Грузинский стих


Грузия глазами русских поэтов и писателей — блог туриста teona на Туристер.Ру

Начну конечно же с А. С. Пушкина

Монастырь на Казбеке

Высоко над семьею гор,

Казбег, твой царственный шатер

Сияет вечными лучами.

Твой монастырь за облаками,

Как в небе реющий ковчег,

Парит, чуть видный над горами.

Далекий, вожделенный брег!

Туда б, сказав прости ущелью,

Подняться к вольной вышине!

Туда б, в заоблачную келью,

В соседство бога скрыться — мне!…

* * *

На холмах Грузии лежит ночная мгла;

Шумит Арагва предо мною.

Мне грустно и легко; печаль моя светла;

Печаль моя полна тобою.

Тобой, одной тобой….Унынья моего

Никто не мучит, не тревожит,

И сердце вновь горит и любит — оттого,

Что не любить оно не может.

Владимер Маяковский

Нашему юношеству (отрывок)

Три разных истоков во мне речевых

Я не из кацапов-разинь.

Я — дедом казак, другим — сечевик,

А по рожденью — грузин.

Владикавказ-Тифлис (отрывок)

Я знаю: глупость — эдемы и рай!

Но если пелось про это,

Должно быть, Грузию, радостный край,

Подразумевали поэты.

Борис Пастернак

Волны (отрывок)

Уж замка тень росла из крика

Обретших слово, а в горах,

Как мамкой пуганный заика,

Мычал и таял Девдорах.

Мы были в Грузии. Помножим

Нужду на нежность, ад на рай,

Теплицу льдам возьмем подножьем,

И мы получим этот край.

И мы поймем, в сколь тонких дозах

С землей и небом входят в смесь

Успех и труд, и долг, и воздух

Чтоб вышел человек как здесь.

Чтобы, сложившись средь бескормиц,

И поражений, и неволь,

Он стал образчиком, оформясь,

Во что-то прочное как соль.

Николай Тихонов

***

Я знаю Грузию такую

И в сердце строго берегу —

Лавины громкие ликуют,

И туры скачут на снегу.

Гремят алмазные протоки,

А над зеленым миром всем

Ступени льдов висят, как строки

Застывших в воздухе поэм.

Ночлеги в башнях, ужин скромный

На этой царственной земде,

Я спал под сводом полутемным

И снов не видел веселей.

Замечательное фото двора со сванскими башнями взята с сайта http://www.risk.ru/users/veronika/4755/ и сделана Вероника Сорокиной.

Яков Полонский

Прогулка по Тифлису (письмо к Льву Сергеевичу Пушкину — отрывок)

….Открылся чудный вид. — Отсюда, из-за бань,

Мне виден замок за Курою,

И мнится мне, что каменный карниз

Крутого берега, с нависшими домами,

С балконами, решетками, столбами,-

Как декорация в волшебный бенефис,

Роскошно освещен бенгальскими огнями.

Отсюда вижу я — за синими горами

Заря, как жертвенник, пылает — и Тифлис

Приветствуют прощальными лучами —

О как блистательно проходит этот час!

Великолепная для непривычных глах

Картина! Вспомните всю массу этих зданий,

Всю эту смесь развалин без преданий —

Домов, построенных, быть может, из руин —

Садов, опутанных ветвями винограда,

И этих куполов, которых вид один

Напомнит вам предместья Цареграда.

И согласитесь, что нарисовать

Тифлис не моему перу….

Сергей Есенин

На Кавказе

Издревле русский наш Парнас

Тянуло к незнакомым странам,

И больше всех лишь ты, Кавказ,

Звенел загадочным туманом.

Здесь Пушкин в чуственном огне

Слагал душой своей опальной:

«Не пой красавица при мне

Ты песен Грузии печальной».

И Лермонтов, тоску леча,

Нам рассказал про Азамата,

Как он за лошадь Казбича

Давал сестру заместо злата.

За грусть и желчь в своем лице

Кипенье желтых рек достоин,

Он, как поэт и офицер,

Был пулей друга успокоен.

И Грибоедов здесь зарыт,

Как наша дань персидской хмари,

В подножии большой горы

Он спит под плач зурны и тари.

А ныне я твою безгладь

Пришел, не ведая причины:

Родной ли прах здесь обрыдать

Иль подсмотреть свой час кончины!

Яков Хелемский

***

«Боржоми» лучше пить в Боржоми

И «Ахашени» — в Ахашени.

Пленяет нас в открытом доме

Первоисточника вкушенье.

Неповторимо чудо это,

Знакомо все и незнакомо….Так и на родине поэта

Стихам внимаешь — по-иному.

Волшебный ток, рожденный в лозах,

В душе, в тиши подземных сводов,

Не терпит сложных перевозок,

Не терпит ложных переводов.

Всеволод Рождественский

Батуми (отрывок)

Так порою, светлой грустью ранен,

Глядя на прибоя полосу,

Здесь, в Батуми, давний северянин,

Солнце я в груди своей несу.

Будто здесь родился я когда-то

Или прожил долгие года,

И меня встречает, словно брата,

Маяка зеленая звезда.

Андрей Вознесенский

Тбилисские базары

Долой Рафаэля!

Да здравствует Рубенс!

Фонтаны форели,

Цветастая грубость!

Здесь праздники в будни

Арбы и арбузы.

Торговки — как бубны,

В браслетах и бусах.

Индиго индеек.

Вино и хурма.

Ты нынче без денег?

Пей задарма!

Да здравствуют бабы,

Торговки салатом,

Под стать баобабам

В четыре обхвата!

Базары — пожары.

Здесь огненно, молодо

Пылают загаром

Не руки, а золото.

В них отблески масел

И вин золотых.

Да здравствует мастер,

Что выпишет их!

Александр Кушнер

***

Я в Грузии. Я никого не знаю.

Чужая речь. Обычаи чужие.

Как будто жизнь моя загнулась с краю,

Как будто сплю — и вижу голубые

Холмы. Гуляет по двору сорока.

Когда б я знал, зачем, забыв гнездовье,

Ума искать, и ездить так далеко,

Как певчая говаривала Софья.

Ах, видишь ли, мне нравится балкончик,

Такой балкончик, длинный, деревянный.

Прости меня, что так ответ уклончив,

Как этот выступ улочки гортанной.

Не унывай. ведь то, что с нами было,

Не веселей того, что с нами будет.

Ах, видишь ли, мне нравятся перила,

А все хотят, чтоб здания и люди.

Само собой и здания и люди!

Но погибать я буду — за балкончик

Я ухвачусь — и выскочу из жути,

И вытру пыль, и скомкаю платочек.

Меня любовь держала — обвалилась.

Всех тянет вниз, так не сдавайся ты хоть,

Ах, Грузия, ты в этой жизни — милость,

Пристройка к ней, прибежище и прихоть!

Александр Грибоедов

***

Там, где вьется Алазань,

Веет нега и прохлада,

Где в садах сбирают дань

Пурпурного винограда,

Светло светит луч дневной,

Рано ищут, любят друга…

Ты знаком ли с той страной,

Где земля не знает плуга,

Вечно-юная блестит

Пышно яркими цветами

И садителя дарит

Золотистыми плодами?

Странник, знаешь ли любовь,

Не подругу снам покойным,

Страшную под небом знойным?

Как пылает ею кровь?

Ей живут и ею дышат,

Страждут и падут в боях

С ней в душе и на устах.

Так самумы с юга пышат,

Раскаляют степь….

Что судьба, разлука, смерть!..

Сергей Городецкий

Вечер

От гор ложатся тени

В пурпурный город мой.

Незримые ступени

Проходят час немой.

И звон соборов важных

Струится в вышину,

Как шелест лилий влажных,

Клонящихся ко сну.

И тихо тают дымы

Согревшихся жилищ,

И месяц пилигримом

Выходит наг и ниц.

Птенцов скликают птицы

И матери — детей.

Вот вспыхнут звезд ресницы

Потоками лучей.

Вот вздрогнет близкой ночи

Уютное крыло,

Чтоб всем, кто одиночит,

От сердца отлегло.

Белла Ахмадулина

Сны о Грузии

Сны о Грузии — вот радость!

И под утро так чиста

Виноградовая сладость,

Осенившая уста.

Ни о чем я не жалею,

Ничего я не хочу —

В золотом Светицховели

Ставлю бедную свечу.

Малым камушкам во Мцхета

Воздаю хвалу и честь.

Господи, пусть будет это

Вечно так, как ныне есть.

Пусть всегда мне будет в новость

И колдуют надо мной

Милой родины суровость,

Нежность родины чужой.

Осип Мандельштам

***

Мне Тифлис горбатый снится,

Сазандарей стон звенит,

На мосту народ толпится,

Вся ковровая столица,

А внизу Кура шумит.

Над Курою есть духаны,

Где вино и милый плов,

И духанщик там румяный

Подает гостям стаканы

И служить гостям готов.

Кахетинское густое

Хорошо в подвале пить,-

Там в прохладе, там в покое

Пейте вдоволь, пейте двое,

Одному не надо пить!

В самом маленьком духане

Ты обманщика найдешь.

Если спросишь «Телиани»,

Поплывет Тифлис в тумане,

Ты в бутылке поплывешь.

Человек бывает старым,

А барашек молодым,-

И под месяцем поджарым

С розоватым винным паром

Полетит шашлычный дым.

Евгений Евтушенко

Мой Тбилиси (отрывок)

Старик-платан, листвой качая еле,

Ты мудр, как будто ты карачохели.

Галактиона подзывая знаком,

В Тбилиси Пушкин бродит с Пастернаком.

О город мой, хинкальными дымящий,

Немножко сумасшедший и домашний,

Дай после смерти мне такое счастье

Стать навсегда твоею тенью, частью…

В Тбилиси есть особенная прелесть.

На этот город звезды засмотрелись.

Всегда в Тбилиси почему-то близко

До Рима, до Афин и Сан-Франциско.

В Тбилиси с чуством старого тбилисца

Все камни мостовых я знаю в лица.

Кто уезжал, тот знает непреложно

Уехать из Тбилиси невозможно.

Тбилиси из тебя не уезжает,

Когда тебя в дорогу провожает.

А станешь забывать — в предсердье где-то

Кольнет хрусталик горный Кашуэты.

Как то, что Млечный Путь бессмертно млечен

Я верю в то, что город — вечен.

Александр Цыбулевский

***

Конечно, нет духана углового,

Как самого угла — вокруг все ново,

Шарманщик мертв. А все же тень Майдана

В чужой асфальт впечаталася глухо…

Не ничего от прежнего духана.

Как просто все. Вот юркая старуха-

Ей спешно перейти дорогу надо:

Купить в жару бутылку лимонада.

Полощутся в стеклянном барабане

Обмылки неба бледно-голубые.

Близка основа жизни к серной бане,

Явленья безыскуственны и четки.

Без выбора перебирай любые,

Как бедные пластмассовые четки.

Булат Окуджава

Грузинская песня

Виноградную косточку в теплую землю зарою,

И лозу поцелую, и сладкие гроздья сорву,

И друзей созову, на любовь свое сердце настрою…

А иначе зачем на земле этой вечной живу?

Собирайтесь-ка, гости мои, на мое угощенье,

Говорите мне прямо в лицо, кем пред вами слыву?

Царь небесный простит все мученья мои и сомненья…

А иначе зачем на земле этой вечной живу?

В темно-красном своем будет петь для меня моя Дали,

В черно-белом своем преклоню перед нею главу,

И заслушаюсь я, и умпу от любви и печали…

А иначе зачем на земле этой вечной живу?

И когда заклубится туман, по углам залетая,

Пусть еще и еще предо мною плывут наяву

Синий буйвол, и белый орел, и форель золотая

А иначе зачем на земле этой вечной живу?

Антон Чехов

Из письма к. С.Баранцевичу

…Пережил я Военно-Грузинскую дорогу. Это не дорога, а поэзия, чудный фантастический рассказ, написанный Демоном и посвященный Тамаре… Вообразите вы себя на высоте 8000 футов… Вообразили? Теперь извольте подойти мысленно к краю пропасти и заглянуть вниз: далеко, далеко вы видите узкое дно, по которому вьется белая ленточка — это седая, ворчливая Арагва; по пути к ней ваш взгляд встречает тучки, лески, овраги, скалы. Теперь поднимите немножко глаза и глядите вперед себя: горы, горы, горы, а на них насекомые — это коровы и люди… Поглядите вверх — там страшно глубокое небо, дует свежий горный ветерок… Жить где-нибудь на Гудауре или у Дарьяла и не писать сказки — это свинство!…

Алексей Толстой

На Кавказе

….Рано поутру с балкона я увидел бурый, красноватый, крытйый черепицей Тифлис, его восточную сторону. Над домами в прозрачном и неподвижном воздухе поднималось множество дымов; на мутной, быстрой Куре медленно поворачивались большими колесами плавучие мельницы; за ними от самой Куры стояли старые стены домов, такие высокие, что река казалось, текла по дну глубокого ущелья; из дверей кое-где висели лесенки к воде; дальше, на азиатской стороне, видны серые минареты, купола и дымы; еще дальше кольцом охватили город каменистые и бурые холмы, и за ними горы, еще дальше — снега…

Константин Паустовский

Бросок на Юг (отрывок)

Я знал уже много мест и городов России. Некоторые из этих городов уже брали в плен своим своеобразием. Но я еще не видел такого путанного, пестрого, легкого и великолепного города, как Тифлис.

Лев Толстой

Из письма к Т. А. Ергольской

Тифлис — цивилизированный город, подражающий Петербургу, иногда с успехом, общество избранное и большое, есть русский театр и итальянская опера, которыми я пользуюсь, насколько мне позволяют мне мои скудные средства. Живу я в немецкой колонии — в предместье; оно мне вдвойне приятно тем, что это красивая местность, окруженная садами и виноградниками, и чуствуешь себя скорее в деревне, чем в городе… (перевод с французского)

И заканчиваю свой поэтический репортаж опять А.С Пушкиным J

Александр Пушкин

Путешествие в Арзрум во время похода 1829 года

Отроду не встречал я ни в России, ни в Турции ничего роскошнее тифлисских бань. Опишу их подробно.

Хозяин оставил меня на попечение татарину-банщику. Я должен признаться, что он был без носу; это не мешало ему быть мастером своего дела. Гассан(так назывался безносый татарин) начал с того, что разложил меня на теплом каменном полу; после чего начал он ломать мне члены, вытягивать суставы, бить меня сильно кулаком;я не чуствовал ни малейшей боли, но удивительное облегчение. (азиатские банщики приходят иногда в восторг, вспрыгивают вам на плеси, скользят ногами по бедрам и плящут по спине вприсядку, и отлично. После сего долго тер он меня шерстяною руковицей и, сильно оплескав теплой водою, стал умывать намыленным полотняным пузырем. Ощущение неизъяснимое: горячее мыло обливает вас как воздух! NB: шерстяная руковица и полотняный пузырь непременно должны быть приняты в русской бане: знатоки будут благодарны за такое нововведение.

После пузыря Гассан отпустил меня в ванну; тем и кончилась церемония.

teona.tourister.ru

Стихи о Грузии - русские поэты о Грузии

Опубликовано вера гиоргадзе (не проверено) в Июнь 19, 2011.

"МРАВАЛЖАМИЕР" - "МНОГАЯ ЛЕТА!"

Тбилиси – флаг, а Мцхета – знамя,

Под коим шествуют века

В венке из лоз и лавра к далям,

Где мчит в бессмертье быль, Кура -

В чьих водах Честь не раз, с Отвагой

Тонули с верой на устах;

Гимн возрожденья же, в награду –

Звучал с небес им всякий раз!

И ...словно феникс восставала

Из пепла, верная кресту,

Земля Тамар и Горгасала –

Нино молитвами к Христу.

Из трещин храмов, эполеты

Латают златом сей мундир,

В котором Хору с «Многолетьем»

Всласть... «Мравалжамиери» пир!

Святой Георгий, в нём венчает

Герб с Покровителем страны:

Победоносца дух витает

Орлом над Джорджией. Пари-и-и...

Сплети их - гордость и свободу,

И мудрость царственной зари!

«В единстве сила! » - глас народа

Обетованной сей земли.

Дыханье Матери Пречистой,

Любовь ...к Уделу сохрани

Иконой Иверской - во имя

Любви для Мира лет!.. Аминь.

<СНЫ О ГРУЗИИ>

Она зовёт меня... - земля.

Ну, перестань же сниться,

Тобой и так живу здесь я –

У ночи нет границы;

Во сне и виза не нужна,

Жаль только, телу спится...

Зато парит моя душа

По улицам столицы.

То на Плехановский проспект,

То в «Клары Цеткин» влиться б....

Помолодев в один момент,

Растут крыла орлицы

Не заблудившейся в горах,

В театре «Руставели»...

Летит она на всех парах

К тому, что не успели.

Но почему-то в этих снах

Всё чаще я страдаю,

Облекшись в чоху - уж... в гостях,

Под утро улетаю.

На плёнку быль ту перенесть

Никак не удаётся,

Быть может – яви это месть,

Что Картли уж зовётся?

...Она зовёт, и я иду –

В другом лишь измеренье.

Делю с пером свою беду,

В нём мудрое решенье:

«Вода Лагидзе» там, где Мтквари,

А хачапури – там, где сыр.

И тварей взяли всех по паре...

Из их единства соткан мир!

ГДЕ ЦВЕТЁТ МИНДАЛЬ В САДУ

«Я тобой живу! ... Но мыслю

О тебе по-русски я».

Прошлым венчана с Тбилиси,

Из любви - на мне фата...

В браке с ним делила беды,

А вот радость – не смогла!

И в грузинском слове «беди»

Пьёт по-русски боль «судьба».

...И, закрыв лицо руками,

Свет сквозь пальцы вижу тот,

На зурне тоска играет,

Хоть по-русски и поёт...

Мой ...родной в опале что-то:

Нынче ENGLISH господин...

Благо с Пушкиным хоть, с Шота

У меня язык – один.

Им я путь, как Руставели,

К сердцу каждого найду,

Ведь поэты все - с рожденья,

Где цветёт миндаль в саду!

И запляшет чеми беди, *

Пусть по-русски, «Шалахо»:

С «Таши! »*сдружатся акценты

С ярлыком ...«Своё вино»!

*Чеми беди – (груз.) моя судьба

*Таши – (груз.) рукоплескание в танце

www.piterge.ru

Споем по-грузински! - Песни и тексты грузинских исполнителей

Лунамтваре (მთვარე) 10
Я пассажирмгзаври вар (მგზავრი ვარ) 11
Сколькорамденс (რამდენს) 10
Снова и сноваисев да исев (ისევ და ისევ) 11
Сила в единстведзала ертобашиа (ძალა ერთობაშია) 10
Собака лаяладзагхли хепда (ძაღლი ყეფდა) 01
Птичка-невеличкачито гврито (ჩიტო გვრიტო) Вахтанг Кикабидзе 10
Суликосулико (სულიკო) 11
Проснулась природагаигхвидза бунебам (გაიღვიძა ბუნებამ) 10
Ничего, просто такараперис исе убралод (არაფერის ისე უბრალოდ) 00
Все-таки люблюарада михвархар (არადა მიყვარხარ) 11
Город мечтыоцнебис калаки (ოცნების ქალაქი) 11
Имеретинская одаимерули ода (იმერული ოდა) 10

geolyrics.ru

Молодежное движение Лазарэ - Грузинские стихи на русском


                                                                                                                                                              Вахтанг  VI
                                                                                                                                                              (1675 - 1734)

                       

Тбилиси

Как  хорош  Тбилиси  в  мае, - в  розах  весь,  как  небо  в  звездах!
Склоны  скал   в  росе  небесной,  горы   в  зелени, как  в гроздях.
Было  б  дерзостным  безумьем   возмутить  прозрачный  воздух,
Святотатственно  разрушить  эту  прелесть, этот  роздых.

Загоняют  люди  в  клетки   для  забавы   ястребов.
Бродят  толпами,  пируют,  всем  постыл  домашний  кров.
В  чем  тут  грех, - коль  благодатью  смертный  полон  до  краев?
Взор  влажнеет  умиленно,  дух   разнежиться  готов

Любо  рекам,  разветвляясь,  разливаться  вдоль  долины,
Любо  людям,  потешаясь,  погружаться  в  их  стремнины.
Рушат в реку глыбы  камня  с  гиком, с криком:  Строй  плотины!
Рыб  выбрасывают  наземь, - вдоль  блестят  их  спины.

Смотрят,  как  река  сквозь  ветви  с  гор  спадает,  весела.
Ловят  в  ней  форелей  быстрых, слышны  клики:  Бей!  -  Ушла!
А  по  долам  бродят  серны  и  олени  без   числа.
Взглянешь, - спросишь:  Как воспеть  нам  эти  славные  дела?

Гонят  в  зарослях  оленя,  грудь  его  дышать  устала,
Ветви  бьют  его,  терзают  жажды  огненные  жала.
Сладок  отдых  для  убивших.  Ветвь  рогов  идти  мешала.
Ну,  а  мясо   дань  влюбленных,  гордость трапезного  зала.

Выводок  тетеревиный,  шелестя,  бежит  во  рву.
Жмется  к  скалам куропатка, смерть увидев  наяву.
Рыбаки  глушат  форелей,  сыпля им  дурман   траву,
Но,  увы! Загублен  жизнью, - сколь  бесславно  я  живу!
   

                         

                                                                                                   Бесики
                                                   (1749 - 1791)
                       
                      Сад  тоски

 В  сад  тоски  влекла  меня  прохлада;
 Розу мнил  сорвать  у   водопада.
 Но  таилась  хитрая  засада:
 Мне  стрела  досталась,  не  услада.
 Ждал,  сраженный:  будет  ли  пощада?
 Роза  шепчет  шелестом  наряда:
  Не  спеши.  Кичливым  есть  преграда ,
 Не  узнал  причины  я  разлада.
 Слезы  лил,  бродя  у  вертограда.

 Вот  пошел,  фиалку  вопрошаю:
  Чем  обидел  розу   я  не  знаю;
 Первый  раз  неласковой  встречаю .
 Мне  фиалка:  Распрю  понимаю.
 Ты  скользишь  в  горах  отрад   по  краю,
 Ты  найдешь  в  душе  укоров  стаю.
 Розе  горько   правды  не  скрываю, -
 Изменил  ты  розовому  раю,
 Для  другой  горит  твоя  лампада .

 И,  смущен,  иду  для  той  же  цели
 Я  к  нарциссу:  слезы  одолели.
  Путь  открой  мне  к  рдяной  колыбели,
 Хоть  тропу,  что  видишь  еле-еле.
 Ты  весь  край  прошел  в  ее  пределе.
 Ублажи  ты  розу.  В  нежном  деле
 Помоги.  Припасть  ей   не  ко  мне  ли?
 Разузнай,  что  ей  налгать  успели.
 В  чем  вина?  В  укорах  нету  склада .

 И  нарцисс,  в стеблей  своих  оправе,
 Говорит,  внемля  любви  отраве:
  Обижаться, путник,  ты  не  вправе.
 Роза  позабыла  о  забаве,
 И  тобой  лишь  хвасталась  в  дубраве.
 Ну,  а  ты,  не  тверд  в  любви  уставе,
 С  кем  ты  был?  Худой  не  смолкнуть  славе.
 Ревность  жжет.  Душа  подобна  лаве.
 По  заслугам,  путник,  и  награда .

 Мне  не  вняли!  Снова  я  у  сада.
 Обессилел.  Замкнута  ограда,
 С  горечью  мне  нету  больше  слада.
 Плачу  я.  Горька  моя  досада.
 А  душа  зажечь  бывала  рада
 У скорбящих  блеск  веселый  взгляда!
 Ныне  сам  я  в  цепкой  лапе  хлада.
 Смерть  дает  Бесики  чашу  яда,
 И  пред  ней  челом  склониться  надо.


                                                САЯТ - НОВА
                                                (ум.  В  1795г.)

                 

***


 Кто  море  звездным  сожжет  сияньем?
 Кто  б  мог  исчерпать  Куру  горстями?
 Как  может  ветер  скалу  обрушить,
 Хотя  бы  дул  он,  ревел  годами?

 Хоть  блещут  стенки  и  медной  чаши,
 Все  ж  золотая  для  взора  краше.
 К  камням,  не  к  стеклам,  пристрастье  наше,
 Хоть  в  перстне  схоже  стекло  с  камнями.
 
Пусть  мир  наш чорта  влеком  указкой,
Все  ж   чорт  на  бога  глядит  с  опаской.
И  тыкве  чашей  не  стать  ширазской,
Хоть вознесешь  ты  ее  над  нами.

Хоть  режь  ты  рыбу   не  слышишь  слов  ты.
Не  крась  же  хною  копыт  ослов  ты.
С  песком   не  с  ватой   плохой  покров  ты
Создашь,  хоть  вышей  его  шелками.  

Кто я,  знать  хочешь,  мне  докучая?
На  наши  песни  взял  все  права  я.
Я   Арутин,  Саят-Нова  я!
Пою   и  небо  гремит  громами!    
                                        

      

                                         АЛЕКСАНДР  ЧАВЧАВАДЗЕ
                                         (1785

- 1846)

                    

Гокча 


 Есть  озеро  Гокча   подобье  широкого   моря:
 То  бурные  волны  с  угрозой  вздымает  оно,
 То  зыблет  в  струях,  с  хрусталем  светозарностью  споря,
 Зеленые  горы  и  воздуха  синее  дно.
 
 Но  траурны  толпы  его  прибережных  развалин.
 Где  нынче  все  пусто,  и  край  бездыханный  печален,
 Повсюду  лишь  соль  да  камней  почернелых  гряда.
 
Как  все  здесь  застыло  в  своем  отрешенном  покое!
Пустынность, безгласность,  владычество  смерти  кругом.
Здесь  в  темный  покров  одевается  сердце  людское,
И  горькое  чувство,  со  стоном,  вздымается  в  нем.

Так  вот  они   камни,  дворцов  величавых  руины,
Так  вот  она   участь  прекрасных  творений тщеты,
Вот   истинный  образ  и нашей  грядущей  судьбины!
Зачем  же,  мой  взор,  лишь  к  мгновенному  тянешься  ты?
 
 Развалины  эти   камней  бездыханная  груда:
 Здесь  в  свежей  тени  преклоняют  стада,
 Здесь  звери  ночуют,  и  странник, ведущий  верблюда,
 В  полуденный  зной  поспешает  укрыться  сюда.

 Вот  в  этом  строеньи   в  руине  без  стен  и  без  кровли -  
 Ютился  когда-то  богатый  купеческий  ряд,
 Где  предок  армянский,  исконный  искусник  торговли,
 Считал  свое  злато,  неслыханной  прибыли  рад.

 Бывали  здесь  люди,  богатые  честью  и  славой,
 Ценившие  доблесть  превыше  слепящих  сует.
 В  безжизненный  прах  обратился  их  род  величавый,
 Их  мощи  былой затерялся  прославленный  след.

 Взгляни  на  равнины,  одетые  в  щебень  унылый,
 Взгляни  на  арену,  где  кони  летали  порой,
 Где  юноши   львята  сходились  померяться  силой,
 Где  копья  сверкали,  где  лук  трепетал  тетивой!

 Угрюмые  камни  припаяны  были  к  другу,
 И  своды  вздымались,  легко  устремленные  в  высь.
 Под  ними  их  зодчий  дремал,  предавась  досугу,
 В  довольстве  и  неге  беспечные  годы  неслись.

 И  здесь,  во  дворце,  восседала  могучая  сила,
 Вершившая  судьбы,  дарившая  милость  и  гнев.
 И  здесь   человека  незримая  злоба  точила,
 И  здесь   в  человеке  любовь  пробуждалась,  прозрев!

 О,  скольких  красавиц,  пленительно-юных  когда-то,
 Глухое  прибрежье  своим  затянуло  песком!
 О,  сколько  гвоздик,  и  лилей,  и  очей  из  агата
 Спокойная  гладь  отражала  в  зерцале  своем!

 Увы!  Сколько  раз погружалась  луна  молодая
 В  широкую  зыбь,  в  одиночество,  мглу  и  печаль!
 Но  шествует  время, косу  беспощадно  вздымая, -
 Ему  красоты   ни  земной,  ни  небесной, - не  жаль!

           

Рождение  сына


Музы,  покиньте  вашу   обитель,
Музы,  спешите,  музы,  летите.
Струны  настроя,  строфы  сплетите,
Лютни  игрою,  песней  звените.
Солнца  ребенка,  юного  львенка
Оберегите  и  одарите!
                Солнце,  войди  к  нам в дом!

Детству  к  лицу  он   цвет  этот  нежный:
Розовый   щек,  чела   белоснежный,
Маленький  ротик   словно  подснежник.
Все  же  заметен  облик  мятежный!
Да,  это  львенок,  голос  так  звонок.
Солнце  луну  родит  неизбежно.
                 Солнце,  войди  к  нам  в  дом!

Мать  возлежит,  опущены  шторы.
Сын  ясноликий   свет  ее  взора,
Смотрят  с  любовью  очи-озера,
А  от  ресничных  теней  узоры.
И  над  ручонкой,  хрупкою,  тонкой,
Нам  ветерков  слышны  разговоры:
                  - Солнце,  войди  к  нам  в  дом!

Счастлив  и  горд  отец  хлебосольный,
Всех  веселит  беседой  застольной.
Славы  отцовской  ему  довольно:
Сын  ему  дан  судьбой  своевольной, -  

Благо  земное,  сердце  родное
Будет  отрадою  в  жизни  дольной
                    Солнце,  войди  к  нам  в  дом!
Я  в честь  Георгия,  солнца  сына,Песню  спою  в  его  именины.
Пусть  он  не  знает  вовек  кручины,
Жатву  Давида  сберет  с  долины.
Дружбу  с  любовью,  годы  здоровьяДай  ему,  боже!  Солнце,  свети  нам.
                    Солнце,  войди  к  нам  в  дом!

                                            НИКОЛОЗ  БАРАТАШВИЛИ
                                            (1817   1846)

            Сумерки  на  Мтацминде
Люблю  твои  места  в  росистый  час  заката,
Священная  гора,  когда  его  огни
Редеют  и  верхи  еще  зарей  объяты
И  по  низам  трава  уже  в  ночной  тени.

Не налюбуешься!  Вот  я  стою  у  края.
С  лугов  ползет   туман  и  стелется  к  ногам.
Долина  в  глубине,  как  трапеза  святая.
Настой  ночных  цветов  плывет,  как  фамиам.

Минутами  хандры,  когда  бываю  туго,
Я  отдыхал  средь  рощ  твоих  и  луговин.
Мне  вечер  был  живым  изображеньем  друга.
Он  был,  как  я.  Он  был  покинут  и  один.

Какой    красой  была  овеяна  природа!
О  небо,  образ  твой  в  груди  неизгладим.
Как  прежде,  рвется  мысль  под  купол  небосвода.
Как  прежде,  падает,  растаяв  перед  ним.

О  боже,  сколько  раз,  теряясь  в  созерцаньи,
Тянулся  мыслью я  в  небесный  твой  приют!
Но  смертным  нет пути  за  видимые  грани,
И  промысла  небес  они  не  познают.

Так  часто  думал  я,  блуждая  здесь  без  цели,
И  долго  в  небеса  глядел  над  головой,
И  ветер  налетал  по  временам  в  ущелье
И  громко  шелестел  весеннею  листвой.

Когда  мне  тяжело,  довольно  только  взгляда
На  эту  гору,  чтоб  от  сердца  отлегло.
Тут  даже  в  облаках  я  черпаю  отраду.
За  тучами  и  то  легко  мне  и  светло.

Молчат  окрестности.  Спокойно  спит  предместье.
В  предшествии  звезды  луна  в  дали  взошла.
Как  инокини  лик, как  символ  благочестья,
Как  жаркая  свеча,  луна  в  воде  светла.

Ночь  на  Святой  горе  была  так  бесподобна,
Что  я  всегда  храню  в  себе  ее  черты
И  повторяю  всегда  дословно  и  подробно,
Что  думал  и  шептал  тогда  средь  темноты.

Когда  на  сердце  ночь,  меня  к  закату  тянет.
Он   сумеркам  души  сочувствующий  знак.
Он  говорит:   Не  плачь.  За  ночью  день  настанет.
И  солнце  вновь  взойдет.  И  свет  разгонит  мрак .

                                                  1833

-1836 

          

Раздумья  на  берегу  Куры

Иду,  расстроясь,  на  берег  реки
Тоску  развеять  и  уединиться.
До  слез  люблю  я  эти  уголки,
Их  тишину,  раздолье  без  границы.

Ложусь  и  слушаю,  как  не  спеша
Течет  Кура,  журча  на  перекатах.
Она  сейчас  зеркально  хороша,
Вся в  отблесках  лазури  синеватых.

Свидетельница  многих,  многих  лет,
Что  ты,  Кура,  бормочешь  без  ответа?
И  воплощеньем  суеты  сует
Представилась  мне  жизнь  в  минуту  эту.

Наш  бренный  мир   худое  решето,
Которое  хотят  долить  до  края.
Чего  б  ни  достигали  мы,  никто
Не  удовлетворялся,  умирая.

Завоеватели  чужих  краев
Не  отвыкают  от  кровавых  схваток.
Они,  и  полвселенной  поборов,
Мечтают,  как  бы  захватить  остаток.

Что  им  земля,  когда,  богатыри,
Они  землею  завтра  станут  сами?
Но  и  миролюбивые  цари
Полны  раздумий  и  не  спят  ночами.

Они  стараются,  чтоб  их  дела
Хранило  с  благодарностью  преданье,
Хотя,  когда  наш  мир  сгорит  дотла,
Кто  будет  жить,  чтоб  помнить  их  деяиья?

Но  мы  сыны  земли,  и  мы  пришли
На  ней  трудиться  честно  до  кончины.
И жалок  тот,  кто  в  памяти  земли
Уже  при жизни  станет  мертвечиной.  
                               
                                          1837

              

Одинокая  душа        

Нет,  мне  совсем  не  жаль  сирот  без  дома.
Им  что?  Им  в  мир  открыты  все  пути.
Но  кто  осиротел  душой,  такому
Взаправду  душу  не  с кем  отвести.

Кто  овдовел, - несчастен  не  навеки.
Он  сыщет  в  мире  новое  родство.
Но,  разочаровавшись  в  человеке,
Не  ждем  мы  в  жизни  больше  ничего.

Кто  был  в  своем  доверии  обманут,
Тот  навсегда  во  всем  разворожен.
Как  снова  уверять  его  ни  станут,
Уж  ни  во  что  не  верит  больше  он.

Он  одинок  уже  непоправимо.
Не  только  люди   радости  земли
Его  обходят  осторожно  мимо,
И прочь  бегут,  и  держатся  вдали

                                           1839

             

Моя  молитва

Отец  небесный,  снизойди  ко  мне,
Утихомирь  мои  земные  страсти.
Нельзя  отцу  родному  без  участья
Смотреть на  гибель  сына  в  западне.

Не  дай  отчаяться  и  обнадежь;
Адам  наказан  был,  огнем  играя,
Но  все-таки  вкусил  блаженство  рая.
Дай  верить  мне,  что  помощь  мне  пошлешь.

Ключ  жизни,  утоли  мою  печаль
Водой  из  твоих  святой  истоков.
Спаси  мой  челн  от  бурь  мирских  пороков
И  в    пристань  тихую  его  причал.

О,  сердцевед,  ты  видишь  все  пути
И  знаешь  все,  что  я  скажу,  заране.
Мои  нечаянные  умолчанья
В  молитвы мне  по  благости  зачти.

                                          1840

              *  * * 


  Мужское  отрезвленье   не  измена.
  Красавицы,  как  вы  не  хороши,
  Очарованье  внешности  мгновенно,
  Краса  лица   не  красота  души.

  Печать  красы,  как  всякий  отпечаток,
  Когда-нибудь согрется  и  сойдет,
  И  слабость  и  душевный  недостаток  
  Любить  не  сущность,  а  ее  налет.

  Сама  же  красота  иного  корня
  И  вся  насквозь  божественна  до  дна,
  И  к  этой  красоте,  как к  силе  горней,
  В  нас  вечная  любовь  заронена.

  Та  красота  сквозит  в  душевном  строе
  И  никогда  не  может  стать  стара.
  Навек  блаженны  любящие  двое,
  Кто  живы  силами  ее  добра.

  Лишь  между  ними  чувством  все  согрето,
  И  если  есть  на свете  рай  земной,
  Он  во  взаимной  преданности  этой,
  В  бессмертной  этой  красоте  двойной.
                                         

                                                                                   1842 

           

Злобный  дух

Кто  навязал  тебя  мне,  супостата?
Куда  ты  заведешь  меня,  вожак?
Что  сделал  ты  с  моей  душой,  проклятый!
Что  с   верою  моею  сделал,  враг?

Ты  это  ли  мне  обещал  вначале,
Когда  ты  обольщал  меня,  смутьян?
Твой  вольный  мир  блаженства  без  печали,
Твой  рай,  суленый  столько  раз, - обман.

Где  эти  обещанья  все?  Поведай!
И  как  могли  нежданно  ослабеть
И  уж  не  действуют  твои  беседы?
Где  это  все?  Где  это  все?  Ответь!

Будь  проклят  день,  когда  твоим  обетам
Пожертвовал  я  сердца  чистотой,
В  чаду страстей,  тобою  подогретом,
И  в  вихре  выдумки  твоей  пустой.

Уйди  и  скройся,  искуситель  лживый!
По  милости  твоей  мне  свет  не  мил.
Ты  в  цвете  лет  растлил  души  порывы.
О,  горе  тем,  кого  ты  соблазнил!

                                           1843

              * * *   

                             
Ты  самое  большое  чудо  божье.
Так  не  губи  меня  красой   своей.
Я  у  родителей  одна  надежда,
У  нас  в  семье  нет  больше  сыновей.

Я  человек  простой  и  немудрящий.
Подруга   бурка  мне,  а  брат   кинжал.
Но  будь  со  мною  ты, - в  дремучей  чаще
Мне  б  целый  мир  с  тобой  принадлежал.

                                            1845

                 * * *


Осенний  ветер  у  меня  в  саду
Сломал  нежнейший  из  цветов  на  грядке,
И  я  никак  в  сознанье  не  приду,
Тоска  в  душе  и  мысли  в  беспорядке.

Тоска  не  только  в  том,  что  он  в  грязи,
А  был  мне  чем-то  непонятным  дорог, -
Шаг  осени  услышал   я  вблизи,
Отцветшей  жизни  помертвелый  шорох.  

www.lazare.ru

Стихи Расула Гамзатова «Журавли» - это перевод стихов героически погибшей за Грузию Маро Макашвили


7 мая 1920 года между Россией и Грузией был оформлен договор о мире. Этим договором Россия признавала независимость Грузии, и брала обязательство невмешательства в ее внутренние дела.

А в 1921 году руководство Советской России приняло решение о захвате Грузии с применением силы.

"Сталин Орджоникидзе: "Сейчас я передам тебе зашифрованный ответ ЦК. А до того предлагаю: атакуй, есть подтверждение, бери город".

Спустя несколько минут Орджоникидзе получил официальное подтверждение Кремля, где подтверждалось проведение боевой операции 11-й армии на территории Грузии. Вторжение вооруженных сил в другую страну Кремль оправдывал необходимостью защиты восставших:

"Через три дня жду сообщения о взятии Тбилиси".

В тот же день посол России в Грузии Аарон Шейман получил из Баку депешу следующего содержания: "Решено преодолеть Рубикон. Действуйте соответственно данному решению".

21 февраля 1921 года. "Жордания-Чичерину: Что вы требуете от нас? Сообщите цели, из-за которой вы начали войну против нас. Возможно, мы сможем договориться без кровопролития".

Народный комиссар иностранных дел России не ответил на это письмо Жордания.

24 февраля 1921 года возникла угроза осады Тбилиси. В такой обстановке правительство приняло решение покинуть город. На следующий день, в 12 часов 15 минут 25 февраля в столицу Грузии с коджорской дороги вошли передовые части 11-й армии. В тот же день Серго Орджоникидзе послал из Баку в Москву известную депешу:

25 февраля, 1921 год. "Орджоникидзе-Ленину, Сталину. Над Тифлисом развевается красный флаг. Да здравствует Советская Грузия!".

Российская Красная Армия вторглась в страну 12 февраля. Грузинские войска, народная гвардия, и добровольцы оказали противостояние российской 11-й армии у подступов Тбилиси. Основные сражения состоялись в окрестностях Коджори и Табахмела.

Юнкеры оказали большое сопротивление 11-й армии. Они на какое-то время даже отбросили врага. Однако в результате возобновленных наступлений большая часть юнкеров полегла на поле боя. В боях у подступов Тбилиси погибла также и 20-летняя дочь поэта Константина Макашвили, Маро Макашвили. Она была смертельно ранена в затылок осколком гранаты.

Когда нашествие 11-й армии Советской России стала угрожать Грузии, ее свободе, ректор грузинского университета господин Иванэ Джавахишвили обратился к студентам с речью, призвал их к защите родины. Тогда сплотилась вся грузинская молодежь, горящая единым духом, она стала щитом и мечом Родины. Не отстали от студентов и гимназисты, они тоже сформировали роту…Одним из первых среди них был Шалва Макашвили. "Ухожу"- неожиданно заявил он членам семьи, отец-поэт благословил в путь вдруг возмужавшего сына.

"…Иди сын, исполни, что приказывает тебе сердце"…

Несмотря на сопротивление родителей, 19-летняя Маро тоже решила уйти добровольцем на фронт. Вместе с ней добровольцами ушли Кето Джапаридзе, Сусанна Гамбашидзе, Софья Чрелашвили, Натэла Эристави и другие. 17 февраля они записались в Красный Крест сестрами милосердия, и присоединились к санитарному отряду, следующему в Коджори, где грузины уже вели ожесточенные бои за независимую Грузию. 19 февраля 1921 года рядом с Маро разорвалась граната, осколок попал ей в затылок…

23 февраля 21 юнкер был похоронен в братской могиле во дворе военного храма, с ними похоронили и Маро.

----------------------------------
Вот и все…

Трагедия, вместившаяся в несколько абзацев…

Напоследок я просмотрела дневники Маро, надо было подготовить купюры для чтения в видеообращении …

"Что выше и красивей чувства любви к родине. 17 декабря (по новому стилю)".

"…За мной шли двое русских, один из них сказал, услышав грузинскую песню: "Пой, ласточка, пой, и могилу себе рой", вот последнее прощание русских. Этими словами они встретили нас. Этими словами благословили".

Дальше шли стихи, датированные 12 февраля.

Я дочитала стихи и замерла.

Еще раз перечитала их…

Не доверилась памяти и бросилась к google…

Да, действительно так, я не ошиблась:

Ставшая гимном Советской Армии, Красной Светской Армии, любимейшая песня русских, песня, которой поставили памятники в нескольких городах, о которой сняли документальные фильмы, а символ души убиенных красноармейцами молодых грузин - журавль превратился в символ красноармейцев…

Песня, которую мы слышали все детство и молодость в дни советских праздников, и песня, которой даже воздух был пронизан в великих "советах" 23 февраля, в день советской армии. 

Песня, которую по сегодняшний день поют пьяные российские солдаты. И смахивают слезы с глаз… Устраивают конкурсы под названием "Журавль".

Песня армии-убийцы Маро и ее друзей написана на стихи Маро!!!

Стихи Расула Гамзатова "Журавль" - это перевод стихов Маро Макашвили…

Советская пропаганда превосходно использовала эти стихи в политических целях - послушаем Расула Гамзатова:

"Эта песня родилась у меня в 1965 году в городе Хиросиме.

Увидев в Хиросиме проект памятника простой японской девочке с журавлем в руках, узнав ее историю, я испытал глубокое волнение, которое вылилось потом в стихи. Девочка лежала в госпитале и должна была вырезать из бумаги тысячу журавлей в надежде на выздоровление, но не успела — скончалась.

А потом, уже у памятника японской девочке с белым журавлем, я видел впечатляющее зрелище — тысячи и тысячи женщин в белой одежде. Дело в том, что в трауре японки носят белое одеяние, а не черное, как у нас. Случилось так, что когда я стоял в толпе в центре человеческого горя, в небе появились вдруг настоящие журавли. Говорили, что они прилетели из Сибири. Их стая была небольшая, и в этой стае я заметил маленький промежуток. Журавли с нашей родины в японском небе, откуда в августе 1945 года американцы сбросили атомную бомбу!

Я вылетел из Японии через Пакистан..... На всей воздушной трассе я думал о журавлях, о женщинах в белых одеяниях, о маме, о погибших двух братьях, о девяноста тысячах погибших дагестанцев, о двадцати миллионах (а теперь выясняется, что их значительно больше), не вернувшихся с войны, о погибшей девочке из Освенцима и ее маленькой кукле, о своих журавлях. О многом думал… но мысли возвращались к белым журавлям."

Если читатель считает, что я преувеличиваю значение и популярность "созданного" Гамзатовым символа - журавля, снова послушаем его:

"По мотивам песни сняты картины, воздвигнуты памятники. Их десятки — в России и на Украине, в Узбекистане и на Алтае, в горах Кавказа и в аулах Дагестана… у подножия памятников горит Вечный огонь — сердце павших, а на самой вершине журавлиного клина — душа павших. Ежегодно 22 июня, в день начала войны, 9 мая, в День Победы, 6 августа, в день атомной катастрофы в Хиросиме, люди собираются почтить память погибших.

Несколько лет назад я получил необыкновенный пакет от американских детей. В пакете были тысячи бумажных журавлей, таких же, какие не успела вырезать японская девочка. Так дети Америки выражали надежду на выздоровление нашего больного мира, больного века. Письмо американских детей и мой ответ были напечатаны в газете.

На моей родине создан фонд «Белых журавлей». Ко мне обращаются люди с предложениями об издании сборника песен в память о погибших воинах, о выпуске пластинок, плакатов, открыток.

Это дало и мне право обратиться к генеральному директору ЮНЕСКО господину Федерико Майору с предложением учредить на планете День памяти. День уважения к жизни, и если кто-то в этот день выстрелит в подобного себе, пусть соотечественники и все люди планеты накажут его своим бесконечным презрением."

Вот так….

Вроде бы, что плохого в том, что слова из сердца Маро Макашвили нашли отклик в сердцах множества людей в мире.

Так ли важна защита "авторских прав" девушки, павшей в борьбе за Родину?

И на самом ли деле является цинизмом то, что символом погибших бойцов Советской Армии стал символ душ юнкеров, убитых ими в борьбе за Родину?

Не знаю…

Прошли 9 месяцев с 25 февраля.

На днях в интернете я натолкнулась на грузинский перевод Шоты Нишнианидзе стиха Расула Гамзатова. Не знаю, поленился господин Шота перевести, или специально сделал это (надеюсь на это), но этот грузинский перевод прямо, слово в слово и есть стихи Маро Макашвили…. 

Вот, пожалуйста:

Расул Гамзатов:

“Мне кажется порою, что солдаты,
С кровавых не пришедшие полей,
Не в землю эту полегли когда-то,
А превратились в белых журавлей
Они до сей поры с времен тех дальних
Летят и подают нам голоса.
Не потому ль так часто и печально
Мы замолкаем, глядя в небеса?
Летит, летит по небу клин усталый -
Летит в тумане на исходе дня,
И в том строю есть промежуток малый -
Быть может, это место для меня!”

Далее приводится сравнение перевода этих стихов в исполнении Шоты Нишнианидзе со стихами Маро Макашвили. Они совпадают один в один.

Комментарии излишни…

Вот я и повторю сейчас вопрос, который задала в начале письма, и ответ на который в принципе налицо:

Вы знали, дамы и господа?

Разумеется, знали….

Шота Нишнианидзе обязательно и безусловно знал, и не думаю, что это могло скрыться в вашем кругу…

Когда вы дали прочесть, или сами прочли стихи Маро вашему другу Расулу Гамзатову, который чуть ли не жил в Грузии, и был обласкан вами? За каким столом? Наверное, когда произносили тост за героев, погибших за Грузию …

Не стыдно вам?

Что с Гамзатова взять - он банальный вор, плагиат, сделал карьеру на этих стихах…

Где были вы??? Почему разрешили?

P.S. Мой сын, который не жил при советах, и не имел "счастья" иметь отношения с КГБ, подозревает, что русские потому и "распиарили" эти стихи, что они были символом поражения, покорения независимой Грузии…

И вовсе не исключает вашего молчаливого согласия в этом деле.

Молодежь XXI века присмотрит за этим, господа!

Мы вернем Маро Макашвили символ ее погибших друзей - белых журавлей…

Невообразимый цинизм, не так ли господа?

Мариам (Маро) Макашвили - род. 25 августа 1902 года. скончалась 20 февраля 1921 года. Сестра милосердия. Погибла в боях с войсками советской России на подступах Тбилиси.

Маро Макашвили родилась в знатной семье. Отец, Константин Макашвили, был поэтом и одним из основателей Союза писателей Грузии. Мать, Тамар Габашвили, была дочерью писательницы Екатерины Габашвили. Она окончила грузинскую женскую гимназию и продолжила обучение в Тбилисском университете. В дни вторжения Красной армии 19-летняя студентка пошла на фронт добровольцем, записалась сестрой милосердия в Красный крест и присоединилась к санитарному отряду, направлявшемуся к Коджори. 19 февраля она была смертельно ранена осколком гранаты. Похоронена вместе с грузинскими юнкерами во дворе бывшего Александра-Невского военного собора (в настоящее время на том месте стоит бывшее здание парламента Грузии). Сохранились письма и дневники Маро Макашвили.

В ее честь Закария Палиашвили назвал главную героиню своей оперы "Даиси" именем Маро.
http://kavkasia.net/Georgia/article/1417745468.php

usahlkaro.livejournal.com


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.