Иван стависский стихи


Иван Стависский — Григорьевская Поэтическая Премия

МОНОЛОГ ДЕКАБРИСТА

Спасибо вам, забывшие меня
Блажные старики и сучьи дети,
Читающие ныне строки эти
Подруги подколодные, – три дня,
Анахорет в сосновой домовине,
Вдали от вашей злобной чепухи,
Я слушаю, как пишутся стихи,
Скребется мышь, трещат дрова в камине.
В пустой надежде снять его с петель
В морозное окно стучит метель,
Ворчат под сапогами половицы,
Сверчок под рушником пустой божницы,
За пазухой у Бога, что свезен
Этнографами в грешные столицы,
Когтистой лапкой роет чернозем
Языческого мертвенного слога,
На чердаке шевелится берлога
Нетопырей, уснувших до весны
Под шепоток древесной тишины.

Усни, усни, дружок, поспи немного –
Какие сны в том сне, какие сны –
Скрипит перо, шумит в висках эклога
Урчит, пуская искры, серый вор,
Огонь поет проклятья печенегу,
Труба гудит березовую негу,
И смерть в неслышных валенках во двор
Заходит по рождественскому снегу.

ПАСТОРАЛЬ

Любимая – быль, но быльем поросло
Былинное ваше либидо, –
Садовая нимфа с отбитым веслом –
Симв?л вымирания вида,
Вы крошите траченный временем гипс
Ключиц, и коленей, и лона,
На ржавый причал, где геройски погиб-с
Во время заветное оно
Ваш верный тритон, пионерный трубач, –
Отклячив торжественный локоть
И брыли до боли напружив, хоть плачь,
Чтоб вдуть подростковую похоть
В серебряный раструб голимых зарниц,
Крапивой ошпаренных задниц,
Дворовой шпаной разукрашенных лиц
За ваших сестер грехо-водниц…
С грехом пополам-с, попивая Агдам-с,
Под скромным его постаментом
Шалили шалав’ю & love you madams

С ментом и понтом перманентом.
Ах, если б хоть кто-нибудь тихий глагол
Сказал этой Гоге с Магогой:
«Уж если, соколик, ты гол, как сокол,
Стату?ю руками не трогай!
Не трогай, свершая нехитрый обряд!
Не трогай, мазурик, не трогай,
А лучше отсюда, тебе говорят,
Давай, пошевеливай, трогай…»
Ваш бедный тритон, головастик, чудак,
Чудесный очкарик с трубою, –
Когда у него покосился чердак,
И он постоял головою
У ваших гип-гип-с-алебастровых ног
С веснушкой коварной каверны,
Красив, как урезавший ухо Ван Гог,
Беспечен, как все Олоферны, –
Жестокая прелесть зацветших прудов,
Сжимая байдарочный скипетр,
Вы гордо шептали: «Всегда будь готов!» –
Как тонущий в выпивке шкипер,
Как в дым прогоревший в печи кочегар,
Объевшийся тортом кондитер, –
Товарищ! мы просто лежалый товар,
Коль Питер бока нам повытер.
Лежи не тужи, дорогой пионер,
Осколок Новейшей Помпеи,
Собой оживляя банальный пленэр,
Где нам переломаны шеи…

genagrigoriev.ru

Стависский Иван, Домантовская Саша "Колыбельная для папы. Невзрослые стихи". - запись пользователя Stina (savalni) в сообществе Детские книги в категории Иллюстраторы (красивые иллюстрации)

Сегодня опять был совершен набег на книжный магазин, где, среди всего прочего я приобрела чудесную книгу под названием "Колыбельная для папы. Невзрослые стихи" (по крайней мере, я ее таковой считаю))). Иллюстрации, конечно, отличаются своеобразием и рассчитаны на любителя, но меня они покорили своей необычностью, какой-то хаотичной непокорностью и яркими оттенками. Как произведение книга представляет из себя сборник стихотворений. Все стихи легко читаются, даже, думаю, могут запоминаться на "ура" :) Есть и "злободневные" стихи, выражающие сегодняшний взгляд на этот мир, - стихотворение "Кризис", к примеру.

Тираж данного издания 200 экземпляров, бумага мелованная, переплет пухлый-твердый, формат альбомный, удлиненный. Художники Маша Паламар, Алексей Пыжиков. Место издания значится как Санкт-Петербург, издательство как таковое не "засвечено", но имеется указание, что отпечатана эта прелесть в ООО "Победа".

Покупкой данной книги оч и оч довольна (не передать словами, как!)), поэтому хочу поделиться с вами) Под катом иллюстрации и стихотворения выборочно.


книжный магазин название

www.babyblog.ru

Иван Стависский: «Ты свободен тогда, когда занимаешься своим делом»

Причудливым образом пересекаются люди. Кто бы мне сказал, что я вживую услышу и увижу человека, которого… с которым… В общем, вот они – полтора часа увлекательнейшего разговора, легчайшее, но глубоко отзывающееся прикосновение к личной истории, головокружительное путешествие в изнанку театрального существования и филологический восторг – ценнейший подарок Ивана Стависского. Режиссёра, актёра, главрежа Театра «За Чёрной речкой», художественного руководителя фестиваля «Art Окраина»… Педагога. Поэта. Человека, чувствующего и живущего литературой во всех её проявлениях. Ивана Яновича. Вани, который «вечно занят»…

А я ведь практически выросла на его радиопостановках. Я видела его на сцене, отмечая прозрачно-голубые глаза и совершенно белую голову (до сих пор почему-то помню Вестника в «Антигоне»), и в изумлении обнаруживала эту фамилию на левой стороне программок БДТ. Мне стыдно, но я тупо таращилась на портрет в фойе Театра «За Чёрной речкой» и бормотала под нос: «Какое знакомое лицо…» И это ведь при том, что в частных перекрестьях своей жизни я давно слышу про Ваню! Ещё одним кусочком этого никак не укладывающегося пазла стали его стихи на страничке социальной сети… Так кто же вы, Иван?! Режиссёр, актёр, педагог, поэт?

Фото: vk.com/bookvoed

1. Amateur

­– Режиссёр… актёр… педагог… поэт… и жнец, и на дуде игрец… Раньше таких людей называли дилетантами, то есть любителями. Человек любит делать это и делает. Иногда у него что-нибудь получается.

– А есть какое-то одно направление, про которое вы скажете: «Это моё»?

– Есть, конечно. Я очень люблю две вещи. Я люблю читать вслух и люблю разбирать то, что я прочёл. Есть режиссёры, которые в двух словах оговорили сюжет и сразу начинают с артистами мизансцены делать. А я люблю посидеть, поговорить, подумать, почему так. Я обожаю говорить о литературе, и, наверное, с этим связано то, что я занимаюсь режиссурой… Я не совсем актёр, - скорее, рассказчик или чтец. Поэтому и радио возникло в своё время. И поэтому я люблю театральную педагогику. Там нужно разбираться, копаться, объяснять что-то. И поэтому я иногда пишу что-нибудь.

– А что вы преподаёте?

– Актёрское мастерство. Есть такая замечательная театральная гостиная VINCI, это пространство, созданное молодыми артистами, где все желающие – любители театра – могут заниматься актёрским мастерством, режиссурой, слушать лекции по истории театра и вообще искусства. Оказывается, есть огромное количество людей, обожающих театр, которые согласны несколько раз в неделю, иногда каждый день, заниматься театром. И уже года два я с этими ребятами работаю… У меня как-то не получилось преподавать вот так серьёзно – в театральной академии где-то, иметь свой собственный профессиональный курс… Были какие-то предложения в жизни, но я по разным причинам отказывался. Однажды отказался от коммерческого курса, потому что считаю, что это безобразие, искусству за деньги не научишь.

– А стихи откуда?

– Не знаю… Я писал когда-то в школе, но перестал. Наверное, как-то слишком серьёзно относился к искусству и к литературе особенно, чтобы считать, что я на что-то могу претендовать в этой области. Мне казалось, что писатели – это какие-то небожители, которым можно простить всё… А я? (Улыбается.) Конечно, я потом писал что-то, режиссура – вообще профессия пишущая, всегда есть какие-то почеркушки… И как-то, когда я уже ушёл из БДТ, я говорю своему другу Вику Спарову, а он замечательный переводчик, писатель, поэт: «Ты понимаешь, я не могу читать современные журналы, это невыносимо, скука смертная, а классику читать устал... Современное что-то есть?» – «Пошли, – говорит, – поведу».  И я попал на концерт Саши Джигита, одного из самых, может быть, глубоких знатоков современной петербургской поэзии… Так я услышал в первый раз, что есть такой поэт, как Геннадий Григорьев, что есть такой Женя Мякишев, Сева Гуревич, есть Татьяна Житлина, уникальная поэтесса! Тут же я познакомился с Ростиславом Грищенковым – человеком с удивительным литературным чутьём, поэтом и переводчиком, издателем и редактором всех моих книжек впоследствии. Он начал мне подбрасывать что-то для ознакомления, и, оказывается, всё есть! Никуда ничего не исчезало! Вот мы говорим: «Ах, Серебряный век!», но Серебряный век – это всего несколько людей, которые знали цену себе и друг другу. А узнавать их стали спустя полвека в лучшем случае… И вот я посмотрел на этих ребят, и мне захотелось что-то написать. Взял и написал одно, другое, третье, показал друзьям, они сказали давай ещё! (Смеётся.) И я потихонечку начал писать, втянулся, и как-то так получилось, что за полтора года собралась первая книжка… Потом вторая. А потом я сдуру пообещал дочери, что напишу ей детскую книжку. И сочинил за лето. Год или даже полтора ушло на поиски художников, которые стали бы это оформлять. А потом маленьким, крошечным, тиражом наши друзья издали эту книжку… Крошечным совсем, потому что грянул кризис, а кто сейчас будет браться за это? А книжка, по-моему, очень смешная вышла, хорошая. Но значит, не её время.

(А книжка-то – находка. И время – самое что ни на есть её https:/www.babyblog.ru/community/post/kids_books/3203995. )

2. Metteur en scène

– Если брать чуть пошире тему, творчество – это работа?

– Творчество – это, конечно, работа. И если ты не мастеровой, не ремесленник, то ты ничего не сделаешь. Если представить себе картину сотворения мира в русле традиционного мифа, то есть Творца, который нас всех создал, то его, иначе как в рабочем фартуке, трудно представить. Надо же глину месить, надо же это как-то всё делать! И если мы сотворены по образу и подобию божьему, то и мы творим по образу и подобию себя. Мы же можем сотворить только то, что сами знаем и понимаем про себя. Про свою малую родину, про свою семью, про свою любовь, дружбу, свои переживания… Он же тоже нас сотворил «про свой ближний круг», наверное... (Улыбается).

– Режиссура – это призвание или это сознательно выбранная профессия?

– Это случайность совершенная! Мы с братом учились на вечернем в институте, а днем – в ПТУ, оно давало бронь тогда от армии, и от училища работали на заводе. И вдруг выяснилось, что наш друг Женя Калачев, он один из создателей группы «Обер-манекен», поступает в театральный. При советской власти же давали отсрочку от работы на поступление, оплаченный месяц… Ну и мы пошли за компанию. А поскольку это был последний день набора, мы попали только на консультацию к Зиновию Яковлевичу Корогодскому на Фонтанке, где была его замечательная студия. А у него же весь театр участвовал в наборе, все артисты сидели. Мы заходим. «Ну хорошо, что вы будете читать?», – нас спрашивают. «А вы что хотите?» – «А у вас что есть?» Люди мы были не отягощённые комплексами – мы с завода пришли! И книги мы читали – у нас прекрасная библиотека дома была. Папа был гидролог, океанолог, мама – метеоролог, учились они в Питере, и каждый вечер мы дома читали книги все вместе, делились тем, что прочитано… Короче, нас помучали там минут по сорок каждого, и мы пошли дальше. Потом оказалось, что был замечательный набор! Правда, курс был очень хороший… Я был троечником. Брат хорошо учился, а я… Почти до конца троечником был. Я всё чего-то пытался там играть.

– Есть такое жестокое высказывание, что в режиссёры идут несостоявшиеся актёры…

– Нет-нет, это неправда! Я встречал режиссёров, которые ну совсем не актёры. Да, режиссёры любят поиграть, наиграть там какую-то оценку, и иногда это выглядит ужасно... Режиссёр, конечно, имеет свой замысел, но этот замысел должен вживую родить артист. И если артист чувствует, что его на ладошках выносят на сцену и пылинки с него сдувают, он тогда и вправду начинает летать. А если ему «делай так, делай не так, а вот так», ну что он – дрессированная обезьяна, чтоб так жить?

– Режиссёр – это склад ума? Работа?

– Нет (смеётся). Может, это такая профессия. Самая сложная, трудная. Ведь проще, когда ты что-то пишешь или рисуешь один – ты сел, у тебя холст, бумага, и ты сам что-то делаешь. Между тобой и словами или холстом, или красками посредников нет. А здесь – огромное количество посредников! У каждого своя история в жизни, у каждого свои какие-то привычки, и ты их должен совместить и друг с другом, и со своим замыслом, и ещё нужно, чтобы они твой замысел посчитали своим, и думали, что это они родили в муках! Они же будут ценить и беречь только то, что родили они сами... Это такая политика художественная, именно политика взаимоотношений. Это и влюбленность, и разочарование, и предательство… Цыганский табор, но при этом с железной дисциплиной, тоталитарной.

– Вы своим артистам свободу даёте?

– (Тяжело вздыхает.) Очень редко и, к сожалению, поздно. Это моя беда. Им надо раньше давать свободу, со второй или третьей репетиции, чтобы они думали, что это они делают. А я очень многое навязываю, диктую, и им это нравится, наверное, потому что они слушают, позволяют мне говорить, им приятно! А это неправильно. Я заторапливаю процесс, а надо, чтобы они это вЫносили сами. А я не умею. Поэтому я такой режиссёр, который (улыбается) не очень режиссёр.

– Совмещать в себе актёра и режиссёра – это нормально?

– Нет. Нельзя этого делать. Это разные профессии. Актёр – это… это же роды! Психофизиологические роды себя. У скрипача – скрипка, у пианиста – клавиши, а здесь твой инструмент – ты сам. Ты сам на себе играешь. Ты сам из себя должен родить. И ничего не получится, если ты в это самое время сам себе диктуешь систему Станиславского, что надо вот так... Ну не выйдет, потому что характер этих родов диктуется тем, кто рождается. Вот есть акушер, и есть тот, кто творит или рожает. Режиссёр – акушер. Всё. Иногда бывает – дома, ночью в подушку при свете свечи подумал, утром пришёл на репетицию, проверил. Но когда ты проверяешь, отключи в себе режиссёра! Будь глупым, открытым, чувственным животным, артистом, но режиссёра отключай.

– У вас этот момент отключения происходит? В “Art”, скажем, в котором вы играете, и вы же выступаете режиссёром?

– Редко очень. Это происходит, когда у тебя очень хорошая компания, когда тебе с ними легко трепаться, когда ты с ними не боишься быть глупым. Но в “Art” другое. Сначала же эту роль репетировали два или три очень хороших артиста. Но у одного что-то не получилось, у другого съёмки были, потом мы поменяли весь пасьянс, и оказалось – «ну давайте со мной порепетируем, потому что я всё знаю уже». А там как раз ситуация, когда природа взаимоотношений строится на дружеском трёпе, на подколках, на розыгрышах. Вот собираются три мужика взрослых, а ведут себя как дети. Обидчивые, весёлые, смешливые. И этим они друг другу дороги. Там очень хорошие артисты и партнёры мои… попробовал бы я с ними сказать, что я режиссёр! Один из них директор театра, а другой – замдиректора. И поэтому с ними это прошло как-то. И то – я долго играл и всё смотрел со стороны, правильно сцена пошла или неправильно… Мы года полтора играем, и я только-только начал освобождаться от этого взгляда.

– ­ Ну играет же Григорий Дитятковский, например, в своём спектакле «Мой уникальный путь»…

– Я видел Гришу несколько раз на сцене, он удивительно хороший артист, настоящий! И даже иногда трудно сказать, кто он лучше – режиссёр или артист. Но это исключение. Есть ещё примеры – тот же Саша Баргман в своих спектаклях играет. Со своими студентами и со своими артистами в разные годы ставил спектакли и в них же играл Владимир Эммануилович Рецептер. Фантастический артист… Я у него в театре работал несколько лет и видел его пробы – вот он вышел на площадку, он не режиссёр, он артист! Потом он садится в зрительный зал и начинает снимать стружку с артистов. Чудовищно, диктатура! Вот только так, как ему надо, и больше никак!.. Он умеет, я – нет. Спасибо радио или моей любви к чтению вслух – я научился что-то показывать в тексте, какой он красивый и про что он написан. Вот это да. Но прожить это, сыграть это я так и не научился. Поэтому, может быть, я в какой-то степени ведущий или рассказчик, но я не чистый артист (улыбается).

3. L’art

К “ART”у я была готова. И актёра Ивана Стависского просто выключала из восприятия. Но какой спектакль! Это при том, что я ж несчётное количество раз его смотрела в БДТ! А вот увлеклась. Да так, что забыла, за чем пришла… В Театре «За Чёрной речкой» он действительно другой, он не лучше и не хуже. Он компактнее, если так можно выразиться, а где-то острее и ближе по восприятию. У Пинигина потрясающий актёрский состав блестяще и смешно разыгрывал эту историю – вальяжно, что называется, с оттяжечкой, будто каждый из трёх приятелей заранее знал, что картина-то дерьмо, а дружба никуда не денется. В спектакле Ивана Стависского каждый жест, каждое слово точечно-аукупунктурны, если так можно выразиться, – все трое существуют в такой давнишней, проверенной годами близости, что далёкий от гениального Антриоса зритель не любопытствует, а реально переживает ужас рушащихся на глазах отношений. «Мне казалось, – говорит Иван, – что если выйдут трое уже таких в возрасте дядек, кто с животом, кто с лысиной… а вести себя будут, как дворовая шпана, и за это ценить друг друга, то это создаст некий противовес, контрапункт живописной теме, теме искусства… потому что главное искусство – это взаимоотношения между людьми». А ещё, добавлю, это полное взаимопонимание на площадке. Ну а о пронзившем насквозь Анатолии Журавине я даже говорить не буду!

И на «Мрамор» я ни за что бы не пошла, если бы случайно не увидела в интернете чьи-то «впечатления», которые меня зацепили. В этом плане я дикий консерватор, и планка актёрско-режиссёрского дуэта Дрейден-Дитятковский для меня камертон... Оказывается, много бы потеряла. Три действия (два антракта) на одном дыхании, в абсолютном погружении в непростую, требующую определённых усилий драматургию Бродского. Долгий, подробный, испещрённый аллюзиями и парафразами текст у Ивана Стависского выходит живым, дышащим. И если Дитятковский словно намеренно «дистанцировал» действие, умозрительно расширяя пространство и почти физически отправляя зрителя в путь, то у Стависского постановка, как он сам говорит, статична. Актёры самым натуральным образом заперты в тесном пространстве сцены (слово «камерная» тут как нельзя кстати), и именно в этой замкнутости они натягивают тот ощущаемый, больной нерв, который дрожит и вибрирует в течение двух с лишним часов. На расстоянии вытянутой руки... «Мрамор» в Театре «За Чёрной речкой» нетороплив и изящен, но при этом насыщен тем самым вдумчивым прочтением, что пробирает до самой последней клеточки. Потрясение мозга.

Я всё время говорю о том, что хорошие камерные спектакли – истинное наслаждение для зрителя. И невероятное испытание для артистов. Когда стоишь глаза в глаза, когда дышишь одним воздухом, нет ни малейшей возможности соврать, сыграть не в полную силу – зритель чýток и лажи не простит. А потому нет большего восторга, чем взмыть в ту же тональность, поймать ту самую – общую – ноту, тонкую и чистую, и раствориться где-то в неосязаемой выси… По моим понятиям лучше и качественнее такой работы, наверное, быть ничего не должно. Вот это – искусство.

4. Le grand, le petit

– Вы довольно долго проработали в БДТ с Темуром Чхеидзе…

– Почти пятнадцать лет. Мне с ним безумно нравилось работать, он меня очень многому научил. Это старая школа, которой сейчас очень мало. Сейчас почти никто не занимается событийным строительством – в театре, в литературе, в живописи, в кино… А это, мне кажется, основа любого текста вообще. Оно может быть на довербальном даже уровне, но оно событийное – то, что переживает человек, участвующий в процессе мазка кистью, произнесения слова или исполнения балетного па. То, про что он живёт в этот момент, а не просто набор каких-то эквилибров.

– …и практически параллельно вы организовали Товарищество «Малая сцена»?

– На малой сцене мы выпустили «Ромео и Джульетту», но вскоре Женечка Игумнова, которая была Джульеттой, ушла становиться мамой. И возникла пауза. Но я всё-таки режиссёр, мне иногда хочется что-то делать, и мы придумали с Константином Юрьевичем Серебровым – был такой директор в БДТ, замечательный потомственный театральный человек, – как использовать пустовавшую сцену. Там же много лет стояла одна декорация «Отца» Гриши Дитятковского, в которую раз в два-три месяца входили артисты и играли. При этом наши же артисты ходили в антрепризу на сторону заработать денег. Какой смысл? И мы предложили Кириллу Юрьевичу Лаврову и худсовету организовать ещё одну площадку под собственной крышей. Пусть она будет экспериментальной, лабораторной, но своей. При этом автономной, то есть чтобы артисты у нас сами зарабатывали. И как только нам это разрешили, мы сразу взяли молотки и сделали небольшой ремонт в фойе, устроили там выставку… Через две недели мы уже собрали первую афишу. А это был уже Сергей Симонович Дрейден с «Немой сценой», это был спектакль по Горькому с Леонидом Витальевичем Неведомским и «Кавалер-дуэтом» в постановке Воробьёва, моя премьера по Бродскому сразу вышла, был «Посторонний» Камю, ещё что-то… Мы играли уже почти тридцать спектаклей, но закончили своё существование, когда театр ушёл на реконструкцию. Она же четыре года длилась, а это невозможно! Я тогда и ушёл из театра, потому что понимал, что мне несколько лет нечего будет делать.

– То есть вы ушли из БДТ, потому что театр закрылся и вы оказались в простое?

– Нет, не только. Мне там очень хорошо было, правда. Огромное количество друзей, да и с руководством театра мы в очень хороших отношениях были! Потом у меня была Малая сцена… Просто на тот момент я выпускал спектакль, который у меня не пошёл. У каждого режиссёра такие опыты есть, когда ты что-то делаешь, тратишь год-два на подготовку, а потом начинаешь, и всё сыпется. И начинают портиться отношения с артистами… Режиссёр должен обеспечить артистам их благополучное существование в спектакле. А я не смог. В общем, мой личный творческий кризис совпал с тем, что театр должен был уходить на реконструкцию... И я это дело закончил.

– А почему оказались в Театре «За Чёрной речкой»?

– Ну, я же знал этот театр много лет! Прежде всего, там был Олег Юрьевич Мендельсон, основатель этого театра. Там же работал Александр Вениаминович Иовлев, а мы с ним дружили много лет, когда он был ещё режиссёром Дома радио… Они же все ученики моего мастера Корогодского! Мы встречались, когда выпускники разных лет собирались в студии у Зиновия Яковлевича. Потом там же был Сёма Мендельсон, который во всех моих спектаклях в БДТ играл… И мне ребята говорят: «Иди к нам, ты ж всё равно бездельничаешь». Я говорю, ну давайте попробуем, приду к вам в гости. Пришёл в гости раз, два, а потом втянулся. И тут они мне сказали – ну раз втянулся, будешь главным режиссёром. И в первый год мы выпустили чуть ли не девять премьер! А потом я понял, что в такой компании нельзя быть главным режиссёром, потому что все эти ребята в этом театре родились. И каждый гвоздь в стену забит ими. Главный должен быть либо очень старше, чтобы иметь право быть диктатором, либо он должен быть неродным, чтобы иметь право увольнять и наказывать. А когда все родные, да ещё в одном ранге, ну какой я главный? Это неправильно. Так что я сейчас там просто режиссёр и актёр, иногда что-то там ещё возникает…

– Малые формы всё-таки вам ближе?

– Я и большие люблю. Но малые формы почему я больше люблю – потому что там всё через артиста приходится делать. Столько сейчас подмены, когда артист подменяется дымом, светом, бегущей строкой, громкой музыкой, и жизнь человеческого тела подменила собой жизнь человеческого духа… А эти декорации с реальным кафелем? Да кому он нужен? В общем, принцип актёрского коврика мне ближе...

5. Le thèâtre

­– Всё, что я делаю, наверное, можно отнести к той или иной форме литературного театра. Объясню, что я имею в виду. Я не говорю о литературных композициях – потому что мне приходилось работать в самых разных литературных жанрах: и в жанре уличного театра, и такого актёрского, капустнического розыгрыша, как «БАЛбесы» – сказки Пушкина для взрослых, и в жанре мюзикла, и темпо-ритмического речевого спектакля. Всякое было. Мне иногда говорили, что я очень узнаваем, потому что артисты в моих спектаклях как будто филологи! Как будто мы слишком много – это моя, наверное, беда, – уделяем внимания тексту, самой литературе, из которой вырастает спектакль. А, может быть, иногда надо идти ей вразрез, чтобы проявить, вскрыть эту самую литературу… Тогда возникают такие ходы у нас, как, например, женщины, которые учат мужчин любить женщин [спектакль «Наука любить»]. Или как сказки Пушкина, рассказанные бесами из его снов [спектакль «БАЛбесы»]. И тогда эти бесы, они – совершенно ненормативные, они почти гиньольные… (улыбается)… Вообще, если говорить о том, какой театр в идеале хочется, то очень ненадолго такой театр получается тогда, когда руководство театра – заключив сделку с дьяволом или тоталитаризмом, вступив ли в партию или лавируя, как Товстоногов, и прикрывая своей широкой спиной всех остальных, – создаёт им условия… Чтобы они не ели алюминиевыми ложками свой суп. И тогда театр получается такой шуткой гения. Или гениев. Говорят, творить может голодный. Не тот голодный, кто есть хочет, а голодный в голове, в душе голодный, которому хочется что-то делать… И вот собираются несколько обеспеченных людей, такие гении, которые легко относятся к своему делу, и начинают шутить. И возникает новый театр. Возникает «Принцесса Турандот» Вахтангова. …Станиславский угрохал своё состояние и состояние нескольких друзей на свой театр! То они на какую-то дачу выехали всем составом, всех надо кормить, всех где-то уложить поспать, со всеми надо репетировать и чтобы у всех хорошее настроение было! И организовать так, чтобы они все влюблялись друг в друга, чтобы все их взаимоотношения совместить со взаимоотношениями персонажей внутри пьесы. Это много денег стоит! Вот это театр.

6. Directeur

– Театр «За Чёрной речкой» у меня иногда вызывает образ свободной сценической площадки, открытой для разного рода проб и экспериментов. При наличии своего немаленького репертуара, прямо скажем, у вас там жизнь бьёт ключом. «Любку» у вас играют козловцы, на вашей сцене работала в мае прошлого года режиссёрская лаборатория, где было по слухам на что посмотреть, идут «Записки провинциального врача» в качестве независимого проекта. И всё это кипит! Это что? «Я хочу, чтобы было»?

– Это не со мной связано. Просто в своё время этот театр очень правильно «заварили». Олег Юрьевич Мендельсон, который его создал 30 с лишним лет назад, был замечательным режиссёром и педагогом. Из этого театра вышло огромное количество артистов, в театре постоянно были студии. Все артисты этого театра – театральные педагоги. Половина артистов – сценаристы очень приличного уровня, звукорежиссёры, певцы, композиторы, музыканты. Половина – театральные художники и художники по костюмам. Все – завпосты, монтировщики, все – ремонтники. Они все – всё!.. Иначе не выжить, театр же без дотаций существует: что заработали, то съели. И при этом мы ездим на гастроли, устраиваем фестивали – спасибо гигантское Комитету по культуре, который поддержал это в своё время и поддерживает всё больше и больше. Потому что сам театр этого бы не потянул.

– Так и должно быть? Или так не должно быть?

– Так не должно быть. Вот почему: театр не должен быть способом выживания. Много лет Театр «За Чёрной речкой» выживал. Слава Богу, что выжил.

– А фестиваль «Art Окраина» – это о чём?

– Это фестиваль камерных театров и спектаклей малых форм. То, о чём мы говорили, – камерное пространство, где четвёртая стена не разделяет артистов и зрителей, где артист не имеет права соврать, где зритель автоматически фактом присутствия в камерном пространстве становится участником, где театральная форма не может заслонить собой живого артиста и должна служить его раскрытию ещё больше. Там же жанры сумасшедшие: от кукольных спектаклей до мюзиклов, там чего только нет. И многонаселённые, и на актёрском коврике, и всякие-всякие – от моноработ до многофигурных композиций… А какой форум получается! Это и Россия, и Франция, и Израиль, и Швеция, и Болгария, и Словения, и Сербия, и Азербайджан! Это потрясающий молодой театр из Казахстана, где Барзу Абдуразаков, выдающийся режиссёр, поставил пьесу Тадеуша Слободзянека с молодыми ребятами, выпускниками консерватории … Это смотреть невозможно – как это хорошо! Горло перехватывает, зал обливается слезами, сердце болит, как это ребята делают! И на нашей крошечной сцене пятнадцать человек артистов! И всем хватает места. Или вот клоуны, которые «Гамлета» делают, это же фантастика какая-то, что они там творят!.. Там есть один принцип: мы зовём только то, что нам нравится.

– А в результате?

– Во-первых (улыбается), всё театральное сообщество знает, что такое Театр «За Чёрной речкой». Второе, нас начинают приглашать на разные фестивали и гастроли, и не только в качестве театра – возникают творческие диффузионные проекты, взаимопроникновение структур… Это новая драматургия и новые типы театра, с которыми мы знакомимся, это приглашение артистов и режиссёров. Много всего! Мы становимся друзьями.

– То есть помимо рекламы, это ещё такой способ напитаться?

– Да! Потому что столько хороших артистов по нашей сцене походили. И мы по-другому начинаем играть. Нас перестают устраивать наши декорации, наши литературные композиции – это надо переделать, стыдно! Они там во Франции вот так, а мы? Не-е-ет, ребята! (Смеётся.)

7. Иван

– А вы свободный человек?

– Ну как свободный? Ты свободен тогда, когда занимаешься своим делом. Вообще, это как у Володина – стыдно быть несчастливым. Я могу переживать какой-то факт своей биографии, но, с другой стороны, у меня было такое счастливое детство, у меня такие друзья, дети, у меня такие театры в моей жизни, и столько всего… У меня есть чем заниматься! Я каждую ночь могу сесть, что-то там написать и уснуть в счастливой усталости после этого. Прекрасно! Я даже в отпуск иногда езжу (улыбается).

– Есть ещё что-то, что вы успеваете делать? Я же периодически слышу «Ваня то, Ваня это, Ваня на гастролях, Ваня на работе». Времени хватает?

– Так времени вообще много. День-то большой. Ночь ещё есть. (Смеётся.) Самое главное, что я обнаружил, благодаря интернету, конечно, – вокруг огромное количество талантливейших людей! Такая литература, оказывается существует, такие артисты! Существуют они, к сожалению, только внутри своего сообщества, и мир их не знает… Огромное количество гениев, которые достойны всемирного признания и поклонения, а живут как раз вот в камерных условиях. Это ужасно обидно!

…Как это всё просто у человека выходит! Случайно поступил в театральный. Пошёл в гости в театр – пригласили режиссёром, ещё вот худруком назначили. Увлёкся – поставил Брехта со студентами. Начал писать – втянулся. Друзья «книжки» издают… Это, конечно, видимость. Приглашают и назначают не каждого, и везения или случая тут немного. Тут – настоящая увлечённость, мощная работоспособность, постоянные размышления вслух и удивительный филологический дар. Я даже не про литературу, я про ощущение себя и своего места в том окружающем пространстве, которое плавно перетекает в категорию времени, эпохи. Про «ближний круг», где все настолько тесно друг с другом связаны, что знают весь мир. Про язык, на котором говорят одного с тобой рода-племени люди и который понимаешь и принимаешь моментально. Иван потом скажет, что он «редкий болтун», а я возражу, что это редкая удача, потому что мало кто способен говорить так захватывающе. Он, конечно, потрясающий рассказчик.

«…пишите письма мелким бесом / Тому, кто с вами сходен интересом, / Их столь немного, что их трудно счесть». Их и вправду мало, и существуют они действительно в «камерных условиях», а потому удовольствие от общения с ними – огромное! Будто прикоснулся к чему-то неизведанному и вдруг открыл для себя какую-то вселенную…

Чудесные люди встречаются в этом мире. И Иван, несомненно, из них. В общем, спасибо этой непредсказуемости человеческих встреч!

d-flaquita.livejournal.com

Стависский, Иван - Колыбельная для папы [Текст] : невзрослые стихи


Поиск по определенным полям

Чтобы сузить результаты поисковой выдачи, можно уточнить запрос, указав поля, по которым производить поиск. Список полей представлен выше. Например:

author:иванов

Можно искать по нескольким полям одновременно:

author:иванов title:исследование

Логически операторы

По умолчанию используется оператор AND.
Оператор AND означает, что документ должен соответствовать всем элементам в группе:

исследование разработка

author:иванов title:разработка

оператор OR означает, что документ должен соответствовать одному из значений в группе:

исследование OR разработка

author:иванов OR title:разработка

оператор NOT исключает документы, содержащие данный элемент:

исследование NOT разработка

author:иванов NOT title:разработка

Тип поиска

При написании запроса можно указывать способ, по которому фраза будет искаться. Поддерживается четыре метода: поиск с учетом морфологии, без морфологии, поиск префикса, поиск фразы.
По-умолчанию, поиск производится с учетом морфологии.
Для поиска без морфологии, перед словами в фразе достаточно поставить знак "доллар":

$исследование $развития

Для поиска префикса нужно поставить звездочку после запроса:

исследование*

Для поиска фразы нужно заключить запрос в двойные кавычки:

"исследование и разработка"

Поиск по синонимам

Для включения в результаты поиска синонимов слова нужно поставить решётку "#" перед словом или перед выражением в скобках.
В применении к одному слову для него будет найдено до трёх синонимов.
В применении к выражению в скобках к каждому слову будет добавлен синоним, если он был найден.
Не сочетается с поиском без морфологии, поиском по префиксу или поиском по фразе.

#исследование

Группировка

Для того, чтобы сгруппировать поисковые фразы нужно использовать скобки. Это позволяет управлять булевой логикой запроса.
Например, нужно составить запрос: найти документы у которых автор Иванов или Петров, и заглавие содержит слова исследование или разработка:

author:(иванов OR петров) title:(исследование OR разработка)

Приблизительный поиск слова

Для приблизительного поиска нужно поставить тильду "~" в конце слова из фразы. Например:

бром~

При поиске будут найдены такие слова, как "бром", "ром", "пром" и т.д.
Можно дополнительно указать максимальное количество возможных правок: 0, 1 или 2. Например:

бром~1

По умолчанию допускается 2 правки.
Критерий близости

Для поиска по критерию близости, нужно поставить тильду "~" в конце фразы. Например, для того, чтобы найти документы со словами исследование и разработка в пределах 2 слов, используйте следующий запрос:

"исследование разработка"~2

Релевантность выражений

Для изменения релевантности отдельных выражений в поиске используйте знак "^" в конце выражения, после чего укажите уровень релевантности этого выражения по отношению к остальным.
Чем выше уровень, тем более релевантно данное выражение.
Например, в данном выражении слово "исследование" в четыре раза релевантнее слова "разработка":

исследование^4 разработка

По умолчанию, уровень равен 1. Допустимые значения - положительное вещественное число.
Поиск в интервале

Для указания интервала, в котором должно находиться значение какого-то поля, следует указать в скобках граничные значения, разделенные оператором TO.
Будет произведена лексикографическая сортировка.

author:[Иванов TO Петров]

Будут возвращены результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, Иванов и Петров будут включены в результат.

author:{Иванов TO Петров}

Такой запрос вернёт результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, но Иванов и Петров не будут включены в результат.
Для того, чтобы включить значение в интервал, используйте квадратные скобки. Для исключения значения используйте фигурные скобки.

search.rsl.ru

Стависский, Иван - Колыбельная для папы [Текст] : невзрослые стихи


Поиск по определенным полям

Чтобы сузить результаты поисковой выдачи, можно уточнить запрос, указав поля, по которым производить поиск. Список полей представлен выше. Например:

author:иванов

Можно искать по нескольким полям одновременно:

author:иванов title:исследование

Логически операторы

По умолчанию используется оператор AND.
Оператор AND означает, что документ должен соответствовать всем элементам в группе:

исследование разработка

author:иванов title:разработка

оператор OR означает, что документ должен соответствовать одному из значений в группе:

исследование OR разработка

author:иванов OR title:разработка

оператор NOT исключает документы, содержащие данный элемент:

исследование NOT разработка

author:иванов NOT title:разработка

Тип поиска

При написании запроса можно указывать способ, по которому фраза будет искаться. Поддерживается четыре метода: поиск с учетом морфологии, без морфологии, поиск префикса, поиск фразы.
По-умолчанию, поиск производится с учетом морфологии.
Для поиска без морфологии, перед словами в фразе достаточно поставить знак "доллар":

$исследование $развития

Для поиска префикса нужно поставить звездочку после запроса:

исследование*

Для поиска фразы нужно заключить запрос в двойные кавычки:

"исследование и разработка"

Поиск по синонимам

Для включения в результаты поиска синонимов слова нужно поставить решётку "#" перед словом или перед выражением в скобках.
В применении к одному слову для него будет найдено до трёх синонимов.
В применении к выражению в скобках к каждому слову будет добавлен синоним, если он был найден.
Не сочетается с поиском без морфологии, поиском по префиксу или поиском по фразе.

#исследование

Группировка

Для того, чтобы сгруппировать поисковые фразы нужно использовать скобки. Это позволяет управлять булевой логикой запроса.
Например, нужно составить запрос: найти документы у которых автор Иванов или Петров, и заглавие содержит слова исследование или разработка:

author:(иванов OR петров) title:(исследование OR разработка)

Приблизительный поиск слова

Для приблизительного поиска нужно поставить тильду "~" в конце слова из фразы. Например:

бром~

При поиске будут найдены такие слова, как "бром", "ром", "пром" и т.д.
Можно дополнительно указать максимальное количество возможных правок: 0, 1 или 2. Например:

бром~1

По умолчанию допускается 2 правки.
Критерий близости

Для поиска по критерию близости, нужно поставить тильду "~" в конце фразы. Например, для того, чтобы найти документы со словами исследование и разработка в пределах 2 слов, используйте следующий запрос:

"исследование разработка"~2

Релевантность выражений

Для изменения релевантности отдельных выражений в поиске используйте знак "^" в конце выражения, после чего укажите уровень релевантности этого выражения по отношению к остальным.
Чем выше уровень, тем более релевантно данное выражение.
Например, в данном выражении слово "исследование" в четыре раза релевантнее слова "разработка":

исследование^4 разработка

По умолчанию, уровень равен 1. Допустимые значения - положительное вещественное число.
Поиск в интервале

Для указания интервала, в котором должно находиться значение какого-то поля, следует указать в скобках граничные значения, разделенные оператором TO.
Будет произведена лексикографическая сортировка.

author:[Иванов TO Петров]

Будут возвращены результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, Иванов и Петров будут включены в результат.

author:{Иванов TO Петров}

Такой запрос вернёт результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, но Иванов и Петров не будут включены в результат.
Для того, чтобы включить значение в интервал, используйте квадратные скобки. Для исключения значения используйте фигурные скобки.

search.rsl.ru

Побег к себе. «Это буду я…» (Иосиф Бродский)

Поэт в России редко удостаивался мирной и благополучной судьбы. Иосиф Александрович Бродский исключением из правил не был. Родина его отвергла (то есть, не сама Родина, конечно, а правящая партия): поэт побывал под арестом, в «ссылке», прошел несколько кругов ада в виде допросов и психиатрических больниц. Свободу слова И. А. Бродскому, как ни печально это сознавать, дал Запад. Но сегодня литературное наследие изгнанника все больше становится востребованным дома: печатаются книги, ставятся спектакли, издаются различные «жизнеописания»и «воспоминания».

6 апреля в Театральном пространстве «Цех» Иван Стависский — главный режиссер театра «За Черной речкой» — представил зрителю постановку «Это буду я…» (Иосиф Бродский). Моноспектакль прошел в теплом кругу ценителей и почитателей творчества поэта, при поддержке Театра Ненормативной пластики.

В центре постановки-исследования — так называемый«побег» И. А. Бродского. Побег за пределы, ограничивающие «Я» человека, его свободу и волю.Тематическая канва спектакля разворачивается отвоспоминаний о детстве, юношеских увлечениях — к ощущению и определению себя во времени.

Постановка основана на совмещении в одном монологе прозы (эссе) и лирики И. А. Бродского. Границ, где первое становится вторым, разглядеть невозможно — они сливаются в единое повествование, начинающееся с размышлений о Петербурге-Ленинграде и к нему же возвращающееся в конце.

Поэзию И. А. Бродского не назовешь легкой для восприятия. Известно, что в своем творчестве поэт стремился прийти к новому языку, к новой форме выражения. Его конструкции громоздки: они не вмещаются в границы строк и строф, сбивают ритм. Но стараниями И.Стависского стихи не просто звучат и слушаются превосходно, они превращаются в неудержимый речевой поток, стремительно увлекающий за собой внимание слушателей.

Затаив дыхание, зал следит за движением интонационно-эмоционального рисунка. Монолог со сцены звучит проникновенно, мощно и очень живо. Музыкальное оформление, подобранное Наталией и Александром Тороповыми специально для спектакля, прекраснодополняет постановку, задает тональность и поддерживает ее.

В этот раз, как и всегда в премьерные показы, зрительный зал «Цеха» едва вместил всех желающих. Судя по всему, Театр перерос свое пространство, и нуждается в новом – более широком. А зритель… Своего зрителя Театр Ненормативной Пластики и сотоварищи давно нашли, и дело тут не только в количестве желающих попасть на спектакли, но и, так сказать, в качестве публики.

Как отметил Иван Стависский ( третий раз выходя на поклон), мало кто может слушать стихи. Но на спектакле «Это буду я» (Иосиф Бродский) случайных людей не было. Режиссер и исполнитель горячо поблагодарил всех присутствовавших за то, что вечер состоялся – в полном смысле слова. Нам же, зрителям, поблагодарить за это хочется организаторов и, разумеется, самого Ивана Стависского.

Текст и фото: Елена Чернакова

okolo.me

Театр За Черной Речкой - Иван Стависский

Режиссёр и актёр

Родился 4 декабря 1962 года в Ленинграде.
 

В 1981 году поступил в ЛГИТМИК (актерско-режиссерский курс З.Я. Корогодского (1981-1985), класс Л.А. Додина (1987), класс М.В. Сулимова (1987-1990)), который окончил в 1990 году. В качестве режиссера поставил свой первый спектакль - «Прекрасное воскресенье для пикника» Т. Уильямса - в Русском драматическом театре (г.Бишкек, Киргизия, 1990).


В 1989 году И.Я. Стависский выступил режиссером-постановщиком 1 Международного фольклорного фестиваля «Руна Балтики» (г. Выборг).


С 1990 по 1991 год – актер, режиссер и педагог творческого центра З.Я. Корогодского «Семья». С 1991 года – режиссер ГТРК «Петербург 5-й канал», где осуществил постановку более 150 радио спектаклей и около 500 художественных радио передач. В том числе, выступил режиссером радиоверсии спектакля Т.Н. Чхеидзе «Коварство и любовь» (1994-1995).

С 1998 года И.Я. Стависский - ведущий передач из цикла «Отечество и судьбы» на телеканале Культура (ок. 100 выпусков).

 

Работал в БДТ  с 1997 года. В качестве режиссера принимал участие в работе над спектаклями: «Антигона» Ж. Ануйя (постановка Т.Н. Чхидзе, 1996),«Солнечная ночь» Н. Думбадзе (постановка Т.Н. Чхеидзе, 1997), «Борис Годунов» А.С. Пушкина (постановка Т.Н. Чхеидзе, 1999), «Дом, где разбиваются сердца» Б. Шоу (постановка Т.Н. Чхеидзе, 2002), «Маскарад» М.Ю. Лермонтова (постановка Т.Н. Чхеидзе, 2003), «Копенгаген» (постановка Т.Чхеидзе, 2004) «Власть тьмы» (постановка Т.Н. Чхеидзе, 2005), «Мария Стюарт» Ф. Шиллера (постановка Т.Н. Чхеидзе, 2005), «Дядюшкин сон» Ф.М. Достоевского (постановка Т.Н. Чхеидзе, 2008).

На счету И.Я. Стависского немало и самостоятельных постановок: «Ромео и Джульетта» У. Шекспира (БДТ им. Г.А. Товстоногова, 1998), «Так погиб Гуска» М. Кулиша (студия С.Н. Крючковой, 2002), «БАЛбесы» по сказкам А.С. Пушкина , «Самозванцы» по драме А.С. Пушкина «Борис Годунов» (Пушкинский театральный центр, 2005), «Мрамор» И. Бродского (театр «За Черной речкой», 2007), «Прости душа» по «Истории Пугачева» А.С. Пушкина (Пушкинский театральный центр, 2008) и др. 


Среди актерских работ И.Я. Стависского – вестник («Антигона» Ж. Ануйя), Абесадзе («Солнечная ночь» Н. Думбадзе), Парис, патер Лоренцо («Ромео и Джульетта» У. Шекспира), Воротынский («Борис Годунов» А.С. Пушкина) и др. 
С 2002 года И.Я. Стависский является художественным руководителем актерского товарищества «Малая сцена», созданного по его инициативе с участием артистов БДТ.
За шесть лет существования товарищество выпустило около 30 спектаклей: «Ниоткуда с любовью» И. Бродского (2002), «Посторонний» А. Камю (2003),«Наука любви» Овидия (2003), «Соло на двоих» П. Гладилина (2004), и др.

В 2008 году силами актеров труппы БДТ И.Я. Стависский осуществил на Малой сцене театра читки пьес современных драматургов в рамках экспериментального проекта «Живому театру – живого автора».

В 2009 году на Малой сцене театра поставил спектакль «АТАНДЕ» по повести А.С. Пушкина «Пиковая дама»,  в 2010 году «Квадратура круга» по пьесе Валентина Катаева.


С 1997 г. по  2011 г. – режиссёр Большого драматического театра им. Г.А. Товстоногова.


С 2011 г. по 2015 главный режиссер театра «За Черной речкой»,  на сцене которого идет поставленный им спектакль «БАЛбесы» с участием артистов Академического Большого драматического театра им. Г.А. Товстоногова, спектакль «Мрамор», авторский моноспектакль режиссера «Вдребезги – Поминки по эпохе» , спектакль "Наука любви" и "ART".

 

www.teatrzcr.ru

Иван Стависский - биография, фильмография, фотографии актера. Ваш досуг

 Главный режиссер театра «За черной речкой».

Родился 4 декабря 1962 года в Ленинграде.
В 1981 году поступил в лгитмик (актерско-режиссерский курс З. Я. Корогодского (1981−1985), класс Л. А. Додина (1987), класс М. В. Сулимова (1987−1990)), который окончил в 1990 году. В качестве режиссера поставил свой первый спектакль — «Прекрасное воскресенье для пикника» Т. Уильямса — в Русском драматическом театре (г.Бишкек, Киргизия, 1990).
В 1989 году И. Я. Стависский выступил режиссером-постановщиком 1 Международного фольклорного фестиваля «Руна Балтики» (г. Выборг).
С 1990 по 1991 год — актер, режиссер и педагог творческого центра З. Я. Корогодского «Семья». С 1991 года — режиссер гтрк «Петербург 5-й канал», где осуществил постановку более 150 радио спектаклей и около 500 художественных радио передач. В том числе, выступил режиссером радиоверсии спектакля Т. Н. Чхеидзе «Коварство и любовь» (1994−1995).
С 1998 года И. Я. Стависский — ведущий передач из цикла «Отечество и судьбы» на телеканале Культура (ок. 100 выпусков).

Работал в бдт с 1997 года. В качестве режиссера принимал участие в работе над спектаклями: «Антигона» Ж. Ануйя (постановка Т. Н. Чхидзе, 1996),"Солнечная ночь" Н. Думбадзе (постановка Т. Н. Чхеидзе, 1997), «Борис Годунов» А. С. Пушкина (постановка Т. Н. Чхеидзе, 1999), «Дом, где разбиваются сердца» Б. Шоу (постановка Т. Н. Чхеидзе, 2002), «Маскарад» М. Ю. Лермонтова (постановка Т. Н. Чхеидзе, 2003), «Копенгаген» (постановка Т. Чхеидзе, 2004) «Власть тьмы» (постановка Т. Н. Чхеидзе, 2005), «Мария Стюарт» Ф. Шиллера (постановка Т. Н. Чхеидзе, 2005), «Дядюшкин сон» Ф. М. Достоевского (постановка Т. Н. Чхеидзе, 2008).

На счету И. Я. Стависского немало и самостоятельных постановок: «Ромео и Джульетта» У. Шекспира (бдт им. Г. А. Товстоногова, 1998), «Так погиб Гуска» М. Кулиша (студия С. Н. Крючковой, 2002), «балбесы» по сказкам А. С. Пушкина, «Самозванцы» по драме А. С. Пушкина «Борис Годунов» (Пушкинский театральный центр, 2005), «Мрамор» И. Бродского (театр «За Черной речкой», 2007), «Прости душа» по «Истории Пугачева» А. С. Пушкина (Пушкинский театральный центр, 2008) и др.
Среди актерских работ И. Я. Стависского — вестник («Антигона» Ж. Ануйя), Абесадзе («Солнечная ночь» Н. Думбадзе), Парис, патер Лоренцо («Ромео и Джульетта» У. Шекспира), Воротынский («Борис Годунов» А. С. Пушкина) и др.
С 2002 года И. Я. Стависский является художественным руководителем актерского товарищества «Малая сцена», созданного по его инициативе с участием артистов бдт.
За шесть лет существования товарищество выпустило около 30 спектаклей: «Ниоткуда с любовью» И. Бродского (2002), «Посторонний» А. Камю (2003),"Наука любви" Овидия (2003), «Соло на двоих» П. Гладилина (2004), и др.

В 2008 году силами актеров труппы бдт И. Я. Стависский осуществил на Малой сцене театра читки пьес современных драматургов в рамках экспериментального проекта «Живому театру — живого автора».

В 2009 году на Малой сцене театра поставил спектакль «атанде» по повести А. С. Пушкина «Пиковая дама», в 2010 году «Квадратура круга» по пьесе Валентина Катаева.
С 1997 г. по 2011 г. — режиссер Большого драматического театра им. Г. А. Товстоногова.
Сегодня Иван Янович Стависский — главный режиссер театра «За Черной речкой», на сцене которого идет поставленный им спектакль «балбесы» с участием артистов Академического Большого драматического театра им. Г. А. Товстоногова, спектакль «Мрамор», авторский моноспектакль режиссера «Вдребезги — Поминки по эпохе», спектакль «Наука любви» и «art», «Буря».

Источник: сайт театра «За черной речкой»

www.vashdosug.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.