Гиляровского стихи


Владимир Гиляровский — стихи. Читать стихотворения Владимира Гиляровского

Мы ответили на самые популярные вопросы — проверьте, может быть, ответили и на ваш?

  • Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день
  • Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»
  • Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?
  • Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?
  • Как предложить событие в «Афишу» портала?
  • Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день

Мы используем на портале файлы cookie, чтобы помнить о ваших посещениях. Если файлы cookie удалены, предложение о подписке всплывает повторно. Откройте настройки браузера и убедитесь, что в пункте «Удаление файлов cookie» нет отметки «Удалять при каждом выходе из браузера».

Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»

Подпишитесь на нашу рассылку и каждую неделю получайте обзор самых интересных материалов, специальные проекты портала, культурную афишу на выходные, ответы на вопросы о культуре и искусстве и многое другое. Пуш-уведомления оперативно оповестят о новых публикациях на портале, чтобы вы могли прочитать их первыми.

Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?

Если вы планируете провести прямую трансляцию экскурсии, лекции или мастер-класса, заполните заявку по нашим рекомендациям. Мы включим ваше мероприятие в афишу раздела «Культурный стриминг», оповестим подписчиков и аудиторию в социальных сетях. Для того чтобы организовать качественную трансляцию, ознакомьтесь с нашими методическими рекомендациями. Подробнее о проекте «Культурный стриминг» можно прочитать в специальном разделе.

Электронная почта проекта: [email protected]

Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?

Вы можете добавить учреждение на портал с помощью системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши места и мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После проверки модератором информация об учреждении появится на портале «Культура.РФ».

Как предложить событие в «Афишу» портала?

В разделе «Афиша» новые события автоматически выгружаются из системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После подтверждения модераторами анонс события появится в разделе «Афиша» на портале «Культура.РФ».

Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Если вы нашли ошибку в публикации, выделите ее и воспользуйтесь комбинацией клавиш Ctrl+Enter. Также сообщить о неточности можно с помощью формы обратной связи в нижней части каждой страницы. Мы разберемся в ситуации, все исправим и ответим вам письмом.

Если вопросы остались — напишите нам.

www.culture.ru

Стихи о родине Владимира Гиляровского

Мы ответили на самые популярные вопросы — проверьте, может быть, ответили и на ваш?

  • Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день
  • Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»
  • Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?
  • Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?
  • Как предложить событие в «Афишу» портала?
  • Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день

Мы используем на портале файлы cookie, чтобы помнить о ваших посещениях. Если файлы cookie удалены, предложение о подписке всплывает повторно. Откройте настройки браузера и убедитесь, что в пункте «Удаление файлов cookie» нет отметки «Удалять при каждом выходе из браузера».

Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»

Подпишитесь на нашу рассылку и каждую неделю получайте обзор самых интересных материалов, специальные проекты портала, культурную афишу на выходные, ответы на вопросы о культуре и искусстве и многое другое. Пуш-уведомления оперативно оповестят о новых публикациях на портале, чтобы вы могли прочитать их первыми.

Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?

Если вы планируете провести прямую трансляцию экскурсии, лекции или мастер-класса, заполните заявку по нашим рекомендациям. Мы включим ваше мероприятие в афишу раздела «Культурный стриминг», оповестим подписчиков и аудиторию в социальных сетях. Для того чтобы организовать качественную трансляцию, ознакомьтесь с нашими методическими рекомендациями. Подробнее о проекте «Культурный стриминг» можно прочитать в специальном разделе.

Электронная почта проекта: [email protected]

Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?

Вы можете добавить учреждение на портал с помощью системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши места и мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После проверки модератором информация об учреждении появится на портале «Культура.РФ».

Как предложить событие в «Афишу» портала?

В разделе «Афиша» новые события автоматически выгружаются из системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После подтверждения модераторами анонс события появится в разделе «Афиша» на портале «Культура.РФ».

Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Если вы нашли ошибку в публикации, выделите ее и воспользуйтесь комбинацией клавиш Ctrl+Enter. Также сообщить о неточности можно с помощью формы обратной связи в нижней части каждой страницы. Мы разберемся в ситуации, все исправим и ответим вам письмом.

Если вопросы остались — напишите нам.

www.culture.ru

Владимир Гиляровский - стихи читать онлайн на сайте ЛибСтих.RU

Владимир ГиляровскийСтих: Песня Дона — Владимир Гиляровский

18

Дон могучий, Дон широкий Томно-синею водой По степи бежит далекой, Блещет яркою струей. И, журча, катятся воды, И валы о берег бьют, И о днях былой свободы

Владимир ГиляровскийСтих: Красный петух — Владимир Гиляровский

17

У нас на Руси, на великой, (То истина, братцы,— не слух) Есть чудная, страшная птица, По имени «красный петух»… Летает она постоянно

Владимир ГиляровскийСтих: Все-то мне грезится Волга широкая — Владимир Гиляровский

14

Все-то мне грезится Волга широкая, Грозно-спокойная, грозно-бурливая. Грезится мне та сторонка далекая, Где протекла моя юность счастливая.

Владимир ГиляровскийСтих: Покаюсь — Владимир Гиляровский

19

Покаюсь: грешный человек — Люблю кипучий, шумный век. …И все с любовью, все с охотой, Всем увлекаюсь, нервы рву И с удовольствием живу.

Владимир ГиляровскийСтих: Я эоловой арфы струна — Владимир Гиляровский

10

Я — эоловой арфы струна, Я — событий предвестник и эхо, Плачу я, когда плачет страна, Повторяю я отзвуки смеха. Слышу шепот нейдущей толпы

Владимир ГиляровскийСтих: На Севере — Владимир Гиляровский

12

В стране бурана и метели, Где слышен только бури вой, Где сосны старые да ели Ведут беседу меж собой, — Там человек бывает редко, Его пустыни не влекут.

Владимир ГиляровскийСтих: Переселенцы — Владимир Гиляровский

19

Из стран полуденной России, Как бурный вешних вод поток, Толпы крестьян полунагие На Дальний тянутся Восток. Авось в том крае малолюдном, Где спит природа

Владимир ГиляровскийСтих: Владимирка — большая дорога — Владимир Гиляровский

21

(Посвящаю И. И. Левитану) Меж чернеющих под паром Плугом поднятых полей Лентой тянется дорога Изумруда зеленей… То Владимирка…

Владимир ГиляровскийСтих: Запорожцы — Владимир Гиляровский

13

У Карла пир. Как моря волны, Как в бурю грозная река, Шумят кругом, отваги полны, Непобедимые войска. Обносят чаши круговые, Горит смоленых бочек ряд

Владимир ГиляровскийСтих: Над вершиною кургана — Владимир Гиляровский

17

Над вершиною кургана, Чуть взыграется заря, Выдыбает тень Степана: — Что за дьявол? Нет царя? Нет бояр? Народ сам правит? Всюду стройке нет конца!

libstih.ru

Гиляровский, Владимир Алексеевич — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Гиляровский.

Влади́мир Алексе́евич Гиляро́вский (26 ноября (8 декабря) 1855, имение графа Олсуфьева, Вологодский уезд, Вологодская губерния — 1 октября 1935, Москва) — русский и советский писатель, журналист, краевед Москвы.

Родился 26 ноября 1855 года в семье помощника управляющего лесным имением графа Олсуфьева в Вологодской губернии Алексея Ивановича Гиляровского и его жены Надежды Петровны (в девичестве Мусатовой). Мать писателя происходила из семьи запорожских казаков.

Долгое время считалось, что Гиляровский родился в 1853 году, однако в 2005 году стало известно, что именно 1855 год значится в метрической книге Покровской Сямской церкви села Сяма, где крестили Владимира, который появился на свет 26 ноября по старому стилю и был окрещён 29 ноября. По мнению архивистов, ошибка справочников и энциклопедий могла быть вызвана статьёй, которую Гиляровский опубликовал в 1928 году к своему, как он считал или утверждал, 75-летию[2][3][4].

В 1860 году отец Гиляровского получил место чиновника в Вологде. Отец Гиляровского служил в полиции (становой пристав).

В августе 1865 года Гиляровский поступил в первый класс Вологодской гимназии и в первом же классе остался на второй год. В гимназии Владимир Алексеевич начал писать стихи и эпиграммы на учителей («пакости на наставников»), переводил стихи с французского. Во время учёбы в гимназии два года изучал цирковое искусство: акробатику, джигитовку и т. д. Общался с ссыльными народниками. Один из ссыльных дал Гиляровскому книгу Чернышевского «Что делать?».

В июне 1871 года после неудачного экзамена Гиляровский без паспорта и денег сбежал из дома. В Ярославле поступил работать бурлаком: 20 дней шёл с лямкой по Волге от Костромы до Рыбинска. Затем в Рыбинске работал крючником в порту. Осенью того же года поступил на службу вольноопределяющимся в Нежинский полк. В 1873 году был направлен в Московское юнкерское училище, где проучился около месяца, после был отчислен в полк за нарушение дисциплины. Службу, однако, продолжать далее не стал, написав рапорт об отставке.

После работал истопником, на белильном заводе купца Сорокина в Ярославле, пожарным, на рыбных промыслах, в Царицыне нанялся табунщиком, в Ростове-на-Дону поступил наездником в цирке. В 1875 году начал работать актёром в театре. Выступал на сценах Тамбова, Воронежа, Пензы, Рязани, Саратова, Моршанска, Кирсанова и т. д.

С началом русско-турецкой войны снова пошёл в армию вольноопределяющимся, служил на Кавказе в 161-м Александропольском полку в 12-й роте, после перешёл в охотничью команду, был награждён Знаком Отличия Военного ордена святого Георгия IV степени, светлобронзовой медалью «За русско-турецкую войну 1877—1878», медалью «В память 300-летия дома Романовых».

Всё это время Гиляровский писал стихи, зарисовки, письма своему отцу. Отец хранил рукописи сына. Первое стихотворение Гиляровского было напечатано в Вологде в 1873 году. Гиляровский узнал об этом только в 1878 году.

В. А. Гиляровский в 1880-х годах. В. А. Гиляровский

В 1881 году Владимир Алексеевич поселился в Москве и работал в театре Анны Бренко. 30 августа 1881 года в журнале «Будильник» были опубликованы стихи Гиляровского о Волге. Осенью 1881 года Владимир Алексеевич бросил театр и занялся литературой. Сначала он печатался в «Русской газете», а потом начал работать репортёром в газете «Московский листок». В 1882 году произошла знаменитая Кукуевская катастрофа (в результате размыва почвы под железнодорожным полотном потерпел крушение целый состав). Гиляровский первым примчался на место крушения, участвовал в разборе завала две недели, посылая репортажи в «Московский листок». В 1883 году стал одним из учредителей Русского гимнастического общества.

После репортажей Гиляровского о пожаре на фабрике Морозовых редактор газеты был вынужден скрывать настоящее имя автора. В конце концов Гиляровский был вынужден покинуть газету и в 1884 году начал работать в «Русских ведомостях». В 1885 году был напечатан очерк Гиляровского «Обречённые», написанный ещё в 1874 году. Речь в очерке идёт о белильном заводе Сорокина, в очерке изменены имена, переписаны некоторые герои, чтобы было невозможно понять, что один из них — автор. В 1887 году в своем репортаже «Ловля собак в Москве»[5] поднял тему бездомных животных в городе.

Владимир Алексеевич также писал для «Русской мысли», «Русского слова», «Голоса Москвы», юмористических изданий «Осколки», «Будильник», «Развлечение».

В 1887 году Гиляровский подготовил для печати свою книгу «Трущобные люди». Все рассказы и очерки, вошедшие в неё, уже были однажды напечатаны в разных газетах и журналах, за исключением очерка из рабочей жизни «Обречённые». Однако книге не суждено было увидеть свет: весь тираж, ещё не сброшюрованный, в листах, был изъят ночью в ходе обыска в типографии инспектором по делам печати. Гранки набора было приказано рассыпать прямо в типографии. Цензурным комитетом книга была запрещена, и листы были сожжены в Сущевской полицейской части Москвы. Как выразился помощник начальника главного управления в ответ на прошение Гиляровского о допуске книги к печати: «Из ваших хлопот ничего не выйдет…Сплошной мрак, ни одного проблеска, никакого оправдания, только обвинение существующего порядка. Такую правду писать нельзя». Только спустя 70 лет, в 1957 году книга опубликована была издательством «Московский рабочий».

В 1894 году Гиляровский издал сборник стихов «Забытая тетрадь». После этого Владимир Алексеевич продолжил работать репортёром в «Русских ведомостях», писал репортажи с Дона, из Албании, статьи о Русско-японской войне.

В 1896 году во время народного гулянья по случаю коронации императора Николая II был очевидцем катастрофы на Ходынском поле. Репортаж об этой трагедии был им опубликован через день после происшествия[6]. Этой темы Гиляровский коснулся и в своих «Воспоминаниях».

В 1915 году, в начале Первой мировой войны, написал текст «Марша Сибирских стрелков»[7]. В 1916 году Гиляровский написал патриотическую статью под названием «Сербия» для иллюстрированного журнала «Великая война в образах и картинах», в которой утверждал, что «борьба славянства и германизма закончится победой славянства»[8].

После Октябрьской революции Гиляровский пишет для газет «Известия», «Вечерняя Москва», журналов «Прожектор», «Огонёк». В 1922 году издаёт поэму «Стенька Разин». Выходят его книги: «От Английского клуба к музею Революции» (1926), «Москва и москвичи» (1926), «Мои скитания» (1928), «Записки москвича» (1931), «Друзья и встречи» (1934). «Люди театра» напечатаны по инициативе дочери Надежды и её супруга искусствоведа Лобанова только после смерти Владимира Алексеевича — в 1941 году. В старости Владимир Алексеевич почти полностью ослеп, но продолжал самостоятельно писать.

В Москве Гиляровский жил в доходном доме И. И. Карзинкина по адресу: Столешников переулок, дом 9, кв. 10[9].

Скончался 1 октября 1935 года. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

Могила В. А. Гиляровского на Новодевичьем кладбище
  • В декабре 2003 года Центробанк России выпустил в обращение десять тысяч серебряных монет номиналом в два рубля, посвящённых 150-летию со дня рождения Владимира Гиляровского. На монете ошибочно указаны годы жизни 1853—1935[13].
  • В 2017 году к 162-летию со дня рождения Гиляровского открыт филиал музейного объединения «Музей Москвы» Центр Гиляровского – выставочное пространство без постоянной экспозиции, в котором помимо временных выставок проходят кинопоказы, а также работает лекторий[14].

В феврале 2015 года, к 160-летию со дня рождения Владимира Гиляровского, администрация города Вологды передала Вологодскому региональному отделению Союза российских писателей старинное здание на улице Чернышевского, 15, под Литературную резиденцию «Дом Дяди Гиляя»[15].[значимость факта?]

«Дом Дяди Гиляя», находящийся неподалёку от места, где жил Гиляровский, должен объединить под своей крышей литературный центр, мультимедийный литературный музей, литературное кафе, совместная работа для писателей и собственно литературную резиденцию, в которой писатели смогут проводить творческий отпуск.[16][значимость факта?]

  • Трущобные люди: Этюды с натуры — Москва: тип. бр. Вернер, 1887. — 237, [2] с.
  • Забытая тетрадь: (Стихотворения). — 2-е изд., пересмотренное и дополненное. — Москва: Русское т-во печатного и издательского дела, 1896. — 182, IV с.
  • Московские нищие. — Москва: тип. «Рус. т-во печ. и изд. дела», 1896. — 16 с.
  • Негативы: [Рассказы] . — Москва: тип. Борисенко и Бреслин, 1900. — [2], 182, [1] с.
  • Забытая тетрадь: (Стихотворения). — 3-е изд., пересм. и доп. — Москва: т-во И. Д. Сытина, 1901. — 202, IV с.
  • Портной Ерошка и тараканы: Быль в стихах — Москва: типо-лит. А.В. Васильева и К°, 1901. — 19 с. — (Дешевая библиотека «Детского чтения»).
  • На родине Гоголя: (Из поездки по Украине) — Москва: Отд. тип. т-ва И. Д. Сытина, 1902. — 64 с.
  • Шипка прежде и теперь. 1877—1902 — Москва: т-во И. Д. Сытина, 1902. — 68 с.
  • «Волга»: Новейший путеводитель / Сост. В. Г. — Казань: кн-во «А. П. Петров», 1908. — 96 с.
  • Были: 1883—1908. — Москва: изд. Н. П., 1909. — [4], 150, [1] с.
  • Шутки. [Сб. рассказов]. — Москва: тип. П. П. Рябушинского, 1912. — 119 с.
  • 1914 год. Казаки / [Вл. А. Гиляровский]. —  [М.: т-во тип. А. И. Мамонтова, 1914]. — [12] с.
  • Год войны: Думы и песни. — Москва: Улей, 1915. — 47 с.
  • Грозный год: Стихотворения / Вл. Гиляровский; Рис.: А. М. Архипов, В. Н. Бакшеев, А. М. Васнецов [и др.]; Обл. В. Ев. Егорова. — Москва: Улей, 1916. — 85, [3] с.
  • Петербург: [Стихи] / Вл. А. Гиляровский; Обложка работы Г. Гольц. — Москва: Берендей, [1922]. — 30 с.
  • Стенька Разин. Поэма. М.: «Берендеи», 1922. — 31 .
  • Москва и москвичи: Воспоминания. — Москва: Всероссийский союз поэтов, 1926. — 126[1] c.
  • От Английского клуба к Музею революции. М.: Изд. Музея революции, 1926. — 54 стр.
  • Мои скитания: Повесть бродяжной жизни. — Москва: Федерация, 1928. — 300[1] c.
  • Записки москвича. — Москва: Федерация, 1931. — 237, [2] с.
  • Друзья и встречи. — Москва: Советская литература, 1934. — 249 с.
  • Москва и москвичи: Очерки старомосковского быта. — Москва: Советский писатель, 1935. — 391 с.
  • Люди театра. Повесть актерской жизни. М.;Л.: «Искусство», 1941. — 278 с.
  • «Москва газетная» (опубликована 1960).
  • Гиляровский Вл. «Избранное в трёх томах». — М.: Московский рабочий, 1960—1961.
  • Гиляровский Вл. «Сочинения в четырёх томах». — М.: Правда, 1967. — 200 000 экз.
  • Гиляровский Вл. «Сочинения в четырёх томах». — М.: Правда, 1989. — 500 000 экз.
  • Гиляровский Вл. «Сочинения в трех томах». — М.: Инфосерв, 1994.
  • Гиляровский Вл. «Сочинения в четырёх томах». — М.: Терра, 1997.
  • Владимир Гиляровский: портрет идеального героя. Сочинения. Воспоминания современников. Высказывания о Гиляровском
  • Гиляровский, Владимир Алексеевич в библиотеке Максима Мошкова
  • Репортажи Гиляровского — М.: МГУ, 1985.
  • Гиляровский Владимир. Забытая тетрадь: Стихотворения. — М.: Тип. Елиз. Гербек, 1894. — 178, IV с.
  • Гиляровский, Владимир Алексеевич. На родине Гоголя: (Из поездки по Украине). — М.: Отд-ние тип. Т-ва И. Д. Сытина, 1902. — 64 с.: ил.
  • Гиляровский В. А. Негативы. — М.: Тип. Борисенко и Бреслин, 1900. — 182 с.
  • Гиляровский В. А. Собрание сочинений: В 4-х томах. — М.: Полиграфресурсы, 1999. (Библиотека школьника).
  • Могила Гиляровского
  • Что тут сказать, умел врать Гиляровский, царство ему небесное! 155 лет величайшему репортёру.
  • Сюжет канала «Культура» ко дню рождения Гиляровского, 2009
  • Сочинения Гиляровского на сайте Lib.ru: Классика
  • Как отчеканить интересную для коллекционеров монету
  • В. Розанов, А. Янковский, В. А. Гиляровский. // Выдающиеся вологжане: Биографические очерки. — Вологда: ВГПУ, Русь, 2005. — С. 387—393.
  • Как Владимир Гиляровский стал для москвичей дядей Гиляем?
  • Первый в истории перевод «Москва и москвичи» на английский язык.
  • Гиляровский Владимир- московский журналист в казачьей папахе

ru.wikipedia.org

Владимир Гиляровский - Экспромты: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Квартальный был — стал участковый,
А в общем, та же благодать:
Несли квартальному целковый,
А участковому — дай пять!

* * *

Синее море, волнуясь, шумит,
У синего моря урядник стоит,
И злоба урядника гложет,
Что шума унять он не может.

* * *

Цесаревич Николай,
Если царствовать придется,
Никогда не забывай,
Что полиция дерется.

* * *

В России две напасти:
Внизу — власть тьмы,
А наверху — тьма власти.

* * *

Вот вам тема — сопка с деревом,
А вы все о конституции…
Мы стояли перед Зверевым
В ожиданьи экзекуции…
Ишь какими стали ярыми
Света суд, законы правые!
А вот я вам циркулярами
Поселю в вас мысли здравые,
Есть вам тема — сопка с деревом:
Ни гу-гу про конституцию!
Мы стояли перед Зверевым
В ожиданьи экзекуции…

* * *

Каламбуром не избитым
Удружу — не будь уж в гневе:
Ты в Крыму страдал плевритом,
Мы на севере — от Плеве.

* * *

Мы к обрядам древним падки,
Благочестие храня:
Пост — и вместо куропатки
Преподносят нам линя.

Анатолию Дурову

Ты автор шуток беззаботных,
Люблю размах твоих затей,
Ты открываешь у животных
Нередко качества людей.
Талант твой искренно прекрасен,
Он мил для взрослых и детей,
Ты, как Крылов в собранья басен,
Заставил говорить людей.

А. Е. Архипову

Красным солнцем залитые
Бабы, силой налитые,
Загрубелые,
Загорелые,
Лица смелые.
Ничего-то не боятся,
Им работать да смеяться.
— Кто вас краше? Кто сильней?
Вызов искрится во взорах.
В них залог грядущих дней,
Луч, сверкающий в просторах,
Сила родины твоей.

А. Д. Гончарову

Друг! Светла твоя дорога,
Мастер ты очаровать:
Ишь, какого запорога
Ты сумел сгончаровать!
Вот фигура из былины!
Стиль веков далеких строг —
Словно вылепил из глины,
Заглазурил и обжег!

А. С. Серафимовичу

Любуйся недремлющим оком,
Как новые люди растут,
О них пусть Железным потоком
Чеканные строки бегут.

С. Т. Коненкову

Каким путем художник мог
Такого счастия добиться:
Ни головы, ни рук, ни ног,
А хочется молиться…

* * *

Я пишу от души, и царям
Написать не сумею я оду.
Свою жизнь за любовь я отдам,
А любовь я отдам за свободу.

* * *

Пусть смерть пугает робкий свет,
А нас бояться не понудит:
Когда живем мы — смерти нет,
А смерть придет — так нас не будет.

rustih.ru

Владимир Гиляровский - Кузьма Орел: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

«Да, приятель, было время:
Жили ведь и мы,
Не носили за плечами,
Как теперь, сумы!..» —
Говорит в питейном нищий —
Великан седой.
«Как же бедность приключилась,
Дедушка, с тобой?»
«Как? Долга моя, брат, сказка,
Словно поле ржи,
Что желтеет за окошком…»
«Дедко, расскажи!»
«Рассказать?
Да на лохмотья
Эдак не гляди,
Сам не знаешь, что случится
Дальше, впереди…
Я не хуже этой чуйку,
Милый мой, носил,
Как годов поменьше было
Да побольше сил!
На седьмой десяток пятый
Мне идет теперь!
Молодчага был я прежде,
Не мужик, а зверь.
Красных девок на гулянке
Кто развеселит?
Кто в бою кулачном крепче
За своих стоит?
По весне кто лед на Волге
Первый перешел?
Кто на нож полезет смело?
Кто? — Кузьма Орел!..
Был мужик я! За ухватку
Прозвали Орлом
И в остроге записали
Так меня потом!»
«Как в остроге? Ты отколя?
Здешний али нет?»
«Издалеча, милый, с Волги»,-
Отвечает дед.
«С Волги-матушки широкой,
С самых Жигулей…»
«Погоди-ка-сь; эй, еще нам
Водочки налей!»
Целовальница-красотка
Налила сама…
«На-ко пей во славу божью,
Дедушка Кузьма…»
«Со свиданьем! Эта водка
Так и жжет огнем…
Славно! Слушай, говорил-то
Я тебе о чем?
Да! В деревне Жигулихе
Я родился… Там
Рос, гуляючи по Волге
Да по Жигулям…
И места у вас! Ей-богу,
Не места — краса:
Жигули с дремучим лесом
Лезут в небеса!
Ни души там! В поднебесьи,
На вершине скал, |(
Царь-орел гнездо свивает,
Там и я бывал!
Заберешься на вершину —
Все перед тобой!
Волга яркая сверкает
Лентой голубой…
А за Волгой желтой шапкой
И Царев курган,
Словно виден на ладони…
Разин-атаман
Под курганом с удальцами,
Грабил в старину…
Кто сдавался — не обидел,
Нет — пускал ко дну!..
Да и мы в былое время
Делали дела…
Волга-матка эту тайну
В море унесла!
От Усы-реки, бывало,
Сядем на струга,
Гаркнем песню — подпевают
Сами берега…
Свирепеет Волга-матка,
Словно ночь черна,
Поднимается горою
За волной волна.
Через борт водой холодной,
Плещут беляки,
Ветер свищет. Волга стонет,
Буря нам с руки!
Подлетим к расшивне:
— Смирно!
Якорь становой!
Шишка, стой!
Сарынь на кичку!
Бечеву долой!
Не сдадутся — дело плохо,
Значит, извини!
И засвищут шибче бури
Наши кистени!…
Дай-ка водки…
Было время,
Почудили мы,
Не носили за плечами,
Как теперь, сумы!»

rustih.ru

Биография Владимира Гиляровского - РИА Новости, 08.12.2013

В 1871 году, не окончив образования, Гиляровский сбежал из дома. Был бурлаком на Волге, крючником, рабочим, табунщиком и даже актером.

В начале 1870-х годов Владимир Гиляровский впервые приехал в Москву и около месяца проучился в юнкерском училище в Лефортове.

Во время русско-турецкой войны 1877-1878 вступил добровольцем в армию. Служил в разведке, был награжден Георгиевским крестом.

Все это время Гиляровский писал стихи, зарисовки, письма своему отцу. Впервые произведение Владимира Гиляровского напечатали в вологодском гимназическом сборнике в 1873 году. Это было стихотворение "Листок".

В 1881 году Гиляровский, поселившись в Москве, работал в театре Анны Бренко. Осенью того же года он бросил театр и занялся литературой.

Около года Владимир Гиляровский писал статьи для различных периодических изданий, сначала он печатался в "Русской газете", с 1882 года работал репортером в "Московском листке", а в 1883-1889 годах – в "Русских ведомостях". В 1889-1891 годах числился штатным сотрудником в газете "Россия". Печатался в газетах "Русская мысль", "Петербургский листок", "Новое время", "Оса", "Русское слово", "Будильник" и др.

Он писал рассказы, очерки и репортажи, освещая самые разные стороны московской жизни: пожар в Хамовниках, трагедию на Ходынском поле, открытия выставок и театральные премьеры, заседания Литературно-художественного кружка, Хитров рынок и притоны Грачевки. Его называли "королем репортеров".

В 1885 году был опубликован очерк Гиляровского "Обреченные", написанный еще в 1874 году.

В 1887 году Гиляровский подготовил для печати свою книгу "Трущобные люди". Книга была запрещена цензурой, а тираж уничтожен, но рассказы из нее вошли в более поздние сборники писателя.

В 1894 году Гиляровский издал сборник стихов "Забытая тетрадь". И в последующие годы, на протяжении всей жизни он не оставлял занятий поэзией.

Очерки своих странствований Гиляровский издал под названием "Негативы" (1900). Напечатал брошюры "Портной Ерошка и тараканы" (1901), "Шипка прежде и теперь" (1902), "На родине Гоголя" (1902), "Были" (1908), "Шутки" (1912).

В 1914 году Гиляровский получил предложение издать свои сочинения. Работа над семитомным собранием была прервана Первой мировой войной. После Октябрьской революции Гиляровский писал для газет "Известия", "Вечерняя Москва", "Прожектор", "Огонек". В 1922 году была издана поэма "Стенька Разин".

Вышли его книги "От Английского клуба к музею Революции" (1926), "Москва и москвичи" (1926), "Мои скитания" (1928), "Записки москвича" (1931), "Друзья и встречи" (1934). "Люди театра" были напечатаны только после смерти Владимира Гиляровского – в 1941 году.

В старости Гиляровский почти полностью ослеп, но продолжал самостоятельно писать.

1 октября 1935 года Владимир Гиляровский скончался в Москве. Был похоронен на Новодевичьем кладбище.

Гиляровский являлся действительным членом Общества любителей российской словесности, членом-учредителем первого русского гимнастического общества и почетным пожарным Москвы.

Известно, что Илья Репин рисовал с него одного из персонажей картины "Запорожцы пишут письмо турецкому султану", а скульптор Николай Андреев лепил Тараса Бульбу для барельефа на памятник Николаю Гоголю. Личность Гиляровского интересовала не только художников, о нем писали журналисты, писатели и даже поэты.

В 1966 году именем Гиляровского была названа бывшая 2-я Мещанская улица в Москве.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

ria.ru

Владимир Гиляровский - Стенька Разин: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

I

Гудит Москва. Народ толпами
К заставе хлынул, как волна,
Вооруженными стрельцами
Вся улица запружена.
А за заставой зеленеют
Цветами яркими луга,
Колеблясь, волны ржи желтеют,
Реки чернеют берега…
Дорога серой полосою
Играет змейкой между нив,
Окружена живой толпою
Высоких придорожных ив.
А по дороге пыль клубится
И что-то движется вдали:
Казак припал к коню и мчится,
Конь чуть касается земли.
— Везем, встречайте честью гостя.
Готовьте два столба ему,
Земли немного на погосте,
Да попросторнее тюрьму.
Везем!
И вот уж у заставы
Красивых всадников отряд,
Они в пыли, их пики ржавы,
Пищали за спиной висят. Везут телегу.
Палачами Окружена телега та,
На ней прикованы цепями
Сидят два молодца. Уста
У них сомкнуты, грустны лица,
В глазах то злоба, то туман…
Не так к тебе, Москва-столица,
Мечтал приехать атаман
Низовой вольницы! Со славой,
С победой думал он войти,
Не к плахе грозной и кровавой
Мечтал он голову нести!
Не зная неудач и страха,
Не охладивши сердца жар,
Мечтал он сам вести на плаху
Дьяков московских и бояр.
Мечтал, а сделалось другое,
Как вора, Разина везут,
И перед ним встает былое,
Картины прошлого бегут:
Вот берега родного Дона…
Отец замученный… Жена…
Вот Русь, народ… Мольбы и стона
Полна несчастная страна…
Монах угрюмый и высокий,
Блестит его орлиный взор…
Вот Волги-матушки широкой
И моря Каспия простор…
Его ватага удалая —
Поволжья бурная гроза…
И персиянка молодая,
Она пред ним… Ее глаза
Полны слезой, полны любовью,
Полны восторженной мечты…
Вот руки, облитые кровью,—
И нет на свете красоты!
А там все виселицы, битвы,
Пожаров беспощадных чад,
Убийства в поле, у молитвы,
В бою… Вон висельников ряд
На Волге, на степных курганах,
В покрытых пеплом городах,
В расшитых золотом кафтанах,
В цветных боярских сапогах…
Под Астраханью бой жестокий…
Враг убежал, разбитый в прах…
А вот он ночью, одинокий,
В тюрьме, закованный в цепях…
И надо всем Степан смеется,
И казнь, и пытки — ничего.
Одним лишь больно сердце бьется:
Свои же выдали его.

II

Утро ясно встает над Москвою,
Солнце ярко кресты золотит,
А народ еще с ночи толпою
К Красной площади, к казни спешит.
Чу, везут! Взволновалась столица,
Вся толпа колыхнула волной,
Зачернелась над ней колесница
С перекладиной, с цепью стальной…
Атаман и разбойник мятежный
Гордо встал у столба впереди.
Он в рубахе одет белоснежной,
Крест горит на широкой груди.
Рядом с ним и устал, и взволнован,
Не высок, но плечист и сутул,
На цепи на железной прикован,
Фрол идет, удалой эсаул;
Брат любимый, рука атамана,
Всей душой он был предан ему
И, узнав, что забрали Степана,
Сам охотно явился в тюрьму.
А на черном, высоком помосте
Дьяк, с дрожащей бумагой в руках,
Ожидает желанного гостя,
На лице его злоба и страх,
И дождался. На помост высокий
Разин с Фролкой спокойно идет,
Мирно колокол где-то далекий
Православных молиться зовет;
Тихо дальние тянутся звуки,
А народ недвижимый стоит:
Кровожадный, ждет Разина муки —
Час молитвы для казни забыт…
Подошли. Расковали Степана,
Он кого-то глазами искал…
Перед взором бойца-атамана,
Словно лист, весь народ задрожал.
Дьяк указ «про несказанны вины»
Прочитал, взял бумагу в карман,
И к Степану с секирою длинной
Кат пришел… Не дрогнул атаман;
А палач и жесток и ужасен,
Ноздри вырваны, нет и ушей,
Глаз один весь кровавый был красен,—
По сложенью медведя сильней.
Взял он за руку грозного ката
И, промолвив, поник головой: —
Перед смертью прими ты за брата,
Поменяйся крестом ты со мной.
На глазу палача одиноком
Бриллиантик слезы заблистал,—
Человек тот о прошлом далеком,
Может быть, в этот миг вспоминал…
Жил и он ведь, как добрые люди,
Не была его домом тюрьма,
А потом уж коснулося груди,
Раскалённое жало клейма,
А потом ему уши рубили,
Рвали ноздри, ременным кнутом
Чуть до смерти его не забили
И заставили быть палачом.
Омочив свои щеки слезами,
Подал крест атаман ему свой —
И враги поменялись крестами…
— Братья! шепот стоял над толпой…
Обнялися ужасные братья,
Да, такой не бывало родни,
А какие то были объятья —
Задушили б медведя они!
На восток горячо помолился
Атаман, полный воли и сил,
И народу кругом поклонился:
— Православные, в чем согрубил,
Все простите, виновен не мало,
Кат за дело Степана казнит,
Виноват я… В ответ прозвучало:
— Мы прощаем и бог тя простит!..
Поклонился и к крашеной плахе
Подошел своей смелой стопой,
Расстегнул белый ворот рубахи, Лег…
Накрыли Степана доской.
— Что ж, руби! Злобно дьяк обратился,
Али дело забыл свое кат?
— Не могу бить родных — не рядился,
Мне Степан по кресту теперь брат,
Не могу! И секира упала,
По помосту гремя и стуча.
Тут народ подивился немало…
Дьяк другого позвал палача.
Новый кат топором размахнулся,
И рука откатилася прочь.
Дрогнул помост, народ ужаснулся…
Хоть бы стон! Лишь глаза, словно ночь,
Черным блеском кого-то искали
Близ помоста и сзади вдали…
Яркой радостью вдруг засверкали,
Знать, желанные очи нашли!
Но не вынес той казни Степана,
Этих мук, эсаул его Фрол,
Как упала рука атамана,
Закричал он, испуган и зол…
Вдруг глаза непрогляднее мрака
Посмотрели на Фролку. Он стих.
Крикнул Стенька:
— Молчи ты, собака!
И нога отлетела в тот миг.
Все секира быстрее блистает,
Нет ноги и другой нет руки,
Голова по помосту мелькает,
Тело Разина рубят в куски.
Изрубили за ним эсаула,
На кол головы их отнесли,
А в толпе среди шума и гула
Слышно — женщина плачет вдали.
Вот ее-то своими глазами
Атаман меж народа искал,
Поцелуй огневыми очами
Перед смертью он ей посылал.
Оттого умирал он счастливый,
Что напомнил ему ее взор,
Дон далекий, родимые нивы,
Волги-матушки вольный простор,
Все походы его боевые,
Где он сам никого не щадил,
Оставлял города огневые,
Воевод ненавистных казнил…

rustih.ru

Владимир Гиляровский - Владимирка - большая дорога: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

(Посвящаю И. И. Левитану)

Меж чернеющих под паром
Плугом поднятых полей
Лентой тянется дорога
Изумруда зеленей…
То Владимирка…
Когда-то
Оглашал ее и стон
Бесконечного страданья
И цепей железных звон.
По бокам ее тянулись
Стройно линии берез,
А трава, что зеленеет,
Рождена потоком слез…
Незабудки голубые —
Это слезы матерей,
В лютом горе провожавших
В даль безвестную детей…
Вот фиалки… Здесь невеста,
Разбивая чары грез,
Попрощавшись с другом милым,
Пролила потоки слез…
Все цветы, где прежде слезы
Прибивали пыль порой,
Где гремели колымаги
По дороге столбовой.
Помню ясно дни былые,
И картин мелькает ряд:
Стройной линией березы
Над канавами стоят…
Вижу торную дорогу
Сажень в тридцать ширины,
Травки нет на той дороге
Нескончаемой длины…
Телеграф гудит высоко,
Полосатая верста,
Да часовенка в сторонке
У ракитова куста.
Пыль клубится предо мною
Ближе… ближе. Стук шагов,
Мерный звон цепей железных
Да тревожный лязг штыков…
«Помогите нам, несчастным,
Помогите, бедным, нам!..»
Так поют под звон железа,
Что приковано к ногам.
Но сквозь пыль штыки сверкают,
Блещут ружья на плечах,
Дальше серые шеренги —
Все закованы в цепях.
Враг и друг соединились,
Всех связал железный прут,
И под строгим караулом
Люди в каторгу бредут!
Но настал конец.
Дорога,
Что за мной и предо мной,
Не услышит звон кандальный
Над зеленой пеленой…
Я спокоен — не увижу
Здесь картин забытых дней,
Не услышу песен стоны,
Лязг штыков и звон цепей…
Я иду вперед спокойный…
Чу!.. свисток. На всех парах
Вдаль к востоку мчится поезд,
Часовые на постах,
На площадках возле двери,
Где один, где двое в ряд…
А в оконца, сквозь решетки,
Шапки серые глядят!

rustih.ru

Владимир Гиляровский - Запорожцы: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

У Карла пир. Как моря волны,
Как в бурю грозная река,
Шумят кругом, отваги полны,
Непобедимые войска.
Обносят чаши круговые,
Горит смоленых бочек ряд,
И грозно песни боевые
В туманном воздухе звучат.
Герой войны, любимец славы,
Пирует Карл меж русских нив,
Непобедимы скандинавы,
Пока их вождь бессмертный жив,
И за здоровье дорогое
Того, кто им и друг, и брат,
Пьет лихо войско удалое,
И слышны клики: «Карл, виват!»
И Карл встает. Движенья просты,
Величья полн спокойный вид.
И отвечает он на тосты
И снова пить и петь велит.
А рядом с Карлом, с чашей пенной,
Сидит весь в бархате старик:
Усы седые, взгляд надменный,
То ласков, то суров и дик,
Глаза полны огня и тайны
(Была, знать, доля не легка)…
И снова тосты:
«За Украину, и за Мазепу-старика!»
Пир для него. Привычной лестью
Сумел он Карлу обещать
Свою Украину. Клялся честью,
Что запорожцев грозных рать
Отдастся Карлу. А с такою
Удалой ратью, как они,
Победы нет, где нет лишь бою.
«Да вот идут они: взгляни!» —
Вскричал Мазепа…
Темной тучей
Вилася пыль в степной дали,
Вот рати, грозной и могучей,
Уж видны люди… Все в пыли…
В поту, измучены их кони,
Покрыл их степи прах густой,
Как будто мчались от погони
Иль завершили жаркий бой.
Остановились. В изумленьи
Карл смотрит на своих гостей.
Пройдя полсвета без сомненья,
Таких не видел он людей,
Кто в чем одет. На том папаха,
Из черна соболя окол,
На том парчовая рубаха,
На этом бархат, этот гол,
И лишь полгруди закрывают
Усы, почти в аршин длины.
Зато оружьем щеголяют
Удалой Хортицы сыны
Пред войском, как из бронзы слитый,
Гарцует стройный исполин,
То атаман их знаменитый,
То — Гордиенко Константин.
Он в кунтуше и черной бурке,
Ничуть не скрывшей тонкий стан;
В Царьграде отнятый у турки,
Блестит в алмазах ятаган.
Из-под папахи чуб курчавый
Через плечо на грудь упал…
Такой фигуры величавой
Никто из шведов не видал.
Ведет Мазепа к Карлу гостя,
И грозный атаман пред ним.
— Вот. Гордиенко славный, Костя,
Пред кем дрожат поляк и Крым.
Вот войска нашего отрада,
Опора запорожских сил,
Не раз твердыни Цареграда
Удалый рыцарь наш громил.
Вот он, надежда Запорожья,
Косматых рыцарей кумир!
Коль Костя твой да воля божья,
Так покоришь ты целый мир.
И подал руку Карл герою
И с атаманом рядом сел,
И снова с чашей круговою
Пир прекращенный закипел.
Несут два шведа чашу гостю,
С почетом Карл пред ним встает.
— Будь здрав, король!
И залпом Костя
До дна всю эту чашу пьет.
— Вино не то, что у поляков,
Король умеет угощать,
Да есть обычай у казаков:
Налей еще, чтоб не хромать!
Удивлены и Карл и шведы,
Но чашу новую несут,
Над этой чашею победы
От гостя страшного не ждут.
— Казак готов и пить и к бою,
Нам пир иль схватка — все одно.
Но чашу взял одной рукою
И показал сухое дно!
— Здоровы будьте, братцы шведы,
Еще за вас я буду пить,
Желаю над врагом победы
И помогу вам победить.
— Не так ли молвил я, громада,
Что в пир, что в бой — цена одна?..
Король, и хлопцам выпить надо!
И крикнул Карл:
— Подать вина!
Пируют шведы с казаками,
Гуляют об руку рука.
И обнимаются друзьями
Соединенные войска.
Потом потехи ради, игры
Пошли, потешились борьбой;
В пустыне так играют тигры,
Так львы играют меж собой.
Выходит швед, высок и строен,
Толпой собратьев окружен,
На вид он весел и спокоен,
И ждет борца с улыбкой он.
То Гинтерфельд, что прозван «Пушка»,
Телохранитель короля.
Коня поднять ему — игрушка,
Едва несет его земля.
В телохранители недавно
Совсем случайно он попал,
Теперь же имя это славно,
И редкий швед его не знал.
Раз ночью Карл, один, сурово,
Весь лагерь свой обозревал
И у орудья часового
Случайно сонного застал.
То Гинтерфельд был. Зная это, —
Что часовой не может сесть, —
В испуге пушку сняв с лафета,
Он быстро ею отдал честь.
Остановился, озадачен,
Карл изумленный перед ним,
И Гинтерфельд был им назначен
Телохранителем своим
И «Пушкой» прозван. И с поры той
Не знал соперников себе
Ни в славной «Речи Посполитой»,
Ни между шведами в борьбе.
И вот он встал пред казаками
И вызов войску предложил,
Чтобы померить с удальцами:
Избыток исполинских сил.
— А где Бугай! Послать Бугая! —
Раздались крики.
Пред толпой,
Борьбой потешиться желая,
Встал запорожец. Рост большой,
На плечах жилы, как канаты,
Кривые ноги, — страшен вид, —
И чуб огромный и косматый
Почти на поясе лежит.
Взбесился как-то бык в станице
И начал всех рогами бить,
Из казаков никто решиться
Не мог быка остановить.
А он — тогда-то казаками
За то Бугаем прозван был —
Взял за рога быка руками
Да и на землю уложил!
И вот сошлись герои эти
И крупно, крепко обнялись.
Их руки, как стальные сети,
Как корни дерева, сплелись.
То шаг назад, то вбок нагнутся,
То вдруг подвинутся вперед,
Устали оба, страшно бьются,
Никто победы не берет.
И смотрит Карл, он верит в шведа,
Улыбка на его устах.
И прав король: теперь победа
У Гинтерфельда уж в руках.
Бугай случайно поскользнулся,
Его глаза покрыл туман,
Момент… другой… перевернулся,
Упал казачий великан!
— Виват!—тут шведы закричали.
Кричат казаки:
— Ложный бой! И ятаганы засверкали
Над возмутившейся толпой.
И вынул саблю швед суровый…
Единый миг — и кровь прольет.
Но голос прозвучал громовый,
И Гордиенко сам идет.
— Прочь ятаганы! Аль не бились,
Аль мало крови и войны!
И руки мигом опустились,
И сабли спрятаны в ножны.
— Здесь не война была, потеха, —
Шутя играли меж собой,
А вы, ребята, вместо смеха,
Всегда затеять рады бой.
Ну, швед, давай со мною биться,
Сам поборюсь на этот раз,
И должен кто-нибудь свалиться
И побежденным быть из нас!
Швед согласился. Крепко разом
Друг друга руки оплели,
И не моргнули шведы глазом,
Как Гинтерфельд лежит в пыли…
Спокойно, тихими шагами,
В свою палатку Карл пошел,
Поняв, с какими удальцами
Его старик Мазепа свел.

rustih.ru

Владимир Гиляровский - Красный петух: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

У нас на Руси, на великой,
(То истина, братцы,— не слух)
Есть чудная, страшная птица,
По имени «красный петух»…
Летает она постоянно
По селам, деревням, лесам,
И только лишь где побывает,—
Рыдания слышатся там.
Там все превратится в пустыню:
Избушки глухих деревень,
Богатые, стройные села
И леса столетнего сень.
«Петух» пролетает повсюду,
Невидимый глазом простым,
И чуть где опустится низко —
Появятся пламя и дым…
Свое совершает он дело,
Нигде, ничего не щадит,—
И в лес, и в деревню, и в город,
И в села, и в церкви летит…
Господним его попущеньем
С испугом, крестяся, зовет,
Страдая от вечного горя,
Беспомощный бедный народ…
Стояла деревня глухая,
Домов — так, десяточка два,
В ней печи соломой топили
(Там дороги были дрова),
Соломою крыши покрыты,
Солому — коровы едят,
И в избу зайдешь — из-под лавок
Соломы же клочья глядят…
Работы уж были в разгаре,
Большие — ушли на страду,
Лишь старый да малый в деревне
Остались готовить еду.
Стрекнул уголек вдруг из печи,
Случайно в солому попал,
Еще полминуты, и быстро
Огонь по домам запылал…
Горела солома на крышах,
За домом пылал каждый дом,
И дым только вскоре клубился
Над быстро сгоревшим селом…
На вешнего как-то Николу,
В Заволжье, селе над рекой,
Сгорело домов до полсотни, —
И случай-то очень простой:
Подвыпивши праздником лихо,
Пошли в сеновал мужики
И с трубками вольно сидели,
От всякой беды далеки.
Сидели, потом задремали,
И трубки упали у них;
Огонь еще в трубках курился…
И вспыхнуло сено все в миг…
Проснулись, гасить попытались,
Но поздно, огонь не потух…
И снова летал над Заволжьем
Прожорливый «красный петух»…
Любил девку парень удалый,
И сам был взаимно любим.
Родители только решили:
— Не быть нашей дочке за ним!
И выдали дочь за соседа,—
Жених был и стар, и богат,
Три дня пировали на свадьбе,
Отец был и счастлив, и рад…
Ходил только парень угрюмо,
Да дума была на челе: «Постой!
Я устрою им праздник,
Вовек не забудут в селе!..»
Стояла уж поздняя осень,
Да ночь, и темна, и глуха,
И музыка шумно гудела
В богатой избе жениха…
Но вот разошлись уже гости,
Давно потушили огни.
— «Пора! — порешил разудалый,—
Пусть свадьбу попомнят они!»…
И к утру, где было селенье,
Где шумная свадьба была,
Дымились горелые бревна,
Да ветром носилась зола…
В глуши непроглядного леса,
Меж сосен, дубов вековых,
Сидели раз вечером трое
Безвестных бродяг удалых…
Уж солнце давно закатилось,
И в небе блестела луна,
Но в глубь вековечного леса
Свой свет не роняла она…
— «Разложим костер да уснем-ка»,-
Один из бродяг говорил.
И вмиг закипела работа,
Темь леса огонь озарил,
Заснули беспечные крепко,
Надеясь, что их не найдут.
Солдаты и стража далеко,—
В глубь леса они не придут!..
На листьях иссохших и хвоях,
Покрывших и землю, и пни,
Под говор деревьев и ветра
Заснули спокойно они…
Тот год было знойное лето,
Засохла дубрава и луг…
Вот тут-то тихонько спустился
Незваный гость — страшный «петух»
По листьям и хвоям сухим он
Гадюкой пополз через лес,
И пламя за ним побежало,
И дым поднялся до небес…
Деревья, животные, птицы —
Все гибло в ужасном огне.
Преград никаких не встречалось
Губительной этой волне.
Все лето дубрава пылала,
Дым черный страну застилал,
Возможности не было даже
Прервать этот огненный вал…
Года протекли — вместо леса
Чернеют там угли одни,
Да жидкая травка скрывает
Горелые, бурые пни…

rustih.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.