Июнь россия воскресенье стих


Стихи о начале войны | Ветеран военной службы

22 ИЮНЯ 1941 ГОДА

Степан Щипачев

Казалось, было холодно цветам,
и от росы они слегка поблёкли.
Зарю, что шла по травам и кустам,
обшарили немецкие бинокли.

Цветок, в росинках весь, к цветку приник,
и пограничник протянул к ним руки.
А немцы, кончив кофе пить, в тот миг
влезали в танки, закрывали люки.

Такою все дышало тишиной,
что вся земля еще спала, казалось.
Кто знал, что между миром и войной
всего каких-то пять минут осталось!

Я о другом не пел бы ни о чем,
а славил бы всю жизнь свою дорогу,
когда б армейским скромным трубачом
я эти пять минут трубил тревогу.

Тот самый длинный день в году

К. Симонов

Тот самый длинный день в году
С его безоблачной погодой
Нам выдал общую беду
На всех, на все четыре года.
Она такой вдавила след
И стольких наземь положила,
Что двадцать лет и тридцать лет
Живым не верится, что живы.
И к мертвым выправив билет,
Всё едет кто-нибудь из близких
И время добавляет в списки
Еще кого-то, кого-то нет…

22 июня

Д. Попов

Июнь. Россия. Воскресенье.
Рассвет в объятьях тишины.
Осталось хрупкое мгновенье
До первых выстрелов войны.

Через секунду мир взорвётся,
Смерть поведёт парад-алле,
И навсегда погаснет солнце
Для миллионов на земле.

Безумный шквал огня и стали
Не повернётся сам назад.
Два «супербога»: Гитлер – Сталин,
А между ними страшный ад.

Июнь. Россия. Воскресенье.
Страна на грани: быть не быть…
И это жуткое мгновенье
Нам никогда не позабыть…

22 июня 1941 года
Мирон Карпенко

Прошла зелёная весна
И лето солнышком пригрело
Как слово страшное, война!
Кровавой болью прогремело

Нарушив клятву договора
Фашизм, коричневой чумой
Калеча мирные просторы
Нес смерть, со свастикой кривой

Ввалившись смертоносной лавой
Где небо слилося с землёй
Все пограничные заставы
Здесь встали каменной стеной

Кто, первый день войны проштрафил?
Кто, самолёты сделал ломом?
Бомбили асы из «люфтваффе»
Аэродром за аэродромом

Кто, нам ответит за те жизни?
За тех людей, людей из «стали»
Кто под копытами фашизма
Погибли, но не отступали

Кто до последней капли крови
Рубеж отчизны защищали
Давайте вспомним добрым словом
Сынов, что смертью храбрых пали.

22 июня 1941 года

Мирон Карпенко
Вздыхает ночь, блистает звезд краса,
Кругом сияют радостные лица,
Влюбленных пар густая вереница
Взирает беззаботно в небеса…

Мечты, минуты жарких объяснений,
Прощенья, оправдания, восторг,
Советы тех, кто в жизни знает толк,
Уроки предыдущих поколений…

Не думали, не ведали, не ждали,
Что с треском разорвутся небеса,
Ослепнут в смерче огненном глаза,
Обуглятся березовые дали.

От взрывов содрогнутся недра гор,
В крови невинной речка захлебнется,
И нить счастливых жизней оборвется,
Испуганно замолкнет птичий хор.

От свастик почернеет белый свет,
От воплей встанет дыбом лес дремучий,
И скользкий гад коричневый, ползучий
Кольцом сожмет теченье зим и лет.

Кого-то смерть сразит в родных краях,
Кого-то пуля встретит на чужбине,
Кому-то повезет, но будет ныне
Влачить свой путь на черных сухарях.

Бледнеет ночь, тускнеют звезд глаза,
Но светятся доверчивые лица:
Влюбленных пар густая вереница
Не знает, что приблизилась гроза.

22 июня

В. Шефнер

Не танцуйте сегодня, не пойте.
В предвечерний задумчивый час
Молчаливо у окон постойте,
Вспомяните погибших за нас.

Там, в толпе, средь любимых, влюблённых,
Средь весёлых и крепких ребят,
Чьи-то тени в пилотках зелёных
На окраины молча спешат.

Им нельзя задержаться, остаться –
Их берёт этот день навсегда,
На путях сортировочных станций
Им разлуку трубят поезда.

Окликать их и звать их – напрасно,
Не промолвят ни слова в ответ,
Но с улыбкою грустной и ясной
Поглядите им пристально вслед.

Той первой ночью

Н. Браун

Ещё той ночью игры снились детям,
Но грозным рёвом, не пустой игрой,
Ночное небо взрезав на рассвете,
Шли самолёты на восток.
Их строй

Нёс, притаясь, начало новой ноты,
Что, дирижёрским замыслам верна,
Зловещим визгом первого полёта
Начнёт запев по имени — война.

Но дирижер не знал, что в этом звуке,
Где песнь Победы чудилась ему,
Звучат народа собственного муки,
Хрипит Берлин, поверженный в дыму.

Той первой ночью, в ранний час рассвета,
Спала земля в колосьях и цветах,
И столько было света,
Столько цвета,
Что снились разве только в детских снах.

Той ночью птицы еле начинали
Сквозь дрёму трогать флейты и смычки,
Не ведая, что клювы хищной стаи
Идут, уже совсем недалеки.

Там где-то стон растоптанной Европы,
А здесь заставы день и ночь не спят.
Притих в лазурной дымке Севастополь.
Притих под белой ночью Ленинград.

Штыки постов глядятся в воды Буга.
Ещё России даль объята сном…
Но первой бомбы вой коснулся слуха,
И первый гром — и первый рухнул дом.

И первый вопль из детской колыбели,
И материнский, первый, страшный крик,
И стук сердец, что сразу очерствели
И шли в огонь, на гибель, напрямик.

И встал в ту ночь великий щит народа
И принял в грудь ударов первый шквал,
Чтоб год за годом, все четыре года,
Не утихал сплошной девятый вал…

… Всё отошло. Заволоклось туманом.
И подняла Победа два крыла.
Но эта ночь, как штыковая рана,
Навек мне сердце болью обожгла.

До свидания, мальчики!

Б. Окуджава

Ах война, что ж ты сделала подлая:
Стали тихими наши дворы,
Наши мальчики головы подняли,
Повзрослели они до поры,

На пороге едва помаячили
И ушли за солдатом – солдат…
До свидания мальчики! Мальчики,
Постарайтесь вернуться назад

Нет, не прячьтесь, вы будьте высокими
Не жалейте ни пуль, ни гранат,
И себя не щадите вы, и все-таки
Постарайтесь вернуться назад.

Ах война что ж ты подлая сделала:
Вместо свадеб – разлуки и дым.
Наши девочки платьица белые
Раздарили сестренкам своим.

Сапоги – ну куда от них денешься?
Да зеленые крылья погон…
Вы наплюйте на сплетников, девочки,
Мы сведем с ними счеты потом.

Пусть болтают, что верить вам не во что,
Что идете войной наугад…
До свидания, девочки! Девочки,
Постарайтесь вернуться назад.

Довоенный вальс

Феликс Лаубе

Мирное небо над крепостью Бреста,
В тесной квартире счастливые лица.
Вальс. Политрук приглашает невесту,
Новенький кубик блестит на петлице.

А за окном, за окном красота новолунья,
Шепчутся с Бугом плакучие ивы.
Год сорок первый, начало июня.
Все ещё живы, все ещё живы,
Все ещё живы, все, все, все.

Смотрит на Невском с афиши Утёсов,
В кинотеатрах идёт «Волга-Волга».
Снова Кронштадт провожает матросов:
Будет учебным поход их недолго.

А за кормой, за кормой белой ночи раздумье,
Кружатся чайки над Финским заливом.
Год сорок первый, начало июня.
Все ещё живы, все ещё живы,
Все ещё живы, все, все, все.

Мимо фасада Большого театра
Мчатся на отдых, трезвоня, трамваи.
В классах десятых экзамены завтра,
Вечный огонь у Кремля не пылает.

Всё впереди, всё пока, всё пока накануне:
Двадцать рассветов осталось счастливых:
Год сорок первый, начало июня.
Все ещё живы, все ещё живы,
Все ещё живы, все, все, все.

Вальс довоенный напомнил о многом,
Вальс воскресил дорогие нам лица,
С кем нас свела фронтовая дорога,
С кем навсегда нам пришлось разлучиться.

Годы прошли, и опять за окном тихий вечер.
Смотрят с портретов друзья молчаливо.
В памяти нашей сегодня и вечно
Все они живы, все они живы,
Все они живы, все, все, все…

Стяг Брестской крепости

Степан Гаврусев

Не раз,
Не второй
И не сотый
От крепости немец отбит.
Уже как пчелиные соты
Все стены, а крепость — стоит.
Ну, кто там, ну, кто там остался?
Форты разбомбили дотла
И доты…
А стяг не шатался,
А стяг не окутала мгла!

Убьет знаменосца осколком,
Но стяг подымает другой.
Полотнище алого шелка
Пылает над Бугом-рекой.
Но кровью горячею рдели
Все новые раны на нем.
Ряды знаменосцев редели
Под шквальным
кинжальным огнем.

И шли напролом самоходки,
Горели земля и кусты…
Бинтов не хватало —
обмотки
Пришлось разорвать на бинты.
Воды — по глоточку,
Но каждый «Максиму» ее отдаст,
Чтоб не задохнулся от жажды,
Чтоб жил,
Чтоб служил
Пулемет.

Пусть сил не хватает поправить
Повязку и кровь утереть,
Пока есть патроны —
не вправе
Никто из бойцов умереть.
А тучка плывет над лесами…
Эх, если б свернула сюда!
Патроны взрываются сами
В стволе…
Докипела вода…

А где-то колышутся вишни,
И птицы поют на вербе…
Патроны последние вышли,
А самый последний —
себе.
Последний защитник свалился,
Упал на лафет
и — замолк.
И тихо над ним опустился
Пробитый осколками Шелк.

Но только земли он коснулся —
От кожуха вспыхнул огнем
И в дымное небо рванулся.
А враг
налетел вороньем.
И огненный стяг сапогами
Тупыми хотел затоптать,
Но это высокое пламя
Ему никогда не достать.
Куражится черная стая,
Но ей не сносить головы!
Полотнище — Ширь небокрая,
А древко — До самой Москвы!
Сомкнулись зеленые кроны
Над теми,
кто в смертном бою
Но жизнь сохранял,
а патроны
И верил
в победу свою.

Перевод с белорусского В. Тараса

22 июня 

Татьяна Лаврова — Волгоград

В тот страшный день земля рванула в небо.
От грохота застыла в жилах кровь.
Июнь цветастый сразу канул в небыль,
И смерть, вдруг, оттеснила жизнь, любовь.

Надели гимнастёрки и шинели
Вчерашние  мальчишки – цвет страны.
Девчонки на прощанье песни пели,
Желали выжить в грозный час войны.

Война, как ком, катилась по дорогам,
Неся разруху, голод, смерть и боль.
Осталось их в живых совсем немного,
Принявших первый, самый страшный бой!

В атаку шли за правду, за Отчизну,
За мир, за мать с отцом, за добрый дом.
Чтоб защитить от ужасов фашизма
Права на жизнь, что рушилась кругом.

Сирень, гвоздики, нежные тюльпаны…
Начало лета, жизнь вокруг кипит.
Жива любовь, зарубцевались раны,
Но этот день июня не забыт!

Я хочу…

Снежана Пилипчак

Я так хочу чтоб не было войны,
Чтобы сирот однажды всех забрали,
И чтоб ни за что Отечества сыны,
Друг с другом никогда не воевали!

Я так хочу без кризисов и лжи,
Без обвала биржи, зла и ипотеки,
Чтобы пропали воровство, убийства, грабежи,
И чтоб не загрязнялись все моря и реки!

Я так хочу сердца свободные от боли,
Я так хочу удачи в каждый дом,
Чтоб люди все свои пороки побороли
И души их наполнились свободой и теплом!

Вам кажется я многого хочу?
Пожалуй, соглашусь я с вами,
Но в сердце у себя зажгу свечу,
И буду наполнять ее надеждой и мечтами!

Поделиться ссылкой:

Похожее

xn-----6kcgbcsadl5azudand1a4ag0b9n.xn--p1ai

Июнь Россия Воскресенье - Афоризмо.ru

1. — Ольга Александровна Костина.

2. Д. Попов «Июнь. Россия. Воскресенье» читает Татьяна Карпова

Если Вам понравилось видео — поделись с друзьями:

Поделиться на Facebook

Поделиться в ВК

Поделиться в ОК

Поделиться в Telegram

3. » на сайте всероссийского литературного проекта Страна Читающая.

4. Осталось хрупкое мгновенье До первых выстрелов войны. 5. Июнь. Россия. Воскресенье. / Рассвет в объятьях тишины. / Ос

6. Ребятам рассказали о жизни нашего народа в годы Великой Отечественной войны на примере героизма солдат.

7. Портал предоставляет авторам возможность свободной публикации и обсуждения произведений современной поэзии.

8. 2 Общественно-политическая газета Гатчинского муниципального района Издается с 15 мая 1931 года.

9. 22 июня день памяти и скорби — стихи о начале войны для детей школьников.

10. Лучший ответ про июнь россия воскресенье дан 03 мая.

11. Июнь. Россия. Воскресенье. / Рассвет в объятьях тишины. / Ос

12. Ответов: 1 ✅ ✅ на вопрос ➜ Анализ стихотворения Июнь Россия.

13. Здесь можно скачать Июнь Россия Воскресенье бесплатно и слушать онлайн музыку в формате mp3.

14. Бесплатное прослушивание музыки на Музыка Mail.

15. Скачать Июнь Россия Воскресенье слушать онлайн.

16. Этот день — для всей России важный.

17. Июнь. Россия. Воскресенье. / Рассвет в объятьях тишины. / Ос

18. Главное, чтобы современные молодежь и дети знали о том, что а словами Россия и русский стоят Украина и Белоруссия, — Июнь.

19. Отчетов о таких коротких автопутешествиях я еще никогда не писал: 1 день и каких-то 75 километров от дома до дома.

20. Международный хостинг провайдер Timeweb помогает множеству пользователей осваивать сеть Интернет и достигать своих целей за счет различного вида.

21. Page=5&year=2011;Знаменательный день июня 2011 — воскресенье День независимости России.

22. 32 по московскому времени в прямом эфире программы «Вести недели» был остановлен.

23. Июнь. Россия. Воскресенье. / Рассвет в объятьях тишины. / Ос

24. Через секунду мир взорвётся, Смерть поведёт парад-алл.

25. Рассвет в объятьях тишины.

26. Подойдут детям в школе, для конкурса чтецов, помогут лучше узнать то страшное время.

27. Семь Дней № 24 июнь 2019 читать журнал онлайн бесплатно

28. Скачать: литературная композиция, посвящённая 22 июня.

29. Несколько лет назад в нашей стране зародилась традиция проводить в канун 22 июня, дня начала Великой Отечественной войны, Тамбовская.

30. Воскресенье… Нам никогда не позабыть» 76 лет со дня начала Великой Отечественной войны.

31. Стихи о Великой Отечественной войне 1941-1945 годов к 9 мая — Дню Победы.

32. В пятницу представители сферы здравоохранения принимали поздравления в Севастопольском центре.

33. Июнь. Россия. Воскресенье. / Рассвет в объятьях тишины. / Ос

34. Новости Гатчины и гатчинского района, нормативно-правовые акты поселений гатчинского района, афиша, справочник предприятий гатчинского района.

35. Акция

36. Новости города, афиша событий, видео.

38. Нажми, 👆 чтобы увидеть ответ на свой вопрос ✍️: Помогите пожалуйста.

39. Стих июнь россия воскресенье.

40. Пастернак Никого не будет в доме.

41. Попов написал, вроде Люди никогда не должны забывать и не забудут 'жуткого мгновенья ' начала войны, которая принесла столько страданий, горя и. 42. Июнь. Россия. Воскресенье. / Рассвет в объятьях тишины. / Ос
43. Слушать онлайн или скачать бесплатно на телефон, андроид, айпад или айфон вы можете на сайте mp3pirat. 44. Акция
45. Художник Палачев Вячеслав Николаевич. Часть 1. Деревенское л
46. Июнь. Россия. Воскресенье. / Рассвет в объятьях тишины. / Ос

47. Труженник тыла Великой Отечественной войны, капитан милиции в отставке Николай Васильевич Пятницких и кадет школы № 1 г.

aforismo.ru

Начало войны. 22 июня. Стихи - Страница 3 из 6

22 июня
Д. ПоповИюнь. Россия. Воскресенье.
Рассвет в объятьях тишины.
Осталось хрупкое мгновенье
До первых выстрелов войны.

Через секунду мир взорвётся,
Смерть поведёт парад-алле,
И навсегда погаснет солнце
Для миллионов на земле.

Безумный шквал огня и стали
Не повернётся сам назад.
Два «супербога»: Гитлер – Сталин,
А между ними страшный ад.

Июнь. Россия. Воскресенье.
Страна на грани: быть не быть…
И это жуткое мгновенье
Нам никогда не позабыть…


Тот рассвет
Владимир Архангельский

В который раз я вижу тот рассвет –
Прекрасный и невинный, как невеста…
И матери моей всего семнадцать лет
И дышат жизнью все солдаты Бреста.

В который раз я вижу тот рассвет
В кино, с телеэкрана, в строгой книге…
Меня тогда «в проекте» даже нет,
Но жизнь моя сокрыта в этом миге.

В который раз я вижу тот рассвет,
Расстрелянный стервятником кровавым.
О, сколько в нём истерзанных невест,
Вовек неназванных священным
словом мама!

Начало Великой Отечественной войны 22 июня 1941год
Тамара Михайлова

Двдцать второго июня,
объявлена эта война.
К нам ворвалось много горя,
Нарушена тишина.

От советского информ бюро,
звучало горе,подлость,зло.
Магазины опустели.
Лица наши посерели.

Я до смерти не забуду,
этот самый жуткий день.
День начала страшных бед.
И потери без побед.

Немцы шли и наступали.
Города всё занимали.
Издевались,убивали.
Только жертвы мы считали.

Мы верили,что Армия сильна.
Что скоро прекратиться,
эта страшная война.
Все верили,и в том была вина.

Идти нам в школу приказали,
в эвакуацию послали.
Проехали мы может час,
когда бомбить всех стали нас.

От поезда мы убижали,
и поезд больше не видали.
От страха быстро я бежала,
и много мёртвых там видала.

По рельсам в Ленинград пошла.
И очень,очень долго шла.
В деревни часто заходила,
и милостыню я просила.

Рассказу верили,не обижали,
а лишь картофину давали.
Ноги выли и гудели.
Отдохнуть они хотели.

До трамвая я дошла,
была просто не жива.
А добравшись так домой,
была просто не живой.

С сентября пошла блокада.
900 блокадных дней.
Это самый страшный голод,
в жизни горестной моей.

Война 41 года
В. Снегирев

Пропахшие порохом тучи неслись,
Пролившись свинцом с небосвода.
«Ни шагу назад… И ни пяди земли…»
– Касается каждого взвода.

Но Киев захвачен, в кольце Ленинград,
Бои – на пороге столицы:
Бессонные ночи, кровавый закат,
Суровые, скорбные лица.

Часы отступлений, как вы нелегки!
Ведь каждый считал – он виновен…
И только на Волге, у кромки реки,
Был враг, наконец, остановлен.

А дальше – сраженья и ночью, и днем
За каждую русскую хату.
Приказ был: – на Запад, под шквальным огнем,
Всё было под силу солдату.

Свобода тому лишь до гроба верна,
Кто предан идее народа.
Священная шла, мировая война, –
Война сорок первого года.

22 июня или начало Священной войны
Владислав Амелин

Война по душам нашим всем прошлась…
Оставила в сердцах печаль и горечь…
С войны мать сына, так не дождалась…
Фашистская пришла на Землю пошесть…

Июнь запомнит первый день войны…
Он помнит, как пылал великий Киев…
В неравной схватке гинули сыны…
Враг был, как волк голодный ненасытен…

Не обминула никого война…
Горели сёла, города и хаты…
И — это было общая беда…
Шли воевать тогда не за награды…

У каждого к фашистам свой был счёт…
Кто потерял, отца кто дочь, кто сына…
На силу гневом отвечал народ…
И в этом была вся страна едина…

Нам даты этой кровной не забыть…
Страшнее нет июньской этой даты…
Война нас научила Мир ценить…
Победе этой, как никто мы рады

22 июня
Владислав АмелинШестьдесят девять лет когда-то…
Враг напал на нас…
Вся в руинах стала хата…
Жуткий был тот час…

Враг был сильный и коварный…
Смерть принёс нам всем…
Хищный был и кровожадный…
Крови он хотел…

Вся Европа уже пала…
Победил враг всех…
Ведь ему всё было мало…
Малость не успел…

Не успел напиться крови…
Победить не смог…
Хоть погибших было сотни…
Выдохся он сдох…

Дал народ отпор советский…
Ждал фашистов крах…
Свет познал финал помпезный…
Был повержен враг

 

22 июня 1941 года. Война.
Валерий Мамаев

Война пришла в одно мгновение,
Как будто снился страшнвй сон.
Случилось бед поползновение,
Чтоб нанести стране урон.

Земля горела под ногами,
И содрогалася от бомб,
И враг бодал страну рогами,
Образовав в развитии тромб.

Коварство замысла фашиста,
Повергло общество в печаль.
В сердцах народа было чисто,
И дух был прочен, будто сталь.

Народ сплотился воедино,
И стал стеной против врага,
Единство наций, как дружина,
Врагу обрезала рога.

Триумф дошел до стен Берлина,
И красный флаг воздал позор.
Фашист пошел на исполина,
Судьбе своей наперекор.

У стен Кремля бросали стяги,
Орды поверженных врагов.
И рейх не взял, земли, ни пяди,
Оставив след лишь сапогов.

Когда народ беда толкает,
Врагам он кажется не милым.
Он в суть проблемы так вникает,
Что ниц падут любые силы.

В поход!
С. Маршак.24 июня 1941 года

Вместе весна и лето
Нынче гостят в Москве.
Сколько рассеяно света
В тучах и в синеве!

Мирно Москва проснулась
В этот июньский день.
Только что развернулась
В скверах ее сирень.

Мчались мотоциклетки,
Била их частая дрожь.
В сетках мячи и ракетки
В парки несла молодежь.

Радуясь лету и миру,
Утро встречала Москва.
Вдруг разнеслись по эфиру
Памятные слова.

Голос уверенно строгий
Сразу узнала страна.
Утром у нас на пороге
заполыхала война!

Недруг лихой, вероломный
Встал у советских ворот.
Тучей угрюмой и темной
К нашему солнцу плывет.

Разом, в одно мгновенье
Все изменилось кругом.
Юноша в майке весенней
Смотрит суровым бойцом.

Девушка стала сестрою,
Крест на ее рукаве.
Сколько безвестных героев
Ходит сейчас по Москве.

Сколько их в шахтах, колхозах,
Сколько на школьной скамье,
В кузницах, на паровозах,
В каждой советской семье.

Все — на борьбу с врагами,
В дальний и грозный поход!
Знайте: победа за нами.
Ленина, Сталина знамя
В бой миллионы ведет!

stranakids.ru

Детям о войне - Начало войны

СТИХИ О ВОЙНЕ И МИРЕ

(Стихи о Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.)

 

НАЧАЛО ВОЙНЫ

 

22 июня 

Не танцуйте сегодня, не пойте. 
В предвечерний задумчивый час 
Молчаливо у окон постойте, 
Вспомяните погибших за нас. 

Там, в толпе, средь любимых, влюблённых, 
Средь весёлых и крепких ребят, 
Чьи-то тени в пилотках зелёных 
На окраины молча спешат. 

Им нельзя задержаться, остаться  
Их берёт этот день навсегда, 
На путях сортировочных станций 
Им разлуку трубят поезда. 

Окликать их и звать их  напрасно, 
Не промолвят ни слова в ответ, 
Но с улыбкою грустной и ясной 
Поглядите им пристально вслед.

(В. Шефнер)

 

Верим в Победу 

Против нас полки сосредоточив, 
Враг напал на мирную страну. 
Белой ночью, самой белой ночью 
Начал эту чёрную войну! 

Только хочет он или не хочет, 
А своё получит от войны: 
Скоро даже дни, не только ночи, 
Станут, станут для него черны!

(В. Шефнер, 1941, 23 июня, Ленинград)

 

Мы врага отбросим 


Сигнал тревоги 
над страной.
Подкрался враг,
Как вор ночной.
Фашистов черная орда 
Не вступит в наши города.
И мы врага отбросим так,
Как наша ненависть крепка,
Что даты нынешних атак
Народ прославит на века.
(А. Барто)

 

Тот самый длинный день в году... 

 

Тот самый длинный день в году 
С его безоблачной погодой 
Нам выдал общую беду 
На всех, на все четыре года. 
Она такой вдавила след 
И стольких наземь положила, 
Что двадцать лет и тридцать лет 
Живым не верится, что живы. 
И к мертвым выправив билет, 
Всё едет кто-нибудь из близких 
И время добавляет в списки 
Еще кого-то, кого-то нет...

(К. Симонов)

 

22 июня 1941 года 

«Началась война…» –
В сердца вонзилось
Страшною отравленной стрелой.
И на свете
Всё переменилось.
И тревога
Встала
Над страной.

Эта весть
Собой закрыла солнце,
Словно туча чёрная в грозу.
Нивы
Вдруг пожухли,
Колокольцы
Вздрогнули
В разбуженном лесу.

Эта весть
Ударила, как бомба.
Гнев народа
Поднялся волной.
В этот день
Мы поклялись до гроба
Воевать
С проклятою войной.

В этот день
Ты верным стал солдатом,
И тебе,
Прошедший бой солдат,
Люди
За победу в сорок пятом
От души
Спасибо говорят.

(Миклай Казаков, перевод А. Аквилева)

 

Грохочет тринадцатый день войны 

Грохочет тринадцатый день войны.
Ни ночью, ни днем передышки нету.
Вздымаются взрывы, слепят ракеты,
И нет ни секунды для тишины.

Как бьются ребята  представить страшно!
Кидаясь в двадцатый, тридцатый бой
За каждую хату, тропинку, пашню,
За каждый бугор, что до боли свой...

И нету ни фронта уже, ни тыла,
Стволов раскаленных не остудить!
Окопы  могилы... и вновь могилы...
Измучились вдрызг, на исходе силы,
И все-таки мужества не сломить.

О битвах мы пели не раз заранее,
Звучали слова и в самОм Кремле
О том, что коль завтра война нагрянет,
То вся наша мощь монолитом встанет
И грозно пойдет по чужой земле.

А как же действительно все случится?
Об этом  никто и нигде. Молчок!
Но хлопцы в том могут ли усомнится?
Они могут только бесстрашно биться,
Сражаясь за каждый родной клочок!

А вера звенит и в душе, и в теле,
Что главные силы уже идут!
И завтра, ну может, через неделю
Всю сволочь фашистскую разметут.

Грохочет тринадцатый день война
И, лязгая, рвется все дальше, дальше...
И тем она больше всего страшна,
Что прет не чужой землей, а нашей.

Не счесть ни смертей, ни числа атак,
Усталость пудами сковала ноги...
И, кажется, сделай еще хоть шаг,
И замертво свалишься у дороги...

Комвзвода пилоткою вытер лоб:
 Дели сухари! Не дрейфить, люди!
Неделя, не больше, еще пройдет,
И главная сила сюда прибудет.

На лес, будто сажа, свалилась мгла...
Ну где же победа и час расплаты?!
У каждого кустика и ствола
Уснули измученные солдаты...

Эх, знать бы бесстрашным бойцам страны,
Смертельно усталым солдатам взвода,
Что ждать ни подмоги, ни тишины
Не нужно. И что до конца войны
Не дни, а четыре огромных года.

(Э. Асадов)

 

22 июня 

Июнь. Россия. Воскресенье.
Рассвет в объятьях тишины.
Осталось хрупкое мгновенье
До первых выстрелов войны.

Через секунду мир взорвётся,
Смерть поведёт парад-алле,
И навсегда погаснет солнце
Для миллионов на земле.

Безумный шквал огня и стали
Не повернётся сам назад.
Два «супербога»: Гитлер – Сталин,
А между ними страшный ад.

Июнь. Россия. Воскресенье.
Страна на грани: быть не быть…
И это жуткое мгновенье
Нам никогда не позабыть…
(Д. Попов)

 

22 июня 

Ликует утро… И яснЫ,
Прозрачны солнечные дали.
Сегодня – первый день войны...
Хоть мы о том ещё не знали.

Но скоро мир волшебных снов
Уйдёт в туман воспоминаний.
Уже приподнят тайный кров
Над бездной горя и страданий.

И мы пошли сквозь вихрь смертей,
Через огонь, разор и беды…
И много-много долгих дней
Нас отделяло от победы.

(Е. Груданов )

 

Той первой ночью 


Ещё той ночью игры снились детям, 
Но грозным рёвом, не пустой игрой, 
Ночное небо взрезав на рассвете, 
Шли самолёты на восток. 
Их строй


Нёс, притаясь, начало новой ноты, 
Что, дирижёрским замыслам верна, 
Зловещим визгом первого полёта 
Начнёт запев по имени — война.


Но дирижер не знал, что в этом звуке, 
Где песнь Победы чудилась ему, 
Звучат народа собственного муки, 
Хрипит Берлин, поверженный в дыму.


Той первой ночью, в ранний час рассвета, 
Спала земля в колосьях и цветах, 
И столько было света, 
Столько цвета, 
Что снились разве только в детских снах.


Той ночью птицы еле начинали 
Сквозь дрёму трогать флейты и смычки, 
Не ведая, что клювы хищной стаи 
Идут, уже совсем недалеки.


Там где-то стон растоптанной Европы, 
А здесь заставы день и ночь не спят. 
Притих в лазурной дымке Севастополь. 
Притих под белой ночью Ленинград.


Штыки постов глядятся в воды Буга. 
Ещё России даль объята сном… 
Но первой бомбы вой коснулся слуха, 
И первый гром — и первый рухнул дом.

 
И первый вопль из детской колыбели, 
И материнский, первый, страшный крик, 
И стук сердец, что сразу очерствели 
И шли в огонь, на гибель, напрямик.


И встал в ту ночь великий щит народа 
И принял в грудь ударов первый шквал, 
Чтоб год за годом, все четыре года, 
Не утихал сплошной девятый вал…


… Всё отошло. Заволоклось туманом. 
И подняла Победа два крыла. 
Но эта ночь, как штыковая рана, 
Навек мне сердце болью обожгла.

(Н. Браун)
 

А. Суркову 

Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины,
Как шли бесконечные, злые дожди,
Как кринки несли нам усталые женщины,
Прижав, как детей, от дождя их к груди,

Как слезы они вытирали украдкою,
Как вслед нам шептали:  Господь вас спаси! 
И снова себя называли солдатками,
Как встарь повелось на великой Руси.

Слезами измеренный чаще, чем верстами,
Шел тракт, на пригорках скрываясь из глаз:
Деревни, деревни, деревни с погостами,
Как будто на них вся Россия сошлась,

Как будто за каждою русской околицей,
Крестом своих рук ограждая живых,
Всем миром сойдясь, наши прадеды молятся
За в бога не верящих внуков своих.

Ты знаешь, наверное, все-таки Родина 
Не дом городской, где я празднично жил,
А эти проселки, что дедами пройдены,
С простыми крестами их русских могил.

Не знаю, как ты, а меня с деревенскою
Дорожной тоской от села до села,
Со вдовьей слезою и с песнею женскою
Впервые война на проселках свела.

Ты помнишь, Алеша: изба под Борисовом,
По мертвому плачущий девичий крик,
Седая старуха в салопчике плисовом,
Весь в белом, как на смерть одетый, старик.

Ну что им сказать, чем утешить могли мы их?
Но, горе поняв своим бабьим чутьем,
Ты помнишь, старуха сказала:  Родимые,
Покуда идите, мы вас подождем.

«Мы вас подождем!»  говорили нам пажити.
«Мы вас подождем!» 
 говорили леса.
Ты знаешь, Алеша, ночами мне кажется,
Что следом за мной их идут голоса.

По русским обычаям, только пожарища
На русской земле раскидав позади,
На наших глазах умирали товарищи,
По-русски рубаху рванув на груди.

Нас пули с тобою пока еще милуют.
Но, трижды поверив, что жизнь уже вся,
Я все-таки горд был за самую милую,
За горькую землю, где я родился,

За то, что на ней умереть мне завещано,
Что русская мать нас на свет родила,
Что, в бой провожая нас, русская женщина
По-русски три раза меня обняла.

(К. Симонов, 1941 г.)

 

Война началась 

1.
Наши пушки вновь заговорили!
Враг напал. Мы выступили в бой!
Вымпела прославленных флотилий,
Словно чайки вьются над водой.

Бить врага нам нынче не впервые,
Чтоб кровавый след его простыл,
Вам, полки и роты фронтовые,
Помогает действующий тыл.

Как один за Родину мы встали,
Равнодушных между нами нет,
Каждой тонной выпущенной стали
Мы крепим величие побед.

И сражений раскалённых воздух
Стал отныне общею судьбой
Нам, несущим вахту на заводах,
И бойцам, бросающимся в бой.

Родина! Тебе мы присягали,
И, шагая с именем твоим,
Силой крови, пороха и стали
В этой битве снова победим!

2.
За мирное счастье на свете
Дерётся советский народ,
И враг его, сеющий ветер,
Свинцовую бурю пожнёт.

Мы клялись родимой Отчизне
И клятву сдержали не раз,
Ни крови, ни счастья, ни жизни
Мы не пожалеем сейчас.

Шагайте по выжженным нивам,
Глашатаи мирной страны,
Карайте мечом справедливым
Врагов, что погибнуть должны.

Пройдя пограничные знаки,
Минуя засады и ров,
Разрушим клинками атаки
Гнездо озверевших врагов.

Нам это спокойно и чётко
Сказала Советская власть.
Получена первая сводка…
Товарищ! Война началась!
(Юрий Инге, 22 июня 1941 г.)

(Это стихотворение было написано по заданию радиокомитета, звучало по ленинградскому радио 22 июня 1941 года неоднократно.)
 

До свидания, мальчики! 


Ах война, что ж ты сделала подлая:
Стали тихими наши дворы,
Наши мальчики головы подняли,
Повзрослели они до поры,

На пороге едва помаячили
И ушли за солдатом – солдат…
До свидания мальчики! Мальчики,
Постарайтесь вернуться назад

Нет, не прячьтесь, вы будьте высокими
Не жалейте ни пуль, ни гранат,
И себя не щадите вы, и все-таки
Постарайтесь вернуться назад.

Ах война что ж ты подлая сделала:
Вместо свадеб – разлуки и дым.
Наши девочки платьица белые
Раздарили сестренкам своим.

Сапоги – ну куда от них денешься?
Да зеленые крылья погон…
Вы наплюйте на сплетников, девочки,
Мы сведем с ними счеты потом.

Пусть болтают, что верить вам не во что,
Что идете войной наугад…
До свидания, девочки! Девочки,
Постарайтесь вернуться назад.

(Б. Окуджава)

 

Парад в сорок первом 

Наверное, товарищи, не зря,
Любуясь шагом армии чеканным,
Всегда припоминают ветераны
Другой  суровый  праздник Октября.
Была Москва пургой заметена,
У Мавзолея ели коченели,
И шла по Красной площади Война 

Усталая, в простреленной шинели.
То батальоны шли с передовой,
Шли на парад окопные солдаты.
В тревожных небесах аэростаты
Качали удлиненной головой.
Терзали тело Подмосковья рвы,
Убитых хоронил снежок пушистый,
Сжимали горло фронтовой Москвы
Траншеи наступающих фашистов.
А батальоны шли с передовой,
Шли на парад окопные солдаты!
Недаром в небесах аэростаты
Качали удивленно головой!
Кто может может победить такой народ?..

Не забывайте сорок первый год! 
(Ю. Друнина)

Перед атакой 
 

Когда на смерть идут – поют,
А перед этим
можно плакать.
Ведь самый страшный час в бою – 
Час ожидания атаки.

Снег минами изрыт вокруг
И почернел от пыли минной.
Разрыв –
и умирает друг.
И, значит смерть проходит мимо.

Сейчас настанет мой черед.
За мной одним 
идет охота.
Будь проклят сорок первый год
И вмерзшая в снега пехота…
(С. Гудзенко)

 

Война 41 года 

Пропахшие порохом тучи неслись,
Пролившись свинцом с небосвода.
"Ни шагу назад... И ни пяди земли..."
 Касается каждого взвода.

Но Киев захвачен, в кольце Ленинград,
Бои – на пороге столицы:
Бессонные ночи, кровавый закат,
Суровые, скорбные лица.

Часы отступлений, как вы нелегки!
Ведь каждый считал – он виновен...
И только на Волге, у кромки реки,
Был враг, наконец, остановлен.

А дальше – сраженья и ночью, и днем
За каждую русскую хату.
Приказ был:  на Запад, под шквальным огнем,
Всё было под силу солдату.

Свобода тому лишь до гроба верна,
Кто предан идее народа.
Священная шла, мировая война, 
Война сорок первого года.

(В. Снегирев )

 

22 июня 

В тот страшный день земля рванула в небо.
От грохота застыла в жилах кровь.
Июнь цветастый сразу канул в небыль,
И смерть, вдруг, оттеснила жизнь, любовь.

Надели гимнастёрки и шинели
Вчерашние мальчишки – цвет страны.
Девчонки на прощанье песни пели,
Желали выжить в грозный час войны.

Война, как ком, катилась по дорогам,
Неся разруху, голод, смерть и боль.
Осталось их в живых совсем немного,
Принявших первый, самый страшный бой!

В атаку шли за правду, за Отчизну,
За мир, за мать с отцом, за добрый дом.
Чтоб защитить от ужасов фашизма
Права на жизнь, что рушилась кругом.

Сирень, гвоздики, нежные тюльпаны…
Начало лета, жизнь вокруг кипит.
Жива любовь, зарубцевались раны,
Но этот день июня не забыт!

(Т. Лаврова )

detyamovoine.ucoz.ru

Июнь. Россия. Воскресенье. / Рассвет в объятьях тишины. / Осталось хрупкое мгновенье / до первых выстрелов войны. / Отчёты об автопутешествиях / Автотуристу.РУ

Отчетов о таких коротких автопутешествиях я еще никогда не писал: 1 день и каких-то 75 километров от дома до дома — не пришлось даже выезжать за пределы Московской области. Тем не менее, событие приключилось незаурядное, а значит, имеет смысл поделиться впечатлениями.

В этом году, в период с 21 по 23 июня, в селе Ивановское городского округа Черноголовка проходил 3-ий слет «Моторы войны». Подробную информацию о нем можно найти в Интернете, например, на официальном сайте, я же хочу рассказать о событии с точки зрения случайного зрителя.
Рекламы, в общепринятом смысле, было мало: в одном автомобильном издании еще весной попался краткий анонс и всё. Однако факт в памяти отложился, причем ровно в той степени, чтобы накануне годовщины начала Великой Отечественной войны напомнить о себе, а разузнать подробности было уже делом техники.
Нужно сказать, что слет, в первую очередь, рассчитан на энтузиастов и любителей военно-исторических реконструкций. Люди собираются и делают интересные вещи для собственного удовольствия. Помимо сражений запланированы торжественная часть, конкурсы, ретро-ралли, и еще какие-то интересности. Праздные зрители для этого всего, вроде бы, совсем не обязательны. Поскольку я раньше никогда с подобными штуками не сталкивался, то посчитал везением понаблюдать за происходящим. Согласно программе, во второй день (в субботу) состоятся реконструкции боя в июне 1941 года и боя у реки Халкин-Гол с японскими милитаристами. Жена и младший сын очень легко согласились составить компанию. Едем!

Место проведения — поле вблизи села Ивановское (56.034794,38.299001), что в окрестностях Черноголовки по соседству с Малым Московским кольцом А107. Ориентиры на последних километрах — военно-технический музей. От дома — 37 км. Добирались, примерно, час без четверти.
На развилке перед шлагбаумами встречают регулировщики, показывают на какой стоянке есть свободные места. Понравилось, что также как в Англии, под большое количество транспорта выделяется ровное поле, и водители встают на нем нестройными рядами. Только в российских реалиях больше шансов запарковаться без происшествий имеют, конечно же, внедорожники («Getz» прошел с напрягом).

Дальнейшее направление можно не искать, просто движемся вслед за потоком (указатели, кстати есть).

Попутно отмечаем бочку с питьевой водой, навесы с общепитом, сувениркой (в основном это военная амуниция, значки, книги).
Действие будет разворачиваться вот на такой площадке размерами 300x200 м.

Зрителей набралось много, заняты все места перед заборчиком и все ярусы импровизированной трибуны. Надо сказать, что усилия организаторов видны повсюду, и этот труд вызывает уважение, притом что с гостей не берут ни копейки.
То и дело в толпе гражданских встречались пришельцы из прошлого. Все они были настолько реалистичны и естественны, что в голове, помимо моей воли, не раз возникал вопрос — что происходит? :)

Забегая вперед, скажу, что в ходе реконструкции, когда глаз уже привык к большому количеству аутентичных вещей, среди воюющих изредка мелькали антиподы — попаданцы из будущего (например, оператор с телекамерой), и это тоже на лишний виток заводило пружину фантасмагоричности происходящего.
Очень помогало постоянное комментирование происходящего одним из организаторов. Не знаю, вспоминал ли он написанный сценарий или импровизировал по ходу увиденного, но речь его нам очень понравилась. Попробую воспроизвести её в виде надписей к фотографиям, а для усиления впечатления представьте, что это звучит голос Левитана, с его знаменитыми паузами и интонациями.

Раннее утро 22 июня 1941 года. Один из участков западной границы Советского Союза проходит через поле, граничащее с лесом. Антураж достаточно типичный: контрольно-следовая полоса в то время еще не была обязательным атрибутом межгосударственного разделения, а в данном месте отсутствуют даже проволочные заграждения. Парный наряд пограничников несет службу в соответствии с уставом: пешее патрулирование, визуальный контроль прилегающей территории, доклады о происшествиях.

В целях повышения оперативности информирования командования, отряд связистов ведет прокладку линии связи. Они работают в приграничной полосе и находятся в постоянном контакте с «зелеными фуражками».

Пока подключается телефонный аппарат и прозванивается линия, один из связистов выполняет функции дозорного — бдительность в советских войсках на высоте.

В это время расположенный на опушке леса полевой лагерь Красной армии живет повседневным распорядком. Проводятся построения, слышны голоса командиров — ничто не предвещает тревожного развития событий. Изредка с немецкой стороны раздаются выстрелы (включая минометные), но на подобные провокации бойцы не ведутся — таков приказ командования.

Неожиданно на сопредельной территории начинается какое-то движение. Это немецкие мотоциклисты направляются в нашу сторону (пока еще с неясной целью). Приблизившись вплотную к невидимой линии, разделяющей СССР и окупированную Польшу, мотоцикл кратковременно пересекает границу и тут же возвращается назад.

Пограничники реагируют хладнокровно и четко. Звучит предупредительный окрик: «Государственная граница Советского Союза, стой! Назад!» Очевидно, что выходка мотоциклистов — это очередная провокация. Поделать в данном случае ничего нельзя, таковы особенности предвоенного времени.

Немцы тем временем совсем обнаглели: всячески подначивают наших бойцов, стреляют в воздух, покушаются на пограничный столб.


Нужно отдать должное пограничникам — несмотря на численное меньшинство, они твердо выпроваживают незваных гостей. Дело в том, что приказ «Не поддаваться на провокации» действует во всех частях, а немцы пока формально являются нашими союзниками.


Оказавшиеся поблизости связисты оказывают поддержку.

В тот момент, когда мотоциклисты-задиры собирались возвращаться, от них отделяется молодой солдатик и зайцем кидается на советскую территорию. Перебежчика (по всей видимости это член коммунистической партии Германии) задерживают пограничники, но доставить в лагерь не могут, так как устав запрещает покидать боевой пост.

О происшествии сообщается по телефону (как вовремя связисты организовали связь). Арестованного приезжает забрать отряд НКВД на полуторке. Эти ребята хорошо знают и любят свое дело — под дулами четырех стволов немец чувствует себя неуютно (и возможно уже раскаивается в содеянном).

Как только полуторка уехала, появляется еще одна машина с особистами. Видно, что это более солидные чины — офицеры.

Для передвижения в приграничной зоне необходим специальный пропуск, и пограничники останавливают джип, чтобы проверить документы.

Бумаги, вроде бы, в порядке, но вот НКВД-шники оказались «липовыми». Точнее это один из специальных отрядов немецких диверсантов, заброшенных в СССР накануне войны. В считанные секунды они изрешетили наряд и, таким образом, открыли проход через границу.


Прибытие основных сил не заставило себя долго ждать. Налицо подготовленная, хорошо спланированная операция по вторжению. Грузовики с солдатами вермахта скапливаются в районе пограничного столба.


Неожиданно для всех (и в первую очередь для зрителей) взлетает на воздух полевой лагерь Красной армии. Это результат артобстрела немецкой тяжелой артиллерии. Канонада стоит самая настоящая, на многометровую высоту взмывают тела бойцов, куски земли и все, что оказалось в зоне поражения.
Из-за отсутствия связи (кабели перебиты) красноармейцы не могут понять, что происходит. Еще остается какая-то надежда, что произошла ошибка, что по нелепой случайности лагерь накрыло огнем советской батареи…


Сразу после завершения огневой подготовки спешившийся противник переходит в атаку. Сомнений больше быть не может — это война!

К счастью, наши части сумели быстро оправиться после обстрела. Выжившие бойцы занимают заранее подготовленные позиции и заставляют залечь немецкую пехоту.


Разгорается тяжелый, кровопролитный бой.


На поддержку красноармейцам приходит легкий плавающий танк Т-38. Его пулемет не дает поднять головы залегшему противнику. В рядах зрителей нарастает воодушевление.

Боец с пулеметом косит от живота со всей дури. Патроны у него хоть и холостые, зато громыхают очень реалистично. По ушам бьет не только близлежащим соратникам, но и стоящим в десяти метрах зрителям. Время от времени жахает сорокопятка. Всё вокруг заволакивает пороховым дымом.



В какой-то момент начинает казаться, что вскоре враг будет сломлен и отброшен назад. -Ура! За Родину! За Сталина!




Всеми взрывами, дымовухами и прочими пиротехническими эффектами заведует пара товарищей, засевших посредине поля боя. Возможно у них и случались осечки, но со стороны это было практически незаметно.

Перележав огневой шквал защитников границы, немцы при поддержке артиллерии переходят в контратаку.


Танк подбит гранатами, его командир застрелен при попытке выбраться наружу.

Количество разрывов и выстрелов увеличивается; складывается ощущение, что горит даже трава под ногами.

Солдаты в мышиной и серо-зеленой форме, обладая опытом покорения многих европейских государств, понемногу вытесняют наших бойцов и вступают на территорию бывшего полевого лагеря. Для добивания немцы не гнушаются использовать штыки и приклады. Не щадят никого, даже медсестер.


Судя по всему — это финал. Оставшихся в живых красноармейцев берут в плен.

По правилам реконструкции — убитые участники должны сохранять неподвижное положение до самого конца. Но просто так лежать в ожидании сигнала — это неинтересно. Некоторые «оживают» и действуют по ситуации. Вот, как, например, один из танкистов подбитого Т-38.

Но оказывается, что реконструкторы задумали более эмоциональное завершение.
По сценарию, один из пограничников, расстрелянных диверсантами-энкавэдэшниками, на самом деле не погиб, а был только тяжело ранен. Придя в сознание, он нашел в себе силы подняться на ноги и вместе с другим выжившим командиром Красной армии решил поставить на место знак государственной границы СССР.

Такой дерзости русских немцы, конечно-же стерпеть не смогли. Из проезжавшего штабного «Хорьха» вышел генерал в форме дивизии «Рейх» и направился к героям. Разговор был недолгим — пара коротких очередей поставили точку в разыгрываемом повествовании.

После представления (а для нас участники являлись, фактически, артистами) состоялось братание недавних «противников» и был устроен парад победы. Только победителями здесь выступали, безусловно, бойцы Красной армии.



Некоторое время колонну сопровождала местная псина. Не подавая голоса и не привлекая внимания, она, по всей видимости, решила возглавить процессию, для чего обогнала танк и села перед ним. Естественно, всё остановилось. Танкисты махали ей руками, зрители кричали, но барбос сидел и улыбался, свесив язык. Пока веселый старшина не погладил его и не пригласил в сторонку, тот не освободил дорогу :)










Во второй половине дня был показан бой на реке Халкин-Гол, однако из-за недостатка места я ограничусь парой снимков.


В заключении хочу сказать: было здорово, а будет, надеюсь, еще лучше!

avtoturistu.ru

Литературная композиция, посвящённая 22 июня

НАЧАЛО ВОЙНЫ

22 июня

Не танцуйте сегодня, не пойте.

В предвечерний задумчивый час

Молчаливо у окон постойте,

Вспомяните погибших за нас.

Там, в толпе, средь любимых, влюблённых,

Средь весёлых и крепких ребят,

Чьи-то тени в пилотках зелёных

На окраины молча спешат.

Им нельзя задержаться, остаться –

Их берёт этот день навсегда,

На путях сортировочных станций

Им разлуку трубят поезда.

Окликать их и звать их – напрасно,

Не промолвят ни слова в ответ,

Но с улыбкою грустной и ясной

Поглядите им пристально вслед.

(В. Шефнер)

Верим в Победу (В. Шефнер, 1941, 23 июня, Ленинград)

Против нас полки сосредоточив,

Враг напал на мирную страну.

Белой ночью, самой белой ночью

Начал эту чёрную войну!

Только хочет он или не хочет,

А своё получит от войны:

Скоро даже дни, не только ночи,

Станут, станут для него черны!

Мы врага отбросим (А. Барто)

Сигнал тревоги

над страной.

Подкрался враг,

Как вор ночной.

Фашистов черная орда

Не вступит в наши города.

И мы врага отбросим так,

Как наша ненависть крепка,

Что даты нынешних атак

Народ прославит на века.

Тот самый длинный день в году... (К. Симонов)

Тот самый длинный день в году

С его безоблачной погодой

Нам выдал общую беду

На всех, на все четыре года.

Она такой вдавила след

И стольких наземь положила,

Что двадцать лет и тридцать лет

Живым не верится, что живы.

И к мертвым выправив билет,

Всё едет кто-нибудь из близких

И время добавляет в списки

Еще кого-то, кого-то нет...

22 июня

Июнь. Россия. Воскресенье.

Рассвет в объятьях тишины.

Осталось хрупкое мгновенье

До первых выстрелов войны.

Через секунду мир взорвётся,

Смерть поведёт парад-алле,

И навсегда погаснет солнце

Для миллионов на земле.

Безумный шквал огня и стали

Не повернётся сам назад.

Два «супербога»: Гитлер – Сталин,

А между ними страшный ад.

Июнь. Россия. Воскресенье.

Страна на грани: быть не быть…

И это жуткое мгновенье

Нам никогда не позабыть…

(Д. Попов)

22 июня

Ликует утро… И яснЫ,

Прозрачны солнечные дали.

Сегодня – первый день войны...

Хоть мы о том ещё не знали.

Но скоро мир волшебных снов

Уйдёт в туман воспоминаний.

Уже приподнят тайный кров

Над бездной горя и страданий.

И мы пошли сквозь вихрь смертей,

Через огонь, разор и беды…

И много-много долгих дней

Нас отделяло от победы.

(Е. Груданов ■)

Той первой ночью

Ещё той ночью игры снились детям,

Но грозным рёвом, не пустой игрой,

Ночное небо взрезав на рассвете,

Шли самолёты на восток.

Их строй.________

Нёс, притаясь, начало новой ноты,

Что, дирижёрским замыслам верна,

Зловещим визгом первого полёта

Начнёт запев по имени — война.

Но дирижер не знал, что в этом звуке,

Где песнь Победы чудилась ему,

Звучат народа собственного муки,

Хрипит Берлин, поверженный в дыму.

Той первой ночью, в ранний час рассвета,

Спала земля в колосьях и цветах,

И столько было света,

Столько цвета,

Что снились разве только в детских снах.

Той ночью птицы еле начинали

Сквозь дрёму трогать флейты и смычки,

Не ведая, что клювы хищной стаи

Идут, уже совсем недалеки.

Там где-то стон растоптанной Европы,

А здесь заставы день и ночь не спят.

Притих в лазурной дымке Севастополь.

Притих под белой ночью Ленинград.

Штыки постов глядятся в воды Буга.

Ещё России даль объята сном…

Но первой бомбы вой коснулся слуха,

И первый гром — и первый рухнул дом.

И первый вопль из детской колыбели,

И материнский, первый, страшный крик,

И стук сердец, что сразу очерствели

И шли в огонь, на гибель, напрямик.

И встал в ту ночь великий щит народа

И принял в грудь ударов первый шквал,

Чтоб год за годом, все четыре года,

Не утихал сплошной девятый вал…

… Всё отошло. Заволоклось туманом.

И подняла Победа два крыла.

Но эта ночь, как штыковая рана,

Навек мне сердце болью обожгла.

(Н. Браун)

А. Суркову

Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины,

Как шли бесконечные, злые дожди,

Как кринки несли нам усталые женщины,

Прижав, как детей, от дождя их к груди,

Как слезы они вытирали украдкою,

Как вслед нам шептали: – Господь вас спаси! –

И снова себя называли солдатками,

Как встарь повелось на великой Руси.

Слезами измеренный чаще, чем верстами,

Шел тракт, на пригорках скрываясь из глаз:

Деревни, деревни, деревни с погостами,

Как будто на них вся Россия сошлась,

Как будто за каждою русской околицей,

Крестом своих рук ограждая живых,

Всем миром сойдясь, наши прадеды молятся

За в бога не верящих внуков своих.

Ты знаешь, наверное, все-таки Родина –

Не дом городской, где я празднично жил,

А эти проселки, что дедами пройдены,

С простыми крестами их русских могил.

Не знаю, как ты, а меня с деревенскою

Дорожной тоской от села до села,

Со вдовьей слезою и с песнею женскою

Впервые война на проселках свела.

Ты помнишь, Алеша: изба под Борисовом,

По мертвому плачущий девичий крик,

Седая старуха в салопчике плисовом,

Весь в белом, как на смерть одетый, старик.

Ну что им сказать, чем утешить могли мы их?

Но, горе поняв своим бабьим чутьем,

Ты помнишь, старуха сказала: – Родимые,

Покуда идите, мы вас подождем.

«Мы вас подождем!» – говорили нам пажити.

«Мы вас подождем!» – говорили леса.

Ты знаешь, Алеша, ночами мне кажется,

Что следом за мной их идут голоса.

По русским обычаям, только пожарища

На русской земле раскидав позади,

На наших глазах умирали товарищи,

По-русски рубаху рванув на груди.

Нас пули с тобою пока еще милуют.

Но, трижды поверив, что жизнь уже вся,

Я все-таки горд был за самую милую,

За горькую землю, где я родился,

За то, что на ней умереть мне завещано,

Что русская мать нас на свет родила,

Что, в бой провожая нас, русская женщина

По-русски три раза меня обняла.

(К. Симонов, 1941 г.)

До свидания, мальчики!

Ах война, что ж ты сделала подлая:

Стали тихими наши дворы,

Наши мальчики головы подняли,

Повзрослели они до поры,

На пороге едва помаячили

И ушли за солдатом – солдат…

До свидания мальчики! Мальчики,

Постарайтесь вернуться назад__

Нет, не прячьтесь, вы будьте высокими

Не жалейте ни пуль, ни гранат,

И себя не щадите вы, и все-таки

Постарайтесь вернуться назад.

Ах война что ж ты подлая сделала:

Вместо свадеб – разлуки и дым.

Наши девочки платьица белые

Раздарили сестренкам своим.

Сапоги – ну куда от них денешься?

Да зеленые крылья погон…

Вы наплюйте на сплетников, девочки,

Мы сведем с ними счеты потом.

Пусть болтают, что верить вам не во что,

Что идете войной наугад…

До свидания, девочки! Девочки,

Постарайтесь вернуться назад.

(Б. Окуджава)

Перед атакой

Когда на смерть идут – поют,

А перед этим

можно плакать.

Ведь самый страшный час в бою –

Час ожидания атаки.

Снег минами изрыт вокруг

И почернел от пыли минной.

Разрыв –

и умирает друг.

И, значит смерть проходит мимо.

Сейчас настанет мой черед.

За мной одним

идет охота.

Будь проклят сорок первый год

И вмерзшая в снега пехота…

(С. Гудзенко)

Война 41 года

Пропахшие порохом тучи неслись,

Пролившись свинцом с небосвода.

"Ни шагу назад... И ни пяди земли..."

– Касается каждого взвода.

Но Киев захвачен, в кольце Ленинград,

Бои – на пороге столицы:

Бессонные ночи, кровавый закат,

Суровые, скорбные лица.

Часы отступлений, как вы нелегки!

Ведь каждый считал – он виновен...

И только на Волге, у кромки реки,

Был враг, наконец, остановлен.

А дальше – сраженья и ночью, и днем

За каждую русскую хату.

Приказ был: – на Запад, под шквальным огнем,

Всё было под силу солдату.

Свобода тому лишь до гроба верна,

Кто предан идее народа.

Священная шла, мировая война, –

Война сорок первого года.

(В. Снегирев ■)

22 июня

Не танцуйте сегодня, не пойте.

В предвечерний задумчивый час

Молчаливо у окон постойте,

Вспомяните погибших за нас.

Верим в Победу (В. Шефнер, 1941, 23 июня, Ленинград)

Против нас полки сосредоточив,

Враг напал на мирную страну.

Белой ночью, самой белой ночью

Начал эту чёрную войну!

Только хочет он или не хочет,

А своё получит от войны:

Скоро даже дни, не только ночи,

Станут, станут для него черны!

Мы врага отбросим (А. Барто)

Сигнал тревоги

над страной.

Подкрался враг,

Как вор ночной.

Фашистов черная орда

Не вступит в наши города.

И мы врага отбросим так,

Как наша ненависть крепка,

Что даты нынешних атак

Народ прославит на века.

Тот самый длинный день в году... (К. Симонов)

Тот самый длинный день в году

С его безоблачной погодой

Нам выдал общую беду

На всех, на все четыре года.

Она такой вдавила след

И стольких наземь положила,

Что двадцать лет и тридцать лет

Живым не верится, что живы.

И к мертвым выправив билет,

Всё едет кто-нибудь из близких

И время добавляет в списки

Еще кого-то, кого-то нет...

22 июня (Д. Попов)

Июнь. Россия. Воскресенье.

Рассвет в объятьях тишины.

Осталось хрупкое мгновенье

До первых выстрелов войны.

Через секунду мир взорвётся,

Смерть поведёт парад-алле,

И навсегда погаснет солнце

Для миллионов на земле.

Безумный шквал огня и стали

Не повернётся сам назад.

Два «супербога»: Гитлер – Сталин,

А между ними страшный ад.

Июнь. Россия. Воскресенье.

Страна на грани: быть не быть…

И это жуткое мгновенье

Нам никогда не позабыть…

Той первой ночью

Ещё той ночью игры снились детям,

Но грозным рёвом, не пустой игрой,

Ночное небо взрезав на рассвете,

Шли самолёты на восток.

Их строй.

До свидания, мальчики!

Ах, война, что ж ты сделала подлая:

Стали тихими наши дворы,

Наши мальчики головы подняли,

Повзрослели они до поры,

На пороге едва помаячили

И ушли за солдатом – солдат…

До свидания мальчики! Мальчики,

Постарайтесь вернуться назад.

infourok.ru

ДЕНЬ ПАМЯТИ И СКОРБИ-22 июня

 

Даже не снилось-Папко В.Ф.  

 

Александр Твардовский  

22 июня 1941  

 

АЛЕКСАНДР ТВАРДОВСКИЙ. «22 ИЮНЯ 1941 ГОДА».

 

Все, все у сердца на счету,
Все стало памятною метой.
Стояло юное, в цвету,
Едва с весной расставшись, лето;


Стояла утренняя тишь,
Был смешан с медом воздух сочный;
Стекала капельками с крыш 
Роса по трубам водосточным; 


И рог пастуший в этот час, 
И первый ранний запах сена… 
Все, все на памяти у нас, 
Все до подробностей бесценно:

 

Как долго непросохший сад 
Держал прохладный сумрак тени; 
Как затевался хор скворчат — 
Весны вчерашней поколенья; 


Как где-то радио в дому 
В июньский этот день вступало 
Еще не с тем, о чем ему 
Вещать России предстояло; 


Как у столиц и деревень 
Текло в труде начало суток; 
Как мы теряли этот день 
И мир — минуту за минутой; 


Как мы вступали за черту, 
Где труд иной нам был назначен,— 
Все, все у мира на счету, 
И счет доныне не оплачен.

Мы так простились с мирным днем, 
И нам в огне страды убойной 
От горькой памяти о нем 
Четыре года было больно. 


Нам так же больно и теперь, 
Когда опять наш день в расцвете, 


Всей болью горестных потерь, 


Что не вернуть

ничем

на свете.

 
У нас в сердцах та боль жива, 
И довоенной нашей были 
Мы даже в пору торжества 
Не разлюбили, не забыли. 


Не отступили ни на пядь 
От нашей заповеди мира: 
Не даст солгать вдова иль мать, 
Чьи души горе надломило…

 

Во имя счастья всех людей 
Полны мы веры непреклонной — 


В годах, в веках сберечь наш день,

 
Наш мирный день,

июнь

зеленый.  

 

1950

 

ДОВОЕННЫЙ ВАЛЬС

Аедоницкий-Феликс Лаубе-Кобзон 

 

tunnel.ru

Июнь. Россия. Воскресенье - РИА ТОП68

Несколько лет назад в нашей стране зародилась традиция проводить в канун 22 июня, дня начала Великой Отечественной войны, независимую патриотическую акцию "Свеча памяти". В этом году к России присоединились другие страны. По всей земле в эту ночь человеческое сердце скорбит.

 

Свеча - это символ поминовения и скорби, благодарности и признательности тем, кто ценой своей жизни спас мир. Трепетный огонь свечи - это символ мимолётности жизни, которую так легко погасить. Шествие с мерцающими огоньками в руках к памятнику погибшим знаменцам в ночь на 22 июня стало завершающим аккордом большого районного мероприятия, состоявшегося одновременно в рамках двух акций - "Ночь музеев" и "Свеча памяти".

Какие б даты жизнь 

                       не приносила,

Но этот день, как боль, 

                 в сердцах живёт.

В июне вспоминает 

                           вся Россия

Двадцать второе, 

                 сорок первый год.

Литературно-музыкальная композиция, подготовленная силами работников районного краеведческого музея, районного Дома культуры, Знаменской детской школы искусств, участников художественной самодеятельности и творческих коллективов, а также учащихся Знаменской СОШ и школы искусств, при содействии администрации района, произвела неизгладимое впечатление на всех, кто собрался поздним вечером в стенах музея.

21 июня 1941 года в Знаменской школе гремел выпускной бал. Вальс, в звуках которого закружились юноши и девушки в белых парадных фартуках, вернул всех в ту далёкую ночь, когда они, совсем ещё юные, навсегда прощались с детством, строили планы на будущее, гадали, как сложится жизнь.

Та ночь была полна

            июньской прелести -

Для них она не пожалела 

                                   света.

Грядущим аттестатом 

                              зрелости

Их озаряло это лето…

Июнь. Россия. Воскресенье.

Рассвет в объятьях тишины.

Осталось хрупкое 

                            мгновенье

До первых выстрелов 

                                   войны.

   Как и весь народ, наши земляки встали на защиту Родины. Ряды Красной Армии пополнили 10830 знаменцев: Алексей Веретенников, Пётр Кулагин, Никита Сусаков, Михаил Голоднов, Николай Григорьев, Фёдор Золотарёв, Михаил Нелизанов, Александр Нестеров, Василий Калашников, Иван Скорочкин, Яков Кочетов, Евгений Кулагин, Иван Жабин, Евгений Соколов, Владимир Чумаков, Василий Талызин, Алексей Вишняков, Надежда Симонова и многие, многие другие. Молодые, прекрасные лица людей, в чью юность, не спросясь нагло вторглась война, долго сменяли друг друга на экране, вызывая чувство светлой скорби.

   Среди тех, кто окончил в 1941 году 10-ый класс, был и Владимир Чернов - старший сын в многодетной семье из Александровки. Владимир сразу же ушёл добровольцем в армию, окончил артиллерийское училище по ускоренному курсу и через несколько месяцев оказался на фронте. Писал редко, прислал одну фотографию. Последнее письмо родные получили в сентябре 42-го года. Следом пришла похоронка, в которой сообщалось, что командир взвода 147-й стрелковой бригады лейтенант Чернов Владимир Андреевич погиб 17 сентября 1942 года. Похоронен западнее разъезда Выдерка Лычковского района Новгородской области. Владимиру Чернову было всего 19 лет.

   Достойно воевали знаменцы на фронтах Великой Отечественной. Почти 1,5 тысячи уроженцев нашего района награждены орденами и медалями, а двое из них - полные кавалеры ордена Славы. Это Иван Яковлевич Богданов и Иван Алексеевич Растягаев.

   Мы гордимся своими земляками, удостоенными высокого звания Героя Советского Союза. Это Семён Михеевич Алёшин, Юрий Михайлович Архипов, Андрей Иванович Свистунов, Николай Тихонович Шлёмов и Алексей Павлович Поздняков.

   Суровые подробности войны: кровь; похоронки; каторжный труд тех, кто остался в тылу; обездоленное детство и пропавшая молодость; зверства, которые претерпели узники концентрационных лагерей; ужасы блокадного Ленинграда. Всё это живо предстало перед глазами зрителей через проникновенные стихи о войне, частушки военных лет, театрализованные миниатюры, хореографическую постановку "Плач матерей", отрывки из фронтовых писем наших земляков-знаменцев и фрагменты дневниковых записей одиннадцатилетней блокадницы Тани Савичевой.

  Наверное, никогда не наступит такой момент, когда можно будет сказать: "Довольно! Хватит, всё уже сказано о войне". Об этом, видимо, думал каждый под стук метронома и в гробовой тишине минуты молчания. Об этом свидетельствовали и крохотные огонёчки свечей обступивших в кромешной тьме подножие каменного солдата в развевающейся на ветру плащ-палатке. Пока живы - будем помнить!

 

 

top68.ru

Тамбов | Июнь. Россия. Воскресенье

    Центр

    Белгородская область Брянская область Владимирская область Воронежская область г. Москва Ивановская область Калужская область Костромская область Курская область Липецкая область Московская область Орловская область Рязанская область Смоленская область Тамбовская область Тверская область Тульская область Ярославская область

    Приволжье

    Кировская область Нижегородская область Оренбургская область Пензенская область Пермский край Республика Башкортостан Республика Марий Эл Республика Мордовия Республика Татарстан Самарская область Саратовская область Удмуртская Республика Ульяновская область Чувашская Республика

    Сибирь

    Алтайский край Забайкальский край Иркутская область Кемеровская область Красноярский край Новосибирская область Омская область Республика Алтай Республика Бурятия Республика Тыва Республика Хакасия Томская область

    Урал

    Курганская область Свердловская область Тюменская область Ханты-Мансийский автономный округ Челябинская область Ямало-Ненецкий автономный округ

    Юг

    Астраханская область Волгоградская область г. Севастополь Краснодарский край Республика Адыгея Республика Калмыкия Республика Крым Ростовская область

    Северо-Запад

    Архангельская область Вологодская область г. Санкт-Петербург Калининградская область Ленинградская область Мурманская область Ненецкий автономный округ Новгородская область Псковская область

tambov.bezformata.com


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.