Короткие стихи про танго


Стихи про танго: прикольные, красивые, короткие

***

Танго моей юности забытой
Вновь играют в городском саду.
С мягкою улыбкою открытой
На свиданье с юностью иду.
Сердце, как безумное, стучится,
Жар волнения в моей груди.
И душа трепещет, словно птица,
Будущее светит впереди.

***

Танец страсти, ярости и жизни,
Как цветок огня горит в ночи,
Танго аргентинское в нелепом ритме,
В наших душах бешено кричит.
Нет, не выбрали с тобою мы, конечно,
Нежный вальс иль бешеный фокстрот,
Только танго-это наше воплощенье,
В этом стиле время пламенно течет.

***

Под сердца ритм и мыслей взмах
Я Вас на танго приглашаю.
Душе в усладу, проеделевая страх,
Вам танец страсти предлагаю.
Как я мечтаю в ритме танца
К Вам нежною душой прижаться,
Чтобы дуэтом необычного альянса
В горячих чувствах Вам признаться,
Чтобы продлить миг наслажденья
И с ритма танцевального не сбиться,
Где ног сплетенье, сердец смятенье…
Пусть танго жизни вечно длится.
Галавина Ирина

***

Танго в плену у двоих
Страстью взрываются звуки,
Чувств не скрывая своих,
Властвуют нежные руки.
Чарами в сказку маня,
Выплеснет в райские кущи
Пламенный танец огня,
Эти горящие души.
Тайна хмелит, как вино,
В ритме сольется дыханье…
Только влюбленным дано
В танце услышать признанье.
Лунева Наталья

***

Одежды мужчин потрепаны ветром
А женские платья открыты всем взорам
Из взглядов и жестов струится желанье
Их руки и ноги все время в движенье
Как бабочки кружат и гнутся как травы
Порой застывая в причудливых позах
Их губы открыты и ждут поцелуя
А руки ласкают спины и плечи
Музыка страсти звучит отовсюду
И тело мужское сливается с женским
В движениях танца с названием странным
Названье ему — АРГЕНТИНСКОЕ ТАНГО.

***

Что такое Танго? Кто же Вам ответит?
Кто сумеет выразить: чем душа жива?
Танго нужно чувствовать: как тепло, как ветер,
А определения — это лишь слова.
Можно ли мелодию расчленить на части?
Превратив единое в мёртвые куски.
В танце лишь приходит к нам ощущенье счастья.
Чаще ж, ощущение по нему тоски.
Страсть сочится кровью из открытой раны.
В драме танца слились души и тела.
И никто не знает в этом мире странном:
Кончился ли танец, или жизнь прошла?
Альтшулер Елена

***

Мне танец страсти не даёт покоя…
Так возбуждает музыка любви…
Дразнит собой, волнуя, шум прибоя,
В аллеях парка светят фонари…
И дивный вечер в памяти всплывает,
Где мы с тобой ведём наш диалог…
Движенье тел… и сердце замирает…
Танго мечты подводит свой итог.
Твои глаза пылают буйством красок…
Чувства любви переполняют нас…
О, этот танец! Здесь не нужно масок —
Танго любви — сраженье тел и глаз!
Огонь и лёд я слышу в ритме танца…
Кружится страсть по лезвию ножа…
Борьба идёт за торжество пространства,
Свободной птицей рвётся ввысь душа.
Танго страстей! Танго любви!
Ты — волшебство и вдохновенье.
Мгновенья счастья сохрани —
То душ влюблённых откровенье…
Зеленина Луиза

***

Голосовые поздравления на телефон

 

Политика конфиденциальности | Служба поддержки |

www.pozdravik.ru

Au jour le jour: Танго *

Наше танго

Robin

Наше танго с тобой -
Вдвоём.
Не дыша - над землёй
Летим.
Стены хрупким покроются льдом.
Ну а мы... Мы - горим.
За момент, за пустяк,
За стук пульса, за взмах...
Но ты делаешь шаг,
Но ты делаешь шаг...
Мне навстречу.
И я шагом отвечу.
Стиснув дрожь на губах.

Этот танец с тобой-
До слёз.
Нежно - мокрой щекой
Прижмись.
Лепестки обрываются роз
Ну а мы... Только ввысь.
Убежим. В облака.
Нас не ждут. Ерунда.
Но ты очень близка,
Да, ты очень близка,
Ты так рядом.
Я дышу твоим взглядом.
И так было всегда.

Пусть приходит в свой час-
Зима.
Тает лёд между нас-
Как дым.
Кто-то скажет - так сходят с ума!
Только мы... Мы - летим.
Ни статей, ни газет,
Ни фальшивых бесед,-
Ничего больше нет,
Никого больше нет.
Хор мелодий.
Да,- с ума так и сходят.
Друг за другом вослед.

Не смеясь, не дыша,
За душою - душа.
В такт ступает беспечно.
Только музыка - вечна.
Если выключен свет.

Танго

Александр Сат

Извержением вулкана
Обжигает страстный взгляд,
Чувства в нём кипят, как лава,
Словно молнии блестят.
Это пламенное танго -
Танец буйного огня,
Сил своих ничуть не жалко,
Пролетает жизнь горя.
Как отточены движенья,
Жесты выверены рук
Ревности, любви сплетенье,
Аж захватывает дух.

Лунное танго

Виктор Игнатиков

Луна в окошке одиноко дремлет.
Горит свеча. И стол для двух персон.
Небесным та'нго заиграло время,
Плывут мгновенья, лёгкие, как сон.

Откуда-то из вихрей мирозданья
Струятся ноты в радостном ключе.
И замерла в тревожном ожиданье
Твоя головка на моём плече!

Желанья наши бурным звездопадом
Взорвутся в наступившей тишине...
Ты не грусти, любимая, не надо,
Отдайся танцу и, немного, мне.

Пускай бушуют где-то злые вьюги,
И ждёт меня давно аэродром,
Я не спешу сегодня от подруги,
Сегодня мир - для нас, и мы вдвоём!

Свиданье наше небольшого ранга,
Я завтра буду очень далеко,
И наша жизнь плывёт, как это та'нго,
Свежо, незабываемо, легко.

Но не печалься волею Господней,
И не качай сердито головой,
Живи таким удавшимся "Сегодня" -
Ведь ты моя, и я навеки твой!

Аргентинское танго

Владимир Бордюгов

Горячее танго! Пикантного платья
Решительный всплеск... Каруселью по кругу,
Как бисер, коррида... Держи мою руку!
И вдруг - остановка и жадность объятья.

Партнёр - чёрным франтом, она - дьяволицей,
Сама элегантность и празднество бесов,
Феерией чувств и без всяких запретов,
Он - хищным орлом, а она - жаркой птицей.

В сжигающем танго! Прилипшее платье,
Горячими каплями пот... но движенье
Отточено остро, глаза - наважденье,
Вновь танго бросает партнёров в объятье!

Танго в одиночку не танцуют...


Геннадий Сивак

Танго в одиночку не танцуют,
Как блаженно радует мотив,
Не теряя времени впустую,
Мы живем, порой не полюбив...

А мечтая, смотрим молча вдаль,
Ожиданье, до того знакомо...
Снова появляется печаль,
Что порой, осеннею весома...

Слышится биение сердец,
Радуя чувств приходящей новью,
Есть у них божественный венец,
Что приходит ласково любовью...

Танго

Жанна Синючкова

Какая в танго страсть, какая сила,
Какая выразительность и точность!
Оно в себе навек соединило
Достоинство и скрытую порочность.
В нём каждый взгляд и каждое движенье
О многом говорят и много значат,
Ведь чувства и взаимоотношенья
Партнерам трудно выразить иначе.
Любовь и ревность в нём шагают рядом,
Романтика граничит с мелодрамой. . .

Для напоённых этим сладким ядом
Напиток сей всегда желанный самый.

Посвящается аргентинскому танго

Ирина Савватеева


Под это танго в ночь,
Под этот такт и ритм
Душа моя поёт,
Душа моя летит.
И забывая вдруг
Сомнения слова,
Я ощущаю, что-
Жива!

И я не знаю, где;
И я не знаю, как;
И я не знаю, с кем,
Но повторю вот так:
Вот этот сердца стук,
Вот этот такт и ритм...
Что б ощутить: душа-
Горит!

И разбивая в прах
Унынье и печаль,
Я позабуду тех,
Кого забыть не жаль.
И пусть саднит в груди ,
И пусть судьба - не мед,
Я улыбнусь себе:
- Вперёд!

Танго о многом расскажет

Крупский Владимир


Я в левую руку возьму твою правую,
А правой своей тонкий стан обойму...
И шелест шагов твоих лёгких по праву мне
Откроет сущность твою. И я всё пойму.

В молчании женщин так много всего...
Желаний, надежды, укора...
Лишь в пламенном танго флюиды её
Лишат меня точек опоры.

И всё! Вознесусь я туда, вслед за ней
Воздушной, почти невесомой...
И будет петь песню нам вечный Орфей,
Чаруя нас сладкой истомой.

Танго

Левицкая Елена Анатольевна

В близком объятии музыка страсти.
Мы на паркете, но все же одни
Я оказалась у танго во власти,
Будь только ближе - тоску прогони.

Не остается сомнениям места,
Вижу я твой затуманенный взор.
И в мимолетном желании жеста
Ты разжигаешь палящий костер.

Ищем мы в нотах лекарство от скуки.
Тронешь, и искры посыплются вновь.
Крепко, до боли, сплетаются руки.
Страсть между нами иль все же любовь?

Танго


Людмила Куликова 2

В Райском саду плод запретный сорви,
С танго ворвется рассказ о любви.
Первое па в мир страстей унесет,
В мир для двоих, в бесконечный полет.

Звезды мерцают иль огоньки,
Нельзя оторвать от партнера руки.
Наклоны назад и вперед, и вперед
Музыка танца с собою зовет.

Пронзительной нотой звучит саксофон,
Он, будто бы люди, тоже влюблен.
А скрипка, а флейта, виолончели
С танго и музыкой вместе летели!

Но вот наш оркестр по команде утих,
Потом у поэта появится стих.
И только те двое, что в танце едины
Остались под небом страны Аргентины.

Возможно, любовь, что они показали,
Ждет их уже на своем пьедестале.
Поэт записал со стихами листок
И о любви там оставил намек.

Несбыточное танго

Мари Полякова

Луна полна...А сердце, будто свечка,
Всё тает от прикосновенья звёзд.
Твоя рука на талии... И в вечность
Ведёшь меня сквозь мир безумных грёз!

Желаю! Но глаза мои не скажут!
И голову к плечу не прислоню!
Чтоб в этом танце бурным звездопадом
Упасть к твоим ногам!??? Нет! Не смогу!

Была готова! Но ведь это танго
Не мне ниспослано! Всё для другой!
И всё же в паре быть с тобой отрадно!
Надеюсь, счастлив ты! Пусть не со мной!

Аргентинское танго


Марина Фридман

Чередой волшебных превращений
Трансформирует реальность в миф
Танго – это танец ощущений,
Перевоплощений для двоих.

Сладостные вяжущие путы,
Шаг то робок, то смертельно смел.
Три завороженные минуты,
Растворенные в слиянье тел.

Редкое сокровище принятья,
Чудная гармония земли.
Я тебе дарю свои объятья
И доверчиво приму твои.

Станем неделимыми на части,
Бесконечно нежные ничьи,
Вторя ускользающему счастью,
Тающему в колдовской ночи.

Танго - это только предлог


Марина Фридман

В паутине вечных дорог
Иногда не сыщешь пути.
Танго это только предлог
Чтоб немного рядом пройти.

Чтобы прикоснуться рукой,
Истину душой ощутить ,
Это просто повод такой,
Чтоб немного вместе побыть.

Танго это шанс донести
Знания о том, что есть жизнь.
Чтобы научиться вести
Или научиться вестись,

Слышать ускользающий ритм,
Следовать мелодии в такт,
Танго - это слепок молитв
Облаченный в парный контакт.

Никаких заведомых шор,
Никаких заезженных па.
Шанс на то, чтоб каждый нашел
То, что в суете растерял.

Способ для пытливых людей
Разыскать в движеньи покой,
Чтобы в паутине путей
Выбрать тот единственный свой.

Аргентинское танго

Марина Хаханова

Танго вдвоём.
В пойманный ритм
Резко войдём
Лезвием бритв.
Стоп. Поворот.
Медленный крест
Ног, и бедром
Пойманный жест.
Очо - назад
Восемь кругов.
Петли ввязать
В память шагов.
Танго танцуй.
Больше - нельзя,
Лишь поцелуй
Туфель, скользя
По полу. Власть
В крене плеча.
Голени страсть -
Взмах сгоряча.
Строишь вопрос -
Только без слов.
Танго - всерьёз.
Без проводов
Ток между плеч -
Напряжено.
Хочешь завлечь
Сэндвичем, но
Не поддаюсь.
Плен обойдя,
Снова вернусь,
В руки вождя.
Крепче держи,
Дальше веди.
Танго - как жизнь,
Что впереди -
Не угадать.
Следую в шаг,
Слушаюсь ждать
Посланный знак.

Танго над пропастью

Марина Хаханова

Шаг. Остановка. Задержка дыхания.
Стонущей скрипки страсть.
Танго на грани искры возгорания,
Только бы не пропасть.

В тесных объятьях блаженство движения,
Руки ведут нежней.
Танго на грани изнеможения,
Только не опьяней.

Танго наощупь. Вслепую. Над пропастью,
Только закрой глаза.
Танго на грани земли с невесомостью,
Только б не выйти за
Грань.

Танго

Надежда Чванова

Ах, это танго, эти брызги счастья!
Ах, искромётность, чувственность и страсть!
Так славно разомкнуть на миг объятья
И вновь в объятья жаркие упасть.

Сгореть от взгляда и воскреснуть снова
И продолжать стремительный полёт.
И каждому партнёру быть готовым,
Что страсть сердца на части разорвёт…

Душой я танец этот понимаю.
И, на танцоров глядя, всякий миг
Невольно с ними вместе замираю
И восхищенья разделяю крик.

Танго

Наталья Рондина

Рука в руке… глаза в глаза…
Тел сплетение, душ слияние.
Нас жизнь на танго позвала -
Всплеск страстей, очарование…
Танцуем мы его с тобой -
С надрывом,в облаке тумана…
Где каждый может быть собой,
Все так открыто - без обмана…
Смотрю с мольбой в глаза твои,
В них море ласки, столько страсти,
Читаешь мысли все мои,
Тебе доверюсь без опаски…
И танго жизни закружит -
Бросая нас, то в рай, то в ад…
Безумствами заворожит -
Танцуем, попадая в такт.
Страстей накал, то взлет - то вниз…
Дыханье сбито, сердца стук…
Ты ведь со мной и мой каприз
Наш вечный танец - верный друг!

Танго

Ольга Петровна Попова


11 декабря - Международный день танго в день рождения "короля танго" Карлоса Гарделя.

Ты пригласил меня взглядом,
Лёгким движением губ
На танец свободный танго
Под звуки литавр и туб.

Темп для нас был умеренный,
Энергия, чёткий ритм.
Был ты партнёр уверенный,
Как-будто английский битл.

С тобой мы не улыбались,
В такт танцевали без слов,
И взглядом не обменялись,
Но слушать каждый готов.

Танго - импровизация,
Браво Вам, Карлос Гардель,
Король народного танца!
Танго - праздник модель.

В чём философия танца?
В противоборстве двух сил
Хоть русского, хоть испанца
С дамой, что он пригласил.

В танце остры отношения
Ревность и ненависть - в сласть,
Конфликты и примирения –
Старинное танго - страсть!


Аргентинское танго

Светлана Лисиенкова

Аргентинское танго!
Танец пламенной страсти.
Безысходная тайна
Невозможного счастья…
То волною взлетает,
Разбиваясь на брызги,
То так томно страдает
Где-то в сердце, так близко…
Жаркий шёпот прибоя
В этой музыке льётся,
Где спускается в море
Утомлённое солнце,
Где на свете лишь двое
И сердца бьются часто…
В этом чувственном споре
Слов не надо. Всё ясно!
Рук движенья опасны,
Взгляды жгуче-смертельны.
Это музыка страсти,
Разрывающей тело…
Так порочны касанья,
Так волнующе-нЕжны,
Полыхает желанье
Под покровом одежды!
Словно лезвие бритвы,
Душу режет на части
Танец, бьющийся в ритме
Целомудренной страсти...

Танцуем Танго...

Смирнов Александр Александрович

"Шпильки" зацокали в такт по паркету.
Тело, как солнечный протуберанец,
взвилось, рассыпалось вспышками света...
Мир превратился в стремительный танец!..

Властны объятья и страстны движенья.
Лента - как кровь в волосах Её гладких...
Поза упрямого неподчиненья,
сладкой борьбы… Аргентинское танго!..

Вот, мускулистые руки партнёра
плетью упали на нежные плечи.
Хрупкое тело застыло покорно
и безрассудно рванулось навстречу,
словно пушинка, мгновенно взлетело,
чиркнуло спичкой по глянцу паркета
и заискрилось вокруг Его тела
в ярких лучах золотистого света!..

Вот, он повержен, стоит на коленях...
Мир - это туфелька с тоненькой шпилькой…
Танец соблазна, любви, обольщенья!..
Танец магической женской улыбки!..

veravverav.blogspot.com

Танго, поэзия, Буэнос-Айрес... / Школа студия аргентинского танго El Gato Tango

 

«Я бы сказал, танго и милонга всем своим существом
выражают то, что поэты разных времен и народов
пытаются высказать словами: веру в бой как праздник…”
(Х.Л.Борхес)

Реальность, обернувшаяся сном, -
их танец. Оттого еще реальней
он сна любого и материальней
в телесности священной, ставшей сном
уже других, смотрящих на него,
внимающих двух тел движеньям тонким,
порывам чувств таинственным и звонким -
двоих объявших вдруг: ее, его,
безмолвно говорящих тишиной
объятия о музыке, звучащей
как будто лишь для них.
И разговор их видимый волной
течет, и беспричинной, и манящей,
как совершенный стих.

Танго, безусловно, - уникальное явление аргентинской культуры. С одной стороны, оно стало ее квинтэссенцией, с другой, ее способом осознавания самой себя. Может быть, танго — это судьба Аргентины. И нет ничего удивительного в том, что оно стало важнейшей темой аргентинской литературы и поэзии.
Первое стихотворение, посвященное танго, написал Рикардо Гуиральдес. Если вам известна история танго, то вы помните, что, перед тем, как попасть в начале XX века в Европу, где его облагородили, оно было танцем городских окраин Буэнос-Айреса, который танцевали моряки, рабочие и бандиты с женщинами легкого поведения в публичных домах (такой чувственный танец был просто невозможен и недопустим в высших слоях общества). Однако слава танго росла, и аргентинцы отправились в Европу популяризировать танго, и оно, действительно, пришлось по вкусу европейцам, в свою очередь, затем вернувшим его в Аргентину в облагороженном виде. Одним из таких популяризаторов и был аргентинский поэт и писатель Рикардо Гуиральдес, автор знаменитого романа „Дон Сегундо Сомбра“, в 1910 году организовавший представления танго в парижских салонах. Там, в Париже, Гуиральдес написал стихотворение, в котором дается яркий образ того танца, что зародился в окраинах Буэнос-Айреса в конце XIX века.

Танго

Танго суровое и печальное.
Танго угрозы.
Танго, в котором каждая нота падает, тяжелая, и ,словно в отчаянии, опускает руку, привыкшую сжимать рукоять ножа.
Танго трагическое, мелодия которого звучит борьбою.
Медленный ритм, сложная гармония враждующих препятствий.
Танец, внушающий головокружение возбуждения в душах, замутненных алкоголем.
Создатель силуэтов, безмолвно скользящих, что ослабляет гипнотическое действие кровоточащего сна.
Наклоненные шляпы над насмешливыми гримасами.
Властная любовь тирана, ревностно хранящего свою господствующую волю.
Увлеченные женщины, покорившиеся, словно послушные звери.
Сложная насмешка насилия.
Дыхание борделя. Воздух, пахнущий грубой красоткой и мужчиной в поте борьбы.
Предчувствие внезапного взрыва криков и угроз, что закончатся приглушенным стоном, пролитой человеческой кровью, словно последним протестом бесполезного гнева.
Красное пятно, свертывающееся черным цветом.
Танго роковое, надменное и грубое.
Мучаются ноты, медленно, на расстроенных клавишах.
Танго суровое и печальное.
Танго угрозы.
Танец любви и смерти.



Как тему, жизнь окраин Буэнос-Айреса чуть раньше ввел в аргентинскую литературу поэт Эваристо Каррьего, стоящий у истоков поэзии танго. Сам он не писал тексты для танго, но он был первым, кто опоэтизировал жизнь бедных кварталов Буэнос-Айреса, где зарождался этот танец. Стихами Каррьего вдохновлялись и авторы текстов для танго (они как разрабатывали его темы, образы, так и использовали прямые цитаты из его произведений), и композиторы: поэту посвящено знаменитое танго Эдуардо Ровира “A Evaristo Carriego” (http://www.youtube.com/watch?v=3N7MhkhlWBs).
Каррьего — поэт ностальгии, пожалуй, главного чувства, красной нитью связывающего все, что связано с танго.


Дорога к дому

Ты нам знакома, как и вещь, что нашей
была, что только нам принадлежала,
знакома улицами и деревьями
у края тротуаров,
неугомонной радостью мальчишек,
и лицами друзей,
историями личными, в районе
из уст в уста передающимися,
и монотонностью тоскливой песен
шарманщика: его
соседка наша любит слушать —  та,
с печальными глазами.
Тебя мы любим
по-прежнему, все с той же тихой нежностью,
дорога к дому нашему! Смотри
с какою нежностью тебя мы любим!
Все то,
что память будит в нас.
И кажется, что камни
твои оберегают, словно тайну,
привычный гул шагов,
все глуше становящийся, — всех тех,
кого уже в тот час мы не услышим,
когда вернемся вновь.
Дорога
домой, подобна ты
лицу любимому,
что расцеловано так много раз:
О, как тебя мы знаем!
На той же улице мы каждый вечер
любуемся спокойно
все той же грустной иль веселой сценой,
и теми же людьми. Той девушкой
задумчивой и скромной, что так долго
смиренно друга ждет и не дождется!
Порою лица новые заметны,
серьезные иль с доброю улыбкой,
на нас что смотрят, мимо проходя.
И исчезающие в тишине
со временем другие лица
тех, из района и из жизни кто
уйдет, не попрощавшись.
Прохожие,
что не дадут нам никогда покоя!
Подумать только, что и мы когда-то
уйдем вот так, но собственным путем,
куда – кто знает? так же, как они
ушли безмолвно.


Книгу об этом поэте („Эваристо Каррьего“, 1930) написал великий Хорхе Луис Борхес, и в итоге у него получилась книга о танго. Не без влияния поэзии Каррьего написал Борхес и свою первую книгу стихов „Страсть к Буэнос-Айресу“ (1923), центральный образ которой, как и стихов Каррьего, образ предместий Буэнос-Айреса.

Предместье

Предместье – отражение нашей скуки.
Мои шаги неровны были,
когда я горизонт переступить намеревался,
среди домов я оказался,
в квадраты собранных кварталов,
и одинаковых, и разных,
как будто были все они
воспоминаньем повторяющимся монотонным
какого-то единого квартала.
И неустойчивая поступь,
отчаянно надеясь,
осыпалась на уличные камни,
и в глубине я разглядел
цветные карты западного ветра
и ощутил Буэнос-Айрес.
То город был, что я считал моим прошедшим,
который – и грядущее, и настоящее мое;
года, что я провел в Европе,– иллюзорны,
В Буэнос-Айресе всегда я был (и буду).

Борхес на протяжении всей жизни обращался к танго, размышлял о нем. В рассказе „Мужчина из розового кафе“ он так описывает ощущения танцующих: „Подружка в танцах досталась мне чуткая — угадывала каждое мое движение. Танго делало с нами все, что хотело, — и подстегивало, и пьянило, и вело за собой, и опять отдавало друг другу. Все забылись в танцах, как в каком-то сне, но мне вдруг показалось, что музыка зазвучала громче, — это к ней примешались звуки гитар с фургона, который подкатывал ближе. Тут ветер донесший бренчание, утих, и я опять подчинился собственному телу, и телу своей подруги, и велениям танца“.
В 1960−х Борхес сотрудничает с Астором Пьяццоллой, который пишет музыку на его стихи.

Кто-то говорит с танго

Танго, которое танцевали,
Желтыми заката лучами
Освещенные, те, кто знают
Танец другой – с ножами.

Танго этого Мальдонадо,
воды где меньше, чем грязи,
танго вослед свистящее
экипажу, летящему восвояси.

Беззаботное и безудержное,
влицо ты смотришь прямо.
Танго, отвагу мужскую
и волю выражающее упрямо.

Танго, что было, как я,
таким же, как я, счастливым,
так говорит мне воспоминанье,
но становится оно молчаливым.

С этого вечера сколько всего
снами случится двоими!
Разлука и сожаленье
любить и не быть любимым.

Умру я, а ты продолжишь
украшать нашу жизнь. Не забудет
Буэнос-Айрес тебя, о, танго,
которое было и будет.
(http://www.youtube.com/watch?v=O5TrN2DGOEQ)

В 1965 выходит поэтический сборник Борхеса сборник „Для шести струн“, в котором поэт обращается к истокам танго, к его предшественнице  — милонге-песне, которую исполняли гаучо под аккомпанемент гитары.

Милонга о Хасинто Чиклане

В Бальванере, я помню, однажды
мне проникло в сознанье
одно имя; в ночи говорили
о Хасинто Чиклане.

Говорили об уличной драке,
о ножах, но сокрыло
время улицу, драку, сверканье
тех ножей – все, что было.

Кто бы знал, отчего это имя
словно следуют всюду за мною!
Ах, узнать бы, узнать
кем он был, жил он жизнью какою.

Мне он видится статным, высоким,
молчаливым, готовым
рисковать собой без колебаний
и в бою хладнокровным.

Нет, никто никогда бесстрашней
не ходил по земле бесправной.
Ни в любви, ни в войне не найдется
никогда не отыщется равный.

Башни высятся Бальванеры
над садами, дворами,
и случайная смерть эта здесь,
со своими ножами.

Я не вижу деталей, но вижу
в желтом свете фонарном
столкновенье людей с тенями,
нож-змею с ее жалом коварным.

И, возможно,  в то самое время,
как почувствовал новую рану,
он подумал: мужчина не должен
смерть пытаться замедлить обманом.

Одному только Богу известно,
был Хасинто таким ли, другим ли.
И сейчас, господа, я пою вам,
лишь о том, что доносит нам имя.

Об одном, об одном на свете
не должно быть вовек сожалений –
что отважным был, не боялся
никогда никаких сражений.

И достойна всегда отвага,
и с надеждою жить – желанней.
Потому я пою вам милонгу
о Хасинто Чиклане.

(https://www.youtube.com/watch?v=SU9CIZNcz−8) 

Танго, по Борхесу, - выражение самосознания аргентинцев. „В одном из диалогов Оскара Уайльда говорится, что музыка дарит нам наше собственное прошлое, о котором мы до этой минуты не подозревали, заставляя сожалеть об утратах, которых не было, и проступках, в которых не повинны. О себе могу сказать, что не в силах слушать «Марну» или «Дон Хуана», во всех подробностях не вспоминая апокрифическое прошлое с его невозмутимостью и страстью, в котором я сам бросаю вызов и сражаюсь с неведомым противником, чтобы без единого слова пасть в безвестной ножевой схватке. Может быть, в этом и состоит предназначение танго: внушить аргентинцам веру в их былую отвагу, в то, что однажды они нашли в себе силы не уклониться от требований доблести и чести“ (из книги „Эваристо Каррьего“, перевод Б.Дубина).

Где вы теперь? — о тех, кого не стало,
Печаль допытывается, как будто
Есть область мира, где одна минута
Вмещает все концы и все начала.

Где (вторю) те апостолы отваги,
Чьей удалью по тупикам окраин
И пригородов был когда-то спаян
Союз отчаянности и отваги?

Где смельчаки, чья эра миновала,
Кто в будни — сказкой, в эпос — эпизодом
Вошёл, кто не гонялся за доходом
И в страсти не вытягивал кинжала?

Лишь миф — последний уголь в этой серой
Золе времен — еще напомнит въяве
Туманной розой о лихой оправе,
Грозе Корралес или Бальванеры.

Где в переулках и углах за гранью
Земною караулит запустенье
Тот, кто прошёл и кто остался тенью, —
Клинок Палермо, сумрачный Муранья?

Где роковой Иберра (чьи щедроты
Церквам не позабыть), который брата
Убил за то, что было жертв у Ньято
Одною больше, и сравнял два счета?

Уходит мифология кинжалов.
Забвенье затуманивает лица.
Песнь о деяньях жухнет и пытится,
Став достоянием сыскных анналов.

Но есть другой костер, другая роза,
Чьи угли обжигают и поныне
Тех черт неутоленною гордыней
И тех ножей безмолвною угрозой.

Ножом врага или другою сталью —
Годами — вы подвержены бесстрастно,
Но, ни годам, ни смерти не подвластны,
Пребудут в танго те, кто прахом стали.

Они теперь в мелодии, в беспечных
Аккордах несдающейся гитары,
Чьи струны из простой милонги старой
Ткут праздник доблестных и безупречных.

Кружатся львы и кони каруселей,
И видится обшарпанная дека
И пары, под Ароласа и Греко
Танцующие танго на панели

В миг, что заговорен от разрушенья
И высится скалой над пустотою,
Вне прошлого и будущего стоя
Свидетелем смертей и воскрешенья.

Свежо в аккордах все, что обветшало:
Двор и беседка в листьях винограда.
(За каждой настороженной оградой —
Засада из гитары и кинжала.)

Бесовство это, это исступленье
С губительными днями только крепко.
Сотворены из времени и пепла,
Мы уступаем беглой кантилене:

Она — лишь время. Ткется с нею вместе
Миражный мир, что будничного явней:
Неисполнимый сон о схватке древней
И нашей смерти в тупике предместья.

(Перевод Б.Дубина)



Но, при этом, танго раскрывает не только душу целого народа, но и каждого отдельного человека, танго обращается всегда индивидуально к каждому:

Сонет о танго, прозвучавшем в сумерках

Кто выразил все в этом старом танго,
чья сладость долгая остановила
меня у скромных, маленьких балконов
не твоего, цветущего квартала?

Его тоску услышав, я представил
тот двор, что разглядел в одном предместье,
когда оно закатом озарилось.
Как никогда, в тот миг тебя любил я.

И, к музыке прильнув, я под луною
под сердцем улицы, недвижно замер,
и ветер, погоняя ночь, промчался.

И танго вечное меня манило.
К созвездьям новым. К риску быть собою.
К воспоминанью, что ищу глазами.

(Х.Л.Борхес)


Воспоминание

О кордовские горы! До сих пор
я помню все: души покой и праздность,
цветенье мяты, дней однообразность,
и неба ослепительный простор.
 
Мимозы аромат бродил в крови…
Разбившиеся под вечер на пары,
мы слушали, как струнами гитары
нам танго говорило о любви.
 
Мы были молоды тогда… Над нами
цепь гор плыла верблюжьими горбами.
С прогулок дальних в сумеречный час
 
мы возвращались с песнями и смехом:
весенний воздух отвечал нам эхом
и юный диск луны глядел на нас.

(Альфонсина Сторни, перевод — Инны Чежеговой)

Танго — диалог мужчины и женщины. И если мужской голос, звучащий в танго, можно найти в стихах Борхеса, то женский голос танго — это, в том числе, и голос Альфонсины Сторни. Она не писала текстов для песен и романсов, но, безусловно, ее поэзия повлияла на поэзию танго, на те тексты, что сочинялись от лица женщин. Ее голос — страстный и нежный, тихий и пронзительный, печальный и порой ироничный, был одним из самых значительных в аргентинской литературе первой половины 20 века.

Потерянная нежность

Если с пальцев моих беспричинная нежность
вдруг слетит, если с пальцев моих… то ее,
эту нежность потерянную, с дуновеньем
эту нежность бесцельную, кто подберёт?

Я могла бы любить в эту ночь бесконечно,
я влюбилась бы в первого встречного, но -
никого. Одиноки цветущие тропы.
Ветер нежность все дальше и дальше несёт…

Если вдруг поцелуют глаза твои, путник,
в эту ночь, а в дыханье ветвей —  забытьё,
если пальцы твои вдруг рука мимолетно
вдруг возьмет и отпустит, сожмет, пропадёт,

Если руку ту, губы те ты не увидишь,
поцелуй если ветра виденье —  и все,
ты, о, путник, глаза чьи бездонны, как небо,
моей нежности в нем распознаешь полёт?

Стихи к печали Буэнос-Айреса

Прямые улицы, что серы и унылы,
где небо часто видно, как из-за ограды,
и их асфальт, и их угрюмые фасады
мои мечты весенние лишили силы.

Как много я, не видя, кто идет навстречу,
по ним бродила – как по пасмурной темнице.
Их монотонностью душа моя томится.
И – “Альфонсина!” – не зови. Я не отвечу.

Буэнос-Айрес, если осенью умру я,
когда пленяешь неба синеву благую,
не удивит меня тяжелое надгробье.

Ведь я уже была погребена,  пока я
по улицам бродила, что полуживая
река соединила водяною дробью.



Буэнос-Айрес — это всегда танго, что очень чутко почувствовал Федерико Гарсиа Лорка, побывавший в этом городе в „золотой век“ танго:“ В Буэнос-Айресе есть что-то необыкновенно живое и только ему одному свойственное: что-то, полное драматического биения, что-то, что несомненно и естественно среди всех его многочисленных народов; то, что взывает к нам: Танго. В сердцебиении всего Буэнос-Айреса звучит танго”.
Хулио Кортасар, еще один знаменитый аргентинец, известный у нас в стране как романист и автор рассказов, также не мог не обратиться в своем творчестве к танго, и в 1980 году вышел альбом Хуана Седрона  „Троттуары Буэнос-Айреса“, музыку для которого написал Эдгардо Кантон, а тексты — Кортасар. И — круг замыкается — Кортасар, живший преимущественно в Париже, написал о своей тоске по Буэнос-Айресу, городу, в котором он провел детство и юность. Как и в стихах Эваристо Каррьего, они полны ностальгии:

Южный крест

Ты смотришь на Южный крест
и вдыхаешь лето, пахнущее персиками,
и идешь в ночи, мое маленькое безмолвное виденье,
по этому Буэнос-Айресу, по этому всегда одному и тому же Буэнос-Айресу.
Я скучаю по Южному кресту,
когда из-за жажды мне приходится поднимать голову,
чтобы выпить твое черное вино, полночь.
И скучаю по сонливым магазинам на углах улиц,
где запах травы
трепещет на коже воздуха.
Я скучаю по твоему голосу,
по нашим прогулкам по этому городу.
Понимание, что это всегда будет где-то там,
словно в сумке, в которой каждое мгновенье
рука ищет монету, расческу, ключи,
неустанная рука темной памяти,
что пересчитывает свои смерти.
Южный крест, горький мате,
и голоса друзей,
стершиеся вместе с другими.
Мне больно из-за этого горького времени,
полного собак и несчастий,
пойманного убеждения, что возвращенье напрасно.
Понимание, что море — больше чем море,
что смерть показывается вдалеке,
чтобы понемногу приближаться, медленно, бесконечно,
словно мелодия, что растворяется в конце
в дыме тишины.
Я скучаю по этой улочке,
что теряется в окрестностях города и в небесах
с ивами и лошадьми, и с чем-то, подобным сновиденью.
Мне больно от названия каждой вещи
которой мне сейчас не хватает,
так же, как от того, что я так далеко
от твоей нежности и твоих губ.
Я скучаю по твоему голосу,
по нашим прогулкам
по этому городу.

(https://www.youtube.com/watch?v=y1lNbMYDIkw) 

П.А. Алешин


Переводы стихотворений, за исключением специально указанных, выполнены автором статьи.

www.elgatotango.ru

Поэзия о танго от Елены Костенко-Щербак. Харьков

Поэзия, как и танго, это особый мир. Здесь умещаются все переживания и эмоции от трагизма до нежности, от грусти до страсти... И это наполняет сердце новыми впечатлениями, делает жизнь более эмоционально-насыщенной. Я очень люблю танго, и оно изменило мою жизнь.

Ты гасишь свет и зажигаешь свечи.
Идешь ко мне... В твоей руке моя...
И нежное объятье, как дуновенье ветра...
И мы танцуем танго, дыханье затая...

Мы говорим без слов. Единым целым стали,
И этот танец, магией маня...
И не нужны валкады или ганчо:
Я чувствую тебя, а ты - меня.

Так обнимай меня нежней и крепче!
Кружи под этот зажигательный мотив!
Люби меня, и я тебе отвечу,
Частичку сердца в танце подарив.

Ты взорвал мои чувства! Они на пределе!
Ты танцуешь со мной... И то дрожь, то огонь
Мое тело пронзает... Я как-будто на небе!
Что ты сделал со мной?! Что ты сделал со мной?!

Твои страстные руки скользнули по тонкому платью...
Стуки сердца скажут больше мешающих слов.
Я закрыла глаза...Я тону в твоих жарких объятьях...
Мы как будто одни... Только ты, только я и любовь...

Это страстное танго! Я в тебе растворяюсь!
Я хочу и боюсь, я теряю контроль!
Даришь мне поцелуй и, тихонько прощаясь,
Ты танцуешь с другой... Ты танцуешь с другой...

Льются танды, кортины, но наше мгновенье
Длится вечность... Я раньше как-будто спала!
Твой манящий парфюм... Наше танго... Мои ощущенья...
Ты со мною, и кругом идёт голова!..

Терпкий привкус вина... Сладковатые музыки стоны...
В томных объятьях по спине соскользнула рука...
Этот танец пьянящий, родной и до боли знакомый,
Как короткая жажда от глотка до глотка.

Словно огненный бархат мгновенья касания кожи,
Каждый шаг и объятье - электрический ток.
В этом танго хмельном мы немного похожи...
И мелодии терпкий, густой, пьянящий глоток.

Послевкусие сладостно... Страстным волнующим ритмом
Отголосок мелодии в сердце надрывно звучит.
И на грани фантазий и минут пережитых
Эту тайну о танго с волненьем вино сохранит.

Превратилось в дуэль это танго!
И решив примириться на миг,
Мы танцуем с тобой эту танду,
Словно гром на мгновенье утих.

Это вальс!.. Это музыка в самое сердце!
Обнимая мелодию, гладя ласкающе пол...
Это вальс... Танцевать и кружиться...
Это вальс... И все бури потом...

Стихла музыка... С силой разряда,
Что накоплено, трудно сдержать!
И летят искрометные взгляды,
В примиренье стараясь молчать.

Жизнь в ритме танго. От счастья до боли,
От грусти до нежности с нотой надрыва.
От страсти в неистовстве кровь закипала,
И сердце пылало безумной любовью,
И в одиночестве горько страдало.

Ритмы души на задворках лаская,
Танго - огонь и не может нейтрально
Смотреть на события. Сердце сжимая,
Оно то в неистовстве страсти печально,
То жаждой желанья своей обжигало.

То разгоралось прерывистым ритмом,
В изгибах мелодии - трелью хрустальной,
С каждой мелодией - жажда желанья,
С каждым мгновением - кубком испитым,
Жадным томлением - как в ожиданьи.

Жизнь в ритме танго... Стихи и куплеты...
Чувства объятий не значат буквально,
Танцуя с мелодией... Песня допета.
"Спасибо за танец" - в момент расставанья,
И снова милонга огнём закружила...
Жизнь в ритме танго с тобой станцевали.

Твоя любовь прошла, но он простил...
Средь суеты и бесконечных дней
Он вспоминал тебя, и не забыл
Милонгу, на которой тебя нет...

А ты жила, не ведая о том...
Что вас свело в беспамятстве когда-то?
Милонга, на которой тебя нет...
Надрыв и боль из памяти тридцатых.

Милонга, на которой тебя нет...
Была любовь и сладкое томленье...
Растает ночь, и трепетный рассвет
Напомнит вновь о том, чего уж нет,
И образ твой мелькнет, как сладкое виденье.

Словно куклой играешь в любовь 
В ритме танго и вальса.
Танцуешь со мной,
Танцую с тобой,
Этот миг задержи
И останься.   

Кружит музыка сотней цветов,
Наполняя дыханье,
Словно мед.
Только нежность объятий,
Молчанье без слов
И сердец трепетанье.

Волшебство и иллюзия,
Сказочный миф,
Где двое станут единым.
Лейся мелодия,
Чудный порыв,
И счастье едва уловимо.

Мечтая, танцуй,
Мечтая, кружись
В ритме волшебного вальса.
Нежность руки
Пой о любви
В мечтах о любви растворяйся.

Подсветка искрит фейерверком
Пёстро, ярко.
Ног переплетенье дерзко,
Каблук - маркер,
На полу рисует танго,
Танец страсти.
Я слежу за твоим дыханьем,
Мы во власти
Этой музыки терпкой, нервной.
Хиро, ганчо.
И любви на пятнадцать минут
Верной.
И прощанье.

Как единенье душ, тот миг,
Где край ноги, касаясь пола,
Рисует музыки изломы,
И сердце сердцу в такт стучит.

И каждый ритм, как пульсом в сердце,
Избытком чувств пронзит насквозь.
И всё и в шутку, и всерьёз,
И теплотой мечты согреться.

И как в предвкушенье накала страстей
Сильней и сильней прижимаясь друг к другу,
Гонимые чувством, кружиться по кругу,
И с каждым аккордом всё ближе, родней.

И выдохув, такт нарисуя последний,
Внезапно утихла мелодии страсть.
Смотреть и молчать в мимолётном смятенье,
И лишь на прощанье друг друга обнять.

Потанцуй со мной, я прошу.
Эту танду, мелодий несколько.
Сердцем к сердцу к тебе прижмусь
И растаю в руках твоих трепетных.

И мелодии легкий ритм
Разливается нежно и звонко.
Как короткий счастливый миг
На этой нашей с тобой кинопленке.

Только я и ты. Зал затих.
Мы одни лишь с тобой в этом танце.
Нежно-нежно ты меня обними
И закружи в этом дивном пространстве.

Потанцуй со мной. Так тепло.
Всё откинуть и душой согреться.
И не помню уж как давно
Подарила я тебе свое сердце.

Опьяняющий дух.
Аргентинская страсть.
Разольётся вино,
Разобьётся бокал.
Я тебе подарю
На мгновение власть,
На биение сердца
Дыханье отдам.

Этой музыкой мы
Как дурманом пьяны.
Мы как-будто одни
В этом зале огромном,
И дыханием чувств
Сердца скреплены,
И искрящие руки
Безмолвны.

И безумно кружить,
Обжигаясь сгорать,
В этом танце
Надменном и гордом.
Друг друга сжигать
И в объятья упасть,
И расстаться
С последним аккордом.

Мгновение... И сердца, стучащие в такт.
Всё вокруг исчезает и уносится в вечность.
Томление... В твоих нежных руках
Кончается "здесь" и начинается бесконечность.

На минуту застыть... И помчаться стрелой!
Убежать, улететь и запутаться в выси!
И растаять, как снег, опьянённой тобой,
По пути растеряв свои мысли.

И так нежно и тихо... Вспорхнуть мотыльком,
Огибая рукою запястье.
На мгновенье забыться сладостным сном...
Так начинается счастье.


Ты сказал, а я смолчала.
В этом танго, как игрушку,
В танце нас с тобой кидало.

Ту смущённую девчушку
Словно вихрь бандонеона
Окрутил волной воздушной.

Словно стал заговорённый
Этот танец непослушный,
Пронизал всю душу, тронул.

Без обиды, без упрека,
Разойдёмся втихомолку.
Может это воля рока?

Мне не спится... А что толку?

Облако...
Лёгкое нежное облако...
То поднималось, то медленно плавало,
То танцевало, кружась в невесомости,
И всё исчезало, терялось и таяло.

Музыка...
Музыка лёгкая нежная...
Точно ветром его поднимала и правила,
И растворяла в тепле безмятежности...
Волшебное танго души танцевали мы...

Бьётся в сердце "Кумпарсита" надрывной нотой,
Стихли фонтаны над призрачной гладью пруда.
Я ухожу, ухожу неохотно,
Может быть, ненадолго, а может быть, навсегда.

Стихла мелодия с отблеском первым рассвета,
Пустующий зал сохранит единение душ.
Последнее танго... И, может, забудем об этом...
Прощальное танго на память с собой заберу.

Тает в молчании утреннем ветер растерянный,
От счастья бывает порой уходить нелегко
А лёгкие волны танцуют по гладкому берегу,
И солнце алеет в размеренном шепоте гор.

tango.kh.ua

Переводы стихов танго

Как вы, наверное, знаете, я очень люблю запутанные, трагические и в значительной степени забытые истории о танго межвоенной эпохи в Восточной Европе. И один из моих любимых героев этой удивительной и потерянной эпохи - Ежи Петерсбурский, музыкальная душа бурной культуры кабаре Варшавы, и композитор таких глобальных хитов танго, как «Донна Клара» (первоначально «Танго Милонга», 1928) и «Ostatnia niedziela» («Последнее воскресенье», 1936 г., которое покорило Россию как «Утомленное солнце»), а также самый любимый вальс Польши и России «Blekitna Chusteczka» («Синий платочек», 1940), ставший для нас воплощением несчастья и разлук войны. В отличие от многих своих коллег, Ежи спасся как от фашистских лагерей смерти, так и от сталинского Гулага. После падения Польши он присоединился к Белорусскому государственному джазу, удивительному проекту, который достоин собственного рассказа, и в конце концов уехал из Советского Союза с польским корпусом генерала Андерса, играл для военных в Персии, Палестине и Египте и заново воссоздал музыкальную карьеру для себя в далеком Буэнос-Айресе
Я знал, что Ежи Петерсбурский был родом из легендарного клана еврейских музыкантов, чья фамилия - Мелодист - говорит сама за себя. Я также читал, что в оркестр Гольда-Петербургского входили брат и кузины Ежи, и почему-то я предполагал, что Petersburski - это просто сценический псевдоним, своего рода столичная визитная карточка, для рекламных целей (точно так же, как другой первопроходец польского джаза и танго был Варшавский - с фамилией от прославленной столицы Польши). Но случайный разговор о (крайне редких) еврейских фамилиях, происходящих из городов во внутренних губерниях России, таких как Санкт-Петербург, заставил меня вернуться к семейной истории Петерсбурских и Мелодистов и открыть для себе ту ключевую роль, которую семейные связи сыграли в рождении польского джаза и танго. А сама фамилия «Петерсбурский» оказалась настоящей фамилией, а не выдумкой ради маркетинга!
Разбитое и забытое
надгробие Якуба-Лейзера
Мелодиста в Варшаве

Ну, может быть, чуть-чуть изобретательности ради маркетинга в этой фамилии все-таки было, но еще со времен отца Ежи - Якуба Петерсбурского. Якуб был ювелиром, который, вероятно, хотел, чтобы данная ему от рождения фамилия «Петербург» звучала не по-русски, а более аутентично на польский манер.


Звезда российской и
советской оперы,
Элеонора Яковлевна Мелодист
- самая известная из
детей Якуба-Лейзера

Якуб Петерсбурский женился на Полине (Песе) Мелодиста, пианистке из той ветви династии музыкантов Мелодиста, которая осталась в их родовом городе Радоме. Вероятно, это была не древняя династия, поскольку евреи Польши только начали брать фамилии по требованию царского правительства в 1820-х годах, после наполеоновских войн. Первым известным под этой фамилией Мелодистом была дедушка Полины Хаскель, скрипач, родившийся в 1802 году.
Трое из братьев Полины были музыкантами в Радоме, но для нашей истории важнее знать, что дядя Полины, скрипач и капельмейстер Якуб-Лейзер Мелодиста, переехал в Варшаву. Позже муж Полины купил фабрику изделий из бронзы в Варшаве и тоже переехал туда. Так что дети Петерсбурских оказались тесно связаны с детьми и внуками музыканта Якуба-Лейзера в Варшаве. А это было настоящее созвездие талантов! Сыновья Якуба - Панфил играл на альте в Филармонии, а Игнаций руководил оркестрами. Дочери Мария и Элеонора были знаменитыми оперными певицами. А зять Якуба Михель Гольд играл на флейте в Варшавской опере.

В рекламе 1922 года для ресторана "Эрмитаж" в Данциге писали про «первоклассное джазовое трио Карасиньского» по-немецки или "трио Карасиньского-Мелодиста-Петерсбурского" по-польски
Фред Мелодист (банджо) со своим джаз-бэндом
1927, Закопане
Ежи Петерсбурский был пятым ребенком в его семье. Родился он под именем Израиль в 1895 году. К тому времени, как Ежи окончил Варшавскую консерваторию, город был захвачен наступающими немецкими войсками. Молодой пианист продолжил свое обучение в Вене, Первая мировая война закончилась капитуляцией Германии и Австро-Венгрии, Польша получила независимость, а Австрийская империя рассыпалась. Ежи уехал домой, и его первая работа в Польше была у его троюродного брата, виолончелиста Альфреда Мелодиста (сына Панфила) и еще более молодого крезанутого скрипача Зигмунта Карасиньского, который только что вернулся в Польшу из Берлина, где играл в настоящем "американском" джазе. Джазовое трио Карасиньский - Мелодиста - Петерсбурский дебютировало в 1922 году в Вольном городе Данциге (Гданьск). Джазо-мания не смогла завоевать Вольный город, но в течение года наши джазовые первопроходцы добрались до Варшавы, а там сцена кабаре и джаза действительно пустилась во все тяжкие. Карасиньский позже, после расчленения Польши в 1939 году, пригласит своих старых приятелей присоединиться к белорусскому государственному джазу в Белостоке; он оказался в Варшавском гетто во время войны, но поклонники помогли ему сбежать и спрятаться во Львове. Фред Мелодист избежал и фашистских и советских лагерей вместе с Ежи Петерсбурским; они играли вместе со своим кузином Генриком Гольдом в Палестине и Египте, а после войны Фред поселился в освобожденной Франции и, в конце концов, в Израиле.
Теперь пора рассказать в подробностях о Гольдах (сыновьях Елены (Хаськи) Мелодиста и Михеля Гольда).

Генрик Гольд был вдохновителем, а его брат Артур Голд (скрипка) и кузин Ежи Петерсбурски - ведущими талантами джазбэнда Gold-Petersburski, который записал так много хитов танго; брат Ежи - Станислав Петерсбурский (фортепиано) тоже играл там. Их имена были настолько неразделимы от музыки ночной жизни Варшавы, что о них персонально был написан такой вот фокстрот:

Gdy Petersburski razem z Goldem gra
Muzyka: Artur Gold
Slowa: Andrzej Włast
1926

Strajkuje ten i ów
Podskoczył dolar znów
A pan Zdziechowski miał w komisji
Kilka nowych mów

Nie przejmuj tem się nic
Uważaj to za witz
I słuchaj sobie w „Qui Pro Quo”
Z pogodą lic

Jak Petersburski razem z Goldem gra
Z jazzbandu te Ajaksy dwa
Sam pan Świejkowski
W humor wpada boski
I przy małżonce swej
Szalejmy, krzyknie, hej

Gdy Petersburski razem z Goldem gra
Nie zaśniesz w nocy, aż do dnia
I podczas tańca będziesz myślał
Że minęła chwila zła
Gdy Petersburski z Goldem gra

Mąż pewien w nocy raz
Do sal Oazy wlazł
A widząc żonę z gachem
Krzykną: Ach! Złapałem was!

Rewolwer wyjął i
Ponuro zmarszczył brwi
Lecz nagle zaczął śmiać się
Mówiąc: przebacz mi

Где Петерсбурский вместе с Гольдом играют
Музыка Артура Голда
Стихи Анджея Власта (Густав Баумриттер)
1926

Всюду, всюду забастовки,
Доллар снова подскочил,
И министр финансов Здзеховский
Снова много говорил

Не волнуйся ни о чем
И воспринимай с усмешкой
Слушай лучше в "Qui Pro Quo"
С видом самым безмятежным

Как Петерсбурский с Гольдом играет,
Джазбэндовских Аякса два.
То даже гробовщик Свейковский
Впадает в раж и веселится
И прямо при своей жене
Кричит "Эй! Эй!" ну точно псих он.

Раз Петерсбурский - Гольд играют это
Вы не уснете ночью до рассвета
Пока танцуешь, точно знаешь
Что минула минута злая
Ведь Петерсбурский - Гольд играют

Однажды ночью муж один
Проник в Оазис в залы
И, увидав жену с другим.
Вскричал: "Ага! Попалась!"

Револьвер достаёт и
Хмурит брови
Но вдруг как засмеется
И прощенья просит



Эдди Рознер с Государственным джазом Белоруссии, 1941
Аякс Великий и Аякс Малый из «Илиады» Гомера кончили свои жизни трагически, но троюродные братья из кабаре, Ежи Петерсбурский и Генрик Голд, дожили до старости, несмотря на тотальное разрушение войны. Они бежали из Варшавы под германскими бомбами и добрались до Белостока, который вскоре был занят Красной Армией и присоединен к Белоруссии. Там Зигмунт Карасиньский выдвинул блестящую и сумасшедшую идею - воссоздать Варшавский джаз как Первый государственный джазовый ансамбль Белоруссии. Им стал руководить джазовый тромбонист Эдди Рознер, «Армстронг Восточной Европы». Родившийся в Берлине, Рознер набрался там мастерства джазмена еще до Гитлера, пока ему не пришлось бежать на родину предков в Польшу от фашизма. Будучи евреем без гражданства, лишенным гражданства Германии, Эдди Рознер не смог присоединиться к Польской Освободительной Армии, как это сделали его соратники по польскому джазу. Так Рознер застрял в СССР. Мое самое любимое русское танго "Зачем" записано его ансамблем во время войны. Но после войны он папал на Колыму в лагеря ГУЛАГа за попытку вернуться в Польшу, а вскоре после возвращения попал в черные списки. Только непосредственно перед смертью Эдди советское правительство, наконец, позволило ему эмигрировать, чтобы воссоединиться с семьей в Западном Берлине ... Из джазового клана Мелодистов, брат Генрика Артур Гольд остался в Варшавском гетто и был убит в лагере смерти Треблинка (но сначала его вынудили развлекать командование лагеря, выступая в клоунском наряде!). Брат Ежи Петерсбурского, Станислав, поселился в Нью-Йорке.

Концертная программа в Польской Библиотеке
Буэнос-Айреса включала композиции
"Хорхе" Петерсбурского ...

Путешествуя по Ближнему Востоку с польским корпусом, Ежи получил палестинский паспорт в Тель-Авиве и въездную визу в Бразилию в Каире. И в марте 1947 года он высадился в Рио-де-Жанейро и устроился на работу в ночном клубе Picadilli. Затем последовала работа на Радио Эль Мундо в Буэнос-Айресе (Ежи написал музыкальную заставку для этой станции!), А затем он руководил оркестром Национального театра в Буэнос-Айресе. Но танго больше не создавал! Спустя 20 лет, после того как его жена погибла в катастрофическом землетрясении 1967 года, Петерсбурский решил вернуться домой в Варшаву. Ему было 74 года, когда он познакомился с 40-летней оперной певицей Сильвией Клейдиш (в приведенном ниже ролике Сильвия поет «Синий платочекк», самый известный хит времен работы ее мужа в Белорусском государственном джазе). Их единственный сын, Ежи-младший, также пианист и композитор, чья магистерская работа была посвящена жизни и музыке его отца, сейчас поддерживает виртуальный музей Петерсбурских. Мы связались, когда я только начинал выяснять, как все Мелодисты связаны друг с другом..


Черно-белый Бал 1966 года, высшая
отметка Нью-Йоркской роскоши
(from the Plaza hotel website)

После совместных скитаний по Ближнему Востоку, Генрик Гольд остался в Палестине после войны и сочинил несколько ивритских хитов, затем попытал счастья в Бразилии и во Франции, но в 1953 году он также переехал в Америку, получив должность музыкального руководителя в знаковом нью-йоркском отеле "Плаза", тогда знаменитом своим Черно-Белым Балом (а теперь его чаще всего вспоминают как до неприличности элитный отель из фильма "Один дома 2: Потерявшийся в Нью-Йорке", где секунд на 10 даже появляется тогдашний владелец отеля Дональд Трамп, который обанкротил отель почти сразу же после того, как он его купил)

Но самое невероятное спасение из лап смерти случилось с семьей другого польского пионера джаза и танго, Генрика Варса (Варшавского), создателя хита 1928 года «Zatańczmy tango» («Станцуем танго!»). Генрик был призван в польскую армию в начале Второй мировой войны и взят в плен фашистами, но бежал и достиг советской территории. Однако его жена и двое детей остались в варшавском гетто. К счастью, Генрика Варс работал во Львове в начале своей джазовой карьеры и сочинил некоторые из самых любимых песен города, включая его неофициальный гимн, «Tylko we Lwowie» («Только во Львове»).


Парадный оркестр Генри Варса в Тегеране
 (from USC archive)
Таким образом, вместо того, чтобы присоединиться к Белорусскому государственному джазу, как большинство варшавян, он сумел создать собственную группу во Львове и сделать ремикс своих хитов по-русски! Его ансамбль назывался «Львовский теа-джаз» (Теа от слова Театр). Таким образом, став уважаемым советским менеджером по линии культуры, Генрик Варс смог выбить официальный запрос от Советского правительства, чтобы его семью немцы отпустили из гетто! Они прибыли в Львов за несколько дней до начала военных действий между бывшими союзниками, Рейхом и СССР. Генрика не было в городе, но его жене и детям удалось спастись на последнем эшелоне. Они гастролировали по СССР еще несколько месяцев, прежде чем уехать с Польской Армией на Ближний Восток (где, согласно легенде, его музыкой восхищался шах Персии), а затем в Италию.  Генри Варшавский прибыл в Нью-Йорк из Неаполя в феврале 1947 года, без гроша в кармане и без гражданства, по транзитной визе в Доминиканскую Республику в Сан-Доминго по билету, оплаченному еврейским агентством беженцев ХИАС. Но всего несколько месяцев спустя Варшавским разрешили постоянное жительство в Лос-Анджелесе, и началась длинная голливудская часть карьеры Варшавского, под именем "Генри Варс" - от анонимного аранжировщика до полностью кредитованного саундтрека к фильму «Flipper». А его польский вальс замечательным образом попал в саундтрек "Списка Шиндлера"!
В 1967 Варс вернулся в Польшу, почти одновременно с Ежи Петерсбурским. Но это было больше похоже на турне знаменитости, перед возвращением в Голливуд. Дети Генри Варса Дайана (Данута) Митчелл, Роберт Варс и внук Деннис Митчелл до сих пор живут в Лос-Анджелесе и сохраняют память о Генри (хотя их семейный бизнес теперь - юриспруденция, а не музыка). Они даже смогли отыскать и донести до публики неизвестные при жизни симфонические композиции Генри Варса! И все равно, ничто из музыки той ушедшей предвоенной эпохи не захватывает воображение современной Польши лучше, чем танго Гольда и Петерсбурского, и особенно «Последнее воскресенье» с его невероятным разнообразие, современных каверов во всех жанрах от хард-рока до техно :) Дух Мелодистов жив!

letras-de-tango-en-ruso.blogspot.com

День танго - поздравления, стихи

Подняты все якоря,
Танец длиною в жизнь.
Взлет и падение вниз,
Есть только ты и я.

Жизнь на четыре счета,
Уно, дос, трэс, куатро,
Страстная сила азарта
В омутах водоворота.

На слова не имея право,
Мы безмолвный ведем диалог.
Танец — жизнь. Наше танго — пролог,
За который услышим мы «Браво!».

Шаг вперед и шаг назад,
С розою в зубах,
Эта страсть и этот жар,
Что за танец — Ах!

Этот танец, в этот праздник,
Только ты и я,
Это Танго, мой проказник,
С праздником тебя!

***

Страсть безумная и дикая,
Танцевальных вихрь движений,
Танго — это всплеск эмоций,
Словно тел и душ сближение!

Не могу я не заметить,
Что сегодня танго день,
Это нужно всем отметить,
Прочь прогнав печали тень!

***

С праздником танго тебя поздравляю,
Жаль пригласить я тебя не могу,
Но настроенья, как в танце, желаю,
Пусть ты в делах, но порой на бегу
Вспомни про танцы, что страсть зажигают,
Танго относится к ним, это так,
Праздник его целый мир отмечает,
Только подумай: ну это ль не знак?

***

Безумный танец —
Стеной огня,
И дикой страсти,
Ты сжег меня

Скрестились руки,
Тела сплелись,
Мы в ритме танго,
С тобой сошлись.

В нём жар и холод,
Твоей души,
И боль, и счастье,
И смерть, и жизнь!

***

Шаг, поворот, теперь наклон,
Зажат в зубах один бутон.
В каждом движении много страсти,
И возбуждения отчасти…

Потом на ногу наступил,
Качнулся, вазочку разбил.
Я не умею танцевать,
Но так захотелось вас поздравить…

***

Самый страстный в мире танец,
Танец нежности, любви,
Отмечает нынче праздник.
Его танцуем до зари.

Танцевать собрались дети
На площадке игровой,
Моряки и пехотинцы,
А потом уж снова в бой.

Стюардессы, продавщицы,
Повара и доктора,
Даже звери в зоопарке —
Все танцуют до утра.

***

Какие четкие, ритмичные движенья.
А сколько страсти и призыва в них.
В день танго мы отбросим все сомненья
И будем танцевать в шелках цветных.

То резкий поворот, то взгляд презренья,
То нежное движение плеча —
Всё будет в танце том. Так пусть в день танго
Полны бокалы и горит свеча.

***

Танго — ритм, и танго — страсть,
Музыки, движенья власть!
Жизни, света торжество —
Все танцуют неустанно,
Покажите мастерство,
Ведь сегодня — праздник танго!
Шаг — вперед — назад — и вбок,
Всем отправим поздравок!

***

Танго — танец безудержной страсти,
Это движения в ритме счастья.
Если как птицы летать хотите,
Учитесь танго и вы взлетите!

В танго нежность до исступленья,
В нем победы и пораженья.
Вам нужна яркость средь серых дней?
Тогда танцуйте танго скорей!

***

Если вальс — это легкость и нежность,
Танго — это ведь жизнь сама!
В нём есть всё: страсть, любовь, неверность,
Яркость жизни и полутьма;

Мы сегодня наполним бокалы
Темно-алым, терпким вином
И закружимся в ритме танго,
Увлеченные волшебством.

***

Танго — это танец для влюбленных,
У кого душа всегда поет,
Для счастливых, добрых, окрыленных,
Он их за собой всегда влечет.

Будем танцевать, любить, смеяться,
И страдать, и плакать над собой,
И кружиться в танце, и влюбляться,
И бросаться в танго с головой!

Пусть закружит всех и околдует,
Музыка растерзанной души,
Пусть мужчина женщину целует,
В голубой, таинственной тиши…

***

Яркий, страстный иностранец
Этот дивный, чудный танец,
Но его все в мире знают,
Нежно «танго» называют,

Всем влюбленным в ритм нужен,
Пусть он Вас сейчас закружит,
Радость пусть не знает края!
Вас с Днем танго поздравляю!

***

Страсть, легкость, гибкость и ловкость,
Этот танец полон чувств, экспрессии, любви,
С международным днем танго поздравляю,
Желаю искру танцевальную тебе найти!

Желаю, чтобы было все как в танце,
Побольше взлетов, радости, любви,
Желаю, чтобы было все прекрасно,
И чтобы ожили твои заветные мечты!

***

Вихрем страстным, вихрем сочным,
Закружимся в танго тот час!
Шелком красочным объяты,
Все танцуют, как крылатые.

В праздник танго расписной
Будьте же сами собой!
Будьте влюблены взаимно,
Слейтесь в паре воедино!

***

Латинские страсти
Кипят и кипят,
Нас танго кружит,
Шаг вперед — два назад.
Сегодня танцуют, как водится, все,
Себя показав в необъятной красе.
С днем танго, друзья!
Без него жить — не жить,
Мы будем всегда
В этом танце кружить!

***

Всех, кто любит ритмы танго
Поздравляю в этот день.
Пусть сливаться в танце страстном
Никогда не будет лень.

Пусть прекрасный танец этот
Вдохновляет и бодрит.
Всплеск любви большой и страсти
Пусть партнеров поглотит.

***

Танго — самый страстный танец,
И сегодня его день,
На щеках сверкает глянец,
А за парой даже тень

Иногда не успевает,
Быстро движется она!
Пусть и счастье приглашает
Вас на танго иногда!

***

Поздравляем с международным днем танго! Пусть каждый, начинающий и достигший апогея в этом танце будет счастлив! Пусть всегда будет много сил и энергии, которая выплеснется в танце и подарит невероятные эмоции. Двигайтесь, чувствуйте, оттачивайте мастерство и получайте уйму удовольствия!

***

Танго — танец необычный,
Скрыта в нем большая страсть.
Ощутить желаю сладость
Вам его, большую власть.

Чтобы в жизни, как и в танце,
Лишь надежный был партнер.
Удавался на паркете
И в судьбе любой маневр.

***

Два тела в страстном поединке
Сплелись и начинают бой.
Звучит на старенькой пластинке
Мотив мелодии родной.

Они танцуют друг для друга,
Часы остановили ход.
Рука тверда, спина упруга.
Шаг, два, вдруг резкий поворот.

Не разобрать, где победитель,
Кто проиграл и побежден.
Танго — один лишь здесь правитель,
На бесконечность утвержден.

Душа потребует волненья,
Все повторится вновь и вновь.
В одном его предназначенье:
Синоним танго — есть любовь!

admeclub.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.