Хоть убей следа не видно стих


Александр Пушкин - Бесы: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Мчатся тучи, вьются тучи;
Невидимкою луна
Освещает снег летучий;
Мутно небо, ночь мутна.
Еду, еду в чистом поле;
Колокольчик дин-дин-дин…
Страшно, страшно поневоле
Средь неведомых равнин!

«Эй, пошел, ямщик!..» — «Нет мочи:
Коням, барин, тяжело;
Вьюга мне слипает очи;
Все дороги занесло;
Хоть убей, следа не видно;
Сбились мы. Что делать нам!
В поле бес нас водит, видно,
Да кружит по сторонам.

Посмотри: вон, вон играет,
Дует, плюет на меня;
Вон — теперь в овраг толкает
Одичалого коня;
Там верстою небывалой
Он торчал передо мной;
Там сверкнул он искрой малой
И пропал во тьме пустой».

Мчатся тучи, вьются тучи;
Невидимкою луна
Освещает снег летучий;
Мутно небо, ночь мутна.
Сил нам нет кружиться доле;
Колокольчик вдруг умолк;
Кони стали… «Что там в поле?» —
«Кто их знает? пень иль волк?»

Вьюга злится, вьюга плачет;
Кони чуткие храпят;
Вот уж он далече скачет;
Лишь глаза во мгле горят;
Кони снова понеслися;
Колокольчик дин-дин-дин…
Вижу: духи собралися
Средь белеющих равнин.

Бесконечны, безобразны,
В мутной месяца игре
Закружились бесы разны,
Будто листья в ноябре…
Сколько их! куда их гонят?
Что так жалобно поют?
Домового ли хоронят,
Ведьму ль замуж выдают?

Мчатся тучи, вьются тучи;
Невидимкою луна
Освещает снег летучий;
Мутно небо, ночь мутна.
Мчатся бесы рой за роем
В беспредельной вышине,
Визгом жалобным и воем
Надрывая сердце мне…

Анализ стихотворения «Бесы» Пушкина

1830 г. ознаменовался в творчестве Пушкина одной из «болдинских осеней», характеризующихся мощным приливом вдохновения. В этот период им было написано большое количество самых разнообразных произведений. В их число входит и стихотворение «Бесы».

Основу сюжета составляет история заблудившегося ночью в зимнем поле путника. Пушкин неоднократно попадал в такую ситуацию, и она была ему прекрасно знакома. Центральный образ стихотворения – бесы, олицетворяющие злые силы, стремящиеся сбить человека с дороги и привести его к гибели.

В начале стихотворения путник уже давно находится в пути. Сгущающиеся над головой тучи не предвещают ничего хорошего. Бескрайние «неведомые равнины» на Руси в такую погоду внушают только страх.

Ямщик объясняет, что они сбились с пути в непроглядной вьюге. Он уверен, что это – проделки нечистой силы. Образованный барин, конечно же, прекрасно понимает, что такое объяснение основано на народных сказках и легендах. Но в безвыходной ситуации под давлением охватившего душу ужаса можно поверить во все что угодно. Уверения ямщика, что он действительно видит и слышит окруживших их бесов, кажутся правдоподобными.

Медленное движение экипажа и звон колокольчика хоть как-то сдерживали страх, напоминали о том, что путники еще живы. Когда же кони встали от усталости, навалилось огромное чувство безысходности. Напряженные попытки хоть что-нибудь разглядеть во мгле только раздражают воображение. Неясные очертания ведут к самым страшным догадкам.

Автор уже забыл о своем умственном превосходстве. Беда сравняла его с простым мужиком. Кони также охвачены страхом, им тоже чудится опасность. Они из последних сил сорвались и понесли, не разбирая дороги. Двигаться без цели все же лучше, чем на месте дожидаться неизвестного. В душе барина всплывают детские воспоминания о страшных сказках и преданиях. Он уже серьезно размышляет над тем, чем вызвано появление бесов («домового ли хоронят»).

В стихотворении не описан конец путешествия. Финальные строки посвящены отчаянной тоске в сердце барина, который окружен бесовским «визгом жалобным и воем». Пушкин оставляет читателя в неизвестности за судьбу своих героев. В такой ситуации мог оказаться любой из современников поэта и искать защиты от бесов только в молитве.

rustih.ru

Бесы ~ стихотворение Александра Пушкина ~ Beesona.Ru

Мчатся тучи, вьются тучи;
Невидимкою луна
Освещает снег летучий;
Мутно небо, ночь мутна.
Еду, еду в чистом поле;
Колокольчик дин-дин-дин .
Страшно, страшно поневоле
Средь неведомых равнин!

"Эй, пошел, ямщик!" - "Нет мочи:
Коням, барин, тяжело,
Вьюга мне слипает очи,
Все дороги занесло;
Хоть убей, следа не видно;
Сбились мы. Что делать нам!
В поле бес нас водит, видно,
Да кружит по сторонам.

Посмотри: вон, вон играет,
Дует, плюет на меня,
Вон - теперь в овраг толкает
Одичалого коня;
Там верстою небывалой
Он торчал передо мной,
Там сверкнул он искрой малой
И пропал во тьме пустой".

Мчатся тучи, вьются тучи,
Невидимкою луна
Освещает снег летучий;
Мутно небо, ночь мутна
Сил нам нет кружиться доле;
Колокольчик вдруг умолк;
Кони стали... "Что там в поле?" -
"Кто их знает? пень иль волк?"

Вьюга злится, вьюга плачет,
Кони чуткие храпят,
Вот уж он далече скачет;
Лишь глаза во мгле горят;
Кони снова понеслися;
Колокольчик дин-дин-дин...
Вижу: духи собралися
Средь белеющих равнин.

Бесконечны, безобразны,
В мутной месяца игре
Закружились бесы разны,
Будто листья в ноябре...
Сколько их? куда их гонят?
Что так жалобно поют?
Домового ли хоронят,
Ведьму ль замуж выдают?

Мчатся тучи, вьются тучи;
Невидимкою луна
Освещает снег летучий;
Мутно небо, ночь мутна.
Мчатся бесы рой за роем
В беспредельной вышине,
Визгом жалобным и воем
Надрывая сердце мне...

Количество просмотров: 250
Количество комментариев: 0
Опубликовано: 17.03.2014

www.beesona.ru

Пушкин А.С. - «Бесы»

Бесы
Александр Пушкин

Мчатся тучи, вьются тучи;
Невидимкою луна
Освещает снег летучий;
Мутно небо, ночь мутна.
Еду, еду в чистом поле;
Колокольчик дин-дин-дин .
Страшно, страшно поневоле
Средь неведомых равнин!

"Эй, пошел, ямщик!" - "Нет мочи:
Коням, барин, тяжело,
Вьюга мне слипает очи,
Все дороги занесло;
Хоть убей, следа не видно;
Сбились мы. Что делать нам!
В поле бес нас водит, видно,
Да кружит по сторонам.

Посмотри: вон, вон играет,
Дует, плюет на меня,
Вон - теперь в овраг толкает
Одичалого коня;
Там верстою небывалой
Он торчал передо мной,
Там сверкнул он искрой малой
И пропал во тьме пустой".

Мчатся тучи, вьются тучи,
Невидимкою луна
Освещает снег летучий;
Мутно небо, ночь мутна
Сил нам нет кружиться доле;
Колокольчик вдруг умолк;
Кони стали... "Что там в поле?" -
"Кто их знает? пень иль волк?"

Вьюга злится, вьюга плачет,
Кони чуткие храпят,
Вот уж он далече скачет;
Лишь глаза во мгле горят;
Кони снова понеслися;
Колокольчик дин-дин-дин...
Вижу: духи собралися
Средь белеющих равнин.

Бесконечны, безобразны,
В мутной месяца игре
Закружились бесы разны,
Будто листья в ноябре...
Сколько их? куда их гонят?
Что так жалобно поют?
Домового ли хоронят,
Ведьму ль замуж выдают?

Мчатся тучи, вьются тучи;
Невидимкою луна
Освещает снег летучий;
Мутно небо, ночь мутна.
Мчатся бесы рой за роем
В беспредельной вышине,
Визгом жалобным и воем
Надрывая сердце мне...


Все стихи Александра Пушкина

ruspoeti.ru

Пушкин А.С. Бесы


Пушкин Александр Сергеевич (1799–1837)

        Бесы*  

Мчатся тучи, вьются тучи;
Невидимкою луна
Освещает снег летучий;
Мутно небо, ночь мутна.
Еду, еду в чистом поле;
Колокольчик дин-дин-дин...
Страшно, страшно поневоле
Средь неведомых равнин!

"Эй, пошёл, ямщик!.."–"Нет мочи:
Коням, барин, тяжело;
Вьюга мне слипает очи;
Все дороги занесло;
Хоть убей, следа не видно;
Сбились мы. Что делать нам!
В поле бес нас водит, видно,
Да кружит по сторонам.

Посмотри: вон, вон играет,
Дует, плюет на меня;
Вон – теперь в овраг толкает
Одичалого коня;
Там верстою небывалой
Он торчал передо мной;
Там сверкнул он искрой малой
И пропал во тьме пустой".

Мчатся тучи, вьются тучи;
Невидимкою луна
Освещает снег летучий;
Мутно небо, ночь мутна.
Сил нам нет кружиться доле;
Колокольчик вдруг умолк;
Кони стали... "Что там в поле?" –
"Кто их знает? пень иль волк?"

Вьюга злится, вьюга плачет;
Кони чуткие храпят;
Вот уж он далече скачет;
Лишь глаза во мгле горят;
Кони снова понеслися;
Колокольчик дин-дин-дин...
Вижу: духи собралися
Средь белеющих равнин.

Бесконечны, безобразны,
В мутной месяца игре
Закружились бесы разны,
Будто листья в ноябре...
Сколько их! куда их гонят?
Что так жалобно поют?
Домового ли хоронят,
Ведьму ль замуж выдают?

Мчатся тучи, вьются тучи;
Невидимкою луна
Освещает снег летучий;
Мутно небо, ночь мутна.
Мчатся бесы рой за роем
В беспредельной вышине,
Визгом жалобным и воем
Надрывая сердце мне...

1830

Пушкин А.С. Рисунок и гравюра Т.Райта, 1836 - 1837 гг.

Источник: А.С.Пушкин. Собрание сочинений в 10 т., том 2. – М., 1956–1962, стр. 297 – 298.



 

* "Бесы" – напечатано в "Северных цветах" на 1832 год. Написано 7 сентября 1830 года в Болдине.*

      В "Бесах" можно отметить черты романтической баллады в народном стиле:
а) событийный план стихотворения: заблудившийся ночью путник, ставший жертвой нечистой силы;
б) фольклорные образы: "бес", "чистое поле";
в) искусно нагнетаемая атмосфера тревоги и страха:
  ряд литературных приемов (прямые повторы и параллельные синтаксические конструкции "Мчатся тучи, вьются тучи", "Мутно небо, ночь мутна", "Еду, еду в чистом поле", "Страшно, страшно поневоле" создают напряженный ритм, напоминающий заклинание или заговор;
  композиция создает ощущение изнурительного бессмысленного движения в замкнутом круге: трижды повторяется четверостишие
     Мчатся тучи, вьются тучи;
     Невидимкою луна
     Освещает снег летучий;
     Мутно небо, ночь мутна.

       В монографии О.А.Проскурина "Поэзия Пушкина, или Подвижный палимпсест"1 дан многосторонний анализ сюжетных, интонационно-лексических связей "Бесов" со стихотворением К.Н.Батюшкова "Привидение", с романтическими балладами П.А.Катенина, В.А.Жуковского и многими другими текстами.

       В народных суевериях во время метели вступает в свои права нечистая сила, враждебная и неподвластная человеку. У Пушкина именно в метель с героями происходят события, определяющие их дальнейшую судьбу. Описание метели в "Бесах" во многих деталях перекликается с описаниями метели в "Капитанской дочке" (во время метели Гринев знакомится с Пугачевым), "Метели" (во время метели Владимир теряет свою невесту), "Зимнем вечере".

Пушкину пришлось провести в Болдино три месяца, вот отрывки из его писем:
   ...тёща моя отлагала свадьбу… Я бесился! Тёща начинала меня дурно принимать и заводить со мною глупые ссоры; и это бесило меня. Хандра схватила, и чёрные мысли мной овладели… Баратынский говорит, что в женихах счастлив только дурак; а человек мыслящий беспокоен и волнуем будущим. Пушкин – П.А.Плетнёву, 29 сент. 1830 г., из Болдина в Петербург.2
   ...Я совершенно пал духом. Мне объявили, что устроено пять карантинов отсюда до Москвы... Будь проклят тот час, когда я решился оставить вас и пуститься в эту прелестную страну грязи, чумы и пожаров... Я бешусь. Но свадьба, по-видимому, всё убегает от меня, и эта чума, с её карантинами, – разве это не самая дрянная шутка, какую судьба могла придумать? Пушкин – Н.Н.Гончаровой, 30 сент. 1830., Болдино в Москву.3
   Въезд в Москву запрещён, и вот я заперт в Болдине. Я совсем потерял мужество, и не знаю в самом деле, что делать?.. Мы окружены карантинами… Погода ужасная. Я провожу моё время в том, что мараю бумагу и злюсь. Пушкин – Н.Н.Гончаровой, 11 октября 1830 г., из Болдина в Москву.4
   ...Я получаю от вас маленькую записку, из которой узнаю, что вы вовсе и не думали выезжать. Я беру почтовых лошадей, приезжаю в Лукоянов; мне отказывают в выдаче паспорта под тем предлогом, что я выбран для надзора за карантинами моего округа. Я решился продолжать мой путь, послав жалобу в Нижний. Пушкин – Н.Н.Гончаровой, 26 ноября 1830 г., из Болдина в Москву.5

    Вдруг получаю известие, что холера в Москве. Я попался в западню, как-то мне будет вырваться на волю. Страх меня пронял: в Москве!.. Я тотчас собрался в дорогу и поскакал. Проехав 20 вёрст, ямщик мой останавливается; застава! Несколько мужиков с дубинами охраняли переправу через какую-то речку… Я доказывал им, что вероятно где-нибудь да учреждён карантин, что не сегодня, так завтра на него наеду, и в доказательство предложил им серебряный рубль. Мужики со мной согласились, перевезли меня и пожелали многие лета. Пушкин. Холера, 1831 г. 6


1. Проскурин О.А. Поэзия Пушкина, или Подвижный палимпсест. – М., 1999, стр. 224–229.
2. А.С.Пушкин. Полное собрание сочинений в 10 т., том 10. – М.: Наука, 1962–1966, стр. 307 – 308.
3. Там же. – стр. 308–309.
4. Там же. – стр. 309–310.
5. Там же. – стр. 318–320.
6. А.С.Пушкин. Полное собрание сочинений в 10 т., том 8. – М.: Наука, 1962–1966, стр. 71– 73.
 
 
 
 


literatura5.narod.ru

Пушкин А.С. - Бесы

Мчатся тучи, вьются тучи;
Невидимкою луна
Освещает снег летучий;
Мутно небо, ночь мутна.
Еду, еду в чистом поле;
Колокольчик дин-дин-дин...
Страшно, страшно поневоле
Средь неведомых равнин!

"Эй, пошел, ямщик!.." - "Нет мочи:
Коням, барин, тяжело;
Вьюга мне слипает очи;
Все дороги занесло;
Хоть убей, следа не видно;
Сбились мы. Что делать нам!
В поле бес нас водит, видно,
Да кружит по сторонам.

Посмотри: вон, вон играет,
Дует, плюет на меня;
Вон - теперь в овраг толкает
Одичалого коня;
Там верстою небывалой
Он торчал передо мной;
Там сверкнул он искрой малой
И пропал во тьме пустой".

Мчатся тучи, вьются тучи;
Невидимкою луна
Освещает снег летучий;
Мутно небо, ночь мутна.
Сил нам нет кружиться доле;
Колокольчик вдруг умолк;
Кони стали... "Что там в поле?" -
"Кто их знает? пень иль волк?"

Вьюга злится, вьюга плачет;
Кони чуткие храпят;
Вот уж он далече скачет;
Лишь глаза во мгле горят;
Кони снова понеслися;
Колокольчик дин-дин-дин...
Вижу: духи собралися
Средь белеющих равнин.

Бесконечны, безобразны,
В мутной месяца игре
Закружились бесы разны,
Будто листья в ноябре...
Сколько их! куда их гонят?
Что так жалобно поют?
Домового ли хоронят,
Ведьму ль замуж выдают?

Мчатся тучи, вьются тучи;
Невидимкою луна
Освещает снег летучий;
Мутно небо, ночь мутна.
Мчатся бесы рой за роем
В беспредельной вышине,
Визгом жалобным и воем
Надрывая сердце мне...

1830

Storm-clouds hurtle, storm-clouds hover;
Flying snow is set alight
By the moon whose form they cover;
Blurred the heavens, blurred the night.
On and on our coach advances,
Little bell goes din-din-din...
Round are vast, unknown expanses;
Terror, terror is within.

- Faster, coachman! "Can't, sir, sorry:
Horses, sir, are nearly dead.
I am blinded, all is blurry,
All snowed up; can't see ahead.
Sir, I tell you on the level:
We have strayed, we've lost the trail.
What can WE do, when a devil
Drives us, whirls us round the vale?

"There, look, there he's playing, jolly!
Huffing, puffing in my course;
There, you see, into the gully
Pushing the hysteric horse;
Now in front of me his figure
Looms up as a queer mile-mark -
Coming closer, growing bigger,
Sparking, melting in the dark."

Storm-clouds hurtle, storm-clouds hover;
Flying snow is set alight
By the moon whose form they cover;
Blurred the heavens, blurred the night.
We can't whirl so any longer!
Suddenly, the bell has ceased,
Horses halted... - Hey, what's wrong there?
"Who can tell! - a stump? a beast?.."

Blizzard's raging, blizzard's crying,
Horses panting, seized by fear;
Far away his shape is flying;
Still in haze the eyeballs glare;
Horses pull us back in motion,
Little bell goes din-din-din...
I behold a strange commotion:
Evil spirits gather in -

Sundry, ugly devils, whirling
In the moonlight's milky haze:
Swaying, flittering and swirling
Like the leaves in autumn days...
What a crowd! Where are they carried?
What's the plaintive song I hear?
Is a goblin being buried,
Or a sorceress married there?

Storm-clouds hurtle, storm-clouds hover;
Flying snow is set alight
By the moon whose form they cover;
Blurred the heavens, blurred the night.
Swarms of devils come to rally,
Hurtle in the boundless height;
Howling fills the whitening valley,
Plaintive screeching rends my heart...

Translated by Genia Gurarie

www.poetarium.info

Александр Пушкин стихи "БЕСЫ"


БЕСЫ

Мчатся тучи, вьются тучи;
Невидимкою луна
Освещает снег летучий;
Мутно небо, ночь мутна.
Еду, еду в чистом поле;
Колокольчик дин-дин-дин .
Страшно, страшно поневоле
Средь неведомых равнин!

"Эй, пошел, ямщик!" - "Нет мочи:
Коням, барин, тяжело,
Вьюга мне слипает очи,
Все дороги занесло;
Хоть убей, следа не видно;
Сбились мы. Что делать нам!
В поле бес нас водит, видно,
Да кружит по сторонам.

Посмотри: вон, вон играет,
Дует, плюет на меня,
Вон - теперь в овраг толкает
Одичалого коня;
Там верстою небывалой
Он торчал передо мной,
Там сверкнул он искрой малой
И пропал во тьме пустой".

Мчатся тучи, вьются тучи,
Невидимкою луна
Освещает снег летучий;
Мутно небо, ночь мутна
Сил нам нет кружиться доле;
Колокольчик вдруг умолк;
Кони стали... "Что там в поле?" -
"Кто их знает? пень иль волк?"

Вьюга злится, вьюга плачет,
Кони чуткие храпят,
Вот уж он далече скачет;
Лишь глаза во мгле горят;
Кони снова понеслися;
Колокольчик дин-дин-дин...
Вижу: духи собралися
Средь белеющих равнин.

Бесконечны, безобразны,
В мутной месяца игре
Закружились бесы разны,
Будто листья в ноябре...
Сколько их? куда их гонят?
Что так жалобно поют?
Домового ли хоронят,
Ведьму ль замуж выдают?

Мчатся тучи, вьются тучи;
Невидимкою луна
Освещает снег летучий;
Мутно небо, ночь мутна.
Мчатся бесы рой за роем
В беспредельной вышине,
Визгом жалобным и воем
Надрывая сердце мне...

starsilver.narod.ru

Константин Симонов - Убей его (Если дорог тебе твой дом): читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Если дорог тебе твой дом,
Где ты русским выкормлен был,
Под бревенчатым потолком,
Где ты, в люльке качаясь, плыл;
Если дороги в доме том
Тебе стены, печь и углы,
Дедом, прадедом и отцом
В нем исхоженные полы;

Если мил тебе бедный сад
С майским цветом, с жужжаньем пчёл
И под липой сто лет назад
В землю вкопанный дедом стол;
Если ты не хочешь, чтоб пол
В твоем доме фашист топтал,
Чтоб он сел за дедовский стол
И деревья в саду сломал…

Если мать тебе дорога —
Тебя выкормившая грудь,
Где давно уже нет молока,
Только можно щекой прильнуть;
Если вынести нету сил,
Чтоб фашист, к ней постоем став,
По щекам морщинистым бил,
Косы на руку намотав;
Чтобы те же руки ее,
Что несли тебя в колыбель,
Мыли гаду его белье
И стелили ему постель…

Если ты отца не забыл,
Что качал тебя на руках,
Что хорошим солдатом был
И пропал в карпатских снегах,
Что погиб за Волгу, за Дон,
За отчизны твоей судьбу;
Если ты не хочешь, чтоб он
Перевертывался в гробу,
Чтоб солдатский портрет в крестах
Взял фашист и на пол сорвал
И у матери на глазах
На лицо ему наступал…

Если ты не хочешь отдать
Ту, с которой вдвоем ходил,
Ту, что долго поцеловать
Ты не смел,— так ее любил,—
Чтоб фашисты ее живьем
Взяли силой, зажав в углу,
И распяли ее втроем,
Обнаженную, на полу;
Чтоб досталось трем этим псам
В стонах, в ненависти, в крови
Все, что свято берег ты сам
Всею силой мужской любви…

Если ты фашисту с ружьем
Не желаешь навек отдать
Дом, где жил ты, жену и мать,
Все, что родиной мы зовем,—
Знай: никто ее не спасет,
Если ты ее не спасешь;
Знай: никто его не убьет,
Если ты его не убьешь.
И пока его не убил,
Ты молчи о своей любви,
Край, где рос ты, и дом, где жил,
Своей родиной не зови.
Пусть фашиста убил твой брат,
Пусть фашиста убил сосед,—
Это брат и сосед твой мстят,
А тебе оправданья нет.
За чужой спиной не сидят,
Из чужой винтовки не мстят.
Раз фашиста убил твой брат,—
Это он, а не ты солдат.

Так убей фашиста, чтоб он,
А не ты на земле лежал,
Не в твоем дому чтобы стон,
А в его по мертвым стоял.
Так хотел он, его вина,—
Пусть горит его дом, а не твой,
И пускай не твоя жена,
А его пусть будет вдовой.
Пусть исплачется не твоя,
А его родившая мать,
Не твоя, а его семья
Понапрасну пусть будет ждать.
Так убей же хоть одного!
Так убей же его скорей!
Сколько раз увидишь его,
Столько раз его и убей!

Анализ стихотворения «Если дорог тебе твой дом» Симонова

К. Симонов – один из наиболее известных советских писателей, большая часть творчества которого была посвящена Великой Отечественной войне. Симонов работал военным корреспондентом на протяжении всей войны, поэтому свои произведения писал под влиянием непосредственных наблюдений. Это придает им очень сильную эмоциональную окраску. Ярким примером служит стихотворение «Если дорог тебе твой дом» (1942 г.).

Первоначально стихотворение носило более жесткое название – «Убей его!». Изменения были внесены в 1966 г., во время издания полного собрания сочинений Симонова. Кроме смены названия была добавлена целая строфа об отце. Также слово «немец» было изменено на «фашист».

Первый вариант был намного жестче и откровеннее. Сейчас многие не понимают, насколько страшной была эта война. Симонов своими глазами видел расстрелянных и замученных людей, изнасилованных женщин, ощущал запах горелого человеческого мяса. В 1942 г. фраза «убей его» воспринималась естественно и выражала искреннюю потребность всего советского народа.

Симонов обращается непосредственно к каждому советскому солдату. Стихотворение носит ярко выраженный агитационный характер. Оно начинается с картины родного дома, в котором выросло несколько поколений. В это близкое каждому сердцу описание грубо вторгается образ врага, который будет уничтожать все, что напоминает о хозяине. Далее идут три строфы, в которых автор перечисляет наиболее близких человеку людей. Родную мать в оккупации ждут позор и унижение. Погибший в боях отец не сможет защитить ее. Фашист постарается вытравить всю память о нем. Самой страшной и невыносимой становится картина грубого надругательства над любимой девушкой. Автор использует очень сильную антитезу: «долго поцеловать… не смел» — «распяли ее втроем».

Строфа с отцом была добавлена позднее. Изначально Симонов использовал только женские образы, которые нуждаются в мужской защите. Показав возможные последствия, он обращается с прямым призывом убивать врага. Человек, который еще не сделал этого, не может считаться солдатом. Вместо него Родину защищают другие.

Эмоциональный накал стихотворения все больше нарастает. Симонов дает выход накопившейся ненависти и требует сжечь дом фашиста, оставить вдовой его жену и принести отчаяние матери. Но это беспощадное требование основано не на кровожадности поэта. Оно является справедливым возмездием за все причиненные фашизмом беды и страдания («так хотел он, его вина»). В финале слово «убей» повторяется трижды и усиливается добавлениями «скорей» и «хоть одного».

Симонова нельзя обвинить в чрезмерной жестокости. Таковы были те страшные годы. Фашизм на советской территории вел войну на физическое уничтожение населения. Поэтому реакция на такие действия была соответствующая.

rustih.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.