Геннадий буравкин стихи


Геннадий Буравкин зачаровал своими песнями

Вчера Беларусь простилась с Геннадием Буравкиным — поэтом, ставшим при жизни классиком. Многие стихи Геннадия Николаевича были положены на музыку, а песни — любимы и популярны далеко за пределами нашей страны. Песня композитора Игоря Лученка на стихи Геннадия Буравкина «Зачарованная» нескольким артистам из разных стран принесла звания лауреатов международных конкурсов.



Игорь Лученок, Эдуард Ханок, Эдуард Зарицкий, Евгений Глебов, Василий Раинчик, Евгений Магалиф и другие композиторы написали несколько десятков песен на стихи Геннадия Буравкина. Сколько их звучало в 70-90-е годы! Вспомним «Белыя крылы», «Паваражы», «Баллада о Че Геваре», «Франтавыя дарогі», «Першае спатканне», «Больш табе я не пазваню» и, конечно, «Конь незацугляны». 


Игорь Лученок, Виктор Вуячич и Геннадий Буравкин

В последние годы песни авторства Геннадия Буравкина звучали с разных сцен, но чем больше была сцена, тем чаще забывали назвать имя поэта или произносили его скороговоркой. И только на концертах Национального академического народного оркестра имени Иосифа Жиновича всегда, объявляя песни на стихи Геннадия Буравкина, не забывали назвать имя автора.

Много лет Геннадий Николаевич посещал концерты оркестра по приглашению маэстро Михаила Козинца. Так было и на совместном творческом вечере Игоря Лученка и Эдуарда Ханка, когда триумф композиторов разделил и поэт. Последний раз песня «Зачарованная» звучала в Белгосфилармонии 22 апреля. В тот день Геннадия Буравкина в зале не было — самочувствие уже не позволяло. А публика пела «Зачарованную» вместе с Петром Елфимовым.

Naviny.by подготовили виртуальной концерт из песен на стихи Геннадия Буравкина и вместе с артистами вспоминали поэта, уход которого останется «незагойнаю ранай» в наших сердцах.

Трудно говорить о нем в прошедшем времени

— Страшно, неожиданно, больно. Мы за пределами Беларуси и не можем попрощаться. Сегодня весь день плачу. Я его боготворю как человека и поэта. Мудрый, интеллигентный, невероятно эрудированный человек с большим сердцем и доброй душой. Когда Геннадий Николаевич руководил Гостелерадио БССР — это было золотое время для белорусской культуры,
— вспоминает народная артистка Беларуси Ядвига Поплавская. — Для меня с Сашей он не только великий поэт, но и пример в семейной жизни. Со своей Юлией Геннадий Николаевич — одно целое. Мне трудно говорить о нем в прошедшем времени. Знаю, что в моем сердце он останется навсегда, буду с ними мысленно советоваться и каждый день буду за него молится.

«Завируха» — одна из самых любимых наших песен «верасовского» периода. До сих пор ее знают и любят на просторах бывшего Советского Союза. Эта песня — часть жизни целого поколения. Где-то в Сибири мне рассказывали историю о том, что под «Завіруху» парень пригласил девушку танцевать и так они познакомились, под эту же песню он сделал ей предложение и на свадьбе «Завіруха» была главной песней.

Мы потеряли близкого, родного человека. Пусть земля ему будет пухом. И пусть Бог даст сил его близким пережить это горе.

«Зачарованная» — жемчужина в репертуаре

— Весть о кончине Геннадия Буравкина буквально сковала мое сознание, настолько неожиданно это произошло,
— поделился заслуженный артист БССР, солист ансамбля «Белорусские песняры» Валерий Дайнеко. — Каких-то полгода назад мы виделись и записывались с ним в одной телепередаче. Он был, как всегда, весел, улыбчив, рассыпался в искрометных шутках. Мы сидели в кафе на берегу Комсомольского озера и вспоминали те небольшие мгновения жизни, когда пересекались с ним в разных точках планеты, одной из которых была встреча в Нью-Йорке в 1991году, где он работал постоянным представителем Беларуси в ООН. Мы были у него дома в гостях за рюмкой чая. С благословения Геннадия это был Год Максима Богдановича, к юбилею которого мы показывали нашу программу «Вянок» в Америке.

Вспоминали и наши творческие встречи, ведь в репертуаре «Песняров» и «Белорусских песняров» были песни на стихи Геннадия, одну из которых мне посчастливилось спеть, и я благодарен судьбе за это!

Стихи его настолько чисты, что растворяются в музыке, и петь их — сплошное удовольствие! Четыре года назад я был в гостях у поэта с необычной просьбой: адаптировать «Зачарованную» для дуэтного варианта. Хочу исполнить эту песню со своей дочерью Викой. Сейчас мы просто обязаны это сделать! Я считаю «Зачарованную» жемчужиной в творчестве самого Геннадия и всех тех, у кого эта песня в репертуаре.

Вспоминали мы и новые песни, которые были нами исполнены уже в двухтысячные годы. Это и романс «Ці успамінала ты мяне» и песня Александра Катикова «Палавінка» — так мы переименовали стихи «Напамін халасцяку». К нашему юбилейному концерту в Минске мы готовим новую аранжировку этой песни.

Почти всю ночь по дороге из Москвы в Курск я вспоминал о нашей последней встрече... И, тем не менее, мне не хочется верить, что это произошло, хотя понимаю, что жизнь — хрупкая вещь, к которой нужно бережно относиться. Досадно, что мы на гастролях и не можем попрощаться с Геннадием. Вечная память великому поэту, человеку и гражданину!

Время «Малітвы» еще придет

— Не могу сказать, что мы были друзьями и даже общались не часто — так складывалась жизнь, — отметил народный артист Беларуси композитор Эдуард Ханок. — Но несомненно, что наше творческое содружество — совсем небольшое по количеству песен: «Завіруха», «Малітва» и «Жар-птушка» — одна из ярких страниц в моей жизни. В начале 90-х «Малітва» точно попала в свое время, поэтому была популярна. Хочется надеяться, что ее снова запоют!

А ее и теперь поют! Пусть не на большой сцене, но зато от чистых детских душ!


От Liryka до «Варанка»

— Семь лет назад я записал альбом Liryka на стихи Геннадия Буравкина. Нас познакомил Владимир Неклеяев, — рассказал Дмитрий Войтюшкевич. — А в прошлом году записали альбом «Варанок» — песни в стилистике шансона. Предложение было неожиданным, но интересным.



Иногда, к сожалению, у людей почтенного возраста пропадает интерес к жизни. Спадар Геннадий по-прежнему любил жизнь: душа не старела! В его характере оказалось и какая-то доля авантюризма, иначе бы просто не было «Варанка». Пожалуй, меня больше одолевали опасения по поводу этого альбома. Буквально месяц назад мы обсуждали эту нашу работу, и спадар Геннадий сказал, что он доволен результатом: альбом приняли профессионалы и публика. Хотя мы ограничены в медиапространстве, но и в таких условиях к альбому есть устойчивый интерес.

Песни на стихи Геннадия Буравкина — «Калыханка», «Зачарованная» звучат в эфире каждый день. Но теперь не принято называть имена авторов. На своих концертах я нередко устраиваю конкурс для слушателей. Все знают куда «буслы схавалі свае доўгія насы», но единицы могут назвать имя автора стихов. Кто знает, тот получает приз. Такая ирония судьбы: песни знают, имя автора — нет. Недавно в Москве в ресторане слышал «Завіруху»…

Мама спадара Геннадия прожила 101 год, и я планировал, что мы с ни еще долго будем вместе работать. Верю, что придет то время, когда стихи Геннадия Буравкина будут в школьной программе рядом с произведениями Купалы и Богдановича.

Лучшие песни «Песняров»

— Меня это известие потрясло. Ушел из жизни великий, а я именно так и считаю, великий белорусский поэт, — подчеркнул заслуженный артист БССР, солист ансамбля «Белорусские песняры» Игорь Пеня. — Настоящий гражданин, умный и интеллигентный человек, с которым у «Песняров» была связана вся жизнь. На его стихи мы пели свои лучшие песни.

Никогда не забуду поездку в США в начале 90-х, когда Геннадий пригласил весь ансамбль к себе домой. Он тогда работал в Нью-Йорке, и для нас его квартира стала родным домом. Читал стихи, пел с нами песни, а его красавица-жена угощала белорусскими драниками...

Кстати, стихи «Цi ўспамiнала ты мяне» он посвятил своей жене Юлии, и каждый раз, когда я пою эту песню, написанную Олегом Авериным около 20 лет назад, не могу не волноваться. Настолько талантливо, точно, искренне передал он в стихах настоящую любовь...

Мы всегда будем гордиться тем, что жили в одно время с этим великим человеком. Вечная ему память.

Беларусь потеряла великого сына

«Я ўдзячны лёсу» — так называется песня Евгения Глебова на стихи Геннадия Буравкина и один из альбомов ансамбля «Сябры». Известие о кончине Геннадия Буравкина застало Анатолия Ярмоленко в гастрольном туре.

— Благодарен судьбе, что мне выпало счастье общаться с Геннадием, — сказал художественный руководитель ансамбля «Сябры» народный артист Беларуси Анатолий Ярмоленко. — Высокоинтеллектуальный и интеллигентный человек, настоящий патриот, кладезь интересных историй, талантливый поэт, прекрасный семьянин.

В репертуаре «Сяброў» не так много песен на стихи Геннадия Буравкина, но каждая их них — наш золотой фонд: «Саперніца», «Чарнобыль». Всегда исполняем в концертах «Жар-птушку»

Мне запомнилась поездка в США в 1993 году и выступление «Сяброў» в библиотеке ООН. Все это организовал Геннадий. Концерт и другие мероприятия посетили более ста послов разных государств. Буравкин тогда работал в США, но его душа рвалась «з сытага Нью-Йорка ў Мінск, дзе гастраноміі — на грош». Может, поэтому у него получалось достойно представлять нашу страну на международной арене. Геннадий Николаевич «не ганіў землі чужыя», а любить Беларусь так, как любил он, нам всем еще нужно учиться.

Беларусь потеряла великого сына, а семья — любимого мужа, отца и деда. Мои искренние соболезнования Юлии и всей семье.

При любой должности — Человек и Поэт

— Геннадий Николаевич совершенно потрясающий человек! Мне посчастливилось работать вместе с ним, — сказал заслуженный артист БССР Леонид Борткевич. — Когда я ушел из «Песняров», то в ожидании вакансии солиста Гостелерадио БССР работал музыкальным редактором. Мне это было очень интересно. Потом успешно прошел конкурс и стал солистом. Я благодарен Геннадию Николаевичу за то, что он тогда подержал лично меня и хочу отметить, что он защищал и поддерживал всех артистов. Защищал, прежде всего, от чиновников. Высокая должность не превратила Геннадия Николаевича в одного из чиновников, он оставался Человеком и Поэтом.

В то время песня Игоря Лученка на стихи Геннадия Буравкина «Матылі» в моем исполнении стала лауреатом всесоюзного фестиваля «Песня-82».

В Америке в белорусской суполке кто-то дал мне верш «Я не ганю землі чужыя».

Толькі дзе за морам ні жыў я,
Беларусь мая снілася мне.

Эти строки настолько точно передавали мое душевное состояние, что я не мог не написать музыку, и потом вместе с Данчиком часто пели эту песню.

Геннадий Буравкин — великий поэт, настоящий человек, очень грамотный руководитель. Во всех этих ипостасях он был одинаково талантлив. Его уход — большая потеря для Беларуси, потому что даже на нашей земле такие люди редко рождаются.

naviny.by

Генадзь БУРАВКИН: Стихи - это мои цветы жене

28 августа Генадзю Буравкину исполняется семьдесят. Три месяца назад у поэта был инфаркт и остановка сердца прямо в здании Министерства юстиции. Буравкин пришел туда отстаивать Союз белорусских писателей. Спас Генадзя Николаевича его друг, который своими руками запустил сердце поэта.

Это лето Генадзь Буравкин проводит на своей даче. 25 минут на электричке - и я в Крыжовке. Поэт встречает на станции. Лесная тропинка приводит к просторному деревянному дому.

Деньги на дачу я одолжил у Макаёнка

- Спадар Генадзь, пока ехал к вам, все думал: почему у вас дача здесь, а не на Лысой горе, с остальными писателями.

- Это хорошо, когда твои соседи - не коллеги-писатели, а с одной стороны шофер, с другой - строитель. Здесь недалеко дача Николая Матуковского. Я часто приезжал к нему, мне нравилось это место. И как-то за столом Макаёнок говорит: тебе надо иметь дачу, а денег я одолжу! Подыскали домик, но возникла проблема: как эту куплю-продажу оформить? И вот тут помог Машеров.

- Вы рассказывали случай из детства, как вас с семьей чуть не сожгли в бане каратели. Спас тогда старый немец, который отпер двери, пока остальные ходили за бензином. И вот в этом году - инфаркт, остановка сердца. Но все обошлось. Как думаете, Бог милосерден к вам?

- Бог оберегал меня по жизни. И последний случай с инфарктом - это тоже божья милость, что я остался дальше жить на земле.

- Вы отдаете эти авансы?

- Я стараюсь не изменять определенным принципам, верю в справедливость. А считать, что ты оправдался перед Богом, было бы слишком самонадеянно. Знаете, мой отец был заядлым атеистом, а мамина сестра - искренне верующая. Между ними всегда шли дискуссии. Я был на стороне тёти. А пока папа был на войне, мама окрестила нас с сестрой. Но я никогда, например, не крещусь - и сейчас не осмеливаюсь лицемерить. Я живу с Богом в душе, но без церковной демонстрации этого

Мои чувства к жене остались такими же свежими

- Чего вы боитесь в своей жизни?

- Если вдруг что-то случится плохое с близкими мне людьми, а я буду бессилен помочь, это страшно. И не дай Бог, если Беларуси так и не удастся стать самостоятельным государством с мировым признанием и узнаванием, если белорусы так и не поймут ценность своей истории, языка и культуры.

- Спадар Генадзь, вы вообще чувствуете, что через несколько дней вам семьдесят?

- Я не чувствую, что я другой, чем, скажем, в тридцать лет. Но физически возраст чувствуется. Бывает, по старой привычке хочется рвануться куда-нибудь, и вдруг... и силы не те...

- А вы, как и в 30 лет, признаетесь жене в любви?

- Для меня сегодня важнее глубинное, а не внешнее. Мне кажется, что тот, кто слишком уж демонстрирует чувства - хочет или самого себя убедить, или другим показать. Конечно, сегодня того "юначага кахання" уже нет, но свежесть чувств сохранилась. Про свою любовь я говорю не напрямую, а в стихах. Это мои цветы жене.

- Внуки здесь с вами все летние каникулы проводят?

- У меня четверо внуков. Павлику 16, Ване 12, Арсению 10 и Машеньке 3 года скоро будет. Ходим вместе по лесу, показываю им, какие есть деревья, птицы.... С детьми я не успевал делать этого - была работа. Когда внуки у меня что-то спрашивают, просят о чем-то, я радуюсь, чувствую себя нужным.

Книжек у меня было бы гораздо больше

- Спадар Генадзь, юбилей как отмечать будете?

- С семьей и близкими друзьями, здесь, на даче, сядем за стол, сделаем шашлык, повспоминаем что-то, посмеемся. Бурных празднеств устраивать не собираюсь, да и предложений не было. Обидно, когда ты что-то умеешь, хочешь дать своей стране, а от тебя это не только не требуют, но и не хотят брать. Белорусскому государству я отдал много. Если бы я не служил своей стране, то книжек у меня было бы гораздо больше. Утешал себя тем, что все, что я делал как руководитель телевидения и как представитель Беларуси в ООН, - все во имя Беларуси.

- Но про "каханне" у вас стихов побольше будет, чем про Беларусь.

- Был такой случай, когда вышла моя книжка "вершаў пра каханне" "Пяшчота". Один чиновник из ЦК упрекал, мол, в то время как народ борется над выполнением плана пятилетки, Буравкин пишет «вершы» про любовь...

ПОЗДРАВЛЯЕМ!

Светлана АЛЕКСИЕВИЧ, писательница:

Я могу спорить с ним, могу не соглашаться, но я всегда люблю его

- Буравкин - одна из личностей того времени, когда литература играла огромную роль в жизни. Таких людей мало, это особенно видно после ухода Янки Брыля, и я рада сказать ему об этом. Когда Геннадий Буравкин был председателем Гостелерадио, я написала сценарий о старой белорусской женщине. Мне сказали: ”Кому интересна старуха?” Я прошла к Буравкину. Он прочитал сценарий, и кино было снято.

Это одна из тех сильных натур, которым я по-хорошему завидую. Он слышит время, свою землю. Сегодня в литературе появился тип писателя, который занят только литературой. Но славянской литературе всегда будет не хватать таких писателей, как Василь Быков, Алесь Адамович, Янка Брыль. Можно только радоваться, что они есть.

Эдуард МЕЛЬНИКОВ, журналист, 25 лет проработавший на телевидении:

С его приходом на телевидении повеяло новизной

- Даже в пределах советской системы телевидение могло быть разным. Когда Геннадий Николаевич пришел на БТ в конце семидесятых и принес определенную степень свободы. Это было немало по тем временам. Мы проводили журналистские расследования, часто сопряженные с реальными проблемами и трудностями. Высокопоставленный чиновник мог позвонить и требовать увольнения журналиста. Но если Буравкин давал добро на передачу, мы знали, что он будет защищать нас на всех уровнях. На совещания ходили не только чтобы решить дела, но и чтобы услышать его яркую образную речь. Хочется надеяться, что наше телевидение станет европейским. Чтобы это произошло, стоит многое вспомнить из телевидения времен Буравкина.

www.kp.by

Буравкин, Геннадий Николаевич — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Генна́дий Никола́евич Бура́вкин (белор. Гена́дзь Мікала́евіч Бура́ўкін; 1936—2014) — белорусский писатель, сценарист, общественно-политический деятель. Член КПСС. Член СП СССР (1961). Лауреат премии Ленинского комсомола Белоруссии (1972). Лауреат Государственной премии БССР имени Я. Купалы (1980). Лауреат литературной премии имени А. Адамовича (2005).

Родился 28 августа 1936 года в деревне Шулятино (ныне Россонский район, Витебская область, Беларусь) в семье служащего. В 1959 году окончил отделение журналистики филологического факультета БелГУ имени В. И. Ленина.

Работал в редакции журнала «Коммунист Белоруссии», редактором на Белорусском радио, заведующим отделом литературы, заместителем главного редактора газеты «Літаратура і мастацтва». В 1968—1972 годах — корреспондент газеты «Правда» в Белорусской ССР, в 1972—1978 годах — главный редактор литературного журнала «Маладосць», где печатал произведения Василя Быкова и Владимира Короткевича, а также книгу Алеся Адамовича, Янки Брыля и Владимира Колесника "Я с огненной деревни".[1]

В 1976 году в составе делегации БССР участвовал в работе 31-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН[2], однако в 1939 г. обратился до главы ВС Республики Беларусь с просьбой избавить его от этого поста. После возвращения, в 1994—1995, был заместителем министра культуры и печати[3].

С 1978 года — председатель Государственного комитета БССР по телевидению и радиовещанию. С 1990 года — постоянный представитель БССР (с 1991 года — Республики Беларусь) в ООН. Избирался депутатом ВС БССР (1980—1990). Являлся членом Белорусского ПЕН-центра (1989) и Союза белорусских писателей[4].

Был одним из инициаторов Закона о языках. Лауреат государственной премии имени Янки Купалы.

В 1994—1995 годах — заместитель министра культуры и печати Республики Беларусь. В 1995—2001 годах работал в журнале «Вожык». В 1997—1999 годах — председатель Общества белорусского языка имени Франциска Скорины. С 2008 года являлся главой наблюдательного совета финансируемого правительством Польши спутникового телеканала БелСат.

Член Белорусского ПЕН-клуба, соглава всебелорусского съезда за Независимость (2000). Член Рады белорусской интеллигенции.

С 2008 года являлся руководителем наблюдательного спутникового канала Белстат, который финансируется правительством Польши и вещает из Вильнюса на белорусском языке.

Умер 30 мая 2014 года в Минске[5].

Был дружен с рядом известных белорусских художников своего поколения. Часто речью Геннадия Буравкина открывались их художественные вернисажи.

Первые стихи напечатал в 1952 году в полоцкой областной газете. Автор сборников поэзии и прозы, книг для детей, сценариев документальных и художественных фильмов.

Переводил с русского, украинского, молдавского, болгарского. Перевел на белорусский язык комедию А. Хмелика «Пузырьки» (поставлена в 1966 году). В переводе Г. Буравкина вышел поэтический сборник Б. Олейника «Заклинание огня» (1979). Многие стихи Г. Буравкина положены белорусскими композиторами на музыку. Является автором слов гимна Полоцкого государственного университета.[6]

Составитель книги "Наш Быков" — первой книги воспоминаний про Василя Быкова.

Переводит на белорусский язык стихи русских, украинских, молдавских, болгарских поэтов.[1]

Сборники поэзии[править | править код]

  • белор. «Майская просінь» («Майская просинь») (1960)
  • белор. «З любоўю і нянавісцю зямною» («С любовью и ненавистью земной») (1963)
  • белор. «Дыханне» («Дыхание») (1966)
  • белор. «Выбраныя вершы» («Избранные стихи») (1969)
  • белор. «Жніво» («Жатва») (1971)
  • белор. «Выток» («Исток») (1974)
  • белор. «Вершы пяці кніг» («Стихи пяти книг») (1976)
  • белор. «Варта вернасці» («Караул верности») (1978)
  • белор. «Пяшчота» («Нежность») (1985)
  • белор. «Гняздо для птушкі радасці» («Гнездо для птицы радости») (1986)
  • белор. «Узмах крыла» («Взмах крыла») (1995)
  • белор. «Выбранае» («Избранное») (1998)
  • белор. «Паміж зоркай і свечкай» («Между звездой и свечой») (2000)
  • белор. «Чытаю тайнапіс вачэй» («Читаю тайнопись глаз») (2001)
  • белор. «Жураўліная пара» («Журавлиная пора») (2004)

Сборник песенных текстов[править | править код]

  • белор. «Табе, Беларусь» («Тебе, Беларусь») (1984)

Книги для детей[править | править код]

  • белор. «Тры казкі пра Зая» («Три сказки о Зае») (1974)
  • белор. «Сінія арэлі» («Синие качели») (1987)

Документальная книга[править | править код]

  • белор. «Тры старонкі з легенды» («Три страницы из легенды») (1971)

Избранное[править | править код]

  • белор. «Выбранае : у 2 тамах» («Избранное : в 2 томах») (1986)

В переводе на русский язык[править | править код]

  • Буравкин, Г. Три страницы из легенды : Документальная повесть о Н. А. Богдановой / Г. Буравкин ; Сокр. пер. с белорус. Э. Корпачева. — 2-е изд. — Москва : Молодая гвардия, 1983. — 64 с. (Серия «Юные герои»)
  • Барсток, М. Н. Руплівы поўдзень : нарыс творчасці Генадзя Бураўкіна / Марына Барсток. — Мінск : Мастацкая літаратура, 1984. — 173 с.

ru.wikipedia.org

Геннадий Буравкин зачаровал своими песнями

Вчера Беларусь простилась с Геннадием Буравкиным — поэтом, ставшим при жизни классиком. Многие стихи Геннадия Николаевича были положены на музыку, а песни — любимы и популярны далеко за пределами нашей страны. Песня композитора Игоря Лученка на стихи Геннадия Буравкина «Зачарованная» нескольким артистам из разных стран принесла звания лауреатов международных конкурсов.



Игорь Лученок, Эдуард Ханок, Эдуард Зарицкий, Евгений Глебов, Василий Раинчик, Евгений Магалиф и другие композиторы написали несколько десятков песен на стихи Геннадия Буравкина. Сколько их звучало в 70-90-е годы! Вспомним «Белыя крылы», «Паваражы», «Баллада о Че Геваре», «Франтавыя дарогі», «Першае спатканне», «Больш табе я не пазваню» и, конечно, «Конь незацугляны». 


Игорь Лученок, Виктор Вуячич и Геннадий Буравкин

В последние годы песни авторства Геннадия Буравкина звучали с разных сцен, но чем больше была сцена, тем чаще забывали назвать имя поэта или произносили его скороговоркой. И только на концертах Национального академического народного оркестра имени Иосифа Жиновича всегда, объявляя песни на стихи Геннадия Буравкина, не забывали назвать имя автора.

Много лет Геннадий Николаевич посещал концерты оркестра по приглашению маэстро Михаила Козинца. Так было и на совместном творческом вечере Игоря Лученка и Эдуарда Ханка, когда триумф композиторов разделил и поэт. Последний раз песня «Зачарованная» звучала в Белгосфилармонии 22 апреля. В тот день Геннадия Буравкина в зале не было — самочувствие уже не позволяло. А публика пела «Зачарованную» вместе с Петром Елфимовым.

Naviny.by подготовили виртуальной концерт из песен на стихи Геннадия Буравкина и вместе с артистами вспоминали поэта, уход которого останется «незагойнаю ранай» в наших сердцах.

Трудно говорить о нем в прошедшем времени

— Страшно, неожиданно, больно. Мы за пределами Беларуси и не можем попрощаться. Сегодня весь день плачу. Я его боготворю как человека и поэта. Мудрый, интеллигентный, невероятно эрудированный человек с большим сердцем и доброй душой. Когда Геннадий Николаевич руководил Гостелерадио БССР — это было золотое время для белорусской культуры,
— вспоминает народная артистка Беларуси Ядвига Поплавская. — Для меня с Сашей он не только великий поэт, но и пример в семейной жизни. Со своей Юлией Геннадий Николаевич — одно целое. Мне трудно говорить о нем в прошедшем времени. Знаю, что в моем сердце он останется навсегда, буду с ними мысленно советоваться и каждый день буду за него молится.

«Завируха» — одна из самых любимых наших песен «верасовского» периода. До сих пор ее знают и любят на просторах бывшего Советского Союза. Эта песня — часть жизни целого поколения. Где-то в Сибири мне рассказывали историю о том, что под «Завіруху» парень пригласил девушку танцевать и так они познакомились, под эту же песню он сделал ей предложение и на свадьбе «Завіруха» была главной песней.

Мы потеряли близкого, родного человека. Пусть земля ему будет пухом. И пусть Бог даст сил его близким пережить это горе.

«Зачарованная» — жемчужина в репертуаре

— Весть о кончине Геннадия Буравкина буквально сковала мое сознание, настолько неожиданно это произошло,
— поделился заслуженный артист БССР, солист ансамбля «Белорусские песняры» Валерий Дайнеко. — Каких-то полгода назад мы виделись и записывались с ним в одной телепередаче. Он был, как всегда, весел, улыбчив, рассыпался в искрометных шутках. Мы сидели в кафе на берегу Комсомольского озера и вспоминали те небольшие мгновения жизни, когда пересекались с ним в разных точках планеты, одной из которых была встреча в Нью-Йорке в 1991году, где он работал постоянным представителем Беларуси в ООН. Мы были у него дома в гостях за рюмкой чая. С благословения Геннадия это был Год Максима Богдановича, к юбилею которого мы показывали нашу программу «Вянок» в Америке.

Вспоминали и наши творческие встречи, ведь в репертуаре «Песняров» и «Белорусских песняров» были песни на стихи Геннадия, одну из которых мне посчастливилось спеть, и я благодарен судьбе за это!

Стихи его настолько чисты, что растворяются в музыке, и петь их — сплошное удовольствие! Четыре года назад я был в гостях у поэта с необычной просьбой: адаптировать «Зачарованную» для дуэтного варианта. Хочу исполнить эту песню со своей дочерью Викой. Сейчас мы просто обязаны это сделать! Я считаю «Зачарованную» жемчужиной в творчестве самого Геннадия и всех тех, у кого эта песня в репертуаре.

Вспоминали мы и новые песни, которые были нами исполнены уже в двухтысячные годы. Это и романс «Ці успамінала ты мяне» и песня Александра Катикова «Палавінка» — так мы переименовали стихи «Напамін халасцяку». К нашему юбилейному концерту в Минске мы готовим новую аранжировку этой песни.

Почти всю ночь по дороге из Москвы в Курск я вспоминал о нашей последней встрече... И, тем не менее, мне не хочется верить, что это произошло, хотя понимаю, что жизнь — хрупкая вещь, к которой нужно бережно относиться. Досадно, что мы на гастролях и не можем попрощаться с Геннадием. Вечная память великому поэту, человеку и гражданину!

Время «Малітвы» еще придет

— Не могу сказать, что мы были друзьями и даже общались не часто — так складывалась жизнь, — отметил народный артист Беларуси композитор Эдуард Ханок. — Но несомненно, что наше творческое содружество — совсем небольшое по количеству песен: «Завіруха», «Малітва» и «Жар-птушка» — одна из ярких страниц в моей жизни. В начале 90-х «Малітва» точно попала в свое время, поэтому была популярна. Хочется надеяться, что ее снова запоют!

А ее и теперь поют! Пусть не на большой сцене, но зато от чистых детских душ!


От Liryka до «Варанка»

— Семь лет назад я записал альбом Liryka на стихи Геннадия Буравкина. Нас познакомил Владимир Неклеяев, — рассказал Дмитрий Войтюшкевич. — А в прошлом году записали альбом «Варанок» — песни в стилистике шансона. Предложение было неожиданным, но интересным.



Иногда, к сожалению, у людей почтенного возраста пропадает интерес к жизни. Спадар Геннадий по-прежнему любил жизнь: душа не старела! В его характере оказалось и какая-то доля авантюризма, иначе бы просто не было «Варанка». Пожалуй, меня больше одолевали опасения по поводу этого альбома. Буквально месяц назад мы обсуждали эту нашу работу, и спадар Геннадий сказал, что он доволен результатом: альбом приняли профессионалы и публика. Хотя мы ограничены в медиапространстве, но и в таких условиях к альбому есть устойчивый интерес.

Песни на стихи Геннадия Буравкина — «Калыханка», «Зачарованная» звучат в эфире каждый день. Но теперь не принято называть имена авторов. На своих концертах я нередко устраиваю конкурс для слушателей. Все знают куда «буслы схавалі свае доўгія насы», но единицы могут назвать имя автора стихов. Кто знает, тот получает приз. Такая ирония судьбы: песни знают, имя автора — нет. Недавно в Москве в ресторане слышал «Завіруху»…

Мама спадара Геннадия прожила 101 год, и я планировал, что мы с ни еще долго будем вместе работать. Верю, что придет то время, когда стихи Геннадия Буравкина будут в школьной программе рядом с произведениями Купалы и Богдановича.

Лучшие песни «Песняров»

— Меня это известие потрясло. Ушел из жизни великий, а я именно так и считаю, великий белорусский поэт, — подчеркнул заслуженный артист БССР, солист ансамбля «Белорусские песняры» Игорь Пеня. — Настоящий гражданин, умный и интеллигентный человек, с которым у «Песняров» была связана вся жизнь. На его стихи мы пели свои лучшие песни.

Никогда не забуду поездку в США в начале 90-х, когда Геннадий пригласил весь ансамбль к себе домой. Он тогда работал в Нью-Йорке, и для нас его квартира стала родным домом. Читал стихи, пел с нами песни, а его красавица-жена угощала белорусскими драниками...

Кстати, стихи «Цi ўспамiнала ты мяне» он посвятил своей жене Юлии, и каждый раз, когда я пою эту песню, написанную Олегом Авериным около 20 лет назад, не могу не волноваться. Настолько талантливо, точно, искренне передал он в стихах настоящую любовь...

Мы всегда будем гордиться тем, что жили в одно время с этим великим человеком. Вечная ему память.

Беларусь потеряла великого сына

«Я ўдзячны лёсу» — так называется песня Евгения Глебова на стихи Геннадия Буравкина и один из альбомов ансамбля «Сябры». Известие о кончине Геннадия Буравкина застало Анатолия Ярмоленко в гастрольном туре.

— Благодарен судьбе, что мне выпало счастье общаться с Геннадием, — сказал художественный руководитель ансамбля «Сябры» народный артист Беларуси Анатолий Ярмоленко. — Высокоинтеллектуальный и интеллигентный человек, настоящий патриот, кладезь интересных историй, талантливый поэт, прекрасный семьянин.

В репертуаре «Сяброў» не так много песен на стихи Геннадия Буравкина, но каждая их них — наш золотой фонд: «Саперніца», «Чарнобыль». Всегда исполняем в концертах «Жар-птушку»

Мне запомнилась поездка в США в 1993 году и выступление «Сяброў» в библиотеке ООН. Все это организовал Геннадий. Концерт и другие мероприятия посетили более ста послов разных государств. Буравкин тогда работал в США, но его душа рвалась «з сытага Нью-Йорка ў Мінск, дзе гастраноміі — на грош». Может, поэтому у него получалось достойно представлять нашу страну на международной арене. Геннадий Николаевич «не ганіў землі чужыя», а любить Беларусь так, как любил он, нам всем еще нужно учиться.

Беларусь потеряла великого сына, а семья — любимого мужа, отца и деда. Мои искренние соболезнования Юлии и всей семье.

При любой должности — Человек и Поэт

— Геннадий Николаевич совершенно потрясающий человек! Мне посчастливилось работать вместе с ним, — сказал заслуженный артист БССР Леонид Борткевич. — Когда я ушел из «Песняров», то в ожидании вакансии солиста Гостелерадио БССР работал музыкальным редактором. Мне это было очень интересно. Потом успешно прошел конкурс и стал солистом. Я благодарен Геннадию Николаевичу за то, что он тогда подержал лично меня и хочу отметить, что он защищал и поддерживал всех артистов. Защищал, прежде всего, от чиновников. Высокая должность не превратила Геннадия Николаевича в одного из чиновников, он оставался Человеком и Поэтом.

В то время песня Игоря Лученка на стихи Геннадия Буравкина «Матылі» в моем исполнении стала лауреатом всесоюзного фестиваля «Песня-82».

В Америке в белорусской суполке кто-то дал мне верш «Я не ганю землі чужыя».

Толькі дзе за морам ні жыў я,
Беларусь мая снілася мне.

Эти строки настолько точно передавали мое душевное состояние, что я не мог не написать музыку, и потом вместе с Данчиком часто пели эту песню.

Геннадий Буравкин — великий поэт, настоящий человек, очень грамотный руководитель. Во всех этих ипостасях он был одинаково талантлив. Его уход — большая потеря для Беларуси, потому что даже на нашей земле такие люди редко рождаются.

naviny.by

Перед смертью Буравкин успел подержать в руках книгу своих последних стихов

- Сегодня ровно две недели, как Геннадий Николаевич мне позвонил и попросил прийти, - рассказал «Комсомолке» исследователь белорусской литературы Сергей Шапран. - Я был у него через день, и он сказал, что у него ко мне три просьбы. Одна из них - подготовить книгу его стихотворений последнего времени. «Рабi як звычайную маю кнiгу, а не як пасмяротную. Пасмяротныя будуць пасля», - сказал он.

Стихи были в двух блокнотах. В одном Геннадием Николаевичем было написано вверху: «IX.2009 - X.2011 г.». Во втором блокноте - «X.2011 - » Последнее стихотворение датировано 21 декабря 2013 года. Оно посвящено вдове художника Арлена Кашкуревича.

Геннадий Николаевич просил поторопиться с этой книгой. Я сказал, чтобы он не волновался, что книгу стихов Бородулина «У неба пехатою» мы издали за месяц. И я попросил Геннадия Николаевича продержаться еще месяц. Но на следующий день он сказал: «Пастарайся зрабiць гэта за два тыднi».

Перед смертью Буравкин успел подержать в руках книгу своих последних стихов

С тех пор я занимался исключительно этой книгой. Когда в минувший понедельник был у Буравкина, Геннадий Николаевич неожиданно попросил книгу. Я растерялся, стал объяснять, что книга будет только в конце этой недели. Буравкин на это отреагировал так: «Ты не паспеў. Я не дачакаюся. Але рабi як i рабiў».

После этого Геннадий Николаевич закрыл глаза, и мы с Юлией Яковлевной (женой Буравкина. - Ред.) даже подумали, что он умер… Я так был растерян, что сразу же позвонил издателю Геннадию Винярскому в «Кнiгазбор» и спросил, можно ли что-то придумать, чтобы Буравкин подержал в руках хотя бы один экземпляр этой книги. И уже на следующий день вечером вместе с редактором этой книги Владимиром Некляевым, его женой Олей и журналистом Глебом Лободенко в присутствии жены и детей Геннадия Николаевича мы подарили ему сигнальный экземпляр его новой книги, названии е которой дал он сам - «Нагаварыцца з зоркамi». Таким образом, мы исполнили, как говорил сам Буравкин, его последнее и главное желание. Это стало возможным благодаря поддержке бизнесмена и мецената Павла Береговича и дружной работе всей команды, которая и готовила книгу. Что же до тиража, то, надеюсь, он будет на следующей неделе.

- А какие еще две просьбы были?

- Буравкин попросил, чтобы я приходил к нему каждый день. Эта просьба была связана с тем, что Геннадий Николаевич не успел написать воспоминания, и мы ежедневно разговаривали с ним под диктофонную запись, - пока он мог говорить. О третьей просьбе рассказывать пока не время.

- Какими были эти последние дни поэта?

- Надо сказать, что Геннадий Николаевич уходил очень мужественно. Я был у него дома ежедневно и видел, что болезнь буквально съедала его. Однако Буравкин ни на что не жаловался, практически никак не высказывал, как же неимоверно тяжело ему. Я однажды так и сказал ему: «Генадзь Мікалаевіч, памятаеце, мы былі разам з вамі і Рыгорам Барадуліным у Бараўлянах у Васіля Быкава, і пасля вы сказалі, што Васіль Уладзіміравіч паводзіў сябе вельмі мужна. Дык і вам я магу сказаць, што вы трымаецеся мужна і годна». И Буравкин ответил: «Дзякуй. Я стараюся». Геннадий Николаевич действительно достойно прожил свою жизнь и достойно ушел.

Перед смертью Буравкин успел подержать в руках книгу своих последних стихов

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Умер Генадзь Бураўкін

Последнее время спадар Генадзь неважно себя чувствовал и редко появлялся на публике. Не смог прийти он и на похороны лучшего друга Рыгора Бородулина, но мы ждали, что он скоро поправится. Не дождались… Читать далее >>

Генадзь Буравкин. Кадры жизни Для одних поэт Генадзь Буравкин - автор любимой "Калыханкi", под которую засыпали тысячи малышей, для других - пример виртуозной дипломатической работы (он был постоянным представителем Республики Беларусь при ООН в 1990-1994 годах), а еще это человек, который сделал белорусское телевидение по-настоящему белорусским. Его помнят разным, а на фотографиях он вот такой... Читать далее >> Генадзь Бураўкін. Паэт, які падарыў дзецям “Калыханку” і “Малітву” усім беларусам Прадстаўнік Беларусі пры ААН, кіраўнік беларускага тэлебачання, грамадскі дзеяч і сапраўдны беларус… Читать далее >>

Для одних поэт Генадзь Буравкин - автор любимой "Калыханкi", под которую засыпали тысячи малышей, для других - пример виртуозной дипломатической работы (он был постоянным представителем Республики Беларусь при ООН в 1990-1994 годах), а еще это человек, который сделал белорусское телевидение по-настоящему белорусским. Его помнят разным, а на фотографиях он вот такой... Читать далее >>

Прадстаўнік Беларусі пры ААН, кіраўнік беларускага тэлебачання, грамадскі дзеяч і сапраўдны беларус… Читать далее >>

www.kp.by

Геннадий Буравкин зачаровал своими песнями

Вчера Беларусь простилась с Геннадием Буравкиным — поэтом, ставшим при жизни классиком. Многие стихи Геннадия Николаевича были положены на музыку, а песни — любимы и популярны далеко за пределами нашей страны. Песня композитора Игоря Лученка на стихи Геннадия Буравкина «Зачарованная» нескольким артистам из разных стран принесла звания лауреатов международных конкурсов.



Игорь Лученок, Эдуард Ханок, Эдуард Зарицкий, Евгений Глебов, Василий Раинчик, Евгений Магалиф и другие композиторы написали несколько десятков песен на стихи Геннадия Буравкина. Сколько их звучало в 70-90-е годы! Вспомним «Белыя крылы», «Паваражы», «Баллада о Че Геваре», «Франтавыя дарогі», «Першае спатканне», «Больш табе я не пазваню» и, конечно, «Конь незацугляны». 


Игорь Лученок, Виктор Вуячич и Геннадий Буравкин

В последние годы песни авторства Геннадия Буравкина звучали с разных сцен, но чем больше была сцена, тем чаще забывали назвать имя поэта или произносили его скороговоркой. И только на концертах Национального академического народного оркестра имени Иосифа Жиновича всегда, объявляя песни на стихи Геннадия Буравкина, не забывали назвать имя автора.

Много лет Геннадий Николаевич посещал концерты оркестра по приглашению маэстро Михаила Козинца. Так было и на совместном творческом вечере Игоря Лученка и Эдуарда Ханка, когда триумф композиторов разделил и поэт. Последний раз песня «Зачарованная» звучала в Белгосфилармонии 22 апреля. В тот день Геннадия Буравкина в зале не было — самочувствие уже не позволяло. А публика пела «Зачарованную» вместе с Петром Елфимовым.

Naviny.by подготовили виртуальной концерт из песен на стихи Геннадия Буравкина и вместе с артистами вспоминали поэта, уход которого останется «незагойнаю ранай» в наших сердцах.

Трудно говорить о нем в прошедшем времени

— Страшно, неожиданно, больно. Мы за пределами Беларуси и не можем попрощаться. Сегодня весь день плачу. Я его боготворю как человека и поэта. Мудрый, интеллигентный, невероятно эрудированный человек с большим сердцем и доброй душой. Когда Геннадий Николаевич руководил Гостелерадио БССР — это было золотое время для белорусской культуры,
— вспоминает народная артистка Беларуси Ядвига Поплавская. — Для меня с Сашей он не только великий поэт, но и пример в семейной жизни. Со своей Юлией Геннадий Николаевич — одно целое. Мне трудно говорить о нем в прошедшем времени. Знаю, что в моем сердце он останется навсегда, буду с ними мысленно советоваться и каждый день буду за него молится.

«Завируха» — одна из самых любимых наших песен «верасовского» периода. До сих пор ее знают и любят на просторах бывшего Советского Союза. Эта песня — часть жизни целого поколения. Где-то в Сибири мне рассказывали историю о том, что под «Завіруху» парень пригласил девушку танцевать и так они познакомились, под эту же песню он сделал ей предложение и на свадьбе «Завіруха» была главной песней.

Мы потеряли близкого, родного человека. Пусть земля ему будет пухом. И пусть Бог даст сил его близким пережить это горе.

«Зачарованная» — жемчужина в репертуаре

— Весть о кончине Геннадия Буравкина буквально сковала мое сознание, настолько неожиданно это произошло,
— поделился заслуженный артист БССР, солист ансамбля «Белорусские песняры» Валерий Дайнеко. — Каких-то полгода назад мы виделись и записывались с ним в одной телепередаче. Он был, как всегда, весел, улыбчив, рассыпался в искрометных шутках. Мы сидели в кафе на берегу Комсомольского озера и вспоминали те небольшие мгновения жизни, когда пересекались с ним в разных точках планеты, одной из которых была встреча в Нью-Йорке в 1991году, где он работал постоянным представителем Беларуси в ООН. Мы были у него дома в гостях за рюмкой чая. С благословения Геннадия это был Год Максима Богдановича, к юбилею которого мы показывали нашу программу «Вянок» в Америке.

Вспоминали и наши творческие встречи, ведь в репертуаре «Песняров» и «Белорусских песняров» были песни на стихи Геннадия, одну из которых мне посчастливилось спеть, и я благодарен судьбе за это!

Стихи его настолько чисты, что растворяются в музыке, и петь их — сплошное удовольствие! Четыре года назад я был в гостях у поэта с необычной просьбой: адаптировать «Зачарованную» для дуэтного варианта. Хочу исполнить эту песню со своей дочерью Викой. Сейчас мы просто обязаны это сделать! Я считаю «Зачарованную» жемчужиной в творчестве самого Геннадия и всех тех, у кого эта песня в репертуаре.

Вспоминали мы и новые песни, которые были нами исполнены уже в двухтысячные годы. Это и романс «Ці успамінала ты мяне» и песня Александра Катикова «Палавінка» — так мы переименовали стихи «Напамін халасцяку». К нашему юбилейному концерту в Минске мы готовим новую аранжировку этой песни.

Почти всю ночь по дороге из Москвы в Курск я вспоминал о нашей последней встрече... И, тем не менее, мне не хочется верить, что это произошло, хотя понимаю, что жизнь — хрупкая вещь, к которой нужно бережно относиться. Досадно, что мы на гастролях и не можем попрощаться с Геннадием. Вечная память великому поэту, человеку и гражданину!

Время «Малітвы» еще придет

— Не могу сказать, что мы были друзьями и даже общались не часто — так складывалась жизнь, — отметил народный артист Беларуси композитор Эдуард Ханок. — Но несомненно, что наше творческое содружество — совсем небольшое по количеству песен: «Завіруха», «Малітва» и «Жар-птушка» — одна из ярких страниц в моей жизни. В начале 90-х «Малітва» точно попала в свое время, поэтому была популярна. Хочется надеяться, что ее снова запоют!

А ее и теперь поют! Пусть не на большой сцене, но зато от чистых детских душ!


От Liryka до «Варанка»

— Семь лет назад я записал альбом Liryka на стихи Геннадия Буравкина. Нас познакомил Владимир Неклеяев, — рассказал Дмитрий Войтюшкевич. — А в прошлом году записали альбом «Варанок» — песни в стилистике шансона. Предложение было неожиданным, но интересным.



Иногда, к сожалению, у людей почтенного возраста пропадает интерес к жизни. Спадар Геннадий по-прежнему любил жизнь: душа не старела! В его характере оказалось и какая-то доля авантюризма, иначе бы просто не было «Варанка». Пожалуй, меня больше одолевали опасения по поводу этого альбома. Буквально месяц назад мы обсуждали эту нашу работу, и спадар Геннадий сказал, что он доволен результатом: альбом приняли профессионалы и публика. Хотя мы ограничены в медиапространстве, но и в таких условиях к альбому есть устойчивый интерес.

Песни на стихи Геннадия Буравкина — «Калыханка», «Зачарованная» звучат в эфире каждый день. Но теперь не принято называть имена авторов. На своих концертах я нередко устраиваю конкурс для слушателей. Все знают куда «буслы схавалі свае доўгія насы», но единицы могут назвать имя автора стихов. Кто знает, тот получает приз. Такая ирония судьбы: песни знают, имя автора — нет. Недавно в Москве в ресторане слышал «Завіруху»…

Мама спадара Геннадия прожила 101 год, и я планировал, что мы с ни еще долго будем вместе работать. Верю, что придет то время, когда стихи Геннадия Буравкина будут в школьной программе рядом с произведениями Купалы и Богдановича.

Лучшие песни «Песняров»

— Меня это известие потрясло. Ушел из жизни великий, а я именно так и считаю, великий белорусский поэт, — подчеркнул заслуженный артист БССР, солист ансамбля «Белорусские песняры» Игорь Пеня. — Настоящий гражданин, умный и интеллигентный человек, с которым у «Песняров» была связана вся жизнь. На его стихи мы пели свои лучшие песни.

Никогда не забуду поездку в США в начале 90-х, когда Геннадий пригласил весь ансамбль к себе домой. Он тогда работал в Нью-Йорке, и для нас его квартира стала родным домом. Читал стихи, пел с нами песни, а его красавица-жена угощала белорусскими драниками...

Кстати, стихи «Цi ўспамiнала ты мяне» он посвятил своей жене Юлии, и каждый раз, когда я пою эту песню, написанную Олегом Авериным около 20 лет назад, не могу не волноваться. Настолько талантливо, точно, искренне передал он в стихах настоящую любовь...

Мы всегда будем гордиться тем, что жили в одно время с этим великим человеком. Вечная ему память.

Беларусь потеряла великого сына

«Я ўдзячны лёсу» — так называется песня Евгения Глебова на стихи Геннадия Буравкина и один из альбомов ансамбля «Сябры». Известие о кончине Геннадия Буравкина застало Анатолия Ярмоленко в гастрольном туре.

— Благодарен судьбе, что мне выпало счастье общаться с Геннадием, — сказал художественный руководитель ансамбля «Сябры» народный артист Беларуси Анатолий Ярмоленко. — Высокоинтеллектуальный и интеллигентный человек, настоящий патриот, кладезь интересных историй, талантливый поэт, прекрасный семьянин.

В репертуаре «Сяброў» не так много песен на стихи Геннадия Буравкина, но каждая их них — наш золотой фонд: «Саперніца», «Чарнобыль». Всегда исполняем в концертах «Жар-птушку»

Мне запомнилась поездка в США в 1993 году и выступление «Сяброў» в библиотеке ООН. Все это организовал Геннадий. Концерт и другие мероприятия посетили более ста послов разных государств. Буравкин тогда работал в США, но его душа рвалась «з сытага Нью-Йорка ў Мінск, дзе гастраноміі — на грош». Может, поэтому у него получалось достойно представлять нашу страну на международной арене. Геннадий Николаевич «не ганіў землі чужыя», а любить Беларусь так, как любил он, нам всем еще нужно учиться.

Беларусь потеряла великого сына, а семья — любимого мужа, отца и деда. Мои искренние соболезнования Юлии и всей семье.

При любой должности — Человек и Поэт

— Геннадий Николаевич совершенно потрясающий человек! Мне посчастливилось работать вместе с ним, — сказал заслуженный артист БССР Леонид Борткевич. — Когда я ушел из «Песняров», то в ожидании вакансии солиста Гостелерадио БССР работал музыкальным редактором. Мне это было очень интересно. Потом успешно прошел конкурс и стал солистом. Я благодарен Геннадию Николаевичу за то, что он тогда подержал лично меня и хочу отметить, что он защищал и поддерживал всех артистов. Защищал, прежде всего, от чиновников. Высокая должность не превратила Геннадия Николаевича в одного из чиновников, он оставался Человеком и Поэтом.

В то время песня Игоря Лученка на стихи Геннадия Буравкина «Матылі» в моем исполнении стала лауреатом всесоюзного фестиваля «Песня-82».

В Америке в белорусской суполке кто-то дал мне верш «Я не ганю землі чужыя».

Толькі дзе за морам ні жыў я,
Беларусь мая снілася мне.

Эти строки настолько точно передавали мое душевное состояние, что я не мог не написать музыку, и потом вместе с Данчиком часто пели эту песню.

Геннадий Буравкин — великий поэт, настоящий человек, очень грамотный руководитель. Во всех этих ипостасях он был одинаково талантлив. Его уход — большая потеря для Беларуси, потому что даже на нашей земле такие люди редко рождаются.

naviny.by

Геннадий Буравкин зачаровал своими песнями

Вчера Беларусь простилась с Геннадием Буравкиным — поэтом, ставшим при жизни классиком. Многие стихи Геннадия Николаевича были положены на музыку, а песни — любимы и популярны далеко за пределами нашей страны. Песня композитора Игоря Лученка на стихи Геннадия Буравкина «Зачарованная» нескольким артистам из разных стран принесла звания лауреатов международных конкурсов.



Игорь Лученок, Эдуард Ханок, Эдуард Зарицкий, Евгений Глебов, Василий Раинчик, Евгений Магалиф и другие композиторы написали несколько десятков песен на стихи Геннадия Буравкина. Сколько их звучало в 70-90-е годы! Вспомним «Белыя крылы», «Паваражы», «Баллада о Че Геваре», «Франтавыя дарогі», «Першае спатканне», «Больш табе я не пазваню» и, конечно, «Конь незацугляны». 


Игорь Лученок, Виктор Вуячич и Геннадий Буравкин

В последние годы песни авторства Геннадия Буравкина звучали с разных сцен, но чем больше была сцена, тем чаще забывали назвать имя поэта или произносили его скороговоркой. И только на концертах Национального академического народного оркестра имени Иосифа Жиновича всегда, объявляя песни на стихи Геннадия Буравкина, не забывали назвать имя автора.

Много лет Геннадий Николаевич посещал концерты оркестра по приглашению маэстро Михаила Козинца. Так было и на совместном творческом вечере Игоря Лученка и Эдуарда Ханка, когда триумф композиторов разделил и поэт. Последний раз песня «Зачарованная» звучала в Белгосфилармонии 22 апреля. В тот день Геннадия Буравкина в зале не было — самочувствие уже не позволяло. А публика пела «Зачарованную» вместе с Петром Елфимовым.

Naviny.by подготовили виртуальной концерт из песен на стихи Геннадия Буравкина и вместе с артистами вспоминали поэта, уход которого останется «незагойнаю ранай» в наших сердцах.

Трудно говорить о нем в прошедшем времени

— Страшно, неожиданно, больно. Мы за пределами Беларуси и не можем попрощаться. Сегодня весь день плачу. Я его боготворю как человека и поэта. Мудрый, интеллигентный, невероятно эрудированный человек с большим сердцем и доброй душой. Когда Геннадий Николаевич руководил Гостелерадио БССР — это было золотое время для белорусской культуры,
— вспоминает народная артистка Беларуси Ядвига Поплавская. — Для меня с Сашей он не только великий поэт, но и пример в семейной жизни. Со своей Юлией Геннадий Николаевич — одно целое. Мне трудно говорить о нем в прошедшем времени. Знаю, что в моем сердце он останется навсегда, буду с ними мысленно советоваться и каждый день буду за него молится.

«Завируха» — одна из самых любимых наших песен «верасовского» периода. До сих пор ее знают и любят на просторах бывшего Советского Союза. Эта песня — часть жизни целого поколения. Где-то в Сибири мне рассказывали историю о том, что под «Завіруху» парень пригласил девушку танцевать и так они познакомились, под эту же песню он сделал ей предложение и на свадьбе «Завіруха» была главной песней.

Мы потеряли близкого, родного человека. Пусть земля ему будет пухом. И пусть Бог даст сил его близким пережить это горе.

«Зачарованная» — жемчужина в репертуаре

— Весть о кончине Геннадия Буравкина буквально сковала мое сознание, настолько неожиданно это произошло,
— поделился заслуженный артист БССР, солист ансамбля «Белорусские песняры» Валерий Дайнеко. — Каких-то полгода назад мы виделись и записывались с ним в одной телепередаче. Он был, как всегда, весел, улыбчив, рассыпался в искрометных шутках. Мы сидели в кафе на берегу Комсомольского озера и вспоминали те небольшие мгновения жизни, когда пересекались с ним в разных точках планеты, одной из которых была встреча в Нью-Йорке в 1991году, где он работал постоянным представителем Беларуси в ООН. Мы были у него дома в гостях за рюмкой чая. С благословения Геннадия это был Год Максима Богдановича, к юбилею которого мы показывали нашу программу «Вянок» в Америке.

Вспоминали и наши творческие встречи, ведь в репертуаре «Песняров» и «Белорусских песняров» были песни на стихи Геннадия, одну из которых мне посчастливилось спеть, и я благодарен судьбе за это!

Стихи его настолько чисты, что растворяются в музыке, и петь их — сплошное удовольствие! Четыре года назад я был в гостях у поэта с необычной просьбой: адаптировать «Зачарованную» для дуэтного варианта. Хочу исполнить эту песню со своей дочерью Викой. Сейчас мы просто обязаны это сделать! Я считаю «Зачарованную» жемчужиной в творчестве самого Геннадия и всех тех, у кого эта песня в репертуаре.

Вспоминали мы и новые песни, которые были нами исполнены уже в двухтысячные годы. Это и романс «Ці успамінала ты мяне» и песня Александра Катикова «Палавінка» — так мы переименовали стихи «Напамін халасцяку». К нашему юбилейному концерту в Минске мы готовим новую аранжировку этой песни.

Почти всю ночь по дороге из Москвы в Курск я вспоминал о нашей последней встрече... И, тем не менее, мне не хочется верить, что это произошло, хотя понимаю, что жизнь — хрупкая вещь, к которой нужно бережно относиться. Досадно, что мы на гастролях и не можем попрощаться с Геннадием. Вечная память великому поэту, человеку и гражданину!

Время «Малітвы» еще придет

— Не могу сказать, что мы были друзьями и даже общались не часто — так складывалась жизнь, — отметил народный артист Беларуси композитор Эдуард Ханок. — Но несомненно, что наше творческое содружество — совсем небольшое по количеству песен: «Завіруха», «Малітва» и «Жар-птушка» — одна из ярких страниц в моей жизни. В начале 90-х «Малітва» точно попала в свое время, поэтому была популярна. Хочется надеяться, что ее снова запоют!

А ее и теперь поют! Пусть не на большой сцене, но зато от чистых детских душ!


От Liryka до «Варанка»

— Семь лет назад я записал альбом Liryka на стихи Геннадия Буравкина. Нас познакомил Владимир Неклеяев, — рассказал Дмитрий Войтюшкевич. — А в прошлом году записали альбом «Варанок» — песни в стилистике шансона. Предложение было неожиданным, но интересным.



Иногда, к сожалению, у людей почтенного возраста пропадает интерес к жизни. Спадар Геннадий по-прежнему любил жизнь: душа не старела! В его характере оказалось и какая-то доля авантюризма, иначе бы просто не было «Варанка». Пожалуй, меня больше одолевали опасения по поводу этого альбома. Буквально месяц назад мы обсуждали эту нашу работу, и спадар Геннадий сказал, что он доволен результатом: альбом приняли профессионалы и публика. Хотя мы ограничены в медиапространстве, но и в таких условиях к альбому есть устойчивый интерес.

Песни на стихи Геннадия Буравкина — «Калыханка», «Зачарованная» звучат в эфире каждый день. Но теперь не принято называть имена авторов. На своих концертах я нередко устраиваю конкурс для слушателей. Все знают куда «буслы схавалі свае доўгія насы», но единицы могут назвать имя автора стихов. Кто знает, тот получает приз. Такая ирония судьбы: песни знают, имя автора — нет. Недавно в Москве в ресторане слышал «Завіруху»…

Мама спадара Геннадия прожила 101 год, и я планировал, что мы с ни еще долго будем вместе работать. Верю, что придет то время, когда стихи Геннадия Буравкина будут в школьной программе рядом с произведениями Купалы и Богдановича.

Лучшие песни «Песняров»

— Меня это известие потрясло. Ушел из жизни великий, а я именно так и считаю, великий белорусский поэт, — подчеркнул заслуженный артист БССР, солист ансамбля «Белорусские песняры» Игорь Пеня. — Настоящий гражданин, умный и интеллигентный человек, с которым у «Песняров» была связана вся жизнь. На его стихи мы пели свои лучшие песни.

Никогда не забуду поездку в США в начале 90-х, когда Геннадий пригласил весь ансамбль к себе домой. Он тогда работал в Нью-Йорке, и для нас его квартира стала родным домом. Читал стихи, пел с нами песни, а его красавица-жена угощала белорусскими драниками...

Кстати, стихи «Цi ўспамiнала ты мяне» он посвятил своей жене Юлии, и каждый раз, когда я пою эту песню, написанную Олегом Авериным около 20 лет назад, не могу не волноваться. Настолько талантливо, точно, искренне передал он в стихах настоящую любовь...

Мы всегда будем гордиться тем, что жили в одно время с этим великим человеком. Вечная ему память.

Беларусь потеряла великого сына

«Я ўдзячны лёсу» — так называется песня Евгения Глебова на стихи Геннадия Буравкина и один из альбомов ансамбля «Сябры». Известие о кончине Геннадия Буравкина застало Анатолия Ярмоленко в гастрольном туре.

— Благодарен судьбе, что мне выпало счастье общаться с Геннадием, — сказал художественный руководитель ансамбля «Сябры» народный артист Беларуси Анатолий Ярмоленко. — Высокоинтеллектуальный и интеллигентный человек, настоящий патриот, кладезь интересных историй, талантливый поэт, прекрасный семьянин.

В репертуаре «Сяброў» не так много песен на стихи Геннадия Буравкина, но каждая их них — наш золотой фонд: «Саперніца», «Чарнобыль». Всегда исполняем в концертах «Жар-птушку»

Мне запомнилась поездка в США в 1993 году и выступление «Сяброў» в библиотеке ООН. Все это организовал Геннадий. Концерт и другие мероприятия посетили более ста послов разных государств. Буравкин тогда работал в США, но его душа рвалась «з сытага Нью-Йорка ў Мінск, дзе гастраноміі — на грош». Может, поэтому у него получалось достойно представлять нашу страну на международной арене. Геннадий Николаевич «не ганіў землі чужыя», а любить Беларусь так, как любил он, нам всем еще нужно учиться.

Беларусь потеряла великого сына, а семья — любимого мужа, отца и деда. Мои искренние соболезнования Юлии и всей семье.

При любой должности — Человек и Поэт

— Геннадий Николаевич совершенно потрясающий человек! Мне посчастливилось работать вместе с ним, — сказал заслуженный артист БССР Леонид Борткевич. — Когда я ушел из «Песняров», то в ожидании вакансии солиста Гостелерадио БССР работал музыкальным редактором. Мне это было очень интересно. Потом успешно прошел конкурс и стал солистом. Я благодарен Геннадию Николаевичу за то, что он тогда подержал лично меня и хочу отметить, что он защищал и поддерживал всех артистов. Защищал, прежде всего, от чиновников. Высокая должность не превратила Геннадия Николаевича в одного из чиновников, он оставался Человеком и Поэтом.

В то время песня Игоря Лученка на стихи Геннадия Буравкина «Матылі» в моем исполнении стала лауреатом всесоюзного фестиваля «Песня-82».

В Америке в белорусской суполке кто-то дал мне верш «Я не ганю землі чужыя».

Толькі дзе за морам ні жыў я,
Беларусь мая снілася мне.

Эти строки настолько точно передавали мое душевное состояние, что я не мог не написать музыку, и потом вместе с Данчиком часто пели эту песню.

Геннадий Буравкин — великий поэт, настоящий человек, очень грамотный руководитель. Во всех этих ипостасях он был одинаково талантлив. Его уход — большая потеря для Беларуси, потому что даже на нашей земле такие люди редко рождаются.

naviny.by

Буравкин, Геннадий Николаевич - это... Что такое Буравкин, Геннадий Николаевич?

Бура́вкин Генна́дий Никола́евич (белор. Генадзь Бураўкін; род. 28 августа 1936, д. Шулятино, Россонский район, Витебская область, Белорусская ССР, СССР) — белорусский поэт, общественно-политический деятель. Член Союза писателей СССР (1961).

Биография

Родился 28 августа 1936 года в деревне Шулятино Россонского района Витебской области Белорусской ССР в семье служащего. В связи с тем, что село Шулятино исчезло после Второй мировой войны, в документах писателя местом рождения записана находившаяся неподалёку деревня Тродовичи[1].

В 1959 году окончил отделение журналистики филологического факультета Белорусского государственного университета.

Работал в редакции журнала «Коммунист Белоруссии», редактором на Белорусском радио, заведующим отделом литературы, заместителем главного редактора газеты «Литература и искусство».

В 1968—1972 годы — корреспондент газеты «Правда» в Белорусской ССР, в 1972—1978 годы — главный редактор литературного журнала «Маладосць», выходящего на белорусском языке.

В 1976 году в составе делегации Белорусской ССР участвовал в работе 31-й сессии Генеральной Ассамблеи Организации Объединённых Наций.

С 1978 года — председатель Государственного комитета БССР по телевидению и радиовещанию.

С 1990 года — постоянный представитель Белорусской ССР (с 1991 года — Республики Беларусь) в ООН[2].

В 1997—1999 годы — председатель Общества белорусского языка имени Франциска Скорины.

Избирался депутатом Верховного Совета Белорусской ССР (1980—1990).

Является членом Белорусского ПЕН-центра (1989) и Союза белорусских писателей.

С 2008 года является главой наблюдательного совета финансируемого правительством Польши спутникового телеканала БелСат, вещающего из Вильнюса на белорусском языке.

Литературная деятельность

Первые стихи напечатал в 1952 году. Является автором сборников поэзии и прозы, книг для детей, сценариев документальных и художественных фильмов.

Автор сборников поэзии:

  • «Майская просинь» (1960)
  • «С любовью и ненавистью земной» (1963)
  • «Дыхание» (1966)
  • «Избранные стихи» (1969),
  • «Жатва» (1971), «Исток» (1974),
  • «Стихи пяти книг» (1976),
  • «Варта верности» (1978),
  • «Нежность» (1985),
  • «Гнездо для птицы радости» (1986),

Перу Г. Буравкина принадлежит книга прозы «Три страницы из легенды» (1971), а также книги для детей «Три сказки о Зая» (1974) и « Синие качели» (1987).

В 1986 году увидел свет сборник избранных произведений Г. Буравкина в 2 томах.

Вместе с В. Халипом и Ф. Коневым написал сценарий двухсерийного фильма «Пламя» (1974). Автор сценариев документальных фильмов «Опаленная память» (1975) и «Путешествие по Белоруссии» (1976).

Переводит с русского, украинского, молдавского, болгарского и других языков. Перевел на белорусский язык комедию А. Хмелика «Пузырки» (поставлена в 1966 году). В переводе Г. Буравкина вышел поэтический сборник Б. Олейника «Заклинанне огня» (1979).

Многие стихи Г. Буравкина положены белорусскими композиторами на музыку.

Премии

Лауреат Государственной премии Белорусской ССР имени Янки Купалы 1980 г. в области литературы (за книгу стихов «Стоит верности») и Премии Ленинского Комсомола Белоруссии (1972).

Ордена и медали

Награждён орденами Трудового Красного Знамени и Дружбы народов, медалями.

См. также

Примечания

Ссылки

dic.academic.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.