Генрих гейне стихи на немецком с переводом


Сборник стихотворений Г. Гейне (поэтический перевод)

li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_1-7}#doc7853887 .lst-kix_list_2-6>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_2-6}#doc7853887 ol.lst-kix_list_2-8.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_2-8 0}#doc7853887 ol.lst-kix_list_2-0{list-style-type:none}#doc7853887 .lst-kix_list_2-8>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_2-8,decimal) ". "}#doc7853887 .lst-kix_list_1-1>li:before{content:" "}#doc7853887 ol.lst-kix_list_2-0.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_2-0 0}#doc7853887 ol.lst-kix_list_2-1{list-style-type:none}#doc7853887 .lst-kix_list_1-1>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_1-1}#doc7853887 ol.lst-kix_list_2-2{list-style-type:none}#doc7853887 ol.lst-kix_list_2-3{list-style-type:none}#doc7853887 ol.lst-kix_list_2-4{list-style-type:none}#doc7853887 ol.lst-kix_list_2-5{list-style-type:none}#doc7853887 .lst-kix_list_2-0>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_2-0,decimal) ". "}#doc7853887 ol.lst-kix_list_1-2.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_1-2 0}#doc7853887 .lst-kix_list_1-2>li:before{content:" "}#doc7853887 .lst-kix_list_2-8>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_2-8}#doc7853887 .lst-kix_list_1-5>li:before{content:" "}#doc7853887 .lst-kix_list_2-3>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_2-3}#doc7853887 .lst-kix_list_1-8>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_1-8}#doc7853887 ol.lst-kix_list_1-7.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_1-7 0}#doc7853887 ol.lst-kix_list_2-7{list-style-type:none}#doc7853887 .lst-kix_list_2-3>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_2-3,decimal) ". "}#doc7853887 ol.lst-kix_list_2-6{list-style-type:none}#doc7853887 .lst-kix_list_2-4>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_2-4,decimal) ". "}#doc7853887 ol.lst-kix_list_2-8{list-style-type:none}#doc7853887 ol.lst-kix_list_1-5.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_1-5 0}#doc7853887 .lst-kix_list_1-4>li:before{content:" "}#doc7853887 ol.lst-kix_list_2-4.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_2-4 0}#doc7853887 ol.lst-kix_list_1-1.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_1-1 0}#doc7853887 .lst-kix_list_2-1>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_2-1}#doc7853887 .lst-kix_list_2-0>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_2-0}#doc7853887 ol.lst-kix_list_1-0.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_1-0 0}#doc7853887 .lst-kix_list_1-5>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_1-5}#doc7853887 ol.lst-kix_list_2-3.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_2-3 0}#doc7853887 .lst-kix_list_2-5>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_2-5,decimal) ". "}#doc7853887 .lst-kix_list_1-0>li:before{content:" "}#doc7853887 .lst-kix_list_2-4>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_2-4}#doc7853887 .lst-kix_list_2-7>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_2-7,decimal) ". "}#doc7853887 .lst-kix_list_1-8>li:before{content:" "}#doc7853887 .lst-kix_list_1-6>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_1-6}#doc7853887 .lst-kix_list_2-5>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_2-5}#doc7853887 ol.lst-kix_list_1-6.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_1-6 0}#doc7853887 ol.lst-kix_list_2-2.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_2-2 0}#doc7853887 .lst-kix_list_1-3>li:before{content:" "}#doc7853887 .lst-kix_list_1-0>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_1-0}#doc7853887 ol.lst-kix_list_2-7.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_2-7 0}#doc7853887 ol.lst-kix_list_2-1.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_2-1 0}#doc7853887 ol.lst-kix_list_1-3.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_1-3 0}#doc7853887 .lst-kix_list_1-3>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_1-3}#doc7853887 .lst-kix_list_2-7>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_2-7}#doc7853887 ol.lst-kix_list_2-6.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_2-6 0}#doc7853887 .lst-kix_list_1-2>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_1-2}#doc7853887 ol.lst-kix_list_2-5.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_2-5 0}#doc7853887 ol.lst-kix_list_1-7{list-style-type:none}#doc7853887 ol.lst-kix_list_1-8{list-style-type:none}#doc7853887 .lst-kix_list_1-6>li:before{content:" "}#doc7853887 .lst-kix_list_2-6>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_2-6,decimal) ". "}#doc7853887 .lst-kix_list_1-4>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_1-4}#doc7853887 .lst-kix_list_2-2>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_2-2,decimal) ". "}#doc7853887 .lst-kix_list_1-7>li:before{content:" "}#doc7853887 ol.lst-kix_list_1-8.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_1-8 0}#doc7853887 ol.lst-kix_list_1-4.start{counter-reset:lst-ctn-kix_list_1-4 0}#doc7853887 ol.lst-kix_list_1-2{list-style-type:none}#doc7853887 .lst-kix_list_2-1>li:before{content:"" counter(lst-ctn-kix_list_2-1,decimal) ". "}#doc7853887 ol.lst-kix_list_1-1{list-style-type:none}#doc7853887 .lst-kix_list_2-2>li{counter-increment:lst-ctn-kix_list_2-2}#doc7853887 ol.lst-kix_list_1-0{list-style-type:none}#doc7853887 ol.lst-kix_list_1-6{list-style-type:none}#doc7853887 ol.lst-kix_list_1-5{list-style-type:none}#doc7853887 ol.lst-kix_list_1-4{list-style-type:none}#doc7853887 ol.lst-kix_list_1-3{list-style-type:none}#doc7853887 ol{margin:0;padding:0}#doc7853887 .c9{line-height:1.5;padding-top:0pt;widows:2;orphans:2;text-align:justify;direction:ltr;padding-bottom:0pt}#doc7853887 .c1{line-height:1.5;padding-top:0pt;widows:2;orphans:2;text-align:left;direction:ltr;padding-bottom:0pt}#doc7853887 .c4{line-height:1.5;padding-top:0pt;widows:2;orphans:2;text-align:center;direction:ltr;padding-bottom:0pt}#doc7853887 .c12{line-height:1.5;padding-top:0pt;widows:2;orphans:2;text-align:left;direction:ltr;padding-bottom:6pt}#doc7853887 .c0{vertical-align:baseline;font-size:12pt;font-family:"Times New Roman";font-weight:normal}#doc7853887 .c5{vertical-align:baseline;font-size:12pt;font-family:"Times New Roman";font-weight:bold}#doc7853887 .c11{max-width:467.7pt;background-color:#ffffff;padding:56.7pt 42.5pt 56.7pt 85pt}#doc7853887 .c13{margin:0;padding:0}#doc7853887 .c8{padding-left:0pt;margin-left:36pt}#doc7853887 .c3{color:#000000;font-style:normal}#doc7853887 .c7{text-decoration:none}#doc7853887 .c14{vertical-align:baseline}#doc7853887 .c6{color:#000000}#doc7853887 .c2{height:11pt}#doc7853887 .c10{text-indent:35.4pt}#doc7853887 .title{widows:2;padding-top:24pt;line-height:1.15;orphans:2;text-align:left;color:#000000;font-size:36pt;font-family:"Arial";font-weight:bold;padding-bottom:6pt;page-break-after:avoid}#doc7853887 .subtitle{widows:2;padding-top:18pt;line-height:1.15;orphans:2;text-align:left;color:#666666;font-style:italic;font-size:24pt;font-family:"Georgia";padding-bottom:4pt;page-break-after:avoid}#doc7853887 li{color:#000000;font-size:11pt;font-family:"Arial"}#doc7853887 p{color:#000000;font-size:11pt;margin:0;font-family:"Arial"}#doc7853887 h2{widows:2;padding-top:24pt;line-height:1.15;orphans:2;text-align:left;color:#000000;font-size:24pt;font-family:"Arial";font-weight:bold;padding-bottom:6pt;page-break-after:avoid}#doc7853887 h3{widows:2;padding-top:18pt;line-height:1.15;orphans:2;text-align:left;color:#000000;font-size:18pt;font-family:"Arial";font-weight:bold;padding-bottom:4pt;page-break-after:avoid}#doc7853887 h4{widows:2;padding-top:14pt;line-height:1.15;orphans:2;text-align:left;color:#000000;font-size:14pt;font-family:"Arial";font-weight:bold;padding-bottom:4pt;page-break-after:avoid}#doc7853887 h5{widows:2;padding-top:12pt;line-height:1.15;orphans:2;text-align:left;color:#000000;font-size:12pt;font-family:"Arial";font-weight:bold;padding-bottom:2pt;page-break-after:avoid}#doc7853887 h5{widows:2;padding-top:11pt;line-height:1.15;orphans:2;text-align:left;color:#000000;font-size:11pt;font-family:"Arial";font-weight:bold;padding-bottom:2pt;page-break-after:avoid}#doc7853887 h6{widows:2;padding-top:10pt;line-height:1.15;orphans:2;text-align:left;color:#000000;font-size:10pt;font-family:"Arial";font-weight:bold;padding-bottom:2pt;page-break-after:avoid}#doc7853887 ]]>

Сборник наиболее известных стихотворений Генриха Гейне (поэтический перевод)

Газимагомедова Лейла Салиховна, учащаяся 10 класса

Научный руководитель: Камалова Хадижат Асбеговна, учитель немецкого языка

МКОУ «Кизлярская гимназия № 1» (г. Кизляр, Республика Дагестан)

        Величие человека заключается в том, что он – единственное из всех творений, способное превратить мгновение в вечность.                              Гете Иоганн Вольфганг

        Творчество великих немецких поэтов на протяжении многих сотен лет вдохновляло выдающихся русских писателей на творчество. Творчество Генриха Гейне многогранно. Его ранняя «Книга песен» завоевала любовь и признание во всем мире, в частности и у нас (авторов данной статьи).  Г. Гейне воспевал в своих стихах природу, человеческие чувства:

        Das Fischermädchen

Du schönes Fischermädchen,

Treibe den Kahn ans Land,

Komm zu mir und sitze dich nieder,

Wir kosen Hand in Hand.

Leg an mein Herz dein Köpfchen,

Und fürchte dich nicht zu sehr;

Vertraust du dich doch sorglos

Täglich dem wilden Meer!

Mein Herz gleicht ganz dem Meere,

Hat Sturm und Ebb und Flut

Und manche schöne Perle

In seiner Tiefe ruht.

Прекрасная рыбачка 

Прекрасная рыбачка,

Оставь все дела на потом,

Предайся светлым надеждам,

Мы сделаем их ярким сном.

Головку к груди прислони,

все страхи оставь позади,

ведь я не опаснее моря,

Что блещет дикой волной.

И в сердце моем, как в море,

Бушует шторм и гром,

И все же в его глубинах

Прекрасных жемчужин звон.

               (Перевод Байрамовой Н.)

        Всем известно стихотворение М. Ю. Лермонтова «Сосна». Но далеко не все знают, что это прекрасное стихотворение было написано по мотивам стихотворения Г. Гейне

 «Ein Fichtenbaum».

Ein Fichtenbaum  

Ein Fichtenbaum steht einsam

Im Norden auf kahler Höh.

Ihn schläfert. Mit weiβer Decke

Umhüllen ihn Eis und Schnee.

Er träumt von einer Palme,

die fern im Morgenland

einsam und schweigend trauert

auf brennenden Felsenwand.

       

Сосна  

На севере диком стоит одиноко,

На голой вершине сосна.

И дремлет, качаясь, и снегом сыпучим

Одета, как ризой она.

И снится ей все, что в пустыне далекой,

В том крае, где солнца восход,

Одна и грустна на утесе горючем

Прекрасная пальма растет.

(М. Ю. Лермонтов)

        Это стихотворение произвело большое впечатление на многих поэтов. Многими оно было переведено на русский язык: Тютчевым, Энгельке и другими.

В чужой стороне

(Ф. И. Тютчев)

На севере мрачном, на дикой скале

Кедр одинокий под снегом белеет.

И сладко заснул он в инистой мгле,

И сон его вьюга лелеет.

Про юную пальму все снится ему,

Что в дальних пределах востока

Под пламенным небом, на знойном холму

Стоит и цветет одиноко.        

        Мы же увидели этот образ так:

Одинокий кедр

Одинокий кедр тоскует

На северной голой горе.

Он засыпает. И дымка снега

Окутывает его.

И грезит он о пальме,

Растущей на краю земли.

Она одиноко мечтает

В объятьях раскаленной скалы.

(Перевод Солдатовой В.)

        Еще одно очень лиричное стихотворение из «Книги песен» - «Ее портрет».

Ihr Bild

Ich stand in dunklen Träumen

Und starrt ihr Bildnis an,

Und das geliebte Antlitz

Heimlich zu leben begann.

Um ihre Lippen zog sich

Ein Lächeln wunderbar,

Und wie von Wehmutstränen

Erglänzte ihr Augenpaar.

Auch meine Tränen flossen

Mir von den Wangen herab.

Und ach! Ich kann es nicht glauben,

Dass ich dich verloren hab.

Ее портрет  

Смотрю на прекрасный образ,

Мечта охватила меня.

И жизнь в себя вдыхая

Ожил вдруг портрет для меня.

На алых губах засияла

Улыбка божества,

И, дрогнув, блеснули тоскливо

Прекрасные глаза.

На щеке у меня появилась

Полная горя слеза

Ну как же мне поверить,

Что нет тебя у меня!  

(Перевод Солдатовой В.)

        Уже в более зрелом возрасте Гейне создает многие замечательные стихотворения, составившие сборник «Новая весна».

Die blauen Frühlingsaugen.

Die blauen Frühlingsaugen

Schauen aus dem Gras hervor;

Das sind die lieben Veilchen,

Die ich zum Strauss erkor.

Ich pflьcke sie und denke,

Und die Gedanken all,

Die mir im Herzen seufzen,

Singt laut die Nachtigall.

Ja, was ich denke, singt sie

Laut schmettern, dass es schallt

Mein zдrtliches Geheimnis

Weiss schon der ganze Wald.

Весенние цветы  

Трава вся зеленеет,

Синеют тут и там

Волшебные фиалки,

Я их в букет собрал.

Букет я собираю,

Мечтая все о ней,

Но все сердечные тайны

Развеял соловей.

 

И громко распевая

Мечтанья все мои,

И нежные виденья

Он лесу подарил.

(Перевод Солдатовой В.)

        Будучи зрелым человеком, гражданином своей страны, которому не безразлична судьба своей отчизны, Гейне пишет свою знаменитую сатирическую поэму «Германия. Зимняя сказка», в которой он делится своей мечтой о будущем страны, о будущем всей Европы.

 

Deutschland. Ein Wintermärchen.

Ein neues Lied, ein besseres Lied,

O Freunde, will ich euch dichten.

Wir wollen hier auf Erden schon

Das Himmelreich errichten.

Wir wollen auf Erden glücklich sein,

Und wollen nicht mehr darben;

Verschlemmen soll nicht der faule Bauch,

Was fleissige Hände erwarben.

Es wächst hienieden Brot genug

Für alle Menschenkinder,

Auch Rosen und Myrten, Schönheit und Lust, Und Zuckererbsen nicht minder.

Ja, Zuckererbsen für jedermann,

Sobald die Schotten platzen!

Den Himmel überlassen wir

Den Engeln und den Spatzen.

Германия. Зимняя сказка.  

Новую песнь, лучшую песнь,

О друзья, я теперь сочиняю,

Земного счастья себе прошу

И небесных светил достигаю.

Хотим на земле чашу счастья испить,

В убожестве прозябать не желаем!

Ленивый живот не должны набить

В мозолях, уставшие руки.

Достаточно хлеба дает Земля

Для царствующих и нищих!

Есть столько же роз, и мирты, и благ,

И сладкий горошек с избытком.

Да, сладкий горошек, для всех для нас,

Мы в лучшую жизнь поверим!

Пусть ангелы светлые да воробьи

живут в воротах рая!   (Байрамова Н.)

        В стихотворении «Пролог» Гейне с презрением говорит о немецком высшем свете:

 

Schwarze Röcke, seidne Strümpfe,

Weiβe höfliche Manschetten,

Sanfte Reden, Embrasieren –

Ach, wenn sie nur Herzen hätten!

Herzen in der Brust und Liebe,

Warme Liebe in den Herzen,

Ach, mich tötet ihr Gesinge

Von erlognen Liebesschmerzen.

Auf die Berge will ich steigen,

Wo die frommen Hütten stehen,

Wo die Brust sich frei erschlieβet

Und die freien Lüfte wehen.

Auf die Berge will ich steigen,

Wo die dunklen Tannen ragen,

Bäche rauchen, Vögel singen,

Und die stolzen Wolken jagen.

Lebet wohl, ihr glatten Säle!

Glatte Herren, glatte Frauen!

Auf die Berge will ich steigen,

Lachend auf euch niederschauen.

Платья черные, чулочки,

Лоск изысканных манжет,

Сладость речи и объятий.

Ну а где ж тепло сердец?

Где ж любовь, и трепет душ,

Где любви вашей венец?

Ах! Как тягостен мне туш

Лицемерных ваших встреч.

Прочь от вас! Подальше! В горы!

Там спасенье на просторе,

Где свободно дышит грудь,

Ветры вольные поют.

Убежать бы в дали, в горы.Там, где ели горделиво, возвышаются над вами.

Где ручьи журчат и птицы

Гордо мчатся с облаками.

Блеск дворцов. Ванили запах.

Все! Прощайте, господа!

Прочь от вас! Подальше в горы!

Там душа моя жива! (Газимагомедов М.)

        Кто не знает  одно из самых лиричных произведений Г. Гейне «Лорелея»? Многие немецкие писатели описали этот сюжет, многие русские поэты затем перевели его на русский язык:

Lorelei

Ich weiss nicht, was soll es bedeuten,

Dass ich so traurig bin;

Ein Märchen aus alten Zeiten,

Das kommt mir aus dem Sinn.

Die Luft ist kühl und es dunkelt,

Und ruhig flieβt der Rhein;

Der Gipfel des Berges funkelt

Im Abendsonnenschein.

Die schönste Jungfrau sitzet

Dort oben wunderbar,

Ihr goldnes Geschmeide blitzet

Sie kämmt ihr goldenes Haar.

Sie kämmt es mit goldenem Kamme

Und singt ein Lied dabei;

Das hat eine wundersame,

Gewaltige Melodei.

Den Schiffer im kleinen Schiffe

Ergreift es mit wildem Weh;

Er schaut nicht die Felsenriffe,

Er schaut nur hinauf, in die Höh.

Ich glaube, die Wellen verschlingen

Am Ende Schiffer und Kahn;

Und das hat mit ihrem Singen

Die Lorelei getan.

Лорелея

Не знаю, что это значит,

Печаль охватила меня;

Легенда старая мучит,

Не выходит с головы у меня.

Воздух прохладен, темнеет,

Неспешно Рейн течет,

Вершина горы пламенеет,

Заката чувствуя гнет.

Прекрасная дева тоскливо

Сидит и глядит с высоты,

Причесывает златые кудри

И в золоте блещут полы.

В позолоте волос и в песне

Магия затаена,

И таинство песни этой

Манит и зовет пловца.

Дикая боль пронзила

Могучую грудь как стрела,

И смелый свой взгляд устремил он

Ввысь, на рифы не глядя.

Я думаю, волны поглотят,

Лодочку и пловца,

И это все сотворила

Прекрасная песнь Лорелей.

(Перевод Газимагомедова М.)

        Немецкий поэт Генрих Гейне – один из величайших лириков в мировой литературе. Едва ли есть люди, которые не знали бы этого писателя. Многие русские поэты начинали свою сочинительскую карьеру именно с перевода этих великих произведений. Кто знает, может когда-нибудь, спустя немало лет и зим, и наши скромные имена станут известны широкой публике…

        

        Литература:

  1. Полное собрание стихотворений М. Ю. Лермонтова, М., «Художественная литература», 2008г, 384 стр.
  2. Гейне в воспоминаниях современников, М., «Художественная литература», 1988г, 576 стр.
  3. Генрих Гейне. Стихотворения (на немецком языке), B, Diogenes, 2010, 385 стр.

nsportal.ru

#5 Heinrich Heine (1797-1856) ‘Wandere!’ . Немецкая поэзия с переводом. Стихотворения и песни » Архив

Wenn (если) dich (тебя) ein Weib (женщина (разг. баба): das Weib ) verraten hat (предала: verraten),
So (то) liebe (полюби: lieben) flink (быстро, тут же) eine Andre (другую);
Noch besser wär es (было бы ещё лучше: gut-besser), du ließest die Stadt (если бы ты покинул город) –
Schnüre den Ranzen (завязал бы ранец: schnüren – завязывать, der Ranzen) und wandre (и отправился бы в путь: wandern)!

Du findest bald (ты найдешь скоро: finden) einen blauen See (голубое озеро: der See),
Umringt von Trauerweiden (окруженное плакучими ивами: umringen – окружать, die Trauerweide);
Hier weinst du aus (здесь ты выплачешь: ausweinen) dein kleines Weh (свою маленькую боль, скорбь: das Weh)
Und deine engen Leiden (и свои незначительные, “узкие” страдания: die Leiden).

Wenn du den steilen Berg ersteigst (когда ты будешь подниматься на крутую гору: der Berg – гора, steil – крутой, отвесный, ersteigen – подниматься),
Wirst du beträchtlich ächzen (ты как следует, “значительно” покряхтишь, постонешь);
Doch wenn du (но когда ты) den felsigen Gipfel (скалистой вершины: der Gipfel) erreichst (достигнешь: erreichen),
Hörst du die Adler krächzen (услышишь ты, как клекочут орлы: hören – слышать, der Adler – орёл, krächzen – каркать, клекотать, хрипеть).

Dort wirst du selbst (там ты сам станешь: dort – там, werden – становиться, selbst – сам) ein Adler fast (подобен орлу, “орлом почти”),
Du bist wie neugeboren (ты будешь, как новорожденный, sein-bist – быть),
Du fühlst dich frei (ты почувствуешь себя свободным: sich fühlen – чувствовать себя, frei – свободный), du fühlst (ты почувствуешь): du hast
Dort unten nicht viel verloren (что там внизу ты не многое потерял: verlieren – терять, unten – внизу).

Wandere!

Wenn dich ein Weib verraten hat,
So liebe flink eine Andre;
Noch besser wär es, du ließest die Stadt –
Schnüre den Ranzen und wandre!

Du findest bald einen blauen See,
Umringt von Trauerweiden;
Hier weinst du aus dein kleines Weh
Und deine engen Leiden.

Wenn du den steilen Berg ersteigst,
Wirst du beträchtlich ächzen;
Doch wenn du den felsigen Gipfel erreichst,
Hörst du die Adler krächzen.

Dort wirst du selbst ein Adler fast,
Du bist wie neugeboren,
Du fühlst dich frei, du fühlst: du hast
Dort unten nicht viel verloren.

Перевод С. Я. Маршака

Когда тебя женщина бросит, - забудь,
 Что верил ее постоянству.
 В другую влюбись или трогайся в путь.
 Котомку на плечи - и странствуй.
 
 Увидишь ты озеро в мирной тени
 Плакучей ивовой рощи.
 Над маленьким горем немного всплакни,
 И дело покажется проще.
 
 Вздыхая, дойдешь до синеющих гор.
 Когда же достигнешь вершины,
 Ты вздрогнешь, окинув глазами простор
 И клекот услышав орлиный.
 
 Ты станешь свободен, как эти орлы.
 И, жить начиная сначала,
 Увидишь с крутой и высокой скалы,
 Что в прошлом потеряно мало!
 
  
 

Генрих Гейне, Heinrich Heine (родился 13 декабря 1797 года в Дюссельдорфе; умер 17 февраля 1856 года в Париже) – великий немецкий поэт.

В молодости придерживался революционный убеждений. В 1831 уехал в Париж и до конца жизни оставался политическим эмигрантом.

Гейне избавился от свойственных немецкой поэзии того времени длиннот и архаических слов, его стихи написаны живым разговорным языком. Особенно удавались Гейне лирические стихотворения, ему принадлежат лучшие образцы лирики, созданной на немецком языке. Поэт был знаменит на всю Европу. Его стихи были популярны в России, известны публике в переводе М.Ю. Лермонтова, Ф.И. Тютчева, А.А. Блока.

Тэги: Heine

Это сообщение написано в пятница, 3 июня 2011 в 01:40 в рубрике deutsche Poesie. Вы можете следить за комментариями на это сообщение по RSS 2.0. Вы можете оставить комментарий.

poetiko.ru

"Лорелея" стихотворение Генриха Гейне в нескольких переводах

 

 

 

ЗДЕСЬ дополнение интерсное к теме!

 

     

 

 

Лорелея, стихотворение Генриха Гейне. На немецком. Красиво, звучно, образно. Просто влюбляет в немецкий язык.
Не судите строго качество записи ))

 

 

                                               «Die Lorelei» – Heinrich Heine

 

Ich weiss nicht, was soll es bedeuten,

Dass ich so traurig bin,

Ein Märchen aus uralten Zeiten,

Das kommt mir nicht aus dem Sinn.

Die Luft ist kühl und es dunkelt,

Und ruhig fliesst der Rhein;

Der Gipfel des Berges funkelt,

Im Abendsonnenschein.

 

Die schönste Jungfrau sitzet

Dort oben wunderbar,

Ihr gold’nes Geschmeide blitzet,

Sie kämmt ihr goldenes Haar,

Sie kämmt es mit goldenem Kamme,

Und singt ein Lied dabei;

Das hat eine wundersame,

Gewalt’ge Melodei.

 

Den Schiffer im kleinen Schiffe,

Ergreift es mit wildem Weh;

Er schaut nicht die Felsenriffe,

Er schaut nur hinauf in die Höh’.

Ich glaube, die Wellen verschlingen

Am Ende Schiffer und Kahn,

Und das hat mit ihrem Singen,

Die Loreley getan.

 

   


Один из первых переводов «Лорелеи»
на русский язык принадлежит Льву Мею:

Бог весть, отчего так нежданно
Тоска мне всю душу щемит,
И в памяти так неустанно
Старинная песня звучит?

Прохладой и сумраком веет;
День выждал вечерней поры;
Рейн катится тихо, и рдеет,
Вся в искрах, вершина горы.

Взошла на утёсы крутые
И села девица-краса,
И чешет свои золотые,
Что солнечный луч, волоса.

Их чешет она, распевая,-
И гребень у ней золотой,-
А песня такая чудная,
Что нет и на свете другой.

И обмер рыбак запоздалый
И, песню заслышавши ту,
Забыл про подводные скалы
И смотрит туда- в высоту...

Мне кажется, так вот и канет
Челнок, ведь рыбак без ума,
Ведь песней призывною манит
Его Лорелея сама.

1858

Александр Блок в своем переводе стремился
достичь максимальной ритмической близости
к немецкому тексту. Каждая строка его перевода
в точности равна соответствующей строке оригинала,
так что мы можем в полной мере оценить все
своеобразие немецкой поэзии с ее пульсирующими,
постоянно перебиваемыми ритмами:

Не знаю, что значит такое,
Что скорбью я смущён; 
Давно не даёт покою
Мне сказка старых времён.

Прохладой сумерки веют,
И Рейна тих простор;
В вечерних лучах алеют
Вершины дальних гор.

Над страшной высотою
Девушка дивной красы
Одеждой горит золотою,
Играет златом косы.

Золотым убирает гребнем
И песню поёт она:
В её чудесном пеньи
Тревога затаена.

Пловца на лодочке малой
Дикой тоской полонит;
Забывая подводные скалы,
Он только наверх глядит.

Пловец и лодочка, знаю,
Погибнут среди зыбей;
И всякий так погибает
От песен Лорелей.

1909

 

перевод Самуила Маршака  -  лучший:

Не знаю, о чём я тоскую.
Покоя душе моей нет.
Забыть ни на миг не могу я
Преданье далёких лет.

Дохнуло прохладой, темнеет.
Струится река в тишине.
Вершина горы пламенеет
Над Рейном в закатном огне.

Девушка в светлом наряде
Сидит над обрывом крутым,
И блещут, как золото, пряди
Под гребнем её золотым.

Проводит по золоту гребнем
И песню поёт она.
И власти и силы волшебной
Зовущая песня полна.

Пловец в челноке беззащитном
С тоскою глядит в вышину.
Несётся он к скалам гранитным,
Но видит её одну.

А скалы кругом всё отвесней,
А волны- круче и злей.
И верно погубит песней
Пловца и челнок Лорелей.


Следующий перевод гораздо слабее;
помещаю его здесь исключительно для полноты коллекции:


Что значит, не пойму я...
Тоскою душа смятена.
Тревожит меня неотступно
Старинная сказка одна.

Прохладно. Всё светом вечерним
Таинственно озарено.
Вершины гор над Рейном
Закатное пьют вино.

На троне- прекрасная дева,
А троном- высокий утёс.
Пламенеет колец её жарче
Червонное золото кос.

Расплела золотые косы
И песню поёт она,
Которая неодолимой,
Чарующей силы полна.

Гребца в его маленькой лодке
Та песня зовёт и манит.
Не видит он пенных бурунов,
Он только наверх глядит.

Погибнет гребец неизбежно
В лодочке утлой своей,
Погибнет, пленённый песней
Волшебницы Лорелей.

Н. Вольпин

UPD:
Коллекция переводов пополняется. Удивительно,
как одно и то же произведение в чужом языке
воплощается множеством отражений.

Не знаю, что стало со мною,
Печалью душа смущена.
Мне все не дает покою
Старинная сказка одна.

Прохладен воздух, темнеет,
И Рейн уснул во мгле.
Последним лучом пламенеет
Закат на прибрежной скале.

Там девушка, песнь распевая,
Сидит на вершине крутой.
Одежда на ней золотая,
И гребень в руке - золотой.

И кос ее золото вьется,
И чешет их гребнем она,
И песня волшебная льется,
Неведомой силы полна.

Бездумной охвачен тоскою,
Гребец не глядит на волну,
Не видит скалы пред собою,
Он смотрит туда, в вышину.

Я знаю, река, свирепея,
Навеки сомкнется над ним,
И это все Лорелея
Сделала пеньем своим

Вильгельм Левик
-----------------------------------------------------------

Беда ли, пророчество ль это...
Душа так уныла моя,
А старая, страшная сказка
Преследует всюду меня...

Всё чудится Рейн быстроводный,
Над ним уж туманы летят,
И только лучами заката
Вершины утесов горят.

И чудо-красавица дева
Сидит там в сияньи зари,
И чешет златым она гребнем
Златистые кудри свои.

И вся-то блестит и сияет,
И чудную песню поет:
Могучая, страстная песня
Несется по зеркалу вод...

Вот едет челнок... И внезапно,
Охваченный песнью ее,
Пловец о руле забывает
И только глядит на нее...

А быстрые воды несутся...
Погибнет пловец средь зыбей!
Погубит его Лорелея
Чудесною песнью своей!..

Аполлон Майков
--------------------------------------------------------

 

Кто мне объяснить поможет,
Откуда взялась тоска;
Приходит на ум все тот же
Старинный один рассказ.

Смеркается, холодает,
Лениво бежит волна,
Вершина горы сияет,
Закатом озарена.

На этой горе прибрежной —
Прекраснейшая из дев.
Из уст ее грустный, нежный
И властный летит напев.

Моряк, проплывая подле
И слыша прелестный глас,
Не может быть, чтоб не поднял
На гору и деву глаз.

И тотчас забыв о гребле,
О скалах, о парусах,
Следит за мельканьем гребня
В распущенных волосах.

Не чудо, в итоге если
Поглотит его вода.
Вот сколько от дивной песни
Бывает порой вреда.

Виктор Шнейдер
---------------------------------------------------------------

Ну а это прямо-таки курьёз:

И горюя и тоскуя,
Чем мечты мои полны?
Позабыть все не могу я
Небылицу старины.

Тихо Реин протекает,
Вечер светел без туч,
И блестит и догорает
На утесах солнца луч.

Села на скалу крутую
Дева, вся облита им;
Чешет косу золотую,
Чешет гребнем золотым.

Чешет косу золотую
И поет при плеске вод
Песню, словно неземную,
Песню дивную поет.

И пловец тоскою страстной
Поражен и упоен,
Не глядит на путь опасный,
Только деву видит он.

Скоро волны. Свирепея,
Разобьют челнок с пловцом;
И певица Лорелея
Виновата будет в том.

Каролина Павлова

Хотя, говорят, её переводы Пушкина на немецкий весьма удачны

 

 

Oliver Steller, Heinrich Heine: Loreley. IGS Busecker Tal - Kunstprojektwoche 2013

 

источник

Вступите в группу, и вы сможете слушать прикреплённую музыку и просматривать прикреплённые файлы

Вступите в группу, и вы сможете просматривать изображения в полном размере

subscribe.ru

*H.HEINE. ВСТРЕЧА (перевод с немецкого) ~ Поэзия (Поэтические переводы)


На лугу, под старой липой,
Громко музыка играла.
Там, под звуки нежных скрипок,
Славно пара танцевала.

Будто плыли в танце лихо,
Только был чужим тот танец.
Девушка шептала тихо
И бледнел её румянец:

- Тот цветок, что в пальцах Ваших,
Вами взят со дна морского.
Я скажу, не приукрашу,
Что не рода Вы людского!

Рыбьи зубы и походка
Выдают в Вас водяного,
Но Вам нравятся молодки,
Что из племени земного...

Будто плыли в танце лихо,
Только был чужим тот танец.
Юноша шептал ей тихо,
Скрыть не в силах свой румянец:

- Лишь взглянув, узнал Вас сразу:
Руки холодны, как льдины,
Хоть браслеты из алмазов -
Платье Ваше пахнет тиной...

Как бы Вы ни улыбались
Мне, поверьте, всё же жалко -
И зачем Вы притворялись?..
Вы родня мне! Вы - русалка!..

Смолкли скрипки, кончен танец.
Было вежливым прощанье.
Стёрла память пары глянец.
И они не ждут свиданья...

BEGEGNUNG

Wohl unter der Linde erklingt die Musik,
Da tanzen die Burschen und Mädel,
Da tanzen zwei die niemand kennt,
Sie schau’n so schlank und edel.
Sie schweben auf, sie schweben ab,
In seltsam fremder Weise,
Sie lachen sich an, sie schütteln das Haupt,
Das Fräulein flüstert leise:

Mein schöner Junker, auf Eurem Huth
Schwangt eine Neckenlilje,
Die wächst nur tief in Meeresgrund –
Ihr stammt nicht aus Adams Familie.“
Ich hab’ Euch erkannt, beim ersten Blick,
An Euren fischgrätigen Zähnen.“
Sie schweben auf, sie schweben ab,
In seltsam fremder Weise,
Sie lachen sich an, sie schütteln das Haupt,
Sie schweben auf, sie schweben ab,
In seltsam fremder Weise,
Sie lachen sich an, sie schütteln das Haupt,
Der Junker flüstert leise:
„Mein schönes Fräulein, sagt mir warum
So eiskalt Eure Hand ist?
Sagt mir warum so naß der Saum
An eurem weißen Gewand ist?
Ich hab’ Euch erkannt, beim ersten Blick,
An Eurem spöttischen Knixe –
Du bist kein irdisches Menschenkind,
Du bist mein Mühmchen die Nixe.“
Die Geigen verstummen, der Tanz ist aus,
Es trennen sich höflich die beiden.
Sie kennen sich leider viel zu gut,
Suchen sich jetzt zu vermeiden.
                                           H.Heine

www.chitalnya.ru

Heinrich Heine "Schöne Wiege meiner Leiden"

* * *

Schöne Wiege meiner Leiden,
Schönes Grabmal meiner Ruh,
Schöne Stadt, wir müssen scheiden, –
Lebe wohl! ruf’ ich dir zu.

Lebe wohl, du heilge Schwelle,
Wo da wandelt Liebchen traut;
Lebe wohl! du heilge Stelle,
Wo ich sie zuerst geschaut.

Hätt’ ich dich doch nie gesehen,
Schöne Herzenskönigin!
Nimmer wär es dann geschehen,
Daß ich jetzt so elend bin.

Nie wollt’ ich dein Herze rühren,
Liebe hab’ ich nie erfleht;
Nur ein stilles Leben führen
Wollt’ ich, wo dein Odem weht.

Doch du drängst mich selbst von hinnen,
Bittre Worte spricht dein Mund;
Wahnsinn wühlt in meinen Sinnen,
Und mein Herz ist krank und wund.

Und die Glieder matt und träge
Schlepp’ ich fort am Wanderstab,
Bis mein müdes Haupt ich lege
Ferne in ein kühles Grab.

Heinrich Heine (1797—1856)

Колыбель моей печали,
Склеп моих спокойных снов —
Город грёз, в чужие дали
Ухожу я, — будь здоров!

Ах, прощай, прощай, священный
Дом её, дверей порог
И заветный, незабвенный
Первой встречи уголок!

Если б нас, о дорогая,
Не свела судьба тогда, —
Тихо жил бы я, не зная
Мук сердечных никогда!

Это сердце не дерзало
О любви тебе шептать:
Только там, где ты дышала,
Там хотелось мне дышать.

Но меня нежданно гонит
Строгий, горький твой упрёк!
Сердце раненое стонет,
Ум смятенный изнемог.

И, усталый и унылый,
Я, как странник, вдаль иду
Без надежд, — пока могилы
На чужбине не найду

Генрих Гейне
Перевод В. Коломийцева

Расстаёмся мы надолго,
Мой родимый городок.
Ясных дней моих могила,
Колыбель моих тревог.

И тебе порог священный,
Где любимых ножек след,
Посылаю свой последний,
Свой прощальный я привет.

O зачем дано мне было —
Встретить гордую её!
Не страдало б — не томилось
Сердце бедное моё.

Я молчал, не докучая
Ей признанием своим.
И дышать хотел я только
С нею воздухом одним.

Но меня отсюда гонят
Милой строгие слова.
Разорваться хочет сердце,
И поникла голова.

Потащусь дорогой пыльной
Бедный странник я, пока —
Где-нибудь в могиле тёмной
Не заснёт моя тоска.

Генрих Гейне
Перевод А. Плещеева

www.tania-soleil.com

Генрих Зайдель — Весна

Послушайте это стихотворение Генриха Зайделя и насладитесь красотой немецкой поэзии. Попробуйте выучить его наизусть. Стихи очень помогают почувствовать язык ближе и, если хотите, роднее. Внизу страницы вы найдёте переводы незнакомых слов.


Ещё стихи

Frühling — Весна

Ваш браузер не поддерживает аудио, пожалуйста обновите браузер.

Was rauschet1, was rieselt2, was rinnet3 so schnell?
Was blitzt in der Sonne? Was schimmert4 so hell?
Und als ich so fragte, da murmelt der Bach:
"Der Frühling, der Frühling, der Frühling ist wach!"

Что льётся ручьями и ветром шумит,
Сверкает на солнце, искрится, блестит? —
Спросил я, и мне прожурчала волна:
"Весна пробудилась, настала весна!

Was knospet5, was keimet6, was duftet so lind?
Was grünet so fröhlich? Was flüstert im Wind?
Und als ich so fragte, da rauscht es im Hain:
"Der Frühling, der Frühling, der Frühling zieht ein!"

Что полнится соком, пускается в рост,
Шумит, зеленеет, идёт вперехлёст? —
Я рощу спросил, и шепнула она:
"Весна наступила, настала весна!"

Was klingelt7, was klaget8, was flötet so klar?
Was jauchzet9, was jubelt so wunderbar?
Und als ich so fragte, die Nachtigall schlug:
"Der Frühling, der Frühling!" — da wusst' ich genug!

Что плачет, тоскует, на волю манит,
И скрипкой ликует, и флейтой звенит? —
Спросил я в душистом саду соловья.
"Весна!" — просвистал он; да знал уж и я.

Heinrich Seidel — Генрих Зейдель (Зайдель)
Перевод: Левдо (в редакции audio-class.ru)

1rauschen — шуметь, шелестеть
2rieseln — журчать, струиться
3rinnen — течь, капать
4schimmern — сверкать, блестеть
5knospen — распускаться (о почках)
6keimen — прорастать, пускать ростки
7klingeln — звонить, звенеть
8klagen — жаловаться, сетовать
9jauchzen — ликовать, громко радоваться

К началу · Говорящие фигуры · Изучаем цвета · Ещё стихи

audio-class.ru

Heine "Ein Fichtenbaum steht einsam" (переводы)

Henrich Heine

 

Ein Fichtenbaum steht einsam

Im Norden auf kahler Höh';

Ihn schläfert; mit weißer Decke

Umhüllen ihn Eis und Schnee.

 

Er träumt von einer Palme,

Die, fern im Morgenland,

Einsam und schweigend trauert

Auf brennender Felsenwand.

 

(подстрочный перевод)

 

Сосна (м.р.) стоит одиноко

На севере на холодной вершине.

Она дремлет, белым покрывалом

Окутывают её лёд и снег.

 

Она мечтает о пальме,

Которая далеко на востоке

Одиноко и молча печалится

На пылающей скале.

А. А. Фет

 

На севере дуб одинокий

Стоит на пригорке крутом;

Он дремлет, сурово покрытый

И снежным, и льдяным ковром.

 

Во сне ему видится пальма,

В далёкой восточной стране,

В безмолвной, глубокой печали,

Одна, на горячей скале.

1841

Ф. И. Тютчев, С чужой стороны

 

На севере мрачном, на дикой скале

Кедр одинокий под снегом белеет,

И сладко заснул он в инистой мгле,

И сон его вьюга лелеет.

 

Про юную пальму все снится ему,

Что в дальних пределах Востока,

Под пламенным небом, на знойном холму
Стоит и цветёт, одинока…

1826

М. Ю. Лермонтов

 

На севере диком стоит одиноко

На голой вершина сосна,

И дремлет, качаясь, и снегом сыпучим

Одета, как ризой, она.

 

И снится ей всё, что в пустыне далёкой

В том крае, где солнца восход,

Одна и грустна на утёсе горючем

Прекрасная пальма растёт.

1841

И. П. Павлов

 

Незыблемо кедр одинокий стоит

На Севере диком, суровом,

На голой вершине, и чутко он спит

Под инистым снежным покровом.

 

И снится могучему кедру Она –

Прекрасная пальма Востока,

На знойном утёсе, печали полна,

И так же, как он, одинока.

М. Л. Михайлов

 

На северном голом утёсе

Стоит одинокая ель.

Ей дремлется. Сонную снежным

Покровом одела метель.

 

И ели мерещится пальма,

Что в дальней восточной земле

Одна молчаливо горюет

На зноем сожжённой скале.

1856

Лев Игнатьевич Уманец

 

На севере диком, на круче бесплодной

Стоит одиноко сосна;

Вся снегом одета в дремоте холодной

Как саваном белым она.

 

Ей снится, что чудная пальма Востока

В далёкой и знойной земле

В тоске молчаливой стоит одиноко

На солнцем палимой скале.

1887

Товий Хархур

 

На севере кедр одинокий

Стоит на вершине нагой –

Забылся, укутанный снегом,

Закованный в креп ледяной.

 

Он грезит о пальме далёкой,

Что в крае, где солнце встаёт,

В безмолвной тоске, одиноко

На скалах горячих растёт.

 

Аполлон Николаевич Майков

 

Инеем снежным, как ризой, покрыт,

Кедр одинокий в пустыне стоит.

Дремлет, могучий, под песнями вьюги,

Дремлет и видит — на пламенном юге

Стройная пальма растёт и, с тоской,

Смотрит на север его ледяной.

 

1866

 

Всего существует более 40 переводов этого стихотворения на русский язык.

 

P.S. Щерба Л.В. «Опыты лингвистического толкования стихотворений. «Сосна» Лермонтова в сравнении с её немецким прототипом», 1936 (с сокращениями)

Нашей культуре издавна не хватает умения внимательно читать и что нам надо поучиться этому искусству у французов. Дюшен называет перевод Лермонтова точным, и, действительно, он может быть назван с формальной точки зрения довольно точным.

1.        Fichtenbaum, что значит «пихта», Лермонтов передал словом сосна. В этом нет ничего удивительного, так как в русско-немецкой словарной традиции Fichte и до сих пор переводится через сосна, так же как и слово Kiefer и обратно – пихта и сосна переводятся через Fichte, Fihtenbaum. По всей вероятности, Гейне под Fichtenbaum понимал именно «сосну», но, хотя ботаническая порода дерева ему совершенно неважна, а важен мужеский род.

2.        По-немецки психологическим и грамматическим подлежащим является стоящее на первом месте Fichtenbaum, которое, таким образом, и является героем пьесы. По-русски сосна сделана психологическим сказуемым и, стоя на конце фразы, как бы отвечает на вопрос: «Кто стоит одиноко?» (т.о. у Лермонтова сосна лишена той действенной индивидуальности, которую она имеет в немецком оригинале).

3.        По-русски, в противоположность немецкому, обстоятельственные слова на севере диком вынесены вперед, благодаря чему получается вместо сдержанного делового тона немецкого оригинала тон эпический, тон благодушного рассказа.

4.        В лексическом отношении эпитет дикий вполне приемлем, так как раскрывает слово север именно с нужной стороны, подчеркивая одиночество. Передача auf kahler Höh через на голой вершине вполне законна, вопреки Дюшену, который думал, что надо перевести на лысой вершине. Ведь мы говорим голый череп, голое дерево, голые скалы, голая местность и т. д.

5.        Steht einsam было бы, может быть, лучше и точнее перевести стоит одинокая или стоит в одиночестве, чтобы больше подчеркнуть формальный характер глагола stehen и выдвинуть идею одиночества как основной признак; однако и лермонтовский перевод все же никак не искажает оригинала. Качаясь вводится естественными ассоциациями с дремлет: что же касается материальной стороны образа, то auf kahler h предположить ветер более чем естественно. Дремлет вместо дословно ей спится не придаёт состоянию чересчур активного характера, и в русском тексте исчезает идея внешних сил, обусловливающих сонливость, на которые указывает немецкая безличная форма; и это в связи с прибавкой слова качаясь, направляющего мысль на образ баюкания, чего в оригинале нет: ihn schläfert лучше было бы перевести его морит сон.

6.        По-немецки покров (Decke) сосны образуют лёд и снег; по-русски – снег сыпучий. Очевидно, что первое сковывает, а второе лежит мягко и может лишь содействовать впечатлению волшебной сказки, вводимому словами и дремлет качаясь и усугубляемому сверкающей очевидно на солнце ризой, в которую превратилось Decke. Лермонтова не смущают ни ветер, который предполагается его же вставкой слова качаясь и от которого снег должен был бы облетать, ни сосна, на которой сыпучий снег никак не держится, – ему нужен красивый поэтический образ, и он рисует всем нам знакомый восхитительный, хотя и несколько меланхоличный, облик ели, густо обсыпанной легким снегом, который сверкает на солнце. Что для Гейне образы Eis und Schnee были более важны, чем weisse Decke, явствует из порядка слов, из того, что грамматическое подлежащее Eis und Schnee он сделал психологическим сказуемым: «белым покровом облегают её лёд и снег», что показывает, не только одиночество, но и в суровое заточение (ср. безличную форму – ihn schläfert).

7.        Во второй строфе почти все известные мне переводчики понимают er träumt как «ей снится» или «видится во сне» (только Майков переводит дремлет и видит), т. е. переводят личную конструкцию – безличной и не хотят понимать träumen как «мечтать». Между тем наличие этого значения в немецком несомненно.

8.        Хотя auf brennender Felsenwand действительно даёт повод говорить о какой-то знойной грозной пустыне, Лермонтов всё сделал, чтобы не только её обезвредить, но и обратить на службу своей идее: снабдил эпитетом далекая, превратив таким образом реальную пустыню в легендарную и желанную страну, и развил ещё целым выражением в том крае, где солнца восход, которое переводит лаконичное im Morgenland и которое тоже в своём многословии напоминает сказочный стиль.

9.        Далее – грустить – плохой перевод для trauern: в русской грусти много сладости, которой вовсе нет в немецком trauern (“Trauer tragen, niedergedrückt sein”).

10.    Лермонтов оставил без перевода schweigend и добавил эпитет прекрасная, что переместило стрелку весов от трагичности к сказочности.

11.    Перевод auf brennender Felsenwani через на утесе горючем вызывает, с одной стороны, сказочное впечатление этим фольклорным горючий, а с другой стороны, на много градусов ослабляет немецкое brennend – «пылающий». Дело в том, что живое значение слова горючий – это «способный к горению, легко воспламеняющийся», но наше естественное этимологическое чутье ведет нас скорее к глаголу горевать, горюющий.

12.    Далее, утёс, как в общем, конечно, верный перевод немецкого Felsenwand, на самом деле уничтожает внутреннюю форму немецкого слова: Wand, как вторая часть сложного слова, применяется к абсолютно отвесным скалам. Гейне говорит о неприступной, накаляемой солнцем скале, и весь образ Palme, die auf brennender Felsenwand trauert – образ удручённой женщины, находящейся в тяжёлой неволе. Центр тяжести лежит именно в словах auf brennender Felsenwand, ведь эти слова поставлены после глагола вопреки формальному правилу, но ещё больше явствует это из ритмики: синтаксически тесно связанные trauert и auf brennender Felsenwand разорваны стихоразделом и что получившееся таким образом enjambement выделяет оба элемента.

 

Таким образом, видно что если сущность стихотворения Гейне сводится к тому, что некий мужчина, скованный по рукам и по ногам внешними обстоятельствами, стремится к недоступной для него и тоже находящейся в тяжелом заточении женщине, то сущность стихотворения Лермонтова – к тому, что некое одинокое существо благодушно мечтает о каком-то далеком, прекрасном и тоже одиноком существе.

saginatus.livejournal.com

H.HEINE.LORELEY (перевод с немецкого) ~ Поэзия (Поэтические переводы)


Понять не могу,что со мною.
Сильно душа смущена-
И всё не даёт мне покоя
Старая сказка одна...

Прохладен над Рейном воздух,
Спокоен водный простор...
Лишь вдалеке темнеют
Вершины прибрежных гор...

Там,на скале отвесной
Прекрасная дева сидит.
И песней своей чудесной
Сознанье людей мутит...

Одежда её золотая
И гребень её золотой-
Волосы им убирая,
Нежно поёт над водой...

Гребец на маленькой лодке,
Про все преграды забыв,
Внимает ей,вёсла бросив-
Он слышит её мотив...

Встал в полный рост в лодчонке-
Не видит он буруна...
Настолько очаровала
Его своей песней она...

Песню эту услышав,
Он вспомнил свою мечту...
Не видит он острых рифов-
А смотрит лишь в высоту...

Я вижу,как он погибает.
Сомкнутся волны над ним...
Всё это Лорелея
Сделала пеньем своим...
            *   *   *
 Ich weiß nicht, was soll es bedeuten,
Daß ich so traurig bin,
Ein Märchen aus uralten Zeiten,
Das kommt mir nicht aus dem Sinn.

Die Luft ist kühl und es dunkelt,
Und ruhig fließt der Rhein;
Der Gipfel des Berges funkelt,
Im Abendsonnenschein
.
Die schönste Jungfrau sitzet
Dort oben wunderbar,
Ihr gold′nes Geschmeide blitzet,
Sie kämmt ihr goldenes Haar,

Sie kämmt es mit goldenem Kamme,
Und singt ein Lied dabei;
Das hat eine wundersame,
Gewalt′ge Melodei.

 Den Schiffer im kleinen Schiffe,
Ergreift es mit wildem Weh;
Er schaut nicht die Felsenriffe,
Er schaut nur hinauf in die Höh′.

Ich glaube, die Wellen verschlingen
Am Ende Schiffer und Kahn,
Und das hat mit ihrem Singen,
Die Loreley getan.

www.chitalnya.ru

Стихотворение «Прочтение. Die Lorelei von Heinrich Heine», поэт Просто Икока

Прочтение. Die Lorelei von Heinrich Heine

Ich weiβ nicht, was soll es bedeuten

Daβ ich so traurig bin;

Ein Märchen aus alten Zeiten,

Das kommt mir nicht aus dem Sinn.

 

Die Luft ist kühl, und es dunkelt,

Und ruhig flieβt der Rhein;

Der Gipfel des Berges funkelt

Im Abendsonnenschein.

 

Die schönste Jungfrau sitzet

Dort oben wunderbar,

Ihr goldnes Geschmeide blitzet,

Sie kämmt ihr goldenes Haar.

 

Sie kämmt es mit goldenem Kamme,

Und singt ein Lied dabei;

Das hat eine wundersame,

Gewaltige Melodei.

 

Den Schiffer im kleinen Schiffe

Ergreift es mit wildem Weh;

Er schaut nicht die Felsenriffe,

Er schaut nur hinauf in die Höh’.

 

Ich glaube, die Wellen verschlingen

Am Ende Schiffer und Kahn;

Und das hat mit ihrem Singen

Die Lorelei getan.

 

Heinrich Heine

“Die Heimkehr”, 1823-1824

 

 

 

Обожаемый, точный, красивый перевод Самуила Маршака:

 

 

 

Не знаю, о чём я тоскую.

Покоя душе моей нет.

Забыть ни на миг не могу я

Преданье далёких лет.

 

Дохнуло прохладой, темнеет.

Струится река в тишине.

Вершина горы пламенеет

Над Рейном в закатном огне.

 

Девушка в светлом наряде

Сидит над обрывом крутым,

И блещут, как золото, пряди

Под гребнем её золотым.

 

Проводит по золоту гребнем

И песню поёт она.

И власти и силы волшебной

Зовущая песня полна.

 

Пловец в челноке беззащитном

С тоскою глядит в вышину.

Несётся он к скалам гранитным,

Но видит её одну.

 

А скалы кругом всё отвесней,

А волны- круче и злей.

И верно погубит песней

Пловца и челнок Лорелей.

poembook.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.