Кем быть маршак стих


В. Маяковский. Кем быть - Сказки и стихи для детей

 

У меня растут года — будет и семнадцать.
Где работать мне тогда, чем заниматься?

 

Нужные работники — столяры и плотники!
Сработать мебель мудрено: сначала мы берём бревно
и пилим доски, длинные и плоские.
Эти доски вот так 
зажимает стол-верстак.
От работы пила 
раскалилась добела.
Из-под пилки 
сыплются опилки.

 

Рубанок в руки — работа другая:
сучки, закорюки рубанком стругаем.
Хороши стружки — жёлтые игрушки.

А если нужен шар нам круглый очень,
на станке токарном круглое точим.
Готовим понемножку то ящик, то ножку.
Сделали вот столько стульев и столиков!

 

Столяру хорошо, а инженеру — лучше,
я бы строить дом пошёл, пусть меня научат.

Я сначала начерчу
 дом такой, какой хочу.
Самое главное,
чтоб было нарисовано здание славное,
живое словно.

Это будет перёд, называется фасад.
Это каждый разберёт — это ванна, это сад.

 

План готов, 
и вокруг сто работ
на тыщу рук.
Упираются леса
в самые небеса.
Где трудна работка,
там визжит лебёдка,
подымает балки, будто палки,
перетащит кирпичи, закалённые в печи.
По крыше выложили жесть —
и дом готов, и крыша есть.
Хороший дом, большущий дом на все четыре стороны,
и заживут ребята в нём удобно и просторно.

 

Инженеру хорошо, а доктору — лучше.
Я б детей лечить пошёл — пусть меня научат.
Я приеду к Пете, я приеду к Поле.
—  Здравствуйте, дети! Кто у вас болен?
Как живёте, как животик? —
Погляжу из очков
кончики язычков.

— Поставьте этот градусник под мышку,
детишки.—
И ставят дети радостно градусник под мышки.
—  Вам бы очень хорошо
проглотить порошок
и микстуру ложечкой
пить понемножечку.
Вам в постельку лечь поспать бы,
вам — компрессик на живот,
и тогда у вас до свадьбы всё, конечно, заживёт.

 

Докторам хорошо, а рабочим — лучше,
я б в рабочие пошёл — пусть меня научат.
Вставай!
Иди!
Гудок зовёт —
и мы приходим на завод.
Народа — уйма целая, тысяча двести.
Чего один не сделает — сделаем вместе.
Можем железо ножницами резать,
краном висящим тяжести тащим,
молот паровой
гнёт и рельсы травой.
Олово плавим, машинами правим.
Работа всякого
нужна одинаково.

Я гайки делаю, а ты для гайки делаешь винты.
И идёт работа всех прямо в сборочный цех.
Болты, лезьте в дыры ровные,
части вместе сбей огромные.
Там — дым, здесь — гром.
Гро­мим весь дом.
И вот вылазит паровоз, чтоб вас
и нас
и нёс
и вёз.

 

На заводе хорошо, а в трамвае —
лучше, я б кондуктором пошёл, пусть меня научат.

Кондукторам езда везде.
С большою сумкой кожаной ему всегда,
ему весь день в трамваях ездить можно. — 

Большие и дети,
берите билетик,
билеты разные, бери любые, зелёные,
красные и голубые! —
Ездим рельсами.
Окончилась рельса,
и слезли у леса мы —
садись и грейся.

 

Кондуктору хорошо, а шофёру — лучше.
Я б в шофёры пошёл — пусть меня научат.

Фырчит машина скорая, летит, скользя.
Хороший шофёр я — сдержать нельзя.
Только скажите, вам куда надо,—
без рельсы жителей доставлю на дом.
Е-дем,
ДУ-дим:
«С пу­ти уй­ди!»

 

Быть шофёром хорошо, а лётчиком — лучше,
я бы в лётчики пошёл, пусть меня научат.
Наливаю в бак бензин, завожу пропеллер.
«В небеса, мотор, вези, чтобы птицы пели».
Бояться не надо
ни дождя, ни града.

Облетаю тучку, тучку-летучку.
Белой чайкой паря, полетел за моря.
Без разговору облетаю гору.
«Вези, мотор,
чтоб нас довёз
до звёзд
и до луны, хотя луна
и масса звёзд совсем отдалены».

 

Лётчику хорошо, а матросу — лучше.
Я б в матросы пошёл — пусть меня научат.
У меня на шапке лента,
на матроске — якоря.
Я проплавал это лето,
океаны покоря.

Напрасно, волны, скачете,— морской дорожкой
на реях и по мачте карабкаюсь кошкой.
Сдавайся, ветер вьюжный,
сдавайся, буря скверная,
— открою полюс Южный,
а Северный — наверное.

 

Книгу переворошив, намотай себе на ус —
все работы хороши, выбирай на вкус!

 

 

к содержанию

sskazki.ru

Кем быть? (Маяковский) — Викитека

Кем быть?

У меня растут года,

будет и семнадцать.

Где работать мне тогда,

чем заниматься?


Нужные работники —

столяры и плотники!

Сработать мебель мудрено́:

сначала 
  мы 
10   берём бревно 

и пилим доски

длинные и плоские.

Эти доски 
  вот так 
зажимает 
  стол-верстак. 
От работы 
  пила 

раскалилась добела.

20 Из-под пилки 
  сыплются опилки. 
Рубанок 
  в руки — 

работа другая:

сучки, закорюки

рубанком стругаем.

Хороши стружки —

жёлтые игрушки.

А если 
30   нужен шар нам 

круглый очень,

на станке токарном

круглое точим.

Готовим понемножку

то ящик, 
  то ножку. 

Сделали вот столько

стульев и столиков!


Столяру хорошо,

40 а инженеру — 
  лучше, 

я бы строить дом пошёл,

пусть меня научат.

Я 
  сначала 
  начерчу 
дом 
  такой, 
  какой хочу. 

50 Самое главное,

чтоб было нарисовано

здание 
  славное, 

живое словно.

Это будет 
  перёд, 

называется фасад.

Это 
  каждый разберёт — 
60 это ванна, 
  это сад. 
План готов, 
  и вокруг 
сто работ 
  на тыщу рук. 

Упираются леса

в самые небеса.

Где трудна работка,

там 
70   визжит лебёдка; 

подымает балки,

будто палки.

Перетащит кирпичи,

закаленные в печи́.

По крыше выложили жесть.

И дом готов, 
  и крыша есть. 
Хороший дом, 
  большущий дом 

80 на все́ четыре стороны,

и заживут ребята в нём

удобно и просторно.


Инженеру хорошо,

а доктору — 
  лучше, 

я б детей лечить пошёл,

пусть меня научат.

Я приеду к Пете,

я приеду к Поле.

90 — Здравствуйте, дети!

Кто у вас болен?

Как живёте,

как животик? —

Погляжу 
  из очков 

кончики язычков.

— Поставьте этот градусник

под мышку, детишки. —

И ставят дети радостно

100 градусник под мышки.

— Вам бы 
  очень хорошо 

проглотить порошок

и микстуру 
  ложечкой 

пить понемножечку.

Вам 
  в постельку лечь 
  поспать бы, 
вам — 
110   компрессик на живот, 
и тогда 
  у вас 
  до свадьбы 

всё, конечно, заживёт. —


Докторам хорошо,

а рабочим — 
  лучше, 

я б в рабочие пошёл,

пусть меня научат.

120 Вставай! 
  Иди! 
  Гудок зовёт, 

и мы приходим на завод.

Народа — уйма целая,

тысяча двести.

Чего один не сделает —

сделаем вместе.

Можем 
  железо 

130 ножницами резать,

краном висящим

тяжести тащим;

молот паровой

гнёт и рельсы травой.

Олово плавим,

машинами правим.

Работа всякого

нужна одинаково.

Я гайки делаю, 
140   а ты 
для гайки 
  делаешь винты. 
И идёт 
  работа всех 

прямо в сборочный цех.

Болты, 
  лезьте 

в дыры ровные,

части 
150   вместе 
сбей 
  огромные. 
Там — 
  дым, 
здесь — 
  гром. 
весь 
160   дом. 
И вот 
  вылазит паровоз, 
чтоб вас 
  и нас 
  и нёс 
  и вёз. 

На заводе хорошо,

а в трамвае — 
  лучше, 

170 я б кондуктором пошёл,

пусть меня научат.

Кондукторам 
  езда везде. 

С большою сумкой кожаной

ему всегда, 
  ему весь день 

в трамваях ездить можно.

— Большие и дети,

берите билетик,

180 билеты разные,

бери любые —

зелёные, 
  красные 

и голубые. —

Ездим рельсами.

Окончилась рельса,

и слезли у леса мы,

садись 
  и грейся. 


190 Кондуктору хорошо,

а шоферу — 
  лучше, 

я б в шоферы пошёл,

пусть меня научат.


Фырчит машина скорая,

летит, скользя,

хороший шофер я —

сдержать нельзя.

Только скажите,

200 вам куда надо —

без рельсы 
  жителей 

доставлю на дом.

210 уй- 
  ди!» 


Быть шофером хорошо,

а летчиком — 
  лучше, 

я бы в летчики пошёл,

пусть меня научат.

Наливаю в бак бензин,

завожу пропеллер.

«В небеса, мотор, вези,

220 чтобы птицы пели».

Бояться не надо

ни дождя, 
  ни града. 

Облетаю тучку,

тучку-летучку.

Белой чайкой паря,

полетел за моря.

Без разговору

облетаю гору.

230 «Вези, мотор, 
  чтоб нас довёз 
до звезд 
  и до луны, 
хотя луна 
  и масса звезд 

совсем отдалены».


Летчику хорошо,

а матросу — 
  лучше, 

240 я б в матросы пошёл,

пусть меня научат.

У меня на шапке лента,

на матроске 
  якоря. 

Я проплавал это лето,

океаны покоря.

Напрасно, волны, скачете —

морской дорожкой

на реях и по мачте,

250 карабкаюсь кошкой.

Сдавайся, ветер вьюжный,

сдавайся, буря скверная,

открою 
  полюс 
  Южный, 
а Северный — 
  наверное. 


Книгу переворошив,

намотай себе на ус —

260 все́ работы хороши,

выбирай 
  на вкус! 

1928


ru.wikisource.org

Маршак кем быть. Стих кем быть

На площади базарной,
На каланче пожарной
Круглые сутки
Дозорный у будки
Поглядывал вокруг —
На север,
На юг,
На запад,
На восток,-
Не виден ли дымок. И если видел он пожар,
Плывущий дым угарный,
Он поднимал сигнальный шар
Над каланчой пожарной.
И два шара, и три шара
Взвивались вверх, бывало.
И вот с пожарного двора
Команда выезжала. Тревожный звон будил народ,
Дрожала мостовая.
И мчалась с грохотом вперёд
Команда удалая… Теперь не надо каланчи,-
Звони по телефону
И о пожаре сообщи
Ближайшему району. Пусть помнит каждый гражданин
Пожарный номер: ноль-один! В районе есть бетонный дом —
В три этажа и выше —
С большим двором и гаражом
И с вышкою на крыше. Сменяясь, в верхнем этаже
Пожарные сидят,
А их машины в гараже
Мотором в дверь глядят. Чуть только — ночью или днём —
Дадут сигнал тревоги,
Лихой отряд борцов с огнём
Несётся по дороге… Мать на рынок уходила,
Дочке Лене говорила:
— Печку, Леночка, не тронь.
Жжётся, Леночка, огонь! Только мать сошла с крылечка,
Лена села перед печкой,
В щёлку красную глядит,
А в печи огонь гудит. Приоткрыла дверцу Лена —
Соскочил огонь с полена,
Перед печкой выжег пол,
Влез по скатерти на стол,
Побежал по стульям с треском,
Вверх пополз по занавескам,
Стены дымом заволок,
Лижет пол и потолок. Но пожарные узнали,
Где горит, в каком квартале.
Командир сигнал даёт,
И сейчас же — в миг единый —
Вырываются машины
Из распахнутых ворот. Вдаль несутся с гулким звоном.
Им в пути помехи нет.
И сменяется зелёным
Перед ними красный свет. В ноль минут автомобили
До пожара докатили,
Стали строем у ворот,
Подключили шланг упругий,
И, раздувшись от натуги,
Он забил, как пулемёт. Заклубился дым угарный.
Гарью комната полна.
На руках Кузьма-пожарный
Вынес Лену из окна. Он, Кузьма,- пожарный старый.
Двадцать лет тушил пожары,
Сорок душ от смерти спас,
Бился с пламенем не раз. Ничего он не боится,
Надевает рукавицы,
Смело лезет по стене.
Каска светится в огне. Вдруг на крыше из-под балки
Чей-то крик раздался жалкий,
И огню наперерез
На чердак Кузьма полез. Сунул голову в окошко,
Поглядел…- Да это кошка!
Пропадёшь ты здесь в огне.
Полезай в карман ко мне!.. Широко бушует пламя…
Разметавшись языками,
Лижет ближние дома.
Отбивается Кузьма. Ищет в пламени дорогу,
Кличет младших на подмогу,
И спешит к нему на зов
Трое рослых молодцов. Топорами балки рушат,
Из брандспойтов пламя тушат.
Чёрным облаком густым
Вслед за ними вьётся дым. Пламя ёжится и злится,
Убегает, как лисица.
А струя издалека
Гонит зверя с чердака. Вот уж брёвна почернели…
Злой огонь шипит из щели:
— Пощади меня, Кузьма,
Я не буду жечь дома! — Замолчи, огонь коварный!
Говорит ему пожарный.
— Покажу тебе Кузьму!
Посажу тебя в тюрьму!
Оставайся только в печке,
В старой лампе и на свечке! На панели перед домом —
Стол, и стулья, и кровать…
Отправляются к знакомым
Лена с мамой ночевать. Плачет девочка навзрыд,
А Кузьма ей говорит:
— Не зальёшь огня слезами,
Мы водою тушим пламя.
Будешь жить да поживать.
Только чур — не поджигать!
Вот тебе на память кошка.
Посуши ее немножко! Дело сделано. Отбой.
И опять по мостовой
Понеслись автомобили,
Затрубили, зазвонили,
Едет лестница, насос.
Вьётся пыль из-под колёс. Вот Кузьма в помятой каске.
Голова его в повязке.
Лоб в крови, подбитый глаз,-
Да ему не в первый раз.
Поработал он недаром —
Славно справился с пожаром!

С. Маршак

Кем быть?

У меня растут года,
будет и семнадцать.
Где работать мне тогда,
чем заниматься?
Нужные работники —
столяры и плотники!
Сработать мебель мудрено:
сначала
мы
берём бревно
и пилим доски
длинные и плоские.
Эти доски
вот так
зажимает
стол-верстак.
От работы
пила
раскалилась добела.
Из-под пилки
сыплются опилки.
Рубанок
в руки —
работа другая:
сучки, закорюки
рубанком стругаем.
Хороши стружки —
желтые игрушки.
А если
нужен шар нам
круглый очень,
на станке токарном
круглое точим.
Готовим понемножку
то ящик,
то ножку.
Сделали вот столько
стульев и столиков!Столяру хорошо,
а инженеру —
лучше,
я бы строить дом пошел,
пусть меня научат.
Я
сначала
начерчу
дом
такой,
какой хочу.
Самое главное,
чтоб было нарисовано
здание
славное,
живое словно.
Это будет
перед,
называется фасад.
Это
каждый разберет —
это ванна,
это сад.
План готов,
и вокруг
сто работ
на тыщу рук.
Упираются леса
в самые небеса.
Где трудна работка,
там
визжит лебедка;
подымает балки,
будто палки.
Перетащит кирпичи,
закаленные в печи.
По крыше выложили жесть.
И дом готов,
и крыша есть.
Хороший дом,
большущий дом
на все четыре стороны,
и заживут ребята в нем
удобно и просторно.Инженеру хорошо,
а доктору —
лучше,
я б детей лечить пошел,
пусть меня научат.
Я приеду к Пете,
я приеду к Поле.
— Здравствуйте, дети!
Кто у вас болен?
Как живете,
как животик? —
Погляжу
из очков
кончики язычков.
— Поставьте этот градусник
под мышку, детишки.-
И ставят дети радостно
градусник под мышки.
— Вам бы
очень хорошо
проглотить порошок
и микстуру
ложечкой
пить понемножечку.
Вам
в постельку лечь
поспать бы,
вам —
компрессик на живот,
и тогда
у вас
до свадьбы
все, конечно, заживет.Докторам хорошо,
а рабочим —
лучше,
я б в рабочие пошел,
пусть меня научат.
Вставай!
Иди!
Гудок зовет,
и мы приходим на завод.
Народа — уйма целая,
тысяча двести.
Чего один не сделает —
сделаем вместе,
Можем
железо
ножницами резать,
краном висящим
тяжести тащим;
молот паровой
гнет и рельсы травой.
Олово плавим,
машинами правим.
Работа всякого
нужна одинаково.
Я гайки делаю,
а ты
для гайки
делаешь винты.
И идет
работа всех
прямо в сборочный цех.
Болты,
лезьте
в дыры ровные,
части
вместе
сбей
огромные.
Там —
дым,
здесь —
гром.
Гро-
мим
весь
дом.
И вот
вылазит паровоз,
чтоб вас
и нас
и нес
и вез.На заводе хорошо,
а в трамвае —
лучше,
я б кондуктором пошел,
пусть меня научат.
Кондукторам
езда везде.
С большою сумкой кожаной
ему всегда,
ему весь день
в трамваях ездить можно.
— Большие и дети,
берите билетик,
билеты разные,
бери любые —
зеленые,
красные
и голубые.-
Ездим рельсами.
Окончилась рельса,
и слезли у леса мы,
садись
и грейся.Кондуктору хорошо,
а шоферу —
лучше,
я б в шоферы пошел,
пусть меня научат.
Фырчит машина скорая,
летит, скользя,
хороший шофер я —
сдержать нельзя.
Только скажите,
вам куда надо —
без рельсы
жителей
доставлю на дом.
Е-
дем,
ду-
дим:
«С пу-
ти
уй-
ди!»Быть шофером хорошо,
а летчиком —
лучше,
я бы в летчики пошел,
пусть меня научат.
Наливаю в бак бензин,
завожу пропеллер.
«В небеса, мотор, вези,
чтобы птицы пели».
Бояться не надо
ни дождя,
ни града.
Облетаю тучку,
тучку-летучку.
Белой чайкой паря,
полетел за моря.
Без разговору
облетаю гору.
«Вези, мотор,
чтоб нас довез
до звезд
и до луны,
хотя луна
и масса звёзд
совсем отдалены».Летчику хорошо,
а матросу —
лучше,
я б в матросы пошел,
пусть меня научат.
У меня на шапке лента,
на матроске
якоря.
Я проплавал это лето,
океаны покоря.
Напрасно, волны, скачете —
морской дорожкой
на реях и по мачте
карабкаюсь кошкой.
Сдавайся, ветер вьюжный,
сдавайся, буря скверная,
открою
полюс
Южный,
а Северный —
наверное.Книгу переворошив,
намотай себе на ус —
все работы хороши,
выбирай
на вкус!

В. Маяковский

Облетели во дворе
Все деревья наши.
Почему же на земле
Нет листвы опавшей? Кто привел в порядок двор –
Вывез листья, вымел сор?
Знает даже детвора:
Дворник нашего двора. Намело большой сугроб
Ночью под окошком.
А к утру через сугроб
Пролегла дорожка. Кто, проснувшись раньше всех,
Под окном расчистил снег?
Знает даже детвора:
Дворник нашего двора. На дорожках скользкий лёд.
Можно и разбиться.
По домам сидит народ,
Выходить боится. Кто с ведёрком и совком
Посыпает лёд песком?
Знает даже детвора:
Дворник нашего двора. Наступившая жара
За ночь не спадает.
Кто-то с самого утра
Клумбу поливает. Кто хлопочет летним днём,
И о ком сейчас поём?
Знает даже детвора:
Дворник нашего двора.

В. Капустина

Раньше все мальчики хотели быть космонавтами, а девочки учителями и врачами. Многое изменилось, но стихи про профессии для детей известных писателей-современников и творцов прошлого века пользуются любовью у деток и сегодня.

Герои сказок живут в стихах

Несколько веселых стихотворений и словно из сказки, возникают перед детками древние образы силача-кузнеца, известного на Руси кожемяки, мудрого гончара и веселого столяра. У таких удивительных людей из прошлого и дивные профессии. Ну, как еще рассказать о них деткам, как не при помощи добрых и ритмичных четверостиший. Вот так, просто можно учить историю и быт своих предшественников и развлекать неугомонного малыша.

Вы не успеете и глазом моргнуть, как мальчик, который еще вчера мечтал стать хакером, решит освоить профессию кожемяки или стрельца, а девочка начнет интересоваться основами вышивания или бисероплетения.

“Но, ведь это только игра”, — возразят многие. Да, игра, в которой малыш развивает свое мышление и логику. Подобных игр на ребенка ждет не мало, и рождаться они будут регулярно, после очередной порции веселых стихотворениях о профессиях.

Вдохновение деткам будут дарить произведения Сергея Михалкова, Агнии Барт

www.soliton56.ru

Кем быть? Маяковский стихи

Кем быть?  Маяковский стихи для детей читать

У меня растут года,
будет и семнадцать.
Где работать мне тогда,
чем заниматься?

Нужные работники —
столяры и плотники!
Сработать мебель мудрено:
сначала
мы
берем бревно
и пилим доски
длинные и плоские.
Эти доски
вот так
зажимает
стол-верстак.
От работы
пила
раскалилась добела.
Из-под пилки
сыплются опилки.
Рубанок
в руки —
работа другая:
сучки, закорюки
рубанком стругаем.
Хороши стружки —
желтые игрушки.
А если
нужен шар нам
круглый очень,
на станке токарном
круглое точим.
Готовим понемножку
то ящик,
то ножку.
Сделали вот столько
стульев и столиков!

Столяру хорошо,
а инженеру —
лучше,
я бы строить дом пошел,
пусть меня научат.
Я
сначала
начерчу
дом
такой,
какой хочу.
Самое главное,
чтоб было нарисовано
здание
славное,
живое словно.
Это будет
перёд,
называется фасад.
Это
каждый разберет —
это ванна,
это сад.
План готов,
и вокруг
сто работ
на тыщу рук.
Упираются леса
в самые небеса.
Где трудна работка,
там
визжит лебедка;
подымает балки,
будто палки.
Перетащит кирпичи,
закаленные в печи́.
По крыше выложили жесть.
И дом готов,
и крыша есть.
Хороший дом,
большущий дом
на все четыре стороны,
и заживут ребята в нем
удобно и просторно.

Инженеру хорошо,
а доктору —
лучше,
я б детей лечить пошел,
пусть меня научат.
Я приеду к Пете,
я приеду к Поле.
— Здравствуйте, дети!
Кто у вас болен?
Как живете,
как животик? —
Погляжу
из очков
кончики язычков.
— Поставьте этот градусник
под мышку, детишки. —
И ставят дети радостно
градусник под мышки.
— Вам бы
очень хорошо
проглотить порошок
и микстуру
ложечкой
пить понемножечку.
Вам
в постельку лечь
поспать бы,
вам —
компрессик на живот,
и тогда
у вас
до свадьбы
всё, конечно, заживет. —

Докторам хорошо,
а рабочим —
лучше,
я б в рабочие пошел,
пусть меня научат.
Вставай!
Иди!
Гудок зовет,
и мы приходим на завод.
Народа — уйма целая,
тысяча двести.
Чего один не сделает —
сделаем вместе.
Можем
железо
ножницами резать,
краном висящим
тяжести тащим;
молот паровой
гнет и рельсы травой.
Олово плавим,
машинами правим.
Работа всякого
нужна одинаково.
Я гайки делаю,
а ты
для гайки
делаешь винты.
И идет
работа всех
прямо в сборочный цех.
Болты,
лезьте
в дыры ровные,
части
вместе
сбей
огромные.
Там —
дым,
здесь —
гром.
Гро —
мим
весь
дом.
И вот
вылазит паровоз,
чтоб вас
и нас
и нес
и вез.

На заводе хорошо,
а в трамвае —
лучше,
я б кондуктором пошел,
пусть меня научат.
Кондукторам
езда везде.
С большою сумкой кожаной
ему всегда,
ему весь день
в трамваях ездить можно.
— Большие и дети,
берите билетик,
билеты разные,
бери любые —
зеленые,
красные
и голубые. —
Ездим рельсами.
Окончилась рельса,
и слезли у леса мы,
садись
и грейся.

Кондуктору хорошо,
а шоферу —
лучше,
я б в шоферы пошел,
пусть меня научат.
Фырчит машина скорая,
летит, скользя,
хороший шофер я —
сдержать нельзя.
Только скажите,
вам куда надо —
без рельсы
жителей
доставлю на дом.
Е —
дем,
ду —
дим:
«С пу —
ти
уй —
ди!»

Быть шофером хорошо,
а летчиком —
лучше,
я бы в летчики пошел,
пусть меня научат.
Наливаю в бак бензин,
завожу пропеллер.
«В небеса, мотор, вези,
чтобы птицы пели».
Бояться не надо
ни дождя,
ни града.
Облетаю тучку,
тучку-летучку.
Белой чайкой паря,
полетел за моря.
Без разговору
облетаю гору.
«Вези, мотор,
чтоб нас довез
до звезд
и до луны,
хотя луна
и масса звезд
совсем отдалены».

Летчику хорошо,
а матросу —
лучше,
я б в матросы пошел,
пусть меня научат.
У меня на шапке лента,
на матроске
якоря.
Я проплавал это лето,
океаны покоря.
Напрасно, волны, скачете —
морской дорожкой
на реях и по мачте,
карабкаюсь кошкой.
Сдавайся, ветер вьюжный,
сдавайся, буря скверная,
открою
полюс
Южный,
а Северный —
наверное.

Книгу переворошив,
намотай себе на ус —
все работы хороши,
выбирай
на вкус!

 

www.miloliza.com

Кем быть «Владимир Маяковский» читать стих

У меня растут года,
будет и семнадцать.
Где работать мне тогда,
чем заниматься?
Нужные работники —
столяры и плотники!
Сработать мебель мудрено:
сначала
мы
берём бревно
и пилим доски
длинные и плоские.
Эти доски
вот так
зажимает
стол-верстак.
От работы
пила
раскалилась добела.
Из-под пилки
сыплются опилки.
Рубанок
в руки —
работа другая:
сучки, закорюки
рубанком стругаем.
Хороши стружки —
желтые игрушки.
А если
нужен шар нам
круглый очень,
на станке токарном
круглое точим.
Готовим понемножку
то ящик,
то ножку.
Сделали вот столько
стульев и столиков!

Столяру хорошо,
а инженеру —
лучше,
я бы строить дом пошел,
пусть меня научат.
Я
сначала
начерчу
дом
такой,
какой хочу.
Самое главное,
чтоб было нарисовано
здание
славное,
живое словно.
Это будет
перед,
называется фасад.
Это
каждый разберет —
это ванна,
это сад.
План готов,
и вокруг
сто работ
на тыщу рук.
Упираются леса
в самые небеса.
Где трудна работка,
там
визжит лебедка;
подымает балки,
будто палки.
Перетащит кирпичи,
закаленные в печи.
По крыше выложили жесть.
И дом готов,
и крыша есть.
Хороший дом,
большущий дом
на все четыре стороны,
и заживут ребята в нем
удобно и просторно.

Инженеру хорошо,
а доктору —
лучше,
я б детей лечить пошел,
пусть меня научат.
Я приеду к Пете,
я приеду к Поле.
— Здравствуйте, дети!
Кто у вас болен?
Как живете,
как животик? —
Погляжу
из очков
кончики язычков.
— Поставьте этот градусник
под мышку, детишки.-
И ставят дети радостно
градусник под мышки.
— Вам бы
очень хорошо
проглотить порошок
и микстуру
ложечкой
пить понемножечку.
Вам
в постельку лечь
поспать бы,
вам —
компрессик на живот,
и тогда
у вас
до свадьбы
все, конечно, заживет.

Докторам хорошо,
а рабочим —
лучше,
я б в рабочие пошел,
пусть меня научат.
Вставай!
Иди!
Гудок зовет,
и мы приходим на завод.
Народа — уйма целая,
тысяча двести.
Чего один не сделает —
сделаем вместе,
Можем
железо
ножницами резать,
краном висящим
тяжести тащим;
молот паровой
гнет и рельсы травой.
Олово плавим,
машинами правим.
Работа всякого
нужна одинаково.
Я гайки делаю,
а ты
для гайки
делаешь винты.
И идет
работа всех
прямо в сборочный цех.
Болты,
лезьте
в дыры ровные,
части
вместе
сбей
огромные.
Там —
дым,
здесь —
гром.
Гро-
мим
весь
дом.
И вот
вылазит паровоз,
чтоб вас
и нас
и нес
и вез.

На заводе хорошо,
а в трамвае —
лучше,
я б кондуктором пошел,
пусть меня научат.
Кондукторам
езда везде.
С большою сумкой кожаной
ему всегда,
ему весь день
в трамваях ездить можно.
— Большие и дети,
берите билетик,
билеты разные,
бери любые —
зеленые,
красные
и голубые.-
Ездим рельсами.
Окончилась рельса,
и слезли у леса мы,
садись
и грейся.

Кондуктору хорошо,
а шоферу —
лучше,
я б в шоферы пошел,
пусть меня научат.
Фырчит машина скорая,
летит, скользя,
хороший шофер я —
сдержать нельзя.
Только скажите,
вам куда надо —
без рельсы
жителей
доставлю на дом.
Е-дем,
ду-дим:
«С пу-ти
уй-ди!»

Быть шофером хорошо,
а летчиком —
лучше,
я бы в летчики пошел,
пусть меня научат.
Наливаю в бак бензин,
завожу пропеллер.
«В небеса, мотор, вези,
чтобы птицы пели».
Бояться не надо
ни дождя,
ни града.
Облетаю тучку,
тучку-летучку.
Белой чайкой паря,
полетел за моря.
Без разговору
облетаю гору.
«Вези, мотор,
чтоб нас довез
до звезд
и до луны,
хотя луна
и масса звёзд
совсем отдалены».

Летчику хорошо,
а матросу —
лучше,
я б в матросы пошел,
пусть меня научат.
У меня на шапке лента,
на матроске
якоря.
Я проплавал это лето,
океаны покоря.
Напрасно, волны, скачете —
морской дорожкой
на реях и по мачте
карабкаюсь кошкой.
Сдавайся, ветер вьюжный,
сдавайся, буря скверная,
открою
полюс
Южный,
а Северный —
наверное.

Книгу переворошив,
намотай себе на ус —
все работы хороши,
выбирай
на вкус!

Предыдущий стих - Александр Аронов — Когда горело гетто Следующий стих - Владимир Высоцкий — Баллада о детстве Стихи этого поэта:

stihi.deti.guru

Стих Кем быть?

У меня растут года,
будет и семнадцать.
Где работать мне тогда,
чем заниматься?
Нужные работники —
столяры и плотники!
Сработать мебель мудрено:
сначала
мы
берем бревно
и пилим доски
длинные и плоские.
Эти доски
вот так
зажимает
стол-верстак.
От работы
пила
раскалилась добела.
Из-под пилки
сыплются опилки.
Рубанок
в руки —
работа другая:
сучки, закорюки
рубанком стругаем.
Хороши стружки —
желтые игрушки.
А если
нужен шар нам
круглый очень,
на станке токарном
круглое точим.
Готовим понемножку
то ящик,
то ножку.
Сделали вот столько
стульев и столиков!

Столяру хорошо,
а инженеру —
лучше,
я бы строить дом пошел,
пусть меня научат.
Я
сначала
начерчу
дом
такой,
какой хочу.
Самое главное,
чтоб было нарисовано
здание
славное,
живое словно.
Это будет
перед,
называется фасад.
Это
каждый разберет —
это ванна,
это сад.
План готов,
и вокруг
сто работ
на тыщу рук.
Упираются леса
в самые небеса.
Где трудна работка,
там
визжит лебедка;
подымает балки,
будто палки.
Перетащит кирпичи,
закаленные в печи.
По крыше выложили жесть.
И дом готов,
и крыша есть.
Хороший дом,
большущий дом
на все четыре стороны,
и заживут ребята в нем
удобно и просторно.

Инженеру хорошо,
а доктору —
лучше,
я б детей лечить пошел,
пусть меня научат.
Я приеду к Пете,
я приеду к Поле.
— Здравствуйте, дети!
Кто у вас болен?
Как живете,
как животик? —
Погляжу
из очков
кончики язычков.
— Поставьте этот градусник
под мышку, детишки. —
И ставят дети радостно
градусник под мышки.
— Вам бы
очень хорошо
проглотить порошок
и микстуру
ложечкой
пить понемножечку.
Вам
в постельку лечь
поспать бы,
вам —
компрессик на живот,
и тогда
у вас
до свадьбы
все, конечно, заживет.

Докторам хорошо,
а рабочим —
лучше,
я б в рабочие пошел,
пусть меня научат.
Вставай!
Иди!
Гудок зовет,
и мы приходим на завод.
Народа — уйма целая,
тысяча двести.
Чего один не сделает —
сделаем вместе,
Можем
железо
ножницами резать,
краном висящим
тяжести тащим;
молот паровой
гнет и рельсы травой.
Олово плавим,
машинами правим.
Работа всякого
нужна одинаково.
Я гайки делаю,
а ты
для гайки
делаешь винты.
И идет
работа всех
прямо в сборочный цех.
Болты,
лезьте
в дыры ровные,
части
вместе
сбей
огромные.
Там —
дым,
здесь —
гром.
Гро-
мим
весь
дом.
И вот
вылазит паровоз,
чтоб вас
и нас
и нес
и вез.

На заводе хорошо,
а в трамвае —
лучше,
я б кондуктором пошел,
пусть меня научат.
Кондукторам
езда везде.
С большою сумкой кожаной
ему всегда,
ему весь день
в трамваях ездить можно.
— Большие и дети,
берите билетик,
билеты разные,
бери любые —
зеленые,
красные
и голубые. —
Ездим рельсами.
Окончилась рельса,
и слезли у леса мы,
садись
и грейся.

Кондуктору хорошо,
а шоферу —
лучше,
я б в шоферы пошел,
пусть меня научат.
Фырчит машина скорая,
летит, скользя,
хороший шофер я —
сдержать нельзя.
Только скажите,
вам куда надо —
без рельсы
жителей
доставлю на дом.
Е-
дем,
ду-
дим:
«С пу-
ти
уй-
ди!»

Быть шофером хорошо,
а летчиком —
лучше,
я бы в летчики пошел,
пусть меня научат.
Наливаю в бак бензин,
завожу пропеллер.
«В небеса, мотор, вези,
чтобы птицы пели».
Бояться не надо
ни дождя,
ни града.
Облетаю тучку,
тучку-летучку.
Белой чайкой паря,
полетел за моря.
Без разговору
облетаю гору.
«Вези, мотор,
чтоб нас довез
до звезд
и до луны,
хотя луна
и масса звезд
совсем отдалены».

Летчику хорошо,
а матросу —
лучше,
я б в матросы пошел,
пусть меня научат.
У меня на шапке лента,
на матроске
якоря.
Я проплавал это лето,
океаны покоря.
Напрасно, волны, скачете —
морской дорожкой
на реях и по мачте
карабкаюсь кошкой.
Сдавайся, ветер вьюжный,
сдавайся, буря скверная,
открою
полюс
Южный,
а Северный —
наверное.

Книгу переворошив,
намотай себе на ус —
все работы хороши,
выбирай
на вкус!

kiddywood.ru

Кем быть — В. Маяковский — Стихи для детей

КЕМ БЫТЬ

Владимир Маяковский

У меня растут года,
будет и семнадцать.
Где работать мне тогда,
чем заниматься?
Нужные работники —
столяры и плотники!
Сработать мебель мудрено:
сначала
мы
берём бревно
и пилим доски
длинные и плоские.
Эти доски
вот так
зажимает
стол-верстак.
От работы
пила
раскалилась добела.
Из-под пилки
сыплются опилки.
Рубанок
в руки —
работа другая:
сучки, закорюки
рубанком стругаем.
Хороши стружки —
желтые игрушки.
А если
нужен шар нам
круглый очень,
на станке токарном
круглое точим.
Готовим понемножку
то ящик,
то ножку.
Сделали вот столько
стульев и столиков!

Столяру хорошо,
а инженеру —
лучше,
я бы строить дом пошел,
пусть меня научат.
Я
сначала
начерчу
дом
такой,
какой хочу.
Самое главное,
чтоб было нарисовано
здание
славное,
живое словно.
Это будет
перед,
называется фасад.
Это
каждый разберет —
это ванна,
это сад.
План готов,
и вокруг
сто работ
на тыщу рук.
Упираются леса
в самые небеса.
Где трудна работка,
там
визжит лебедка;
подымает балки,
будто палки.
Перетащит кирпичи,
закаленные в печи.
По крыше выложили жесть.
И дом готов,
и крыша есть.
Хороший дом,
большущий дом
на все четыре стороны,
и заживут ребята в нем
удобно и просторно.

Инженеру хорошо,
а доктору —
лучше,
я б детей лечить пошел,
пусть меня научат.
Я приеду к Пете,
я приеду к Поле.
— Здравствуйте, дети!
Кто у вас болен?
Как живете,
как животик? —
Погляжу
из очков
кончики язычков.
— Поставьте этот градусник
под мышку, детишки.-
И ставят дети радостно
градусник под мышки.
— Вам бы
очень хорошо
проглотить порошок
и микстуру
ложечкой
пить понемножечку.
Вам
в постельку лечь
поспать бы,
вам —
компрессик на живот,
и тогда
у вас
до свадьбы
все, конечно, заживет.

Докторам хорошо,
а рабочим —
лучше,
я б в рабочие пошел,
пусть меня научат.
Вставай!
Иди!
Гудок зовет,
и мы приходим на завод.
Народа — уйма целая,
тысяча двести.
Чего один не сделает —
сделаем вместе,
Можем
железо
ножницами резать,
краном висящим
тяжести тащим;
молот паровой
гнет и рельсы травой.
Олово плавим,
машинами правим.
Работа всякого
нужна одинаково.
Я гайки делаю,
а ты
для гайки
делаешь винты.
И идет
работа всех
прямо в сборочный цех.
Болты,
лезьте
в дыры ровные,
части
вместе
сбей
огромные.
Там —
дым,
здесь —
гром.
Гро-
мим
весь
дом.
И вот
вылазит паровоз,
чтоб вас
и нас
и нес
и вез.

На заводе хорошо,
а в трамвае —
лучше,
я б кондуктором пошел,
пусть меня научат.
Кондукторам
езда везде.
С большою сумкой кожаной
ему всегда,
ему весь день
в трамваях ездить можно.
— Большие и дети,
берите билетик,
билеты разные,
бери любые —
зеленые,
красные
и голубые.-
Ездим рельсами.
Окончилась рельса,
и слезли у леса мы,
садись
и грейся.

Кондуктору хорошо,
а шоферу —
лучше,
я б в шоферы пошел,
пусть меня научат.
Фырчит машина скорая,
летит, скользя,
хороший шофер я —
сдержать нельзя.
Только скажите,
вам куда надо —
без рельсы
жителей
доставлю на дом.
Е-дем,
ду-дим:
«С пу-ти
уй-ди!»

Быть шофером хорошо,
а летчиком —
лучше,
я бы в летчики пошел,
пусть меня научат.
Наливаю в бак бензин,
завожу пропеллер.
«В небеса, мотор, вези,
чтобы птицы пели».
Бояться не надо
ни дождя,
ни града.
Облетаю тучку,
тучку-летучку.
Белой чайкой паря,
полетел за моря.
Без разговору
облетаю гору.
«Вези, мотор,
чтоб нас довез
до звезд
и до луны,
хотя луна
и масса звёзд
совсем отдалены».

Летчику хорошо,
а матросу —
лучше,
я б в матросы пошел,
пусть меня научат.
У меня на шапке лента,
на матроске
якоря.
Я проплавал это лето,
океаны покоря.
Напрасно, волны, скачете —
морской дорожкой
на реях и по мачте
карабкаюсь кошкой.
Сдавайся, ветер вьюжный,
сдавайся, буря скверная,
открою
полюс
Южный,
а Северный —
наверное.

Книгу переворошив,
намотай себе на ус —
все работы хороши,
выбирай
на вкус!

papinsait.ru

Кем быть? — Владимир Маяковский, читать онлайн

У меня растут года,
будет и семнадцать.
Где работать мне тогда,
чем заниматься?

Нужные работники —
столяры и плотники!
Сработать мебель мудрено:
сначала
мы
берем бревно
и пилим доски
длинные и плоские.
Эти доски
вот так
зажимает
стол-верстак.
От работы
пила
раскалилась добела.
Из-под пилки
сыплются опилки.
Рубанок
в руки —
работа другая:
сучки, закорюки
рубанком стругаем.
Хороши стружки —
желтые игрушки.
А если
нужен шар нам
круглый очень,
на станке токарном
круглое точим.
Готовим понемножку
то ящик,
то ножку.
Сделали вот столько
стульев и столиков!

Столяру хорошо,
а инженеру —
лучше,
я бы строить дом пошел,
пусть меня научат.
Я
сначала
начерчу
дом
такой,
какой хочу.
Самое главное,
чтоб было нарисовано
здание
славное,
живое словно.
Это будет
перёд,
называется фасад.
Это
каждый разберет —
это ванна,
это сад.
План готов,
и вокруг
сто работ
на тыщу рук.
Упираются леса
в самые небеса.
Где трудна работка,
там
визжит лебедка;
подымает балки,
будто палки.
Перетащит кирпичи,
закаленные в печи́.
По крыше выложили жесть.
И дом готов,
и крыша есть.
Хороший дом,
большущий дом
на все четыре стороны,
и заживут ребята в нем
удобно и просторно.

Инженеру хорошо,
а доктору —
лучше,
я б детей лечить пошел,
пусть меня научат.
Я приеду к Пете,
я приеду к Поле.
— Здравствуйте, дети!
Кто у вас болен?
Как живете,
как животик? —
Погляжу
из очков
кончики язычков.
— Поставьте этот градусник
под мышку, детишки.—
И ставят дети радостно
градусник под мышки.
— Вам бы
очень хорошо
проглотить порошок
и микстуру
ложечкой
пить понемножечку.
Вам
в постельку лечь
поспать бы,
вам —
компрессик на живот,
и тогда
у вас
до свадьбы
всё, конечно, заживет.—

Докторам хорошо,
а рабочим —
лучше,
я б в рабочие пошел,
пусть меня научат.
Вставай!
Иди!
Гудок зовет,
и мы приходим на завод.
Народа — уйма целая,
тысяча двести.
Чего один не сделает —
сделаем вместе.
Можем
железо
ножницами резать,
краном висящим
тяжести тащим;
молот паровой
гнет и рельсы травой.
Олово плавим,
машинами правим.
Работа всякого
нужна одинаково.
Я гайки делаю,
а ты
для гайки
делаешь винты.
И идет
работа всех
прямо в сборочный цех.
Болты,
лезьте
в дыры ровные,
части
вместе
сбей
огромные.
Там —
дым,
здесь —
гром.
Гро-
мим
весь
дом.
И вот
вылазит паровоз,
чтоб вас
и нас
и нес
и вез.

vladimir-mayakovskiy.su

Маршак кем быть читать. «Кем быть?» В

У меня растут года,
будет и семнадцать.
Где работать мне тогда,
чем заниматься?
Нужные работники -
столяры и плотники!
Сработать мебель мудрено:
сначала
мы
берём бревно
и пилим доски
длинные и плоские.
Эти доски
вот так
зажимает
стол-верстак.
От работы
пила
раскалилась добела.
Из-под пилки
сыплются опилки.
Рубанок
в руки -
работа другая:
сучки, закорюки
рубанком стругаем.
Хороши стружки -
желтые игрушки.
А если
нужен шар нам
круглый очень,
на станке токарном
круглое точим.
Готовим понемножку
то ящик,
то ножку.
Сделали вот столько
стульев и столиков!

Столяру хорошо,
а инженеру -
лучше,
я бы строить дом пошел,
пусть меня научат.
Я
сначала
начерчу
дом
такой,
какой хочу.
Самое главное,
чтоб было нарисовано
здание
славное,
живое словно.
Это будет
перед,
называется фасад.
Это
каждый разберет -
это ванна,
это сад.
План готов,
и вокруг
сто работ
на тыщу рук.
Упираются леса
в самые небеса.
Где трудна работка,
там
визжит лебедка;
подымает балки,
будто палки.
Перетащит кирпичи,
закаленные в печи.
По крыше выложили жесть.
И дом готов,
и крыша есть.
Хороший дом,
большущий дом
на все четыре стороны,
и заживут ребята в нем
удобно и просторно.

Инженеру хорошо,
а доктору -
лучше,
я б детей лечить пошел,
пусть меня научат.
Я приеду к Пете,
я приеду к Поле.
- Здравствуйте, дети!
Кто у вас болен?
Как живете,
как животик? -
Погляжу
из очков
кончики язычков.
- Поставьте этот градусник
под мышку, детишки.-
И ставят дети радостно
градусник под мышки.
- Вам бы
очень хорошо
проглотить порошок
и микстуру
ложечкой
пить понемножечку.
Вам
в постельку лечь
поспать бы,
вам -
компрессик на живот,
и тогда
у вас
до свадьбы
все, конечно, заживет.

Докторам хорошо,
а рабочим -
лучше,
я б в рабочие пошел,
пусть меня научат.
Вставай!
Иди!
Гудок зовет,
и мы приходим на завод.
Народа - уйма целая,
тысяча двести.
Чего один не сделает -
сделаем вместе,
Можем
железо
ножницами резать,
краном висящим
тяжести тащим;
молот паровой
гнет и рельсы травой.
Олово плавим,
машинами правим.
Работа всякого
нужна одинаково.
Я гайки делаю,
а ты
для гайки
делаешь винты.
И идет
работа всех
прямо в сборочный цех.
Болты,
лезьте
в дыры ровные,
части
вместе
сбей
огромные.
Там -
дым,
здесь -
гром.
Гро-
мим
весь
дом.
И вот
вылазит паровоз,
чтоб вас
и нас
и нес
и вез.

На заводе хорошо,
а в трамвае -
лучше,
я б кондуктором пошел,
пусть меня научат.
Кондукторам
езда везде.
С большою сумкой кожаной
ему всегда,
ему весь день
в трамваях ездить можно.
- Большие и дети,
берите билетик,
билеты разные,
бери любые -
зеленые,
красные
и голубые.-
Ездим рельсами.
Окончилась рельса,
и слезли у леса мы,
садись
и грейся.

Кондуктору хорошо,
а шоферу -
лучше,
я б в шоферы пошел,
пусть меня научат.
Фырчит машина скорая,
летит, скользя,
хороший шофер я -
сдержать нельзя.
Только скажите,
вам куда надо -
без рельсы
жителей
доставлю на дом.
Е-дем,
ду-дим:
«С пу-ти
уй-ди!»

Быть шофером хорошо,
а летчиком -
лучше,
я бы в летчики пошел,
пусть меня научат.
Наливаю в бак бензин,
завожу пропеллер.
«В небеса, мотор, вези,
чтобы птицы пели».
Бояться не надо
ни дождя,
ни града.
Облетаю тучку,
тучку-летучку.
Белой чайкой паря,
полетел за моря.
Без разговору
облетаю гору.
«Вези, мотор,
чтоб нас довез
до звезд
и до луны,
хотя луна
и масса звёзд
совсем отдалены».

Летчику хорошо,
а матросу -
лучше,
я б в матросы пошел,
пусть меня научат.
У меня на шапке лента,
на матроске
якоря.
Я проплавал это лето,
океаны покоря.
Напрасно, волны, скачете -
морской дорожкой
на реях и по мачте
карабкаюсь кошкой.
Сдавайся, ветер вьюжный,
сдавайся, буря скверная,
открою
полюс
Южный,
а Северный -
наверное.

Книгу переворошив,
намотай себе на ус -
все работы хороши,
выбирай
на вкус!

У меня растут года,

будет и семнадцать.

Где работать мне тогда,

чем заниматься?

Нужные работники —

столяры и плотники!

Сработать мебель мудрено:

берем бревно

и пилим доски

длинные и плоские.

Эти доски

зажимает

стол-верстак.

От работы

раскалилась добела.

Из-под пилки

сыплются опилки.

работа другая:

сучки, закорюки

рубанком стругаем.

Хороши стружки —

желтые игрушки.

нужен шар нам

круглый очень,

на станке токарном

круглое точим.

Готовим понемножку

то ножку.

Сделали вот столько

стульев и столиков!

Столяру хорошо,

а инженеру —

я бы строить дом пошел,

пусть меня научат.

какой хочу.

Самое главное,

чтоб было нарисовано

живое словно.

Это будет —

называется фасад.

каждый разберет —

это ванна,

План готов,

сто работ

на тыщу рук.

Упираются леса

в самые небеса.

Где трудна работка,

визжит лебедка;

подымает балки,

будто палки.

Перетащит кирпичи,

закаленные в печ_и_.

По крыше выложили жесть.

И дом готов,

и крыша есть.

Хороший дом,

большущий дом

на все четыре стороны,

и заживут ребята в нем

удобно и просторно.

Инженеру хорошо,

а доктору —

я б детей лечить пошел,

пусть меня научат.

Я приеду к Пете,

я приеду к Поле.

— Здравствуйте, дети!

Кто у вас болен?

Как живете,

как животик? —

кончики язычков.

— Поставьте этот градусник

под мышку, детишки. —

И ставят дети радостно

градусник под мышки.

очень хорошо

проглотить порошок

и микстуру

ложечкой

пить понемножечку.

в постельку лечь

поспать бы,

компрессик на живот,

до свадьбы

всё, конечно, заживет. —

Докторам хорошо,

а рабочим —

я б в рабочие пошел,

пусть меня научат.

Гудок зовет,

и мы приходим на завод.

Народа — уйма целая,

тысяча двести.

Чего один не сделает —

сделаем вместе.

ножницами резать,

краном висящим

тяжести тащим;

молот паровой

гнет и рельсы травой.

Олово плавим,

машинами правим.

Работа всякого

нужна одинаково.

Я гайки делаю,

для гайки

делаешь винты.

работа всех

прямо в сборочный цех.

в дыры ровные,

огромные.

вылазит паровоз,

На заводе хорошо,

а в трамвае —

я б кондуктором пошел,

пусть меня научат.

Кондукторам

езда везде.

С большою сумкой кожаной

ему всегда,

ему весь день

в трамваях ездить можно.

— Большие и дети,

берите билетик,

билеты разные,

бери любые —

и голубые. —

Ездим рельсами.

Окончилась рельса,

и слезли у леса мы,

и грейся.

Кондуктору хорошо,

а шоферу —

я б в шоферы пошел,

пусть меня научат.

Фырчит машина скорая,

летит, скользя,

хороший шофер я —

сдержать нельзя.

Только скажите,

вам куда надо —

без рельсы

доставлю на дом.

Быть шофером хорошо,

а летчиком —

я бы в летчики пошел,

пусть меня научат.

Наливаю в бак бензин,

завожу пропеллер.

«В небеса, мотор, вези,

чтобы птицы пели».

Бояться не надо

ни дождя,

ни града.

Облетаю тучку,

тучку-летучку.

Белой чайкой паря,

полетел за моря.

Без разговору

облетаю гору.

«Вези, мотор,

чтоб нас довез

и до луны,

хотя луна

и масса звезд

совсем отдалены».

Летчику хорошо,

а матросу —

я б в матросы пошел,

пусть меня научат.

У меня на шапке лента,

на матроске

Я проплавал это лето,

океаны покоря.

Напрасно, волны, скачете —

морской дорожкой

на реях и по мачте,

карабкаюсь кошкой.

Сдавайся, ветер вьюжный,

сдавайся, буря скверная,

а Северный —

наверное.

Книгу переворошив,

намотай себе на ус —

все работы хороши,

М.-Л., ГИЗ, 1929. 24 с. c ил. Описано по хромолитографированной обложке. 21,7х17,5 см. Издано без титульного листа. Тираж 10000 экз. Цена 35 коп. Первое прижизненное издание. Одна из самых известных советских детских книг. Чрезвычайная редкость!

Написано не позднее первой половины июня 1928 г. С чтением этого стихотворения Маяковский выступал в Москве на празднике детской книги 11 июня 1928 г. В сентябре 1929 г. вышло отдельным изданием с рис. худ. Н. Шифрина. Всегда у детей XX века была популярна книга «Кем быть?» с иллюстрациями Ниссона Шифрина. В течение 1929-1932 гг. она переиздавалась ежегодно. Иллюстратор рассматривает здесь производственную тематику сквозь призму театральной, карнавальной эстетики. На каждом развороте он переодевает маленького героя в представителя той или иной профессии, вручает ему соответствующую «прозодежду» и инструменты. В поисках своего призвания ребенок попадает то в столярный цех, то в паровозное депо, то в кабинет врача, то на палубу корабля. Игровой метод знакомства с миром ремесел, безусловно, был близок и интересен детям. Но и эта работа не избежала строгой критики: «Если выдумка здесь интересна, то выполнение значительно слабее. Нельзя давать ребятам фиолетово-розового дефективного мальчишку с тупой физиономией, раздумывающего над вопросом о выборе профессии; нельзя, переодевая этого мальчишку, например, в доктора или в инженера, давать ему облик, „бывший в употреблен

www.soliton56.ru

Кем быть? — Маяковский Владимир Владимирович

КЕМ БЫТЬ?

У меня растут года,
будет и семнадцать.
Где работать мне тогда,
чем заниматься?
Нужные работники -
столяры и плотники!
Сработать мебель мудрено:
сначала
мы
берем бревно
и пилим доски
длинные и плоские.
Эти доски
вот так
зажимает
стол-верстак.
От работы
пила
раскалилась добела.
Из-под пилки
сыплютсяопилки.
Рубанок
в руки -
работа другая:
сучки, закорюки
рубанком стругаем.
Хороши стружки -
желтые игрушки.
А если
нужен шар нам
круглый очень,
на станке токарном
круглое точим.
Готовим понемножку
то ящик,
то ножку.
Сделали вот столько
стульев и столиков!

Столяру хорошо,
а инженеру -
лучше,
я бы строить дом пошел,
пусть меня научат.
Я
 сначала
начерчу
дом
такой,
какой хочу.
Самое главное,
чтоб было нарисовано
здание
славное,
живое словно.
Это будет
перед,
называется фасад.
Это
каждый разберет -
это ванна,
это сад.
План готов,
и вокруг
сто работ
на тыщу рук.
Упираются леса
в самые небеса.
Где трудна работка,
там
визжит лебедка;
подымает балки,
будто палки.
Перетащит кирпичи,
закаленные в печи.
По крыше выложили жесть.
И дом готов,
и крыша есть.
Хороший дом,
большущий дом
на все четыре стороны,
и заживут ребята в нем
удобно и просторно.

Инженеру хорошо,
а доктору -
лучше,
я б детей лечить пошел,
пусть меня научат.
Я приеду к Пете,
я приеду к Поле.
- Здравствуйте, дети!
Кто у вас болен?
Как живете,
как животик? -
Погляжу
из очков
кончики язычков.
- Поставьте этот градусник
под мышку, детишки.-
И ставят дети радостно
градусник под мышки.
- Вам бы
очень хорошо
проглотить порошок
и микстуру
ложечкой
пить понемножечку.
Вам
в постельку лечь
поспать бы,
вам -
компрессик на живот,
и тогда
у вас
до свадьбы
все, конечно, заживет.

Докторам хорошо,
а рабочим -
лучше,
я б в рабочие пошел,
пусть меня научат.
Вставай!
Иди!
Гудок зовет,
и мы приходим на завод.
Народа - уйма целая,
тысяча двести.
Чего один не сделает -
сделаем вместе,
Можем
железо
ножницами резать,
краном висящим
тяжести тащим;
молот паровой
гнет и рельсы травой.
Олово плавим,
машинами правим.
Работа всякого
нужна одинаково.
Я гайки делаю,
а ты
для гайки
делаешь винты.
И идет
работа всех
прямо в сборочный цех.
Болты,
лезьте
в дыры ровные,
части
вместе
сбей
огромные.
Там -
дым,
здесь -
гром.
Гро-
мим
весь
дом.
И вот
вылазит паровоз,
чтоб вас
и нас
и нес
и вез.

На заводе хорошо,
а в трамвае -
лучше,
я б кондуктором пошел,
пусть меня научат.
Кондукторам
езда везде.
С большою сумкой кожаной
ему всегда,
ему весь день
в трамваях ездить можно.
- Большие и дети,
берите билетик,
билеты разные,
бери любые -
зеленые,
красные
и голубые.-
Ездим рельсами.
Окончилась рельса,
и слезли у леса мы,
садись
и грейся.

Кондуктору хорошо,
а шоферу -
лучше,
я б в шоферы пошел,
пусть меня научат.
Фырчит машина скорая,
летит, скользя,
хороший шофер я -
сдержать нельзя.
Только скажите,
вам куда надо -
без рельсы
жителей
доставлю на дом.
Е-
  дем,
ду-
дим:
"С пу-
ти
уй-
ди!"

Быть шофером хорошо,
а летчиком -
лучше,
я бы в летчики пошел,
пусть меня научат.
Наливаю в бак бензин,
завожу пропеллер.
"В небеса, мотор, вези,
чтобы птицы пели".
Бояться не надо
ни дождя,
ни града.
Облетаю тучку,
тучку-летучку.
Белой чайкой паря,
полетел за моря.
Без разговору
облетаю гору.
"Вези, мотор,
чтобнас довез
до звезд
и до луны,
хотя луна
и масса звезд
совсем отдалены".

Летчику хорошо,
а матросу -
лучше,
я б в матросы пошел,
пусть меня научат.
У меня на шапке лента,
на матроске
якоря.
Я проплавал это лето,
океаны покоря.
Напрасно, волны, скачете -
морской дорожкой
на реях и по мачте
карабкаюсь кошкой.
Сдавайся, ветер вьюжный,
сдавайся, буря скверная,
открою
полюс
Южный,
а Северный -
наверное.

Книгу переворошив,
намотай себе на ус -
все работы хороши,
выбирай
на вкус!

 Владимир Маяковский стихи

scanpoetry.ru

Маршак Самуил Яковлевич — биография писателя, личная жизнь, фото, портреты, книги

По словам Корнея Чуковского, поэзия для Маршака была «страстной увлеченностью, даже одержимостью». Маршак не только писал стихи для детей и взрослых, но и переводил поэтов разных стран, участвовал в создании одного из первых детских театров Советского Союза и первого издательства для детей.

«Сочинять стихи я начал еще до того, как научился писать»

Самуил Маршак родился в 1887 году в Воронеже. Семья несколько раз переезжала, в 1900 году они надолго поселились в Острогожске. Здесь Маршак поступил в гимназию, здесь же начал писать свои первые произведения. «Сочинять стихи я начал еще до того, как научился писать», — вспоминал поэт. Увлеченный древнеримской и древнегреческой поэзией, Маршак уже в младших классах гимназии перевел поэму Горация «В ком спасение».

Когда отец будущего поэта, Яков Маршак, нашел работу в Петербурге, вся семья переехала в столицу. В Острогожске остались лишь Самуил Маршак и его младший брат: еврейское происхождение могло помешать поступлению в столичную гимназию. Маршак приезжал к родителям на каникулы. Во время одного из приездов он случайно познакомился с Владимиром Стасовым — известным критиком и искусствоведом. Стасов помог будущему поэту перевестись в петербургскую гимназию — одну из немногих, где после реформы образования преподавали древние языки.

«Познакомившись с моими стихами, Владимир Васильевич подарил мне целую библиотечку классиков, а во время наших встреч много рассказывал о своем знакомстве с Глинкой, Тургеневым, Герценом, Гончаровым, Львом Толстым, Мусоргским. Стасов был для меня как бы мостом чуть ли не в пушкинскую эпоху».

В гостях у Стасова Самуил Маршак знакомился с творческой интеллигенцией дореволюционного Петербурга — c композиторами и художниками, писателями и профессорами. В 1904 году критик представил Маршака Федору Шаляпину и Максиму Горькому. Через месяц Горький устроил его в ялтинскую гимназию: со времени переезда в Петербург Самуил Маршак часто болел. Следующий год молодой поэт жил на даче Пешковых под Ялтой. После революции 1905 года семья писателя уехала из Ялты за границу, и Маршак вернулся в Петербург.

Самуил Маршак. 1962 год. Фотография: aif.ru

Самуил Маршак. Фотография: s-marshak.ru

Самуил Маршак с детьми. Фотография: aif.ru

«Детский городок»

В 1911 году Самуил Маршак путешествовал по Турции, Греции, Сирии, Палестине. Поэт поехал в страны Средиземноморья как корреспондент петербургских изданий «Всеобщая газета» и «Синий журнал». Вернувшись из поездки, он написал цикл стихотворений «Палестина».

Шумят открытые харчевни,
Звучат напевы дальних стран,
Идет, качаясь, в город древний
За караваном караван.
Но пусть виденья жизни бренной
Закрыли прошлое, как дым,
Тысячелетья неизменны
Твои холмы, Иерусалим!
И будут склоны и долины
Хранить здесь память старины,
Когда последние руины
Падут, веками сметены.

В поездке Самуил Маршак познакомился со своей будущей женой Софьей Мильвидской. Вскоре после свадьбы молодые супруги поехали в Англию — учиться в Лондонском университете.

«Пожалуй, больше всего подружила меня с английской поэзией университетская библиотека. В тесных, сплошь заставленных шкафами комнатах, откуда открывался вид на деловитую, кишевшую баржами и пароходами Темзу, я впервые узнал то, что переводил впоследствии, — сонеты Шекспира, стихи Вильяма Блейка, Роберта Бернса, Джона Китса, Роберта Браунинга, Киплинга».

Во время каникул они путешествовали по Англии, поэт изучал английский фольклор и переводил баллады. Он писал: «Переводил я не по заказу, а по любви — так же, как писал собственные лирические стихи».

Самуил Маршак и Карпис Суренян. Фотография: krisphoto.ru

Писатель Самуил Маршак, художник Петр Кончаловский и актер Соломон Михоэлс. 1940 год. Фотография: aif.ru

Самуил Маршак и Александр Твардовский. Фотография: smolensklib.ru

В 1914 году Самуил Маршак вернулся в Россию. Он публиковал свои переводы в журналах «Северные записки» и «Русская мысль». В военные годы семья часто переезжала с места на место, а после революции Маршаки осели в Екатеринодаре (сегодня — Краснодар): там служил отец поэта.

В 1920 году краснодарские писатели, художники и композиторы, среди которых был и Маршак, организовали один из первых в стране театр для детей. Скоро он превратился в «Детский городок» с садиком, школой, библиотекой и кружками.

«Раздвигается занавес. Мы готовы к тому, что Петрушка потянет детей к себе поближе — к ширме. Самуил Яковлевич — главный «ответственный» за этот момент — чувствует, что минута настала, что вот-вот дети поднимутся и побегут к ширме и этим сорвут ход действия. И тогда он встает и делает, привлекая к себе внимание, озорной жест — дескать, пойдем поближе, но тихо и молча. Петрушка вовлекает ребят в общую игру. Все зрители и актеры сливаются воедино. Хохот стоит могучий, фантазия детей разгорается. Все — всамделишное! Всем понятное!»

«Другая литература»

В 1920-х годах Самуил Маршак с семьей вернулся в Петербург. Вместе с ученым-фольклористом Ольгой Капицей он руководил студией детских писателей в Институте дошкольного образования. Маршак начал писать свои первые поэтические сказки — «Пожар», «Почта», «Сказка о глупом мышонке» — и переводить английский детский фольклор.

Поэт стал фактическим редактором одного из первых советских журналов для детей — «Воробей» (позже он стал называться «Новый Робинзон»). Журнал рассказывал о природе, технических достижениях тех лет и предлагал юным читателям ответы на множество вопросов. В издании выходила постоянная рубрика — «Бродячий фотограф» Бориса Житкова, «Лесная газета» Виталия Бианки, «В Лаборатории «Нового Робинзона» М. Ильина (Ильи Маршака, работавшего под псевдонимом). В одной из первых редакционных статей говорилось: «Волшебной сказкою, феями, эльфами и королями не заинтересуешь современного ребенка. Ему нужна другая литература — литература реалистическая, литература, черпающая свой источник из жизни, зовущая к жизни». В 30-х годах Самуил Маршак вместе с Максимом Горьким создал первое Издательство детской литературы (Детиздат).

В 1938 году поэт переехал в Москву. В годы Советско-финской и Великой Отечественной войн поэт сотрудничал с газетами: писал эпиграммы и политические памфлеты. За стихотворные подписи к плакатам и карикатурам в 1942 году Самуил Маршак получил первую Сталинскую премию.

Обложка книги Самуила Маршака «Кошкин дом». Художник Юрий Васнецов. Издательство «Мелик-Пашаев». 2016 год

Обложка книги Самуила Маршака «Быль-небылица». Художник Адриан Ермолаев. Издательство «Детская литература». 1972 год

Обложка книги Самуила Маршака «Двенадцать месяцев». Художник Нина Носкович. Издательство «Художественная литература». 1968 год

Обложка книги Самуила Маршака «Умные вещи». Художник Май Митурич. Издательство «Детская литература». 1966 год

В послевоенные годы вышли книги его стихов — «Почта военная», «Быль-небылица», энциклопедия в стихах «От А до Я». В театрах для детей ставили спектакли по произведениям Маршака «Двенадцать месяцев», «Кошкин дом», «Умные вещи».

В 1950-х годах Самуил Маршак путешествовал по Англии, он переводил сонеты Уильяма Шекспира, стихи Редьярда Киплинга, Джорджа Байрона, Перси Биши Шелли, произведения Алана Милна и Джанни Родари. За перевод шотландского поэта Роберта Бернса Самуил Маршак получил звание почетного гражданина Шотландии.

В 1963 году вышла последняя книга Самуила Маршака — «Избранная лирика». Писатель умер в Москве в 1964 году. Он похоронен на Новодевичьем кладбище.

www.culture.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.