всегда почему-то выпивался до того, как мысль о фотографии приходила в голову)))
А какой аромат у хлеба в Стамбуле!!!

Батоны, булки и конечно же знаменитые симиты - бублики, щедро посыпанные кунжутом. Их аромат дурманит, мысли о диетическом питании кажутся тут кощунственными)))
Вообще - уличная еда в Стамбуле настолько восхитительна, что этой теме я, пожалуй, непременно посвящу отдельный рассказ. Так же как отдельно расскажу о стамбульских рынках и базарах, где кипит совершенно особенная, красочная, эмоциональна жизнь.

Воздух Египетского базара — клубок из тысячи знакомых, незнакомых запахов. Испарения от специй, сыров, овощей, сухофруктов, эссенций, масел смешались под древними куполами, откуда острыми стрелами вонзаются в посетителей. Если верить слухам, здесь сам Зюскинд вдохновился на написание «Парфюмера», когда нечаянно раздавил ногой завалявшийся помидор. Кисловатый сок прогнившего овоща фонтаном брызнул на стекла очков знаменитого прозаика. Сюжет будущего бестселлера окончательно сформировался…

aziza01.livejournal.com

Стамбул в русской поэзии - IslamNews


© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.