Гой ты русь моя родная стих


Сергей ЕсенинГой ты, Русь моя родная (сборник)

© Есенин, С.

© ООО «Издательство АСТ»

* * *

Радуница (1916)

Русь

Микола
1
 
В шапке облачного скола,
В лапоточках, словно тень,
Ходит милостник Микола
Мимо сел и деревень.
На плечах его котомка,
Стягловица в две тесьмы,
Он идет, поет негромко
Иорданские псалмы.
Злые скорби, злое горе
Даль холодная впила;
Загораются, как зори,
В синем небе купола.
Наклонивши лик свой кроткий,
Дремлет ряд плакучих ив,
И, как шелковые четки,
Веток бисерный извив.
Ходит ласковый угодник,
Пот елейный льет с лица:
«Ой ты, лес мой, хороводник,
Прибаюкай пришлеца».
 
2
 
Заневестилася кругом
Роща елей и берез.
По кустам зеленым лугом
Льнут охлопья синих рос.
Тучка тенью расколола
Зеленистый косогор…
Умывается Микола
Белой пеной из озер.
Под березкою-невестой,
За сухим посошником,
Утирается берестой,
Словно мягким рушником.
И идет стопой неспешной
По селеньям, пустырям:
«Я, жилец страны нездешней,
Прохожу к монастырям».
Высоко стоит злотравье,
Спорынья кадит туман:
«Помолюсь схожу за здравье
Православных христиан».
 
3
 
Ходит странник по дорогам,
Где зовут его в беде,
И с земли гуторит с Богом
В белой туче-бороде.
Говорит Господь с престола,
Приоткрыв окно за рай:
«О мой верный раб, Микола,
Обойди ты русский край.
Защити там в черных бедах
Скорбью вытерзанный люд.
Помолись с ним о победах
И за нищий их уют».
Ходит странник по трактирам,
Говорит, завидя сход:
«Я пришел к вам, братья, с миром –
Исцелить печаль забот.
Ваши души к подорожью
Тянет с посохом сума.
Собирайте милость Божью
Спелой рожью в закрома».
 
4
 
Горек запах черной гари,
Осень рощи подожгла.
Собирает странник тварей,
Кормит просом с подола.
«Ой, прощайте, белы птахи,
Прячьтесь, звери, в терему.
Темный бор, – щекочут свахи, –
Сватай девицу-зиму».
«Всем есть место, всем есть логов,
Открывай, земля, им грудь!
Я – слуга давнишний Богов, –
В Божий терем правлю путь».
Звонкий мрамор белых лестниц
Протянулся в райский сад;
Словно космища кудесниц,
Звезды в яблонях висят.
На престоле светит зорче
В алых ризах кроткий Спас;
«Миколае-чудотворче,
Помолись ему за нас».
5
Кроют зори райский терем,
У окошка Божья Мать
Голубей сзывает к дверям
Рожь зернистую клевать;
«Клюйте, ангельские птицы:
Колос – жизненный полет».
Ароматней медуницы
Пахнет жней веселых пот.
Кружевами лес украшен,
Ели словно купина.
По лощинам черных пашен –
Пряжа выснежного льна.
Засучивши с рожью полы,
Пахаря трясут лузгу,
В честь угодника Миколы
Сеют рожью на снегу.
И, как по траве окосья
В вечереющий покос,
На снегу звенят колосья
Под косницами берез.
 
1915
«Пойду в скуфье смиренным иноком…»
 
Пойду в скуфье смиренным иноком
Иль белобрысым босяком –
Туда, где льется по равнинам
Березовое молоко.
Хочу концы земли измерить,
Доверясь призрачной звезде,
И в счастье ближнего поверить
В звенящей рожью борозде.
Рассвет рукой прохлады росной
Сшибает яблоки зари.
Сгребая сено на покосах,
Поют мне песни косари.
Глядя за кольца лычных прясел,
Я говорю с самим собой:
Счастлив, кто жизнь свою украсил
Бродяжной палкой и сумой.
Счастлив, кто в радости убогой,
Живя без друга и врага,
Пройдет проселочной дорогой,
Молясь на копны и стога.
 
1914–1922
Калики
 
Проходили калики деревнями,
Выпивали под окнами квасу;
У церквей пред затворами древними
Поклонялись Пречистому Спасу.
Пробиралися странники по полю,
Пели стих о сладчайшем Исусе.
Мимо клячи с поклажею топали,
Подпевали горластые гуси.
Ковыляли убогие по стаду,
Говорили страдальные речи:
«Все единому служим мы Господу,
Возлагая вериги на плечи».
Вынимали калики поспешливо
Для коров сбереженные крохи.
И кричали пастушки насмешливо:
«Девки, в пляску! Идут скоморохи!»
 
«Не ветры осыпают пущи…»
 
Не ветры осыпают пущи,
Не листопад златит холмы,
С голубизны незримой кущи
Струятся звездные псалмы.
Я вижу – в просиничном плате,
На легкокрылых облаках,
Идет возлюбленная Мати
С Пречистым Сыном на руках.
Она несет для мира снова
Распять воскресшего Христа:
«Ходи, мой сын, живи без крова,
Зорюй и полднюй у куста».
И в каждом страннике убогом
Я вызнавать пойду с тоской,
Не Помазуемый ли Богом
Стучит берестяной клюкой.
И может быть, пройду я мимо
И не замечу в тайный час,
Что в елях – крылья херувима,
А под пеньком – голодный Спас.
 
«Задымился вечер, дремлет кот на брусе…»
 
Задымился вечер, дремлет кот на брусе.
Кто-то помолился: «Господи Исусе».
Полыхают зори, курятся туманы,
Над резным окошком занавес багряный.
Вьются паутины с золотой повети.
Где-то мышь скребется в затворенной клети…
У лесной поляны – в свяслах копны хлеба,
Ели, словно копья, уперлися в небо.
Закадили дымом под росою рощи…
В сердце почивают тишина и мощи.
 
«Гой ты, Русь, моя родная…»
 
Гой ты, Русь, моя родная,
Хаты – в ризах образа…
Не видать конца и края –
Только синь сосет глаза.
Как захожий богомолец,
Я смотрю твои поля.
А у низеньких околиц
Звонно чахнут тополя.
Пахнет яблоком и медом
По церквам твой кроткий Спас.
И гудит за корогодом
На лугах веселый пляс.
Побегу по мятой стежке
На приволь зеленых лех,
Мне навстречу, как сережки,
Прозвенит девичий смех.
Если крикнет рать святая:
«Кинь ты Русь, живи в раю!»
Я скажу: «Не надо рая,
Дайте родину мою».
 
«По дороге идут богомолки…»
 
По дороге идут богомолки,
Под ногами полынь да комли.
Раздвигая щипульные колки,
На канавах звенят костыли.
Топчут лапти по полю кукольни,
Где-то ржанье и храп табуна,
И зовет их с большой колокольни
Гулкий звон, словно зык чугуна.
Отряхают старухи дулейки,
Вяжут девки косницы до пят.
Из подворья с высокой келейки
На платки их монахи глядят.
На вратах монастырские знаки;
«Упокою грядущих ко мне»,
А в саду разбрехались собаки,
Словно чуя воров на гумне.
Лижут сумерки золото солнца,
В дальних рощах аукает звон…
По тени от ветлы-веретенца
Богомолки идут на канон.
 
Поминки
 
Заслонили ветлы сиротливо
Косниками мертвые жилища.
Словно снег, белеется коливо –
На помин небесным птахам пища.
Тащат галки рис с могилок постный,
Вяжут нищие над сумками бечевки.
Причитают матери и крестны,
Голосят невесты и золовки.
По камням, над толстым слоем пыли,
Вьется хмель, запутанный и клейкий,
Длинный поп в худой епитрахили
Подбирает черные копейки.
Под черед за скромным подаяньем
Ищут странницы отпетую могилу.
И поет дьячок за поминаньем:
«Раб усопших, Господи, помилуй».
 
«Шел Господь пытать людей в любови…»
 
Шел Господь пытать людей в любови,
Выходил он нищим на кулижку.
Старый дед на пне сухом, в дуброве,
Жамкал деснами зачерствелую пышку.
Увидал дед нищего дорогой,
На тропинке, с клюшкою железной,
И подумал: «Вишь, какой убогой, –
Знать, от голода качается, болезный».
Подошел Господь, скрывая скорбь и муку:
Видно, мол, сердца их не разбудишь…
И сказал старик, протягивая руку:
«На, пожуй… маленько крепче будешь».
 
«Край любимый! Сердцу снятся…»
 
Край любимый! Сердцу снятся
Скирды солнца в водах лонных.
Я хотел бы затеряться
В зеленях твоих стозвонных.
По меже, на переметке,
Резеда и риза кашки
И вызванивают в четки
Ивы – кроткие монашки.
Курит облаком болото,
Гарь в небесном коромысле.
С тихой тайной для кого-то
Затаил я в сердце мысли.
Все встречаю, все приемлю,
Рад и счастлив душу вынуть.
Я пришел на эту землю,
Чтоб скорей ее покинуть.
 
«Я странник убогий…»
 
Я странник убогий.
С вечерней звездой
Пою я о Боге
Касаткой степной.
На шелковом блюде
Опада осин,
Послухайте, люди,
Ухлюпы трясин.
Ширком в луговины,
Целуя сосну,
Поют быстровины
Про рай и весну.
Я странник убогий,
Молюсь в синеву.
На палой дороге
Ложуся в траву.
Покоюся сладко
Меж росновых бус.
На сердце лампадка,
А в сердце Исус.
 
1915
В хате
 
Пахнет рыхлыми драченами;
У порога в дежке квас,
Над печурками точеными
Тараканы лезут в паз.
Вьется сажа над заслонкою,
В печке нитки попелиц,
А на лавке за солонкою –
Шелуха сырых яиц.
Мать с ухватами не сладится,
Нагибается низко,
Старый кот к махотке крадется
На парное молоко.
Квохчут куры беспокойные
Над оглоблями сохи,
На дворе обедню стройную
Запевают петухи.
А в окне на сени скатые,
От пугливой шумоты,
Из углов щенки кудлатые
Заползают в хомуты.
 
«Черная, потом пропахшая выть…»
 
Черная, потом пропахшая выть,
Как мне тебя не ласкать, не любить?
Выйду на озеро в синюю гать,
К сердцу вечерняя льнет благодать.
Серым веретьем стоят шалаши,
Глухо баюкают хлюпь камыши.
Красный костер окровил таганы,
В хворосте белые веки луны.
Тихо, на корточках, в пятнах зари
Слушают сказ старика косари.
Где-то вдали, на кукане реки,
Дремную песню поют рыбаки.
Оловом светится лужная голь…
Грустная песня, ты – русская боль.
 
Дед
 
Сухлым войлоком по стежкам
Разрыхлел в траве помет.
У гумен к репейным брошкам
Липнет муший хоровод.
Старый дед, согнувши спину,
Чистит вытоптанный ток
И подонную мякину
Загребает в уголок.
Щурясь к облачному глазу,
Подсекает он лопух,
Роет скрябкою по пазу
От дождей обходный круг.
Черепки в огне червонца.
Дед – как в жамковой слюде,
И играет зайчик солнца
В рыжеватой бороде.
 
«Топи да болота…»
 
Топи да болота,
Синий плат небес.
Хвойной позолотой
Вззвенивает лес.
Тенькает синица
Меж лесных кудрей,
Темным елям снится
Гомон косарей.
По лугу со скрипом
Тянется обоз –
Суховатой липой
Пахнет от колес.
Слухают ракиты
Посвист ветряной…
Край ты мой забытый,
Край ты мой родной!..
 

Маковые побаски

«Белая свитка и алый кушак…»
 
Белая свитка и алый кушак,
Рву я по грядкам зардевшийся мак.
Громко звенит за селом хоровод,
Там она, там она песни поет.
Помню, как крикнула, шитая в сруб:
«Что же, красив ты, да сердцу не люб.
Кольца кудрей твоих ветрами жжет,
Гребень мой вострый другой бережет».
Знаю, чем чужд ей и чем я не мил:
Меньше плясал я и меньше всех пил.
Кротко я с грустью стоял у стены,
Все они пели и были пьяны.
Счастье его, что в нем меньше стыда,
В шею ей лезла его борода.
Свившись с ним в жгучее пляски кольцо,
Брызнула смехом она мне в лицо.
Белая свитка и алый кушак,
Рву я по грядкам зардевшийся мак.
Маком влюбленное сердце цветет,
Только не мне она песни поет.
 
«Матушка в Купальницу по лесу ходила…»
 
Матушка в Купальницу по лесу ходила,
Босая, с подтыками, по росе бродила.
Травы ворожбиные ноги ей кололи,
Плакала родимая в купырях от боли.
Не дознамо печени судорга схватила,
Охнула кормилица, тут и породила.
Родился я с песнями в травном одеяле.
Зори меня вешние в радугу свивали.
Вырос я до зрелости, внук купальской ночи,
Сутемень колдовная счастье мне пророчит.
Только не по совести счастье наготове,
Выбираю удалью и глаза и брови.
Как снежинка белая, в просини я таю
Да к судьбе-разлучнице след свой заметаю.
 
«Зашумели над затоном тростники…»
 
Зашумели над затоном тростники.
Плачет девушка-царевна у реки.
Погадала красна девица в семик.
Расплела волна венок из повилик.
Ах, не выйти в жены девушке весной,
Запугал ее приметами лесной:
На березке пообъедена кора, –
Выживают мыши девушку с двора.
Бьются кони, грозно машут головой, –
Ой, не любит черны косы домовой.
Запах ладана от рощи ели льют,
Звонки ветры панихидную поют.
Ходит девушка по бережку грустна,
Ткет ей саван нежнопенная волна.
 
«Троицыно утро, утренний канон…»
 
Троицыно утро, утренний канон,
В роще по березкам белый перезвон.
Тянется деревня с праздничного сна,
В благовесте ветра хмельная весна.
На резных окошках ленты и кусты.
Я пойду к обедне плакать на цветы.
Пойте в чаще, птахи, я вам подпою.
Похороним вместе молодость мою.
Троицыно утро, утренний канон,
В роще по березкам белый перезвон.
 
«Заиграй, сыграй, тальяночка, малиновы меха…»
 
Заиграй, сыграй, тальяночка, малиновы меха.
Выходи встречать к околице, красотка, жениха.
Васильками сердце светится, горит в нем бирюза.
Я играю на тальяночке про синие глаза.
То не зори в струях озера свой выткали узор,
Твой платок, шитьем украшенный, мелькнул
за косогор.
Заиграй, сыграй, тальяночка, малиновы меха.
Пусть послушает красавица прибаски жениха.
 
1912
Подражанье песне
 
Ты поила коня из горстей в поводу,
Отражаясь, березы ломались в пруду.
Я смотрел из окошка на синий платок,
Кудри черные змейно трепал ветерок.
Мне хотелось в мерцании пенистых струй
С алых губ твоих с болью сорвать поцелуй.
Но с лукавой улыбкой, брызнув на меня,
Унеслася ты вскачь, удилами звеня.
В пряже солнечных дней время выткало нить…
Мимо окон тебя понесли хоронить.
И под плач панихид, под кадильный канон,
Все мне чудился тихий раскованный звон.
 
«Выткался на озере алый свет зари…»
 
Выткался на озере алый свет зари.
На бору со звонами плачут глухари.
Плачет где-то иволга, схоронясь в дупло.
Только мне не плачется – на душе светло.
Знаю, выйдешь к вечеру за кольцо дорог,
Сядем в копны свежие под соседний стог.
Зацелую допьяна, изомну, как цвет,
Хмельному от радости пересуду нет.
Ты сама под ласками сбросишь шелк фаты,
Унесу я пьяную до утра в кусты.
И пускай со звонами плачут глухари,
Есть тоска веселая в алостях зари.
 
«Туча кружево в роще связала…»
 
Туча кружево в роще связала,
Закурился пахучий туман.
Еду грязной дорогой с вокзала
Вдалеке от родимых полян.
Лес застыл без печали и шума,
Виснет темь, как платок, за сосной.
Сердце гложет плакучая дума…
Ой, не весел ты, край мой родной.
Пригорюнились девушки-ели;
И поет мой ямщик на-умяк:
«Я умру на тюремной постели,
Похоронят меня кое-как».
 
«Дымом половодье…»
 
Дымом половодье
Зализало ил.
Желтые поводья
Месяц уронил.
Еду на баркасе,
Тычусь в берега.
Церквами у прясел
Рыжие стога.
Заунывным карком
В тишину болот
Черная глухарка
К всенощной зовет.
Роща синим мраком
Кроет голытьбу…
Помолюсь украдкой
За твою судьбу.
 
Девичник
 
Я надену красное монисто,
Сарафан запетлю синей рюшкой.
Позовите, девки, гармониста,
Попрощайтесь с ласковой подружкой.
Мой жених, угрюмый и ревнивый,
Не велит заглядывать на парней.
Буду петь я птахой сиротливой,
Вы ж пляшите дробней и угарней.
Как печальны девичьи потери,
Грустно жить оплаканной невесте.
Уведет жених меня за двери,
Будет спрашивать о девической чести.
Ах, подружки, стыдно и неловко:
Сердце робкое охватывает стужа.
Тяжело беседовать с золовкой,
Лучше жить несчастной, да без мужа.
 
«Сыплет черемуха снегом…»
 
Сыплет черемуха снегом,
Зелень в цвету и росе,
В поле, склоняясь к побегам,
Ходят грачи в полосе.
Никнут шелковые травы,
Пахнет смолистой сосной.
Ой вы, луга и дубравы, –
Я одурманен весной.
Радугой тайные вести
Светятся в душу мою.
Думаю я о невесте,
Только о ней лишь пою.
Сыпь ты, черемуха, снегом,
Пойте вы, птахи, в лесу.
По полю зыбистым бегом
Пеной я цвет разнесу.
 
«По селу тропинкой кривенькой…»
 
По селу тропинкой кривенькой
В летний вечер голубой
Рекрута ходили с ливенкой
Разухабистой гурьбой.
Распевали про любимые
Да последние деньки:
«Ты прощай, село родимое,
Темна роща и пеньки».
Зори пенились и таяли.
Все кричали, пяча грудь:
«До рекрутства горе маяли,
А теперь пора гульнуть».
Размахнув кудрями русыми,
В пляс пускались весело.
Девки брякали им бусами,
Зазывали за село.
Выходили парни бравые
За гуменные плетни,
А девчоночки лукавые
Убегали, – догони!
Над зелеными пригорками
Развевалися платки.
По полям, бредя с кошелками,
Улыбались старики.
По кустам, в траве над лыками,
Под пугливый возглас сов,
Им смеялась роща зыками
С переливом голосов.
По селу тропинкой кривенькой,
Ободравшись о пеньки,
Рекрута играли в ливенку
Про оста́льние деньки.
 
«Край ты мой заброшенный…»
 
Край ты мой заброшенный,
Край ты мой, пустырь.
Сенокос некошеный,
Лес да монастырь.
Избы забоченились,
А и всех-то пять.
Крыши их запенились
В заревую гать.
Под соломой-ризою
Выструги стропил,
Ветер плесень сизую
Солнцем окропил.
В окна бьют без промаха
Вороны крылом,
Как метель, черемуха
Машет рукавом.
Уж не сказ ли в прутнике
Жисть твоя и быль,
Что под вечер путнику
Нашептал ковыль?
 
«Я – пастух; мои палаты…»
 
Я – пастух; мои палаты –
Межи зыбистых полей,
По горам зеленым – скаты
С гарком гулких дупелей.
Вяжут кружево над лесом
В желтой пене облака.
В тихой дреме под навесом
Слышу шепот сосняка.
Светят зелено в сутёмы
Под росою тополя.
Я – пастух; мои хоромы –
В мягкой зелени поля.
Говорят со мной коровы
На кивливом языке,
Духовитые дубровы
Кличут ветками к реке.
Позабыв людское горе,
Сплю на вырублях сучья.
Я молюсь на алы зори,
Причащаюсь у ручья.
 
«На плетнях висят баранки…»
 
На плетнях висят баранки,
Хлебной брагой льет теплынь.
Солнца струганные дранки
Загораживают синь.
Балаганы, пни и колья,
Карусельный пересвист.
От вихлистого приволья
Гнутся травы, мнется лист,
Дробь копыт и хрип торговок,
Пьяный пах медовых сот.
Берегись, коли не ловок:
Вихорь пылью разметет.
За лещужною сурьмою –
Бабий крик, как поутру.
Не твоя ли шаль с каймою
Зеленеет на ветру?
Ой, удал и многосказен
Лад веселый на пыжну.
Запевай, как Стенька Разин
Утопил свою княжну.
Ты ли, Русь, тропой-дорогой
Разметала ал наряд?
Не суди молитвой строгой
Напоенный сердцем взгляд.
 
«Сторона ль моя, сторонка…»
 
Сторона ль моя, сторонка,
Горевая полоса.
Только лес, да посолонка,
Да заречная коса…
Чахнет старая церквушка,
В облака закинув крест.
И забольная кукушка
Не летит с печальных мест.
По тебе ль, моей сторонке,
В половодье каждый год
С подожочка и котомки
Богомольный льется пот.
Лица пыльны, загорелы,
Веки выглодала даль,
И впилась в худое тело
Спаса кроткого печаль.
 
1914
«На лазоревые ткани…»
 
На лазоревые ткани
Пролил пальцы багрянец.
В темной роще, по поляне,
Плачет смехом бубенец.
Затуманились лощины,
Серебром покрылся мох.
Через прясла и овины
Кажет месяц белый рог.
По дороге лихо, бойко,
Развевая пенный пот,
Скачет бешеная тройка
На поселок в хоровод.
Смотрят девушки лукаво
На красавца сквозь плетень.
Парень бравый, кучерявый
Ломит шапку набекрень.
Ярче розовой рубахи
Зори вешние горят.
Позолоченные бляхи
С бубенцами говорят.
 
«Чую радуницу Божью…»
 
Чую радуницу Божью –
Не напрасно я живу,
Поклоняюсь придорожью,
Припадаю на траву.
Между сосен, между елок,
Меж берез кудрявых бус,
Под венком, в кольце иголок,
Мне мерещится Исус.
Он зовет меня в дубровы,
Как во царствие небес,
И горит в парче лиловой
Облаками крытый лес.
Голубиный дух от Бога,
Словно огненный язык,
Завладел моей дорогой,
Заглушил мой слабый крик.
Льется пламя в бездну зренья,
В сердце радость детских снов,
Я поверил от рожденья
В Богородицын покров.
 

Голубень (1918)

Голубень

Октоих

Гласом моим

 

 

Пожру Тя, Господи.

Ц. О.

1
 
О родина, счастливый
И неисходный час!
Нет лучше, нет красивей
Твоих коровьих глаз.
Тебе, твоим туманам
И овцам на полях,
Несу, как сноп овсяный,
Я солнце на руках.
Святись преполовеньем
И Рождеством святись,
Чтоб жаждущие бдения
Извечьем напились.
Плечьми трясем мы небо,
Руками зыбим мрак
И в тощий колос хлеба
Вдыхаем звездный злак.
О Русь, о степь и ветры,
И ты, мой отчий дом!
На золотой повети
Гнездится вешний гром.
Овсом мы кормим бурю,
Молитвой поим дол,
И пашню голубую
Нам пашет разум-вол,
И ни единый камень,
Через пращу и лук,
Не подобьет над нами
Подъятье Божьих рук.
 
2
 
«О Дево
Мария! –
Поют небеса. –
На нивы златые
Пролей волоса.
Омой наши лица
Рукою земли.
С за-гор вереницей
Плывут корабли.
В них души усопших
И память веков.
О горе, кто ропщет,
Не снявши оков!
Кричащему в мраке
И бьющему лбом
Под тайные знаки
Мы врат не сомкнем.
Но сгибни, кто вышел
И узрел лишь миг!
Мы облачной крышей
Придавим слепых».
 
3
 
О Боже, Боже,
Ты ль
Качаешь землю в снах?
Созвездий светит пыль
На наших волосах.
Шумит небесный кедр
Через туман и ров,
И на долину бед
Спадают шишки слов.
Поют они о днях
Иных земель и вод,
Где на тугих ветвях
Кусал их лунный рот.
И шепчут про кусты
Непроходимых рощ,
Где пляшет, сняв порты,
Златоколенный дождь.
 
4
 
Осанна в вышних!
Холмы поют про рай.
И в том раю я вижу
Тебя, мой отчий край.
Под Маврикийским дубом
Сидит мой рыжий дед,
И светит его шуба
Горохом частых звезд.
И та кошачья шапка,
Что в праздник он носил,
Глядит, как месяц, зябко
На снег родных могил.
С холмов кричу я деду:
«О отче, отзовись…»
Но тихо дремлют кедры,
Обвесив сучья вниз.
Не долетает голос
В его далекий брег…
Но чу! Звенит, как колос,
С земли растущий снег:
«Восстань, прозри и вижди!
Неосказуем рок.
Кто все живит и зиждет –
Тот знает час и срок.
Вострубят Божьи клики
Огнем и бурей труб,
И облак желтоклыкий
Прокусит млечный пуп.
И вывалится чрево
Испепелить бразды…
Но тот, кто мыслил Девой,
Взойдет в корабль звезды».
 
Август 1917
«За темной прядью перелесиц…»
 
За темной прядью перелесиц,
В неколебимой синеве,
Ягненочек кудрявый – месяц
Гуляет в голубой траве.
В затихшем озере с осокой
Бодаются его рога, –
И кажется с тропы далекой –
Вода качает берега.
А степь под пологом зеленым
Кадит черемуховый дым
И за долинами по склонам
Свивает полымя над ним.
О сторона ковыльной пущи,
Ты сердцу ровностью близка,
Но и в твоей таится гуще
Солончаковая тоска.
И ты, как я, в печальной требе,
Забыв, кто друг тебе и враг,
О розовом тоскуешь небе
И голубиных облаках.
Но и тебе из синей шири
Пугливо кажет темнота
И кандалы твоей Сибири,
И горб Уральского хребта.
 
1916
«В том краю, где желтая крапива…»
 
В том краю, где желтая крапива
И сухой плетень,
Приютились к вербам сиротливо
Избы деревень.
Там в полях, за синей гущей лога,
В зелени озер,
Пролегла песчаная дорога
До сибирских гор.
Затерялась Русь в Мордве и Чуди,
Нипочем ей страх.
И идут по той дороге люди,
Люди в кандалах.
Все они убийцы или воры,
Как судил им рок.
Полюбил я грустные их взоры
С впадинами щек.
Много зла от радости в убийцах,
Их сердца просты,
Но кривятся в почернелых лицах
Голубые рты.
Я одну мечту, скрывая, нежу,
Что я сердцем чист.
Но и я кого-нибудь зарежу
Под осенний свист.
И меня по ветряному свею,
По тому ль песку,
Поведут с веревкою на шее
Полюбить тоску.
И когда с улыбкой мимоходом
Распрямлю я грудь,
Языком залижет непогода
Прожитой мой путь.
 

fictionbook.ru

Анализ стихотворения «Гой ты, Русь, моя родная» Есенина

Не смотря на то, что стихотворение «Гой ты, Русь, моя родная!» относится к раннему творчеству Есенина, оно поражает оригинальными образами родной земли, безграничной любовью к ней. Школьники изучают его в 10 классе. Предлагаем ознакомиться с кратким анализом «Гой ты, Русь, моя родная!» по плану.

Краткий анализ

Перед прочтением данного анализа рекомендуем ознакомиться со стихотворением Гой ты, Русь моя родная.

История создания – стихотворение было написано в 1914 году, а опубликовано в 1916 в сборнике «Радуница».

Тема стихотворения – русские просторы, искренняя любовь к родине.

Композиция – Анализируемый стих – целостный монолог лирического героя, в котором гармонично сплетаются описания народного быта и необъятных прекрасных просторов. Он состоит из пяти катренов, каждый из которых продолжает предыдущий по смыслу.

Жанр – эллегия.

Стихотворный размер – четырехстопный хорей, рифмовка перекрестная АВАВ.

Метафоры«синь сосет глаза», «звонко чахнут тополя», «прозвенит девичий смех».

Эпитеты«Русь родная», «низенькие околицы», «кроткий Спас», «веселый пляс».

Сравнения«как захожий богомолец, я смотрю твои поля», «… как сережки прозвенит девичий смех».

История создания

История создания анализируемого стихотворения тесно связана с жизненными обстоятельствами С. Есенина. Из-под пера молодого поэта оно вышло в 1914 году, когда он переехал в Москву. Напряженные отношения с отцом, который считал, что труд писателя не лучший способ обеспечивать себя, первая серьезная любовь, выбор межу учебой и службой. Все эти переживания стали толчком для написания стиха.

Когда поэт начинал тосковать по спокойной жизни в селе, он обращался к деревенской тематике. В раннем периоде его творчества этот пласт занимает заметное место.

Тема

В анализируемом стихотворении поэт раскрывает вечную тему любви к Родине. В контексте нее развивается и идея о том, что родные просторы дороже рая. Произведение написано от первого лица, что намекает на его автобиографическую основу, максимально приближает читателя к лирическому герою и автору.

Лирический герой наслаждается видом, который открывается его глазам в деревнях. Первое, что он замечает – образа в ризах. Это не просто неотъемлемый элемент русского интерьера, а деталь, которая указывает на огромное значение религии для русского человека. Герой восхищается бескрайними просторами, наслаждается их синью.

Рассматривая пейзажи, мужчина чувствует в сердце такую же торжественность и умиротворенность, как во время пребывания в церкви, поэтому себя он сравнивает с богомольцем. В третьем и четвертом куплетах автор изображает луг, зеленое приволье, но и здесь он находит место религиозной составляющей. Лирический герой ощущает запах Спаса, в котором смешались ароматы яблок и меда. Спас он не зря называет кротким, намекая на трепетное отношение людей к вере. В изображении природы особое внимание обращается на звуки: смех и гул веселого пляса. Это все наполняет сердце радостью.

В последней строфе лирический герой достигает пика своих эмоций. Он признается Родине в любви, позволяя себе сравнить ее с раем.

Композиция

Стихотворение невозможно разделить на части по смыслу, так как все эмоции и переживания тесно сплетаются в целостный монолог лирического героя. Только последняя строфа выделяется на фоне предыдущих: автор отходит от пейзажных зарисовок и дает волю эмоциям. Формальная организация такая же простая, как и смысловая. Стихотворение состоит из пяти катренов.

Жанр

Жанр произведения – элегия, так как в нем нет сюжета. Анализируемый стих имеет ярко выраженный созерцательный характер и наполнен пейзажными зарисовками. Стихотворный размер – четырехстопный хорей. С. Есенин использует перекрестную рифмовку АВАВ, мужские и женские рифмы.

Средства выразительности

В произведении поэт использует средства выразительности. При помощи них он создает панорамную картину родного края, выражает эмоции, которые переполняют лирического героя. Также языковые средства помогают Есенину лаконично отобразить особенности русской культуры.

В тексте часто встречаются метафоры: «синь сосет глаза», «звонко чахнут тополя», «гудит за корогодом на лугах веселый пляс», «прозвенит девичий смех». Воспроизведенные картины дополняются эпитетами «кроткий Спас», «веселый пляс», «девичий смех» и сравнениями: «как захожий богомолец, я смотрю твои поля», «как сережки прозвучит девичий смех».

Тропы, использованные в тексте, поражают соединением простоты и глубокого смысла. Несколькими словами поэт может рассказать то, на что другие выделяют целые абзацы. Переживания лирического героя подчеркиваются при помощи интонации, поэтому в тексте есть оборванное и восклицательное предложения. В последней строфе поэт использует аллитерацию, нанизывая слова с согласным «р», он подтверждает, что его слова не мгновенное восклицание, рожденное сиюминутными эмоциями, а обдуманное решение.

Тест по стихотворению

Рейтинг анализа

Средняя оценка: 4.5. Всего получено оценок: 87.

obrazovaka.ru

"Гой, ты Русь моя родная"

Меню статьи:

Сергей Александрович Есенин – выдающийся русский поэт, проживший не слишком долгую жизнь. В 1914 году – в начале Первой мировой войны – мир увидело стихотворение «Гой ты, Русь, моя родная». Этот период для молодого писателя особенно многозначительный. После сельской спокойной размеренной жизни, переезд в Москву решительно меняет не только образ жизни, а и сильно воздействует на мировосприятие, так сказать духовное созревание начинающего писателя. Революционно настроенная Москва просто кипела политическими идеями и предчувствиями начала военных действий. Есенину хотелось учиться и писать стихи, но приходилось зарабатывать себе жизнь совершенно неинтересной для него работой. Однако все превратности жизни поэт превращает в стихи.

Образы есенинских стихотворений

Лирические стихи Есенина пронизаны особенными образами природы, родины и веры. Простым людям очень близко то, о чем пишет молодой поэт. Вечные ценности – семейный очаг, дающая жизнь природа, согревающая душу православная вера. Правительство ни Российской Империи, ни революционной России никогда не могло дать простым людям стабильность. Поэтому талант Есенина создавать яркие образы такого родного родительского дома, бескрайних просторов окружающей природы и древних традиций, для большинства российских людей были единственными стабильными и нерушимым жизненными ценностями. Именно поэтому стихи Есенина так быстро полюбили простые люди. Большая часть поэзии слишком сложная для восприятия, поэтому множество критиков и публицистов расхваливают того или иного поэта приписывая ему сомнительные таланты и достижения. С творчеством Есенина все иначе. Его душевные лирические произведения очень быстро превращались народом в песни и баллады, которые согревают душу до сих пор.

Гой ты, Русь, моя родная,
Хаты — в ризах образа…
Не видать конца и края –
Только синь сосет глаза.

Один из главных образов стихотворения – природа и родная земля

Есенин вырос в сельской местности, поэтому шумная Москва утомляет поэта. В этих строках всплывает образ бескрайних просторов родной страны. Хочется вырваться с застроенной и грязной Москвы туда, где словно иконостас в деревенской церкви стоит отчий дом, где такие родные сердцу просторы не имеют границ, где все вокруг наполнено любовью и заботой. Он словно оглядывается назад, в беззаботное босоногое детство, где все вокруг кажется таким большим и значительным.

В следующих строках поэт словно пытается взглянуть на родные ландшафты со стороны:

Как захожий богомолец,
Я смотрю твои поля.
А у низеньких околиц
Звонно чахнут тополя.

Есенин написал много лирических стихов и поэм, однако он вовсе не был идеалистом, как может показаться сначала. Он много путешествовал и по родной стране и за ее пределами. Поэтому Есенин прекрасно понимал, как далека от совершенства его родина.

Особенно часто он обращает внимание читателя на упадок и запустение в сельской местности. Но эта критика облечена невероятными образами. В ней нет злобы или порицания. Поэт подчеркивает, что любит родную землю вот такой, какая она есть – далекой от совершенства. Он как бы замечает, что экономические проблемы есть, но главное в жизни другое.

Пахнет яблоком и медом
По церквам твой кроткий Спас.
И гудит за корогодом
На лугах веселый пляс.

Какой же предстает Россия на страницах стихов Есенина

Главное – это вековые традиции православной Руси. Главное – это духовность и трудолюбие российского народа. Главное – это поля, луга и леса, которые дают жизнь людям живущим здесь. Нет ничего прекрасней воздуха напоенного ароматами яблок и меда, свежескошенной луговой травы или свежеиспеченного хлеба. Убогость крестьянского быта конечно плохо, но уважение к вековым традициям предков, умение радоваться малому и ценить то, что есть, помогут сохранить для будущих поколений духовную красоту русского народа.

Есенин написал это лирическое произведение в преддверии начала Первой мировой войны. Тема любви к отчизне, мотив патриотизма, и особенно уважение к древним православным традициям в то время не пользовалась популярностью. Наступала новая эра в литературе.

Появилось много модных авангардных направлений, как в литературе так и в искусстве. Поэтому лирический стих Есенина, вызвал неоднозначные отзывы. Критики называли его творчество простонародным и слишком наивным.

Побегу по мятой стежке
На приволь зеленых лех,
Мне навстречу, как сережки,
Прозвенит девичий смех.

Отличительные характеристики Есенинской лирики

Сила и глубина лирики Есенина состоит в том, что безграничное чувство любви к родине поэт выражает не риторично и отвлеченно, а конкретно, в зримых материальных образах, через изображение родного пейзажа. Читая эти строки, в воображение создается образ мятой тропинки и ее запах вытоптанной травы, свежесть зеленых лугов вокруг, шуршание листвы на деревьях, словно девичий смех. Есенин сумел выразить многообразную палитру своих чувств к России всего несколькими строками.

Если крикнет рать святая:
«Кинь ты Русь, живи в раю!»
Я скажу: «Не надо рая,
Дайте родину мою».

В финале стихотворения поэт особо подчеркивает, что самое милое место, где ему хотелось бы жить – это исключительно Россия. Несмотря на все недостатки российской глубинки – неустроенность быта, пьянство, коррупцию вельмож, нищенское существование народа – поэт любит свою землю такой какая она есть.

Никакие сокровища, даже рай, не смогут заменить родину. Любовь поэта гораздо выше экономической неблагоустроенности. Духовная привязанность к своему народу, своей земле, давала поэту вдохновение писать стихи, жить полной мерой. Только чистота родной природы может излечить больную душу, дать силы жить и творить. Есенин это чувствовал, поэтому его творчество так сильно переплетено с любовью к родной земле.

Характеристика жанра и средств выразительности стихотворения

Есенин написал анализируемое нами в этой статье произведение в жанре элегии. На самом деле, поэту было свойственно жанровое новаторство, но здесь Есенин выступил классиком. Само название «элегия» произошло от древнегреческого языка. Обычно слово «элегия» переводят как «жалобная песнь».

Дорогие читатели! Предлагаем ознакомиться со стихотворением Сергея Есенина “Письмо к женщине”, описывающее момент расставания влюбленных.

То есть это жанр лирики, стихотворное произведение, для которого характерно грустное, печальное настроение, меланхолические раздумывания. Также для элегии характерно отсутствие сюжетности, это скорее эмоции, настроения, чувства рассказчика, которые приводятся в виде монолога. В элегии читатель больше наслаждается красотой поэтических строф, чем рациональным смыслом. Всего произведение Есенина насчитывает пять катренов.

Есенин – поэт, щедрый на украшения для своих поэтических текстов. Например, в стихе «Гой ты, Русь, моя родная» писатель использует эпитеты, метафоры, а также сравнения. Образ, которые вырисовывается перед глазами читателя, напоминает панораму России, бескрайних степей, внезапно появляющихся лесов. С помощью образов природы поэту удается художественно отобразить своеобразие русских.

При этом, Есенин не стремится усложнить, утяжелить стихотворение тропами. Наоборот, все эти литературные, риторические украшения отличаются легкостью и простотой. Большое значение в данном контексте приобретают интонации: к примеру, стих изобилует значительным количеством восклицаний, а также фрагментарных, оборванных, незаконченных предложений. Последняя строфа произведения – пример удачного применения аллитерации: поэт приводит ряд слов, акцентируя внимание на согласный звук «р». Читатель понимает, что такой прием – результат взвешенного решения автора, а не внезапного творческого порыва.

r-book.club

Анализ стихотворения Есенина Гой ты русь моя родная

Есенин в своем стихотворении описывает красивую землю, родной край. Стихотворение описывают с разных сторон, в нем можно рассмотреть разные литературные темы которые использовал автор.

Поэт описывает Русь святой землей, которая имеет бескрайние поля и земли. Здесь празднуют святые праздники, чувствуется духовность и приближение с Богом. Поэт обращается к матушке Земли как к родной. В произведении чувствуется боль, она отходит от родной Земли. Пройдя под небом и вдыхая ветер, автор передает тоску. Есенин в собственной версификации постоянно применял писательские способы, которые делали её простой и незабываемой.

Первое что можно увидеть - это одушевление. Оно проявляется призывом стихотворца к Руси. Кроме того данный метод применен по взаимоотношению к пляскам. Есенин использует цвет опись. Небеса автор описывает голубыми и бескрайними. Взгляд утопает в их синеве. Луга – кажутся малахитовыми. Также насыщенный желтый цвет можно увидеть в солнце, меде и церковных куполах.

Он использует глаголы, для того чтобы читатели передвигались совместно с ним, и его сюжетом. Также в его тексте много метафор и эпитетов. Крестьян описывает как умный и правильный народ, который чтит многие традиции родного края. Эти люди умеют добиваться своей цели, это те люди, у которых есть самое большое в мире богатство, это их природа. Деревня имеет духовность чистоты, она еще не затронута цивилизацией. Этот народ еще защищает свои Земли и то, что им дал Бог. В этом и вся суть. Поэту это нравиться и он хочет защитить людей от риска цивилизации.

«Не надо рая, дайте родину мою» - эта строчка завершает стихотворение, и дает понять всю суть безмерного счастья человека. Что для человека может быть лучше, чем родная земля и матушка природа. Золотые горы и любые сокровища никогда не заменят цену жизни. Вот поэтому автор и колеблется все стихотворение.

Анализ стихотворения Гой ты русь моя родная Есенина

Есенин - поэт деревни и русской природы. Для него эти два понятия святы. Он восхищается ими. Его стихотворения необходимо читать вслух, для себя, чувствуя каждую нотку, которую поэт отпускает со струн своей души, влюбляясь в столь дорогую часть Родины - природу.

С первых строк стихотворения "Гой ты, Русь, моя родная..." Сергей Александрович говорит о привязанности к бескрайней Родине, деревне с хатами, образам, иконам, в красном углу избы, о синеве, которая приковывает голубоглазый взгляд юного поэта к бесконечному небесному простору, рукавам синих рек и озёр, васильками и колокольчикам. Не случайно синий считается любимым его цветом, олицетворяющим свободу, душевную чистоту, умиротворение.

Вторая же строфа замаскированно поднимает проблему города и деревни. Ведь к началу XX века в России началось массовое переселение деревенских людей в города, на заработки. И Есенин приезжает из Москвы. Теперь его действительно беспокоит то, что на малую родину приходит он как захожий богомолец. Он лишь печально смотрит на простор засеянных полей и наблюдает за тем, как чахнут тополя, звеня, напоминая автору о безмятежном деревенском детстве. Околицы же верно стоят под наклоном, ведь некому их починить, заново справить.

Третья строфа вновь даёт прочувствовать прелесть конца деревенского лета. Поспевают яблоки, мед готов к сбору, крестьяне идут в церкви на освещение плодов земных, к августовским праздникам. А девицы и молодцы в корогодах пляшут и радуются.

Дальше поэт предлагает забыть про все городское и бежать по мягкой стежке. На приволье бежать! А смех девушек он сравнивает с серёжками берёз, которые для него милее всего на свете!

В последних и самых главных строках Сергей Есенин признается в вечной верности своей Родине. Он возвышает Русь над раем. Превозносит ее тем самым до небес.

Стихотворение создаёт воодушевляющие настроение, заставляющее захотеть отправиться туда, где бескрайняя синева застывает в глазах, где можно убежать и скрыться от городской суеты, полюбить ту деревню, которой дорожит Есенин, вдохнуть полной грудью пьянящий запах спелых яблок и меда. Здесь нет побуждения к действию, осуждения или презрение, но только потрясающе красивое описание непреложных, вечных своих ценностей: Родины, деревни, природы, чистоты души.

9 класс история создания, кратко по плану

Картинка к стихотворению Гой ты русь моя родная

Популярные темы анализов

  • Анализ стихотворения Блока О весна без конца и без краю

    Александр Александрович Блок - замечательный поэт, удивительный человек, с тонкой и чувствующей душой. Каждое его произведение пронизано эмоциями, чувствами, глубоким смыслом. Сегодня более подробно хочется поговорить о произведении

  • Анализ стихотворения Анненского Смычок и струны

    И.Ф. Анненский был ярким представителем символистов. Данное направление пользовалось популярностью на рубеже XIX и XX веков. Работы И.Ф. Анненского, черпавшего свое вдохновение в творчестве французских символистов,

  • Анализ стихотворения Жуковского Вечер

    На ранних этапах своего творчества В.А. Жуковский, считающийся одним из родоначальников русского романтизма, занимался переводом произведений английских и немецких поэтов. Стихотворение «Вечер», увидевшее свет в 1806 г, было

  • Анализ стихотворения Есенина Пугачев

    В данном элементе творчества писателя рассказывается история восстания при Екатерине Великой, недовольства казаков и того, что повториться через много лет, при большевистской революции.

  • Анализ стихотворения Цветаевой Вот опять окно

    Небольшое лирическое стихотворение «Вот опять окно...» написано Мариной Цветаевой в начале XX века. Впервые оно было опубликовано в 1916 году в сборнике стихов Цветаевой под называнием «Бессонница». Оно открывает читателю сердечные

analiz-stihov.ru

Анализ «Гой ты, Русь, моя родная», Есенин С. А.

Тема родины – одна из популярных у писателей и поэтов. Каждый из них по-своему изображает свои края и выражает чувства к ним.

В этой статье мы проведем анализ «Гой ты, Русь, моя родная». Есенин посвятил это стихотворение родным краям. Впрочем, как и многие свои произведения.

Жизнь и творчество С. А. Есенина

Прежде чем начать рассматривать стихотворение, мы ознакомимся с некоторыми биографическими данными и творчеством поэта.

Есенин был родом из села Константиново Рязанской губернии. Его с детства окружала природа. Он восхищался и вдохновлялся ею. Его первые стихотворения были посвящены именно ей.

Уехав из родного села в шумный город Москву, Есенин тосковал по родным местам. Там он был простым пареньком, который наслаждался окружающим миром. То, как поэт изображает свои края, нам покажет анализ стихотворения С. Есенина «Гой ты, Русь, моя родная».

1914 – год его написания. К этому времени поэт уже 2 года живет в столице и тоскует по родному селу.

Содержание стихотворения «Гой ты, Русь, моя родная»

Произведение начинается с обращения поэта. Оно направлено родной Руси. Он изображает ее с хатами, которые облачены образами. Русь бескрайняя, с синим небом, в котором тонут глаза. Автор смотрит на поля, словно «захожий богомолец». Вокруг изгородей шумят тополя.

Во время Спаса пахнет медом и яблоками. На лугах весело водят хоровод и пляшут. Поэт пишет, что он побежит по мятой тропинке между зелеными лугами и услышит девичий смех.

Он говорит, что даже если его позовут в рай, но он должен будет покинуть эти края, то он откажется. Только Родина нужна поэту.

Красочно описывает свои края Есенин («Гой ты, Русь, моя родная»). Анализ, который будет приведен далее, покажет нам с различных сторон это произведение. Мы рассмотрим литературные приемы, которые использовал автор для создания своего детища.

Анализ стихотворения С. Есенина «Гой ты, Русь, моя родная»

Родина, которую изобразил поэт, показана святой. В ее домах стоят иконы (образа). Сам поэт чувствует себя в ней «захожим богомольцем». Празднуется Спас в церквях. Все это показывает духовность Руси.

Родина, словно живая, и поэт обращается к ней, как к близкому человеку.

Чувство грусти выявляется в этой лирике. Поэт тоскует по родным местам, он всего лишь «захожий», странник. Его засасывает синее небо, манит мятая тропинка. Как четко назвал стихотворение Есенин – «Гой ты, Русь, моя родная»! Анализ этого произведения возвращает нас в детство и юность, когда на душе было светло. Это стихотворение – ностальгия по родному краю.

Чтобы передать всю духовность, красоту, тоску, автор использует различные выразительные средства. Какие именно, мы рассмотрим далее и на этом завершим анализ «Гой ты, Русь, моя родная». Есенин в своей поэзии всегда использовал литературные приемы, которые делали ее неповторимой.

Выразительные средства в произведении

Первый прием, который мы встречаем в стихотворении, – это олицетворение. Оно выражается обращением поэта к Руси. Также этот прием использован по отношению к плясу (танцам), который гудит.

Поэт применяет цветопись. Небо изображает настолько синим, что глаза в них тонут. Луга – зелеными. Также можно отметить золотой цвет, который представляется читателю, когда он встречает строки об образах, меде, церквях.

Есенин активно применяет метафоры – веселый пляс, чахнут тополя, а также эпитеты – захожий, низенький, кроткий, мятый, зеленый.

Что показывает нам анализ «Гой ты, Русь, моя родная»? Есенин активно использует определения, чтобы передать свою характеристику Родины.

Он применяет глаголы, чтобы читатели двигались вместе с ним, его сюжетом. Сначала он осматривает родную землю, потом бежит по тропинке и слышит смех девушек.

Заключение

Как много показал нам анализ «Гой ты, Русь, моя родная». Есенин – преданный поклонник, патриот своего родного края. Его Русь – это Константиново, в котором он провел свои счастливые, безмятежные годы. Именно сельские пейзажи, уклад жизни привлекают Есенина. Он тоскует по ним, находясь в Москве.

Чем привлекают его родные края? Духовностью, красотой, простотой. Всем тем, чего он не встретил в столице.

Для выражения своих чувств автор воспользовался различными приемами: олицетворением, метафорой, эпитетом, применил цветопись. Все эти литературные инструменты сумели нарисовать в глазах читателей ту Русь, которую хотел изобразить поэт – с ее хатами, иконами, маленькими изгородями, церквями, бескрайним небом, полями, хороводами. Сущность Родины для поэта в ее духовной красоте, близости с природой.

Родные края вдохновляли Есенина всю его творческую жизнь. Они сподвигли его к поэзии, стихотворения о них помогли ему войти в литературный круг. Конечно же, тематика произведений Есенина не ограничивается одним лишь признанием в любви к Родине и ее описанием. Однако эти мотивы звучат во многих его ранних стихотворениях.

fb.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.