Иосиф уткин биография стихи


Уткин, Иосиф Павлович — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Уткин.

Ио́сиф Па́влович У́ткин (15 мая (28 мая по новому стилю) 1903, станция Хинган на КВЖД — 13 ноября 1944, Московская область) — русский советский поэт и журналист, репортёр. Участник Гражданской и Великой Отечественной войн. Погиб в авиационной катастрофе.

Отличительной чертой поэзии Уткина является сочетание, с одной стороны, героики и пафоса — и, с другой стороны, лиризма и сострадания[4].

Родился 15 (28 мая) 1903 года на станции Хинган (ныне на территории городского уезда Якэши в автономном районе Внутренняя Монголия, Китай)[4], на Китайско-Восточной железной дороге, которую строили его родители. После рождения сына семья вернулась в родной город Иркутск, где будущий поэт прожил до 1920 года. Учился в трёхлетнем начальном училище, затем — в четырёхклассном высшем начальном училище, из последнего класса которого был исключён за плохое поведение и вольномыслие. Виной этому были частые пропуски занятий, так как одновременно с учёбой Иосиф работал, — ему пришлось стать кормильцем семьи, брошенной отцом.

Могила Уткина на Новодевичьем кладбище Москвы.

В 1919 году во время антиколчаковского восстания в Иркутске, вместе со старшим братом Александром вступил в Рабочую дружину, в которой состоял до установления Советской власти. В начале 1920 года вступил в комсомол, а в мае 1920 года в составе первой добровольческой группы иркутского комсомола выехал на Дальневосточный фронт.

В 1922 году становится репортёром в газете «Власть труда», в которой появляются его первые стихи на злобу дня. Затем работает в молодёжной газете Иркутска «Комсомолия», в губкоме комсомола — секретарём комсомольской газеты, политруком у допризывников. Вместе с Джеком Алтаузеном, Валерием Друзиным, Иваном Молчановым принимал активное участие в ИЛХО (Иркутском литературно-художественном объединении) и ежемесячном журнале «Красные зори», который в 1923 году издавался в Иркутске и был фактически органом ИЛХО. В 1924 году по путёвке комсомола, как наиболее достойный из молодых журналистов, был послан учиться в Москву в Институт журналистики.

С 1922 года в сибирской прессе печатал свои стихи, а после переезда в Москву начал печататься в московских изданиях. В 1925 году была опубликована его поэма «Повесть о рыжем Мотэле, господине инспекторе, раввине Исайе и комиссаре Блох», посвящённая революционным преобразованиям в еврейском местечке. Это произведение принесло Уткину первый настоящий успех[4]. Первое публичное чтение поэмы, состоявшееся во ВХУТЕМАСе на литературном вечере, послужило Уткину своего рода путёвкой в поэтическую жизнь. Опубликованная в 4-м номере «Молодой гвардии» за 1925 год, поэма сразу стала заметным событием литературной жизни. Всех привлёк и заворожил её совершенно оригинальный стиль. В 1926 году «Повесть о рыжем Мотэле» вышла отдельным изданием, став первой опубликованной книгой Уткина.

К 1925 году относится и публикация в журнале «Прожектор» стихотворения «Атака» — одного из наиболее характерных для Уткина произведений с «романтической трактовкой» военной темы («Красивые, во всем красивом, // Они несли свои тела…»)[5].

С 1925 года работал в «Комсомольской правде» завлитотделом. В самом начале 1927 года вышла «Первая книга стихов» Уткина, составленная из произведений 1923—1926 годов. С большой положительной рецензией на неё выступил Луначарский[6]. Окончив институт в 1927 году, был послан вместе с поэтами Жаровым и Безыменским за границу, где пробыл два месяца. Работал завотделом поэзии в Издательстве художественной литературы. В 1928 году написал и опубликовал поэму «Милое детство». Жил в Москве в знаменитом «Доме писательского кооператива» (Камергерский переулок, 2).

«Подлинная зрелость», по мнению Ильи Сельвинского, наступила у Иосифа Уткина в 1939 году — с публикацией стихотворения «Тройка»[7].

Если я не вернусь, дорогая,
Нежным письмам твоим не внемля,
Не подумай, что это — другая.
Это значит... сырая земля.

Иосиф Уткин[8]

С началом Отечественной войны Уткин ушёл на фронт, воевал под Брянском. В сентябре 1941 года, в бою под Ельней, был ранен осколком мины — ему оторвало четыре пальца правой руки. Был отправлен на лечение в Ташкент, где, несмотря на ранение, не прекращал литературной работы. Менее чем за полугодовое пребывание Уткина в Ташкенте им были созданы две книжки фронтовой лирики — «Фронтовые стихи» и «Стихи о героях», а также альбом оборонных песен, написанных совместно с московскими композиторами. Всё это время Уткин рвался «на линию огня», беспокоя высшие военные органы настойчивыми просьбами послать его на фронт. Летом 1942 года Уткин вновь оказался на Брянском фронте — в качестве спецкора Совинформбюро, от газет «Правда» и «Известия»[9]. Участвовал в боях, совершая большие переходы с солдатами. Писал песни-марши. Многие стихи были положены на музыку, пелись на фронте: «Провожала сына мать», «Дед», «Бабы», «Я видел девочку убитую», «Над родиной грозные тучи», «Я видел сам» и другие. Летом 1944 года вышел последний сборник произведений Уткина — «О родине, о дружбе, о любви», — маленькая, карманного размера, книжечка, вобравшая в себя лучшее из написанного поэтом. Во втором издании «Большой советской энциклопедии» (1956) лучшими стихотворениями поэта, написанными во время войны, названы «Беженцы», «Допрос», «Клятва», «На Днепре» и «Я видел сам»[10].

Возвращаясь из партизанского края[11] (по воспоминаниям В. В. Мацкевича — из Бухареста), 13 ноября 1944 года И. П. Уткин погиб в авиационной катастрофе. Самолёт упал недалеко от Москвы, в руках И. Уткина в момент гибели был томик стихов М. Ю. Лермонтова. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище (участок № 4).

В Иркутске в честь Иосифа Уткина названа улица, его имя было присвоено Иркутской областной юношеской библиотеке. В советское время имя Иосифа Уткина носила премия Иркутского комсомола.

Стихи Уткина в Иркутске входили (по состоянию на 2001 год) в региональную школьную программу по внеклассному чтению[12].

  • Повесть о рыжем Мотэле, господине инспекторе, раввине Исайе и комиссаре Блох / обл. и рис. К. Ротова — М.: Правда, 1926.
  • Первая книга стихов. М., ГИЗ, 1927. — 128 с. 2000 экз.; изд. 2-е. 1927. — 3000 экз.; изд. 4-е, М., ГИЗ, 1929. — 128 с.; изд. 5-е., М.: ГИХЛ, 1931. 5000 экз.
  • Лирика. — М.: Огонёк, 1927. — 50 с., 20 000 экз.
  • Лирика. — М.: ГИЗ, 1927. — 126 с., 3000 экз.
  • Публицистическая лирика. — М.: Огонёк, 1931.
  • Стихи о войне. — М.: ГИХЛ, 1933. — 96 с.
  • О Родине. О дружбе. О любви. — М.: ОГИЗ, 1944. — 192 с., 25 000 экз.

ru.wikipedia.org

Все стихи Иосифа Уткина


21 января 1924 года

Каждый спину и душу сгорбил, И никто не хотел постичь. Из Кремля прилетели скорби: "Двадцать первого... умер... Ильич!" И, как будто бы в сердце ранен, Содрогаяся до основ, Зарыдал хор рабочих окраин, Надрывая глотки гудков. И пошли с похоронным стоном, И от стонов кривился рот. Но читал я на красных знаменах, Что Ильич никогда не умрет. Но видал я, как стены дрожали, Услыхавши клятвенный клич. И, я знаю, в Колонном зале Эту клятву слыхал Ильич. Ну, так работу скорь, Крепче клинок меча! Мы на железо - скорбь, Мы на борьбу - печаль. Шире разлет плеча: - Нет Ильича!

Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.


Азорская песня

Где-то на Азорских островах Девушки поют чудную песню. В тихих и бесхитростных словах Вымысел скрывается чудесный. Девушки бровями поведут, Головы нерусские наклонят,- И по океану вброд идут Ярые буденновские кони. Ленты боевые на груди, Куртки знаменитые из кожи. Конница идет! А впереди Парень - на азорских не похожий. Тонкий и кудрявый, как лоза, Гибкий, как лиана, и высокий. У него Хорошие глаза С южной украинской поволокой. Для него Платки девчаты ткут, Юноши идут к нему брататься. От него, Как от огня, бегут Толстые смотрители плантаций! ...Не могу я песню позабыть! По Москве хожу как сумасшедший. Я хотел бы парнем этим быть, В песню иностранную вошедшим. Много я бы мог перетерпеть: Тропики, контузию, осколок. Только б о себе заставить петь Молодых азорских комсомолок. Думаю, в бою, не на словах, Многое друзья мои терпели,- Чтобы на Азорских островах Девушки по-комсомольски пели.

Иосиф Уткин. Стихотворения. Россия - Родина моя. Библиотечка русской советской поэзии в 50-ти книжках. Москва: Художественная литература, 1967.


Атака

Красивые, во всем красивом, Они несли свои тела, И, дыбя пенистые гривы, Кусали кони удила. Еще заря не шла на убыль И розов был разлив лучей, И, как заря, Пылали трубы, Обняв веселых трубачей. А впереди, Как лебедь, тонкий, Как лебедь, гибкий не в пример,- На пенящемся арабчонке Скакал безусый офицер. И на закат, На зыбь, На нивы Волна звенящая текла... Красивые, во всем красивом, Они несли свои тела. А там, где даль, Где дубы дремлют, Стволами разложили медь Другую любящие землю, Иную славящие смерть... Он не был, кажется, испуган, И ничего он не сказал, Когда за поворотным кругом Увидел дым, услышал залп. Когда, качнувшись к лапам дуба, Окрасив золотистый кант,- Такой на редкость белозубый - Упал передний музыкант. И только там, в каменоломне, Он крикнул: "Ма-а-арш!"- И побледнел... Быть может, в этот миг он вспомнил Всех тех, Кого забыть хотел. И кони резко взяли с места, И снова спутали сердца Бравурность нежного оркестра И взвизги хлесткого свинца... И, как вчера, Опять синели выси, И звезды падали Опять во всех концах, И только зря Без марок ждали писем Старушки в крошечных чепцах.

Notes: Маяковский полемизировал с «Атакой» в стихотворении «Долой! Западным братьям» (1929): «Поэтами облагороженная война и военщина должна быть поэтом оплевана и развенчана».

Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.


Баллада о мечах и хлебе

За синим морем - корабли, За синим морем - много неба. И есть земля - И нет земли, И есть хлеба - И нету хлеба. В тяжелых лапах короля Зажаты небо и земля. За синим морем - день свежей. Но холод жгут, Но тушат жары Вершины светлых этажей, Долины солнечных бульваров. Да горе в том, что там и тут Одни богатые живут. У нас - особая земля. И всё у нас - особо как-то! Мы раз под осень - короля Спустили любоваться шахтой. И к черту! Вместе с королем Спустили весь наследный дом. За синим морем - короли. Туман еще за синим морем. И к нам приходят корабли Учиться расправляться с горем. Привет! Мы рады научить Для нужных битв мечи точить!

Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.


Барабан

Пионерская песня По ду-плу пу-сто-му дя-тел Два ча-са дол-бит под-ряд. Он к ко-стру как пред-се-да-тель Со-би-ра-ет мой от-ряд... Утро будет синим-синим, Синим будет небосвод, И под синей парусиной Лагерь лесом проплывет. Мы подбили крепко ноги, Подковали каблуки, И далекие дороги Далеко недалеки! Мы горячим сердцем видим Все четыре стороны: Если Гитлер — ненавидим! Если Либкнехт — влюблены!.. Далеко, за синим морем, Есть такие города, Где о берег солью, горем Бьет немецкая вода. Мы в немецкие ворота Грянем как-нибудь опять... Мы их вызовем: «Эй, кто там! Поднимайтесь! Будет спать!» И на площади базарной Вскинет каску динамит, И винтовкой по казармам Бунт солдатский прогремит!! По ду-плу пу-сто-му дя-тел Два ча-са дол-бит под-ряд. Он к ко-стру как пред-се-да-тель Со-би-ра-ет мой от-ряд...

Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.


Барабанщик

Е. Зозуле1 Шел с улыбкой белозубой Барабанщик молодой... Пляшут кони, Льются трубы Светлой медною водой. В такт коням, Вздувая вены, Трубачи гремят кадриль, И ложатся хлопья пены На порхающую пыль. Целый день идут солдаты. Грязь и молодость в лице. И смеется в ус хвостатый Ресторатор на крыльце... Всех их бой перекалечит. И тогда Тоска и страх Высоко поднимут плечи На костлявых костылях. "Братья,- Нежности... и пищи! Нежность, счастья... и воды..." И пройдут в лохмотьях хищных Исступленные ряды. И опять с лицом паяца, С той же сытостью в лице, Будет в ус себе смеяться Ресторатор на крыльце... Барабанщик, Где же кудри? Где же песня и кадриль? К Эрзеруму2 Скачут курды3, Пляшут кони, Дышит пыль... Notes: Впервые напечатано с подзаг. «Стихи о европейской войне». 1. Зозуля Ефим Давидович (1801—1941)—советский писатель. Обратно 2. Эрзерум — город в северной Турции, в период первой мировой войны павший под ударами русских войск. Обратно 3. Курды — тюркская народность, населяющая небольшими группами Армению, Азербайджан, Грузию, Иран, Турцию и другие страны Востока. Обратно

Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.


Батя

По Кузнецкой улице Ехал поп на курице... Едет батюшка пешком, Тарантас накрыт мешком - А навстречу аккурат Подымается отряд. Дескать, батя, что везешь? Дескать, стой, владыко! Дескать, ми-и-и-ленькие, ро-о-о-жь. Дескать, батя... а не врешь? Дескать, покажи-ка. Заглянули в тарантас. Увидали... вот так раз! В девятнадцатом году... Ну и батя, ловко!— В огороде, во саду Родилась винтовка?! Знаменитый урожай. «Ну-ка, батя... подъезжай». У попа в глазах черно. «Господи Исусе...» (Трехлинейное зерно Не в поповском вкусе!) Комиссар протер очки. «Что же, благочинный, Угадали мужички Волка под овчиной?» Да как взглянет на лицо, Да как скинет ружьецо! «На заборе про актрис Интересно пишут... Ну-ка, батя... становись. Почитай афиши!..» По Кузнецкой улице Поп лежит на улице. А на гору аккурат Подымается отряд.

Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.


Богатырь

Тихо тянет сытый конь, Дремлет богатырь. Дуб - на палицу, а бронь - Сто пудовых гирь! Спрутом в землю - борода, Клином в небо - шлем. На мизинец - город, два, На ладошку - семь! В сумке петля да калач, Петля для забот. Едет тихо бородач, Едет да поет: "Мне путей не писано, Мне дорог не дано. В небе солнце высоко, Да - стяну арканом! Даром ведьма хвалится - Скверная старушка. Дуб корявый - палица, Раскрою макушку. Попищит да свалится Чертова старушка!" Тихо тянет сытый конь, Дремлет богатырь. Бледной лунью плещет бронь В шелковую ширь; Свистнул - старый сивка вскачь, Лоскутом хребет, В небо - стон, а бородач Скачет да поет: "Мне путей не писано, Мне дорог не дано. В небе солнце высоко, Да - стяну арканом! Врешь, Кащей, внапрасную, Голова упрямая, Соколицу красную Не упрячешь за морем, А игра опасная - Тяжела рука моя!" И несется красный конь, Свищет богатырь. Алым клыком в лоскут - бронь Выгнувшую ширь. Всё туда, хоть без дорог, Темно ли, светло, Всё, где в каменный мешок Солнце утекло. В версту - розмашь битюга, Бег сильней, сильней! Смерть - парижская Яга, Лондонский Кащей!

Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.


Братская могила

И хоть бесчувственному телу Равно повсюду истлевать... А. Пушкин Славлю смерть у сопки Заозерной!1 Ну, а я? Неужто - не в бою? И не в братскую сойду могилу, а позорно На отлете где-нибудь сгнию? Понимаю, что не в этом дело. Знаю с малых лет, что все равно, Так сказать, бесчувственному телу Истлевать повсюду. Знаю... Но... Если посудить да разобраться, Нелегко, товарищи, тому, Кто боролся на земле за братство, Под землей остаться одному... Notes: 1. Славлю смерть у сопки Заозерной. Высота Заозерная — место ожесточенных боев советских воинов с японскими захватчиками, вторгшимися в июле—августе 1938 г. на территорию Дальнего Востока в районе озера Хасан; в результате упорных боев интервенты были наголову разбиты. Обратно

Иосиф Уткин. Стихотворения. Россия - Родина моя. Библиотечка русской советской поэзии в 50-ти книжках. Москва: Художественная литература, 1967.


Весна - лето

Оптимистические строфы Как сажа свеж, Как сажа чист, Черт-трубочист качает трубы. Вдруг солнце — трах! И трубочист Снегам показывает зубы. И сразу — вниз, И сразу — врозь Труба, глаза и ноги, И воробьев счастливых горсть Метнулась по дороге. Взглянул вокруг, И — мать честна!— И городу и парку, Загнув рукавчики, весна Закатывает парку. Под песню трудится кума — Счастливая натура! И сводит каждого с ума Весенняя колоратура. И вот — Отчаянный пример: Подснежники у постового?! — Товарищ милиционер, Вы — девушка, Даю вам слово! И вот, Любезные мои, Извольте,— как по нотам, В такт дискантуют воробьи Над золотым пометом. Ах, понимаю, Как не петь? Не петь или не пикать? — Когда графин Горит, как медь, Когда ручьи — Как никель. Когда вот так Поет весна: Без темпа И без метра, И дирижирует сосна И лирикам И ветрам. Я это пел, Когда апрель Дымился на бульварах, Когда жемчужная капель Клевала тротуары. Когда, тетрадь Скрутив в комок И трижды кроя матом,— Хотел влюбиться И не смог Рабфаковец косматый. Теперь под солнечным огнем И радостно, и тяжко! Давайте окна распахнем, Как душную рубашку. И на ребяческую прыть Равняясь по поэту, Чтоб даже деньги позабыть... Которых, кстати, нету.

Notes: Впервые напечатано под загл. «Весенняя тема», без 4-х последних строф.

Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.


Ветер (Одинокий, затравленный зверь...)

Одинокий, затравленный зверь,- Как и я, вероятно, небритый,- Он стучится то в окна, то в дверь. Умоляя людей: "Отвори-и-те..." Но семейные наглухо спят. Только я, не скрывая зевоты, Вылезаю к товарищу в сад, Открываю окно: "Ну, чего ты?.." Что поделаешь... ветру под стать, У семейных считаясь уродом, Не могу, понимаете, спать, Если рядом страдает природа!..

Иосиф Уткин. Стихотворения. Россия - Родина моя. Библиотечка русской советской поэзии в 50-ти книжках. Москва: Художественная литература, 1967.


Ветер (Старый дом мой...)

Старый дом мой - Просто рухлядь. Всё тревожит - Каждый писк. Слышу, ветер в мягких туфлях Тронул старческий карниз. Как влюбленный, аккуратен Милый друг! К исходу дня, В мягких туфлях и в халате, Он бывает у меня. Верен ветер дружбе давней. Но всегда в его приход Постоит у дряхлых ставней И, вздыхая, Повернет. Я не знаю, чем он мучим, Только вижу: Всё смелей Он слоняется, задумчив, Длинной хитростью аллей. И когда он, чуть печален, Распахнулся на ходу, То поспешно зашептались Сучья с листьями в саду... Я опутал шею шарфом, Вышел... он уже готов! Он настраивает арфу Телеграфных проводов...

Notes: В автографе — помета: «Крым. Гаспра». Маяковский написал пародию на это стихотворение:

 Кружит, вьется ветер старый,
 Он влюблен, готов,
 Он играет на гитаре
 Телеграфных проводов.
 
 Месяц выкруглил колени
 Из-под юбки облаков...
 
(В. Маяковский, Полн. собр. соч., т. 13, М., 1961, с. 149).

Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.


Волосы

Н. А. Гнуни Молчи, скрывайся и таи. Тютчев По кухне и счастье усвоено... Я нежен, А щеточник — тих: Он волосы понял по-своему, Он делает Щетки из них. А мне они — целью и знаменем. Я знаменем сделать готов И волосы черного пламени, И пламя гражданских трудов!.. Теперь я почувствовал это. Теперь я прекрасно пойму. Зимою — мерещится лето, А летом — лелеешь зиму... Я предал военную молодость Смиренью высоких забот, И видишь, крылатые волосы Жемчужная изморозь жжет... Всё к лучшему, к лучшему, к лучшему. И осень, и проседь забот. Так яблоня голыми сучьями Плоды налитые несет. Всё к лучшему, к лучшему, к лучшему. Но в двадцать четыре мои, Подумай! Совсем — как по Тютчеву Скрывайся... Молчи... И таи... Бубновое небо, бубновое. Но звезд не достать и с горы. Идеи-то, видишь ли, новые, Да люди уж очень стары. Но трогай! Но трогай! Но трогай! Качай, бесколесая жизнь! И если лежать... У порога — Конем запаленным Ложись! Ах, милая, милая, милая, Мы камень еще подожжем Моей поэтической силою И черным атласным огнем! Так пусть мне — И целью и знаменем, Я знаменем сделать готов И волосы черного пламени, И пламя гражданских трудов!.. ...А ты, мой соседушка скромненький, Ты руки труди и труди, От щетки — приветливей в комнате, От песни — светлей на груди.

Notes: Было написано Уткиным как ответ критикам, усматривавшим «мелкобуржуазные уклоны» в его творчестве.

Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.


Гитара

А. Жарову Не этой песней старой Растоптанного дня, Интимная гитара, Ты трогаешь меня. В смертельные покосы Я нежил, строг и юн, Серебряную косу Волнующихся струн. Сквозь боевые бури Пронес я за собой И женскую фигуру Гитары дорогой! Всегда смотрю с любовью И с нежностью всегда На политые кровью, На бранные года. Мне за былую муку Покой теперь хорош. (Простреленную руку Сильнее бережешь!) ...Над степью плодоносной Закат всегда богат, И бронзовые сосны Пылают на закат... Ни сена! И ни хлеба! И фляги все - до дон! Под изумрудным небом Томится эскадрон... ...Что пуля? Пуля - дура. А пуле смерть - сестра. И сотник белокурый Склонился у костра. И вот, что самый юный (Ему на песню - дар!), Берет за грудь певунью Безусый комиссар. И в грустном эскадроне, Как от зеленых рек, Повыпрямились кони И вырос человек! ...Короткие кварталы - Летучие года! И многого не стало, Простилось навсегда. Теперь веселым скопом Не спеть нам, дорогой. Одни - Под Перекопом, Другие - Под Ургой1. Но стань я самым старым,- Взглянув через плечо, Военную гитару Я вспомню горячо. Сейчас она забыта. Она ушла в века От конского копыта, От шашки казака. Но если вновь, бушуя, Придет пора зари,- Любимая, Прошу я - Гитару подари! Notes: Александр Алексеевич Жаров ответил на «Гитару» посвященной Уткину поэмой «Гармонь» («Комсомольская правда», 1926, 1 сентября). 1. Урга — старое название Улан-Батора, столицы Монгольской Народной Республики; в 1921 г. Красная Армия при поддержке местного населения изгнала из Монголии войска интервентов, пытавшихся превратить ее в плацдарм для нападения на Советскую Россию. Обратно

Иосиф Уткин. Стихотворения. Россия - Родина моя. Библиотечка русской советской поэзии в 50-ти книжках. Москва: Художественная литература, 1967.


Гостеприимство

Мы любим дом, Где любят нас. Пускай он сыр, пускай он душен. Но лишь бы теплое радушье Цвело в окне хозяйских глаз. И по любой мудреной карте Мы этот странный дом найдем - Где длинный чай, Где робкий фартук, Где равно - в декабре и в марте - Встречают Солнечным лицом!

Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.


Двадцатый

Через Речную спину, Через Лучистый плёс Чугунной паутиной Повис тяжелый мост. По краю - Тишь да ивы, Для отдыха - добро! А низом - прихотливо Речное серебро. На тишь, На побережье Качает паровик... "Я, милая, приезжий, Я в отпуск, Фронтовик..." Сады родные машут! Здесь молодость текла, И золотые чаши Подняли купола. Привет вам, отчьи веси1! С победой И весной!.. Но что-то ты невесел, Мой город дорогой. Дома тихи И строги. И не слыхать ребят, И куры на дороге, Как прежде, не пылят. И яблони бескровны, И тяжелы шаги, И на соседских бревнах Служивый... без ноги. Да, ничего на свете Так, запросто, не взять,- Когда родятся дети, Исходит кровью мать! Но вот И наши сени. Но вот И милый кров, Где первые сомненья, Где первая любовь. И в этом Всё, как прежде,- И сад, И тишь, И крик: "Я, бабушка, Приезжий, Я в отпуск, Фронтовик". И, взгляд подслепый бросив, Старуха обмерла: "Иосиф. Ах, Иосиф! Я так тебя Ждала!" И я в объятьях стыну... "Иосиф, это ты?!" . . . . . . . . . . . . Чугунной паутиной Качаются мосты. И мчатся эшелоны Солдат, Солдат, Солдат! Тифозные перроны Под сапогом хрустят. По бедрам Бьются фляги. Ремень, наган - правей. И синие овраги Под зарослью бровей. В брони, В крови, В заплатах - Вперед, Вперед, Вперед!- Страдал и шел Двадцатый, Неповторимый год!!! Notes: Впервые напечатано с подзаг. «Вступление к поэме». 1. Веси — деревни, села. Обратно

Иосиф Уткин. Стихотворения. Россия - Родина моя. Библиотечка русской советской поэзии в 50-ти книжках. Москва: Художественная литература, 1967.


Девушке

Ни глупой радости, Ни грусти многодумной, И песням ласковым, Хорошая, не верь. И в тихой старости, И в молодости шумной Всегда всего сильней Нетерпеливый зверь. Я признаюсь... От совести не скрыться: Сомненьям брошенный, Как раненый, верчусь. Я признаюсь: В нас больше любопытства, Чем настоящих и хороших чувств. И песни пел, И в пламенные чащи Всегда душевное носил в груди И быть хотел — Простым и настоящим, Какие будут Только впереди. Да, впереди... Теперь я между теми, Которые живут и любят Без труда. Должно быть, это — век, Должно быть, это время — Жестокие и нужные года!

Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.


Дети Октября

...Плыл туман за ледяной горою, И земля осталась в стороне. Но лицом доподлинных героев Обернулись путники к стране. В южный зной и в северную вьюгу, Вековую тьму растеребя, Так вот выглядят на Севере, на Юге Подлинные дети Октября!

Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.


Детям улицы

Ужасом в сердце высечен Желтый поволжский год. Сколько их, сколько... тысячи!- Улицей снятых сирот. В грязном, дырявом рубище, В тине вечерней мглы - Сколько их, дня не любящих... Эй, прокричите, углы!.. Слышите крик рыдающий,- Мерьте отчаянья прыть! Нам ли, судьбу уздающим, Эту тоску забыть? В бочке, под лодкой, под срубами Будут ли вновь они? Иерихонскими трубами1, Помощи голос, звени! Сталью налитые руки К детским протянем рукам. Ужас голодной муки, Нет, позабыть не нам! В грязном, дырявом рубище, В тине вечерней мглы - Сколько их, дня не любящих... Эй, прокричите, углы!.. Notes: Впервые опубликовано в газете «Власть труда» (Иркутск), 1923, 12 июня. Датируется по содержанию. В помещенной в том же номере ВТ статье «О беспризорном ребенке» говорилось: «Беспризорные дети — это... наш позор, наша обязанность, наш долг; это тяжелое наследие прошлого надо изжить». 1. Иерихонскими трубами — мощным гласом; по библейской легенде, крепостные стены города Иерихона разрушились от звука труб осаждавших его воинов. Обратно

Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.


Если я не вернусь, дорогая...

Если я не вернусь, дорогая, Нежным письмам твоим не внемля, Не подумай, что это - другая. Это значит... сырая земля. Это значит, дубы-нелюдимы Надо мною грустят в тишине, А такую разлуку с любимой Ты простишь вместе с родиной мне. Только вам я всем сердцем и внемлю. Только вами и счастлив я был: Лишь тебя и родимую землю Я всем сердцем, ты знаешь, любил. И доколе дубы-нелюдимы Надо мной не склонятся, дремля, Только ты мне и будешь любимой, Только ты да родная земля!

Notes: Впервые опубликовано в газете «Правда Востока» (Ташкент), 1942, 15 марта, с заключительной пятой строфой, в цикле «Письма». Последняя строфа:

 Но вернусь... И на письма отвечу,
 Нет, я верю — не дуб в полумгле,
 Не разлука, а нежная встреча
 Сильных ждет на родимой земле!
 

Иосиф Уткин. Стихотворения. Россия - Родина моя. Библиотечка русской советской поэзии в 50-ти книжках. Москва: Художественная литература, 1967.


Женихи

Мама в комнате не спит. Папа в комнате сопит. И у мамы И у папы Недовольный явно вид. Дочь приветствует в прихожей Двадцати примерно лет, На Онегина похожий, В сапогах казенной кожи, Бедный, видите ль, поэт! А за городом, в усадьбе — Как богат, хотя и сед, — В сорока верстах от свадьбы Славный вдовствует сосед. И у мамы — Грустный вид. И у папы — Грустный вид. Мама в комнате не спит. Папа в комнате сопит. И у мамы И у папы Явно недовольный вид. ...Дорогая, дай усесться, Дай мне место поскорей Возле... где-нибудь... у сердца, Рядом с нежностью твоей. Да не бойся, сделай милость. Ты взгляни на старый быт: Мать легла и притворилась, Что не видит И что спит. И никто нас не попросит Не тушить с тобой огня. И никто теперь не спросит, Сколько денег у меня. Сколько денег, Сколько душ? Сколько яблонь, Сколько груш? Кто богаче: ты ли, я ли — И другую ерунду. А соседа... расстреляли В девятнадцатом году!

Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.


* * *

Задала любовь задачу Нам с тобою вместе жить, Да не вышло нам удачи Дело трудное решить. Кто ошибся: ты ли, я ли, У кого белей виски,— Не скажу. Но простояли Восемь лет мы у доски. Разошлись... И слезы в горле. Нет, не слезы — это кровь! Мы, как дети, просто стерли Нерешенную любовь...

Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.


Заздравная песня

Что любится, чем дышится, Душа чем ваша полнится, То в голосе услышится, То в песенке припомнится. А мы споем о родине, С которой столько связано, С которой столько пройдено Хорошего и разного! Тяжелое - забудется. Хорошее - останется. Что с родиною сбудется, То и с народом станется. С ее лугами, нивами, С ее лесами-чащами; Была б она счастливою, А мы-то будем счастливы. И сколько с ней ни пройдено,- Усталыми не скажемся И песню спеть о родине С друзьями не откажемся!

Иосиф Уткин. Стихотворения. Россия - Родина моя. Библиотечка русской советской поэзии в 50-ти книжках. Москва: Художественная литература, 1967.


Закат

Солнце - ниже, Небо - ниже, Розовеет дальний край. Милый друг, присядь поближе, Хватит хмури - Поболтай. В этом гвалте, В этом шуме Нам трудненько уберечь Плодовитое раздумье, Вразумительную речь. И нередко гром пророчил Надо мной И над тобой, Но испытанные очи Нам завещаны борьбой. И простится, что испугом Как-то нас брала беда. Что ж, и лучшая подруга Ведь лукавит иногда... Всё равно - Закат ли розов, Или чернь ночных одежд - Всё равно - Кипят березы Побеждающих надежд! Мы до копаной постели Сохраним свое лицо, Если мы с борьбой надели Обручальное кольцо... Солнце - ниже, Небо - ниже, Тих разлив второй зари. Милый друг,- еще поближе. К сердцу ближе. Говори.

Notes: напечатано с подзагл. "На стихотворение Голодного `Поэтам Екатеринослава`".

Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.


Затишье

Он душу младую в объятиях нес... М. Лермонтов Над землянкой в синей бездне И покой и тишина. Орденами всех созвездий Ночь бойца награждена. Голосок на левом фланге. То ли девушка поет, То ли лермонтовский ангел Продолжает свой полет. Вслед за песней выстрел треснет - Звук оборванной струны. Это выстрелят по песне С той, с немецкой стороны. Голосок на левом фланге Оборвется, смолкнет вдруг... Будто лермонтовский ангел Душу выронит из рук...

Иосиф Уткин. Стихотворения. Россия - Родина моя. Библиотечка русской советской поэзии в 50-ти книжках. Москва: Художественная литература, 1967.


Зима

Средь седых И старящих, Сводящих с ума, И моя, Товарищи, Тащится зима. Постучится палочкой, Сядет у стола: «Ну-с, Иосиф Павлович, Вот и я Пришла...» Я склонюсь, Задумавшись, А вокруг, звеня, Девушки И юноши Окружат меня. Не кряхтя, Не ахая, Не зная забот, А играя сахаром Молодых зубов!.. Но, шапчонку комкая, Старый гражданин, Я перед потомками Не склоню седин. Бьет В кремлевском знамени Алая струя. Это — кровь! И в пламени Капля есть Моя... Средь седых И старящих, Сводящих с ума, И моя, Товарищи, Тащится зима. Постучится палочкой, Сядет у стола: «Ну-с, Иосиф Павлович, Вот и я Пришла...»

Notes: Впервые напечатано под загл. «Октябрьская тема». В своих воспоминаниях Уткин передает, как реагировал Маяковский на публикацию стихотворения «Зима»: «Я прихожу в редакцию «КП» (газеты «Комсомольской правды»). Маяковский здесь. Он меня встречает мрачно:— Ну, что это вы, собственно говоря, молодой человек, решили с потомками говорить? Тогда, значит, вы думаете, что вам уже время труды подытожить, боитесь, что потомки вас не оценят,— и начал мне «выкладывать». Я было попробовал отвечать, а потом стал выдыхаться.— Вы понимаете, когда это люди делают?— Причем все время повторял слово «потомки» и бил меня этими «потомками», как молотком, по голове... Потом видит, что я молчу, он вдруг говорит каким-то странным согретым голосом: «А как там у вас насчет сахара?» Я сказал. Он говорит: "А сахар хороший, это я мог бы себе в стакан положить"» («Маяковский и советская литература», М., 1964, с. 280—281).

Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.


* * *

Какой контраст!.. Подумать стыд: Куда ни глянь — повсюду, Как медь пасхальная, блестит Астральная посуда. А посмотри на этот клен, На этот чистый воздух: Он ясен, он не застеклен И держится на звездах! Я сам под краном этих дней Преображен и вымыт! Насколько все-таки вредней Для нас московский климат. Я говорю про грустный быт, Где в черепках разбитых На медном примусе кипит Пустая кипень быта. Давай вдыхать простор Невы, Глядеть на небо чаще, Чтоб смыслом этой синевы Прониклось наше счастье!

Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.


Канцеляристка

Л. Хребтовой Где хитрых ног смиренное движенье, Где шум и дым, Где дым и шум,- Она сидит печальным отраженьем Своих высокопарных дум. Глаза расширились, раскинулись, И реже Смыкается у голубых границ Задумчивое побережье Чуть-чуть прикрашенных ресниц. Она глядит, она глядит в окно, Где тает небо голубое. И вдруг... Зеленое сукно Ударило морским прибоем!.. И люди видеть не могли, Как над столом ее, по водам, Величественно протекли И корабли, И небосводы. И как менялась бирюза В глазах глубоких и печальных, Пока... не заглянул в глаза Суровый и сухой начальник... Я знаю помыслы твои И то, Насколько сердцу тяжко,- Хоть прыгают, как воробьи, По счетам черные костяшки.

Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.


Кассир

Тосе На вокзале хмуро... сыро... Подойти сейчас к кассиру И сказать без всякой фальши «Дайте мне билет подальше. Понимаете... мне худо...» А кассир: «Билет?.. Докуда? До какого то есть места?» — «Неизвестно!» — «Не-из-вест-но? А в каком, простите, классе?» Пригибаюсь к самой кассе: «Хоть на крыше, хоть в вагоне!.. Пусть в огонь! Но только пусть Этот поезд не догонит Ни моя любовь, Ни грусть...»

Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.


Комсомольская песня

Мальчишку шлепнули в Иркутске. Ему семнадцать лет всего. Как жемчуга на чистом блюдце, Блестели зубы У него. Над ним неделю измывался Японский офицер в тюрьме, А он все время улыбался: Мол, ничего «не понимэ». К нему водили мать из дому. Водили раз, Водили пять. А он: «Мы вовсе незнакомы!..» И улыбается опять. Ему японская «микада»1 Грозит, кричит: «Признайся сам!..» И били мальчика прикладом По знаменитым жемчугам. Но комсомольцы На допросе Не трусят И не говорят! Недаром красный орден носят Они пятнадцать лет подряд. ...Когда смолкает город сонный И на дела выходит вор, В одной рубашке и кальсонах Его ввели в тюремный двор. Но коммунисты На расстреле Не опускают в землю глаз! Недаром люди песни пели И детям говорят про нас. И он погиб, судьбу приемля, Как подобает молодым: Лицом вперед, Обнявши землю, Которой мы не отдадим! Notes: 1. Микада — от «микадо»: титул японского императора. Обратно

Строфы века. Антология русской поэзии. Сост. Е.Евтушенко. Минск, Москва: Полифакт, 1995.


Кондратий Рылеев

rupoem.ru

Фронтовой поэт Иосиф Уткин

Как только советский народ узнал о вероломном нападении фашистов, многие устремились в военкоматы проситься на фронт. Среди добровольцев был и наш земляк поэт Иосиф Уткин. Он воевал вместе с солдатами, писал стихи и передавал новости с фронта.

Родился Иосиф на станции Хинган в семье служащего КВЖД. Вскоре большая семья с 7-ю детьми переехала жить в Иркутск. Он окончил городскую школу и поступил в училище, откуда, однако, на четвертом году учебы его исключили «за плохое поведение и вольномыслие по совместительству». «Плохое поведение» состояло не только в мальчишеских шалостях. Когда семью оставил отец, то пришлось совсем худо. Мальчик пропускал занятия, ибо ему пришлось стать кормильцем семьи.

С приходом Октября у 15-летнего Иосифа началась, по его словам, «активная политическая жизнь». Вместе со старшим братом он идет в рабочую дружину. А когда через Иркутск прокатилась волна Гражданской войны, 17-летний Иосиф отправился на Дальний Восток сражаться с белогвардейцами.

Конец 1922 года - поворотный момент в биографии. Иосиф становится репортером иркутской газеты «Власть труда», и его имя начинает появляться на страницах сибирских газет и журналов. В 1924-м губкомы партии и комсомола решают отправить Уткина учиться в Москву. Новые знакомства, громкие имена, жаркие споры… Стремительно ворвавшись в московскую поэтическую жизнь, Иосиф Уткин быстро стал известен. Выходит первая, а затем и вторая книга его стихов. Настоящий успех принесла поэма «Повесть о рыжем Мотэле». Ее оригинальный стиль заворожил читателя. Опубликованная в 4-м номере «Молодой гвардии» в 1925 году, она сразу стала заметным событием в литературной жизни.

С 1925 года Уткин работает в «Комсомольской правде» завлитотделом. В январе 1928-го в составе группы молодых поэтов едет в двухмесячную поездку за границу. Он десять дней провел в Сорренто у Горького. Беседовали, читали стихи, спорили. Горький в те дни написал Сергееву-Ценскому: «Сейчас у меня живут три поэта: Уткин, Жаров, Безыменский. Талантливы. Особенно первый. Этот далеко пойдет»…

На войну Иосиф Уткин ушел добровольцем и сражался с оружием в руках

Вспоминая о своих встречах с Иосифом Уткиным, художник-график Борис Ефимов так описывал его внешность:

«Иосиф Уткин… Ему больше к лицу была бы другая, не такая безобидная фамилия. Например, Орлов или Ястребов. На худой конец, Дроздов или Соколов. Он был статным, стройным, с горделивой осанкой, с волнистой копной непокорных волос - что называется, красавец-мужчина. Под стать внешности и его стихи - красивые, звонкие…»

Практически с самого начала войны Иосиф Уткин стал фронтовым журналистом и поэтом. В августе он в качестве работника газеты «На разгром врага» оказался в брянских лесах. Многие из его страстных стихов той поры написаны непосредственно на передовой, в блиндажах и окопах. Никогда еще не писал он так много.

В сентябре 1941 года во время боев под Ельней осколком мины Иосифу Уткину оторвало четыре пальца на правой руке. Можно было забыть об игре на гитаре и о том, чтобы писать самому, но поэт словно бы не заметил своего увечья: в полевом госпитале он диктовал свои стихи.

В санбате

На носилках из шинели

Одиноко мне и жутко.

Изумленно шепчут ели:

«Неужели это Уткин?!»

Гимнастерки не по росту

Надо мной глаза склонили...

Удивленно смотрят сестры:

«Уткин, милый... Это вы ли?!»

И опять шинель - как лодка.

Я плыву куда-то... Это

Сестры грустные в пилотках

На руках несут поэта!

И от слез теплее глазу.

И тоска меня минует:

Сколько рук прекрасных сразу

За одну найти, больную.

16 сентября 1941

Полевой госпиталь

Не прекращал Уткин литературной работы и в Ташкенте, куда его отправили на излечение. Менее чем за полгода он издает две книжки военной лирики «Фронтовые стихи» и «Стихи о героях», а также альбом военных песен, написанных вместе с московскими композиторами. А еще в свет вышла книга «Я видел сам», стихи из которой читал в редакции «Комсомольской правды». И постоянно просился на фронт: «Я категорически отметаю разговор насчет невозможности, по соображениям физического порядка, моего пребывания на фронте. Я хочу. Я могу»…

Летом 1942 года Уткин вновь оказался фронте - на Брянском в качестве спецкора «Совинформбюро», от газет «Правда» и «Известия». Его поэзия поднялась до искусства, необходимого народу в самом прямом и непосредственном значении этого слова. Стихи о людях на войне, о бесстрашии, о верности и о родной земле помогали бойцам выжить и победить, их знали, их читали в перерывах между боями, их пели…

Фронтовые корреспонденты: К. Симонов, В. Темин, Е. Кригер, И. Уткин. Фото 1941 года

Затишье

Он душу младую

в объятиях нес...

М. Лермонтов

Над землянкой в синей бездне

И покой, и тишина.

Орденами всех созвездий

Ночь бойца награждена.

Голосок на левом фланге.

То ли девушка поет,

То ли лермонтовский ангел

Продолжает свой полет.

Вслед за песней выстрел треснет -

Звук оборванной струны.

Это выстрелят по песне

С той, с немецкой стороны.

Голосок на левом фланге

Оборвется, смолкнет вдруг,

Будто лермонтовский ангел

Душу выронит из рук...

Это стихотворение было опубликовано 19 мая 1944 года. Через полгода, 13 ноября, самолет, на котором спецкор возвращался с Западного фронта в Москву, разбился. Последней книжкой, что держал в руках погибший поэт, был томик Лермонтова…

Иосиф Уткин похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище. В Иркутске его помнят и любят. Его стихи входят в региональную школьную программу по внеклассному чтению. В 1967 году решением Иркутского горсовета улица Кузнецовская переименована в улицу Иосифа Уткина. Его имя присвоено и Иркутской областной юношеской библиотеке.

Литература:

1. А.И. Павловский. Уткин, Иосиф Павлович - яркий представитель романтического советского искусства Русская литература XX века. Прозаики, поэты, драматурги. Библиографический словарь. Т. 3. 2005.

2. Иркипедия

3. Антонов В. И быть хотел - простым и настоящим…», статья из журнала «Солнечный ветер» Май, 2009.

4. Луначарский А.В. По поводу «Первой книги стихов». «Комсомольская правда», 1927, № 42, 20 февраля.

www.irk.kp.ru

Все стихи Иосифа Уткина

Гостеприимство

 

А. Жарову

 

Не этой песней старой

Растоптанного дня,

Интимная гитара,

Ты трогаешь меня.

 

В смертельные покосы

Я нежил, строг и юн,

Серебряную косу

Волнующихся струн.

 

Сквозь боевые бури

Пронес я за собой

И женскую фигуру

Гитары дорогой!

 

Всегда смотрю с любовью

И с нежностью всегда

На политые кровью,

На бранные года.

 

Мне за былую муку

Покой теперь хорош.

(Простреленную руку

Сильнее бережешь!)

 

...Над степью плодоносной

Закат всегда богат,

И бронзовые сосны

Пылают на закат...

 

Ни сена! И ни хлеба!

И фляги все – до дон!

Под изумрудным небом

Томится эскадрон...

 

...Что пуля? Пуля – дура.

А пуле смерть – сестра.

И сотник белокурый

Склонился у костра.

 

И вот, что самый юный

(Ему на песню – дар!),

Берет за грудь певунью

Безусый комиссар.

 

И в грустном эскадроне,

Как от зеленых рек,

Повыпрямились кони

И вырос человек!

 

...Короткие кварталы –

Летучие года!

И многого не стало,

Простилось навсегда.

 

Теперь веселым скопом

Не спеть нам, дорогой.

Одни –

Под Перекопом,

Другие –

Под Ургой1.

 

Но стань я самым старым, –

Взглянув через плечо,

Военную гитару

Я вспомню горячо.

 

Сейчас она забыта.

Она ушла в века

От конского копыта,

От шашки казака.

 

Но если вновь, бушуя,

Придет пора зари, –

Любимая,

Прошу я –

Гитару подари!

 

1925

45ll.net

Иосиф Уткин. Стихи о войне

«Красная звезда», СССР.
«Известия», СССР.
«Правда», СССР.
«Time», США.
«The Times», Великобритания.
«The New York Times», США.

16.11.44: Трагически погиб писатель-боец, известный поэт Иосиф Уткин. Советская литература понесла новую утрату.

Иосиф Павлович Уткин родился в 1903 г. В 1920 году он ушел добровольцем в Красную Армию, принимал участие в гражданской войне в Сибири.

В начале двадцатых годов Иосиф Уткин впервые выступил, как поэт комсомола. Сразу стихи его приобрели популярность среди очень широких кругов советской молодежи. В этих стихах явственны были жизнерадостность, неподдельно-искренний лиризм, близость к песенному складу, наконец, острая и лаконичная форма, благодаря которой многие крылатые строфы молодого поэта сразу и надолго вошли в сознание читателей. Благородному делу борьбы за Советскую Родину посвятил Иосиф Уткин свою жизнь и свое поэтическое дарование. Главная тема поэта — наша молодая социалистическая страна —

«С ее лугами, нивами,
С ее лесами — чащами...
Была б она счастливою,
А мы-то будем счастливы...»

Мечтой и заботой о счастье, право на которое завоевано для человека Великим Октябрем, наполнены лучшие строфы лирических стихов Уткина и его широко популярной поэмы о Мотэле.

В мягких, задушевных тонах писал Уткин о советской молодежи, о ее радостях, о дружбе, о любви, о мужестве, присущем нашей молодежи.

В первые же дни Отечественной войны поэт отправился на фронт, участвовал в боевых операциях. В трудные дни осени 1941 года, когда враг угрожал Москве, Иосиф Уткин показал себя как честный солдат и патриот, был тяжело ранен. За выполнение заданий Командования Уткин награжден орденом Красной Звезды.

В светлый день приближающейся победы над врагом мы снова с благодарностью вспомним тебя, Иосиф Уткин, писатель-боец, друг и соратник, показавший пример честного служения Родине словом и делом. ("Красная звезда", СССР)*

* * *

Тополя Киева

Бывало скажут: Киев, —
Пойдут сады, поля.
И встанут — вот такие! —
Гвардейцы-тополя.

Теперь же Киев древний
Без тополей вокруг!..
Казненные деревья
Лежат в пыли, без рук.

На мостовых обрывки
Старинных русских книг.
На улицах отрывки
Немецких фраз и крик.

А улицы глухие —
Кричи хоть не кричи!
И это город — Киев?..
Ну, ладно-ж, палачи!

Иосиф Уткин.
«Красная звезда», 21 октября 1943 года*

* * *

Гонец с Тамани

Прилетел в Москву гонец,
Звякнул стременами.
В Кремль торопится: конец
Немцу на Тамани!

Улыбается: — Капут
На Тамани фрицам.
Доложил в Кремле... И тут
Грянула столица!

Вся сияет, вся в огне,
Посмотреть приятно!
...А казак уж на коне:
Мчит во-всю обратно.

Говорит: пора ему...
Надо, мол, вернуться.
Говорит: его в Крыму
Ждут, мол, не дождутся!

Иосиф Уткин.
«Красная звезда», 10 октября 1943 года*

* * *

На Киевском шляхе

1. ПОЛТАВА

Полтава, чудный город!
Пусть не был я в ней сроду,
Он, все равно, мне дорог,
Как дорог он народу.

Не зря его воспели.
Бесстрашный, он по праву
Стоял у колыбели
Отечественной славы!

Теперь он будет милым,
Родным для нас и близким
Еще и по могилам
На шляхе украинском.

За славный бой у лога,
За бой у переправы,
За Киев, за дорогу
На запад от Полтавы!

2. БЫЛОЕ

Закат. Приднепровские нивы.
Плетутся волы кое-как.
Колеса скрипят. И лениво
Сосет свою люльку чумак.

И вдруг, замахнувшийся было,
Застынет в руке его кнут:
То древнего Киева главы
В тумане вечернем всплывут!

И чувству святому внимая,
Слезает с арбы кое-как,
Широкую шляпу снимает
И крестится долго чумак...

3. НА ДНЕПРЕ

Привал у переправы,
Заправка невзначай:
Танкисты всей оравой
Устало пили чай.

Река траву колышет,
Волна о берег бьет.
И вдруг танкисты слышут,
Что девушка поет.

Поет она печально
На правом берегу.
...Бросает чай начальник:
— Танкисты, не могу...

Идет к машине быстро.
Встает за ним народ:
Бросают чай танкисты.
По танкам. И — вперед!

Забыли про усталость —
Летят вперед, как вихрь.
...Украина, им казалось,
Зовет на помощь их.

Иосиф Уткин.
«Красная звезда», 28 сентября 1943 года.

* * *

ДВЕ ПЕСНИ

1. Песня летчика.

Два широких, два крыла
Мчат меня в эфире;
Если-б рядом ты была, —
Было бы четыре.

Но в груди моей поет —
Слышишь! — песня мести.
Значит, мы идем в полет,
Дорогая, вместе.

Где же сердцу не любя
Силы взять такие?
Я люблю, люблю тебя
Как одно с Россией!

Нас любовь в одно слила.
И в моем полете
Вы вдвоем, как два крыла,
В бой меня несете...

2. Заздравная песня.

Что любится, чем дышется,
Душа чем ваша полнится,
То в голосе услышится,
То в песенке припомнится!

А мы споем о Родине,
С которой столько связано,
С которой столько пройдено
Хорошего и разного.

Тяжелое забудется, —
Хорошее останется;
Что с Родиною сбудется,
То и с народом станется,

С ее лугами-нивами,
С ее лесами-чащами:
Была б она счастливою,
А мы-то — будем счастливы!

И сколько с ней не пройдено —
Усталыми не скажемся...
И песню спеть о Родине,
С друзьями не откажемся!!

Иосиф Уткин.
«Красная звезда», 10 августа 1943 года.

* * *

Черноморская песенка

Дует ветер непопутный,
В Черном море — черный мрак,
Но не жизни сухопутной
Ищет на море моряк!

И не мирные жилища,
Не родные берега,
Мы сегодня в море ищем —
И найдем его! — врага.

Мы не с морем Черным спорим,
И от тех, кто сердцу мил,
Отделило нас не море, —
Черный враг нас отделил.

И врага от нас не спрячут
Ни волна, ни ночь, ни дым.
Час наступит, и заплачут
Мачты, падая над ним!..

Дует ветер непопутный,
В Черном море — черный мрак,
Но не жизни сухопутной
Ищет на море моряк...

Иосиф Уткин.
«Красная звезда», 25 июля 1943 года*

* * *

СЕСТРА
Из фронтовой тетради

Когда, упав на поле боя —
И не в стихах, а наяву, —
Я вдруг увидел над собою
Живого взгляда синеву,

Когда склонилась надо мною
Страданья моего сестра —
Боль сразу стала не такою:
Не так сильна, не так остра.

Меня как будто оросили
Живой и мертвою водой,
Как будто надо мной Россия
Склонилась русой головой!..

Иосиф Уткин.
«Красная звезда», 13 июня 1943 года

* * *

РОДИНА

Не знаю, ей богу, не знаю,
Но чем-то мне очень близка
И эта вот небыль лесная
Над курной избой лесника,
И эта вот звёздная небыль,
С которой я с детства знаком,
Где кровля и синее небо
Связуются тонким дымком!
Бывал я и в Праге и в Польше
А все мне казалось: крупней
Граненые звёзды и больше
Над родиной милой моей.
И люди, казалось мне, выше:
Красивый народ и большой!
А если кто ростом не вышел,
— Красив и прекрасен душой.
...Я помню: морозная чаща,
Дымок к небосводу прирос.
Сверкает хрустальное счастье
Одетых по-царски берез.
И вдруг неожиданно бойко
Взметнулась старинная страсть:
Крылатая, русская тройка,
Земли не касаясь, неслась
Как в детстве далеком!
Как в сказке!
Гармоника... Зубы девчат…
А яркие русские краски
С дуги знаменитой кричат!..
И сразу все стало не нужным
Душе умиленной до слез.
Все... кроме вот этой жемчужной
И царственной дрёмы берез.
Россия, за милую горстку
Из белого моря снегов
Все прелести жизни заморской
Отдать россиянин готов!
За песню в серебряном поле!
За этот дымок голубой!
За… родинку малую что ли
Над вздернутой алой губой!

За взгляд, то веселый, то грустный!
За влажный очей изумруд!
За все, что я думаю, русским
Не-русские люди зовут!

Иосиф Уткин.
«Литература и искусство», 1 мая 1943 года.

* * *

РУССКИЙ ПЕЙЗАЖ
Из фронтовой тетради

Полей предвечерняя небыль.
Похода размеренный шаг;
Пыля, пробирается в небо
Войны бесконечный большак.

Белеет старинная церковь
Над тихой и мирной рекой,
На куполе медленно меркнет
Степного заката покой.

Но с мирной природою в споре
Как грозного времени тень,
Чернеет народное горе
Спалённых врагом деревень.

Чернеет и справа и слева...
И слышно, как там, впереди,
Огонь орудийного гнева
Гудит у России в груди!

2. ПОСЛЕ БОЯ

Сон короткий после боя
В переполненной избе.
Я укрылся с головою
Нежной мыслью о тебе.

Положил я в изголовье
Сумку верную свою,
Оборвав на полуслове
Пережитое в бою.

И уже через мгновенье, —
Ни войны, ни маеты:
В легких тканях сновиденья
Надо мною только ты.

Отступает всё куда-то
(Только ты, и — никого!)
Перед крепким сном солдата,
Крепким, как любовь его!

Иосиф Уткин.
«Правда», 17 апреля 1943 года

* * *

Ты пишешь письмо мне

На улице полночь. Свеча догорает.
Высокие звезды видны.
Ты пишешь письмо мне, моя дорогая;
В пылающий адрес войны.

Как долго ты пишешь его, дорогая!
Окончишь и примешься вновь;
Зато, я уверен, к переднему краю
Прорвется такая любовь...

Давно мы из дома. Огни наших комнат
За дымом войны не видны.
Но тот, кого любят, но тот, кого помнят, —
Как дома и в дыме войны!

Теплее на фронте от ласковых писем.
Читая, за каждой строкой
Любимую видишь и Родину слышишь,
Как голос за тонкой стеной...

Мы скоро вернемся. Я знаю. Я верю.
И время такое придет:
Останутся грусть и разлука за дверью,
А в дом только радость войдет.

И как-нибудь вечером, вместе с тобою,
К плечу прижимаясь плечом,
Мы сядем и письма, как летопись боя,
Как хронику чувств, перечтем...

Иосиф Уткин.
«Красная звезда», 6 марта 1943 года

* * *

Патриотке

Делили радости и беды;
Теперь опять делиться нам,
Опять нелегкий труд победы,
Как хлеб, мы делим пополам!

То в русской кофте,
То в кожанке, —
Как в дни, когда мы брали власть,
На голос родины: — Гражданка! —
Ты всей душой отозвалась.

И вот, знакомая до боли —
Товарищ, женщина и мать —
Ты, как на бой, выходишь в поле
Плоды бессмертья пожинать!

Уверен взгляд, спокоен голос.
И можно знать уже вперед,
Что ни один созревший колос
От наших дел не пропадет,

Что эти руки не устанут,
Как в поле рожь, косить врага,
Пока в родных полях не встанут
Победы тучные стога.

Иосиф Уткин.
«Московский большевик», 27 сентября 1942 года*

* * *

ПЕСНИ НЕНАВИСТИ

1. ЛИРИКА

Проходил через село
Лейтенант кудрявый.
Шел он влево, а вело
Лейтенанта вправо.

Справа окна, справа дом
Девушки любимой.
И, хотя с большим трудом,
Но прошел он мимо.

Только в окна поглядел
Встретился глазами:
На секунду побледнел...
На минуту замер...

Ничего он не сказал
Девушке любимой;
Замер... зубы показал...
И подался мимо.

Ну, а я сказать могу,
Что в бою жестоком
Эта лирика врагу
Обернется боком!

2. В АТАКУ

Речка, чаща и овраг —
Ничего не вижу!
Вижу только: рядом враг,
Враг, которого я так
Страстно ненавижу!

Он убил мою жену,
Он, на дом мой зарясь,
Разорил мою страну, —
Так скорей, скорей же, ну,
Месть моя и ярость!

Не друзьям, не небесам
Дам я порученье
Отомстить ему — я сам
Поднесу к его усам
Острый штык отмщенья.

И несут меня, несут
Крылья быстрой мести.
Вот он близко... вот он тут.
Вот он — враг!
Свершай же суд,
Штык мой, суд на месте!

3. ДОПРОС

Ви стояль на карауле?
— Нет.
Ви пустиль в зольдата пуля?
— Нет.
Ви живете у басара?
— Нет.
Ваш фамилия Насаров?
— Нет.

...Три расколотых ореха.
Ночь. Но выстрелам в ответ
Трижды отвечает эхо:
Нет,
нет,
нет!

Иосиф Уткин. БРЯНСКИЙ ФРОНТ.
«Вечерняя Москва», 26 сентября 1942 года*

* * *

Товарищу бойцу

Чтоб честным людям не терзаться,
Чтоб небо стало голубей
Над родиной твоей, — мерзавца
Настигни и убей!

Старушка плачет на пороге,
Вернется ль сын любимый к ней.
Кто встал у сына на дороге?
Фашист. И ты его убей!

Вдова в ночи бессонной тужит,
Ребенок на руках у ней.
Кто их лишил отца и мужа?
Фашист. И ты его убей!

Грустит под вишней нелюдимой
Подруга сердца твоего.
Кто разлучил тебя с любимой?
Фашист. И ты убей его!

За черный ужас сел сожженных,
За стаи мертвых голубей,
За то, что плачут наши жены,
Отцы и матери, — убей!

Убей, и станет чист и светел
Родимый край, родная мать.
Убей, чтоб веселились дети.
Чтоб никого уже на свете
Не надо было убивать.

Иосиф Уткин. БРЯНСКИЙ ФРОНТ.
«Известия», 22 августа 1942 года.

* * *

КЛЯТВА

Клянусь: назад ни шагу!
Скорей я мертвый сам
На эту землю лягу,
Чем эту землю сдам!

Клянусь, мы будем квиты
С врагом… Даю обет,
Что кровью будут смыты
Следы его побед!

А если я нарушу
Ту клятву, что даю,
А если вдруг я струшу
Перед врагом, в бою,

Суровой мерой мерьте
Позор моей вины:
Пусть покарает смертью
Меня закон войны!

Иосиф Уткин.
«Правда», 3 августа 1942 года.

* * *

Песни мщения

1. Ты не дашь ему уйти...

Крик. Огонь. И дым клубится...
Кровь на каменной плите.
И уходит в ночь убийца,
Пригибаясь в темноте.

Ты в ночи глазами шаришь.
— Встань, товарищ, на пути!
Ты не дашь ему, товарищ,
Безнаказанно уйти.

Твой свинец его настигнет.
Пуля есть,
И воля есть —
И убийце спину выгнет.
Сзади грянувшая месть!..

2. На фронтовой дороге

Война, действительно, груба!
Где было мирное жилище,
Глядишь, торчит одна труба
И ветер в пепле что-то ищет.

А то еще ужасней штрих:
Бойцы заколоты штыками —
Лежат в траве тела троих
С вперед летящими руками.

И слово стынет на устах!
Но сухи у меня ресницы:
Не ужас дикий
и не страх,
А гнев в груди моей теснится.

Я знаю: как ни грозен вид
В огне трепещущих предместий, —
Померкнет он, его затмит
Святое пламя нашей мести.

3. За слезы наших матерей...

Мы долго ждали этот час!
Но ждали мы его недаром,
Когда, удобней изловчась,
Мы опрокинем их ударом.

Он будет смел, он будет яр —
Удар решительный, без дрожи!
Мы в этот яростный удар
Всю нашу страсть,
Всю душу вложим!

В нем будет все, что только есть
В сердцах, обидой раскаленных:
И гнев бойца,
И боль, и месть
На бой рванувшихся мильонов!

За слезы наших матерей
Сегодня мы пройдем по трупам
Врагов... И мы умрем скорей.
Чем им простим или уступим!!

Иосиф Уткин.
«Известия», 19 июля 1942 года*

* * *

Солдатская песня

С песней, с дробью барабанною
Мы, друзья, в ряды построимся.
И ступив на поле бранное
Ратной чести удостоимся.

Подвиг мужественно пройденный
Не забудется потомками.
Будет петь веками родина
Нашей славы песни громкие!

...Черный ворон в небе кружится,
Нам грозит зрачками тусклыми.
Но испытанное в мужестве
Не подастся сердце русское.

Наши деды, наши прадеды
Не служили кривде слугами;
Мы земли не ищем краденой,
Чести — ищем непоруганной!

Мы на ветер слов не тратили,
Мы клялись родным околицам.
Наши жены, наши матери
За победы наши молятся.

Слово храбрых — слово твердое.
И земли родной не выдадим;
Русских можно видеть мертвыми,
Но рабами их не видели!

С песней, с дробью барабанною
Мы, друзья, в ряды построимся.
И ступив на поле бранное
Ратной чести удостоимся.

Иосиф Уткин.
«Красная звезда», 26 июня 1942 года.

* * *

ЛЮДМИЛЕ ПАВЛИЧЕНКО

Улыбка, робкие движенья…
Быть может, нежный цвет лица,
Но переплавил цех сражений
Тебя в сурового бойца.

О, сколько надо было крови
Увидеть, зверств и темноты,
Чтоб так вот, прямо и сурово
Взглянуть на жизнь, как смотришь ты.

Да, да, не мы повинны в этом,
Что вся страна, народ наш весь,
Старухи, девушки, поэты,
Как высший дар венчают месть.

Да. Я с тобою рядом, вместе,
С тобой и в песне и в бою.
Я славлю в этом гимне мести
Суровость, девушка, твою!

Иосиф Уткин.
«Комсомольская правда», 4 июня 1942 года*

* * *

ОН ОТОМЩЕН

Стою в смятении у порога
И не могу переступить...
Что мне сказать им...
Ради бога! С чего начать?
Как приступить?

Нелегкий труд и в самом деле
Сказать им: — Вы осиротели...
Что ваш любимый сын в бою
Погиб за родину свою.
И что, смертельно ранен,
Меня на поле брани,
Поднявшись из последних сил,
Родным он кланяться просил…

Как в дом войти с такою вестью?
Как бросить бомбу в мирный быт?
Как мне сказать им: — Он убит...
О, если б можно было местью
Такое горе врачевать,
Тогда б я знал, с чего начать!

Я б им сказал: — Прекрасный, смелый,
Увитый славой, как плющом,
Ваш сын погиб за наше дело
И трижды нами отомщен!

Иосиф Уткин.
«Московский большевик», 3 июня 1942 года*

* * *

Я ВИДЕЛ САМ!

Я видел сам... Но нет, не верю,
Не верю собственным глазам,
Чтоб то, что я увидел сам,
Свершили люди, а не звери!
Не верю, нет! Но тише, тише...
Я видел сам... Я видел их —
Невинных, мертвых и нагих,
Штыками проткнутых детишек!
И, как слепой, руками шаря,
Не веря собственным глазам —
Их матерей в костре пожара,
Товарищи, я видел сам!
Тяжелый сон? Ну нет, едва ли,
Приснятся нам такие сны! …
Пилотки сняв, потрясены,
Безмолвно мы вокруг стояли.
Стояли мы, застыв на месте...
И, как взлетали к небесам
Слова о беспощадной мести,
Товарищи, я слышал сам!

Иосиф Уткин.
«Литература и искусство», 18 апреля 1942 года*

* * *

Гвардейский марш

Над родиной грозные тучи,
В огне небосвод голубой:
Приказ командарма получен —
Сегодня, товарищи, в бой!

Оружие ваше проверьте,
Проверьте свинец и сердца:
Готовы ли биться до смерти
И руки, и сердце бойца?

Молчат патриоты сурово,
И только сердца не молчат:
Готовы, готовы, готовы! —
Сердца патриотов стучат.

Мы, честные русские люди,
Мы, храбрая русская рать,
Клянемся, что немец не будет
Родимую землю топтать.

Сдвигаются брови с угрозой,
Сжимается в ярости рот,
И в бой за родные березы
Бросаются люди вперед!

Летят краснозвездные лавы
Рядами железных колонн,
Лишь кружится по ветру слава
Шелками гвардейских знамен!

Иосиф Уткин.
«Известия», 21 марта 1942 года*

* * *

Красноармейцу
Изнасилованную и убитую девочку немцы выбросили на помойку.
... Заметив детей, собиравших в поле цветы, немецкий летчик расстрелял их на бреющем полете
. (По материалам Информбюро).

Я видел девочку убитую.
Цветы стояли у стола.
С глазами, навсегда закрытыми,
Казалось, девочка спала.

И сон ее, казалось, — тонок.
И вся она — на

0gnev.livejournal.com

Иосиф Уткин. Лучшие стихи Иосифа Уткина на портале ~ Beesona.Ru

Уткин Иосиф Павлович (1903 - 1944) - русский поэт и журналист, участник Гражданской и Великой Отечественной войн. Его лучшие стихи отмечены состраданием к человеку перед лицом судьбы.

НазваниеТемаДата
Происшествие Октябрь 1935 г.
Сомненье Июнь 1928 г.
Провокатор Март 1935 г.
Батя Октябрь 1934 г.
Кассир Стихи о любви 1935 г.
Зима Стихи о природе, Стихи про зиму 1928 г.
Философское
Дети Октября 17 июня 1934
Углекоп
Родина Стихи о любви 1925 г.
Петлицы Стихи о войне 6 июля 1941 г.
Песенка (Подари мне на прощанье...) Стихи о любви 1933 г.
Поход 1925 г.
Братская могила 1940 г.
Разговор 1937 г.
Тройка 1939 г.
Синица 1927 г.
Я видел девочку убитую 1941 г.
Свидание Стихи о жизни Июнь 1926 г.
Рассказ солдата Стихи о войне, Стихи о любви 1924 г.
Песня о песне Песни 1925 г.
Барабанщик
Слово Есенину
Сунгарийский друг 1925 г.
Песня рыбака Песни 1926 г.
Какой контраст! Подумать стыд: Февраль 1935 г.
Детям улицы
Семейная хроника 1935 г.
Письмо Март 1936 г.
Разлука Стихи о любви 1934 г.
21 января 1924 года Конец января - начало февраля 1924 г.
Кондратий Рылеев 1936 г.
Маруся Март 1936 г.
Моряк в Крыму Апрель 1944 г.
Комсомольская песня Песни 1934 г.
Памяти замученных Стихи о любви Первая половина 20-х годов
Азорская песня Песни 1936 г.
Партизан 1923 г.
Октябрь Стихи о природе, Стихи про осень 1925 г.
Атака 1925 г.
Двадцатый Стихи о любви 1927 г.
На столе — бутылка водки Стихи о любви 1935 г.
Канцеляристка Октябрь 1925 г.
На Можайском шоссе Стихи о любви Сентябрь 1936 г.
Ночной ручей Стихи о любви Ноябрь 1926 г.
Баллада о мечах и хлебе Стихи о любви, Стихи о войне 1925 г.
Задала любовь задачу Стихи о любви Март 1936 г.
Лыжни 1935 г.
Песня (На Карпатах, на Карпатах...) Песни 1927 г.
ПИСЬМО Стихи о любви 1923 г.
О славе 1935 г.
Гостеприимство 1925 г.
Песня о матери Песни 1924 г.
Расстрел 1924 г.
Молодежи 1925 г.
Стихи о дружбе Стихи о дружбе 1926 г.
Песня об убитом комиссаре Песни 1935 г.
Закат 1925 г.
Затишье 1943 г.
Любовная-говорная Стихи о любви Декабрь 1935 г.
Женихи 1934 г.
Весна - лето Стихи о природе, Стихи про весну 1928 г.
Ты пишешь письмо мне Стихи о войне, Стихи о любви 1943 г.
Счет
Лампы неуверенное пламя Стихи о войне, Стихи о любви 1944 г.
Богатырь 1923 г.
Курган 1926 г.
Гитара
Какой контраст!.. Подумать стыд:
Ветер (Одинокий, затравленный зверь...) 1939 г.
На смену 1925 г.
Налет 1924 г.
Девушке 1926 г.
Если я не вернусь, дорогая... 1942 г.
Ветер (Старый дом мой...) 1925 г.
Почему? 1936 г.
Песня бодрости Песни 1927 г.
Любовная шуточная Стихи о любви Июнь 1936 г.
Сердце Июль 1935 г.
Стихи красивой женщине 1926 г.
Откровенность 1934 г.
Посвящение (Так много врем...) 1935 г.
Волосы 1927 г.
Типичный случай Ноябрь 1935 г.
Лампы неуверенное пламя.
Народная песня Песни 1939 г.
Мудрость Стихи о войне, Стихи о любви 1925 г.
Сестра 1943 г.
Послушай меня 1944 г.
Посвящение Ноябрь 1935 г.

www.beesona.ru

Иосиф Уткин. биография. — Поэзия . Проза

Биографии

Награды
орден Красной Звезды
Звания
подполковник
Должности
военный кореспондент газеты «На разгром врага«
спецкор Совинформбюро от газет «Правда» и «Известия»
Биография
Иосиф Павлович Уткин — русский и еврейский поэт и журналист. Участник Гражданской и Великой Отечественной войн.
Иосиф Уткин родился на станции Хинган в семье служащего Китайской восточной железной дороги. Очень скоро семья переехала в Иркутск, где и прошли ранние годы будущего поэта.
Иосиф окончил трёхгодичную городскую школу и поступил в четырёхклассное училище, откуда на четвёртом году учёбы был исключён. Он пропускал занятия, ибо в это же время работал, — ему пришлось стать кормильцем семьи, брошенной отцом. Иосиф устроился маркёром в биллиардную сибирского «Гранд-Отеля», где приходилось скрываться от школьных учителей; потом продавал вечерние газеты, разносил телеграммы; служил на кожевенном заводе.

С приходом советской власти у 15-летнего Иосифа началась, по его словам, «активная политическая жизнь».
Вместе со старшим братом Александром он идёт в рабочую дружину и участвует в антиколчаковском восстании, организованном большевиками. А в мае 1920 он, один из первых иркутских комсомольцев, отправляется добровольцем на Дальневосточный фронт.
Конец 1922 — поворотный момент в биографии Уткина.

Он становится репортёром иркутской газеты «Власть труда», и вскоре имя его начинает появляться на страницах сибирских газет и журналов. Так с 19 лет начался его путь поэта.

На страницах «Власти труда» Уткин помещал свои первые стихи — написанные на скорую руку стихотворные репортажи-отклики на то, чем жила в те годы страна.
В 1924 Иркутские губернские комитеты партии и комсомола решают отправить Уткина учиться в Москву в Институт журналистики. В Москве началась уже настоящая литературная биография Уткина. В конце 1924 — начале 1925 на страницах московских журналов «Огонёк», «Прожектор» и «Смена» появились стихи Уткина о гражданской войне «Рассказ солдата», «Расстрел», «Песня о матери» и другие.
Настоящий же успех принесла Уткину поэма «Повесть о рыжем Мотэле, господине инспекторе, раввине Исайе и комиссаре Блохе» — поэма о переменах, внесённых революцией в жизнь еврейского местечка. Первое публичное чтение «Повести», состоявшееся на литературном вечере, послужило Уткину своего рода путёвкой в поэтическую жизнь.
Опубликованная в 4-м номере «Молодой гвардии» за 1925 «Повесть» сразу стала заметным событием литературной жизни. Всех привлёк и заворожил её совершенно оригинальный стиль.

В самом начале 1927 вышла «Первая книга стихов» Уткина, составленная из произведений 1923-26 годов. Уткин пишет много стихов в газеты «Правда», «Известия», «Рабочая Москва», «Комсомольская правда» — о Красной Армии и комсомоле, о советской женщине и ударниках стройки, об электрификации. В 1931 лучшие из газетных стихов Уткина вышли отдельной книжкой под названием «Публицистическая лирика». Рецензия на неё была отрицательной. Нелепый ярлык «мелкобуржуазности» прилип к поэту.

Факты нарушения законности в конце 30-х гг. наложили отпечаток на творчество многих советских писателей, в том числе и на поэзию Уткина. Естественно, что некоторые свои вещи Уткин опубликовать в то время не мог. В его сборники, вышедшие в 30-е гг., вошло менее половины им написанного.
Опубликовал в 1933 г. стихотворение «Обида» – своеобразный отклик на поднимающий голову антисемитизм.
Но и та часть поэзии Уткина, которая была известна читателям и слушателям, пользовалась большой любовью и популярностью. Уткин был одним из весьма немногочисленных поэтов-лириков в годы, когда на лирическую поэзию был большой голод; значение его творчества трудно переоценить.

Последняя «мирная» поездка Уткина состоялась летом 1941. Ещё в июне поэт выступал в Севастополе, а в августе он оказался в брянских лесах — в качестве работника фронтовой газеты «На разгром врага».
В сентябре 1941, в бою под Ельней, Уткин был ранен осколком мины — ему оторвало четыре пальца правой руки. Это обстоятельство ни на единый день не вывело поэта из боевых рядов. Стихи свои он диктовал, даже находясь в полевом госпитале.
Не прекращал он литературной работы и в Ташкенте, куда был отправлен на излечение. Менее чем за полугодовое пребывание Уткина в Ташкенте им были созданы две книжки фронтовой лирики — «Фронтовые стихи» и «Стихи о героях», а также альбом оборонных песен, написанных совместно с московскими композиторами.

И всё это время Уткин рвался «на линию огня», беспокоя высшие военные органы настойчивыми просьбами послать его на фронт. Наконец, летом 1942 Уткин вновь оказался на Брянском фронте — в качестве спецкора Совинформбюро, от газет «Правда» и «Известия».
В войну было создано немало песен на его стихи «Провожала сына мать», «Дед», «Бабы», «Я видел девочку убитую», «Над родиной грозные тучи», «Я видел сам» и другие.
Летом 1944 вышел последний сборник произведений Уткина — «О родине, о дружбе, о любви», — маленькая, карманного размера, книжечка, вобравшая в себя лучшее из написанного поэтом.

13 ноября 1944 трагически и нелепо оборвалась его жизнь. Возвращаясь с Западного фронта, Уткин погиб в авиакатастрофе, случившейся совсем неподалёку от Москвы. Погиб на взлёте творческого пути, в расцвете дарования, не дожив и до 42 лет.
Похоронен на Новодевичьем кладбище, Москва.

—————————————————————————————————————————————————————
Если я не вернусь, дорогая,

Нежным письмам твоим не внемля,

Не подумай, что это — другая.

Это значит… сырая земля.

Это значит, дубы-нелюдимы

Надо мною грустят в тишине,

А такую разлуку с любимой

Ты простишь

вместе с Родиной мне.

Только вам я всем сердцем

и внемлю,

Только вами и счастлив я был:

Лишь тебя и родимую землю

Я всем сердцем,

ты знаешь, любил.

И доколе дубы-нелюдимы

Надо мной не склонятся, дремля,

Только ты мне

и будешь любимой,

Только ты да родная земля!

———————————————————————————————————————-

В санбате

На носилках из шинели
Одиноко мне и жутко.
Изумленно шепчут ели:
«Неужели это Уткин?!»

Гимнастерки не по росту
Надо мной глаза склонили…
Удивленно смотрят сестры:
«Уткин, милый… Это вы ли?!»

И опять шинель — как лодка.
Я плыву куда-то… это
Сестры грустные в пилотках
На руках несут поэта!

И от слез теплее глазу.
И тоска меня минует:
Сколько рук прекрасных сразу
За одну найти, больную.
——————————————————————————————————————

ЗАТИШЬЕ

Над землянкой в синей бездне
И покой и тишина.
Орденами всех созвездий
Ночь бойца награждена.
Голосок на левом фланге.
То ли девушка поёт,
То ли лермонтовский ангел
Продолжает свой полёт.
Вслед за песней выстрел треснет —
Звук оборванной струны.
Это выстрелят по песне
С той, с немецкой стороны.
Голосок на левом фланге
Оборвётся, смолкнет вдруг…
Будто лермонтовский ангел
Душу выронит из рук…

Просмотров: 548

besedinpawel.ru

Иосиф Уткин. Стихи о войне

? LiveJournal
  • Main
  • Ratings
  • Interesting
  • 🏠#ISTAYHOME
  • Disable ads
Login
  • Login
  • CREATE BLOG Join
  • English (en)

skat007.livejournal.com

Уткин, Иосиф Павлович — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Уткин.

Ио́сиф Па́влович У́ткин (14 мая (27 мая по новому стилю) 1903, станция Хинган на КВЖД — 13 ноября 1944, Московская область) — русский советский поэт и журналист, репортёр. Участник Гражданской и Великой Отечественной войн.

Биография

Родился 14 (27 мая) 1903 года на станции Хинган (ныне на территории городского уезда Якэши) в автономном районе Внутренняя Монголия, Китай, на КВЖД, которую строили его родители. После рождения сына семья вернулась в родной город Иркутск, где будущий поэт прожил до 1920 года. Учился в трёхлетнем начальном училище, затем — в четырёхклассном высшем начальном училище, из последнего класса которого был исключён за плохое поведение и вольномыслие. Виной этому были частые пропуски занятий, так как одновременно с учёбой Иосиф работал, — ему пришлось стать кормильцем семьи, брошенной отцом.

Могила Уткина на Новодевичьем кладбище Москвы.

В 1919 году во время антиколчаковского восстания в Иркутске, вместе со старшим братом Александром вступил в Рабочую дружину, в которой состоял до установления Советской власти. В начале 1920 года вступил в комсомол, а в мае 1920 года в составе первой добровольческой группы иркутского комсомола выехал на Дальневосточный фронт.

В 1922 году становится репортёром в газете «Власть труда», в которой появляются его первые стихи на злобу дня. Затем работает в молодёжной газете Иркутска «Комсомолия», в губкоме комсомола — секретарём комсомольской газеты, политруком у допризывников. Вместе с Джеком Алтаузеном, Валерием Друзиным, Иваном Молчановым принимал активное участие в ИЛХО (Иркутском литературно-художественном объединении) и ежемесячном журнале «Красные зори», который с 1923 года стал издаваться в Иркутске[2]. В 1924 году по путёвке комсомола, как наиболее достойный из молодых журналистов был послан учиться в Москву в Институт журналистики.

С 1922 года в Сибирской прессе печатал свои стихи, а по приезде в Москву начал печататься и в Московских изданиях. В 1925 году вышла первая книга «Повесть о рыжем Мотэле…» — поэма о переменах, внесённых революцией в жизнь еврейского местечка. Это был первый настоящий успех молодого поэта. Первое публичное чтение «Повести», состоявшееся во ВХУТЕМАСе на литературном вечере, послужило Уткину своего рода путёвкой в поэтическую жизнь. Опубликованная в 4-м номере «Молодой гвардии» за 1925 год «Повесть» сразу стала заметным событием литературной жизни. Всех привлёк и заворожил её совершенно оригинальный стиль.

С 1925 года работал в «Комсомольской правде» завлитотделом. В самом начале 1927 года вышла «Первая книга стихов» Уткина, составленная из произведений 1923—1926 годов. С большой положительной рецензией на неё выступил Луначарский[3]. Окончив институт в 1927 году, был послан вместе с поэтами Жаровым и Безыменским за границу, где пробыл два месяца. Работал завотделом поэзии в Издательстве художественной литературы. В 1928 году пишет и публикует поэму «Милое детство». Жил в Москве в знаменитом «Доме писательского кооператива» (Камергерский переулок, 2).

С началом Отечественной войны уходит на фронт, воюет под Брянском. В сентябре 1941 года, в бою под Ельней, Уткин был ранен осколком мины — ему оторвало четыре пальца правой руки. Отправлен на лечение в Ташкент, где, несмотря на ранение, не прекращает литературной работы. Менее чем за полугодовое пребывание Уткина в Ташкенте им были созданы две книжки фронтовой лирики — «Фронтовые стихи» и «Стихи о героях», а также альбом оборонных песен, написанных совместно с московскими композиторами. И всё это время Уткин рвался «на линию огня», беспокоя высшие военные органы настойчивыми просьбами послать его на фронт. Летом 1942 года Уткин вновь оказался на Брянском фронте — в качестве спецкора Совинформбюро, от газет «Правда» и «Известия»[4]. Участвовал в боях, совершая большие переходы с солдатами. Писал песни-марши. Многие стихи были положены на музыку, пелись на фронте «Провожала сына мать», «Дед», «Бабы», «Я видел девочку убитую», «Над родиной грозные тучи», «Я видел сам» и другие. Летом 1944 года вышел последний сборник произведений Уткина — «О родине, о дружбе, о любви», — маленькая, карманного размера, книжечка, вобравшая в себя лучшее из написанного поэтом.

Возвращаясь из партизанского края[5] (по воспоминаниям В. В. Мацкевича — из Бухареста), 13 ноября 1944 года И. П. Уткин погиб в авиационной катастрофе. Самолёт упал недалеко от Москвы, в руках И. Уткина в момент гибели был томик стихов М. Ю. Лермонтова. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище (участок № 4).

Стихи Уткина в Иркутске входят в региональную школьную программу по внеклассному чтению[6].

Книги

  • Первая книга стихов. М., ГИЗ, 1927. — 128 с. 2 000 экз.; изд. 2-е. 1927. — 3 000 экз.; изд. 4-е, М., ГИЗ, 1929. — 128 с.; изд. 5-е., М.: ГИХЛ, 1931. 5 000 экз.
  • Лирика. — М.: «Огонёк», 1927. — 50 с., 20 000 экз.
  • Лирика. — М.: ГИЗ, 1927. — 126 с., 3 000 экз.
  • Публицистическая лирика. — М.: «Огонёк», 1931.
  • Стихи о войне. — М.: ГИХЛ, 1933. — 96 с.
  • О Родине. О дружбе. О любви. — М.: ОГИЗ, 1944. — 192 с., 25 000 экз.

Память

  • Имя Иосифа Уткина носит улица в Иркутске.
  • Имя Иосифа Уткина присвоено Иркутской областной юношеской библиотеке.
  • Имя Иосифа Уткина было присвоено премии Иркутского комсомола.

Примечания

Ссылки

wikipedia.bio


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.