Фатьянов соловьи стих


Алексей Фатьянов - Соловьи: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,
Пусть солдаты немного поспят,
Немного пусть поспят.

Пришла и к нам на фронт весна,
Солдатам стало не до сна —
Не потому, что пушки бьют,
А потому, что вновь поют,
Забыв, что здесь идут бои,
Поют шальные соловьи.

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,
Пусть солдаты немного поспят,
Немного поспят.

Но что война для соловья!
У соловья ведь жизнь своя.
Не спит солдат, припомнив дом
И сад зелёный над прудом,
Где соловьи всю ночь поют,
А в доме том солдата ждут.

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,
Пусть солдаты немного поспят,
Немного пусть поспят.

А завтра снова будет бой,—
Уж так назначено судьбой,
Чтоб нам уйти, не долюбив,
От наших жён, от наших нив;
Но с каждым шагом в том бою
Нам ближе дом в родном краю.

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,
Пусть солдаты немного поспят,
Немного пусть поспят.

Анализ стихотворения «Соловьи» Фатьянова

Фатьянов Алексей Иванович — известный советский поэт-песенник, автор множества ушедших в народ песен, в том числе, и к кинофильмах. Песню «Соловьи» он создал вместе со своим другом композитором Василием Павловичем Соловьевым-Седым.

Стихотворение написано в 1944 году. Его автору исполнилось 25 лет, войну он встретил начинающим поэтом и музыкантом в составе ансамбля военного округа. Сразу же начал проситься на фронт бойцом, в конце концов, получил разрешение стать фронтовым корреспондентом. По жанру — песня, по размеру — ямб (припев — анапест) с со смежной рифмой, 7 строф. Рифмы открытые и закрытые. Композиция и сюжетная, и кольцевая (так как заключительная строфа повторяет первую). «Пришла и к нам на фронт весна»: в тяготах и страданиях военного времени люди порой утрачивали связь с приметами мирной реальности: оживающая природа, пение птиц, простые человеческие радости. «Не спит солдат»: хоть от пенья «шальных соловьев» и не спится, однако люди думают каждый о своем, притихли, у кого-то сердце кровью обливается, настолько хороши самозабвенные песни соловьев. «А завтра снова будет бой»: оторванные от семьи («от наших жен»), от мирного труда на земле («от нив») вновь пойдут сражаться, чтобы приблизить то дорогое время, когда можно будет отворить дверь в свой дом, обнять близких, уснуть, слушая соловьев в саду. Время, когда во вздыбленном изувеченном мире все вновь станет на свои места. Поэтому «с каждым шагом — ближе дом».

Природа становится отправной точкой для череды размышлений, порой мучительных, об утратах, и надеждах на послевоенное будущее. В стихотворении нет олицетворений, сравнений, возвышенных поэтических эпитетов, украшением его является только единственный яркий, эмоциональный эпитет «шальные». «Не тревожьте»: внезапно ворвавшаяся весна не должна помешать суровой горечи будней солдата, должна придать сил, а не отнять. Восклицание тоже только одно: но что война для соловья! Повторы увеличивают экспрессию этого произведения, двойное обращение к птицам «соловьи» — просьба дать отдыха уставшим бойцам, не бередить их сердца, дать забыться перед следующим боем, из которого, как знать, выйдут ли они все живыми.

«Соловьи» — одна из любимых песен маршала Г. Жукова — впервые прозвучала в оперетте композитора В. Соловьева-Седого «Верный друг» в год окончания войны. Впоследствии ее исполнял как сам автор, так и множество известных певцов того времени.

rustih.ru

Соловьи - Алексей Фатьянов. Читать текст.

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,
Пусть солдаты немного поспят,
Немного пусть поспят.

Пришла и к нам на фронт весна,
Солдатам стало не до сна —
Не потому, что пушки бьют,
А потому, что вновь поют,
Забыв, что здесь идут бои,
Поют шальные соловьи.

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,
Пусть солдаты немного поспят,
Немного поспят.

Но что война для соловья!
У соловья ведь жизнь своя.
Не спит солдат, припомнив дом
И сад зелёный над прудом,
Где соловьи всю ночь поют,
А в доме том солдата ждут.

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,
Пусть солдаты немного поспят,
Немного пусть поспят.

А завтра снова будет бой,—
Уж так назначено судьбой,
Чтоб нам уйти, не долюбив,
От наших жён, от наших нив;
Но с каждым шагом в том бою
Нам ближе дом в родном краю.

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,
Пусть солдаты немного поспят,
Немного пусть поспят.

Анализ стихотворения «Соловьи» Фатьянова

Фатьянов Алексей Иванович — известный советский поэт-песенник, автор множества ушедших в народ песен, в том числе, и к кинофильмах. Песню «Соловьи» он создал вместе со своим другом композитором Василием Павловичем Соловьевым-Седым.

Стихотворение написано в 1944 году. Его автору исполнилось 25 лет, войну он встретил начинающим поэтом и музыкантом в составе ансамбля военного округа. Сразу же начал проситься на фронт бойцом, в конце концов, получил разрешение стать фронтовым корреспондентом. По жанру — песня, по размеру — ямб (припев — анапест) с со смежной рифмой, 7 строф. Рифмы открытые и закрытые. Композиция и сюжетная, и кольцевая (так как заключительная строфа повторяет первую). «Пришла и к нам на фронт весна»: в тяготах и страданиях военного времени люди порой утрачивали связь с приметами мирной реальности: оживающая природа, пение птиц, простые человеческие радости. «Не спит солдат»: хоть от пенья «шальных соловьев» и не спится, однако люди думают каждый о своем, притихли, у кого-то сердце кровью обливается, настолько хороши самозабвенные песни соловьев. «А завтра снова будет бой»: оторванные от семьи («от наших жен»), от мирного труда на земле («от нив») вновь пойдут сражаться, чтобы приблизить то дорогое время, когда можно будет отворить дверь в свой дом, обнять близких, уснуть, слушая соловьев в саду. Время, когда во вздыбленном изувеченном мире все вновь станет на свои места. Поэтому «с каждым шагом — ближе дом».

Природа становится отправной точкой для череды размышлений, порой мучительных, об утратах, и надеждах на послевоенное будущее. В стихотворении нет олицетворений, сравнений, возвышенных поэтических эпитетов, украшением его является только единственный яркий, эмоциональный эпитет «шальные». «Не тревожьте»: внезапно ворвавшаяся весна не должна помешать суровой горечи будней солдата, должна придать сил, а не отнять. Восклицание тоже только одно: но что война для соловья! Повторы увеличивают экспрессию этого произведения, двойное обращение к птицам «соловьи» — просьба дать отдыха уставшим бойцам, не бередить их сердца, дать забыться перед следующим боем, из которого, как знать, выйдут ли они все живыми.

«Соловьи» — одна из любимых песен маршала Г. Жукова — впервые прозвучала в оперетте композитора В. Соловьева-Седого «Верный друг» в год окончания войны. Впоследствии ее исполнял как сам автор, так и множество известных певцов того времени.

rostih.ru

Соловьи

Подробности
13.04.2015

Исполняет хор Академического Ансамбля песни и пляски Российской Армии им. А. В. Александрова 

Скачать

Ноты

Соловьи (Стихи А. ФАТЬЯНОВА, Музыка В. СОЛОВЬЕВА-СЕДОГО)

История создания песни "Соловьи"

Более двух лет оставались в рукописи «Соловьи». Фатьянов не решался показать их даже Соловьеву-Седому. Не отдавал и в газеты, не верил, что стихи смогут появиться в печати. Стихотворение так и не было опубликовано, а песня, впервые появившаяся в 1944 году, не знала равных по популярности. Редко кто из фронтовиков, слушая ее, мог сдержать слезы.
«...Это было в начале марта 1945 года, всего за два месяца до Дня Победы. В нашу 10-ю гвардейскую армию тогда приехала бригада артистов Рижской филармонии... Под зрительный зал оборудовали боль­шую госпитальную палатку. Перед эстрадой в несколько рядов положили длинные бревна, которые заменили кресла... Надо ли говорить о том, что в госпитальной палатке некуда было упасть не только яблоку, но даже маковому зернышку. На тесноту, однако, никто не жаловался. Еще бы — концерт! Довольны были даже те, кто не сумел проникнуть а «зрительный зал». Брезентовые стены палатки свободно пропускали слова и музыку, и они были слышны далеко за ее пределами...

— А сейчас, товарищи, артистка нашей филармонии,— конферансье назвал фамилию певицы,— исполнит песню композитора Соловьева-Седого на слова Фатьянова «Соловьи, соловьи...». Зал приветствовал артист­ку вежливыми аплодисментами. Аккомпаниатор дал вступление, и ар­тистка запела. Первые же слова песни оглушили слушателей:

Пришла и к нам на фронт весна,
Солдатам стало не до сна...

Это было настолько реально, что даже не верилось, что песня написана вчера или позавчера, а не сейчас, сию минуту, вот здесь, в этой санитарной палатке. А певица продолжала:

Не потому, что пушки бьют,
А потому, что вновь поют,
Забыв, что здесь идут бои,
Поют шальные соловьи.

Всякая бывает тишина. Но та, что воцарилась в госпитальной палатке и за ней, была необычной, необыкновенной какой-то: я бы сказал, неестественной. Все, будто завороженные, впились горящими глазами в певицу и ждали, ждали новых слов и новой мелодии...

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,
Пусть солдаты немного поспят.

Нет! За всю войну не приходилось слышать такой песни. А их, песен, было много, разных и хороших, хватавших за душу и разрывающих на части сердце, поднимавших в атаку, развеселых в часы короткого отдыха. А в этой было все, будто она аккумулировала все чувства воедино.

И когда песня окончилась, никто не шелохнулся. Молчал зал, мол­чала певица, плетьми повисли руки аккомпаниатора. И за палаткой стояла тишина. Я повернул голову и был ошеломлен еще больше. В окне палатки я увидел лицо молоденького солдата. По нему струились слезы, прокладывая тонкие белые бороздки на его закопченных порохом щеках».

Василий СОЛОВЬЕВ-СЕДОЙ

Соловьи

Стихи А. ФАТЬЯНОВА, Музыка В. СОЛОВЬЕВА-СЕДОГО

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,
Пусть солдаты немного поспят,
Немного пусть поспят.
Пришла и к нам на фронт весна,
Солдатам стало не до сна —
Не потому, что пушки бьют,
А потому, что вновь поют,
Забыв, что здесь идут бои,
Поют шальные соловьи.

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,
Пусть солдаты немного поспят,
Немного поспят.
Но что война для соловья!
У соловья ведь жизнь своя.
Не спит солдат, припомнив дом
И сад зеленый над прудом,
Где соловьи всю ночь поют,
А в доме том солдата ждут.

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,
Пусть солдаты немного поспят,
Немного пусть поспят.
А завтра снова будет бой,—
Уж так назначено судьбой,
Чтоб нам уйти, не долюбив,
От наших жен, от наших нив;
Но с каждым шагом в том бою
Нам ближе дом в родном краю.
Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,
Пусть солдаты немного поспят,
Немного пусть поспят.

1942

www.ol-cbs.ru

Creative solfege - Креативное сольфеджио: Василий Соловьёв-Седой / Алексей Фатьянов.« Соловьи»

Василий Соловьёв-Седой / Алексей Фатьянов
« Соловьи»


«Соловьи» — популярная песня композитора Василия Соловьёва-Седого на стихи Алексея Фатьянова, написанная в 1944 году (первый вариант стихотворения датирован 1942 годом). Изначально песня была известна под названием «Пришла и к нам на фронт весна», также встречается название «Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат».

Песня «Соловьи» была создана в конце 1944 года, когда её авторы — композитор Василий Соловьёв-Седой и поэт-фронтовик Алексей Фатьянов — встретились в Москве. До этого они уже работали вместе — в 1942—1943 годах ими было написано около десяти песен, в основном на военную тематику.  Фатьянов и Соловьев-Седой написали такие широко известные песни, как «На солнечной поляночке», «Наш город», «Давно мы дома не были», «Потому что мы пилоты», «Где же вы теперь, друзья-однополчане?» и многие другие.  «Соловьи» — одна из лучших.  В песне «Соловьи», написанной на исходе военного лихолетья, сурово и просто и вместе с тем очень задушевно высказано то, что было на душе у каждого солдата в дни, когда Победа была уже близка, но война еще не окончена. 

Поэт Алексей Фатьянов, автор стихов песни « Соловьи», вспоминал: «Помню фронт. В большой зеленой роще мы, солдаты, после только что затихшего боя лежим, отряхиваясь от крупинок засыпавшей нас земли, и вдруг слышим: вслед за растаявшим вдали рокотом вражеских самолетов, во все горло, как бы утверждая жизнь, защелкал соловей!» В архиве поэта сохранился черновик стихотворения «Пришла и к нам на фронт весна», датированный 1942 годом. В каких только фронтовых переделках не побывал этот исчерканный фатьяновской рукой листочек! Поначалу поэт сам придумал мелодию к своим стихам. Фатьянов не только прочитал композитору Соловьеву-Седому свои стихи, но и напел придуманную им самим мелодию, ставшую основой припева песни.Чтобы песня пошла в народ, чтобы полюбили ее и запомнили, она должна быть не просто исполнена, а спета сердцем, спета душой. В этом отношении «Соловьям» очень повезло: песню впервые исполнил замечательный певец, с голоса которого запомнились, полюбились людям многие песни, — Георгий Павлович Виноградов. Его исполнение «Соловьев» вместе с Краснознаменным ансамблем в далеком 1945 году было да, пожалуй, и по сей день остается, непревзойденным образцом проникновения в творческий замысел авторов. Секрет успеха этой песни, думается, очень точно объяснил прославленный полководец Великой Отечественной войны Маршал Советского Союза Георгий Константинович Жуков. В канун 25-летия Победы над фашистской Германией на просьбу корреспондента «Комсомольской правды» Василия Пескова назвать любимую песню, он ответил: «Мои вкусы, я думаю, не расходятся со вкусом многих людей: «Вставай, страна огромная!», «Дороги», «Соловьи»… Это бессмертные песни! Потому что в них отразилась большая душа народа!»

Обсуждая творчество Соловьёва-Седого, музыковед Юлий Кремлёв писал, что песня «Соловьи» была у него «наиболее ярким и характерным произведением» 1944 года. Кремлёв отмечал оригинальность построения песни, которая «начинается припевом, обращённым к соловьям», что сразу же подчёркивает её лирическое содержание. По его словам, «интонации этого припева тесно связаны с характерной выразительностью сексты, превосходно использовавшейся романтиками и затем ставшей широко распространённой». В качестве примеров Кремлёв приводил отрывки из третьей вариации экспромта Франца Шуберта соч. 142 № 3, из трио марша Василия Агапкина «Прощание славянки», а также упоминал некоторое сходство с романсом Николая Харито «Отцвели хризантемы».

Впоследствии песня стала очень популярной, и даже упоминалась в стихах других поэтов. Например, Николай Старшинов в одном из своих стихотворений писал:

Памяти Алексея Фатьянова Пусть былое ворвется в беседы… Хоть оно порастает быльем, Каждый год, накануне Победы, Мы солдатские песни поем. Не случайно совсем, не впервые, До поры отложивши дела, Соберутся твои рядовые У накрытого другом стола. Снова песню военную грянув, Словно новый возьмут перевал. Тут и выйдет Алеша Фатьянов - Запевала из всех запевал. Не его ли в глухом чернолесье Надрывались всю ночь соловьи? Не его ли широкие песни

Были самые наши.

 Меж солдат уживались бывалых, Пробирались по топям болот,  Согревали на кратких привалах, Шли в рядах марширующих рот. Ничего, что сегодня мы седы, Мы упрямо стоим на своем: Каждый год, накануне Победы,

Те 

Прекрасные песни 



                                         
Стихи А. ФАТЬЯНОВА, Музыка В. СОЛОВЬЕВА-СЕДОГО Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат, Пусть солдаты немного поспят, Немного пусть поспят. Пришла и к нам на фронт весна, Солдатам стало не до сна — Не потому, что пушки бьют, А потому, что вновь поют, Забыв, что здесь идут бои, Поют шальные соловьи. Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат, Пусть солдаты немного поспят, Немного поспят. Но что война для соловья! У соловья ведь жизнь своя. Не спит солдат, припомнив дом И сад зеленый над прудом, Где соловьи всю ночь поют, А в доме том солдата ждут. Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат, Пусть солдаты немного поспят, Немного пусть поспят. А завтра снова будет бой,— Уж так назначено судьбой, Чтоб нам уйти, не долюбив, От наших жен, от наших нив; Но с каждым шагом в том бою Нам ближе дом в родном краю. Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат, Пусть солдаты немного поспят, Немного пусть поспят.

rudnik92.blogspot.com

История одной песни. Соловьи - Жизнь - театр

Более двух лет оставались в рукописи «Соловьи». Фатьянов не решался показать их даже Соловьеву-Седому. Не отдавал и в газеты, не верил, что стихи смогут появиться в печати. Стихотворение так и не было опубликовано, а песня, впервые появившаяся в 1944 году, не знала равных по популярности. Редко кто из фронтовиков, слушая ее, мог сдержать слезы.Вот что рассказал Соловьев-Седой:

«...Это было в начале марта 1945 года, всего за два месяца до Дня Победы. В нашу 10-ю гвардейскую армию тогда приехала бригада артистов Рижской филармонии... Под зрительный зал оборудовали боль­шую госпитальную палатку. Перед эстрадой в несколько рядов положили длинные бревна, которые заменили кресла... Надо ли говорить о том, что в госпитальной палатке некуда было упасть не только яблоку, но даже маковому зернышку. На тесноту, однако, никто не жаловался. Еще бы — концерт! Довольны были даже те, кто не сумел проникнуть а «зрительный зал». Брезентовые стены палаткисвободно пропускали слова и музыку, и они были слышны далеко за ее пределами...

— А сейчас, товарищи, артистка нашей филармонии,— конферансье назвал фамилию певицы,— исполнит песню композитора Соловьева-Седого на слова Фатьянова «Соловьи, соловьи...». Зал приветствовал артист­ку вежливыми аплодисментами. Аккомпаниатор дал вступление, и ар­тистка запела. Первые же слова песни оглушили слушателей:

Пришла и к нам на фронт весна,

Солдатам стало не до сна...

Это было настолько реально, что даже не верилось, что песня написана вчера или позавчера, а не сейчас, сию минуту, вот здесь, в этой санитарной палатке. А певица продолжала:

Не потому, что пушки бьют,

А потому, что вновь поют,

Забыв, что здесь идут бои,

Поют шальные соловьи.

Всякая бывает тишина. Но та, что воцарилась в госпитальной палатке и за ней, была необычной, необыкновенной какой-то: я бы сказал, неестественной. Все, будто завороженные, впились горящими глазами в певицу и ждали, ждали новых слов и новой мелодии...

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,

Пусть солдаты немного поспят.

Нет! За всю войну не приходилось слышать такой песни. А их, песен, было много, разных и хороших, хватавших за душу и разрывающих на части сердце, поднимавших в атаку, развеселых в часы короткого отдыха. А в этой было все, будто она аккумулировала все чувства воедино.

И когда песня окончилась, никто не шелохнулся. Молчал зал, мол­чала певица, плетьми повисли руки аккомпаниатора. И за палаткой стояла тишина. Я повернул голову и был ошеломлен еще больше. В окне палатки я увидел лицо молоденького солдата. По нему струились слезы, прокладывая тонкие белые бороздки на его закопченных порохом щеках».

Василий СОЛОВЬЕВ-СЕДОЙ

В архиве поэта сохранился черновик стихотворения «Пришла и к нам на фронт весна», датированный 1942 годом. В каких только фронтовых переделках не побывал этот исчерканный фатьяновской рукой листочек!Поначалу поэт сам придумал мелодию к своим стихам. Собственно говоря, так часто бывало, когда Фатьянов сочинял свои песни. Природа щедро одарила его, в том числе и мелодическим даром. Алексей Иванович неплохо пел, и потому друзья – однополчане не упускали случая попросить его не только прочитать, но и напеть сложенные им стихи и песни.

Мне вспомнились темные ночи
В чужом, нелюдимом краю…
«А ну, затяни, пулеметчик!»
И я потихоньку пою,—

рассказывал поэт о том незабываемом времени в одном из послевоенных своих стихотворений. Возможно, что как раз о тех самых днях, когда шли кровопролитные, тяжелые бои за освобождение Венгрии от фашистов, предпринимавших отчаянные попытки остановить стремительное наступление наших войск. Подразделение, в составе которого находился рядовой Алексей Фатьянов, вело упорные бои.

В конце декабря 1944 года корреспондент фронтовой газеты 6-й Гвардейской танковой армии Алексей Фатьянов после ранения в руку получил новогодний отпуск и приехал в столицу. В гостинице «Москва» он встретил В. П. Соловьева-Седого. За чаем поэт начал читать свои стихи, в том числе «Соловьи». Композитор встрепенулся – так он был увлечен проникновенными строками. Отвечая на расспросы Василия Павловича, Фатьянов рассказал, как родилось это стихотворение. Однажды в часть, где он служил, приехал выступать фронтовой ансамбль. Один пожилой боец посетовал: «Опять «соловьи» приехали, опять спать не дадут». А сон на фронте, как и табак, ценился по-особому.Во время рассказа Фатьянов обратил внимание, что собеседник его не слушает: он весь ушел в себя. Наверное, в тот момент в его душе зарождалась музыка к известным строкам.

В этот раз спать не пришлось композитору. Две ночи ушло у него на сочинение музыки. Прослушав произведение, Алексей кинулся собирать постояльцев гостиницы, желая разделить с ними свой восторг. Песню исполняли дуэтом с Василием Павловичем. Правда, как указывает биограф поэта Т. Дашкевич, в припеве вначале были такие слова: «Соловьи, соловьи, не тревожьте ребят». Присутствовавший генерал Соколов предложил поменять слово «ребят» на «солдат». Авторы согласились с ним не сразу: слово «солдат» казалось тогда старомодным, советских воинов, как правило, называли бойцами. Но понятие «солдат» объединяло и командиров, и рядовых, потому что на войне все они были солдатами. И слово «солдат» победило. Отказался поэт и от одного из куплетов песни, который удлинял песню и суживал её масштабность:
Вчера горячий был денёк,
Взметая пыль степных дорог,
В атаку шёл гвардейский полк.
Идти вперёд - солдатский долг,
И этот долг, как знамя свят.
Семнадцать вёрст прошёл солдат.

«Там он себя хорошо показал и был одним из первых, кто вступил в город, за что получил медаль «За отвагу» и краткосрочный отпуск, — вспоминал друг и соавтор поэта по многим песням композитор В. П. Соловьев-Седой, — и вот тогда-то он привез мне оттуда и вручил слова двух песен, которые я, надо сказать, написал в один день. Это были “Соловьи” и “Ничего не говорила”.
За время войны мы с Фатьяновым написали, сейчас даже трудно сказать, сколько песен! Биографы подсчитали, что около восьмидесяти. Насколько они точны в ту или иную сторону, я затрудняюсь сказать. А специально подсчитывать как-то не хочется. Ведь все-таки не для бухгалтерского отчета пишутся песни…
А сочинял Алеша удивительно легко. Я мало помню таких случаев, чтобы приходилось что-нибудь в его стихах переделывать. Такие, как правило, получались хуже тех, которые сразу как-то появлялись из-под пера, как у него, так и у меня. Это было взаимно.
Мы с ним до того хорошо понимали друг друга, что, я даже должен сказать, бывало так, что я ему какие-нибудь стихи подсочиню, отдельные слова в его духе, так сказать. Бывало так, что он настолько «вселялся» в музыку, что и сам сочинял.
— Ты, Вася, знаешь, — говорил он мне, — а не лучше ли будет, если ты так вот сделаешь. Эта интонация более тебе принадлежащая, чем та, которая у тебя в этой песне.
И он напевал, «присочинял» то, что ему казалось органичным, естественным для этой песни. Большинство песен, которые я с ним написал, имеют какой-то особый отпечаток. Уж очень близко соприкасались наши творческие интересы
…»

Так было и в случае с «Соловьями». Фатьянов не только прочитал Соловьеву-Седому свои стихи, но и напел придуманную им самим мелодию, ставшую основой припева песни.
Фатьянов и Соловьев-Седой написали такие широко известные песни, как «На солнечной поляночке», «Наш город», «Давно мы дома не были», «Потому что мы пилоты», «Где же вы теперь, друзья-однополчане?» и многие другие. «Соловьи» — одна из лучших.

Секрет успеха этой песни, думается, очень точно объяснил прославленный полководец Великой Отечественной войны Маршал Советского Союза Георгий Константинович Жуков. В канун 25-летия Победы над фашистской Германией на просьбу корреспондента «Комсомольской правды» Василия Пескова назвать любимую песню, он ответил: «Мои вкусы, я думаю, не расходятся со вкусом многих людей: «Вставай, страна огромная!», «Дороги», «Соловьи»… Это бессмертные песни! Потому что в них отразилась большая душа народа!»
К этим словам трудно что-либо добавить. Разве что — стихи, которые посвятил своему другу и автору «Соловьев» другой поэт-фронтовик, Николай Старшинов:

Пусть былое ворвется в беседы…
Хоть оно порастает быльем,
Каждый год, накануне Победы,
Мы солдатские песни поем.
Не случайно совсем, не впервые,
До поры отложивши дела,
Соберутся твои рядовые
У накрытого другом стола.
Снова песню военную грянув,
Словно новый возьмут перевал.
Тут и выйдет Алеша Фатьянов,
Запевала из всех запевал…
Не его ли в глухом чернолесье
Надрывались всю ночь соловьи?
Не его ли широкие песни
Были самые наши.
Свои.
Меж солдат уживались бывалых,
Пробирались по топям болот,
Согревали на кратких привалах,
Шли в рядах марширующих рот.
Ничего, что сегодня мы седы,
Мы упрямо стоим на своем:
Каждый год, накануне Победы,
Те
Прекрасные песни
Поем!..

Однако всё-таки существует некоторое несоответствие по датам. По одним данным, она была написана в последние декабрьские дни 1944 года, по другим — в 1945 году, по третьим — и вовсе в начале войны... Есть воспоминания Петра Любомирова, однополчанина Алексея Фатьянова, где он описывает свое знакомство с поэтом в конце 1944 года: "Еще на фронте, услыхав в первый раз "Соловьи", еще тогда я подумал об авторе этой песни, как о солдате: "Этот — наш. До последнего дыхания..." А когда Фатьянова увидел — даже обрадовался: он и на самом деле оказался солдатом, рядовым, носил такие же, как ты, погоны — без звездочек, даже без лычек". Согласно общепринятой версии, воспоминаниям автора музыка В.П. Соловьева — Седого, воспоминаниям о первых исполнениях песни, а также в соответствии с местонахождением поэта, которое установить оказалось нетрудно, она была написана в последние дни 1944 года, перед Новым, 1945 годом.

Но есть еще одно свидетельство более раннего знакомства с "Соловьями" — поэта Николая Старшинова. Поэт пишет, как будучи рядовым пехоты, он в августе 1943 года услышал песню "На солнечной поляночке". Далее он вспоминает: "А потом пошли одна за другой — "Соловьи", "Ничего не говорила", "Звездочка" и, наконец, "Давно мы дома не были"". Известно, что "Давно мы дома не были" написана сразу после победы, в 1945 году, "На солнечной поляночке" прозвучала в 1943. Если Николай Константинович называет песни в хронологическом порядке, значит, "Соловьев" он услышал в первые годы войны. Как могли слышать бойцы "Соловьев" раньше 1945 года? Откроем "Избранное" Алексея Фатьянова. Стихотворение датировано 1942 годом. Могла ли быть написана музыка к нему раньше 1944 года? Видимо, да. Это подтверждает известный музыковед и исследователь советской песни Юрий Евгеньевич Бирюков, который говорит о том, что была написана еще одна музыка к стихотворению — композитором Марком Фрадкиным. Может быть, первый вариант песни не получил столь широкого распространения, как второй. Песня на музыку Соловьева-Седого сразу же была записана на радио и скоро стала широко известной. Добавлю, что "первых" исполнителей этой песни насчитывается около десятка...

Прозвучав сорок с лишним лет назад, “Соловьи” стали одной из любимых и знаменитых песен военной поры. Песня «Соловьи» быстро обрела популярность, ее любил великий полководец, маршал Г. Жуков: "Это бессмертные песни! А почему? Потому что в них отразилась большая душа народа..."
Под эту песню в 1959 году хоронили и автора ее слов – русского соловья Алексея Фатьянова, которому тогда было всего 40 лет.

Соловьи

Стихи А. ФАТЬЯНОВА, Музыка В. СОЛОВЬЕВА-СЕДОГО

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,

Пусть солдаты немного поспят,

Немного пусть поспят.

Пришла и к нам на фронт весна,

Солдатам стало не до сна —

Не потому, что пушки бьют,

А потому, что вновь поют,

Забыв, что здесь идут бои,

Поют шальные соловьи.

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,

Пусть солдаты немного поспят,

Немного поспят.

Но что война для соловья!

У соловья ведь жизнь своя.

Не спит солдат, припомнив дом

И сад зеленый над прудом,

Где соловьи всю ночь поют,

А в доме том солдата ждут.

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,

Пусть солдаты немного поспят,

Немного пусть поспят.

А завтра снова будет бой,—

Уж так назначено судьбой,

Чтоб нам уйти, не долюбив,

От наших жен, от наших нив;

Но с каждым шагом в том бою

Нам ближе дом в родном краю.

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,

Пусть солдаты немного поспят,

Немного пусть поспят.

1942

Вот тут можно услышать самого Фатьянова.

Напишу очень кратко, но думаю, что ему надо посвятить отдельную тему, что я на днях и сделаю. Алексей Иванович Фатьянов родился 5 марта 1919 года в г. Вязники Владимирской губернии. В 1929 году семья Фатьяновых переселилась в подмосковный посёлок Лосиноостровский. Алексей поступил в театральную студию А. Д. Дикого при театре ВЦСПС, а в 1937 году был принят в театральную школу актёрской труппы Центрального театра Красной Армии. С началом Великой Отечественной войны ушёл на фронт, получил ранение, был представлен к правительственным наградам. Во время войны Фатьянов получил известность как поэт-песенник. Тогда были написаны песни на музыку одного из постоянных соавторов Фатьянова — В. Соловьёва-Седого: «На солнечной поляночке» (1942), «Ничего не говорила» (1943), «Соловьи» (1945), «Давно мы дома не были» (1945) и др. После войны поэт создаёт и другие популярные песни: «Три года ты мне снилась» (1946, музыка Н. Богословского), «В городском саду» (1947, музыка М. Блантера), «Мы люди большого полёта» (1948, музыка Б. Мокроусова), «Хвастать, милая, не стану» (1949, музыка Б. Мокроусова), «На крылечке» (1949, музыка Б. Мокроусова), «На Заречной улице» (1957, музыка Б. Мокроусова). Сотрудничал Фатьянов и с другими известными композиторами (А. Новиков, С. Кац, А. Лепин, Ю. Милютин, Б. Терентьев и др.). Алексей Фатьянов награждён орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени (посмертно, 1995), орденом Красной Звезды (1944), медалью «За отвагу» (1945), медалью «За победу над Германией» (1945). Алексей Иванович Фатьянов умер 13 ноября 1959 года. Похоронен в Москве на Ваганьковском кладбище.

С использованием материалов:

http://www.ol-cbs.ru/75-pesni-vojny-i-pobedy/1821-solovyi

http://amarok-man.livejournal.com/1688887.html

http://muzruk.info/?p=1109

Чтобы песня пошла в народ, чтобы полюбили ее и запомнили, она должна быть не просто исполнена, а спета сердцем, спета душой. В этом отношении «Соловьям» очень повезло: песню впервые исполнил замечательный певец, с голоса которого запомнились, полюбились людям многие песни, — Георгий Павлович Виноградов.

Его исполнение «Соловьев» вместе с Краснознаменным ансамблем в далеком 1945 году было да, пожалуй, и по сей день остается, непревзойденным образцом проникновения в творческий замысел авторов. К сожалению, в ютубе ролик затерли и осталось из самых ранних записей только исполнение 1946 года. Солист Виноградов.

А вот в исполнении Краснознаменного ансаммбля и солиста Евгения Беляева

концерт "Новой оперы" "Песни военных лет". солисты: Василий Ладюк и Алексей Татаринцев.

Анна Герман (на польском)

Прекрасное исполнение Мурата Насырова и добротный видеоряд.

Карел Готт

Владимир Городничий

Заур Тутов

Закончу женским исполнением. Как ни странно, но очень хорошо исполнила Зара. Кстати, без музыкального сопровождения, только голосовое.

zhiznteatr.mirtesen.ru

Соловьи (песня) — Википедия

«Соловьи» — популярная песня композитора Василия Соловьёва-Седого на стихи Алексея Фатьянова, написанная в 1944 году (первый вариант стихотворения датирован 1942 годом). Изначально песня была известна под названием «Пришла и к нам на фронт весна», также встречается название «Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат».

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,
Пусть солдаты немного поспят,
Немного пусть поспят.

Пришла и к нам на фронт весна,
Солдатам стало не до сна —
Не потому, что пушки бьют,
А потому, что вновь поют,
Забыв, что здесь идут бои,
Поют шальные соловьи.

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,
Пусть солдаты немного поспят,
Немного пусть поспят.

Отрывок из песни

Песня «Соловьи» была создана в конце 1944 года, когда её авторы — композитор Василий Соловьёв-Седой и поэт-фронтовик Алексей Фатьянов — встретились в Москве[1]. До этого они уже работали вместе — в 1942—1943 годах ими было написано около десяти песен, в основном на военную тематику[2].

Василий Соловьёв-Седой в то время жил в гостинице «Москва» и работал над опереттой «Верный друг»[2]. Алексей Фатьянов, отличившийся на фронте при штурме венгерского города Секешфехервара, был награждён десятидневным отпуском, во время которого он также прибыл в Москву и поселился в той же гостинице[1]. Василий Соловьёв-Седой вспоминал[2][3]:

Однажды утром дверь моей комнаты открылась, на её пороге я увидел Алексея Фатьянова, молодцеватого, улыбающегося, с медалью на выцветшей фронтовой гимнастёрке. Соскучился я по Алексею и его песням! Оказывается, он получил отпуск для работы со мной, привёз с собой две готовые песни, написанные им на фронте. Алексей тут же прочёл их, а я, сев за пианино, в то же утро написал к ним музыку. Это были «Соловьи» и «Ничего не говорила».

Сам Алексей Фатьянов так рассказывал о том, как были созданы слова будущей песни «Соловьи», которая в изначальном варианте имела название «Пришла и к нам на фронт весна»: «Помню фронт. В большой зелёной роще мы, солдаты, после только что затихшего боя лежим, отряхиваясь от крупинок засыпавшей нас земли, и вдруг слышим: вслед за растаявшим вдали рокотом вражеских самолётов, во всё горло, как бы утверждая жизнь, защёлкал соловей!» В архиве Фатьянова сохранился черновик стихотворения, датированный 1942 годом[4].

После того как в гостиничном номере была создана музыка к песням «Соловьи» и «Ничего не говорила», по воспоминаниям Соловьёва-Седого, авторы «зазвали к себе народ, обслуживавший гостиницу, а также генерала, жившего в соседнем номере, спели наши новые песни, получили одобрение аудитории, а генерал даже стал нашим соавтором, предложив исправить в „Соловьях“ одну строку: „Пусть солдаты (а не ребята, как было у нас) немного поспят“»[2]. Известны и некоторые подробности: импровизированный концерт состоялся в холле на 12-м этаже гостиницы «Москва», а после него к авторам подошёл высокий статный военный, представившийся генералом Соколовым — он-то и убедил Соловьёва-Седого и Фатьянова заменить «ребят» на «солдат»[5]. Впоследствии, когда песня была передана на радио, одному из редакторов не понравилась именно эта строчка — «идёт война, а мы солдат спать призываем!», — но Фатьянов отказался вносить изменения, и в конце концов песня была исполнена именно в этом варианте[1].

Василий Соловьёв-Седой также включил песню «Соловьи» в свою оперетту «Верный друг», работу над которой он завершил в 1945 году. Использованная в третьем действии в качестве вступления, эта песня, по мнению критиков, оказалась «наиболее ярким мелодическим фрагментом оперетты»[2].

Впоследствии песня стала очень популярной, и даже упоминалась в стихах других поэтов. Например, Николай Старшинов в одном из своих стихотворений писал: «Тут и выйдет Алёша Фатьянов, / Запевала из всех запевал… / Не его ли в глухом чернолесье / Надрывались всю ночь соловьи? / Не его ли широкие песни / Были самые наши. Свои.»[4]

Обсуждая творчество Соловьёва-Седого, музыковед Юлий Кремлёв писал, что песня «Соловьи» была у него «наиболее ярким и характерным произведением» 1944 года. Кремлёв отмечал оригинальность построения песни, которая «начинается припевом, обращённым к соловьям», что сразу же подчёркивает её лирическое содержание. По его словам, «интонации этого припева тесно связаны с характерной выразительностью сексты, превосходно использовавшейся романтиками и затем ставшей широко распространённой». В качестве примеров Кремлёв приводил отрывки из третьей вариации экспромта Франца Шуберта соч. 142 № 3, из трио марша Василия Агапкина «Прощание славянки», а также упоминал некоторое сходство с романсом Николая Харито «Отцвели хризантемы»[2].

Высоко ценил песню «Соловьи» полководец Георгий Жуков — в 1970 году на вопрос о его любимых песнях, заданный ему в одном из интервью, он ответил: «Мои вкусы, я думаю, не расходятся со вкусом многих людей: „Вставай, страна огромная!“, „Дороги“, „Соловьи“… Это бессмертные песни! Потому что в них отразилась большая душа народа!»[4].

Первыми исполнителями песни были Георгий Виноградов и Владимир Бунчиков[1], впоследствии Виноградов исполнял её с Ансамблем песни и пляски Советской армии[6][4]. Иногда в качестве первого исполнителя упоминается Михаил Михайлов[7]. За свою историю песня «Соловьи» входила в репертуар многих других известных певцов и певиц, таких как Иван Суржиков[8], Алла Иошпе и Стахан Рахимов[9], Евгений Беляев (с Ансамблем песни и пляски Советской армии)[10], Алибек Днишев[11], Анна Герман[12], Николай Басков[13] и другие.

  1. 1 2 3 4 , Песенная летопись Великой Отечественной войны. — К.: Современная музыка, 2010. — С. 204—206. — 266 с. — ISBN 979-0706353-76-0.
  2. 1 2 3 4 5 6 Василий Павлович Соловьёв-Седой. Очерк жизни и творчества. — Л.: Советский композитор, 1960. — С. 107—110, 116, 214—215. — 220 с.
  3. С. М. Хентова. Путь Соловьёва-Седого // Василий Павлович Соловьёв-Седой. Воспоминания, статьи, материалы / . — Л.: Советский композитор, 1987. — С. 15. — 296 с.
  4. 1 2 3 4 Ю. Е. Бирюков. История создания песни «Соловьи» (неопр.) (HTML). muzruk.info. Дата обращения 17 мая 2017.
  5. В. П. Соловьёв-Седой. Воспоминания // Война, народ, победа: статьи, очерки, воспоминания / И. М. Данишевский, Ж. В. Таратута. — М.: Издательство политической литературы, 1984. — Т. 3. — С. 167.
  6. Ю. Е. Бирюков. По военной дороге. Сборник песен о Советской Армии и Военно-Морском Флоте. — М.: Военное издательство, 1988. — С. 227—231. — 422 с. — ISBN 9785203005182.
  7. ↑ Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат (неопр.) (HTML). tekstovoi.ru. Дата обращения 22 мая 2017.
  8. О. А. Кузнецова. Суржиков Иван Николаевич // Эстрада России, XX век. Энциклопедия / . — М.: ОЛМА Медиа Групп, 2004. — С. 636. — 861 с. — ISBN 978-5224044627.
  9. О. А. Кузнецова. Иошпе Алла Яковлевна и Рахимов Стахан Мамеджанович // Эстрада России, XX век. Энциклопедия / . — М.: ОЛМА Медиа Групп, 2004. — С. 252—253. — 861 с. — ISBN 978-5224044627.
  10. Геваргис Бит-Юнан. Беляев Евгений Михайлович (неопр.) (HTML). Деятели Брянского края — libryansk.ru. Дата обращения 9 июля 2017.
  11. Г. Шимырбаева. Его голос неподвластен времени (неопр.) (HTML). Культурное наследие (национальный проект) — www.madenimura.kz (8 сентября 2009). Дата обращения 11 июля 2017. (недоступная ссылка)
  12. ↑ Биография Анны Герман (неопр.) (HTML). РИА Новости — ria.ru (14 февраля 2016). Дата обращения 9 июля 2017.
  13. Екатерина Котова. Есть такое дело — объединять сердца (неопр.) (HTML). Труд — www.trud.ru (15 мая 2015). Дата обращения 9 июля 2017.

ru.wikipedia.org

История создания песни "Соловьи": nikolay_siya — LiveJournal

Более двух лет оставались в рукописи «Соловьи». Фатьянов не решался показать их даже Соловьеву-Седому. Не отдавал и в газеты, не верил, что стихи смогут появиться в печати. Стихотворение так и не было опубликовано, а песня, впервые появившаяся в 1944 году, не знала равных по популярности. Редко кто из фронтовиков, слушая ее, мог сдержать слезы.

«...Это было в начале марта 1945 года, всего за два месяца до Дня Победы. В нашу 10-ю гвардейскую армию тогда приехала бригада артистов Рижской филармонии... Под зрительный зал оборудовали боль­шую госпитальную палатку. Перед эстрадой в несколько рядов положили длинные бревна, которые заменили кресла... Надо ли говорить о том, что в госпитальной палатке некуда было упасть не только яблоку, но даже маковому зернышку. На тесноту, однако, никто не жаловался. Еще бы — концерт! Довольны были даже те, кто не сумел проникнуть а «зрительный зал». Брезентовые стены палатки свободно пропускали слова и музыку, и они были слышны далеко за ее пределами...

— А сейчас, товарищи, артистка нашей филармонии,— конферансье назвал фамилию певицы,— исполнит песню композитора Соловьева-Седого на слова Фатьянова «Соловьи, соловьи...». Зал приветствовал артист­ку вежливыми аплодисментами. Аккомпаниатор дал вступление, и ар­тистка запела. Первые же слова песни оглушили слушателей:

Пришла и к нам на фронт весна,

Солдатам стало не до сна...

Это было настолько реально, что даже не верилось, что песня написана вчера или позавчера, а не сейчас, сию минуту, вот здесь, в этой санитарной палатке. А певица продолжала:

Не потому, что пушки бьют,

А потому, что вновь поют,

Забыв, что здесь идут бои,

Поют шальные соловьи.

Всякая бывает тишина. Но та, что воцарилась в госпитальной палатке и за ней, была необычной, необыкновенной какой-то: я бы сказал, неестественной. Все, будто завороженные, впились горящими глазами в певицу и ждали, ждали новых слов и новой мелодии...

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,

Пусть солдаты немного поспят.

Нет! За всю войну не приходилось слышать такой песни. А их, песен, было много, разных и хороших, хватавших за душу и разрывающих на части сердце, поднимавших в атаку, развеселых в часы короткого отдыха. А в этой было все, будто она аккумулировала все чувства воедино.

И когда песня окончилась, никто не шелохнулся. Молчал зал, мол­чала певица, плетьми повисли руки аккомпаниатора. И за палаткой стояла тишина. Я повернул голову и был ошеломлен еще больше. В окне палатки я увидел лицо молоденького солдата. По нему струились слезы, прокладывая тонкие белые бороздки на его закопченных порохом щеках».

Василий СОЛОВЬЕВ-СЕДОЙ

Соловьи

Стихи А. ФАТЬЯНОВА, Музыка В. СОЛОВЬЕВА-СЕДОГО

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,

Пусть солдаты немного поспят,

Немного пусть поспят.

Пришла и к нам на фронт весна,

Солдатам стало не до сна —

Не потому, что пушки бьют,

А потому, что вновь поют,

Забыв, что здесь идут бои,

Поют шальные соловьи.

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,

Пусть солдаты немного поспят,

Немного поспят.

Но что война для соловья!

У соловья ведь жизнь своя.

Не спит солдат, припомнив дом

И сад зеленый над прудом,

Где соловьи всю ночь поют,

А в доме том солдата ждут.

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,

Пусть солдаты немного поспят,

Немного пусть поспят.

А завтра снова будет бой,—

Уж так назначено судьбой,

Чтоб нам уйти, не долюбив,

От наших жен, от наших нив;

Но с каждым шагом в том бою

Нам ближе дом в родном краю.

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,

Пусть солдаты немного поспят,

Немного пусть поспят.

1942

http://www.ol-cbs.ru/75-pesni-vojny-i-pobedy/1821-solovyi

Алексей Иванович Фатьянов родился 5 марта 1919 года в г. Вязники Владимирской губернии. В 1929 году семья Фатьяновых переселилась в подмосковный посёлок Лосиноостровский. Алексей поступил в театральную студию А. Д. Дикого при театре ВЦСПС, а в 1937 году был принят в театральную школу актёрской труппы Центрального театра Красной Армии. С началом Великой Отечественной войны ушёл на фронт, получил ранение, был представлен к правительственным наградам. Во время войны Фатьянов получил известность как поэт-песенник. Тогда были написаны песни на музыку одного из постоянных соавторов Фатьянова — В. Соловьёва-Седого: «На солнечной поляночке» (1942), «Ничего не говорила» (1943), «Соловьи» (1945), «Давно мы дома не были» (1945) и др. После войны поэт создаёт и другие популярные песни: «Три года ты мне снилась» (1946, музыка Н. Богословского), «В городском саду» (1947, музыка М. Блантера), «Мы люди большого полёта» (1948, музыка Б. Мокроусова), «Хвастать, милая, не стану» (1949, музыка Б. Мокроусова), «На крылечке» (1949, музыка Б. Мокроусова), «На Заречной улице» (1957, музыка Б. Мокроусова). Сотрудничал Фатьянов и с другими известными композиторами (А. Новиков, С. Кац, А. Лепин, Ю. Милютин, Б. Терентьев и др.). Алексей Фатьянов награждён орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени (посмертно, 1995), орденом Красной Звезды (1944), медалью «За отвагу» (1945), медалью «За победу над Германией» (1945). Алексей Иванович Фатьянов умер 13 ноября 1959 года. Похоронен в Москве на Ваганьковском кладбище.

Оригинал взят у amarok_man

Дружить со мной в социальных сетях:


nikolay-siya.livejournal.com

История одной песни. Соловьи - Жизнь - театр

Более двух лет оставались в рукописи «Соловьи». Фатьянов не решался показать их даже Соловьеву-Седому. Не отдавал и в газеты, не верил, что стихи смогут появиться в печати. Стихотворение так и не было опубликовано, а песня, впервые появившаяся в 1944 году, не знала равных по популярности. Редко кто из фронтовиков, слушая ее, мог сдержать слезы.Вот что рассказал Соловьев-Седой:

«...Это было в начале марта 1945 года, всего за два месяца до Дня Победы. В нашу 10-ю гвардейскую армию тогда приехала бригада артистов Рижской филармонии... Под зрительный зал оборудовали боль­шую госпитальную палатку. Перед эстрадой в несколько рядов положили длинные бревна, которые заменили кресла... Надо ли говорить о том, что в госпитальной палатке некуда было упасть не только яблоку, но даже маковому зернышку. На тесноту, однако, никто не жаловался. Еще бы — концерт! Довольны были даже те, кто не сумел проникнуть а «зрительный зал». Брезентовые стены палаткисвободно пропускали слова и музыку, и они были слышны далеко за ее пределами...

— А сейчас, товарищи, артистка нашей филармонии,— конферансье назвал фамилию певицы,— исполнит песню композитора Соловьева-Седого на слова Фатьянова «Соловьи, соловьи...». Зал приветствовал артист­ку вежливыми аплодисментами. Аккомпаниатор дал вступление, и ар­тистка запела. Первые же слова песни оглушили слушателей:

Пришла и к нам на фронт весна,

Солдатам стало не до сна...

Это было настолько реально, что даже не верилось, что песня написана вчера или позавчера, а не сейчас, сию минуту, вот здесь, в этой санитарной палатке. А певица продолжала:

Не потому, что пушки бьют,

А потому, что вновь поют,

Забыв, что здесь идут бои,

Поют шальные соловьи.

Всякая бывает тишина. Но та, что воцарилась в госпитальной палатке и за ней, была необычной, необыкновенной какой-то: я бы сказал, неестественной. Все, будто завороженные, впились горящими глазами в певицу и ждали, ждали новых слов и новой мелодии...

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,

Пусть солдаты немного поспят.

Нет! За всю войну не приходилось слышать такой песни. А их, песен, было много, разных и хороших, хватавших за душу и разрывающих на части сердце, поднимавших в атаку, развеселых в часы короткого отдыха. А в этой было все, будто она аккумулировала все чувства воедино.

И когда песня окончилась, никто не шелохнулся. Молчал зал, мол­чала певица, плетьми повисли руки аккомпаниатора. И за палаткой стояла тишина. Я повернул голову и был ошеломлен еще больше. В окне палатки я увидел лицо молоденького солдата. По нему струились слезы, прокладывая тонкие белые бороздки на его закопченных порохом щеках».

Василий СОЛОВЬЕВ-СЕДОЙ

В архиве поэта сохранился черновик стихотворения «Пришла и к нам на фронт весна», датированный 1942 годом. В каких только фронтовых переделках не побывал этот исчерканный фатьяновской рукой листочек!Поначалу поэт сам придумал мелодию к своим стихам. Собственно говоря, так часто бывало, когда Фатьянов сочинял свои песни. Природа щедро одарила его, в том числе и мелодическим даром. Алексей Иванович неплохо пел, и потому друзья – однополчане не упускали случая попросить его не только прочитать, но и напеть сложенные им стихи и песни.

Мне вспомнились темные ночи
В чужом, нелюдимом краю…
«А ну, затяни, пулеметчик!»
И я потихоньку пою,—

рассказывал поэт о том незабываемом времени в одном из послевоенных своих стихотворений. Возможно, что как раз о тех самых днях, когда шли кровопролитные, тяжелые бои за освобождение Венгрии от фашистов, предпринимавших отчаянные попытки остановить стремительное наступление наших войск. Подразделение, в составе которого находился рядовой Алексей Фатьянов, вело упорные бои.

В конце декабря 1944 года корреспондент фронтовой газеты 6-й Гвардейской танковой армии Алексей Фатьянов после ранения в руку получил новогодний отпуск и приехал в столицу. В гостинице «Москва» он встретил В. П. Соловьева-Седого. За чаем поэт начал читать свои стихи, в том числе «Соловьи». Композитор встрепенулся – так он был увлечен проникновенными строками. Отвечая на расспросы Василия Павловича, Фатьянов рассказал, как родилось это стихотворение. Однажды в часть, где он служил, приехал выступать фронтовой ансамбль. Один пожилой боец посетовал: «Опять «соловьи» приехали, опять спать не дадут». А сон на фронте, как и табак, ценился по-особому.Во время рассказа Фатьянов обратил внимание, что собеседник его не слушает: он весь ушел в себя. Наверное, в тот момент в его душе зарождалась музыка к известным строкам.

В этот раз спать не пришлось композитору. Две ночи ушло у него на сочинение музыки. Прослушав произведение, Алексей кинулся собирать постояльцев гостиницы, желая разделить с ними свой восторг. Песню исполняли дуэтом с Василием Павловичем. Правда, как указывает биограф поэта Т. Дашкевич, в припеве вначале были такие слова: «Соловьи, соловьи, не тревожьте ребят». Присутствовавший генерал Соколов предложил поменять слово «ребят» на «солдат». Авторы согласились с ним не сразу: слово «солдат» казалось тогда старомодным, советских воинов, как правило, называли бойцами. Но понятие «солдат» объединяло и командиров, и рядовых, потому что на войне все они были солдатами. И слово «солдат» победило. Отказался поэт и от одного из куплетов песни, который удлинял песню и суживал её масштабность:
Вчера горячий был денёк,
Взметая пыль степных дорог,
В атаку шёл гвардейский полк.
Идти вперёд - солдатский долг,
И этот долг, как знамя свят.
Семнадцать вёрст прошёл солдат.

«Там он себя хорошо показал и был одним из первых, кто вступил в город, за что получил медаль «За отвагу» и краткосрочный отпуск, — вспоминал друг и соавтор поэта по многим песням композитор В. П. Соловьев-Седой, — и вот тогда-то он привез мне оттуда и вручил слова двух песен, которые я, надо сказать, написал в один день. Это были “Соловьи” и “Ничего не говорила”.
За время войны мы с Фатьяновым написали, сейчас даже трудно сказать, сколько песен! Биографы подсчитали, что около восьмидесяти. Насколько они точны в ту или иную сторону, я затрудняюсь сказать. А специально подсчитывать как-то не хочется. Ведь все-таки не для бухгалтерского отчета пишутся песни…
А сочинял Алеша удивительно легко. Я мало помню таких случаев, чтобы приходилось что-нибудь в его стихах переделывать. Такие, как правило, получались хуже тех, которые сразу как-то появлялись из-под пера, как у него, так и у меня. Это было взаимно.
Мы с ним до того хорошо понимали друг друга, что, я даже должен сказать, бывало так, что я ему какие-нибудь стихи подсочиню, отдельные слова в его духе, так сказать. Бывало так, что он настолько «вселялся» в музыку, что и сам сочинял.
— Ты, Вася, знаешь, — говорил он мне, — а не лучше ли будет, если ты так вот сделаешь. Эта интонация более тебе принадлежащая, чем та, которая у тебя в этой песне.
И он напевал, «присочинял» то, что ему казалось органичным, естественным для этой песни. Большинство песен, которые я с ним написал, имеют какой-то особый отпечаток. Уж очень близко соприкасались наши творческие интересы
…»

Так было и в случае с «Соловьями». Фатьянов не только прочитал Соловьеву-Седому свои стихи, но и напел придуманную им самим мелодию, ставшую основой припева песни.
Фатьянов и Соловьев-Седой написали такие широко известные песни, как «На солнечной поляночке», «Наш город», «Давно мы дома не были», «Потому что мы пилоты», «Где же вы теперь, друзья-однополчане?» и многие другие. «Соловьи» — одна из лучших.

Секрет успеха этой песни, думается, очень точно объяснил прославленный полководец Великой Отечественной войны Маршал Советского Союза Георгий Константинович Жуков. В канун 25-летия Победы над фашистской Германией на просьбу корреспондента «Комсомольской правды» Василия Пескова назвать любимую песню, он ответил: «Мои вкусы, я думаю, не расходятся со вкусом многих людей: «Вставай, страна огромная!», «Дороги», «Соловьи»… Это бессмертные песни! Потому что в них отразилась большая душа народа!»
К этим словам трудно что-либо добавить. Разве что — стихи, которые посвятил своему другу и автору «Соловьев» другой поэт-фронтовик, Николай Старшинов:

Пусть былое ворвется в беседы…
Хоть оно порастает быльем,
Каждый год, накануне Победы,
Мы солдатские песни поем.
Не случайно совсем, не впервые,
До поры отложивши дела,
Соберутся твои рядовые
У накрытого другом стола.
Снова песню военную грянув,
Словно новый возьмут перевал.
Тут и выйдет Алеша Фатьянов,
Запевала из всех запевал…
Не его ли в глухом чернолесье
Надрывались всю ночь соловьи?
Не его ли широкие песни
Были самые наши.
Свои.
Меж солдат уживались бывалых,
Пробирались по топям болот,
Согревали на кратких привалах,
Шли в рядах марширующих рот.
Ничего, что сегодня мы седы,
Мы упрямо стоим на своем:
Каждый год, накануне Победы,
Те
Прекрасные песни
Поем!..

Однако всё-таки существует некоторое несоответствие по датам. По одним данным, она была написана в последние декабрьские дни 1944 года, по другим — в 1945 году, по третьим — и вовсе в начале войны... Есть воспоминания Петра Любомирова, однополчанина Алексея Фатьянова, где он описывает свое знакомство с поэтом в конце 1944 года: "Еще на фронте, услыхав в первый раз "Соловьи", еще тогда я подумал об авторе этой песни, как о солдате: "Этот — наш. До последнего дыхания..." А когда Фатьянова увидел — даже обрадовался: он и на самом деле оказался солдатом, рядовым, носил такие же, как ты, погоны — без звездочек, даже без лычек". Согласно общепринятой версии, воспоминаниям автора музыка В.П. Соловьева — Седого, воспоминаниям о первых исполнениях песни, а также в соответствии с местонахождением поэта, которое установить оказалось нетрудно, она была написана в последние дни 1944 года, перед Новым, 1945 годом.

Но есть еще одно свидетельство более раннего знакомства с "Соловьями" — поэта Николая Старшинова. Поэт пишет, как будучи рядовым пехоты, он в августе 1943 года услышал песню "На солнечной поляночке". Далее он вспоминает: "А потом пошли одна за другой — "Соловьи", "Ничего не говорила", "Звездочка" и, наконец, "Давно мы дома не были"". Известно, что "Давно мы дома не были" написана сразу после победы, в 1945 году, "На солнечной поляночке" прозвучала в 1943. Если Николай Константинович называет песни в хронологическом порядке, значит, "Соловьев" он услышал в первые годы войны. Как могли слышать бойцы "Соловьев" раньше 1945 года? Откроем "Избранное" Алексея Фатьянова. Стихотворение датировано 1942 годом. Могла ли быть написана музыка к нему раньше 1944 года? Видимо, да. Это подтверждает известный музыковед и исследователь советской песни Юрий Евгеньевич Бирюков, который говорит о том, что была написана еще одна музыка к стихотворению — композитором Марком Фрадкиным. Может быть, первый вариант песни не получил столь широкого распространения, как второй. Песня на музыку Соловьева-Седого сразу же была записана на радио и скоро стала широко известной. Добавлю, что "первых" исполнителей этой песни насчитывается около десятка...

Прозвучав сорок с лишним лет назад, “Соловьи” стали одной из любимых и знаменитых песен военной поры. Песня «Соловьи» быстро обрела популярность, ее любил великий полководец, маршал Г. Жуков: "Это бессмертные песни! А почему? Потому что в них отразилась большая душа народа..."
Под эту песню в 1959 году хоронили и автора ее слов – русского соловья Алексея Фатьянова, которому тогда было всего 40 лет.

Соловьи

Стихи А. ФАТЬЯНОВА, Музыка В. СОЛОВЬЕВА-СЕДОГО

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,

Пусть солдаты немного поспят,

Немного пусть поспят.

Пришла и к нам на фронт весна,

Солдатам стало не до сна —

Не потому, что пушки бьют,

А потому, что вновь поют,

Забыв, что здесь идут бои,

Поют шальные соловьи.

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,

Пусть солдаты немного поспят,

Немного поспят.

Но что война для соловья!

У соловья ведь жизнь своя.

Не спит солдат, припомнив дом

И сад зеленый над прудом,

Где соловьи всю ночь поют,

А в доме том солдата ждут.

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,

Пусть солдаты немного поспят,

Немного пусть поспят.

А завтра снова будет бой,—

Уж так назначено судьбой,

Чтоб нам уйти, не долюбив,

От наших жен, от наших нив;

Но с каждым шагом в том бою

Нам ближе дом в родном краю.

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,

Пусть солдаты немного поспят,

Немного пусть поспят.

1942

Вот тут можно услышать самого Фатьянова.

Напишу очень кратко, но думаю, что ему надо посвятить отдельную тему, что я на днях и сделаю. Алексей Иванович Фатьянов родился 5 марта 1919 года в г. Вязники Владимирской губернии. В 1929 году семья Фатьяновых переселилась в подмосковный посёлок Лосиноостровский. Алексей поступил в театральную студию А. Д. Дикого при театре ВЦСПС, а в 1937 году был принят в театральную школу актёрской труппы Центрального театра Красной Армии. С началом Великой Отечественной войны ушёл на фронт, получил ранение, был представлен к правительственным наградам. Во время войны Фатьянов получил известность как поэт-песенник. Тогда были написаны песни на музыку одного из постоянных соавторов Фатьянова — В. Соловьёва-Седого: «На солнечной поляночке» (1942), «Ничего не говорила» (1943), «Соловьи» (1945), «Давно мы дома не были» (1945) и др. После войны поэт создаёт и другие популярные песни: «Три года ты мне снилась» (1946, музыка Н. Богословского), «В городском саду» (1947, музыка М. Блантера), «Мы люди большого полёта» (1948, музыка Б. Мокроусова), «Хвастать, милая, не стану» (1949, музыка Б. Мокроусова), «На крылечке» (1949, музыка Б. Мокроусова), «На Заречной улице» (1957, музыка Б. Мокроусова). Сотрудничал Фатьянов и с другими известными композиторами (А. Новиков, С. Кац, А. Лепин, Ю. Милютин, Б. Терентьев и др.). Алексей Фатьянов награждён орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени (посмертно, 1995), орденом Красной Звезды (1944), медалью «За отвагу» (1945), медалью «За победу над Германией» (1945). Алексей Иванович Фатьянов умер 13 ноября 1959 года. Похоронен в Москве на Ваганьковском кладбище.

С использованием материалов:

http://www.ol-cbs.ru/75-pesni-vojny-i-pobedy/1821-solovyi

http://amarok-man.livejournal.com/1688887.html

http://muzruk.info/?p=1109

Чтобы песня пошла в народ, чтобы полюбили ее и запомнили, она должна быть не просто исполнена, а спета сердцем, спета душой. В этом отношении «Соловьям» очень повезло: песню впервые исполнил замечательный певец, с голоса которого запомнились, полюбились людям многие песни, — Георгий Павлович Виноградов.

Его исполнение «Соловьев» вместе с Краснознаменным ансамблем в далеком 1945 году было да, пожалуй, и по сей день остается, непревзойденным образцом проникновения в творческий замысел авторов. К сожалению, в ютубе ролик затерли и осталось из самых ранних записей только исполнение 1946 года. Солист Виноградов.

А вот в исполнении Краснознаменного ансаммбля и солиста Евгения Беляева

концерт "Новой оперы" "Песни военных лет". солисты: Василий Ладюк и Алексей Татаринцев.

Анна Герман (на польском)

Прекрасное исполнение Мурата Насырова и добротный видеоряд.

Карел Готт

Владимир Городничий

Заур Тутов

Закончу женским исполнением. Как ни странно, но очень хорошо исполнила Зара. Кстати, без музыкального сопровождения, только голосовое.

zhiznteatr.mirtesen.ru

Михаил Дудин - Соловьи: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

О мертвых мы поговорим потом.
Смерть на войне обычна и сурова.
И все-таки мы воздух ловим ртом
При гибели товарищей. Ни слова

Не говорим. Не поднимая глаз,
В сырой земле выкапываем яму.
Мир груб и прост. Сердца сгорели. В нас
Остался только пепел, да упрямо

Обветренные скулы сведены.
Тристапятидесятый день войны.

Еще рассвет по листьям не дрожал,
И для острастки били пулеметы…
Вот это место. Здесь он умирал —
Товарищ мой из пулеметной роты.

Тут бесполезно было звать врачей,
Не дотянул бы он и до рассвета.
Он не нуждался в помощи ничьей.
Он умирал. И, понимая это,

Смотрел на нас и молча ждал конца,
И как-то улыбался неумело.
Загар сначала отошел с лица,
Потом оно, темнея, каменело.

Ну, стой и жди. Застынь. Оцепеней
Запри все чувства сразу на защелку.
Вот тут и появился соловей,
Несмело и томительно защелкал.

Потом сильней, входя в горячий пыл,
Как будто сразу вырвавшись из плена,
Как будто сразу обо всем забыл,
Высвистывая тонкие колена.

Мир раскрывался. Набухал росой.
Как будто бы еще едва означась,
Здесь рядом с нами возникал другой
В каком-то новом сочетанье качеств.

Как время, по траншеям тек песок.
К воде тянулись корни у обрыва,
И ландыш, приподнявшись на носок,
Заглядывал в воронку от разрыва.

Еще минута — задымит сирень
Клубами фиолетового дыма.
Она пришла обескуражить день.
Она везде. Она непроходима.

Еще мгновенье — перекосит рот
От сердце раздирающего крика.
Но успокойся, посмотри: цветет,
Цветет на минном поле земляника!

Лесная яблонь осыпает цвет,
Пропитан воздух ландышем и мятой…
А соловей свистит. Ему в ответ
Еще — второй, еще — четвертый, пятый.

Звенят стрижи. Малиновки поют.
И где-то возле, где-то рядом, рядом
Раскидан настороженный уют
Тяжелым громыхающим снарядом.

А мир гремит на сотни верст окрест,
Как будто смерти не бывало места,
Шумит неумолкающий оркестр,
И нет преград для этого оркестра.

Весь этот лес листом и корнем каждым,
Ни капли не сочувствуя беде,
С невероятной, яростною жаждой
Тянулся к солнцу, к жизни и к воде.

Да, это жизнь. Ее живые звенья,
Ее крутой, бурлящий водоем.
Мы, кажется, забыли на мгновенье
О друге умирающем своем.

Горячий луч последнего рассвета
Едва коснулся острого лица.
Он умирал. И, понимая это,
Смотрел на нас и молча ждал конца.

Нелепа смерть. Она глупа. Тем боле
Когда он, руки разбросав свои,
Сказал: «Ребята, напишите Поле —
У нас сегодня пели соловьи».

И сразу канул в омут тишины
Тристяпятидесятый день войны.

Он не дожил, не долюбил, не допил,
Не доучился, книг не дочитал.
Я был с ним рядом. Я в одном окопе,
Как он о Поле, о тебе мечтал.

И, может быть, в песке, в размытой глине,
Захлебываясь в собственной крови,
Скажу: «Ребята, дайте знать Ирине —
У нас сегодня пели соловьи».

И полетит письмо из этих мест
Туда, в Москву, на Зубовский проезд.

Пусть даже так. Потом просохнут слезы,
И не со мной, так с кем-нибудь вдвоем
У той поджигородовской березы
Ты всмотришься в зеленый водоем.

Пусть даже так. Потом родятся дети
Для подвигов, для песен, для любви.
Пусть их разбудят рано на рассвете
Томительные наши соловьи.

Пусть им навстречу солнце зноем брызнет
И облака потянутся гуртом.
Я славлю смерть во имя нашей жизни.
О мертвых мы поговорим потом.

Анализ стихотворения «Соловьи» Дудина

Пронзительное произведение «Соловьи» Михаила Александровича Дудина – бессмертная классика фронтовой поэзии.

Стихотворение написано в 1942 году. Поэту исполнилось 26 лет, он – солдат еще Финской кампании. Вскоре после начала Великой Отечественной войны он еще и фронтовой корреспондент. Два сборника стихов по горячим следам остались от тех памятных лет. В жанровом отношении – военная лирика, рифмовка парная и перекрестная, 26 строф. Композиция кольцевая – начальная строка становится и заключительной. Написать стихи к первой годовщине военных действий поэта попросил батальонный комиссар. Причем, дал свободу в выборе жанра, тем самым позволив вылиться исповедальному лирическому высказыванию. М. Дудин в те дни узнал о гибели двух друзей, В. Чухнина и Н. Майорова. Последний был еще и подающим надежды начинающим поэтом. Поэт писал это стихотворение не за столом, а в зарослях орешника, у озера, под пенье соловьев, подстелив под себя шинель. Он чувствовал ответственность перед погибшими товарищами, воспринимал их смерть как завещание прожить достойно эту жизнь. И как свидетель – рассказать, вспомнить, запечатлеть. Стихотворение построено на антитезе, впрочем, к финалу высшей правдой оказывается именно жизнь. Отсюда и рождается парадоксальная строка «Я славлю смерть во имя нашей жизни». Местоимением «мы» автор подчеркивает, что его чувства сможет понять и разделить едва ли не каждый житель страны. Однако не ненависть он считает подлинной движущей силой. Он призывает жить на радость другу, а не назло врагу. И исцеляющая, вечно обновляющаяся природа здесь выступает с ним в союзе. Анжамбеманы, придающие строфам отрывистость и документальность. Восклицание лишь в строке о землянике среди мин. Числительное, где каждый день как целый век: тристапятидесятый день войны. Поэт несколькими деталями создает тонкий психологический рисунок умирания бойца. Свою последнюю минуту он встретил без отчаянья, под пение соловьев, которые, кажется, точно знают, что будущее наступит – и оно будет мирным. Имена, которые наверняка оказались дороги множеству бойцов: Поля, Ирина. Московский адрес – еще одна примета достоверности, жизненности стихотворения. Описываемый автором пейзаж столь же точен в мелочах. Здесь лишь знакомые картины и названья: стрижи, малиновки, ландыш. Куст цветущей сирени становится «непроходимым», в кольцо окружения берет саму смерть и беду. Эпитеты: яростною жаждой, горячий луч. Повторы: цветет. Перечислительные градации. Метафора: канул в омут тишины. Инверсия: родятся дети, просохнут слезы.

Стихи «Соловьи» М. Дудина – страшный контраст человеческой трагедии и жизнеутверждающей мощи природы.

rustih.ru

История создания песни "Соловьи": nikolay_siya — LiveJournal

Более двух лет оставались в рукописи «Соловьи». Фатьянов не решался показать их даже Соловьеву-Седому. Не отдавал и в газеты, не верил, что стихи смогут появиться в печати. Стихотворение так и не было опубликовано, а песня, впервые появившаяся в 1944 году, не знала равных по популярности. Редко кто из фронтовиков, слушая ее, мог сдержать слезы.

«...Это было в начале марта 1945 года, всего за два месяца до Дня Победы. В нашу 10-ю гвардейскую армию тогда приехала бригада артистов Рижской филармонии... Под зрительный зал оборудовали боль­шую госпитальную палатку. Перед эстрадой в несколько рядов положили длинные бревна, которые заменили кресла... Надо ли говорить о том, что в госпитальной палатке некуда было упасть не только яблоку, но даже маковому зернышку. На тесноту, однако, никто не жаловался. Еще бы — концерт! Довольны были даже те, кто не сумел проникнуть а «зрительный зал». Брезентовые стены палатки свободно пропускали слова и музыку, и они были слышны далеко за ее пределами...

— А сейчас, товарищи, артистка нашей филармонии,— конферансье назвал фамилию певицы,— исполнит песню композитора Соловьева-Седого на слова Фатьянова «Соловьи, соловьи...». Зал приветствовал артист­ку вежливыми аплодисментами. Аккомпаниатор дал вступление, и ар­тистка запела. Первые же слова песни оглушили слушателей:

Пришла и к нам на фронт весна,

Солдатам стало не до сна...

Это было настолько реально, что даже не верилось, что песня написана вчера или позавчера, а не сейчас, сию минуту, вот здесь, в этой санитарной палатке. А певица продолжала:

Не потому, что пушки бьют,

А потому, что вновь поют,

Забыв, что здесь идут бои,

Поют шальные соловьи.

Всякая бывает тишина. Но та, что воцарилась в госпитальной палатке и за ней, была необычной, необыкновенной какой-то: я бы сказал, неестественной. Все, будто завороженные, впились горящими глазами в певицу и ждали, ждали новых слов и новой мелодии...

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,

Пусть солдаты немного поспят.

Нет! За всю войну не приходилось слышать такой песни. А их, песен, было много, разных и хороших, хватавших за душу и разрывающих на части сердце, поднимавших в атаку, развеселых в часы короткого отдыха. А в этой было все, будто она аккумулировала все чувства воедино.

И когда песня окончилась, никто не шелохнулся. Молчал зал, мол­чала певица, плетьми повисли руки аккомпаниатора. И за палаткой стояла тишина. Я повернул голову и был ошеломлен еще больше. В окне палатки я увидел лицо молоденького солдата. По нему струились слезы, прокладывая тонкие белые бороздки на его закопченных порохом щеках».

Василий СОЛОВЬЕВ-СЕДОЙ

Соловьи

Стихи А. ФАТЬЯНОВА, Музыка В. СОЛОВЬЕВА-СЕДОГО

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,

Пусть солдаты немного поспят,

Немного пусть поспят.

Пришла и к нам на фронт весна,

Солдатам стало не до сна —

Не потому, что пушки бьют,

А потому, что вновь поют,

Забыв, что здесь идут бои,

Поют шальные соловьи.

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,

Пусть солдаты немного поспят,

Немного поспят.

Но что война для соловья!

У соловья ведь жизнь своя.

Не спит солдат, припомнив дом

И сад зеленый над прудом,

Где соловьи всю ночь поют,

А в доме том солдата ждут.

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,

Пусть солдаты немного поспят,

Немного пусть поспят.

А завтра снова будет бой,—

Уж так назначено судьбой,

Чтоб нам уйти, не долюбив,

От наших жен, от наших нив;

Но с каждым шагом в том бою

Нам ближе дом в родном краю.

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,

Пусть солдаты немного поспят,

Немного пусть поспят.

1942

http://www.ol-cbs.ru/75-pesni-vojny-i-pobedy/1821-solovyi

Алексей Иванович Фатьянов родился 5 марта 1919 года в г. Вязники Владимирской губернии. В 1929 году семья Фатьяновых переселилась в подмосковный посёлок Лосиноостровский. Алексей поступил в театральную студию А. Д. Дикого при театре ВЦСПС, а в 1937 году был принят в театральную школу актёрской труппы Центрального театра Красной Армии. С началом Великой Отечественной войны ушёл на фронт, получил ранение, был представлен к правительственным наградам. Во время войны Фатьянов получил известность как поэт-песенник. Тогда были написаны песни на музыку одного из постоянных соавторов Фатьянова — В. Соловьёва-Седого: «На солнечной поляночке» (1942), «Ничего не говорила» (1943), «Соловьи» (1945), «Давно мы дома не были» (1945) и др. После войны поэт создаёт и другие популярные песни: «Три года ты мне снилась» (1946, музыка Н. Богословского), «В городском саду» (1947, музыка М. Блантера), «Мы люди большого полёта» (1948, музыка Б. Мокроусова), «Хвастать, милая, не стану» (1949, музыка Б. Мокроусова), «На крылечке» (1949, музыка Б. Мокроусова), «На Заречной улице» (1957, музыка Б. Мокроусова). Сотрудничал Фатьянов и с другими известными композиторами (А. Новиков, С. Кац, А. Лепин, Ю. Милютин, Б. Терентьев и др.). Алексей Фатьянов награждён орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени (посмертно, 1995), орденом Красной Звезды (1944), медалью «За отвагу» (1945), медалью «За победу над Германией» (1945). Алексей Иванович Фатьянов умер 13 ноября 1959 года. Похоронен в Москве на Ваганьковском кладбище.

Оригинал взят у amarok_man

Дружить со мной в социальных сетях:

nikolay-siya.livejournal.com

Соловьи, соловьи... Мелодекл. Светланы Калининой 5 ~ Поэзия (Лирика гражданская)


Мелодекламация Светланы  КАЛИНИНОЙ 5: https://www.chitalnya.ru/work/2769977/

   Автор стихов поэт АЛЕКСЕЙ ФАТЬЯНОВ, прошагавший в солдатской
шинели трудными военными дорогами, вспоминал:  "Помню фронт.
В большой зелёной роще мы, солдаты, после только что затихшего боя
лежим, отряхиваясь от крупинок засыпавшей нас земли, и вдруг слышим:
вслед за растаявшим вдали рокотом вражеских самолётов, во всё горло,
как бы утверждая жизнь, защёлкал соловей!". И поэт начал писать стих,
но как-то не пошло дело, он потом исправлял, переписывал, нигде не
печатал. А через два года (в конце 1944-го) Фатьянов участвовал в
жестоких боях в Венгрии, особо отличился при взятии одного города,
был ранен, получил медаль "За отвагу" и краткосрочный отпуск. Он
поехал в Москву, чтобы встретиться с композитором ВАСИЛИЕМ
СОЛОВЬЁВЫМ-СЕДЫМ, с которым сотрудничал. Читая своих "Соловьёв",
поэт заметил, как Василий ушёл в себя: у него рождалась мелодия.
Они вдвоём два дня работали, и появилась песня, которая сразу же
полюбилась и на фронте, и в тылу. В нескольких строчках  -  целая
картина войны: усталость от бесконечных боёв и дорог, от постоянной
угрозы смерти (а война идёт к концу), щемящая тоска по родному краю,
по дому, по мирной жизни...
    Кстати, о композиторе. Василий Соловьёв учился в консерватории, и
там было несколько Соловьёвых. Один преподаватель посоветовал ему
как-то изменить фамилию. А Василия во дворе в детстве звали "седым",
т. к. летом его волосы становились беловатыми. Вот  он и решил к своей
фамилии добавить детскую "кличку". И эта сложная фамилия стала
известной во всём мире!

      "Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,
       Пусть солдаты немного поспят"...

 Покинув свой родной порог,
 Пройдя немало уж дорог
 По бездорожью, по пыли
 И от родимых мест вдали,
 И недоспав, недолюбив,
 И чашу горя всю испив,

Устал от грома канонад,
О мире в снах мечтал солдат.
Он вспоминал любимый дом,
"И сад зелёный над прудом",
Где, заливаясь, о любви
Весною пели соловьи.

И хоть ещё идёт война,
Порой солдатам не до сна,
Ведь может снова в час любой
Начаться тяжкий смертный бой,
Но всё ж  -  весна, и о любви
Поют шальные соловьи.

   "Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,
    Пусть солдаты немного поспят"...

Поэт солдатом рядовым
Прошёл по тропкам фронтовым.
Хоть путь нелёгкий был, большой,
Но не черствел поэт душой.
На фронте слава шла о нём:
Он стал солдатским соловьём!

www.chitalnya.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.