Габдулла тукай стихи


Стихи | Габдулла Тукай | Page 2

  (Взято из «Сказки о золотом петушке» А.С. Пушкина) 1 Правил некогда в Герате хан по прозвищу Мамат, Далеко перешагнула его слава за Герат. Признаваем был на свете первым ханом и патшой, Собирал с чужих...


(Казань, изд-во «Магариф», 2008 г.) Содержание >>>  В.С.Думаева-Валиева Новые переводы (от переводчика)   Поэзия (1905–1913 годы)  *** («В один из дней Камиль эль-Мотыйги…») О свободе Слово друзьям Шакирд, или Одна встреча Признаки весны Маленький рассказ...


(Казань, изд-во «Магариф», 2006 г.)   СОДЕРЖАНИЕ >>> В.С.Думаева-Валиева Сближение (Предисловие)   Стихотворения В саду знаний Просыпайся, мужик! Поэт и Хатиф О перо! Пушкину     После расставания О, эта любовь! Я ль не горемычный? Неужели...


Жил-был Мужик с Женой в былые времена. Бедна их жизнь была, убога и скудна. К тому ж Баран с Козой кормились у людей, Но были всё равно некормленных худей. Сказал однажды Муж: «Гляди, Жена, сама:...


                                       I Про Кырлай, что в Заказанье, знай — деревня неплоха: во дворах поют, по слухам, куры звонче петуха! Родом хоть и не оттуда, там я жил да поживал, как умел, пахал и сеял, жал...


Сгинь, мороз белобородый! Видишь, прямо с горки той Катится весна-царица к нам в коляске золотой! Торопись исчезнуть, старый, убегай же поскорей! Не видать тебе пощады от владычицы полей. У царицы нет оружья, но зато её...


На поле накинут Покров белизны, И в сон погрузилась Земля до весны. Ей спать, пока птицы Весенней порой Не тронутся с юга На север домой. О, нежное время! Красавец апрель!.. Прозрачные зори, Певунья-капель, И гомоном...


Сказало Солнце: «Буду век светить, Совсем не буду с неба уходить». Ответил Дождь: «Я буду день за днём Всё заливать потоками кругом». Сказало Солнце: «Но ведь ты — вода. В грязь превращаешь землю ты всегда....


Я не трону вас, меня не пугайтесь, пичуги. Я лишь пение ваше послушать хочу на досуге. Всё, что Бог вам внушил, распевайте при мне без тревоги, Не ношу я ружья, не расставил силков на дороге....


Ф а т и м а: Что ж не слышно твоих песен, Соловей? На душе от них светлей и веселей. Вдоволь корма в твоей клетке вижу я. Что ж опущена головушка твоя? С о л...


gabdullatukay.ru

Стихи | Габдулла Тукай | Page 3

— Стой, Акбай, на задних лапках, поучись-ка, послужи! Ну, не падай! Ну, не падай! Спину ровненько держи. — Мне учение — в мученье! Я же маленький,— смотри! Сколько от роду мне… Месяц? Или два? А...


*** Не жалей, малыш, стараний! Для работы создан день, А устанешь — сон спокойный принесёт ночная тень. Подымайся утром рано и берись за свой урок, Срок бывает для работы, для игры бывает срок. Видишь солнца...


Шесть лет Сабиту минуло. Не по годам умён, Единственный ребёнок, любимец общий он. Частенько озорничает, заводит кутерьму, И всё Сабиту нравится, и весело ему. Парнишка он смекалистый, всё важно для него, Всех мучает вопросами —...


Не живёт, а блаженствует пёс у меня: Целый день звонкий лай, беготня и возня. На меня он с таким умиленьем глядит, Ну, вот-вот улыбнётся и заговорит. Иногда он лежит после сытной еды, Морду в лапы...


Как хорошо вам, дети, вечером зимой! У жаркой печки вы устроились, домой С мороза прибежав, ничто вам не томит, Вы не измучены ни болью, ни бедой. И ни один из вас с печалью не знаком,...


Очень счастлив тот ребёнок, что в занятия влюблён, Чтит учителя и помнит всё, что на дом задал он; По пути ворон не ловит и приходит в школу в срок, Не шалит и не играет, коли...


Погляди, взялась за дело не на шутку Ламига, Платье шьёт любимой кукле — знать, ей кукла дорога! «Ну, готова ли обнова?» — лёжа, кукла платья ждёт. Да и как не волноваться — скоро праздник к...


Недавно ласточка, что сердцу так мила, Там, над окном моим, гнездо себе вила, Таскала глину в остром клювике своём, Из глины строила она красивый дом. Трудилась долго, возводя свой лёгкий кров, А после вывела хорошеньких...


Малыш: Подожди, Мотылёк, Ты так долго летал, Расскажи, Мотылёк: Разве ты не устал? Где твой домик стоит — Свет вокруг или тень? Чем бываешь ты сыт? Чем ты занят весь день? Мотылёк: На зелёный лужайке...


Какой поэт о детстве не скучает! Воспоминаний слаще не бывает. Нахлынут разом, как приходит праздник, О детях, играх и проказах разных. Как накануне в вечер арафата* Рассвета с нетерпеньем ждал когда-то, А он не наступал....


gabdullatukay.ru

Стихи | Габдулла Тукай | Page 16

  Я проживу свою жизнь, обуреваемый ненавистью, памятью, обидами, но раненая душа освещена любовью. Габдулла Джавдат Как ни жесток к нам этот мир, он запугать не может нас, Где надо плакать — я смеюсь, не...


Вчера я слышал — песню кто-то пел, Ту, что народом нашим сложена. И я подумал: сколько грусти в ней, Как беспредельно жалобна она. Она тревожит сердце. В ней живет Татар многострадальная душа. В протяжных звуках...


Стоит деревня наша на горке некрутой. Родник с водой студеной от нас подать рукой. Мне все вокруг отрадно, мне вкус воды знаком, Люблю душой и телом я все в краю моем. Здесь бог вдохнул мне...


Когда душа измучится в борьбе, Когда я ненавистен сам себе, Когда я места в мире не найду И, утомясь, проклятье шлю судьбе; Когда за горем — горе у дверей И ясный день ненастной тьмы темней;...


 (Из дневника) Если тему нашел, то начала никак Не могу отыскать, попадаю впросак. Бесполезен замок, если он без ключа, Если лесенки нет, для чего каланча? И ладью без весла не доверишь волне. Так и мысли...


Ты видишь, как он балагурит, и шутит, и хохочет, А он ведь попросту скрывает печаль, что сердце точит. Все говорят: «Веселый малый!», дивятся острословью, Им невдомек — не видно дыма! — что он сожжен любовью....


Я жизнь, как дешевый журнал, прочитал. Там сказано: прежде всего капитал!   Перевод В.Микушевича Оригинал на татарском: Гомер хакында (Из сборника: Тукай Г. Избранное: Стихи и поэмы/Габдулла Тукай; Сост. Г.М.Хасанова, С.В.Малышев. – Казань: Татар. кн....


Словно листья, желты твои щеки, Ты стоишь на углу у столба… Погляжу и сжимается сердце, — Как жестока такая судьба! Псом приблудным, подстреленной птицей На прохожих ты смотришь с тоской. Губы шепчут беззвучно проклятья… Подлый...


Что нужно для того, чтоб в доме всегда царил покой? Одно: чтоб у слепого мужа жена была немой.   Перевод Р.Морана Оригинал на татарском: Гаилә тынычлыгы (Из сборника: Тукай Г. Избранное: Стихи и поэмы/Габдулла Тукай;...


Вспоминаю годы детства, пору самых первых дум, Как смеялся я невинно, как любил забавы, шум. Вспоминаю, как о счастье я мечтал в ночной тиши, Как я ждал его прихода в глубине своей души. Вспоминаю, как...


gabdullatukay.ru

Стихи | Габдулла Тукай | Page 7

Валлахи,* о валлахи, о валлахи! Что за счастье – степь и лето, валлахи! Воздух здесь: намажь на белый хлеб и ешь; Пенье птиц, до края зелень, валлахи! Как казахи, кочевые облака Ищут место встать на...


Как море, силой совершенства к себе притягивал он нас. Он, как звезда, стоял над всеми, где досягает только глаз. Как я ни силюсь вызвать образ прекрасней образа его, Пред ним померкли все святые, мной оживлённые...


Много признаков весенних по себе оставил март: Старики больные встали, услыхав ребячий гвалт. Выраженье ожидания весны на всех устах, Надоел до смерти холод, пусть его уходит март! Льды уходят, настаёт весна, весна! Повсюду взгляд Отличит...


Утро. Ожила земля. Загорается заря. Солнце встало на востоке, Землю светом обагря. Площадь, рынок – город весь, Парк, сады и ближний лес, Горы, долы и равнины Заливает свет с небес. Шум, движение; встаёт, Просыпается народ....


Сон На передних спит на лапках, смотрит сон и видит мышь, И во сне с народом этим без работы не лежишь. Крыса будто убегает, а она бежит за ней, Догоняет крысу будто и сдавила горло...


Ты не пугай меня, Аллах, грозой, Я молний не боюсь, стою живой! Как ни грози грозой, мой ясный день Я оплатил страданьем и слезой. Перевод В.Думаевой-Валиевой Оригинал на татарском: Яшен яшьнәгәндә (Из сборника: Избранное/Габдулла Тукай;...


Бедняк! Кто ношу веры на тебя взвалил, Кто в паспорте тебя муслимом* объявил, Намазом и сажьдой  в мечети заманив, Тобою кто в мечетях обтирает пыль? Пороком стадности тебя поработив, Невежество твоё в орудье обратив, «Свидетельство»...


Чем темнее ночь, тем ярче надо мной горит звезда; Мысль о боге тем желанней, чем ужаснее беда. (Из русского)   Ночь. Осень. Я не сплю. В избе тоскливо ветер плачет. Не ветер. Это по себе...


(из Пушкина, изменено) О Всевышний! Падишах мой! Воле нет твоей границ, Ты велишь добро чужое, как своё добро, хранить. Я не зарюсь на богатство, злато-серебро купца, Что богатство? Не желаю даже царского венца. Глазом алчущим...


Ночь Предопределенья – ночь священная в году. Зеркала душ муэминов отражают чистоту. Ни пятна, ни задней мысли, чувств высоких красота, Светлой тенью наплывают лишь небесные врата. Вознесём чрез них Аллаху мы мечту души своей, Ночь...


gabdullatukay.ru

Стихи о Тукае | Габдулла Тукай

Родной язык, ты Родины язык, Ты святости великой торжество. И я через родителей постиг С тобою неразрывное родство. Из колыбельных песенок впитал Тебя я с материнским молоком. И бабушкиных сказок красота В моей дороге стала...


(Роман в стихах) «…Я удаляюсь от треволнений любви, ибо счел я, что оборвать — качество прямоидущего… » Ибн Хазм. «Ожерелье голубки» 1912-1983 …как розов сад,                  где бронзовый Державин, или Гермес? — в осеннем сне...


Татарским мой родной язык зовется: Аллахом мне и матерью он дан. Я говорю на нем, и сердце гордо бьется – Татарин я, я – сын твой, Татарстан! В нем песнь Тукая, Кул Гали раздумья, Мусы...


В сердцах благородных доныне живешь, Как прежде, люби и мечтай, Как прежде, ты знаешь, где правда и ложь, Поэт с большой буквы – Тукай. Дорога без знаний – лишь мрак и тупик, И, ни на...


Приехал, харкающий кровью, Печален, Коротко острижен. Не стал просить у баев крова, А поселился в складе книжном. Лежал на книгах, Как в постели… И кто мог знать, что дух могучий И светлый разум в этом...


В душе, свободной от мирской тщеты, храня наказ страны труда и света, я возлагаю красные цветы к священному пристанищу поэта. В живой земле кладбищенской цветут багряные цветы – они прекрасны! Но красота живет не только...


Среди вещей в ящике стола Габдуллы Тукая были Коран и револьвер. Два ангела явились нынче мне — Коран и револьвер соседствуют согласно. Так, точно успокоились на дне души их крылья. Но огонь не гаснет. Мысль...


Вдали от неприступных круч бежит ручей игрив,     Лежит деревня Кушлауч в тени печальных ив. Манящий край… тот звенящий апрель Здесь родился Тукай, здесь его колыбель: В ярком цветении черёмух, где плещется речная волна, Его...


Идя сквозь время гордым и свободным, Не позабыв отечекских могил, Народ татарский сердцем благородным Родной язык и веру сохранил. Родной язык в сердца и души дверка, Родной язык певуч словно курай. И речь родную грубо...


  Сразу несколько авторитетных, как государственных, так и международных, организаций объявили  2011 год — Годом Габдуллы Тукая. Проводить юбилейные мероприятия решили не только культурная общественность и власти Татарстане, на родине великого татарского поэта, но и...


gabdullatukay.ru

Габдулла Тукай - Книга: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Когда душа измучится в борьбе,
Когда я ненавистен сам себе,
Когда я места в мире не найду
И, утомясь, проклятье шлю судьбе;
Когда за горем — горе у дверей
И ясный день ненастной тьмы темней;
Когда в печали белый свет не мил,
Когда не станет сил в душе моей, —
Тогда я в книгу устремляю взгляд,
Нетленные страницы шелестят.
Я исцелен, я счастлив, я живу.
Я пью тебя, отрада из отрад.
И слово, мной прочтенное, тогда
Встает как путеводная звезда,
Бесстрашно сердце, радостна душа,
И суета вседневная чужда.
И, вновь рожденный чистою мечтой,
«Спасибо» говорю я книге той.
И, распрямленный верою в себя,
Я вдаль гляжу с надеждою святой.

Перевод: М.Петровых

Анализ стихотворения «Книга» Габдуллы Тукая

Татарский поэт Габдулла Тукай превозносит просветительскую, вдохновляющую роль книги.

Стихотворение написано в 1909 году. Его автору в эту пору исполнилось 23 года, а жить осталось еще 4 года. Мальчик рано остался круглым сиротой, воспитывался у родственников, считавших его обузой, затем и вовсе у чужих людей. Только оказавшись в семье купца-филантропа, он смог, наконец, систематически учиться и проявить свои литературные способности. По жанру – гимн просвещению, по размеру – ямб со сложной рифмовкой, включающей в себя элементы холостой. Деления на строфы нет. Лирический герой – сам автор. К этому времени юноша прочно встал на революционные рельсы. Судьба татарского народа занимала его думы, он с воодушевлением следовал за прогрессивными демократическим веяниями в обществе. Многократная анафора «когда» с перечислительной градацией выражает мятущиеся чувства молодого героя. Его душа «мучается в борьбе», иногда он клянет себя за бессилие, «ненавистен сам себе», не может найти «места в мире». Страшный тавтологический повтор: за горем – горе. Гипербола: тьмы темней. Фразеологический оборот: белый свет не мил. В середине стихотворения наступает просвет в мрачном настроении героя. «В книгу я устремляю взор»: этим возвышенным выражением поэт подчеркивает, что чтение – род познания, дверь в мир, инструмент, переделывающий сердца. «Нетленные страницы»: эта метафора (и по совместительству эпитет) вновь сообщает книге особую мощь, возможность воздействовать на умы людей, способствовать диалогу с теми, кто уже умер, но оставил свое творческое, политическое наследие. «Я исцелен»: исцелен душой и, кажется, даже телом. Известно, что поэт был слаб здоровьем. Герой не может насытиться живительным словом. «Прочтенное» окрыляет его, светит ему путеводной звездой. Все и всех он видит ясно, непредвзято. «Суета вседневная» отходит на второй план. Он чувствует себя «вновь рожденным», благодарит книгу. «Вдаль гляжу с надеждою святой»: поэт верит, что рассвет уже брезжит, что перемены грядут и, кто знает, быть может, ему тоже доверят какой-либо участок полезной общественной работы. Он сможет отдать правому делу и людям все сокровища своего сердца, всю мудрость, вычитанную им из книг. Эпитет: радостна душа. Инверсия: говорю я. Сравнение: отрада из отрад.

Произведение «Книга» Г. Тукая переведено на русский язык М. Петровых.

rustih.ru

Габдулла Тукай - Родная деревня: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Перевод: В.Тушнова

Стоит моя деревня на горке некрутой.
Родник с водой студеной от нас подать рукой.
Мне всё вокруг отрадно, мне вкус воды знаком,
Люблю душой и телом я всё в краю моем.
Здесь бог вдохнул мне душу, я свет увидел здесь,
Молитву из Корана впервые смог прочесть,
Впервые здесь услышал слова пророка я,
Судьбу его узнал я и путь тяжелый весь.
Запомнились навеки событья детских лет,
Нет времени счастливей, забав беспечней нет.
Я помню, как, бывало, по черной борозде
Шагал со старшим братом я за сохою вслед.
Я многое увижу — ведь жизнь еще длинна.
И ждет меня, наверно, дорога не одна;
Но только где б я ни был и что б ни делал я —
Ты в памяти и сердце, родная сторона!

Анализ стихотворения «Родная деревня» Тукая

Габдулла Тукай — знаменитый татарский поэт, его стихотворения всегда отличаются душевностью и лиризмом. Этого автора знают не только татары, он известен многим другим народам. На самом деле, его творчество многогранно: он и поэт, и публицист, общественный деятель и литературный критик.

История создания

К сожалению, оставшись в 4 года без попечительства родителей, мальчик стал жить плохо. В приемных семьях его считали обузой, но когда в 1892 году он начал жить в крестьянской семье, Габдулла осознал любовь к родной земле.

Произведение «Родная деревня» написано в 1909 году и посвящено родине поэта — деревне Кырлай. Именно в этой деревушке поэт провел свое детство, познакомился со словом Корана и научился преодолевать жизненные трудности. Габдулла Тукай с особой любовью, но в то же в время с ноткой грусти, рассказывает о родном крае.

Тема

Лирический герой стихотворения — сам Габдулла Тукай. Произведение состоит из 16 строк.

Композицию стихотворения можно разделить на несколько частей:

  1. Рассказ о родной деревне.
  2. Воспоминания из детства (как жил, чему научился). Самыми яркими воспоминаниями мальчика являются: родник, из Корана и работы в полях со старшим братом.
  3. Описание своих взглядов на будущее. Автор утверждает, что в будущем он всегда будет вспоминать родной край.

Средства выразительности

Стихотворение было написано в лирической ноте для того, чтобы максимально ярко продемонстрировать читателям свою глубокую любовь к родным местам.

Кроме этого, любовь к родине автор выражает с помощью средств выразительности:

  1. Эпитеты (черной борозде, родная сторона).
  2. Олицетворения (ждет дорога).
  3. Метафоры (узнал путь).
  4. Гипербола (памятны навеки).
  5. Фразеологизмы (подать рукой).

Стихотворение написано шестистопным ямбом, который придает стихотворению душевную и плавную интонацию.

Заключение

Несмотря на то, что стихотворение состоит из 4-х четверостиший, ценность произведения от этого не уменьшается. Тенденция «зацепить» читателя прослеживается во всех творениях Габдуллы Тукая. Поэт обращается ко всем людям, живущим в селах и деревнях.

Г. Тукая многие не считают каким-то заурядным поэтом, но он словами умел зажечь сердца людей. Его произведения написаны в начале 20 века, но это не уменьшает их достоинства. «Родную деревню» можно поставить на один уровень со стихотворениями С. Есенина «Стихи о родной деревне» и К. Симонова «Родина».

rustih.ru

Габдулла Тукай - Водяная: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

(Со слов деревенского мальчика)
I
Летний день. Горячий воздух. В нашей речке сам не свой.
Волны трогаю руками и бодаю головой.
Так играл, нырял, смеялся, может, час иль полтора
И подумал, что не скоро разберет меня жара.
Вдруг чего-то забоялся — из воды скорей бегом.
Никого со мною рядом, тишина стоит кругом.
Уходить уже собрался и увидел в трех шагах:
Ведьма страшная присела молчаливо на мостках.
И на солнышке сверкает гребешок златой в руке —
Он, волос ее касаясь, отражается в реке.
Заплела колдунья косы, в речку прыгнула она,
И тотчас ее сокрыла набежавшая волна.
Тут тихонько я подкрался и увидел: на мостках —
Гребешок, забытый ведьмой, что блестел в ее руках.
Оглянулся: тихо, пусто, гребень рядышком лежал,
Я схватил его мгновенно и в деревню побежал.
Без оглядки мчусь, а тело всё трясется, всё дрожит.
Ах, беда какая! Вижу: Водяная вслед бежит.
И кричит мне: «Стой, воришка! Подожди, не убегай!
Стой! — кричит, не унимаясь, — Гребень, гребень мне отдай!»
Я бегу, она за мною, слышу, гонится за мной.
Мчусь. В глазах земли мельканье. Воздух полон тишиной.
Так достигли мы деревни. По деревне понеслись.
И тогда на Водяную все собаки поднялись.
«Гав» да «гав» за ней несется, и собачий громок лай,
Испугалась Водяная, убегать назад давай!
Страх прошел: и в самом деле миновала вдруг беда.
Эй, старуха злая, гребня ты лишилась навсегда!
Я пришел домой и маме этот гребень показал.
«Пить хочу, бежал я долго, утомился», — ей сказал.
Обо всем поведал сразу. И, гребенку теребя,
Мать стоит, дрожа, о чем-то размышляет про себя…
II
Солнце в небе закатилось. Тихо сделалось кругом.
Духовитою прохладой летний вечер входит в дом.
Я лежу под одеялом. Но не спится всё равно.
«Тук» да «тук» я различаю. Кто-то к нам стучит в окно.
Я лежу, не шелохнувшись, что-то боязно вставать.
Но во тьме, от стука вздрогнув, пробудилась сразу мать.
«Кто там? — спрашивает громко. — Что за важные дела?
Что б на месте провалилась! Чтоб нелегкая взяла!»
«Водяная я. Скажите, где златой мой гребешок?
Днем украл его на речке и умчался твой сынок».
Из-под одеяла глянул: лунный свет стоит в окне.
Сам дрожу от страха: «Боже, ну куда же деться мне?»
Мама гребень разыскала и в мгновение одно
Водяной его швырнула и захлопнула окно.
И, встревожась не на шутку, ведьму старую кляня,
Мать, шагнув к моей постели, принялась и за меня.
С той поры, как отругала мать меня за воровство,
Никогда не трогал, знайте, я чужого ничего.
перевод: А.Чепуров

rustih.ru

Габдулла Тукай - Шурале: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

I

Есть аул вблизи Казани, по названию Кырлай.
Даже куры в том Кырлае петь умеют… Дивный край!
Хоть я родом не оттуда, но любовь к нему хранил,
На земле его работал — сеял, жал и боронил.
Он слывет большим аулом? Нет, напротив, невелик,
А река, народа гордость, — просто маленький родник.
Эта сторона лесная вечно в памяти жива.
Бархатистым одеялом расстилается трава.
Там ни холода, ни зноя никогда не знал народ:
В свой черед подует ветер, в свой черед и дождь пойдет.
От малины, земляники все в лесу пестрым-пестро,
Набираешь в миг единый ягод полное ведро.
Часто на траве лежал я и глядел на небеса.
Грозной ратью мне казались беспредельные леса.
Точно воины, стояли сосны, липы и дубы,
Под сосной — щавель и мята, под березою — грибы.
Сколько синих, желтых, красных там цветов переплелось,
И от них благоуханье в сладком воздухе лилось.
Улетали, прилетали и садились мотыльки,
Будто с ними в спор вступали и мирились лепестки.
Птичий щебет, звонкий лепет раздавались в тишине
И пронзительным весельем наполняли душу мне.
Здесь и музыка и танцы, и певцы и циркачи,
Здесь бульвары и театры, и борцы и скрипачи!
Этот лес благоуханный шире море, выше туч,
Словно войско Чингисхана, многошумен и могуч.
И вставала предо мною слава дедовских имен,
И жестокость, и насилье, и усобица племен.

II

Летний лес изобразил я, — не воспел еще мой стих
Нашу осень, нашу зиму, и красавиц молодых,
И веселье наших празднеств, и весенний сабантуй…
О мой стих, воспоминаньем ты мне душу не волнуй!
Но постой, я замечтался… Вот бумага на столе…
Я ведь рассказать собрался о проделках шурале.
Я сейчас начну, читатель, на меня ты не пеняй:
Всякий разум я теряю, только вспомню я Кырлай.

III

Разумеется, что в этом удивительном лесу
Встретишь волка, и медведя, и коварную лису.
Здесь охотникам нередко видеть белок привелось,
То промчится серый заяц, то мелькнет рогатый лось.
Много здесь тропинок тайных и сокровищ, говорят.
Много здесь зверей ужасных и чудовищ, говорят.
Много сказок и поверий ходит по родной земле
И о джинах, и о пери, и о страшных шурале.
Правда ль это? Бесконечен, словно небо, древний лес,
И не меньше, чем на небе, может быть в лесу чудес.

IV

Об одном из них начну я повесть краткую свою,
И — таков уж мой обычай — я стихами запою.
Как-то в ночь, когда сияя, в облаках луна скользит,
Из аула за дровами в лес отправился джигит.
На арбе доехал быстро, сразу взялся за топор,
Тук да тук, деревья рубит, а кругом дремучий бор.
Как бывает часто летом, ночь была свежа, влажна.
Оттого, что птицы спали, нарастала тишина.
Дровосек работой занят, знай стучит себе, стучит.
На мгновение забылся очарованный джигит.
Чу! Какой-то крик ужасный раздается вдалеке,
И топор остановился в замахнувшейся руке.
И застыл от изумленья наш проворный дровосек.
Смотрит — и глазам не верит. Что же это? Человек?
Джин, разбойник или призрак — этот скрюченный урод?
До чего он безобразен, поневоле страх берет!
Нос изогнут наподобье рыболовного крючка,
Руки, ноги — точно сучья, устрашат и смельчака.
Злобно вспыхивая, очи в черных впадинах горят,
Даже днем, не то что ночью, испугает этот взгляд.
Он похож на человека, очень тонкий и нагой,
Узкий лоб украшен рогом в палец наш величиной.
У него же в пол-аршина пальцы на руках кривых, —
Десять пальцев безобразных, острых, длинных и прямых.

V

И в глаза уроду глядя, что зажглись как два огня,
Дровосек спросил отважно: «Что ты хочешь от меня?»
— Молодой джигит, не бойся, не влечет меня разбой.
Но хотя я не разбойник — я не праведник святой.
Почему, тебя завидев, я издал веселый крик?
Потому что я щекоткой убивать людей привык.
Каждый палец приспособлен, чтобы злее щекотать,
Убиваю человека, заставляя хохотать.
Ну-ка, пальцами своими, братец мой, пошевели,
Поиграй со мной в щекотку и меня развесели!
— Хорошо, я поиграю, — дровосек ему в ответ. —
Только при одном условье… Ты согласен или нет?
— Говори же, человечек, будь, пожалуйста, смелей,
Все условия приму я, но давать играть скорей!
— Если так — меня послушай, как решишь — мне все равно.
Видишь толстое, большое и тяжелое бревно?
Дух лесной! Давай сначала поработаем вдвоем,
На арбу с тобою вместе мы бревно перенесем.
Щель большую ты заметил на другом конце бревна?
Там держи бревно покрепче, сила вся твоя нужна!..
На указанное место покосился шурале
И, джигиту не переча, согласился шурале.
Пальцы длинные, прямые положил он в пасть бревна…
Мудрецы! Простая хитрость дровосека вам видна?
Клин, заранее заткнутый, выбивает топором,
Выбивая, выполняет ловкий замысел тайком.
Шурале не шелохнется, не пошевельнет рукой,
Он стоит, не понимая умной выдумки людской.
Вот и вылетел со свистом толстый клин, исчез во мгле…
Прищемились и остались в щели пальцы шурале.
Шурале обман увидел, шурале вопит, орет.
Он зовет на помощь братьев, он зовет лесной народ.
С покаянною мольбою он джигиту говорит:
— Сжалься, сжалься надо мною! Отпусти меня, джигит!
Ни тебя, джигит, ни сына не обижу я вовек.
Весь твой род не буду трогать никогда, о человек!
Никому не дам в обиду! Хочешь, клятву принесу?
Всем скажу: «Я — друг джигита. Пусть гуляет он в лесу!»
Пальцам больно! Дай мне волю! Дай пожить мне на земле!
Что тебе, джигит, за прибыль от мучений шурале?
Плачет, мечется бедняга, ноет, воет, сам не свой.
Дровосек его не слышит, собирается домой.
— Неужели крик страдальца эту душу не смягчит?
Кто ты, кто ты, бессердечный? Как зовут тебя, джигит?
Завтра, если я до встречи с нашей братьей доживу,
На вопрос: «Кто твой обидчик?» — чье я имя назову?
— Так и быть, скажу я братец. Это имя не забудь:
Прозван я «Вгодуминувшем»… А теперь — пора мне в путь.
Шурале кричит и воет, хочет силу показать,
Хочет вырваться из плена, дровосека наказать.
— Я умру! Лесные духи, помогите мне скорей,
Прищемил Вгодуминувшем, погубил меня злодей!
А наутро прибежали шурале со всех сторон.
— Что с тобою? Ты рехнулся? Чем ты, дурень, огорчен?
Успокойся! Помолчи-ка, нам от крика невтерпеж.
Прищемлен в году минувшем, что ж ты в нынешнем ревешь

Перевод: С.Липкин

Анализ поэмы «Шурале» Габдуллы Тукая

Хрестоматийная поэма «Шурале» Габдуллы Тукая – образец литературной сказки, вдохновленной богатством национального фольклора.

Произведение датируется 1907 годом. К этому времени молодой поэт все чаще пишет гражданскую лирику, вступает в борьбу за облегчение народной доли, ведет просветительскую работу, активно публикуется. Тогда же он перебирается в Казань, в центр национальной литературной и политической жизни. В жанровом отношении – поэма, сказка. Рифмовка парная. Один из самых ярких переводов сказки на русский язык принадлежит перу С. Липкина. Интонация рассказчика песенная, сказовая, раздольная. Начинает он обстоятельно, с географической привязки места, где произошла история. Как говорится, всякий желающий может поехать и убедиться, поспрашивать у стариков. Кырлай – деревня, где маленький Г. Тукай был счастлив, пусть и недолго. Там он приохотился читать, полюбил природу и попробовал сочинять сам. Дальше в строчках расцветает народный юмор: «даже куры петь умеют». Редкое достоинство, по нашим временам. Затем следует признание в любви к этому благословенному краю, подсказанное благодарной памятью детства. Во второй части автор с беспечной пушкинской интонацией просит прощенья у читателей за лирическое отступление от обещанной истории.

Древний лес – и кормилец, и источник суеверного страха. Молодой джигит посреди ночи самозабвенно рубит дрова. Естественно, что за этим занятием его застает «скрюченный урод», злой и глупый дух. Портрет монстра дан в мельчайших подробностях. Оказывается, он из тех уродов, что привыкли «щекоткой убивать». Врожденная народная смекалка выручила джигита-полуночника и тут. Шурале остается с носом, точнее, без когтистых шаловливых пальцев, прищемленных бревном. Дровосек неумолим (кто ж поверит раскаянью нечистого духа!), и легко отражает попытку узнать его имя. Сбежавшиеся на вой собрата шурале – и те смеются над прищемленным «Вгодуминувшем». Россыпь эпитетов в стихе: крик ужасный, лес благоуханный (еще и инверсия). Анафоры: много здесь. Эпифоры: говорят. Перечисления, цветопись и звукопись. Сравнения: словно войско Чингисхана, словно небо, точно воины, как два огня. Колоритные диалоги. Парентеза (обращения и вводные слова): бессердечный, дурень, братец, разумеется. Инверсия: нарастала тишина. Детали пейзажа (флора и фауна). Апострофа: о, мой стих. Глаголы, придающие динамизм сюжету. Восклицания, вопросы, междометья. Повторы: сжалься, дай, кто ты. Лексика живая, разговорная.

«Шурале» Г. Тукая – сказка о победе неунывающего сердца татарского народа и над тяготами жизни, и над проделками нечистой силы.

rustih.ru

Габдулла Тукай - Кончил работу, играй: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

В один прекрасный летний день, забившись в уголок,
Готовил мальчик поутру учителю урок.
Он книгу толстую читал не отрывая глаз,
И слово каждое ее твердил по многу раз.
Скользнуло солнышко лучом в закрытое окно:
«Дитя, на улицу иди, я жду тебя давно!
Ты был прилежным, но закрой учебник и тетрадь,
На воле чудно и светло, тебе пора играть!»
А мальчик солнышку в ответ: «Ты погоди, дружок!
Ведь если я пойду гулять, кто выучит урок?
И для игры мне хватит дня, оставим разговор.
Пока не кончу, ни за что не выбегу во двор!»
И, так ответив, замолчал, за книгу взялся он
И снова трудится над ней, ученьем увлечен.
Но в это время под окном защелкал соловей
И слово в слово повторил: «Я жду тебя скорей!
Ты был прилежным, но закрой учебник и тетрадь,
На воле чудно и светло, тебе пора играть!»
Но мальчик молвил: «Погоди, соловушка, дружок!
Ведь если выйду я во двор, кто выучит урок?
Когда закончу, не зови — сам выбегу туда.
Я песню милую твою послушаю тогда».
И, так ответив, замолчал, за книгу взялся он
И снова трудится над ней, ученьем увлечен.
Тут веткой яблоня стучит в закрытое окно:
«Дитя, на волю выходи, я жду тебя давно!
Должно быть, скучно всё сидеть за книгами с утра,
В саду под деревом густым тебе играть пора!»
Но мальчик ей сказал в ответ: «Ах, яблонька, дружок,
Ведь если я пойду гулять, кто выучит урок?
Еще немножко потерпи. Хоть славно на дворе,
Когда уроки за тобой, веселья нет в игре!»
Пришлось недолго ожидать — окончены дела,
Тетради, книжки и пенал исчезли со стола!
И мальчик быстро в сад бежит: «А ну, кто звал меня?
Давайте весело играть!» И началась возня.
Тут солнце красное ему с небес улыбку шлет,
Тут ветка яблони ему дарит румяный плод,
Там соловей запел ему о том, как счастлив он.
А все деревья, все цветы отвесили поклон!
перевод: Р.Моран

rustih.ru

Габдулла Тукай - Кисонька: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Сон
Положив на лапки рыльце, сладко-сладко спит она,
Но с пискливым мышьим родом и во сне идет война.
Вот за мышкою хвостатой погналась… как наяву
И, догнавши, тотчас в горло ей впилась… как наяву.
Снится ей: сейчас на крыше кошки ловят воробьев
И мурлычут — видно, рады, что у них удачен лов…
Псы не портят настроенья, не видны и не слышны.
Спит она в покое полном, видя радужные сны.
Пробуждение
Встала кисонька, зевнула, широко раскрыла пасть,
Потянулась, облизнулась и опять зевнула всласть.
Вот усами шевельнула, лапкой ухо поскребла,
Спину выгнула дугою, взглядом стены обвела.
И опять глаза закрыла. Тишина стоит кругом.
Неохота разбираться ни в хорошем, ни в плохом.
Вновь потягиваться стала, сонную сгоняя лень, —
Это делают все кошки и все люди каждый день.
Умная задумчивость и удивление
Вот уселася красиво, принимая умный вид,
Призадумалась — и сразу весь огромный мир забыт.
Совершенно невозможно знать теченье дум ее:
То ль прогресс племен кошачьих занимает ум ее,
Или то, что в лапы кошкам мыши сами не идут,
Или то, что зря у птичек крылья быстрые растут,
Или то, что кур и уток трогать ей запрещено,
Молоко лакать из крынки ей в подвале не дано.
То ли думает о пище — той, что съедена вчера,
То ль о том, что пуст желудок, что поесть давно пора.
Только чу! Раздался где-то еле-еле слышный звук —
И развеялись мечтанья, оживилось сердце вдруг.
Что там? Может быть, за печкой мышка хитрая ползет?
Или, может, это крыса доску под полом грызет?
Протянул ли паутину тут поблизости паук?
И, к нему попавши в лапы, муха стонет там от мук?
Что случилось? Неизвестно, — знают кошки лишь одни.
Видно только, как блеснули у нее в глазах огни.
Тонкая наблюдательность
Встала, важное почуяв: не погас природный дар!
Уши тихо шевелятся, каждый глаз как желтый шар.
Тут поблизости для кошки несомненно что-то есть!
Что же, радость или горе? Вот опять забота есть.
Ждет. Огонь уже зажегся, разгоняя в доме мрак.
Перед зеркалом хозяйка поправляет свой калфак.
В этот вечер богачиха в дом один приглашена,
И в гостях, конечно, хочет покрасивей быть она.
Оттого она и кошку не кормила, может быть:
По такой причине важной кошку можно и забыть!
И глядит печально кошка: вновь голодное житье!
Всё готовы продырявить желтые глаза ее.
Надежда и разочарование
Посмотрите-ка! Улыбкой рыльце всё озарено,
Пусть весь мир перевернется, нашей кошке всё равно.
Знает острое словечко хитрый кисонькин язык.
Но до времени скрывает, зря болтать он не привык.
Но прошло одно мгновенье, вновь является она.
Что же с кошечкой случилось? Почему она грустна?
Обмануть людей хотела, улыбаясь без конца,
Всё надеялась — за это ей дадут поесть мясца.
Всё напрасно! Оттого-то у нее печальный вид,
И опять она горюет, вновь душа ее болит.
Страдание и неизвестность
Так никто и не дал пищи! Как ей хочется поесть!
Стонет, жалобно мяучит — этих мук не перенесть.
Сводит голодом желудок. Как приходится страдать!
На лице печаль, унынье: трудно хлеб свой добывать.
Вдруг какой-то звук раздался от нее невдалеке.
Мигом кисонька забыла о печали, о тоске.
Что за шорох? Что там — люди иль возня мышей и крыс?
Сделались глаза большими, уши кверху поднялись.
Неизвестно, неизвестно! Кто там — друг ее иль враг?
Что сулит ей этот шорох — много зла иль много благ?
Притворяется безразличной
Вот поставили ей чашку с теплым сладким молоком,
Но притворщица как будто и не думает о нем.
Хоть и очень кушать хочет, хоть и прыгает душа,
Как суфий к еде подходит, не волнуясь, не спеша.
Показать она желает, что совсем не голодна,
Что обжорством не страдает, что не жадная она.
Из-за жадности побои доставались ей не раз —
У нее от тех побоев сердце ноет и сейчас.
Подготовка к нападению и лень от сытости
Вот она прижала уши и на землю прилегла, —
Что бы ни зашевелилось, прыгнет вмиг из-за угла.
Приготовилась к охоте и с норы не сводит глаз:
Серой мышки тонкий хвостик показался там сейчас.
Или мальчики бумажку тащат, к нитке привязав?
Что-то есть. Не зря притихла — знаем мы кошачий нрав.
Но взгляните — та же кошка, но какой беспечный вид!
Разлеглась она лентяйкой: ведь ее желудок сыт.
Как блаженно отдыхает эта кошка-егоза.
Незаметно закрывает золотистые глаза.
Пусть теперь поспит. Вы кошку не тревожьте, шалуны.
Игры — после, а покуда пусть досматривает сны.
Материнство
Милосердие какое! Умиляется душа!
На семью кошачью с лаской каждый смотрит не дыша.
Моет, лижет мать котенка, балует, дрожит над ним.
«Дитятко, — она мурлычет, — свет очей моих, джаным!»
Из проворной резвой кошки стала матерью она,
И заботы материнской наша кисонька полна!
От раздумья к удовольствию
Вот она вперилась в точку и с нее не сводит глаз.
Над каким она вопросом призадумалась сейчас?
В голове мелькают мысли — нам о них не знать вовек,
Но в глазах ее раздумье замечает человек.
Наконец она устала над вопросом размышлять,
Удовольствию, покою предалась она опять.
Страх — гнев и просто страх
Вот над кошкой и котенком палка злая поднята,
Как известно, бедных кошек не жалеет палка та.
Мать боится и котенок — нрав их трудно изменить,
Но со страхом материнским страх котенка не сравнить.
Кошка-мать готова лапкой палку бить, кусать сапог,
А котенок испугался — и со всех пустился ног.
Наслаждение и злость
Спинку ласково ей гладят, чешут острое ушко,
Ах, теперь-то наслажденье кошки этой велико!
Тихой радости и счастья наша кисонька полна,
Ротик свой полуоткрыла в умилении она.
Голова склонилась набок, слезы искрятся в глазах.
Ах, счастливое мгновенье! Где былая боль и страх!
Удивительно, чудесно жить на свете, говорят,
Так-то так, но в мире этом разве всё идет на лад?
Всё непрочно в этом мире! Так уж, видно, повелось:
Радость с горем под луною никогда не ходят врозь.
Гость какой-то неуклюжий хвост ей больно отдавил
Или зря по спинке тростью изо всех ударил сил.
От обиды этой тяжкой кошка злобою полна,
Каждый зуб и каждый коготь точит на врага она.
Дыбом шерсть на ней, и дышит злостью каждый волосок,
Мщенье страшное готовит гостю каждый волосок.
Всё кончилось!
Вот она, судьбы превратность! Мир наш — суета сует:
Нашей кисоньки веселой в этом мире больше нет!
Эта новость очень быстро разнеслась. И вот теперь
Там, в подполье, верно, праздник, пир горой идет теперь.
Скачут мыши, пляшут крысы: жизнь теперь пойдет на лад!
Угнетательница-кошка спит в могиле, говорят.
Некролог
В мир иной ушла ты, кошка, не познав земных отрад.
Знаю: в святости и вере ты прошла уже Сират.
Лютый враг мышей! Хоть было много зла в твоих делах,
Спи спокойно в лучшем мире! Добр и милостив аллах!
Весь свой век ты охраняла от мышей наш дом, наш хлеб,
И тебе зачтется это в книге праведной судеб.
Как тебя я вспомню, кошка, — жалость за сердце берет.
Даже черви осмелели, а не то что мыший род.
Ты не раз была мне, друг мой, утешеньем в грустный час.
Знал я радостей немало от смешных твоих проказ.
А когда мой дед, бывало, на печи лежал, храпя,
Рядышком и ты дремала, всё мурлыча про себя.
Ты по целым дням, бывало, занята была игрой,
Боли мне не причиняя, ты царапалась порой.
Бялиши крала на кухне, пищу вкусную любя,
И за это беспощадно били палкою тебя.
Я, от жалости рыдая, бегал к матушке своей,
Умолял ее: «Не надо, кошку бедную не бей!»
Жизнь прошла невозвратимо. Не жалеть о ней нельзя.
В этом мире непрестанно разлучаются друзья.
Пусть аллах наш милосердный вечный даст тебе покой!
А коль свидимся на небе, «мяу-мяу» мне пропой!
перевод: А.Шпирт

rustih.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.