Иван сергеевич аксаков стихи


Все стихи Ивана Аксакова

А. О. Смирновой

 

I

 

Вы примиряетесь легко,

Вы снисходительны не в меру,

И вашу мудрость, вашу веру

Теперь я понял глубоко!

Вчера восторженной и шумной,

Тревожной речью порицал

Я ваш ответ благоразумный

И примиренье отвергал!

Я был смешон! Признайтесь, вами

Мой странный гнев осмеян был:

Вы гордо думали: «С годами

Остынет юношеский пыл!

И выгод власти и разврата,

Как все мы, будет он искать

И равнодушно созерцать

Паденье нравственного брата!

Поймет и жизнь, и род людской,

Бесплодность с ним борьбы и стычек,

Блаженство тихое привычек

И успокоится душой».

 

Но я, к горячему моленью

Прибегнув, Бога смел просить:

Не дай мне опытом и ленью

Тревоги сердца заглушить!

Пошли мне сил и помощь Божью,

Мой дух усталый воскреси,

С житейской мудростью и ложью

От примирения спаси!

Пошли мне бури  и ненастья,

Даруй мучительные дни, -

Но от преступного бесстрастья,

Но от покоя сохрани!

Пускай, не старея с годами

И, закалясь в борьбе суровой

И окрылившись силой новой,

Направит выше свой полет!

А вы? Вам в душу недостойно

Начало порчи залегло,

И чувство женское покойно

Развратом тешиться могло!

Пускай досада и волненье

Не возмущают вашу кровь;

Но, право, ваше примиренье -

Не христианская любовь!

И вы к покою и прощенью

Пришли в развитии своем

Не сокрушения путем,

Но... равнодушием и ленью!

А много-много дивных сил

Господь вам в душу положил!

И тяжело, и грустновидеть,

Что вами все соглашено,

Что не способны вы давно

Негодовать и ненавидеть!

 

------

 

Отныне всякий свой порыв

Глубоко в душу затаив,

Я неуместными речами

Покоя вам не возмущу.

     Сочувствий ваших не ищу!

     Живите счастливо, Бог с вами.

 

1846

 

 

В порыве бешеной досады,

В тревожных думах и мечтах

Я утешительной отрады

Искал в восторженных стихах.

И всё, что словом неразумно

Тогда сказалось ввечеру,

Поверил пылко и безумно

Неосторожному перу!

Веленью Вашему послушен,

Посланье шлю и каюсь в нем,

Хоть знаю, будет Ваш прием

И очень прост, и равнодушен!..

Но, право, мне в мои стихи

Отныне не внесут укоров

Ни ряд обидных разговоров,

Ни Ваши скудные грехи!

 

1846

 

 

         II

 

Когда-то я порыв негодованья

Сдержать не мог и в пламенных стихах

Вам высказал души моей роптанья,

Мою тоску, смятение и страх!

Я был водим надеждой беспокойной,

Ваш путь к добру я строго порицал

Затем, что я так  искренне желал

Увидеть Вас на высоте достойной,

В сиянии чистейшей красоты...

Безумный бред, безумные мечты!

 

И этот бред горячего стремленья,

Что Вам одним я втайне назначал,

С холодностью рассчитанной движенья

И с дерзостью обидно. Похвал,

Вы предали толпе на суд бесплодный:

Ей странен был отважный и свободный

Мой искренний, восторженный язык,

И понял, хоть поздно, в этот миг,

Что ждать нельзя иного мне ответа,

Что дама Вы, блистательная, света!

45ll.net

Читать книгу Стихотворения Ивана Аксакова : онлайн чтение

А. О. Смирновой


I
 
Вы примиряетесь легко,
Вы снисходительны не в меру,
И вашу мудрость, вашу веру
Теперь я понял глубоко!
Вчера восторженной и шумной,
Тревожной речью порицал
Я ваш ответ благоразумный
И примиренье отвергал!
Я был смешон! Признайтесь, вами
Мой странный гнев осмеян был:
Вы гордо думали: «С годами
Остынет юношеский пыл!
И выгод власти и разврата,
Как все мы, будет он искать
И равнодушно созерцать
Паденье нравственного брата!
Поймет и жизнь, и род людской,
Бесплодность с ним борьбы и стычек,
Блаженство тихое привычек
И успокоится душой».
 
 
Но я, к горячему моленью
Прибегнув, Бога смел просить:
Не дай мне опытом и ленью
Тревоги сердца заглушить!
Пошли мне сил и помощь Божью,
Мой дух усталый воскреси,
С житейской мудростью и ложью
От примирения спаси!
Пошли мне бури и ненастья,
Даруй мучительные дни, —
Но от преступного бесстрастья,
Но от покоя сохрани!
Пускай, не старея с годами
И, закалясь в борьбе суровой
И окрылившись силой новой,
Направит выше свой полет!
А вы? Вам в душу недостойно
Начало порчи залегло,
И чувство женское покойно
Развратом тешиться могло!
Пускай досада и волненье
Не возмущают вашу кровь;
Но, право, ваше примиренье —
Не христианская любовь!
И вы к покою и прощенью
Пришли в развитии своем
Не сокрушения путем,
Но… равнодушием и ленью!
А много-много дивных сил
Господь вам в душу положил!
И тяжело, и грустновидеть,
Что вами все соглашено,
Что не способны вы давно
Негодовать и ненавидеть!
 
* * *
 
Отныне всякий свой порыв
Глубоко в душу затаив,
Я неуместными речами
Покоя вам не возмущу.
Сочувствий ваших не ищу!
Живите счастливо, Бог с вами.
 

1846

iknigi.net

Читать книгу Избранные стихотворения Ивана Аксакова : онлайн чтение

Иван Сергеевич Аксаков
Избранные стихотворения

А. О. Смирновой
I

 
Вы примиряетесь легко,
Вы снисходительны не в меру,
И вашу мудрость, вашу веру
Теперь я понял глубоко!
Вчера восторженной и шумной,
Тревожной речью порицал
Я ваш ответ благоразумный
И примиренье отвергал!
Я был смешон! Признайтесь, вами
Мой странный гнев осмеян был:
Вы гордо думали: «С годами
Остынет юношеский пыл!
И выгод власти и разврата,
Как все мы, будет он искать
И равнодушно созерцать
Паденье нравственного брата!
Поймет и жизнь, и род людской,
Бесплодность с ним борьбы и стычек,
Блаженство тихое привычек
И успокоится душой».
Но я, к горячему моленью
Прибегнув, Бога смел просить:
Не дай мне опытом и ленью
Тревоги сердца заглушить!
Пошли мне сил и помощь Божью,
Мой дух усталый воскреси,
С житейской мудростью и ложью
От примирения спаси!
Пошли мне бури и ненастья,
Даруй мучительные дни, —
Но от преступного бесстрастья,
Но от покоя сохрани!
Пускай, не старея с годами
И, закалясь в борьбе суровой
И окрылившись силой новой,
Направит выше свой полет!
А вы? Вам в душу недостойно
Начало порчи залегло,
И чувство женское покойно
Развратом тешиться могло!
Пускай досада и волненье
Не возмущают вашу кровь;
Но, право, ваше примиренье —
Не христианская любовь!
И вы к покою и прощенью
Пришли в развитии своем
Не сокрушения путем,
Но… равнодушием и ленью!
А много-много дивных сил
Господь вам в душу положил!
И тяжело, и грустно видеть,
 
 
Что вами все соглашено,
Что не способны вы давно
Негодовать и ненавидеть!
………………………………………….
Отныне всякий свой порыв
Глубоко в душу затаив,
Я неуместными речами
Покоя вам не возмущу.
Сочувствий ваших не ищу!
Живите счастливо, Бог с вами.
В порыве бешеной досады,
В тревожных думах и мечтах
Я утешительной отрады
Искал в восторженных стихах.
И всё, что словом неразумно
Тогда сказалось ввечеру,
Поверил пылко и безумно
Неосторожному перу!
Веленью Вашему послушен,
Посланье шлю и каюсь в нем,
Хоть знаю, будет Ваш прием
И очень прост, и равнодушен!..
Но, право, мне в мои стихи
Отныне не внесут укоров
Ни ряд обидных разговоров,
Ни Ваши скудные грехи!
 

II

 
Когда-то я порыв негодованья
Сдержать не мог и в пламенных стихах
Вам высказал души моей роптанья,
Мою тоску, смятение и страх!
Я был водим надеждой беспокойной,
Ваш путь к добру я строго порицал
Затем, что я так искренне желал
Увидеть Вас на высоте достойной,
В сиянии чистейшей красоты…
Безумный бред, безумные мечты!
И этот бред горячего стремленья,
Что Вам одним я втайне назначал,
С холодностью рассчитанной движенья
И с дерзостью обидно. Похвал,
Вы предали толпе на суд бесплодный:
Ей странен был отважный и свободный
Мой искренний, восторженный язык,
И понял, хоть поздно, в этот миг,
Что ждать нельзя иного мне ответа,
Что дама Вы, блистательная, света!
 

1846

Из поэмы «Бродяга»

 
Приди ты, немощный,
Приди ты, радостный!
Звонят ко всенощной,
К молитве благостной.
И звон смиряющий
Всем в душу просится,
Окрeст сзывающий,
В полях разносится!
В Холмах, селе большом
Есть церковь новая;
Воздвигла Божий дом
Сума торговая;
И службы Божии
Богато справлены,
Икон подножия
Свечьми уставлены.
И стар и млад войдет:
Сперва помолится;
Поклон земной кладет,
Кругом поклонится;
И стройно клирное
Поется пение,
И дьякон мирное
Твердит глашение:
О благодарственном
Труде молящихся,
О граде царственном,
О всех трудящихся,
О тех, кому в удел
Страданье задано…
А в церкви дым висел
Густой от ладана,
И заходящими
Лучами сильными,
И вкось блестящими
Столбами пыльными —
От солнца – Божий храм
Горит и светится;
Стоит Алешка там,
И также светится
Довольством, радостью,
Здоровьем в добрый час,
Удачей, младостью
И тем, что в первый раз
На кружку вынул он
Из сумки кожаной
И слышал медный звон
Копейки вложенной,
В труде добытой им…
В окно ж открытое
Несется синий дым,
И пенье слитое…
Звонят ко всенощной,
К молитве благостной…
Приди ты, немощный,
Приди ты, радостный!..
В Хохлове также звон;
В нем также храм стоит;
Бедней убранством он,
Поменьше свеч горит;
Но дружно клирное
Поется пение,
И дьякон мирное
Твердит глашение:
О благодарственном
Труде молящихся,
О граде царственном,
О всех трудящихся,
О тех, кому в удел
Страданье задано…
А в церкви дым висел
Густой от ладана,
Волнами синих туч
Все лица скрадывал,
И солнца слабый луч
Едва проглядывал
В стемневший Божий храм,
Сквозь рощи близкие…
Стоит Параша там,
Поклоны низкие
Перед иконами
Кладет не пo разу,
Вслед за поклонами
И свечку к образу
Усердно вправила:
Ему в спасение,
Ему во здравие,
На возвращение
Домой бродячего…
О ком же молишь так?
Худа ты для чего?
Что очи красны так?
Ты верно плакала,
Иль ночь работала?
Взгрустнув, поплакала,
Но не работала!..
 

Русскому поэту

 
Поэт, взгляни вокруг! Напрасно голос твой
Выводит звуки стройных песен:
Немое множество стоит перед тобой,
А круг внимающих – так тесен!
Для них ли носишь ты в душе своей родник
Прекрасных, чистых вдохновений?
Для них! Народу чужд искусственный язык
Твоих бесцветных песнопений,
На иноземный лад настроенные сны
С тоскою лживой и бесплодной…
Не знаешь ты тебя взлелеявшей страны,
Ты не певец ее народный!
Не вдохновлялся ты в источнике живом
С народом общей тайной духа,
Не изучимого ни взором, ни умом,
Неуловимого для слуха!
Ты чужд его богатств! Как жалкий ученик,
Без самородного закала,
Растратишь скоро все, чем полон твой родник,
Чем жизнь заемная питала!
Пусть хор ценителей за робкий песен склад
Тебя и хвалит и ласкает!..
Немое множество не даст тебе наград:
Народ поэта не признает!
 

11 июня 1846

* * *

 
Итак, в суде верховном – виноват!
Хотел сказать: на фабрике сенатской —
Среди обширных каменных палат,
Грязнее всякой камеры палатской,
Работаю, как будто на подряд.
Вкусили мы всю прелесть службы ‹царской›,
И видим: слишком мало толку в ней,
Чтоб ей отдать цвет лучших наших дней.

Хотя б сказал сенатский наш оратор,
Что грудь звездами, дюжих пару плеч
Нам лентами украсит император,
А право, друг, игра не стоит свеч!
Что толку в том, министр ты иль сенатор!
…………………………………………………………….
Но чужды мне столь сильные желанья:
Всю жизнь отдать за ленты и кресты,
Немецкие ничтожные прозванья,
Все полные блестящей пустоты,
Я к ним в себе не чувствую призванья…
 

1843

* * *

 
Смотри! толпа людей нахмурившись стоит:
Какой печальный взор! какой здоровый вид!
Каким страданием томяся неизвестным,
С душой мечтательной и телом полновесным,
Они речь умную, но праздную ведут;
О жизни мудрствуют, но жизнью не живут
И тратят свой досуг лениво и бесплодно,
Всему сочувствовать умея благородно!
Ужели племя их добра не принесет?
Досада тайная меня подчас берет,
И хочется мне им, взамен досужей скуки,
Дать заступ и соху, топор железный в руки
И, толки прекратя об участи людской,
Работников из них составить полк лихой.
 

1846

* * *

 
Клеймо домашнего позора
Мы носим, славные извне:
В могучем крае нет отпора,
В пространном царстве нет простора,
В родимой душно стороне!
Ее в своем безумьи яром
Гнетут усердные рабы…
А мы молчим, слабеем жаром
И с каждым днем сдаемся даром,
В бесплодность веруя борьбы!
И слово правды оробело,
И реже шепот смелых дум,
И сердце в нас одебелело,
Порывов нет, в забвеньи дело,
Спугнули мысль… стал празден ум…,
В тебе ж исцеленье готово,
О, духа единственный меч —
Свободное слово!
 

1854

* * *

 
Зачем душа твоя смирна?
Чем в этом мире ты утешен?
Твой праздный день пред Богом грешен,
Душа призванью не верна!
Вокруг тебя кипят задачи,
Вокруг тебя мольбы и плачи
И торжествующее зло,
А ты… Ужель хотя однажды
Ты боевой не сведал жажды,
Тебя в борьбу не увлекло?
Ты возлюбил свое безделье
И сна душевного недуг.
В пустых речах, в тупом веселье,
Чредою гибнет твой досуг.
На царство лжи глядя незлобно,
Ты примиряешься удобно
С неправдой быта своего,
С уродством всех его увечий,
Не разъяснив противоречий,
Не разрешая ничего!
Пред Богом ленью не греши!
Стряхни ярмо благоразумья!
Люби ревниво, до безумья,
Всем пылом дерзостным души!
Освободись в стремленье новом
От плена ложного стыда,
Позорь, греми укорным словом,
Подъемля нас всевластным зовом
На тяжесть общего труда!
Безумцем слыть тебе у всех!
Но для святыни убежденья
Полезней казни и гоненья,
Чем славы суетный успех.
О, в этой душной нашей ночи,
Кому из нас бесстрашной мочи
Достанет правду возлюбить?
Кто озарит нас правды светом?..
Одним безумцам в мире этом
Дано лучей ее добыть!..
 

iknigi.net

Аксаков Иван Сергеевич - Стихотворения

 И. С. Аксаков Стихотворения ---------------------------------------------------------------------------- Вольная русская поэзия XVIII-XIX веков. Подготовка текста, составление и примечания С. А. Рейсера. М., "Художественная литература", 1975. ---------------------------------------------------------------------------- Содержание "Итак, в суде верховном - виноват!.." "Клеймо домашнего позора..." * * * Итак, в суде верховном - виноват! Хотел сказать: на фабрике сенатской - Среди обширных каменных палат, Грязнее всякой камеры палатской, Работаю, как будто на подряд. Вкусили мы всю прелесть службы , И видим: слишком мало толку в ней, Чтоб ей отдать цвет лучших наших дней. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Хотя б сказал сенатский наш оратор, Что грудь звездами, дюжих пару плеч Нам лентами украсит император, А право, друг, игра не стоит свеч! Что толку в том, министр ты иль сенатор! . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Но чужды мне столь сильные желанья: Всю жизнь отдать за ленты и кресты, Немецкие ничтожные прозванья, Все полные блестящей пустоты, Я к ним в себе не чувствую призванья... 1843 * * * Клеймо домашнего позора Мы носим, славные извне: В могучем крае нет отпора, В пространном царстве нет простора, В родимой душно стороне! Ее в своем безумьи яром Гнетут усердные рабы... А мы молчим, слабеем жаром И с каждым днем сдаемся даром, В бесплодность веруя борьбы! И слово правды оробело, И реже шепот смелых дум, И сердце в нас одебелело, Порывов нет, в забвеньи дело, Спугнули мысль... стал празден ум.., В тебе ж исцеленье готово, О духа единственный меч - Свободное слово! 1854 Аксаков Иван Сергеевич (1823-1886) - поэт и публицист, славянофил. "Итак, в суде верховном - виноват!..". Полный текст стихотворения неизвестен. Оно обращено к кн. Д. А. Оболенскому (1822-1881), товарищу Аксакова по Училищу правоведения в 1838-1842 гг., в это время служащему московского сената. Немецкие ничтожные прозванья - придворные чины русского двора: форшнейдер, гофмаршал, гофмейстер, егермейстер, штальмейстер, обер-шенк и др. Сатира русских поэтов первой половины XIX в.: Антология М., "Советская Россия", 1984. (Школьная б-ка). 26-е сентября "С преступной гордостью обидных..." "Бывает так, что зодчий много лет..." "Мы все страдаем и тоскуем..." "Пусть гибнет все, к чему сурово..." 26-е СЕНТЯБРЯ Всяк человек ложь. Псалом 14 Я не всегда обычной жизни Бываю вихрем увлечен; Смущают сердце укоризны; Нередко ими пробужден От чаду жизненной тревоги, От мелких, суетных забот - Как бедный путник, средь дороги Свой останавливая ход, На землю с плеч слагает бремя И, погружен в свою печаль. Глядит назад, считает время, Усталым оком мерит даль... Так вызываю беспристрастно На суд из мрака и тиши, Что там звучит, живет неясно - Движенья тайные души; Так мысли я, труда и дола Причины скрытые слежу, И, в глубь души взглянувши смело, Я много плевел нахожу! Не то чтоб дар моей свободы Я жизни робко уступил И семя доброе природы Страстями рано заглушил: Сознанье бодрое не дремлет, Неумолкаемо зовет... Но сердце слышит и не внемлет И жизнью прежнею живет! И истребить не знаю власти - И силы нет, и недосуг - Мной презираемые страсти, Мной сознаваемый недуг! Вступаю ль в спор, бросаюсь в битву Тревожусь тщетною борьбой, Творю несвязную молитву - Но веры нет в молитве той! В чаду тщеславных искушений, Как душу ты ни сторожи, В ней мало чистых побуждений, В ней мало правды, много лжи! Так мало в нас любви и веры, Так в сердце мало теплоты, Так мы умны, умны без меры, Так мы боимся простоты! Так часто громкими речами Клянем мы иго светских уз; Но между словом и делами Так наш неискренен союз! Как быть!- Покойно и лениво, Удобно, вяло и легко, Полустрога, полушутлива, Не заносяся далеко, Жизнь наша тянется... "Ужели Тревожить мирный наш очаг? Зачем искать суровой цели При дешевизне наших благ? Добры, но слабы мы, и, право, Излишен строгий нам упрек!.." Так извиняем мы лукаво Меж нас гнездящийся порок! Мне ясны лживые порывы И тайна помыслов в тиши, Хитросплетенные извивы Моей испорченной души. Привычкам вредного влеченья Хотел бы я противустать; Но, устрашася исцеленья, Спешу вослед другим опять! И бесполезно мне сознанье Душевных немощей моих; Мгновенный жар негодованья Не властен свергнуть бремя их. В борьбах тяжелых и бесплодных Я много жизни пережил: Движений нет во мне свободных, Нет первобытных, свежих сил!.. 1845 * * * С преступной гордостью обидных, Тупых желаний и надежд, Речей без смысла, дум постыдных И остроумия невежд, В весельях наглых и безбожных, Средь возмутительных забав Гниете вы,- условий ложных Надменно вытвердя устав! Блестящей светской мишурою Свою прикрывши нищету, Ужель не видите порою Вы ваших помыслов тщету? Того, что вам судьба готовит, Еще ли страх вас не проник? Всё так же лжет и срамословит И раболепствует язык! Не стыдно вам пустых занятий, Богатств и прихотей своих, Вам нипочем страданья братии И стоны праведные их!.. Господь! Господь, вонми моленью, Да прогремит бедами гром Земли гнилому поколенью И в прах рассыплется Содом! А ты, страдающий под игом Сих просвещенных обезьян,- Пора упасть твоим веригам! Пусть, духом мести обуян, Восстанешь ты и, свергнув бремя, Вещав державные слова, Предашь мечу гнилое племя, По ветру их рассеешь семя И воцаришь свои права!.. 1845 * * * Бывает так, что зодчий много лет Над зданием трудится терпеливо И, постарев от горестей и бед, К концу его подводит горделиво. Доволен он упрямою душой, Веселый взор на здание наводит... Но купол крив! Но трещиной большой Расселся он, и дождь в него проходит! Ломает всё, что выстроено им... Но новый труд его опять бесплоден, Затем что план его неисполним, И зодчий плох, и матерьял не годен! Не так ли ты трудишься, человек, Над зданием общественного быта? Окончен труд... Идет за веком век, И истина могучая разбита! И всякий раз как много с ней падет Безвинных жертв рабочего движенья!.. Ужель твое развитие идет, Как колесо, путем круговращенья? О род людской! Не раз в судьбе своей Ты мнил найти и Истину, и Веру, Затем чтоб вновь разуверяться в ней И строить храм по новому размеру! Каким путем ты цели не искал, К каким богам не воссылал моленья? Но много ль ты вопросов разгадал, Но тайный смысл ты понял ли творенья? К чему же ты нас ныне привела, Судеб мирских живая скоротечность! Всё та же власть враждующего зла, Всё так же нам непостижима вечность. Но опытом смирилися умы, Исчезли с ним надежды и утехи; И жизнь теперь, как бремя, носим мы, И веры нет в грядущие успехи!.. 1846 * * * Мы все страдаем и тоскуем, С утра до вечера толкуем И ждем счастливейшей поры. Мы негодуем, мы пророчим, Мы суетимся, мы хлопочем... Куда ни взглянешь - все добры! Обман и ложь! Работы черной Нам ненавистен труд упорный; Не жжет пас пламя наших дум, Не разрушительны страданья!.. Умом ослаблены мечтанья, Мечтаньем обессилен ум! В наш век - век умственных занятий - Мы утончились до понятий Движений внутренних души,- И сбились с толку! и блуждаем, Порывов искренних но знаем, Не слышим голоса в тиши! В замену собственных движений. Спешим, набравшись убеждений, Души наполнить пустоту: Твердим, кричим и лжем отважно, И горячимся очень важно Мы за заемную мечту! И, предовольные собою, Гремучей тешимся борьбою, Себя уверив без труда, Что прямодушно, не бесплодно Приносим "мысли" благородно Мы в жертву лучшие года! Но, свыкшись с скорбью ожиданья. Давно мы сделали "страданья" Житейской роскошью для нас: Без них тоска! а с ними можно Рассеять скуку - так тревожно, Так усладительно подчас! Тоска!.. Исполненный томленья, Мир жаждет, жаждет обновленья. Его не тешит жизни пир! Дряхлея, мучится и стынет... Когда ж спасение нахлынет И ветхий освежится мир? 1846-1847 * * * Пусть гибнет все, к чему сурово Так долго дух готовлен был: Трудилась мысль, дерзало слово, В запасе много быЛо сил... Слабейте, силы! вы не нужны! Засни ты, дух! давно пора! Рассейтесь все, кто были дружны Во имя правды и добра! Бесплодны все труды и бденья, Бесплоден слова дар живой, Бессилен подвиг обличенья, Безумен всякий честный бой! Безумна честная отвага Правдивой юности - и с ней Безумны все желанья блага, Святые бредни юных дней! Так сокрушись, души гордыня, В борьбе неравной ты падешь: Сплошного зла стоит твердыня, Царит бессмысленная Ложь! Она страшней врагов опасных, Сильна не внешнею бедой, Но тратой дней и сил прекрасных В борьбе пустой, тупой, немой!.. Ликуй же, Ложь, и нас, безумцев, Уроком горьким испытуй, Гони со света вольнодумцев, Казни, цари и торжествуй!.. Слабейте ж, силы!.. вы не нужны! Засни ты, дух! давно пора! Рассейтесь все, кто были дружны Во имя правды и добра! 1849 ПРИМЕЧАНИЯ ИВАН СЕРГЕЕВИЧ АКСАКОВ (1823-1886) Младший сын писателя С. Т. Аксакова, славянофил. Родился в Оренбургской губернии. В 1838 году поступил в московское училище правоведения. С 1842 года служил в Уголовном департаменте. С 1848-го - в Министерстве внутренних дел. Занимался делами сектантов, выезжая в Бессарабию, Ярославскую губернию. В результате столкновения с министром вышел в отставку и посвятил себя литературе. В 1853-1854 годах по предложению Географического общества изучал малороссийские ярмарки. Во время Крымской войны вступил в ополчение и совершил поход в Одессу и Бессарабию. С 1858 года редактировал журнал "Русская беседа", выпустил в 1859 году несколько номеров газеты "Парус" (была запрещена). Аксаков - деятельнейший журналист, находившийся в постоянной борьбе с цензурой. Он автор замечательной биографии Ф. И. Тютчева (он и женат был на дочери Тютчева). Но главное - он замечательный, до сих пор не оцененный поэт ("Забвение поэтического наследия Ивана Аксакова - историческая несправедливость",- говорится в советском издании стихотворений этого поэта). 

bibra.ru

Аксаков Иван

  • Проза
    • Абрамов Федор Александрович
    • Авдюгин Александр, протоиерей
    • Абрамцева Наталья Корнельевна
    • Аверченко Аркадий Тимофеевич
    • Агафонов Николай, протоиерей
    • Агриков Тихон, архимандрит
    • Аксаков Сергей Тимофеевич
    • Александра Феодоровна, страстотерпица
    • Александрова Татьяна Ивановна
    • Алексиевич Светлана Александровна
    • Алешина Марина
    • Альшиц Даниил Натанович
    • Андерсен Ганс Христиан
    • Анненская Александра Никитична
    • Арджилли Марчелло
    • Арцыбушев Алексей Петрович
    • Астафьев Виктор Петрович
    • Афанасьев Лазарь, монах
    • Ахиллеос Савва, архимандрит
    • Бажов Павел Петрович
    • Балашов Виктор Сергеевич
    • Балинт Агнеш
    • Барри Джеймс Мэтью
    • Барсуков Тихон, иеромонах
    • Баруздин Сергей Алексеевич
    • Бахревский Владислав Анатольевич
    • Белов Василий Иванович
    • Бернанос Жорж
    • Бернетт Фрэнсис Элиза
    • Бианки Виталий Валентинович
    • Бирюков Валентин, протоиерей
    • Блохин Николай Владимирович
    • Бонд Майкл
    • Борзенко Алексей
    • Бородин Леонид Иванович
    • Брэдбери Рэй Дуглас
    • Булгаков Михаил Афанасьевич
    • Булгаков Сергей, протоиерей
    • Булгаковский Дмитрий, протоиерей
    • Бунин Иван Алексеевич
    • Буслаев Федор Иванович
    • Бьюкенен Патрик Дж.
    • Варламов Алексей Николаевич
    • Веселовская Надежда Владимировна
    • Вехова Марианна Базильевна
    • Вильгерт Владимир, священник
    • Водолазкин Евгений
    • Вознесенская Юлия Николаевна
    • Волков Олег Васильевич
    • Волкова Наталия
    • Волос Андрей Германович
    • Воробьёв Владимир, протоиерей
    • Вурмбрандт Рихард
    • Гальего Рубен
    • Ганаго Борис Александрович
    • Гауф Вильгельм
    • Геворков Валерий
    • Гиляров-Платонов Никита Петрович
    • Гинзбург Евгения Соломоновна
    • Гоголь Николай Васильевич
    • Головкина Ирина
    • Гончаров Иван Александрович
    • Горбунов Алексей Александрович
    • Горшков Александр Касьянович
    • Горький Алексей Максимович
    • Гофман Эрнст
    • Грибоедов Александр Сергеевич
    • Грин Александр Степанович
    • Грин Грэм
    • Громов Александр Витальевич
    • Груздев Павел, архимандрит
    • Губанов Владимир Алексеевич
    • Гумеров Иов, иеромонах
    • Гэллико Пол
    • Даль Владимир
    • Данилов Александр
    • Дворкин Александр Леонидович
    • Дворцов Василий Владимирович
    • Девятова Светлана
    • Дёмышев Александр Васильевич
    • Десницкий Андрей Сергеевич
    • Дефо Даниэль
    • ДиКамилло Кейт
    • Диккенс Чарльз
    • Домбровский Юрий Осипович
    • Донских Александр Сергеевич
    • Достоевский Федор Михайлович
    • Дохторова Мария, схиигумения
    • Драгунский Виктор Юзефович
    • Дунаев Михаил Михайлович
    • Дьяченко Александр, священник
    • Екимов Борис Петрович
    • Ермолай-Еразм
    • Ершов Петр Павлович
    • Жизнеописания
    • Жильяр Пьер
    • Зайцев Борис Константинович
    • Зелинская Елена Константиновна
    • Зенкова Еликонида Федоровна
    • Знаменский Георгий Александрович
    • Зоберн Владимир Михайлович
    • Игумен N
    • Ильин Иван Александрович
    • Ильюнина Людмила Александровна
    • Имшенецкая Маргарита Викторовна
    • Ирзабеков Василий (Фазиль)
    • Казаков Юрий Павлович
    • Каледа Глеб, протоиерей
    • Каткова Вера
    • Катышев Геннадий
    • Кервуд Джеймс Оливер

azbyka.ru

Институт русской цивилизации

Первый том трехтомной Славянской энциклопедии, в которой суммируются главные итоги развития славянского мира с древнейших времен до наших дней.

Энциклопедии и словари

Катасонов В. Ю.

В III том 15-ти томного Собрания сочинений выдающегося русского ученого В. Ю. Катасонова вошло издание «Капитализм. История и идеология "денежной цивилизации"». Книга 3. Экономические и политические особенности современной «денежной цивилизации»

Собрание сочинений В. Ю. Катасонова. В 15 томах

Катасонов В. Ю.

В III том 15-ти томного Собрания сочинений выдающегося русского ученого В. Ю. Катасонова вошло издание «Капитализм. История и идеология "денежной цивилизации"». Книга 2. «Денежная цивилизация» новой и новейшей истории

Собрание сочинений В. Ю. Катасонова. В 15 томах

Катасонов В. Ю.

В III том 15-ти томного Собрания сочинений выдающегося русского ученого В. Ю. Катасонова вошло издание «Капитализм. История и идеология "денежной цивилизации"». Книга 1. Исторические и духовные корни «денежной цивилизации»

Собрание сочинений В. Ю. Катасонова. В 15 томах

Катасонов В. Ю.

Во II том 15-ти томного Собрания сочинений выдающегося русского ученого В. Ю. Катасонова вошло издание «Экономика Сталина»

Собрание сочинений В. Ю. Катасонова. В 15 томах

Предлагаем вашему вниманию словник Большой русской энциклопедии, выпущенный Институтом русской цивилизации отдельным изданием в преддверии начала работы над фундаментальным многотомником.

Энциклопедии и словари

Настоящий том является продолжением знаменитого коллективного труда «Русская доктрина» и развивает представленные идеологии и программы для России. Собранные вместе все эти работы представляют собой значительный вклад в современное национальное мировоззрение, дают мощную рецептуру возрождения Отечества.

Серия «Русская цивилизация»

Рачинский С. А.

В книге публикуются главные труды выдающегося русского мыслителя и педагога Сергея Александровича Рачинского (1833–1902), создателя образцовой народной церковно-приходской школы.

Серия «Русская цивилизация»

Осипов В. Н.

В книге собраны публицистические статьи и очерки выдающегося русского мыслителя и общественного деятеля Владимира Николаевича Осипова, опубликованные в 2008–2018 годах.

Серия «Русское сопротивление»

Иллюстров И. И.

Впервые после более чем столетнего перерыва публикуется великий труд самого выдающегося исследователя русских пословиц генерала Иакинфа Иллюстрова.

Серия «Русская этнография»

Платонов О. А.

Русский народ один из величайших и могущественнейших народов мира, внесший огромный вклад в развитие мировой культуры. Русские явили миру национальное государство, объединившее в гармоничной связи более сотни других народов, создали великие науку, искусство, литературу, ставшие духовным богатством всего человечества.

Книги О. А. Платонова вне серий

Папаяни Ф. А.

Данная монография, цель которой – выявить истинную суть идеологических концептов в России периода XIX–XXI веков, обращена к тем, кого волнует судьба России и от кого зависит её будущее.

Другие издания

Катасонов В. Ю.

Книга представляет собой сборник очерков, посвященных творческому наследию выдающегося православного мыслителя ХХ века святителя Николая Сербского.

Серия «Метафизика истории»

Катасонов В. Ю.

В I том 15-ти томного Собрания сочинений выдающегося русского ученого В. Ю. Катасонова вошло издание «Экономическая теория славянофилов и современная Россия. 'Бумажный рубль" С. Шарапова»

Собрание сочинений В. Ю. Катасонова. В 15 томах

Катасонов В. Ю.

Книга посвящена осмыслению богатого творческого наследия величайшего мыслителя и церковного деятеля ХХ века – святителя Николая Сербского (Велимировича).

Серия «Метафизика истории»

Катасонов В. Ю.

В настоящем издании перед нами предстает совершенно иной образ экономики – не только и не столько как сферы материальной жизни, сколько как сферы жизни духовной и даже религиозной.

Серия «Метафизика истории»

Шевырев С. П.

Впервые после 170-летнего перерыва Русский исследовательский центр публикует выдающееся произведение великого русского критика и историка литературы С. П. Шевырева.

Серия «Русская цивилизация»

Грибанов С. В.

Эта книга о великом Сталине, о «противоречивости» личности этого великого государственного деятеля, чей авторитет признавали наши друзья и враги.

Русская биографическая серия

Большаков В. В.

В воспоминаниях выдающегося русского журналиста-международника В. В. Большакова рассказывается об идеологической войне против России – СССР, развязанной мировой закулисой в XX – начале XXI века.

Русская биографическая серия

Бурцев А. Е.

В настоящем иллюстрированном двухтомном издании впервые после более чем столетнего перерыва публикуются этнографические материалы, собранные выдающимся знатоком русского быта А. Е. Бурцевым.

Русский Народ. Полное собрание этнографических трудов Александра Бурцева в 2 томах

rusinst.ru

Аксаков Иван Сергеевич — биография и фото

Родился в селе Надежино Оренбургской губернии. Младший сын писателя Сергея Тимофеевича Аксакова и Ольги Семеновны, урожденной Заплатиной.

В 1827 году семья переехала в Москву. Первоначально воспитывался дома. В 1838 году в Петербурге поступил в только что основанное Училище правоведения, которое окончил в 1842 году. Вернулся в Москву и начал служить в Сенате. Но вскоре поступил сначала в Калужскую, а затем в Астраханскую уголовные палаты. В 1849 году перешел в Министерство внутренних дел в качестве чиновника особых поручений. Был послан с секретным поручением в Бессарабию.

17 марта 1849 года Аксаков был арестован и доставлен в штаб корпуса жандармов. Поводом к аресту послужили его письма к отцу, в которых был заподозрен противоправительственный дух. Император Николай I ознакомился с делом Аксакова и выдал предписание жандарму: «Призови, прочти, вразуми и отпусти». 22 марта Аксаков был уже освобожден.

В том же году был командирован в Ярославскую губернию для ревизии городского управления, за которую взялся с большим рвением. Современники отмечали необыкновенную работоспособность Аксакова: «он занимался по 16 часов в сутки, постоянно писал, читал, делал справки в Своде Законов, и только по окончании служебных дел, как бы для отдохновения и забавы, принимался за стихи».

В 1852 году вышел в отставку и посвятил себя журналистике. Начал с издания «Московского сборника», который был запрещен в 1853 году. Принял предложение географического общества описать торговлю на украинских ярмарках, для чего почти год путешествовал по Малороссии. Издал «Исследование о торговле на Украинских ярмарках».

В 1855 году во время Крымской войны поступил в ополчение в Серпуховскую дружину.

В 1857 году путешествовал за границей.

В 1859 году издавал газету «Парус», которая вскоре была запрещена. Вместо нее стал выходить еженедельный журнал «Пароход», однако, затем Аксаков перешел в «Русскую беседу».

Весь 1860 год путешествовал по Европе, сопровождая больного брата Константина. Познакомился со многими выдающимися политическими и литературными деятелями западного и южного славянства.

В 1861 году он начал издавать газету «День», просуществовавшую четыре года. В 1867 году Аксаков издавал «Москву», выпуск которой неоднократно приостанавливался. С 1880 года до своей смерти издавал «Русь».

Кроме журналистики Аксаков много уделял времени общественно-политической деятельности, принимая активное участие в Славянском комитете. Его гражданская позиция во время войны за освобождение Болгарии принесла ему популярность, как в России так и в Болгарии. В конце 1870-х годов выдвигался на Болгарский престол.

Много путешествовал по России. Автор книги о Ф.И. Тютчеве.

С 1865 года женат на Анне Федоровне Тютчевой – дочери поэта Федора Ивановича Тютчева.

Умер скоропостижно в Москве от болезни сердца. Похоронен в Троице-Сергиевской лавре под Москвой. Император Александр III откликнулся на смерть писателя, направив телеграмму его вдове: «Императрица и Я с душевным прискорбием узнали о внезапной смерти вашего мужа, которого уважали как честного человека и преданного русским интересам».

um.mos.ru

Иван Аксаков - Смирновой: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

I

Вы примиряетесь легко,
Вы снисходительны не в меру,
И вашу мудрость, вашу веру
Теперь я понял глубоко!
Вчера восторженной и шумной,
Тревожной речью порицал
Я ваш ответ благоразумный
И примиренье отвергал!
Я был смешон! Признайтесь, вами
Мой странный гнев осмеян был:
Вы гордо думали: «С годами
Остынет юношеский пыл!
И выгод власти и разврата,
Как все мы, будет он искать
И равнодушно созерцать
Паденье нравственного брата!
Поймет и жизнь, и род людской,
Бесплодность с ним борьбы и стычек,
Блаженство тихое привычек
И успокоится душой».

Но я, к горячему моленью
Прибегнув, Бога смел просить:
Не дай мне опытом и ленью
Тревоги сердца заглушить!
Пошли мне сил и помощь Божью,
Мой дух усталый воскреси,
С житейской мудростью и ложью
От примирения спаси!
Пошли мне бури и ненастья,
Даруй мучительные дни, —
Но от преступного бесстрастья,
Но от покоя сохрани!
Пускай, не старея с годами
И, закалясь в борьбе суровой
И окрылившись силой новой,
Направит выше свой полет!
А вы? Вам в душу недостойно
Начало порчи залегло,
И чувство женское покойно
Развратом тешиться могло!
Пускай досада и волненье
Не возмущают вашу кровь;
Но, право, ваше примиренье —
Не христианская любовь!
И вы к покою и прощенью
Пришли в развитии своем
Не сокрушения путем,
Но… равнодушием и ленью!
А много-много дивных сил
Господь вам в душу положил!
И тяжело, и грустновидеть,
Что вами все соглашено,
Что не способны вы давно
Негодовать и ненавидеть!

_____________

Отныне всякий свой порыв
Глубоко в душу затаив,
Я неуместными речами
Покоя вам не возмущу.
Сочувствий ваших не ищу!
Живите счастливо, Бог с вами.

_____________

В порыве бешеной досады,
В тревожных думах и мечтах
Я утешительной отрады
Искал в восторженных стихах.
И всё, что словом неразумно
Тогда сказалось ввечеру,
Поверил пылко и безумно
Неосторожному перу!
Веленью Вашему послушен,
Посланье шлю и каюсь в нем,
Хоть знаю, будет Ваш прием
И очень прост, и равнодушен!..
Но, право, мне в мои стихи
Отныне не внесут укоров
Ни ряд обидных разговоров,
Ни Ваши скудные грехи!

II

Когда-то я порыв негодованья
Сдержать не мог и в пламенных стихах
Вам высказал души моей роптанья,
Мою тоску, смятение и страх!
Я был водим надеждой беспокойной,
Ваш путь к добру я строго порицал
Затем, что я так искренне желал
Увидеть Вас на высоте достойной,
В сиянии чистейшей красоты…
Безумный бред, безумные мечты!

И этот бред горячего стремленья,
Что Вам одним я втайне назначал,
С холодностью рассчитанной движенья
И с дерзостью обидно. Похвал,
Вы предали толпе на суд бесплодный:
Ей странен был отважный и свободный
Мой искренний, восторженный язык,
И понял, хоть поздно, в этот миг,
Что ждать нельзя иного мне ответа,
Что дама Вы, блистательная, света!

rustih.ru

АКСАКОВ, ИВАН СЕРГЕЕВИЧ | Энциклопедия Кругосвет

АКСАКОВ, ИВАН СЕРГЕЕВИЧ (1823–1886), русский публицист, редактор-издатель, поэт и критик, один из идеологов славянофильства. Сын С.Т.Аксакова, брат К.С.Аксакова. Родился 26 сентября (8 октября) 1823 в с.Куроедово (Надежино) Белебеевского уезда Оренбургской губ. В 1826–1838 с перерывами жил с семьей в Москве, где получил домашнее образование. После окончания петербургского Училища правоведения в 1842–1843 служил в московском 6-м (уголовном) департаменте Сената (в 1847–1848 его обер-секретарь), в память об этом периоде написана мистерия Жизнь чиновника (1843; опубл. 1861 в Лондоне), восхваляющая мужество одинокого борца с бюрократизмом и разочарование в эффективности государственной службы (которую, однако, сам Аксаков продолжал в Астрахани, Калуге, Петербурге и Ярославской губ. до своего прошения об отставке в феврале 1851).

В 1852 в Москве под редакцией Аксакова вышел первый том «Московского сборника», объединивший «старших» и «младших» славянофилов и опубликовавший, среди прочего, некролог Н.В.Гоголя. В марте 1853 рукопись второго тома, как и само издание, были запрещены из-за статьи Аксакова о ярославской «общине ремесленников» как идеальном общественном устройстве. Аксаков лишился права редактировать какое-либо издание и был подвергнут полицейскому надзору. В 1855–1856, во время Крымской войны, вступил в Серпуховскую дружину, включавшую и московское ополчение (дошла до Бессарабии, в боях не участвовала). Путешествуя по Европе, в Лондоне встречался с А.И.Герценом (который, позднее разойдясь с Аксаковым из-за поддержки им политики царского правительства в Польше, говорил об этой встрече: «Мы с ним очень, очень сошлись...»), в славянских странах выступил инициатором создания Славянских благотворительных комитетов. По возвращении в Москву Аксаков стал управляющим конторой журнала «Сельское благоустройство», а в 1858–1859, после снятия запрета на редакторскую деятельность, – фактическим редактором журнала А.И.Кошелева «Русская беседа».

С этого времени Аксаков – ведущий славянофильский публицист, принявший тезис К.С.Аксакова о «нравственном равновесии» в Древней Руси и призывавший к формированию в России «общества» – всесословной «среды», одухотворенной внепартийным «народным сознанием», упраздняющей «ненародную» дворянскую интеллигенцию – придаток государственного аппарата – и распространяющей его привилегии «на все сословия». Был издателем-редактором московских газет «Парус» (1859), «День» (1861–1865), «Москва», «Москвич» (обе 1867–1868), «Русь» (1880–1886), столь часто преследовавшихся властями и закрывавшихся, что Аксакова называли «страстотерпцем цензуры всех эпох и направлений». В конце 1850-х годов сблизился с московским купечеством (в т.ч. И.Ф. и Н.Ф.Мамонтовыми и известным издателем К.Т.Солдатенковым, которые материально поддерживали его издания).

В 1857–1878 Аксаков – глава Московского славянского комитета (снят с поста и выслан из Москвы после выступления на собрании Московского славянского благотворительного общества с резкой критикой позиции российских дипломатов на Берлинском конгрессе 1878, согласившихся на раздел Болгарии и передачу части ее под власть Турции, что ущемило, по мнению Аксакова, интересы России после окончания русско-турецкой войны). В 1870–1880-х годах Аксаков (увлеченный к тому времени идеями панславизма, в чем признавал себя его последователем и единомышленником Ф.М.Достоевский) был тесно связан с московскими финансовыми кругами; в 1869 – один из инициаторов создания Московского купеческого общества взаимного кредита (в 1847 председатель совета его правления). Был членом Общества любителей российской словесности; в 1872–1874 его председатель. Зять (с 1866) и почитатель Ф.И.Тютчева, автор биографического очерка Федор Иванович Тютчев (1874), где развил полемическую концепцию «пушкинского» периода русской поэзии, заканчивающегося со смертью Тютчева; сам был автором медитативной и проникнутой славянофильским пафосом лирики, публиковавшейся в московских изданиях («Москвитянин», «Московский литературный и ученый сборник на 1847 год», «Московский городской листок» и т.п.): Мы все страдаем и тоскуем, Странным чувством объята душа, Русскому поэту, Клеймо домашнего позора, Усталых сил я долго не жалел, а также стихотворного рассказа Зимняя дорога, Поэтическая вольность (1845) и неоконченной поэмы Бродяга (1846–1850), оказавшей влияние на поэму Н.А.Некрасова Кому на Руси жить хорошо.

В 1860–1880-е годы Аксаков стремился осмыслить новые тенденции общественной жизни пореформенной России в свете идей К.С.Аксакова и А.С.Хомякова. Аксаков надеялся, что крестьянская реформа приведет к сближению сословий в России, а институт земства будет способствовать восстановлению органичности общественных связей, характерной, по убеждению славянофилов, для истории Руси. Аксаков считал, что дальнейшее существование дворянского сословия после 1861 невозможно, и предложил проект самоупразднения дворянства как сословия, отмены всех «искусственных разделений сословий» и распространения дворянских привилегий на все сословия России. Идея самоупразднения дворянства была выдвинута Аксаковым в полемике с идеологами дворянского конституционализма. Аксаков вскоре утратил надежды на возможность быстрого достижения в России бессословной общественной гармонии, но продолжал выступать с критикой конституционализма. Требуемая либеральным дворянством конституция, по его убеждению, чужда народному духу и ведет к окончательному разрыву между народом и властью.

Как и у первых славянофилов, в воззрениях Аксакова монархизм сочетался с признанием необходимости личной и общественной свободы и несовершенства любых форм государственности: «Государство, конечно, необходимо, но не следует верить в него как в единственную цель и полнейшую норму человечества. Общественный и личный идеал человечества стоит выше всякого... государства, точно так, как совесть и внутренняя правда стоят выше закона и правды внешней». В начале 1860-х годов Аксаков формулирует идею «общества». На его взгляд, в России, покончившей с крепостным правом, развивается и крепнет новая социальная сила – «общество», «народ самосознающий» – по существу, народная интеллигенция, призванная преодолеть отчуждение между государством и народом. «Общество, – утверждал Аксаков, – объединяет людей всех сословий, оно есть сила именно социальная и духовная, а не политическая», и для нормального ее развития совершенно необходимы основные свободы (слова, печати, совести). Но уже в середине 1860-х годов, наблюдая за социальными процессами в стране, он приходит к выводу, что «общество» оказалось «бессильным», неспособным выполнить столь необходимую для России объединяющую и творческую миссию. Аксаков стремился следовать не только общественно-политическим, но и религиозно-философским идеям первых славянофилов, продолжил начатый его предшественниками спор с рационализмом, видя в нем логическое знание, «отрешенное от нравственного начала».

Умер Аксаков в Москве 27 января (8 февраля) 1886.

См. также РУССКАЯ ФИЛОСОФИЯ.

Проверь себя!
Ответь на вопросы викторины «Мифология»

Вид их был ужасен, вместо волос у них были змеи, в руках они держали бичи и факелы. Богинями чего были Алекто, Тисифона и Мегера?

www.krugosvet.ru

Аксаков Иван Сергеевич

Аксаков Иван Сергеевич — младший сын Сергея Тимофеевича и Ольги Семеновны, урожденной Заплатиной, род. 26 сентября 1823 года в селе Надежине, Куроедове тож, Белебеевского уезда Уфимской губ., умер 27 января 1886 года в Москве.

По четвертому году, вместе со всей семьей, переехал в Москву. О первоначальном обучении И. С. Аксакова осталось мало сведений: известно только, что к поступлению в учебное заведение его готовили дома, известно также, что с 10-летнего возраста он уже читал газеты, внимательно следил за политическими событиями в Европе, и в нем, таким образом, с детства сказывался будущий писатель-публицист. Школьные годы свои он провел в Петербурге, где учился в только что основанном тогда училище правоведения. Пробыв в нем четыре года (1838—1842), И. С. Аксаков в 1842 г., по окончании курса, вернулся в Москву и поступил на службу во 2-е отделение 6-го департамента Правительствующего Сената, где через три недели был назначен исправлять должность секретаря. Выражением чувств и сомнений, волновавших молодого чиновника при первых шагах на служебном поприще, явилось его первое крупное произведение в стихах: «Жизнь чиновника, мистерия в 3-х действиях». В 1844 г. И. С. Аксаков был назначен членом ревизионной комиссии в Астрахани, под начальство князя П. П. Гагарина. Как чиновник И. С. Аксаков представлял редкое явление. Один из бывших товарищей его по ревизионной комиссии, барон Бюлер, сообщает о нем («И. С. Аксаков в его письмах», т. I, стр. 42), что «он занимался по 16 часов в сутки, постоянно писал, читал, делал справки в Своде Законов, и только по окончании служебных дел, как бы для отдохновения и забавы, принимался за стихи». В 1845 г., летом, И. С. Аксаков получил назначение на должность товарища председателя уголовной палаты в Калуге, а в мае 1847 г. назначен обер-секретарем I-го отделения 6-го департамента Сената в Москве. Но в последней должности он оставался недолго — лишь до сентября 1848 года, когда перешел в Министерство Внутренних Дел чиновником особых поручений, под начальство графа Л. А. Перовского, который, желая испытать молодого человека, отправил его с секретным поручением в Бессарабию, для исследования тамошнего раскола. Оттуда вернулся в Петербург в начале 1849 года и пробыл здесь до мая.

17 марта И. С. Аксаков был арестован и доставлен в штаб корпуса жандармов. Ближайшим поводом к аресту послужили письма к его отцу, которые «заставляли предполагать в Аксакове либеральный (противоправительственный) образ мыслей». Арестованному был предложен целый ряд вопросов, на которые он отвечал весьма подробно и откровенно (вопросы эти и ответы на них можно прочитать в статье M. И. Сухомлинова: «И. С. Аксаков в сороковых годах»). При чтении их Император Николай Павлович делал свои заметки и, возвращая рукопись графу А. Ф. Орлову, написал: «Призови, прочти, вразуми и отпусти». 22 марта 1849 г. И. С. Аксаков был освобожден. В мае месяце он был командирован в Ярославскую губернию для ревизии городского управления, для обсуждения на месте вопроса о единоверии, введению которого противился ярославский архиепископ, а также для изучения, в составе особой комиссии, секты бегунов или странников. В ревизионных работах И. С. Аксаков проявил необычайную энергию и быстроту, открыв много важных злоупотреблений; изучая раскол, он собрал немало материала для солидного труда «О бегунах». В печати появилась только («Русский Архив», 1870 г.) заключительная глава этого сочинения, замечательного в особенности характеристикой причин, вследствие которых возникла секта.

В 1852 г. И. С. Аксаков был поставлен в необходимость избрать окончательно одно из двух поприщ — служебное или литературное. С 1842 года он не переставал писать стихи, появившиеся в 1886 году отдельным сборником, в виде приложения к газете «Русь», и напечатанные, кроме того, в приложении к обоим томам его переписки.

Первым печатным стихотворением был «Колумб», помещенный в No 1 «Москвитянина» за 1845 год. В 1848 году была написана его лучшая поэма «Бродяга», отрывки из которой напечатаны в «Московском Сборнике» 1852 года и в No 10 «Паруса» за 1859 год и которая до тех пор оставалась в рукописи. Эта-то поэма и послужила поводом к отставке И. С. Аксакова (см. во II томе переписки приложение к ярославским письмам: «Переписка с Министерством о Бродяге»).

Выйдя в отставку с чином надворного советника, И. С. Аксаков переехал в Москву к отцу, где в то время сплотился кружок славянофилов, и решился посвятить себя журналистике, в которой ему пришлось перенести столько тяжелых испытаний. Первым испытанием было запрещение в 1853 году «Московского Сборника», и лишение И. С. Аксакова права быть впредь редактором какого бы то ни было издания. После этого в литературной деятельности его последовал значительный перерыв, которым он воспользовался для ознакомления с народным бытом в различных его формах и проявлениях. Так, в 1853 году он принял предложение географического общества описать торговлю на Украинских ярмарках. В конце 1853 года И. С. Аксаков отправился в Малороссию и провел в разъездах по ней весь следующий год. Результатом этой поездки появилось в 1859 году обширное «Исследование о торговле на Украинских ярмарках». Оно было встречено единодушными похвалами всей печати, а два ученых учреждения удостоили И. С. Аксакова почетных наград: географическое общество, на свой счет издавшее исследование, присудило большую Константиновскую медаль, а Академия Наук (писал рецензию Н. X. Бунге) — половинную Демидовскую премию. Вернувшись из Малороссии в Москву в самый разгар Крымской войны, И. С. Аксаков в 1855 году поступил в ополчение, а именно в Серпуховскую дружину, находившуюся под начальством князя Гагарина и дошедшую лишь до Бессарабии. При первых известиях о мире, в марте 1856 года, И. С. Аксаков вернулся в Москву, но в мае того же года снова отправился на юг, в Крым, приглашенный князем Васильчиковым участвовать в следственной комиссии по делу о злоупотреблениях интендантства во время войны. Впрочем, конца следствия И. С. Аксаков не дождался: в декабре 1856 года он возвратился в Москву. В 1857 г. И. С. Аксаков путешествовал за границей, а в 1858 году принял на себя неофициальное редактирование журнала «Русская Беседа», официальным редактором которого считался А. И. Кошелев. Вокруг этого органа сплотились все лучшие славянофильские силы. И. С. Аксаков выпустил III и V тома «Беседы» за 1858 год и шесть книжек за 1859 год. В то же время с него сняли запрещение быть редактором, и он предпринял в 1859 г. издание еженедельной газеты «Парус». По замыслу издателя, «Парус» должен был служить центральным органом славянской мысли. Но этому изданию не посчастливилось: оно было прекращено по выходе только двух первых нумеров, между прочим за статью М. П. Погодина по внешней политике и за стихотворения самого И. С. Аксакова.

Весь 1860 год, сопровождая больного брата своего Константина Сергеевича, И. С. Аксаков провел в заграничном путешествии, главным образом по славянским землям, чтобы лично познакомиться с выдающимися политическими и литературными деятелями западного и южного славянства.

В середине 1861 года он возвратился в Москву и выхлопотал разрешение издавать под своей редакцией еженедельную газету «День». Газета была разрешена ему без политического отдела и с тем условием, чтобы цензура имела особое наблюдение за этим изданием. «День» стал выходить в конце 1861 г. при участии того же славянофильского кружка и сразу занял выдающееся положение, имея в первые годы до 4000 подписчиков, что по тогдашнему времени являлось цифрой очень значительной. Одна из главных причин успеха, конечно, лежала в первостепенном публицистическом таланте редактора-издателя, авторитетно обсуж давшего славянский вопрос, вопросы, связанные с крупнейшими реформами — крестьянской, судебной, земской, а также вопрос польский. Это был один из самых оживленных периодов деятельности И. С. Аксакова: за ним упрочилась в это время слава пророка славянофильства — слава, облетевшая всю образованную Россию и Европу; имя его стало политическим знаменем. «День» выходил до конца 1865 года, когда издатель прекратил его в силу совершенно личных обстоятельств: в начале 1866 года И. С. Аксаков женился на фрейлине А. Ф. Тютчевой, дочери известного поэта. Издание «Дня» шло довольно благополучно, за исключением одного временного отстранения И. С. Аксакова от должности редактора в 1862 году за то, что он отказался открыть цензуре фамилию автора одной корреспонденции. Перерыв в журнальной деятельности И. С. Аксакова продолжался один год. С 1 января 1867 года он начал издавать новую газету «Москва». Она просуществовала по 21 октября 1868 года, т. е. менее двух лет, и в течение этого короткого времени подверглась девяти предостережениям и трем приостановкам — на три, на четыре, и наконец, на шесть месяцев, т. е. в приостановке «Москва» находилась тринадцать, а выходила неполных девять месяцев. Во время этих приостановок ее заменял «Москвич», отличавшийся от «Москвы» только заголовком, хотя и выходивший под номинальной редакцией другого лица. Главными поводами административных гонений на «Москву» послужили статьи ее против генерала Потапова, управлявшего тогда Северо-западным краем, а также статьи против тогдашних порядков в Прибалтийском крае. Во время последней приостановки «Москвы», на шесть месяцев, тогдашний министр внутренних дел, генерал-адъютант Тимашев, вошел в Сенат с рапортом о необходимости вовсе прекратить издание «Москвы». И. С. Аксаков на обвинительный рапорт представил объяснения; дело, как не решенное по разногласию в Сенате, перешло на рассмотрение Государственного Совета, и И. С. Аксаков был опять лишен права издавать какую бы то ни было газету; это запрещение тяготело над ним в продолжение 12 лет. В этот период времени деятельность его сосредоточилась, с одной стороны, в московском славянском комитете, а с другой — во втором московском обществе взаимного кредита. В последнем И. С. Аксаков с 1874 г. состоял председателем правления; с этим годом совпало появление в свет написанной И. С. Аксаковым прекрасной «Биографии Ф. И. Тютчева», второе издание которой вышло в 1886 году. В Славянском же комитете, учрежденном в 1858 году, И. С. Аксаков состоял сначала, при жизни Погодина, секретарем, а после его смерти — председателем. В последней должности И. С. Аксаков прославился как оратор. Высшим пунктом ораторской деятельности его явились годы 1875—1878, когда он сделался выразителем славянских симпатий русского общества. 22 июня 1878 года он произнес в Славянском комитете свою знаменитую речь по поводу берлинского трактата, за которую был выслан из Москвы в село Варварино Юрьевского уезда Владимирской губ., принадлежавшее родственнице его жены. Славянский комитет в Москве после этого был закрыт. В декабре того же 1878 года И. С. Аксаков возвратился в Москву, но к общественной деятельности приступил, однако, не раньше конца 1880 г., когда, благодаря графу М. Т. Лорис-Меликову, ему удалось получить разрешение на издание еженедельной газеты «Русь». Последняя начала выходить 15-го ноября 1880 г. и просуществовала по день смерти И. С. Аксакова, с полугодовым перерывом в 1885 году, по случаю болезни редактора. В 1883 году «Русь» была преобразована в двухнедельное издание, и два года выходила в этом преобразованном виде. В 1885 г. И. С. Аксаков вернулся к первоначальной форме еженедельника. Газета эта была его личным органом и значение ей давали, главным образом, статьи самого редактора. Среди своих главных занятий И. С. Аксаков находил время в течение нескольких лет быть товарищем председателя в православном миссионерском обществе, председателем в Московском обществе любителей российской словесности и гласным Московской думы.

Смерть застигла И. С. Аксакова среди самого разгара работы: он умер скоропостижно, от болезни сердца. Известие о кончине его произвело впечатление во всех кругах общества, как русского, так и западноевропейского. Государь Император удостоил вдову покойного телеграммой, в которой сказано: «Императрица и Я с душевным прискорбием узнали о внезапной смерти вашего мужа, которого уважали как честного человека и преданного русским интересам. Дай Бог вам сил перенести эту тяжелую сердечную потерю». Печатные проявления общественной скорби были весьма единодушны. Похоронен И. С. Аксаков в Троице-Сергиевской лавре под Москвой, при небывалом стечении народа. В 1886—87 годах вышло семь томов его сочинений, содержащих статьи из «Дня», «Москвы», «Москвича» и «Руси». В том же году вышел дополнительный том: «Из бумаг, оставшихся после смерти И. С. Аксакова». В 1888 году были изданы два тома писем И. С. Аксакова, с портретом автора, когда ему было 28 лет; первый том писем обнимает годы 1839—1848, второй — годы 1848—1851. Письма первого тома, или первого периода, имеют большей частью личное значение и служат для характеристики самого автора и всей семьи Аксаковых. В некотором смысле эта переписка может быть названа продолжением «Семейной Хроники». Письма второго периода имеют значение общественное, помимо, конечно, главного — автобиографического.

Как ни противоречивы мнения современников о личности И. С. Аксакова, противоречие это исчезнет в оценке потомства. Пристрастные приговоры враждебных политических и практических лагерей ежедневно более и более бледнеют пред светлым обликом искреннего, талантливого русского человека, никогда ни перед кем не покривившего душой, ни единого дня не принесшего в жертву житейской выгоде. В основе его идеалов лежала горячая неподдельная любовь к России и сродственной ей славянской семье, любовь к правде, в том виде, как она ему представлялась. Были ли эти идеалы немедленно осуществимы или выражали они только вдохновенные зачатки пожеланий, могущих или не могущих перейти в действительность, — дело второстепенное в оценке такого писателя, каким был И. С. Аксаков. Правители, законодатели, воеводы решают ход событий государственных; писатель высказывает лишь то, что накипает у него на сердце, и потомство не может не преклоняться перед чистотой идеальных влечений, особливо когда влечения эти выступают в обаятельных звуках волшебной русской речи.

Ознакомиться с творчеством Аксакова Ивана

liricon.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.