Ильи кормильцева стихи


Читать онлайн "Стихи" автора Кормильцев Илья Валерьевич - RuLit

Помню, как резанули меня песни Наутилус. Конечно, и музыка, и удивительный, ни на что не похожий голос, но - слова. Жесткие, точные, без лишних связующих. Они били в цель, как одиночные выстрелы. Потом я узнал, что пишет стихи для группы некто Илья Кормильцев. И не только для “Наутилуса", но и для группы “Урфин Джюс”. и для Насти Полевой, и еще и еще. А потом мы приехали в Свердловск и Слава Бутусов нас познакомил. Я ожидал увидеть еще одного из “Наутилуса”, такого бледного героя рок-н-ролла. А увидел коротко стриженного человека в очках, совершенно несценической внешностью. Он скорее напоминал физика из фильма шестидесятых годов. Потом я понял, что мастер совсем не обязательно должен быть похожим на свое изделие. А перед нами, безусловно, изделия мастера.

Смущает меня лишь одно. Есть большая разница между собственно стихами и стихами, написанными на музыку. Собственно стихи уже содержат музыку в себе и ничего более не требуют (поэтому я противник переложения стихов, скажем, Тарковского на эстрадную мелодию). А слова песни живут вместе с мелодией, ритмом, звуком, голосом, и отделить одно от другого -разрезать живое существо пополам и посмотреть, что получится. Потому, читая Кормильцева, я включаю в голове музыку этих песен. Не знаю, как воспримет стихи читатель, которому эта музыка не слышна. Не берусь предсказать. И еще одно - замечательные рисунки Славы Бутусова, чтобы вы не забывали, что это все-таки рок-н-ролл.

А. Макаревич.

Илья Валерьевич Кормильцев

Рисунки С. Бутусова

ТРУБИ, ГАВРИИЛ

сошел на землю Гавриил

и вострубил в свою трубу

и звал на суд он всех живых

и всех лежащих во гробу

но шел уже четвертый час

и каждый грешник крепко спал

и был напрасен трубный глас

и ни один из нас не встал

рассвирепевший Серафим

так дунул из последних сил

что небо дрогнуло над ним

и помрачилсл блеск светил

но зова медного сильней

звучал из окон мирный храп

и перьев собственных бледней

он выпусил трубу из лап

труби Гавриил труби

хуже уже не будет

город так крепко спит

что небо его не разбудит

труби Гавриил глухим

на радость твоим небесам

труби Гавриил глухим

пока не оглохнешь сам

свежее утро

разбудит нас порывами ветра

отбросит навечно

ненужные окна и двери

сорвет с нас одежды

и ржавые знаки различья

и только тогда

позволит нам выйти из дома

свежее утро

сметет наши урны и тюрьмы

погонит вдоль улиц

кучи хамского хлама

свежим утром

многое станет лишним

и трудно будет вспомнить

с кем шла битва

но свежее утро не может

тянуться вечно

свежее утро

не может тянуться вечно

свежим утром

мы выйдем из каждого дома

разобрать старый мусор

расчистить унылую землю

и слабому сердцу

многого станет жалко

и каждый спрячет

что-то себе на память

ведь свежее утро

не может тянуться вечно

свежее утро

не может тянуться вечно

БРИЛЛИАНТОВЫЕ ДОРОГИ

посмотри как блестят бриллиантовые дороги

послушай как хрустят бриллиантовые дороги

смотри какие следы оставляют на них боги

чтобы идти за ними нужны золотые ноги

чтобы вцепиться в стекло нужны алмазные когти

горят над нами горят

помрачая рассудок

бриллиантовые дороги

в темное время суток

посмотри как узки бриллиантовые дороги

нас зажали в тиски бриллиантовые дороги

чтобы видеть их свет мы пили горькие травы

чтобы в пропасть не пасть - все равно помирать от отравы

на алмазных мостах через черные канавы

парят над нами парят

помрачая рассудок

бриллиантовые дороги

в темное время суток

ПРОГУЛКИ ПО ВОДЕ

с причала рыбачил апостол Андрей

а Спаситель ходил по воде

и Андрей доставал из воды пескарей

а Спаситель погибших людей

и Андрей вскричал - я покину причал

если ты мне откроешь секрет

а Спаситель ответил - спокойно, Андрей!

никакого секрета здесь нет

- видишь, там на горе

возвышается крест

и сидит десяток солдат

повиси-ка на нем

а когда надоест

возвращайся ко мне назад

гулять по воде гулять по воде

гулять по воде со мной

- но, Учитель, на касках блистают рога

черный ворон кружит над крестом

объясни мне сейчас пожалей дурака

www.rulit.me

СТИХИ ИЛЬИ КОРМИЛЬЦЕВА - Акценты — ЖЖ

Взято с официального сайта группы "Nautilus Pompilius" - www.nautilus.ru/begin.htm.

Илья Кормильцев (1959 -- 2007)


4 февраля 2007 года в Лондоне скончался Илья Кормильцев (1959). Переводчик и главный редактор издательства «Ультра.Культура», но в первую очередь поэт, автор текстов почти всех песен группы Наутилус Помпилиус, Илья Кормильцев 22 января в тяжелом состоянии был госпитализирован в Лондонскую клинику. Почти год досаждавшие боли в спине оказались вовсе не радикулитом... На титуле сайта «Ультра.Культура» самая оперативная информация. Издательство прекратило работу с 1 февраля, но сайт пока работает.
Гражданская панихида по Илье Кормильцеву состоится в пятницу, 9-го февраля, в Центральном доме литераторов (ул. Б.Никитская, д. 53) в 11:00—13:00. Прощание и похороны — на Троекуровском кладбище (Троекуровский проезд) в 14:00—16:00.

Илья Кормильцев.
«Урфин Джюс», Синоптик, Мальчик-зима, а теперь и Князь тишины.
Эти строки не принадлежат его перу, но поставленные в ряд, создают ритм, в котором мы жили: ритм Наутилуса. Наутилус был и нашей историей, через подвально-клубные концерты прорыв к стадионам, и взрыв на пике успеха.
Илья был мотором группы, помимо текстов песен он выполнял львиную долю работы по продюсированию: создал административный аппарат, обеспечивающий гастроли, выпустил весь архив группы на дисках, придумал первый в русском роке трибьют по собственному творчеству и реализовал его концертную версию.
Распад тандема Кормильцев-Бутусов совпал с началом кризиса «русского рока», рок-революция начала пожирать своих детей, но Илья не захотел останавливаться, и возглавил издательство «Ультра.Культура», прославившееся своим нон-конформизмом.
И опять на баррикады, опять огонь на себя, казалось, не было таких общественных структур, с коими он не вступил бы в зубодробительную полемику. Досталось всем: и фашистам-«нашистам» и антифашистам, и сионистам и антисемитам, и «либерастам» и «квасным патриотам», они, естественно, в долгу не остались. В пылу полемики его иногда настолько заносило влево, что он уже выглядывал откуда-то справа, любовь к свободе перерастала в ненависть к идиотизму и косности властных структур и их присных.
Жить быстро, умереть молодым не получилось, но Мальчик-зима так и не повзрослел, остался «последним бунтарем» поколения «русского рока».
И сам Илья, и то, что он делал в последние годы, многим не нравились. И издательство, которое он создал, и книги, которые переводил и выпускал — тоже не нравились многим. Книги можно сжечь, но мысли нельзя уничтожить. А коли так — то будут еще и мысли, и книги.
Эта музыка будет вечной, если я заменю батарейки.
Светлая память.
Преображенский К.В.

Памятник Илье Кормильцеву в Лондоне.

Если вы когда нибудь окажетесь в Лондоне, столице Соединённого Королевства, найдите полчаса, чтобы добраться до сквера на Линкольнз Инн. Посидите на скамейке Ильи Кормильцева. Просто так. Молча.

ХРИСТОС ВОСКРЕС!

мне снилось что Христос воскрес
и жив как я и ты
идет несет незримый вес
а на руках бинты

идет по вымершим дворам
пустынных городов
и Слово жаждет молвить нам
но не находит слов

а мне снилось что Христос воскрес
а мне снилось что Он жив
а мне снилось что Христос воскрес
а мне снилось что Он жив

мне снилось Он мне позвонил
когда искал приют
и ненароком обронил
что здесь Его убьют

мне снилось что Он пил вино
в подъезде со шпаной
и били до смерти Его
цепочкою стальной

а мне снилось что Христос воскрес
а мне снилось что Он жив
а мне снилось что Христос воскрес
а мне снилось что Он жив

звучал Его последний смех
переходящий в стон
мне снилось я один из тех
с кем пил в подъезде Он

проснулся я и закурил
и встал перед окном
и был весь опустевший мир
один сиротский дом

(CТИХИ 1995 ГОДА)

две категории людей
недоступны моему
пониманию:
люди, которым
нравится повелевать,
и люди, которым
нравится подчиняться
очевидно, я лишен
какого-то органа
позволяющего
получать наслаждение
от власти и
подчинения
точно так же как
кастраты с детства
недоумевают над
тайной секса
я недоумеваю над
тайной власти

разумеется, как любой
человек
время от времени
я выступаю в роли то
начальника,
то подчиненного,
но получаю от этого не
больше удовольствия
чем фаллоимитатор от
своей работы


Борис Гребенщиков: программа
Аэростат на радио - Памяти Ильи Кормильцева, 6 мая 2007


 

 Здравствуйте! Сегодня я посвящаю передачу памяти Ильи Кормильцева - лучшего поэта русского рока.

Илья сотрудничал со многими свердловскими группами, но главное его достижение, на мой взгляд - работа с Наутилусом Помпилиусом. Они нашли друг друга; как говорят "брак, заключенный на небесах". Илья писал тесты песен, Слава писал музыку и пел - и случилось чудо. Тандем Бутусов-Кормильцев оказался совершенством. Музыка Бутусова и его отстраненный голос, уставший от боли мира, давали словам Ильи абсолютную реальность, сделавшую Наутилус - может быть - важнейшей группой русского рока - и слово "рок" здесь можно понимать в его русском значении - неотвратимая судьба.


В традиции считается, что изгнать беса можно только одним образом - назвать его по имени. Бес безвыходного тоталитарного режима был назван по имени в песне "Скованные Одной Цепью". Слова песни перечисляют то, что мы видели каждый день и принимали за очевидную неизбежность - но собранные вместе эти наблюдения становятся диагнозом. Или молитвой, изгоняющей беса. И бес не выдержал.


У Ильи был уникальный талант - говорить о самых страшных вещах простыми обыденными словами - вроде бы все нормально, ничего особенного, пока не всмотришься в картинку поближе...   В 1996 Наутилус, исполнив свою мистическую работу, распался, и дуэт Бутусов-Кормильцев перестал существовать. Может быть, за житейскими коллизиями можно увидеть вращение колес судьбы; они сделали свое дело, сделали его блестяще, и время было двигаться дальше. Лао Цзы сказал: "Наилучшее - добившись успеха, устраниться".

Сам Илья прокомментировал конец Наутилуса так: "Мы не ссорились. Просто поняли, что никому больше не хочется заниматься этим проектом. Я тоже хотел, чтобы группа "Nautilus Pompilius" завершила свой земной путь". Так оно и случилось. Но их песни остались с нами - и мало кто мог формулировать так научно точно наш странный подход к собственной жизни.

 Помимо очевидной поэтической гениальности, Илья был - как мне и нравится - умным, ехидным, блестящим собеседником; правда, с довольно апокалиптическим взглядом на мир. Но люди и должны быть разными. У Ильи первого в Свердловске появилась переносная домашняя студия, которую он давал всем желающим - именно на ней были записаны первые альбомы того, что впоследствии стало "классическим свердловским роком". И он был фантастически одаренным человеком. Знал несколько европейских языков, и - если ему было нужно - мог легко изучить любой. Именно ему мы обязаны отличными переводами Толкина, Клайва Льюиса, Ирвина Уэлша и Чака Паланика. Талантливый человек талантлив во всем. Закончив с музыкой, он с таким же увлечением ринулся в издательское дело, основал издательство "Ультра.Культура" и начал издавать книги, к которым другие - более добропорядочные - издательства не прикоснулись бы и раскаленной кочергой. Как говорил он сам: "человечество мертво, когда не приходится ничего взрывать". А что до его настроений - то T.S. Eliot сказал однажды: "Только неверующих шокирует богохульство; богохульство - признак веры". Уж при его-то талантах, он мог бы припеваючи жить где-угодно на свете. Но выбрал - жить здесь. Я как-то спросил его - почему он не пишет больше текстов песен; он печально ответил: "меня никто об этом не просит". Да, господа музыканты... мне кажется, вы что-то сильно упустили.

 Недаром говорят: "Лицом к лицу лица не увидать". Жить в одно время с гениями - забавно: их все время принимаешь за таких же, как все остальные, как ты сам - выпиваешь с ними, смеешься, критикуешь; и только когда они уходят куда-то дальше, вдруг понимаешь, что этого больше нет - и вчерашняя повседневность вдруг встает в правильную перспективу.

 И короткий постскриптум. Я давно и не без изумления наблюдаю вокруг волну ностальгии по нашему недавнему прошлому. Конечно, понятно желание людей, чтобы жизнь была прочной и надежной, чтобы не было больше обесценивания денег, непристойного богатства деловых братков и нищенства пенсионеров... Но ностальгируя по советским временам, мы как-то забываем о том, что это такое было - жить в закрытом наглухо пространстве, отгороженном от всего остального мира стеной лжи. Пространстве, в котором тебя в любой момент могут взять люди в штатском, и ты пропадаешь навсегда, и никто даже не осмелится спросить - что же с тобой стало. Вот моя мама рассказывала про довоенный выпуск в ее школе. Кто-то из старшеклассников неудачно пошутил. Все три выпускных класса прямо с выпускного вечера были взяты органами госбезопасности. Те, кто смог выжить, вернулись из лагерей много лет спустя. Песни, оставшиеся от "Наутилуса" - напоминание всем нам; напоминание и предупреждение - хотим ли мы, чтобы это повторилось. Именно об этом болело сердце у Ильи. И теперь, когда его нет больше с нами - кто теперь будет дежурить у колокола? Да упокоит Господь его душу! 

grashin.livejournal.com

60 лет поэту Илье Кормильцеву. Вспоминаем его жизнь, творчество и борьбу

https://www.znak.com/2019-09-26/60_let_poetu_ile_kormilcevu_vspominaem_ego_zhizn_tvorchestvo_i_borbu

2019.09.26

Дмитрий Константинов

Сегодня, 26 сентября, исполняется 60 лет со дня рождения известного российского поэта, публициста, переводчика, издателя и музыканта родом из Екатеринбурга — Ильи Кормильцева. Его творческий путь переплетался со многими ныне признанными и уважаемыми деятелями культуры. Вместе с Александром Пантыкиным он основал группу «Урфин Джюс», для которой писал тексты. Сегодня Александр Александрович является почетным гражданином Свердловской области и председателем Союза композиторов Свердловской области. Для группы «Наутилус Помпилиус» Кормильцев написал стихи к десяткам песен, которые стали хитами. Летом этого года Вячеслав Бутусов получил звание заслуженного артиста России за большой вклад в развитие отечественной культуры и искусства. В общем, многие бывшие друзья и коллеги Кормильцева состоялись, благодаря своим творческим заслугам. И только он так и не смог «вписаться» в новую реальность. 

Именно Кормильцев смог определить лицо свердловского рока. В отличие от ленинградского, свердловский был мрачноватым, холодным, напоминающим о смерти. Дмитрий Быков пишет: «Подспудная тема Кормильцева — это скорбь его действительно прекрасной души по поводу тех ужасных, нечеловеческих вещей, которые он видел и предвидел. Вогульские духи предсказывают мальчику, что скоро они вернутся в этот мир — потому, собственно, что этого мира не останется, — но им-то не жалко, а ему жалко». Как бы там ни было, но тот же Быков признает: «Кормильцев был великим поэтом — если принимать это как термин, без придыхания и пафоса: великим поэтом называется тот, чьи слова ушли в народ, разошлись на цитаты и стали обозначать новые состояния, для которых раньше не было термина». 

Интересно отметить, что Кормильцев никогда не стеснялся идти открыто против мейнстрима и попсы и готов был умереть в одиночестве, покинутый всеми. Парадокс, но неспособный вписаться в реальность при жизни, он успешно вписывается в нее после смерти, став классиком русской рок-поэзии. Когда он умер, даже был выпущен репортаж на «Первом канале». А сегодня в Екатеринбурге стартует проект «Илья Кормильцев. 60».

Znak.com предлагает вспомнить творческий путь Ильи Кормильцева на основе книги Александра Кушнира «Кормильцев. Космос как воспоминание» и ряда других источников, погрузиться в мир его поэзии и мировосприятия.

«Если талант идет неверным курсом, то его уничтожают»

Про школьные годы Ильи Кормильцева известно мало. Правда, уже тогда он проявлял свой нелегкий нрав, находясь в постоянной конфронтации с учителями и учениками. При этом он был отличником. В 70-е он увлекся рок-музыкой. Ездил на знаменитый нелегальный рынок Шувакиш, где занимался обменом пластинок. В 70-е у него появился друг Алексей Трущев, с которым они проводили много времени на почве любви к рок-н-роллу. В 1976 году Алексей странным образом погиб на службе в армии, что произвело неизгладимое впечатление на молодого Илью Кормильцева, и неявная отсылка к этой фигуре впоследствии не раз всплывала в его стихах. Наверняка многие вспомнят строчки «Я так хочу быть с тобой…» из репертуара «Наутилуса».

В те годы он и не думал, что когда-то станет влиятельной частью советско-российской рок-сцены. Свои произведения он писал в стол, а слушателями становился узкий круг друзей. Все изменила встреча с композитором Александром Пантыкиным, который тоже «болел» роком. Именно он предложил Кормильцеву писать стихи для его будущей группы. Вскоре они создали свой коллектив и назвали «Урфин Джюс». Это была одна из первых рок-групп в Свердловске. Репетировали они в одном из помещений фабрики детских игрушек «Радуга», что находится в Верхней Пышме. С 1981 по 1984 год было выпущено три альбома. Все было спокойно, пока в андроповско-черненковские времена в стране не начался прессинг рок-музыки. 

Александр Пантыкин и Илья Кормильцев, 1984 годАндрей Токарев

Вот как описывает тот период Александр Кушнир: «В свете активной антироковой кампании группой заинтересовались представители цензуры и органы правопорядка. Несмотря на эзопов язык и символизм большинства песен, музыкантов стали вызывать в областное управление культуры. В бархатной тиши партийных кабинетов они не без удивления узнавали, что пропагандируют чуждую советскому человеку „идеологию ницшеанства“. И вообще, рок-коллективу настойчиво рекомендовали „сменить название и поэта“. Это было лишь началом атаки на „Урфин Джюс“. 

Осенью 1984 года, после выхода целой серии негативных статей, начальник отдела культуры Свердловского горисполкома Олюнин В. Н. вызвал к себе Александра Пантыкина. Яростно перечеркивая машинописные листки с кормильцевскими текстами, он объявил, что коллектив вскоре будет расформирован. Затем в полемическом азарте Виктор Николаевич поведал ошарашенному композитору, что название его группы переводится не иначе как „еврейские сироты“ (Orphan — сирота, Jews — евреи). Самого Пантыкина он не без сарказма назвал „сиротинушка“ и тут же обвинил группу в пропаганде фашизма. „Если талант идет неверным курсом и не хочет сделать поправку, то его уничтожают, и никто о нем никогда не услышит“, — срываясь на крик, заявил Олюнин. Это было официальным объявлением войны. Буквально через несколько дней на совещании в областном управлении культуры тексты „Урфин Джюса“ были названы „идейно вредными“».

«Нам тогда казалось, что это все страшная глупость, — объяснял впоследствии Кормильцев. — Ни я в своих текстах, ни Пантыкин в музыке не ставили задачей пропаганду фашизма. Это был скорее некий социалистический идеализм. Наша критика действительности происходила не „справа“, как у фашистов, а, наоборот, „слева“, под флагом борьбы с пороками и недостатками. Но при этом „Урфин Джюс“ нельзя было признать „своими“, потому что чиновники прекрасно понимали, что критика была направлена конкретно в их адрес. В память об этом у меня сохранилась пачка текстов, исчерканных Олюнинским карандашом». Группа была расформирована. 

Дорожный знак сказал мне «стоянки нет».  

В гостинице табличка — свободных мест нет. 

Но твоё лицо сказало: «свободно».  

И твои глаза сказали: «лови момент».

Хочу проникнуть на кухню твоей души,  

Хочу приютится в прихожей твоей мечты, 

Найти уголок в гостиной твоей любви.  

Найти уголок в гостиной твоей любви.

Пустынная улица сотни неверных теней за спиной,

И каждая тень — ещё один день, в одиночестве прожитый мной. 

Хочу захлопнуть у них перед носом дверь,  

Хочу отгородиться от них стеной.

Из текста «Размышления компьютера о любви», 

написанного для группы «Урфин Джюс»

«Для меня крайне важно, чтобы эта песня вышла сейчас!»

Получив опыт рок-поэта в «Урфин Джюсе», Кормильцев снова стал писать в стол, изучать языки и заниматься переводами. А тем временем в стенах Свердловского архитектурного института созрел дуэт Вячеслава Бутусова и Дмитрия Умецкого. Их тоже объединяла любовь к рок-музыке, но также и к портвейну, а в свободное от работы время они даже музицировали, называя свою группу «Али-Баба и сорок разбойников». При этом они совершенно не придавали серьезного значения текстам. Пока однажды их пути не пересеклись с Ильей. Тогда они уже стали называть себя «Наутилус». Именно они пришли к нему, чтобы попросить его стать их «текстовиком». 

Илья Кормильцев на учредительном собрании Свердловского рок-клубаДмитрий Константинов

«Мы хотели предложить Илье сотрудничество, — вспоминает Бутусов. — Планировали его уломать, чтобы он написал нам тексты. Или дал что-то готовое. Увидев у нас вино, он демонстративно снял с полки старинную Библию, приложил ее к стенке и открыл бутылку о книгу проверенным матросским способом. То есть показал всю свою бунтарскую сущность, что для Кормильцева выглядело символично». 

Илья выдал Бутусову поэтическую подборку своих текстов. «Тексты-то, в общем-то, неплохие, грустно заметил он, вручая Бутусову картонную папку бухгалтерского типа с надписью „Дело N2 666“ на обложке. — Посмотрите, почитайте, подумайте… Может, что-нибудь вам и подойдет». И им подошло, хотя и не сразу. 

В частности, рок-дуэт взял в оборот текст «Скованные одной цепью», из которого впоследствии получился хит на долгие времена. Так Кормильцев стал поэтом «Наутилуса Помпилиуса». Причем второе слово в названии группы придумал он, так как на тот момент в Москве был другой «Наутилус». 

«Скованные одной цепью» была пиком творчества Кормильцева того периода, в которой было «сказано все, что накипело». Как вспоминает звукорежиссер «Наутилуса», ныне сценарист и литератор Леонид Порохня, в 1984 году Кормильцев часто сидел по ночам в собственном подъезде, одетый в пижаму, и писал на кусочках бумаги тексты. «Тогда, холодной черненковской зимой, я прочитал два стиха и с полной уверенностью сказал: „Илья, тебя посадят!“ Кормильцев в ответ улыбался, но невесело. Он никогда не был героем. Тексты назывались „Скованные одной цепью“ и „Метод Станиславского“. Впоследствии оба перешли к „Наутилусу“, и вскоре один из них стал песней».

Тогда же появился другой хит — «Я хочу быть с тобой». Как отмечает Александр Кушнир, многие воспринимали эту песню как оду неразделенной любви, кто-то полагал, что текст посвящен новой музе Ильи. Однако в песне прослеживалось, что объект любви автора не имеет четкой половой принадлежности. Поэтому кто-то говорил, что это песня о Боге, а кто-то проводил аналогии с трагической судьбой Алексея Трущева. Каждый раз Кормильцев отмалчивался, так и не выдав источник вдохновения. 

Несмотря на то, что в СССР началась перестройка, цензуру никто не отменял. И вот уже тексты «Наутилуса» попали под увеличительное стекло различных функционеров. В интервью казанскому журналу «Ауди Холи» Кормильцев описывал свердловскую цензуру следующим образом: «Тексты литует целая компания известных в городе деятелей культуры, которые устраивают и нас, и верхи. Этим людям в основном под сорок, но они врубаются. В литовочной компании должны быть персонажи со значками или с билетами, но которые нам сочувствуют». 

Правда, первоначально третий альбом группы, «Разлука», 1986 года, был разрешен для распространения не целиком. В частности, органы цензуры рекомендовали изъять две наиболее крамольные песни. Это «Скованные одной цепью» и «Гороховые зерна». В результате Кормильцев даже был вынужден носиться по друзьям и забирать назад подаренные им кассеты, содержавшие две «запрещенные» композиции. 

Олег Ракович

«Я помню заседание, где рассматривался вопрос литовки текстов „Разлуки“, — объясняет экс-президент рок-клуба Николай Грахов. — И все вроде бы шло нормально, но некоторые товарищи вдруг сказали: „Нет, мы подписываться не будем!“ Начался спор о „Скованных одной цепью“, и все как-то подвисло. Кормильцев находился за дверью, волновался и ходил по лестничной площадке вверх-вниз. Я вышел и говорю: „Знаешь, Илья, думаю, что пробьем, но вообще-то очень сложно. Все вроде бы нормально, а вот с этой песней проблема возникла“. Он страшно переживал и заявил мне: „Для меня крайне важно, чтобы эта песня вышла сейчас! Она сейчас должна быть услышана, именно сегодня!“ В итоге в строчке „За красным восходом коричневый закат“ слово „коричневый“ заменили на слово „розовый“. Как известно, время расставило все на свои места. Как бы ни старалась советская цензура, но эти стихи стали бессмертными, и сегодня их может услышать любой в исполнении Бутусова». 

Еще одним памятным событием тех лет стал демонстративный отказ Ильи Кормильцева от премии Ленинского комсомола. Было решено наградить ею музыкантов группы «Наутилус Помпилиус». На вручение были приглашены Дмитрий Умецкий и Вячеслав Бутусов, а также Илья Кормильцев. Пришел только Умецкий. Бутусов церемонию проигнорировал, а все деньги перечислил в Фонд мира. Кормильцев отказался от награды. На вопрос, почему он это сделал, ответил: «Мы давно уже знакомы с этой организацией. И давно уже ясно, что никто в ней не нуждается. Странная вещь: принимать премию от организации, которую не признаешь, но в знак того, что она признает тебя!» 

Стоит заметить, что в тот период фамилия Ильи Кормильцева стала в некотором смысле говорящей. Он в прямом смысле кормил свердловские рок-группы своей поэзией. Например, на первом рок-клубовском фестивале песни Кормильцева исполняли музыканты сразу шести рок-команд: «Урфин Джюс», группа Насти Полевой, группа Егора Белкина, «Наутилус Помпилиус», «Коктейль» и «Кунсткамера». И это был далеко не предел. Общеизвестна байка о том, как к музыкантам «Чайфа» подошел Илья и с солидным видом сказал: «Ну, группа вы, конечно, неплохая, но с текстами хорошо бы тщательнее поработать! Если надумаете, могу написать вам пару-тройку стихотворений…» 

Круговая порука мажет, как копоть.

Я беру чью-то руку, а чувствую локоть.

Я ищу глаза, а чувствую взгляд,

Где выше голов находится зад.

За красным восходом розовый закат.

Скованные одной цепью, 

Связанные одной целью. 

Скованные одной цепью, 

Связанные одной.

Здесь суставы вялы, а пространства огромны,

Здесь составы смяли, чтобы сделать колонны.

Одни слова для кухонь, другие для улиц.

Здесь сброшены орлы ради бройлерных куриц.

И я держу равнение, даже целуясь,

На скованных одной цепью,

Связанных одной целью.

Скованных одной цепью.

Из текста «Скованные одной цепью», исполненного группой «Наутилус Помпилиус»

«Впервые за много времени у нас появились радостные, а также юмористические нотки»

1990-е для Кормильцева прошли под знаком поиска новых открытий. Группа «Наутилус Помпилиус» распалась. Правда, потом возродилась, но уже в Москве. В 1992 году покорять столицу поехал и несостоявшийся лауреат премии Ленинского комсомола. 

Там Илья познакомился с православной издательницей Ольгой Неве. С ней он работал над переводами. Как пишет Александр Кушнир, Илья неожиданно для себя оказался в среде верующих. Все, кого он встречал у нее в доме, были церковными людьми. 

«Илья стал по-настоящему очень близким другом, — вспоминает Неве. — Религиозное пространство оказалось ему в жутко интересную диковинку, с восторгом в нем поселился… Осваивался бурно, изучал, читал, спрашивал, спорил, с упоением погружался в новое для себя знание, а по воскресеньям начал ходить с нами в церковь. Окрестили Илью в начале 1993 года в храме Космы и Дамиана в Шубине, куда он затем регулярно ходил с нами на службы».

Тем временем продолжалась деятельность «Наутилуса Помпилиуса». В 1993 году был выпущен альбом «Чужая земля», эта работа известна своей песней «Прогулки по воде»: «Видишь, там, на горе, возвышается крест, / Под ним десяток солдат — повиси-ка на нем, / А когда надоест, возвращайся назад — / Гулять по воде, гулять по воде, гулять по воде со мной».

В 1994 году был записан альбом «Титаник». Слушатель вспомнит эту запись по тексту песни «Тутанхамон»: «„Правда всегда одна“ — Это сказал фараон / Он был очень умен, / И за это его называли — Тутанхамон». В записи принимали участие как сам Кормильцев, так и, например, Вадим Самойлов, основатель группы «Агата Кристи». Характерно, что запись проходила в мрачном на тот момент Екатеринбурге.


Вот как вспоминает те времена студенческий друг Бутусова и впоследствии художник, оформивший альбомы «Наутилуса», «Чайфа», «Насти» и других групп, Александр Коротич: «Когда Илья перебрался в Москву, в Свердловске наступили очень грустные времена. Было очень мрачно и уголовно. Людей убивали прямо среди бела дня, и, когда темнело, на улице никого уже не было. Никаких заведений, мест, чтобы вечером встретиться, что-то организовать и пообщаться, в принципе не существовало. Сейчас Екатеринбург — веселый город, в котором можно и поесть, и повеселиться. А тогда на дворе стояло мрачное время, и нам всем было очень тоскливо». Во время записи альбома в студию врывались братки, пытаясь устроить разборки. 

Тем временем Кормильцев продолжал завоевывать свое место под солнцем в Москве. И, помимо музыки и поэзии, открыл для себя то, что на Западе рокеры открыли еще 60-х и 70-х, что, собственно, и обусловило появление рок-музыки как таковой. Но в Советском Союзе рок-музыканты по известным причинам были лишены такой возможности. Как говорил сам Кормильцев в одном из интервью, роман с психоделиками привел его к коренной переоценке сознания. Причем категорической. «К какому-то духовному отрыву от тяжелого наследия так называемых „русских проблем“… И я собираюсь внаглую внедрять тексты антипрогибиционистского характера повсюду, так сказать» — заявил он. Антипрогибиционизм — отрицание целесообразности запретов, существующих в законодательстве, религии или общественной морали.

В другом интервью он рассказал, как такой антипрогибиционизм повлиял на творчество «Наутилуса» и его самого:

— В общем, каждый выбрал себе топливо и понял, что алкоголь отупляет. Он является одним из мощных средств развития специфического русского менталитета, такого очень угнетающего. Который не ведет никуда, кроме длительных разборок и стенаний про жизнь. В итоге долбание привело к категорическому изменению содержания в лучшую сторону. Впервые за много времени у нас появились радостные, а также юмористические нотки. И даже трагические и мрачные вещи стали трагическими совсем по-другому и по-другому мрачными. Они потеряли привкус скулежа, стали просто… драматическими. Во всей этой обстановке духовного подъема и разрыва с традициями появилось естественное желание записать альбом в Англии. 

После записи работы, названной «Яблокитай», «Наутилус Помпилиус» был распущен во второй раз. А Кормильцев, помимо психоделиков, увлекся электронной музыкой, типа The Chemical Brothers и The Prodigy. Результатом этого стал проект «Чужие», где Кормильцев выступил и как музыкант. Правда, популярности эта работа так и не нашла. Начало миллениума для Ильи Кормильцева проходило вместе с новой молодой женой, но почти без работы, без своего жилья и без денег. Но заметим, что девяностые стали тем временем, когда Кормильцева никто не цензурировал и не запрещал, чего не скажешь о нулевых.

Я умру от тоски, 

Если завтра здесь все будет так же,  

Как было вчера.  

Я хочу жечь костры, 

Танцевать на осколках витрин  

И не спать до утра.  

Мы с тобой возведем 

Баррикады на каждом углу 

И сразимся с врагом. 

И увидит весь мир 

На страницах газет наши лица, 

Когда мы умрем.

Viva, viva la revolucion!  

Viva, viva la revolucion!

Город в наших руках. 

Я устал от борьбы и стрельбы, 

Я хочу отдохнуть. 

Отключи телефон, 

Положи свою голову мне 

На усталую грудь. 

Ты меня не буди, 

Я боюсь, что проснусь и узнаю, 

Что все это сон. 

Как признанье в любви

Повторяй вслед за мной

Viva, viva la revolucion!  

Viva, viva la revolucion!

Текст песни «Viva la revolucion!», написанный для проекта «Чужие» 

«Был потрясен тем, что я вам так дорог»

В начале нулевых Кормильцев все больше отходит от музыки и все больше уходит в переводы. Он считает, что протест в рок-музыке уже исчерпан, зато в литературе еще много потенциала для него. Так рождается издательство «Ультра. Культура» со штаб-квартирой в Москве. Однако его презентация состоялась в Екатеринбурге у стен здания Уральского государственного университета. Кормильцев размахивал знаменем, на котором было написано «Все, что ты знаешь, — ложь». Акция продлилась минут 20. О ней сразу же узнал ректор вуза Владимир Третьяков и потребовал прекратить хулиганить.

Это был финальный проект Ильи Кормильцева, который дал ему не только в полной мере выразить себя, но и в каком-то смысле погубил. Потому что эта была не просто издательская деятельность, но и борьба с государством, которая его вымотала и заставила покинуть страну. 

Будучи нонконформистом с детства, он, конечно же, принялся издавать то, что сможет пощекотать нервы и обществу, и государству. Это темы наркотиков, терроризма, радикализма, оккультизма, нонконформизма, бунтарства. Первой же книгой, выпущенной издательством, стал тюремный дневник Эдуарда Лимонова «В плену у мертвецов». На тот момент Лимонов сидел в Лефортово. 

Илья Кормильцев возле здания УрГУАркадий Шампаров / «Новая газета»

Весной 2003 года Владимир Путин подписал указ о создании нового органа — Госнаркоконтроля. Вскоре по инициативе новоиспеченной спецслужбы были оштрафованы сразу несколько магазинов — за продажу книги «Марихуана: запретное лекарство», изданной «Ультра.Культурой». Причина — «пропаганда наркотиков». В том же году прокуратура Екатеринбурга забрала на экспертизу книгу Адама Парфрея «Аллах не любит Америку», подозревая ее в пропаганде экстремизма и терроризма. Также в отношении «Ультра.Культуры» было возбуждено уголовное дело из-за «нелегального распространения порнографии» в книге Юрия Баркова «Запретный дневник».

Но проблемы начались не только с госорганами, но и с коллегами по литературному цеху, и с либеральной средой. Это произошло после издания романа неонациста Дмитрия Нестерова «Скины. Русь пробуждается». Кормильцев был отстранен от сотрудничества с издательством «Иностранка». 

Казалось, что Кормильцев наконец нашел для себя наиболее гармоничную роль — быть врагом для всех. «Единственный способ защищаться — это переходить в нападение», — таким стал его ответ на нападки и преследования. Пиком его агрессивной стратегии стали события XVI Московской международной книжной выставки, состоявшейся осенью 2003 года на ВДНХ. После отказа организаторов предоставить стенды для опальной «Ультра.Культуры» Кормильцев с единомышленниками нашел выход из тупика. Маргинальное издательство выставлялось не в книжных павильонах, а внутри огромного самолета Ту-154, который находился в самом центре выставочного пространства. Вдоль всего фойе, в ящиках для снарядов, были разложены заповедные книги: «Аллах не любит Америку», «Штурмуя небеса», «Измененное состояние», «RUТОПИЯ», «Марихуана: запретное лекарство» и «Последний проклятый поэт: Джим Дуглас Моррисон». Но какой бы креативной ни была маркетинговая политика, если государство задумало тебя придушить, то оно это сделает. 

В декабре 2003 года суд города Ульяновска запретил продавать книгу «Марихуана: запретное лекарство». Затем чиновники Госнаркоконтроля приказали прекратить продажи еще двух книг о наркотиках. Официальные лица из ФСБ и Госнаркоконтроля заявили издательству «Ультра.Культура», что семь изданных ими западных и русских книг содержат призывы к пропаганде наркотиков и терроризму. Положение «Ультра.Культуры» ухудшилось до критического. Новые книги перестали доходить до прилавков. В частности, дистрибуторы-единомышленники — начиная от столичного «Фаланстера» с клубом «ОГИ» и заканчивая екатеринбургским магазином «100 000 книг» — стали подвергаться обыскам и изъятиям тиражей, выпущенных издательством. Интересно, что при этом в библиотеке замглавы администрации президента Владислава Суркова, отвечавшего тогда за внутреннюю политику, стояли книги «Ультра.Культуры».

Параллельно Кормильцев становится одним из основателей новой премии «Исламский прорыв». Постепенно он превращается в персону нон-грата, но выпускает все более радикальные книги, связанные с историей ислама и его современными модификациями. «На смену сподвижникам последнего пророка Мухаммада, отдавая дань технократической эпохе, явился новый тип моджахедов из партии Аллаха, сжимающих в карающей длани компьютер и Коран», — писал Кормильцев в аннотации к книге Муслима Ахтямова «Исламский прорыв».

«Было видно, что Кормильцев начал сильно уходить в политику, — вспоминает его последняя жена Алеся Маньковская. — Его всегда интересовало то, что развивается быстро, а рок-н-ролл, с его точки зрения, просто остановился. То, что они делали с издательством, уводило его в политическое минное поле, и это было совершенно невероятное движение». Результатом такой активности стали вызовы на допросы к следователям, а само издательство стали выселять из помещения под предлогом повышения арендной платы. 

Обострились отношения с бывшими товарищами по творчеству. В 2006 году Бутусов имел неосторожность сыграть перед активистами прокремлевского движения «Наши». «Ну, подумаешь, сыграли три песни на пути из Питера в Москву», — заявил журналистам директор Бутусова. Кормильцев был в ярости. «Я не хочу, чтобы наемные гопники, оттягивающиеся за счет налогоплательщиков, внимали стихам, которые я писал сердцем и кровью, — ответил он. — Я простил Славе визит к Суркову, в конце концов, мотивом могло быть простое любопытство, но этого я ему простить не могу». 

Это было время экономического роста. Обыватель реально мало интересовался политикой, гораздо интереснее было открывать для себя потребительский мир. Это время Кормильцев сравнит с НЭПом. «Полистав „12 стульев“, я удивился сходству описанной эпохи советского НЭПа с современной эРэФией. Даже само выражение — „новая экономическая политика“ — из словаря тех лет, когда появились новые русские. Появились они с той же системой ценностей, что и 70 лет назад: напихать побольше и в рот и в жопу, лишь бы — в себя», — зло говорил он.


Одним словом, Кормильцев не вписался и не мог вписаться в текущую политическую атмосферу. Для него все возвращалось на круги своя, как в «прекрасные» андроповские времена. Только теперь наступил закат жизни, о котором Кормильцев еще не знал и пока не был готов покинуть этот мир. 

Умирал Илья Кормильцев медленно, полгода. Начиная с сентября 2006 года все чаще и чаще давали о себе знать боли в спине. Кормильцев не хотел признавать реальность. Он все еще пытался себя утешить, что это радикулит или что-то в этом роде и упорно не хотел идти к врачу. В то же время местный суд в Екатеринбурге вынес приговор — полностью уничтожить тиражи книг «Культура времен Апокалипсиса» и «Клубная культура», удовлетворив иск Госнаркоконтроля, указывающего на пропаганду наркотиков. Тогда же и родилась идея уехать в Лондон, поскольку здесь «ловить» уже было нечего. 

Уже будучи в столице Великобритании, он ничего не хотел знать о своей прошлой жизни. Как пишет Кушнир, на звонки старинных друзей и родственников из Екатеринбурга реагировал крайне болезненно: «Передайте им всем, что я никогда не приползу в этот город на брюхе! Ненавижу вас всех! Вы меня хотите уничтожить!» А тем временем он уже даже не мог самостоятельно двигаться. Кто-то из знакомых организовал вечер его поэзии в одном из лондонских клубов. Кормильцева туда принесли, он лежал на боку и тихо читал свои стихи, заглядывая в бумажку. И он все еще не хотел признать самое страшное: смерть близка.

Наконец, удалось его убедить вызвать врачей. Когда они увидели на его спине большую меланому, стало ясно: не жилец. Его перевезли в больницу. Постепенно информация о болезни Кормильцева распространились и в среде российской эмиграции, и в России. Стали собирать деньги. Откликнулся даже Роман Абрамович, старый любитель творчества «Наутилуса Помпилиуса», он выписал чек на 15 000 фунтов. Клич помочь рок-поэту был брошен через СМИ, за три недели удалось собрать около 80 000 фунтов. Но если смерть пришла, то никакими деньгами ее уже не прогонишь. Кормильцев слишком запустил свой рак и прошел точку невозврата. 

На дворе стояло начало февраля 2007. Умирая, он пытался читать шахаду на арабском. Ее текст звучит так: «Свидетельствую, что нет иного Бога, кроме Аллаха, и еще свидетельствую, что Мухаммед — посланник Аллаха». Но получалось плохо, так как его рот был в язвах. Ему помогали это делать его жена и друг. Незадолго до смерти среди ночи он вдруг произнес: «Речка и домик недалеко от берега». Утром Илья Кормильцев ушел. Ему было 47 лет. По свидетельству присутствующих, в момент смерти его лицо светилось, на нем застыла улыбка бездонной глубины. Через несколько часов в интернет-блоге Кормильцева появилась запись: «Был потрясен тем, что я вам так дорог и что вы прониклись таким участием к моей судьбе. Огромное спасибо за поддержку. Постараюсь ответить всем лично».

Я не хочу умирать, но не потому, 

Что шишка на ягодице поэта в качестве причины смерти —   

Некая скабрезная в своей античности деталь,  

Напоминающая нечто из Диогена Лаэртского.

И не потому я не хочу умирать,  

Что порваны строки в моем воображении  

И обидно, и дорассказаны истории.   

И даже не потому, что каждый новый вздох иное   

Обидно клюет на пузырик  

Насаженного на иглу воздуха.   

Глядя правде в глаза, я не знаю,  

Почему не хочет никто умирать.   

И никто, очевидно, тоже не знает.   

Я не хочу умирать, но не потому,  

Что смерть — не конец,   

Или смерть — это только начало,   

Или смерти не существует.  

В смерти заложено что-то, совсем   

Начало чего и сами не знаем.   

Пусть трусливые этого и не понимают,   

Но мы боимся смерти именно потому,   

Что знаем, чего мы боимся.

Предсмертный стих Ильи Кормильцева

Благодарим Дмитрия Карасюка за предоставленные фотографии.

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

www.znak.com

Эта музыка будет вечной: 15 знаменитых песен на стихи Ильи Кормильцева

По окончании английской спецшколы Кормильцев поступил на химический факультет Ленинградского государственного университета, однако позже перевёлся в Уральский государственный университет, где получил диплом по специальности "химик".

С 1981 года Илья писал тексты для группы "Урфин Джюс", Егора Белкина и Насти Полевой. В 1983 году он познакомился с лидерами Nautilus Pompilius Вячеславом Бутусовым и Дмитрием Умецким и вскоре стал полноценным участником коллектива. Песни, написанные им для "Нау", сделали группу одним из главных коллективов русского рока. В 1989 году группу наградили премией Ленинского комсомола, но Кормильцев от неё отказался.

В девяностые годы в переводах Кормильцева были опубликованы рассказы Джеймса Балларда, Роальда Даля, Ирвина Уэлша, романы Фредерика Бегбедера, Уильяма Берроуза, Ника Кейва и Чака Паланика, пьесы Тома Стоппарда, поэзия Мишеля Уэльбека и многие другие произведения. В 2003 году он возглавил издательство "Ультра.Культура", специализировавшееся на публикации острых, противоречивых книг о различных актуальных аспектах жизни современного общества.

4 февраля 2007 года Илья Валерьевич скончался в Королевской больнице Масден в Лондоне. Незадолго до его смерти стало известно о закрытии "Ультра. Культуры". Проводить поэта в последний путь пришли многие известные литераторы, музыканты и художники. Выступавший с прощальной речью писатель Дмитрий Быков отметил: "Кормильцев всем доказал ещё при жизни, что он достоин продолжить ряд великих русских поэтов. Для этого нужно, чтобы твои стихи ушли в народ и стали частью его речи. И это случилось, когда ему не было еще тридцати".

22 ноября 2007 года Илья Кормильцев оказался среди лауреатов российской национальной премии "Большая книга" - ему посмертно был присуждён специальный приз "За честь и достоинство".

"Вечерняя Москва" предлагает вашему вниманию подборку песен на стихи выдающегося рок-поэта.

Урфин Джюс - Человек наподобие ветра (из альбома "15", 1982)

Одна из самых ярких песен со второго альбома легендарных свердловчан была принята к исполнению после долгих дебатов – непременного элемента всех репетиций группы. К тому моменту Кормильцев только начинал "расписываться", однако стиль его был уже вполне узнаваем.

На танце, на звуке, на лунном луче,

На чём угодно гарцуешь ты ловко.

Делается очередной поворот,

Рушится очередная уловка.

[OBJ Урфин Джюс - Человек наподобие ветра]

Урфин Джюс - Музей мадам Тюссо (из альбома "Жизнь в стиле Heavy Metal", 1984)

Образная композиция с последнего "классического" альбома "УД", в которой детально описывается "бал неживой красоты", стала прекрасной разминкой перед "Скованными одной цепью".

Завороженно вглядись в шеренги восковых лиц,

Мечтал ты верно не раз пожить их жизнью хоть час.

Силой мечты наделёны черты и фигуры под взглядом твоим

Начинают дышать, открывают глаза, с постаментов спускаются вниз…

[OBJ Урфин Джюс - Музей мадам Тюссо]

Nautilus Pompilius - Скованные одной цепью (из альбома "Разлука", 1986)

Эта песня стала одним из самых ярких выражений настроений советского общества накануне перестройки. В ней были выражены все претензии интеллигенции к советской власти: круговая порука, связавшая "верхи" и "низы", атмосфера доносительства, господство государственного атеизма и предательство высоких идеалов ради материального благополучия. Настоящая антиутопия в духе Оруэлла и Замятина.

В первоначальном виде последняя строка в первом куплете звучала как: "За красным восходом - коричневый закат". По настоянию руководства Свердловского рок-клуба, цвет был изменён на розовый. Кроме того, из-за острой социальной и политической направленности были опасения, что песня вызовет резонанс у партийного руководства, однако этого не произошло.

[OBJ Nautilus Pompilius - Скованные одной цепью]

Nautilus Pompilius - Эта музыка будет вечной (из альбома "Разлука", 1986)

Вячеслав Бутусов отзывался о получившейся композиции, как о тяжёлой и агрессивной, хотя изначально никакого мрака и тяжести в ней и в помине не было. Это живая иллюстрация к состоянию человека, желающего отгородиться от многочисленных проблем при помощи музыки. Эпитафия на могиле Ильи Кормильцева на Троекуровском кладбище состоит из слов песни: "Эта музыка будет вечной, если я заменю батарейки".

[OBJ Nautilus Pompilius - Эта музыка будет вечной]

Nautilus Pompilius - Взгляд с экрана (из альбома "Разлука", 1986)

Знаменитый опус "про распитие парфюмерных изделий", более известный в народе, как "Ален Делон", по сути являлся отечественной адаптацией содержания песни Bananarama "Robert de Niro's Waiting". Описание духовно нищей жизни дурочки с рабочих окраин, вздыхающей на фото красавчика-актёра, задумывалось Кормильцевым как издевательское, и никакого сочувствия к героине не предполагало. Каково же было удивление Ильи, когда в исполнении Бутусова едкая социальная сатира преобразилась в надрывную социальную трагедию.

Первый опыт борьбы против потных рук приходит всегда слишком рано.

Любовь - это только лицо на стене, любовь - это взгляд с экрана.

[OBJ Nautilus Pompilius - Взгляд с экрана]

Настя - Клипсо-Калипсо (из альбома "Тацу", 1987)

Некоторое время Настя Полева была вокалисткой групп "Трек" и "Сонанс", а с 1986 года начала писать собственную музыку, которую исполняли Егор Белкин, Nautilus Pompilius и "Урфин Джюс". Сформировав коллектив "Настя", она первым делом пригласила к сотрудничеству Кормильцева, написавшего для неё несколько "женских" текстов, проникнутых духом восточной экзотики. Пауэр-поп композиция "Клипсо-Калипсо" стала одой из её самых популярных песен.

Зеркала отражали любовно

Розы чистую в светлой росе,

И хотелось ей быть бесподобной,

Но при этом такой же, как все.

[OBJ Настя - Клипсо-Калипсо]

Настя - Тацу (из альбома "Тацу", 1987)

Во время репетиций будущей композиции "Тацу" у Насти в вокальной "рыбе" стали случайно проскальзывать японообразные звукосочетания - "мацу", "тацу" и т. п. "Я тогда не знала, что "тацу" в переводе с японского обозначает "дракон". Но тут демо-вариант этой песни услышал полиглот Кормильцев и решил, что это "джапанизм" и из всего материала можно сделать экзотику", - вспоминала Настя.

В основе композиции лежала реальная история о японских юношах, засланных в конце Второй мировой войны сторожить от американского вторжения крохотные необитаемые острова на юго-востоке Японии.

[OBJ Настя – Тацу]

Nautilus Pompilius - Я хочу быть с тобой (из альбома "Князь тишины", 1988)

Ходили слухи, что стихи к этой песне были написаны в память о подруге, погибшей каким-то ужасным образом, поздние трактовки вообще склонялись в сторону религии. Сам Кормильцев утверждал, что сочинил это текст за 15 минут, пока ждал девушку.

Я ломал стекло как шоколад в руке,

Я резал эти пальцы за то что они

Hе могут прикоснуться к тебе.

Я смотрел в эти лица и не мог им простить

Того, что у них нет тебя и они могут жить…

[OBJ Nautilus Pompilius - Я хочу быть с тобой]

Nautilus Pompilius - Бриллиантовые дороги (из альбома "Раскол", 1988)

Одна из самых загадочных и красивых песен "Нау".

Чтобы видеть их свет, мы пили горькие травы,

Если в пропасть не пасть, всё равно умирать от отравы.

На алмазных мостах, через чёрные канавы

Парят над нами парят, помрачая рассудок,

Бриллиантовые дороги в тёмное время суток…

[OBJ Nautilus Pompilius - Бриллиантовые дороги]

Nautilus Pompilius - Падал тёплый снег (из альбома "Раскол", 1988)

Трагическую историю о несчастной любви Кормильцев рассказал абсолютно «киношным» языком – перед слушателями отчётливо предстаёт картинка происходящего.

Падал тёплый снег, она включила свет

Он открыл гараж, она сняла пальто.

Он завел мотор, падал тёплый снег,

Струился сладкий газ…

[OBJ Nautilus Pompilius - Падал тёплый снег]

Nautilus Pompilius - Чёрные птицы (из альбома "Родившийся в эту ночь", 1991)

С этой песней связана одна из самых запоминающихся сцен из фильма Алексея Балабанова "Брат". Библейская образность и атмосфера обречённости – настоящая классика "Нау".

Чёрные птицы слетают с луны, чёрные птицы, страшные сны,

Кружатся, кружатся всю ночь, ищут повсюду мою дочь.

Возьмите мое золото, возьмите мое золото, возьмите мое золото

И улетайте обратно.

Нам не нужно твоё золото, нам не нужно твоё золото, заржавело твоё золото

И повсюду на нём пятна…

[OBJ Nautilus Pompilius - Чёрные птицы]

Nautilus Pompilius – Утро Полины (из альбома "Титаник", 1994)

О смысле текста этой песни поклонники "Нау" до сих пор – каждому видится что-то своё.

Руки Полины - как забытая пластинка под упорной иглой,

Звуки ленивы и кружат как пылинки над её головой.

Сонные глаза ждут того, кто войдет в них и зажжет в них электрический свет,

Утро Полины продолжается сто миллиардов лет…

[OBJ Nautilus Pompilius – Утро Полины]

Nautilus Pompilius - Тутанхамон (из альбома "Титаник", 1994)

Шутливая песня, мораль которой Кормильцев приписал одному из самых известных египетских фараонов, стала одним из главных хитов с альбома "Титаник".

Если ты пьёшь с воpами, опасайся за свой кошелёк.

Если ты ходишь по гpязной доpоге, ты не сможешь не выпачкать ног.

[OBJ Nautilus Pompilius – Тутанхамон]

Nautilus Pompilius - Крылья (из альбома "Крылья", 1996)

И снова "Брат": Данила Багров попадает на съёмки клипа на эту песню, после чего разыскивает альбом "Крылья" по всему Санкт-Петербургу. Текст этой композиции явно создавался с оглядкой на готические романы.

Ты снимаешь вечернее платье, стоя лицом к стене.

И я вижу свежие шрамы на гладкой, как бархат, спине.

Мне хочется плакать от боли или забыться во сне,

Где твои крылья, которые так нравились мне?

[OBJ Nautilus Pompilius – Крылья]

Nautilus Pompilius - Люди на холме (из альбома "Яблокитай", 1997)

Философское размышление о «вершине холма» стало своеобразным лейтмотивом "Брата" и музыкальным воплощением вопроса Данилы Багрова: "В чём сила, брат?"

Мы лежим под одуванчиковым солнцем

И под нами крутится земля

Она больше чем моя голова

В ней хватит места для тебя и меня…

[OBJ Nautilus Pompilius - Люди на холме]

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

25 легендарных песен Виктора Цоя и группы "Кино"

20 главных песен Юрия Шевчука и группы ДДТ

Мракобесие и джаз: 7 мистических песен группы "Пикник"

vm.ru

Илья Кормильцев - биография, фото, стихи, песни, причина смерти

Биография

Илья известен публике в основном как автор текстов группы «Наутилус Помпилиус», но, кроме этого, он также был талантливым переводчиком, продюсером и книгоиздателем. Кормильцев старался держаться в стороне от скандалов, но его воззрения отнюдь не облегчали ему жизнь. Поступки поэта оставили поклонникам много поводов для споров – от издания скандальных экстремистских книг и смелого творчества до принятия ислама перед смертью.

Детство и юность

Илья Валерьевич Кормильцев родился в Свердловске (Екатеринбурге) 26 сентября 1959 года. Он любил иностранные языки и учился в английской спецшколе, но после ее окончания сделал выбор в пользу химического факультета Ленинградского университета. Там Илья провел всего год. На 2-м курсе вернулся обратно в Свердловск и перевелся в Уральский университет.

Илья Кормильцев в молодостиИлья Кормильцев в молодости

Высшее образование Кормильцев закончил в 1981 году. Еще во время учебы он прославился среди сокурсников как талантливый поэт. Также Илья был одним из организаторов модной тогда дискотеки «220 вольт».

Творчество

В год окончания вуза Кормильцев начал сотрудничество со свердловским музыкальным коллективом «Урфин Джюс». Он выступил автором текстов почти всех песен, вошедших в новый альбом «Путешествие». Позже Илья написал стихи к магнитоальбомам группы «Жизнь в стиле Heavy Metal» и «15».

Илья Кормильцев (справа) и группа «Урфин Джюс»Илья Кормильцев (справа) и группа «Урфин Джюс»

В 1985 году музыканты расстались с поэтом, но к тому моменту Кормильцев уже стал полноправным членом местной музыкальной тусовки и познакомился с Вячеславом Бутусовым. Перед тем, как начать новую страницу жизни, связанную с работой в «Наутилусе», Илья успел поработать с Настей Полевой (альбом «Тацу») и Егором Белкиным («Около музыки»).

Второй половиной названия группа «Наутилус Помпилиус» обязана именно Илье – другие участники планировали ограничиться просто «Наутилусом». Вместе они проработали больше 10 лет, причем Кормильцев был не только поэтом, а полноценным художественным руководителем, участвовавшим в том числе и в решении организационных вопросов. Его тексты использованы в 9 альбомах группы – от «Невидимки» до «Человека без имени».

Илья Кормильцев в молодостиПоэт Илья Кормильцев

В 1989 году Илья отошел от дел «Наутилуса», занявшись более интересными для него в тот момент делами: выступил одним из основателей журнала «МИКС», выпустил собственный сборник, в котором Бутусов поучаствовал в качестве иллюстратора. Книга была издана небольшим тиражом и почти сразу же стала библиографической редкостью.

Устранение Кормильцева от работы в «Наутилусе» было связано не столько с усталостью, сколько с внутренними разногласиями. Поворотной точкой творческой биографии Ильи стал его отказ от премии Ленинского комсомола. Ее присудили группе, но свой решительный шаг Кормильцев не согласовал с другими участниками, чем вызвал сильное раздражение Вячеслава Бутусова и Дмитрия Умецкого.

Илья Кормильцев и Вячеслав Бутусов («Наутилус Помпилиус»)Илья Кормильцев и Вячеслав Бутусов («Наутилус Помпилиус»)

Сотрудничество с коллективом «Наутилус Помпилиус» возобновилось в 1992-м и продолжалось вплоть до 2006 года. В то время Илья, переехав в Москву, помогал музыкантам с продюсированием проекта «Отчет за 10 лет» и ездил с группой на гастроли по стране.

Пути поэта с коллективом окончательно разошлись по политическим причинам. Кормильцева возмутило выступление Бутусова с группой на слете движения «Наши». Свои эмоции он выплеснул в открытом письме, в котором назвал аудиторию того концерта «наемными гопниками», которые «оттягиваются за счет налогоплательщиков», и заявил, что не хочет, чтобы они слушали его стихи, написанные «сердцем и кровью».

Поэт Илья КормильцевПоэт Илья Кормильцев

В 2003 году Илья стал основателем издательства «Ультра. Культура». Оно специализировалось на выпуске неоднозначных книг, от которых отказывались другие компании, в частности, творений Сергея Паука Троицкого (признанных впоследствии экстремистскими), Лестера Гриспуна, Джея Стивенса (изъятых потом из продажи за пропаганду терроризма и наркомании). Также из русских авторов издательство публиковало Эдуарда Лимонова. Позже текст книги «Другая Россия» был использован в суде в качестве доказательства антигосударственной деятельности писателя.

В интервью Кормильцев рассказывал, что выбирает такие материалы потому, что считает незаконным и нетолерантным ограничение доступа к подобной информации – все желающие должны иметь возможность ознакомиться со взглядами, отличными от общепринятых. Сам он, хоть и не одобрял действующую власть, все же отвергал экстремистские воззрения. Сохранилась его цитата:

«Мысль, что все можно изменить какой-то революцией, восстанием, это глупость… Поле боя в конечном счете – сам человек. Должен быть изменен сам человек».
Илья Кормильцев и его книгаИлья Кормильцев и его книга «Никто из ниоткуда»

С издательского рынка организацию вскоре «выдавили»: арендатор объявил о повышении платы в 2,5 раза. Это не было продиктовано выгодой – владельцам пояснили, что действуют именно против них, и даже если они останутся, плата будет расти и дальше. «Ультра. Культура» сменила помещение, а в январе 2007 года закрылась.

Официально объявили о финансовых трудностях; на политические причины намекали, но не озвучивали в открытую. Сам Илья прокомментировал, что просто для такой работы в стране «неблагоприятная погода» и «затяжной духовный кризис» и он надеется возобновить деятельность издательства, но не знает, когда сможет это сделать.

Илья Кормильцев в молодостиИлья Кормильцев

Илья Кормильцев известен не только благодаря текстам песен, но и литературным переводам. Он владел английским, итальянским и французским языками и работал с прозой Чака Паланика (в том числе перевел его знаменитый «Бойцовский клуб»), Ежи Косинского, Клайва Льюиса и многих других. Он трижды становился номинантом премии журнала «Иностранная литература»: столь высоко критики оценили перевод романа «Пока мы лиц не обрели», эссе «Три жизни Габриэле Д’Аннунцио» и пьесы «Травести».

Личная жизнь

Илья был женат трижды. От первой супруги Светланы у него остался сын Станислав, который не пошел по творческим стопам отца, а выбрал профессию программиста. Вторая жена Марина родила ему двоих детей – Игната и Елизавету.

Илья Кормильцев и его жена Алеся МаньковскаяИлья Кормильцев и его жена Алеся Маньковская

Последний брак мужчина заключил в 1998 году с актрисой Алесей Маньковской. По свидетельствам близких, его личная жизнь с ней протекала ровно и счастливо. От Алеси родилась младшая дочь Каролина.

Смерть

В 2006 году Кормильцев отправился в рабочую командировку в Лондон и там почувствовал себя плохо. Когда его доставили в госпиталь Сент-Томас, он был уже в критическом состоянии. Врачи диагностировали рак позвоночника в 4-й стадии. До этого Илья нередко чувствовал боли в спине, но не обращал внимания, считая их причиной радикулит.

Илья КормильцевИлья Кормильцев

Илью перевели в лондонский хоспис, а оттуда в Королевский госпиталь Марсден. Врачи сначала предлагали начать химиотерапию и сделать операцию, но состояние Ильи ухудшалось так быстро, что вскоре они развели руками и признались, что ничего сделать не могут.

Когда на родину пришла весть о его болезни, друзья-музыканты организовали сбор средств на лечение. В масштабной акции поучаствовали рок-группы, поэты, российские писатели. Денег хватило, чтобы оплатить часть пребывания Кормильцева в больнице.

Илья КормильцевПоэт Илья Кормильцев

Самого поэта удивила шумиха вокруг его болезни на родине. Он не считал себя популярным человеком и искренне изумлялся, что ради него старается столько людей. Глеб Самойлов, близкий друг Кормильцева, передал его слова, сказанные за 2 дня до смерти:

«Не волнуйся, вокруг меня столько любви!»

В хосписе Илья успел написать последнее стихотворение – «Мир - это больница для ангелов…». 4 февраля 2007 года Кормильцев умер.

В последние годы поэт интересовался идеями ислама и даже публично высказывал религиозные идеи. После его смерти на сайте исламского комитета появилось сообщение, что он в последние часы

«произнес шахаду, повторяя по-арабски исповедание исламской веры».
Могила Ильи КормильцеваМогила Ильи Кормильцева

С Кормильцевым в это время был его друг, русский мусульманин Искандер (Александр), со слов которого это стало известно. Близкие и друзья из России отрицали принятие Кормильцевым ислама, однако погребальный обряд был организован по религиозным канонам – тело Ильи завернули в саван и похоронили лицом к Мекке.

Могила певца – на Троекуровском кладбище в Москве. На ней стоит не стандартный гранитный памятник с фото, а оригинальный монумент в виде книги со сложенными очками, на котором выбита цитата из песни:

«Эта музыка будет вечной, если я заменю батарейки».
Песня «Птица на подоконнике» группы «Би-2» на стихи Ильи Кормильцева

В день 10-летия его смерти в свет вышел трибьют-сборник «Иллюминатор», где российские музыканты исполнили песни на тексты Кормильцева. В 2016 году группа «Би-2» записала композицию «Птица на подоконнике» на основе его старого стихотворения и сняла клип, в котором поучаствовали Диана Арбенина, Владимир Шахрин, Найк Борзов и Настя Полева.

Библиография

  • 2006 – «Никто из ниоткуда»
  • 1990 – «Скованные одной цепью. Стихи»
  • 1997 – «Взлёт и падение СвЕнцового дирижабля»
  • 2017 – «Собрание сочинений»

Переводы

  • 2002 – «Любовь и смерть на Лонг-Айленде» (Гилберт Адэр)
  • 1999 – «Ступени» (Ежи Косинский)
  • 1997 – «Пока мы лиц не обрели» (Клайв Льюис)
  • 2001 – «Бойцовский клуб» (Чак Паланик)
  • 1998 – «На игле» (Ирвин Уэлш)
  • 2004 – «Гламорама» (Брет Истон Эллис)

24smi.org

10 лет со дня смерти Ильи Кормильцева, автора песен "Наутилуса": воспоминания

10 лет назад в Лондоне от рака скончался Илья Кормильцев, поэт, переводчик и литератор. Его вспоминают друзья и знакомые, а также фанаты творчества, среди которых весь свет российской рок-музыки.

На первых пластинках группы "Наутилус Помпилиус" нигде не было напечатано имени Ильи Кормильцева. На задней стороне были имена дизайнеров обложек, звукорежиссёров, тоже, вне всякого сомнения, достойных людей. А вот имени автора почти всех текстов песен "Наутилуса" просто никто не знал.

Кормильцев всю жизнь ставил себя в оппозицию ко всему. Он не принял социалистических ценностей и начал сотрудничать с рок-группами. После развала "Наутилуса" он занялся книгоизданием, переводил только спорные, скандальные, субкультурные и контркультурные литературные труды. Он даже менял веру: сперва крестился, а затем, перед самой смертью, успел перейти в ислам.

Его помнит множество людей, в том числе простых фанатов. 4 февраля близкие и друзья Кормильцева, в том числе Александр Кушнир, известный музыкальный журналист и продюсер, автор нескольких книг о "Нау", проводят мемориальные лекции и концерты в Москве.

87-й год. Что-то уже было разрешено, но ещё не всё. Что-то всё ещё было запрещено, но уже не всё,

музыкальный журналист Александр Кушнир.

Тогда у "Наутилуса" прошёл первый большой и нашумевший концерт на рок-фестивале в Подольске. К Бутусову и другим участникам группы пришла первая слава. Но при этом ни о каком Кормильцеве и о его лирике никто не слышал. А он начал писать для них в 1983 году.

— Думаю, зрители были уверен, что человек у микрофона поёт песню на свою музыку и свои тексты, — утверждает Кушнир, который был свидетелем этого выступления.

Сам Кормильцев в тот момент работал переводчиком-синхронистом при бригаде итальянских рабочих в посёлке Ревда под Свердловском. Это само по себе внушает уважение. Участник "Наутилуса" Алексей Могилевский вспоминает, что большой российский поэт таким образом доставал для друзей разные вещи из-за границы:

— В обычной жизни он был совершенно простой человек. Например, когда он работал синхронистом-переводчиком при итальянских рабочих, он все время получал какие-то плюшки: то бутылку граппы, то какую-то редкостную кассету с фильмом. Я так впервые посмотрел "Девять с половиной недель".

Вообще, о Кормильцеве вспоминают вовсе не как о глыбе философской мысли, а скорее как о части свердловской рок-тусовки, к которой он прибился. Кажется, что он на самом деле думал на совершенно ином уровне, чем просто стихи для очередной рок-группы, которой тогда был "Наутилус". Вот, например, его слова из чудом сохранившегося документального фильма тех лет:

Пафос разрушения плохих вещей значительно лучше, чем пафос созидания вещей ненужных. И поэтому рок-культура, даже если она призывает разрушать какие-то гадости, далеко не так деструктивна, как культура соцреализма, которая призывает созидать гадости,

поэт Илья Кормильцев.

Кажется, что Кормильцева не понимали даже его родные. Брат поэта Евгений Кормильцев, который в день памяти специально прилетел из Екатеринбурга, был сражён, когда впервые встретился с Ильёй:

— Я познакомился с родным братом, когда мне было 9 лет, а ему 16. Мы росли с ним в разных семьях. Как только мы с ним познакомились, он сразу ужасно меня заинтересовал. Он не был похож ни на кого из тех, кого я знал до этого. Он отличался свободолюбием, резким взрывным характером. Я был очарован, само собой. Это был, без преувеличения, самый интересный человек, с которым мне приходилось встречаться.

Как всегда говорят про великих, Илья Кормильцев с самого детства проявил буквально все таланты сразу:

— Он грыз свердловскую библиотеку, рано проявил интерес ко всему. Забавно, что он даже не гуманитарий по образованию, а химик. Я думаю, что его интересность как раз заключается в том, что он человек двойного назначения. Имея естественно-научный подход в основе всех своих размышлений, он, тем не менее, занимался гуманитарными вещами: написание художественных произведений, анализом и изданием.

Фото: © РИА Новости/Игорь Михалев

Так вот, публика, которая фанатела от "Наутилуса Помпилиуса", может, не понимала всей глубины стихов, но всё же определённо что-то чувствовала. При этом самого Кормильцева совершенно не устраивало, что его тексты упрощали, убирали из них обсценную лексику, превращая в песни:

Кормильцев ещё мог смириться, что в "Алене Делоне" Бутусов отказывался петь словосочетание "тройной одеколон". Но нежелание вокалиста "Нау" петь "про ****** [женщин лёгкого поведения]" Илья воспринимал как личное оскорбление,

Александр Кушнир.

Группа "Наутилус Помпилиус" неоднократно разваливалась, внутри коллектива постоянно все ругались, но самые большие конфликты случались у Кормильцева с лидером коллектива Бутусовым. В 1993 году при этом Кормильцев становится продюсером "Наутилуса", как он сам себя провозгласил. В большом интервью, которое поэт дал Кушниру, он рассказывал, что сделал это из-за денег, иначе группа бы совсем исчезла и он бы ничего не получал:

— Из-за отсутствия других кандидатур я взял на себя роль продюсера коллектива. Хотя публично себя так нигде не называл и нигде это не написано. И никогда я не получал за это никаких денег... Это был октябрь 1993 года. Я понял, что если этого не сделаю, то скоро вообще не буду получать денег. Поэтому пошёл на этот отчаянный шаг.

Фото: © РИА Новости/Владимир Вяткин

"Наутилуса" окончательно не стало в 1997 году. За всё это время Кормильцев написал слова лучших и самых известных песен группы: "Я хочу быть с тобой", "Прогулки по воде", "Доктор твоего тела", и так далее, и так далее. По факту единственное, что прославило "Нау", — это как раз лирика Ильи. Сейчас музыкальные проекты Бутусова совсем не так популярны. Никаких "роялтис" за песни Кормильцева Бутусов не выплачивал, как вспоминает об этом друг Кормильцева Андрей Сумин:

Дело в том, что Бутусов активно пел песни на стихи Кормильцева, а авторских отчислений всё не было. И отношения между бывшими друзьями переросли в открытую вражду,

президент российского лейбла Sony Music Андрей Сумин.

Интересно, что на лекцию о Кормильцеве Бутусов не пришёл. То ли не пригласили, то ли не захотел.

Другая деятельность Кормильцева, которой он занялся после поэзии, — это книгоиздательство. К этому его тянуло с детства: он был полиглотом.

К языкам талант тоже проявился довольно рано. Он развился до такой степени, что изучение нового языка не занимало у него много времени. Он точно даже не знал, сколько он знает языков. Когда его спрашивали, он отвечал: "А сколько вы хотите?" На следующий день, если кто-то хотел, он мог выучить новый. Я был сам свидетелем, как за время поездки экспресса в Финляндию он выучил основы финского и мог разговаривать на нём,

Евгений Кормильцев, брат Ильи.

Фото: © архив редакции

Собственно, после 1997 года Кормильцев занялся книгоизданием: первое время в издательстве "Иностранка", затем начал делать свое издательство "Ультра.Культура", которая базировалась на другой, большой фирме "Фактория", снова в Екатеринбурге.

Там он снова встал в оппозицию ко всему: в его издательском портфеле были только альтернативные, радикальные книги. Лимонов, Гейдар Джемаль, Ник Кейв, Егор Летов, разные битники и другие — никто бы такое больше не напечатал. Такая и была цель:

У издательства нет сверхзадачи, а есть сверхповод: повод говорить то, что, может быть, не будет сказано никем другим,

Илья Кормильцев

Книги "Ультра. Культуры" изымали из продажи, по ним возбуждали уголовные дела. Кушнир показывает безобидную книгу "Клубная культура", весь тираж которой приказали уничтожить за пропаганду наркотиков в 2006 году. В тот же год издательство вовсе закрылось из-за финансовых проблем и из-за тяжёлого заболевания Кормильцева. Осенью он уехал в Лондон, якобы в командировку, как выяснилось — навсегда. Меньше чем через год он умер от злокачественной опухоли позвоночника.

Последнее и, видимо, важнейшее воспоминание о Кормильцеве было опубликовано уже после смерти. Как рассказал его лондонский друг Александр, он успел буквально в последние минуты перед смертью принять ислам:

— Илья сказал: "Саша, я люблю Бога. Помоги мне". Я начал очень медленно читать шахаду, и он начал повторять ее за мной. Последние пять дней у него весь рот был в язвах, ему очень тяжело было. Он почти не мог ни говорить, ни есть, ни пить. У меня ощущение присутствия ангела смерти: я знал, что это его последние минуты.

Родственники Кормильцева какое-то время оспаривали тот факт, что он перешёл в ислам. Это значит, что даже они не до конца познали феномен его личности, не говоря уже о многочисленных коллегах и уж тем более слушателях "Наутилуса Помпилиуса".

Ельников Борис

life.ru

Кормильцев, Илья Валерьевич — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Кормильцев.

Илья́ Вале́рьевич Корми́льцев (26 сентября 1959, Свердловск — 4 февраля 2007, Лондон) — русский поэт, переводчик с английского, итальянского и французского языков, музыкальный и литературный критик, главный редактор издательства «Ультра.Культура» (2003—2007). Основной автор текстов песен группы «Наутилус Помпилиус».

Илья Кормильцев родился 26 сентября 1959 года в Свердловске. Старший брат Евгения Кормильцева. По окончании английской спецшколы поступил на химический факультет Ленинградского государственного университета. После года обучения в Ленинграде перевёлся в Уральский государственный университет, где и получил диплом по специальности «химик» в 1981 году.

С 1981 года Илья Кормильцев являлся основным автором текстов группы «Урфин Джюс». Кроме того, писал слова к песням для Егора Белкина и Насти Полевой, а также групп «Кунсткамера», «Коктейль» и «Внуки Энгельса».

В 1983 году Кормильцев познакомился с лидерами «Наутилуса» Вячеславом Бутусовым и Дмитрием Умецким. Песни, написанные поэтом для «Наутилуса», вывели группу в звёзды русского рока, а альбом «Разлука» (1986) называется в числе лучших записей своего времени. На волне Перестройки в 1989 году «Наутилус» наградили премией Ленинского комсомола, от которой Кормильцев отказался[2][3]. В 1990 году вышел поэтический сборник Кормильцева «Скованные одной цепью», оформленный рисунками Бутусова. В то же время Илья Кормильцев начал работать как переводчик, поэт свободно владел несколькими европейскими языками.

В 1995 году Илья Кормильцев крестился по православному обряду, его крёстной матерью стала Н. Л. Трауберг[4].

После распада «Наутилуса» в 1997 году Кормильцев основал электронный проект «Чужие», однако основной сферой его деятельности стала не музыка, а литературные переводы. Кормильцев сотрудничал с журналом «Иностранная литература». В его переводах опубликованы сказки Джона Толкина, рассказы Джеймса Балларда, Роальда Даля, Ирвина Уэлша[5], романы Гилберта Адэра, Фредерика Бегбедера, Уильяма Берроуза, Ричарда Бротигана, Ника Кейва, Клайва Льюиса, Чака Паланика, Брета Истона Эллиса, пьесы Тома Стоппарда, поэзия Мишеля Уэльбека и многие другие произведения. Также были переведены тексты группы «Led Zeppelin», стилистика лирики которой послужила основой для текстов «Наутилуса».

В 2000-е годы Илья Кормильцев занялся издательской деятельностью. Некоторое время он курировал книжную серию «Иностранки» «За иллюминатором», в которой оперативно выходили переводы романов современных зарубежных писателей.

В 2003 году Кормильцев возглавил новое издательство «Ультра.Культура», специализировавшееся на публикации радикальных текстов. Одна из первых же выпущенных там книг — роман московского НС-скинхеда Дмитрия Нестерова «Скины: Русь пробуждается» — привела к разрыву с «Иностранкой»[6], однако данное событие не остановило Кормильцева. Он продолжил издавать острые, противоречивые художественные и документальные книги о различных актуальных аспектах жизни современного общества (таких как, например, терроризм, наркокультура и т. п.). Авторы руководимой Кормильцевым «Ультра.Культуры» представляли самый широкий спектр взглядов: от крайне левых (Субкоманданте Маркос) до ультраправых (Эндрю Макдоналд). Издательство постоянно находилось в центре скандалов, связанных с обвинениями в экстремизме[7], пропаганде наркотиков[8] и распространении порнографии[9] со стороны государственных структур России. При этом сам Кормильцев вовсе не был сторонником «вседозволенности» и поддерживал возможное введение возрастных ограничений. Отрицание вызывала политическая ангажированность выпадов против издательства. «Очевидно, что запрещать будет кто-то, а не общество в целом. Стандартный метод — апеллировать к моральному большинству, хотя проблема за этим стоит совсем другая. Так что, если „Дневник хищницы“ Лидии Ланч чем-то и опасен, то не радикальным описанием жизни нью-йоркских подворотен, а буржуазно-моралистическим финалом»[10].

22 января 2007 года во время командировки в Великобританию у Ильи Кормильцева была обнаружена злокачественная опухоль позвоночника в четвёртой (необратимой) стадии[11][12]. Незадолго до этого стало известно о закрытии возглавляемого им издательства «Ультра.Культура». 4 февраля в 10 утра по местному времени Кормильцев скончался на 48-м году жизни в Королевской больнице Масден города Лондон[13][14]. Похороны Ильи Кормильцева состоялись 9 февраля на Троекуровском кладбище в Москве, участок 10а. Проводить поэта в последний путь пришли многие известные литераторы, музыканты, художники. Выступавший с прощальной речью писатель Дмитрий Быков отметил: «Кормильцев всем доказал ещё при жизни, что он достоин продолжить ряд великих русских поэтов. Для этого нужно, чтобы твои стихи ушли в народ и стали частью его речи. И это случилось, когда ему не было ещё тридцати»[15].

Гейдар Джемаль заявил, что перед смертью Кормильцев принял ислам[16]. Первые несколько дней друзья и родственники отрицали это. Они заявили лишь, что Кормильцев был похоронен в саване, лицом к Мекке[17]. Факт принятия Кормильцевым ислама в интервью Regnum и Джемалю подтвердил близко знавший его русский мусульманин Александр (Искандер)[18][19].

Илья Кормильцев был нетерпим к любому конформизму. Своими резкими высказываниями в Живом журнале он навлёк на себя множество негативных комментариев со стороны русских националистов[20], обвинивших его в русофобии[21]. Однако позже Кормильцев пояснил, что под «русскими» он имел в виду «ярых имперцев», тех, кто ненавидит «всё, что дышит духом личности и свободы»[22].

Когда летом 2006 года стало известно, что Вячеслав Бутусов выступил перед активистами движения «Наши», Кормильцев обратился с открытым письмом в адрес музыканта, в котором, в частности, заявил: «Я не хочу, чтобы наёмные гопники, оттягивающиеся за счёт налогоплательщиков, внимали стихам, которые я писал сердцем и кровью»[23].

22 ноября 2007 года Илья Кормильцев оказался среди лауреатов российской национальной премии «Большая книга», поэту был посмертно присуждён специальный приз «За честь и достоинство»[24]. В конце ноября в рамках девятой международной книжной выставки non/fiction прошла презентация новой литературной премии имени Ильи Кормильцева. Идея учредить такую награду принадлежала редактору издательства «Ультра. Культура» Владимиру Харитонову, в экспертный совет премии в основном вошли друзья покойного поэта. По словам одного из учредителей, главного редактора издательства «Кислород» Владимира Семергея, претендовать на награду смогут прежде всего радикальные авторы, представляющие альтернативу культурному мейнстриму. Премию планируется вручать ежегодно в день рождения Кормильцева — 26 сентября[25].

13 февраля 2016 года Илье Кормильцеву была посмертно присуждена Премия хит-парада «Нашего радио» «Чартова дюжина» за вклад в развитие российской рок-музыки[26].

26 сентября 2008 года, в день рождения поэта, в Лондоне в сквере Линкольнз-Инн-Филдс по соседству с Британским музеем была установлена мемориальная скамейка памяти Ильи Кормильцева.

26 сентября 2009 г. в клубе «Б2» состоялся литературно-музыкальный вечер памяти Ильи Валерьевича Кормильцева. Акция, приуроченная к пятидесятилетию со дня рождения поэта, была организована по инициативе музыканта Олега Сакмарова (экс-«Наутилус Помпилиус», «Аквариум») и певицы Татьяны Зыкиной.

Открытие памятника, сделанного по проекту друга поэта — художника Александра Коротича (некогда оформившего несколько альбомов группы «Наутилус Помпилиус» и других рок-исполнителей), в Москве состоялось 26 сентября 2009 года на Троекуровском кладбище (ориентиры: Рябиновая улица, Троекуровский проезд) участок 10 «а». Памятник установлен в глубине кладбища, ориентир — часовня, от неё метров 70 на юг в лесополосу[27].

2 февраля 2012 г. на сайте OpenSpace.ru состоялась премьера документального фильма об Илье Кормильцеве «Зря, ты новых песен…»[28], снятого режиссёрами Александром Рожковым и Олегом Раковичем.

Солист группы The Matrixx Глеб Самойлов на каждом своем выступлении исполняет песню «Порвали мечту» из репертуара группы «Агата Кристи». Песня посвящена памяти Ильи Кормильцева.

В 2014 г. екатеринбургский гражданский Сенат присвоил И. Кормильцеву звание «Почётный гражданин Екатеринбурга»[29].

В 2015 году в Екатеринбурге на здании химфака Университета открыта мемориальная доска в память Ильи Кормильцева[30].

Летом 2015 года по инициативе Антона Бакова в посёлке Косулино под Екатеринбургом появилась улица «набережная Ильи Кормильцева»[31].

Группа «Чёрный Обелиск» посвятила памяти Ильи Кормильцева песню «Не имеет значения» в сингле «Осень/16».

1 декабря 2016 года вышел клип группы Би-2 «Птица на подоконнике», посвященный памяти Ильи Кормильцева. В записи также приняли участие Д. Арбенина, В. Шахрин, Н. Борзов, Н. Полева, М. Карасёв, А. Могилевский, М. Тотибадзе.

22 февраля 2017 года состоялся релиз альбома «Иллюминатор» — сборника песен на стихи Ильи Кормильцева.

В ноябре 2017 вышла книга Александра Кушнира «Кормильцев. Космос как воспоминание». Презентация прошла в рамках 19 Международной ярмарки интеллектуальной литературы non/fictio№.

  • Кормильцев И. Скованные одной цепью. Стихи / Рис. С. Бутусова. — М.: Советская эстрада и цирк, 1990. — 64 с.
  • Бутусов В., Кормильцев И. Песни группы Nautilus Pompilius. Книга 1 / Авт. сл. И. Кормильцев; Нот. запись А. Мурашов и Е. Архангельский. — М.: Светоч-Л, 2000. — 64 с. — ISBN 5-93022-004-2.
  • Бутусов В., Кормильцев И. Песни группы Nautilus Pompilius. Книга 2 / Авт. сл. И. Кормильцев; Нот. запись А. Мурашов и Е. Архангельский. — М.: Светоч-Л, 2000. — 64 с. — ISBN 5-93022-007-7.
  • Кормильцев И. Никто из ниоткуда. Сценарий, стихи, рассказы. — М.: Открытый мир, 2006. — 304 с. — 3000 экз. — ISBN 5-9743-0016-5.
  • Кормильцев И. Собрание сочинений в 3-х томах. — Екб.: Кабинетный ученый, 2017. — 1906 с. — 1000 экз. — ISBN 978-5-7584-0251-1.

Отсортированы по авторам. В скобках указаны место и год первой публикации, а также язык оригинала, если он отличен от английского.

  • Гилберт Адэр: романы «Любовь и смерть на Лонг-Айленде» и «Мечтатели» (М.: Иностранка, БСГ-Пресс, 2002).
  • Фредерик Бегбедер: роман «Каникулы в коме» (с французского, М.: Иностранка, 2002).
  • Уильям Берроуз: романы «Пространство мёртвых дорог» (М.: Ультра. Культура, T-ough Press, 2004) и «Западные земли» (М.: АСТ, T-ough Press, 2005).
  • Фредерик Браун: рассказ «Не оглядывайся» (М.: Росмэн, 2004)
  • Ричард Бротиган: роман «Ловля Форели в Америке» (журнал «Урал», № 6, 2001) и сборник «Месть лужайки» (совместно с Ш. Валиевым; М.: Иностранка, БСГ-Пресс, 2002).
  • Луи де Берньер: рассказ «Клад Мамаситы» (журнал «Иностранная литература», № 12, 2003).
  • Аллен Гинзберг: поэма «Вопль»; стихотворения «В Сиэтле полдень», «Любовное стихотворение на тему Уитмена», «Ракета», «Взаправдашний лев» (М.: Ультра. Культура, 2004).
  • Роберт ван Гулик: роман «Убийство по-китайски: Лабиринт» (М.: Иностранка, 2001).
  • Габриеле д’Аннунцио: речь, произнесённая с балкона Капитолия 17 мая 1915 года (с итальянского, журнал «Иностранная литература», № 11, 1999).
  • Лерой Джонс: стихотворения «Удолбанный запад» и «Кто взорвал Америку» (М.: Ультра. Культура, 2004).
  • Ник Кейв: роман «И узре ослица Ангела Божия» (М.: Иностранка, БСГ-Пресс, 2001), песни и короткая проза из сборников «Король Чернило» (М.: Ультра. Культура, 2004) и «Король Чернило II» (М.: Ультра. Культура, 2005).
  • Джек Керуак: «Из „Блюза Мехико-Сити“: 21-й хор» (М.: Ультра. Культура, 2004).
  • Оуэн Колфер: роман «Четыре желания» (М.: Иностранка, 2003).
  • Грегори Корсо: стихотворения «Последний гангстер», «Мне 25» и «Год в разлуке» (М.: Ультра. Культура, 2004).
  • Ежи Косинский: романы «Ступени» и «Чёртово колесо» (М.: БСГ-Пресс, 2001), повесть «Садовник» (журнал «Иностранная литература», № 10, 1997), а также «По поводу „Раскрашенной птицы“: заметки автора» ("Иностранная литература, № 3, 1999).
  • Алистер Кроули: статья «Кокаин» («Митин журнал», № 60, 2002).
  • Филипп Ламантиа: стихотворения «Проводимость ужаса», «Засада», «Я же честно предупредил», «Между мной и тем что я вижу дистанция», «Русалки явились в пустыню», «Человек в страдании» (М.: Ультра. Культура, 2004).
  • Саймон Логан: сборник рассказов «i-o» (Екатеринбург: У-Фактория, 2007).
  • Клайв С. Льюис: роман «Пока мы лиц не обрели» (журнал «Иностранная литература», № 1, 1997).
  • Филип Макдональд: рассказ «Наши пернатые друзья» (Свердловск: МИКС, 1991).
  • Пол Остер: роман «Тимбукту» (журнал «Иностранная литература», № 8, 2001).
  • Чак Паланик: роман «Бойцовский клуб» (М.: АСТ, 2001).
  • Том Стоппард: пьесы «Травести, или Комедия с переодеваниями» (журнал «Иностранная литература», № 12, 2000), «День и ночь» (М.: Иностранка, БСГ-Пресс, 2002) и «Художник, спускающийся по лестнице» (М.: Иностранка, 2006).
  • Уильям Сэнсом: рассказ «Вертикальная лестница» (Свердловск: МИКС, 1991).
  • Джон Толкин: сказки «Кузнец из Большого Вуттона» и «Явление Туора в Гондолин» (Л.: Северо-Запад, 1991) и «Фермер Джайлс из Хэма» (Екатеринбург: Уральский рынок, 1993).
  • Ирвин Уэлш: роман «На игле» (с англ. и шотландского, М.: АСТ, 2002) и рассказ «Вечеринка что надо» (журнал «Иностранная литература», № 4, 1998).
  • Мишель Уэльбек: стихотворения из сборников «Погоня за счастьем» и «Смысл борьбы» (с французского, М.: Иностранка, 2005).
  • Роберт Уэстол: рассказы «Автостопом» и «Фред, Элис и тётушка Лу» (Свердловск: МИКС, 1991).
  • Мишель Фейбер: романы «Побудь в моей шкуре» (М.: Иностранка, 2003) и «Квинтет „Кураж“» (М.: АСТ, 2005), рассказы «Нина и её рука» и «Овцы» (журнал «Иностранная литература», № 6, 2005).
  • Лоуренс Ферлингетти: стихотворение «Пёс» (М.: Ультра. Культура, 2004).
  • Стюарт Хоум: роман «Встан(в)ь перед Христом и убей любовь» (М.: АСТ, 2004) и «Предисловие к русскому изданию „Манифестов неоистов“» (mitin.com, 2001).
  • Брет Истон Эллис: роман «Гламорама» (М.: Торнтон и Сагден, 2004).
  1. ↑ http://www.russia-ic.com/news/show/3393/
  2. ↑ Нау — История — 1989. Горький плод лауреатства
  3. ↑ Куда плывёт «Наутилус»? Интервью газете «Аргументы и факты», № 12, 1990
  4. ↑ Трауберг Н. Л. КРЕСТ КАК «НОВЫЙ ОПЫТ», или таланту можно всё?
  5. ↑ «Иностранная литература», 1999, № 11
  6. ↑ Эта музыка стала вечной
  7. ↑ «Аллах» возбуждает вражду.
  8. ↑ Госнаркоконтроль сожжёт книги уральских издательств.
  9. ↑ Уголовное дело по статье распространение порнографии возбуждено в отношении независимого издательства «Ультра.Культура».
  10. ↑ «В шатающемся мире» (неопр.). Газета «Завтра» (16 мая 2006). Дата обращения 4 февраля 2016.
  11. ↑ В Лондоне госпитализирован Илья Кормильцев.
  12. ↑ «Моё состояние — среднесдельное». В Лондоне госпитализирован Илья Кормильцев.
  13. ↑ Илья Кормильцев: «Я хочу жить как все, и хочу как все умереть».
  14. ↑ Ушёл Никто из ниоткуда. Умер Илья Кормильцев.
  15. ↑ В Москве простились с поэтом и писателем Ильёй Кормильцевым.
  16. ↑ Перед смертью Кормильцев принял ислам // Новые Известия, 07.02.2007.
  17. ↑ Илью Кормильцева похоронили лицом к Мекке? // Regnum, 09.02.2007.
  18. ↑ Близкий друг Ильи Кормильцева: «Принять ислам — это была его инициатива» // Regnum, 09.02.2007.
  19. ↑ Искандер, свидетель принятия Ислама Ильёй Кормильцевым, ч. 1; Искандер, свидетель принятия Ислама Ильёй Кормильцевым, ч. 2.
  20. ↑ Максим Соколов. В борьбе с нехорошими людьми
  21. ↑ Михаил Смолин. Революционная ненависть богоборческой русофобии
  22. ↑ Владимир Голышев. Жив как я и ты
  23. ↑ Основатели группы «Наутилус Помпилиус» поссорились из-за «нашистов»
  24. ↑ Стали известны имена лауреатов премии «Большая книга»
  25. ↑ Премия Ильи Кормильцева будет присуждаться за радикальные произведения
  26. ↑ Иллюминатор // НАШЕ Радио (неопр.) (недоступная ссылка). Дата обращения 6 августа 2016. Архивировано 12 августа 2016 года.
  27. ↑ Константин Преображенский. История еще одного памятника-2
  28. ↑ Премьера документального фильма о рок-поэте и «противнике мирового порядка» Илье Кормильцеве.
  29. ↑ Поэт Илья Кормильцев, автор текстов группы «Наутилус Помпилиус», стал почетным гражданином Екатеринбурга — NewsRu.com, 3.02.2014
  30. ↑ В Екатеринбурге установили мемориальную доску поэту Илье Кормильцеву
  31. ↑ Антон Баков: «Теперь есть улица Кормильцева. Сам Илья долго бы смеялся…» // Телеканал Malina.am (недоступная ссылка)

ru.wikipedia.org


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.